Уважаемый Бурхан! Часть 1. Турпоход

Сара Динарова, 2019

Книга о поиске любви женщины, которая любит женщин. Много пройдено, много прожито, череда воодушевлений сменяется чередой разочарований, но остается желание – найти Её, свою единственную, настоящую – до конца. Мыслеформы – материальны, и слепая жажда исполнения наших желаний в итоге может привести куда угодно. Бойся своих желаний! Ты не сможешь контролировать их точное исполнение! В общем, это книга о любви, светлой, нежной, чистой лесбийской любви.

Оглавление

  • Глава 1: Хужир.

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Уважаемый Бурхан! Часть 1. Турпоход предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1: Хужир.

Настюха, подруга — русский двойник французской Амели, — пригласила в компанию съездить на неделю на турбазный берег Байкала. Берег турбазный, но мы — палаточные дикари.

— Там будет еще несколько пар с разных городов, девчонки все хорошие.

— Сосватать решила? — ухмыляюсь.

— Нет, зачем сразу? Просто отдохнуть.

Поехали. Через 5 часов езды в микроавтобусе от Иркутска нас встречал Хужир. (Хужир — маленький посёлок в самой знаменитой части острова Ольхон, где находится мыс Бурхан со скалой Шаманкой). А на остановке томились под знойным солнцем встречающие. Одна с пустым рюкзаком и морально-физической готовностью взять часть нашего ценного припасного груза, и вторая — с безжалостно бездонным туристическим рюкзачиной — в посильную помощь. У нас и груза столько не наберется — разве что самим сесть в этот баул. Опытная, сразу видно. Выносливая любительница топать от рассвета до заката с присвистом. Затарились в магазинчике. Встреча к вечеру планировалась обмыться.

Познакомились, конечно. Первая с копной золотистых кудрей — Таня — художник/декоратор/оформитель/иллюстратор/чего-то там. Шорты, ботинки, футболка, кепка-бейсболка, пальцы в краске, — даже тут успевает зарисовками заниматься. Симпатичная голубоглазая, улыбчивая, но себе на уме. Скрытная. Это хорошо. Не люблю псевдо-распашистых людей, менее всего такие товарищи внушают доверие. Невозможно прямо с порога нравиться человеку до беспамятства, не бывает такого. Поэтому скандинавское радушие — самое то, что нужно.

Вторая — вообще странный типаж. Выясняется, что не местная — с Екатеринбурга. Рослая, но поджарая, как гнедая кобыла, с беспорядочным Торовским пучком рыжих дикошарых волос на макушке. Внешне отдаленно похожа на актрису Тильду Суинтон, но чуть потопористее. Молота ей в руку не хватает. Мускулами играет — поперхнуться можно. Тот же тур-набор одежды, что у Тани. Кожа не терпящая солнца, покрасневшая от оного, но всё же не спрятавшая многочисленных веснушек на лице и шее. Зовут Света. Говорит четко, коротко, ясно и по существу. Меньше говори — больше делай: видимо такой ее девиз.

— Так, — говорит, — поднялись и помчали, еще ужин готовить и переехать на другое место надо — народу больше стало, пойдем дальше по берегу.

Подхватились, понеслись. Через полчаса дошли до стоянки. А нас не дождались, девушки кушать соорудили — чаевничают. Полина — подружка Светы, Валя — подружка Тани. И я вроде с Настей, но Настя на почве других интересов в этой компании, а ориентирована она у нас в гетеро-сторону.

Все по парам. Ну и ладно, и не очень-то хотелось. Но скисла, надеюсь не заметно. Девчонки-то какие все молодые и проворные, а я по сравнению с ними почти матрона. Им по 25-28, а мне 35. Я, конечно, еще ого-го в форме, но всё равно как-то… Да и какая разница! Я на Байкал приехала! Аааа! Байкалушко! Привееет!!!

Валя мне показалась очень вычурной, любящей собирать на себе внимание. Внешность — губищи, глазищи, и далее — всё выпуклое и сочно-спелое. Любит быть в центре внимания, но не нахрапом, а томно-вальяжно. То ли она всегда такая, то ли ревность в ней проснулась, но ахи вздохи и нытьё Вали уже через 10 минут меня стали напрягать. Декламация, как на сцене, демонстрация всех своих свежих и не очень синячков своей девушке Тане, ресницы как у куклы наклеенные — вульгарщина, вызывающая недоумение. Полина — молодая совсем девчонка, или выглядит так, еще подростковая неоформленность, неотъетость, конечности вытянуты нелепо как у молодого дога, и глаза как у испуганной газели. Был бы рядом какой-нибудь заезжий гусар, — грянул бы ей «Очи чёрные» с отрубом горлышка у бутылки Шампанского в конце песни — как пить дать.

Собираем вещи и начинаем играть в игру: «Долгая дорога в дюнах». Это мы бредем по золотисто-бежевому Ольхонскому древнему песку, долго, утопая по края ботинок в этом песке, стараемся наступать в следы друг друга, чтобы хоть как-то облегчить продвижение, но ноги устают быстро. Как здесь умудряются расти сосны? Здесь вообще сплошной песок кругом! Даже камней совсем нет.

Однако смеркалось.

Уже в темноте разбиты палатки: там-сям грибочки-домики. Моя, наспех взятая 1,5 спальная оказалась сшита китайцами для себя или для школьников. Я-то ладно — метр с кепкой в прыжке, а вот Настюхе не повезло с ее 175 см)) А она со мной на пмж все тур-дни, поскольку бесштанная, в смысле — беспалаточная команда.

Костер завораживает, магнитит и собирает нас вокруг себя как мотыльков; вечерняя уха, и песни у костра под мою гитару. Я пою, остальные пьют и забывают музыканту подливать.. Приходится делать рекламную паузу, и с лицом Тициановсокого горемыки протягивать бокал, в которое чтоб.. плеснули колдовства. Под колдовством у нас пиво местного разлива и вяленый омуль… МММ!! О, Да!))

Валя оказалась малопьющей дамой, большой поклонницей ароматных чаёв, и вовсю порицала застолье, прихлебывая из походной кружечки свою траву, а потом, когда Млечный Путь выстроился мостом над головами, и вовсе ушла спать к себе в палатку. Следом за ней, умывшись, ушла и Татьяна. Время близилось к полночи, Светлана оказалась словоохотливой рассказчицей под пиво, и я взахлёб слушала о ее жизни в маленьком городке под Екатеринбургом. Страсти те еще мордасти.. Лихие 90-е до самых 2000х. А еще оказалось, что они познакомились с Полиной на почве совместных путешествий автостопом. И Полина — из Тюмени. Смелые девчонки! Я бы ни за что не рискнула. А они вдвоем столько уже исколесили. И на одной из захватывающих историй про Серовский тракт, Полина, недовольно скуксившись, пожелала всем спокойной ночи, и тоже удалилась в палатку. Разбрелись по грибочкам.. Да и мне пора. Мы втроем прибрали остатки праздника, допили остатки пива, докурили остатки в пачках, и костер остался тлеть в сторожевом одиночестве, как часовой на посту.

Утром я вышла из палатки, и оказалась первой. Несмотря на то, что ночью было какое-то недвусмысленное возюканье по соседству, я выспалась, и чувствовала себя превосходно. Голова была легкой и ясной. Утро на Байкале — это нечто потрясающее! Теплый рассвет разливался по бесконечной прозрачной глади и оседал на вершинах горных хребтов вдали. Боже мой, какая красота! Только ради этого уже стоило сюда приехать!

Встала я раньше всех, телефон сел, время непонятно сколько, но по тишине в палатках стало ясно, что я — бессовестный жаворонок. Чтобы не будить девчонок, я пошла подальше в ближайший лесок — набрать хвороста для костра. Вернувшись с охапкой, застала поднявшуюся Светку, колдующую над новым очагом с остатками вчерашнего хвороста. Хозяйственная какая!

— Сара? Тоже уже встала? Наш человек!) Полей мне на руки — ополоснуть хочу, — подает мне бутылку с водой.

— А ты в чем воду принесла?

— А вон там ведерко.

Смотрю на 20-литровую пластиковую бадью, и думаю — ничего себе! Это она в гору с такой забиралась от берега?! А надо сказать, мы разместились далековато от него, на взгорье. Место, конечно, живописное, но заходить наверх пробуривая песок по колено — тяжелое занятие, тем более с тяжелым грузом.

— А поменьше ведерка нет?

— Поменьше — замучаемся бегать туда-сюда. Этого хотя бы на полдня хватит.

— Окай, — обреченно вздохнув хреновой перспективке, соглашаюсь. — Полей мне тоже на руки. Ой, а мыло где? На брёвнышке вот тут лежало вчера.

— Ну, там должно быть.

— Да нету!

— О, блин! Точно, нет. А рядом с посудой вчера еще обмылочек оставался, глянь.

— Нету. И обмылка нету.

С соснового ствола стремительно прошуршало и спрыгнуло что-то. Бурундук.

— Ха! Так это наверно бурундуки спёрли.

Мы искали мыло везде, но ни одного обмылка не осталось — утащили на еду у нас всё мыло эти полосатые зверьки.

— Придется идти сегодня в магазин за мылом, — хмыкнула Света, — еще и сигареты заканчиваются.

— Вы уже опытные, я вам доверяю, вы тут, как за день приехавшие до нас, кажный кустик знаете, — сходите.

— С кем сходите? — повела бровью Светлана, — Полька спит до обеда всегда.

— Ну, Таня может сейчас встанет. А, вот и она! Какие.. расписные с утра люди!) Сходите до магаза?

Из палатки вывалилось лохматое нечто — кудри во все стороны. Сонный голос изрёк:

— Что у вас там стряслось?

— У нас мыло украли. Всё.

— В смысле??

— В прямом, блин!))

— У нас где-то немытые засранцы бегают??

— Та.. Не говори. Сожрали все обмылки.

— Ещё и жрут?! Во дают! Голодные что ли?.. Так, не понял, а чем мыться-то.. Погоди-ка!

Кудре-Таня исчезла в недрах палатки, и вылезла минуту спустя с металлической коробочкой, — Еесть! Живёём!

У нас появился спасительный обмылок размером с мааааленькую плиточку очень маааленькой шоколадки — на толпу в шесть немытых рож, а после обеда, ближе к вечеру — ожидалось пополнение из Красноярска в количестве еще 4х человек.

— Ну, раз уж ты встала — пойдем с тобой в магазин, — приговорила ее Светлана.

— О, нет! Убейте меня! — при этом Танька проявила чудо гимнастической гибкости и свернулась на коврике возле костра в позе эмбриона, — Не хочу! Я сплю. Я есчо не проснулась!

— Кофе будешь? — предложила ей Света. И достала пачку молотого Эгоиста.

У меня глаза и так большие, а тут стали как у совы, — как кофе? Разве можно в походных условиях сварить кофе?

— Легко! Сейчас заварю, по вкусу не отличишь — как будто в турке сварен.

И заливает прямо кипятком кинутую ложку кофе в кружку. — Подождать минуты 3-4, и готово! И тебе могу сделать. Ты так никогда не заваривала?

— Я даже не предполагала, что так можно. Ну, давай, посмотрим, как оно.

— Нормааально оно! Не оно, а ОН! Отличный кофе в отличной компании! — подмигивает мне Светка, и протягивает предпоследнюю сигарету. — Поделюсь по-братски, так и быть. Вчера все твои стаскали скурили. О, можешь не оглядываться! Ты ж трезвая была совсем! Или почти.. Не помнишь? — улыбается.

Когда кофе был по достоинству оценен и выпит с огромным удовольствием, мы наконец-то затянулись сладким дымом последних сигарет. Замечательное утро!

— Ну, а пока вы там шастаете по магазинам, я наведу здесь свои, панимашь, порядки — говорю им. — Мы тут как-никак на 5 дней, а умывальника нет до сих пор. Пока ходите, я что-нибудь придумаю.

Оглядываюсь в поисках подходящей тары из-под вчерашнего пива.

— Елки-моталки! Что ж вы их все помяли-то?! А, вот одна осталась, фухх! Слава Богу!

— Надо говорить: «Хвала Богам!» — важно вставляет Света.

— То-то я сижу и думаю, что в тебе есть что-то от скандинавских воительниц. Значит в точку я попала) Меча или молота тебе еще не хватает.

— Лабриса! — хмыкает Танька.

— Смотрелось бы мощно — поддакиваю.

— Да ладно вам, — довольная и немного смутившаяся, Светка подхватывает свой непослушный пучок рыжих волос и прячет под капюшон. — Ну, делай. Сама напросилась, за язык никто не тянул. Чтобы к нашему приходу!..

— Есть, Мэм! — залихватски раппортую ей.

— Мэм интересуется, а какие тебе сигареты взять? Те же, что вчера курили? Что у тебя там было-то, — оглядывается на смятую пачку в углу костра, — Кент. Не вижу, какой Кент.

— Четвёрка.

— Ладушки. Возьмем Кента. Деньгами потом успеем, сочтёмся. Погнали.

И они потопали в лес по дороге к поселку.

А я с упоением взялась сооружать походный умывальник. Веревку нашла, ножом дырочку проковыряла, привязала умывальник к удобной ветке на откосе, прибрала наш стан слегонца, и довольная сунула руку в карман за сигаретами.. Хнык!.. Нечего же курить!.. Ну, где они там, — час уже прошел.Схожу на берег, с Байкалом поболтаю, помечтаю)

Пока сидела на берегу, мне пришла в голову идея: натаскать плоских камней к нашей песчанной горке, и укрепить ступеньки. Без дела сидеть скучно, поэтому засучила рукава и начала собирать искать подходящие камни. В основном они находились в воде, и, подвернув штанины, я бродила и выуживала один за другим, складывая их горкой. Перетащив их, с первыми же ступеньками я поняла, что они так держаться не будут — вместе с песком съезжают вниз, если наступаешь на них с чем-то тяжелым. Придется искать еще и под «фундамент» камни — крупные, острые, — чтобы зафиксировать положение плоских, что будут сверху.

К тому времени, как пришли из магазина девчонки, и поднялся остальной народ, я смогла подняться только на 5 ступенек, а их надо еще минимум 20. А еще и погулять хочется. Ладно, пока перерыв. ОООбееед!!! (Еще сварить надо). Стоп! Я же курить хочу. Совсем забыла.

— Ты чего там копаешь? Клад нашла? Думаешь, Колчак именно здесь проезжал? — девчата с интересом косились на мою деятельность, результат которой был пока неясен.

— Просто я подумала, что если будем носить воду по очереди, то я не потяну носить целое ведрище в гору.

Таня с Валей переглянулись, а Полина пожала плечами, — Можно и по полведра носить.

Света насмешливо хмыкнула.

Валя томно потянулась, выставляя напоказ грудь необъятных размеров, и небрежно бросила, — на Байкале нужно отдыхать, а не вкалывать. Не знаю, кто как, а мы пошли на пленер.

— Куда вы пошли?? — невольно вырвалось у меня, и брови брякнули тальянкой.

— Что, настолько далека от искусства? — съехидничала Валя. Меня это смутило и разозлило.

— Да я в курсе, что такое пленер, просто не ожидала, что и ты (лошадь Анджела с выдающимися губами, ресницами, зубами и прочим) тоже рисуешь.

— Мы не рисуем, — мы пишем картины.

И они вдвоем подались в сторону берега.

Такой неприятный осадок от этой Вали. Ну почему обязательно в каждой, любой компании — всегда попадется вот такая выдра, которая начинает важничать и задирать нос. Да ну ее к монахам! Художница, млин! Щас еще посмотрим, оценим, и, как грится, определим, пишешь ты их или всё-таки рисуешь.

Расфасовав продукты, ко мне спустилась Света, лихо подвязав на ходу бандану.

— Курить!.. Значит… Будем… Дольше жить! Не было твоего Кента. Не город здесь. Хотела позвонить тебе, а ты недоступна.

— Телефон вчера сел, что с ним делать, не знаю. А как бы ты позвонила?? Ты номер знаешь?

— Здрассьте! Сама вчера сидела, диктовала. У меня все ходы записаны! Можно в Хужир к местным отнести подзарядить, они пускают, — нормально.

— Кента нет, говоришь. А что взяли?

Света протянула пачку Честерфилда, — Вот, такие пойдут. Заметь, не спрашиваю, а констатирую. Они тоже нормальные. Куришь такие? Ой, всё же спросила… ))

— Теперь буду, деваться всё равно некуда, — недовольно проворчала я, раздевая пачку.

— Можно с девчонками успеть заказать, которые едут к нам. Они в это время… (посмотрела на циферблат своих командирских часов), — А, не. Не получится, они уже в пути. Кури-ка, горемыка, Честер! — с этими словами она развернулась и махнула в сторону костра, — пойдем, покурим.

Мне это было приятно, но вместе с тем странно, почему со стороны Светланы шли такие аккуратные тихие сигналы внимания.. А Полина что же? Спит и не видит? Хотя… Чего там видеть. Обычное человеческое доброе отношение. Не бери в голову, Сара.

Пока пускали дым, я — так, Света — кольцами выпендривалась, — до меня дошло, что кое-кого не хватает.

— А где Настасья? Я с утра ее не видела. Думала, спит, и сейчас в палатке тишина, — неужели спит до сих пор?! Время уже обед почти!

— А ты проверь, она там вообще, нет? Может медведь утащил. — пуская кольцо за кольцом, безучастно откомментировала Светлана.

Мое богатое воображение в секунду нарисовало дикие и разнообразные по своим страстям картинки. И это заставило поднять пятую точку и пройтись до палатки… Никого нет.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Глава 1: Хужир.

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Уважаемый Бурхан! Часть 1. Турпоход предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я