Вопросы святого Сильвестра и ответы преподобного Антония ( Сборник, 2014)

Эта книга относится к типично монашескому жанру, сформировавшемуся в византийской литературе в V в. и достигшему своего расцвета в VII–VIII вв. В оригинале книга надписана именем святого Кесария Назианзина, однако действительное ее авторство доподлинно не установлено. Вероятней всего, ее написал монах константинопольского монастыря Акимитон, скрывший свое авторство под именем брата святителя Григория Богослова. Большинство исследователей датируют текст VI в. Книга состоит из 220 вопросов и ответов, в ней затрагиваются как богословские и нравственные, так и естественнонаучные темы. Конечно же, многие космологические и анатомические представления того времени сегодня могут показаться наивными и понимать эти страницы следует скорее символически, чем буквально – буква убивает, а дух животворит (2 Кор. 3, 6), однако главенствующее в книге осмысление мира и человека с богословской и нравственной точек зрения в наши дни остается таким же актуальным, как и полторы тысячи лет назад. Для удобства чтения текст был разбит на тематические разделы и каждый раздел озаглавлен.

Оглавление


Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви

ИС 13-307-1541



Текст с незначительными изменениями приводится по изданию: Вопросы святого Сильвестра и ответы преподобного Антония. – М., 2001.


Святого Сильвестра и преподобного Антония объяснение о Святой Троице и о всем творении. Разумное изложение о небесной стихии и земной, и о Пресвятой Богородице, и Ангелах, и святых. Переводное душеполезное сказание и святое поучение для верных людей на сие житие и бесконечную жизнь в Царствии Вечном, со Святой Троицей и Ангелами, являет тем, кто с прилежанием читает эти письмена, сподобиться великой премудрости, и разумения духовного, и страха Божия. Ибо Дух Святой обитает в страхе Божием, в смирении, в чистоте сердца, в любви и в вере, в соблюдении заповедей Божиих. Бог дарует все благое верующему и исполняющему Господни заповеди.


Господи Отче, благослови!

О Сыне


Вопрос 37[1]. Как это, что Сам Сын объявляет Себя созданием, когда говорит: Я – дверь овцам (Ин. 10, 7) и Я есмь путь (Ин. 14, 6)? И пророки говорят так же, объявляя Его созданием: Исаия называет Его Камнем преткновения и Скалой соблазна (см.: Ис. 8, 14). Моисей называет Его Столпом огненным (см.: Исх. 13, 21). А божественный певец Давид сравнивает Его с червем (см.: Пс. 21, 7).


Ответ. Не надо смотреть на написанное так, чтобы закрывать для себя Божественное, а согласовываться с тем, что сказано возвышенным апостолом: Буква убивает, а дух животворит (2 Кор. 3, 6). А говоря наоборот, написанное не убивает смотрящих прямо, а Дух не оживляет относящихся к написанному пренебрежительно. Итак, почтим Дух, чтобы разуметь написанное.

Сын назван Дверью, Путем и Камнем по Своей внутренней сути, и к Нему прилагаются и другие образные выражения. Путь подразумевает, что Он ведет к разумению Отца и знанию Божественных вещей. Дверь – что открывается и добрым делам удается войти внутрь, когда они ударяют рукой по створке. Столп подразумевает, сколь сильна наша вера, ибо столп укрепляет и держит все. Камень преткновения Он – для неверных, Скала соблазна – для иудеев, для нас же – Камень основания Церкви, Который, лежа в основе, удерживает весь верх здания. Камень – твердость и непреклонность исповедания, и о него разбиваются волны ересей, распадаясь в пену. Червем по праву назвал божественный певец Давид Того, Кто без всякого сопретерпевания и сближения от Приснодевы Марии безбрачно рождается по образу целостности червя, который, будучи разрублен, не погибает; для противников же Он – червь мучений, грызущий и поглощающий их не переставая.


Вопрос 38. Но если ты не называешь Его созданием, то унижаешь Отца, приписывая Ему претерпевание. Ибо всякий рождающий претерпевает от рождения: он обязательно или худеет, или полнеет, или переносит разрезание или утрату, или увеличивается, или унижается, или что иное. Все это претерпевает родивший.

Ответ. Прочь от этой болтовни, преподобный отче! Божество – не плоть, чтобы подвергаться увеличению или исхуданию. Разве она была под властью хоть какого-то претерпевания, когда Отец, будучи Духом, Сына-Слово родил безвременно и неизреченно? Многим вид кажется вернее услышанного. Но испытание слов более надежно. Хорошо было бы хотя вкратце обрести необходимое учение о бесстрастном рождении Бога, в котором не было получено ни убытка, ни разделения.

Создание Божие – Сын. Как если у неких людей в необитаемой стороне не было огня, чтобы испечь хлеб: они налили чистой воды в стеклянный сосуд, поставили жариться на солнце и от него взяли огонь с высоты. Солнце не получило ни прекращения, ни убывания, ни увеличения, ни уменьшения. И оно сияет в храме сквозь чистое стекло и, как рождает свет заря, так по всему залу непрестанно и беспрерывно все делает видным. И свеча, зажигая тысячи свеч, не получает ни истощения, ни пресечения – все эти вещи остаются без повреждений. То же самое, мы веруем, и у Божества, Которое намного более велико, чем эти вещи, ибо все по отношению к Нему – пыль. Ведь Отец родил Сына, не имеющего с Ним различий, не имеющего недостатков ни в увеличении, ни уменьшении, но бесплотен Он, как Единосущное Бесплотное Слово. Об этом все слышали, об этом всем возвестили. И те, кто без чести почитает Отца, да не дерзают говорить о Сыне. Ибо как они говорят, что Рождающий страдает, так же можно сказать, что Создающий трудится и изнемогает. Да не похулим Отца, что Он, мол, страждет или изнемогает, и прекратите сами без чести прославлять Божество! Тот, кто пренебрегает Сыном, тот бросает камни и в Отца. Ибо Сам Сын говорит о Боге в Евангелиях, что кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца (Ин. 5, 23).


Вопрос 39. Почему говорят, что Христос был Сыном Божиим по выбору и благодати, ибо Отец не говорит: «Это Сын Мой, Кого Я родил», но: «Кого Я захотел» (см.: Мф. 3, 17)? Исаия от лица Бога и Отца говорит о Христе: Вот Отрок Мой… Избранный Мой, к Которому благоволит душа Моя (Ис. 42, 1).

Ответ. Это кажется принадлежащим безумию Ария, кому так было любо спорить с истиной. Укажи точно, где Отец, испытывая, выбрал одного Христа? Поскольку

Он – Единственный Сын, то у Него нет брата, нет равного, нет преемника. Ибо предвозвестил о Нем богомудрый Давид: Кто между сынами Божиими уподобится Господу? и затем: Страшен Он для всех окружающих Его (Пс. 88, 7–6). Ни одному сыну по благодати или выбору невозможно стать подобным Сыну Божию, воплотившемуся ради людей.

И в приличии избранную (хотя было много тысяч женщин), почтил Бог без нетления одну из всех Марию. В Ней неизреченно Он Сам соединился с нами и приобщился нам, как сказал божественный певец: Избрал нам наследие наше, красу Иакова, которого возлюбил (Пс. 46, 5) – явно имея в виду Приснодеву Марию. Отец, восхваляя Ее, восклицает к воплощению свыше: «Это Сын Мой, Кого Я пожелал», Единственный – от Него, и от Приснодевы, являя нам Сына Бога, Единосущного Ему и нам: в первом случае – Божеством, а во втором – плотью. Ибо по собственной воле Бессмертный стал одного вида со смертными и, продолжая так пребывать, был Он виден, как Он есть.


Вопрос 40. Разве апостол не указывает, что Он – по выбору и любви, когда говорит об Отце, что Он избавил нас от власти тьмы и переселил в Царствие Возлюбленного Сына Его (см.: Кол. 1, 13)?

Ответ. Но этим никак не показано, что Сын Божий – по выбору. В другом месте тот же святой апостол сказал, что Бог возлюбил нас о Христе, обозначив, что любовь, принадлежащая Богу и Отцу, принадлежит и Христу, как и премудрость и сила (см.: 1 Кор. 1, 24). Ибо любовь Отчая – Единосущный Сын: как Свет от Света, так Бог от Бога и любовь от любви. Бог есть любовь, как сказал Иоанн (1 Ин. 4, 16).

Отойди подальше от бешенства Ария, которое считает Творца тварью! У нас нет никакого другого Завета, кроме четырех Евангелий, в которых 1162 зачала. Они с начала и до конца богословствуют о Сыне и Отце, и нигде в них не сказано, что Он создал у Себя Сына или же что «создал Меня Отец».


Вопрос 41. Чем ты считаешь Деву Марию? Созданием или не созданием? И произошедшее от Нее тело Христа? И как ты поклоняешься Христу? Если ты Ее называешь созданием, то необходимо назвать созданием и Его, ибо ты явно исповедуешь, что Он создан от Нее. И если поклоняешься, и если не поклоняешься Тому, что от Нее, – то явно, что ты поклоняешься созданию, а если не поклоняешься, то отвергаешься Сына Божия.

Ответ. Здраво мысля, я не поклоняюсь Христу как созданию, но как Творцу и Богу созданий. Как и Царя в Багрянице, Его чтут в едином поклонении, не отделяя Его от Нее. Кто сказал бы царю: «Сойди с престола, чтобы я тебе поклонился» или: «Выйди из палаты, чтобы я тебя восхвалил отдельно от неодушевленной вещи»? И если и совокупно с неодушевленными вещами, то с одушевленными людьми тем скорее воспевается везде Владыка всех: Сын с Храмом плоти, который я назвал и Багряницей, и Престолом, поклоняемом в едином поклонении.


Вопрос 42. Если Бог во плоти, то почему Он Сам говорит: Бога не видел никто никогда (Ин. 1, 18)? Раз Он был Богом, то все в те времена видели Его.

Ответ. Сын сказал об Отце, что Бога никто никогда не видел. Он не сказал, что Сына Бога, Слово-Человека, никто никогда не видел, ибо видели Бога пророки и апостолы и каждый праведник. Но никто не смог бы видеть Его, как Он, реально, ибо реальность нашего существа не может вместить Его облика. А если кому Он видим из достойных, то не без некоей завесы, служащей по мере очищения. Ведь видел Иов, но сквозь тучу и облако (см.: Иов. 38, 1). И прежде него Авраам видел Бога в виде Ангела, который говорил (см.: Быт. 22, 11–12), Иаков – как человека, с ним борющегося (см.: Быт. 32, 24–28), Моисей – окруженного мраком (Исх. 19, 16–19). Так и другие видели богоприятное Лицо в снах и догадках.

И апостолы видели вочеловечившегося плотью Бога Слово, Сына Божия и Человека, – каждый по мере своего делания добра и здравия душевного. Так, у кого взор плоти здоров, тот вполне может смотреть на солнце, а у кого поврежден, тот едва переносит сияние светильника или взгляд на луч. Если мы видим море с горы или с некоего холма, то мы сообщаем, что видели явление одной только широты и море видели только отчасти, потому что с этого берега гору или сушу на противоположном берегу увидеть глазами нельзя, ибо на пути стоит воздух. Также ум не может узнать, что на глубине моря и на самом его дне, ибо всегда пониманию этого умом мешает другое, внешнее, так что мы не можем ни угадать, ни увидеть, что на дне, и мысль наша при этом поистине впадает в недоумение.

Мы все видим небо, но не все одинаково, но каждый соответственно здравию очей. И мысль не может видеть его до конца и дойти до верховного образа, что только мысленно и может быть, ибо, как известно, мы видим рабское, а то, что на небесах, не таково. Но если бы мы смогли увидеть, то перед нами было бы видимое и невидимое, и не только частью, но и совершенно все. Так и Божество видимо и невидимо людям: Оно не только прикрыто плотной завесой, но и реально непознаваемо. Так сено и солома не переносят поднесения огня, но вспыхивают и тлеют в пепел.

Когда Христос обнажил немного Свое Божество на горе Преображения, то поверг в ужас столпов Церкви. Они тотчас пали: Петр, Иаков и Иоанн, – охваченные страхом, едва не сгорев от Божественного огня. До того же дошедший святой апостол явно восклицает об этом (см.: Мф. 17, 6). От великого установления доброты Творец появляется без промедления, но небеса, земля и моря не могут смотреть на Совершенного, ибо как мы реально вместим видением Творца реальности?


Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Вопросы святого Сильвестра и ответы преподобного Антония ( Сборник, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я