Грани игры. Жизнь как игра

Самусев Андрей, 2018

«Жизнь как игра» – фантастический роман Андрея Самусева, вторая книга цикла «Грани игры» по миру Андрея Васильева «Файролл», жанр LitRPG, боевое фэнтези. Файролл перестал быть для Тёма тем идеальным местом, о котором он мечтал, начиная игру. Как и сама игра для него давно перестала быть просто игрой. Слишком яркие краски, слишком честные чувства. Но и реал через призму игры тоже стал другим. Каким? На это Артем ответит после битвы. Сейчас не до этого. Его клан и союзники, которых он пригласил, чтобы выполнить квест, готовы вступить в бой. А ещё рядом с ним готовы ринуться в схватку друзья. Инквизитор, ведьма, шаман, гном и фея. Славная компания. В такой приятно пить мед после победы. С теми кто выживет…

Оглавление

Из серии: Грани игры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Грани игры. Жизнь как игра предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2.

Поворот «всё вдруг».

Едва Тём вышел из портала перед воротами замка, как был встречен Гленом, с которым была пятёрка незнакомых норду соклановцев.

Глава клана был, как обычно при своём клейморе и в безупречно чистом, выглядевшим, будто только что сработанным иглой крафтера, зелёном плаще. Он что, зачаровал плащ каким-нибудь «грязескатыванием» или «пылеотталкиванием».

Коротко и крепко пожав норду руку, Глен не стал дольше разводить церемонии и сразу перешёл к делу.

— Ныряем сразу назад? Мы готовы. Я с вами тоже пойду. Давно хотел побывать хотя бы в одном из трёх государств нелюдей. Всё руки или ноги не доходили. Это локации с ограничивающими условиями доступа игрокам. Порталы работают, только если ты получил задание на выполнение квеста в такой локации. И то избирательно. И никак иначе. Не знал? Есть в игре и такая фишка. Так что пятьдесят на пятьдесят, что у тебя портал сработал бы. И хорошо, что я был уверен в тебе и успел всё организовать к быстрому переходу. Даже, чтобы время зря не терять, прихватил тебе дополнительных пару свитков портала. Или ты планировал ещё что-то сделать, в кланхран, например, заглянуть?

Тём пожал плечами. Вообще-то хотел. Мысль провести инвентаризацию рун, имеющихся в наличии у клана, засела в нём прочно. Но нетерпение на лице Глена, означало только одно: поход Тёма в кланхран терпит. Разве что заявку на будущее можно озвучить и сейчас. Что норд и сделал.

— Поехали. За рунами в хранилище я уже после Харжистана загляну.

— Ру-унами, — весело протянул Глен, — вон ты куда лапки запустить собрался? А ничего у тебя не выйдет. Не лежат там руны. Очень ходовой товар. Поговорим после квеста, подумаю, чем твоему желанию помочь. У тебя, кстати, какие из них уже имеются? Раз интересуешься, то имеются сто процентов.

— Имеются, — Тём отнекиваться не стал, — руна «Эйваз» и руна «Вейрд».

— Руну «Вейрд» знаю. Даёт +7 % к защите от ментального воздействия. Добрая помощница. А «Эйваз» это что?

— От воровства. Минус 7 % к шансу быть обворованным.

— Весело. Ладно, вроде и рановато тебе ещё дарить, но уж очень хочется. Пусть будет аванс. Ждите, я быстро.

Глен пошёл в замок и, пока Тём раздумывал относятся сказанные ему сейчас слова только к рунам или к ожиданиям Глена по заключенному с нордом договору, глава клана уже вернулся и протянул Тёму небольшой деревянный пенал.

— Владей!

Малый планшет для совмещения (слияния) рун.

Редкий рукотворный предмет из коллекции мастера Дрока.

Вместимость — три руны.

Срок использования — неограничен.

При смерти владельца не выпадает из инвентаря, шанс на то, что в этом случае руны останутся в нём — 50 %.

Виды оповещения о слиянии:

В случае удачного слияния рун — золотистое облачко;

В случае неудачного слияния рун — звук 'Пфффф'.

Порадовал Глен, сильно порадовал. Надо будет у Эшшу выцыганить третью руну, чтобы поэкспериментировать. Вот только этот редкий звук «пфффф» смущает, как бы не оконфузил при ведьме ненароком.

Тём осмотрел ребят, что стояли рядом с Гленом.

— А это, значит, специально обученная команда «Охотников за привидениями».

Глен почему-то обиделся на это замечание.

— Нормальные ребята. А каких бойцов ты хотел? Уровень не задирал выше шестидесятого, чтоб с тобой там не носиться. Команда слаженная, плюс обвес, что сейчас на них, по статам, считай, десяток уровней добавляет. Мага вон тебе даю, у нас в клане исторически с магами не очень, среди основателей клана их вообще не было. Поиграли, осознали, что без них можно, но сложно, как пехотой против кавалерии. Думаю, с мобами +10 процентов к среднему уровню команды, что выполняет квест, проблем быть не должно.

— Глен, да я без наезда сказал. Чего ты завелся? Просто вспомнил, на какое задание идём, вот и вырвалось сравнение само-собой.

— Ладно, тогда открывай уже портал, не тяни кота за хвост.

— Вон они коты, только без хвостов, — Тём сказал это тихо, когда они с Гленом и командой вышли из портала во временном лагере на берегу Великой реки.

— А вон тот, седенький пожилой харжит у них главный.

— А он тоже с вами на задание идёт?

— Нет, он тут ждать будет.

— Хорошо. Знакомь нас, может быть, и я вас тут подожду.

— Нобуо, это Глен. Глава моего клана и наш союзник. Может выставить несколько десятков сильных бойцов.

Сановник отвесил церемониальный поклон и вежливо предложил Глену разделить с ним вечерний чай. Норд еле успел встрять с вопросом между вспыхнувшим внезапно взаимным интересом двух государственных мужей.

— Нобуо, а чтобы к Большому оазису добраться, надо будет в повстанческий лагерь возвращаться?

— Нет. От Вариэла есть удобная, хоть и заброшенная дорога. Выйдите в ночь. Близнецы хорошо знают эти места и доведут вас быстро. Как раз к рассвету подоспеете.

— Спасибо за совет. Мы сейчас пойдём, лучше на месте рассвета дождёмся.

— Прежде чем уйдёшь в Большой Оазис, назови место, где сейчас скрывается принцесса. Я больше не хочу рисковать. Даже одним шансом не хочу. А вы в Большой Оазис не на прогулку за финиками отправляетесь.

А чем, собственно он рискует? Квест в дневник заданий у него записан, перехватить его ни у кого не получится. Хоть с порталами не всё так просто. Глядя на то с каким энтузиазмом принялся чаёвничать Глен, не удивлюсь если у него получится снять ограничение на получение портала. А Нобуо реально нервничает. А ведь дядя не за себя старается, ему за державу обидно.

— Хорошо. Пообещай, что при любом исходе нашего боя с духами ты отправишься на Север не раньше следующего вечера и я скажу тебе где сейчас живёт принцесса.

* * *

Шагая вслед за проводниками по песку и чувствуя, как утренняя прохлада пробирает его ознобом, Тём окончательно понял, что пустыню он не любит. Единственное, что в ней он видел хорошего было звёздное ночное небо. И тут же решил, что если смотреть на южные звёзды каждый день, то восхищение может смениться привычкой. А если он на другом конце Раттемарка сильно затоскует по звёздам, то брат Витус с готовностью составит ему компанию сходить порталом полюбоваться на ночное небо Вариэла. Судя по тому, как спокойно тот говорил о возможности портал-перехода из Западной марки в Харжистан, для него это не проблема. А значит, ограничения касаются только игроков. Неписи в своём нелинейном сценарии таких преград не имеют.

Оазис возник за очередным барханом внезапно для людей и был действительно большим и вызывающе зелёным среди жёлто-серого однообразия пустыни.

Было странно снова идти не по песку, а по ковру из высокой зелёной травы. Трава была везде. Под густыми пальмами, между мраморных плиток, некогда составляющих пешеходные дорожки между зданиями, выползала из-под обветшалых дверей и пустых окон самих зданий.

Чем ближе группа подходила к центру оазиса, тем сильнее на людей, наваливалась тревога.

И не только на людей. Близнецы совсем затихли. Даже всегда торчащие вверх кончики ушей плотно прижались к головам.

Анти повернулась к норду:

— Мы знаем, что это за круглое здание впереди. Это Часовня Равновесия. Те счастливцы, которым удалось пройти живыми через Большой Оазис, говорили, что именно в ней и живут духи.

Тём махнул глевией в сторону двери и преувеличено бодрым голосом сказал:

— Так чего мы ждём? Вперёд.

Часовня была большая. Когда группа втянулась внутрь через полуоткрытую дверь, то по тусклому куполу часовни побежали яркие блики. И часовня на глазах превратилась в театр, разделённый на две равные половины. Насыщенность светом ближней половины, в которой и находились бойцы вместе с Тёмом, не сильно отличалась от солнечного дня. А вот в дальней половине, за невидимой чертой, проходящей через центр часовни, царил полумрак.

И в этом полумраке медленно проявлялись духи. Один, второй, третий….

— Десять, — брат Витус был спокоен. Казалось, на него единственного давящая тишина заброшенной часовни не произвела никакого воздействия, — их будет десять. Как и нас.

Внезапно, из круга на полу в центре часовни вверх ударил узкий рубиновый луч и, отразившись от зеркала под куполом, упал вниз уже потоком зелёного света. И пока все взгляды вошедших в часовню были заворожены необычайным зрелищем, картина напротив резко изменилась. Бледных призраков в полумраке по ту сторону круга больше не было. Теперь там стояли двойники вошедших в часовою охотников.

Тём с любопытством рассматривал себя же. Странно было ощущать себя «тут» и рассматривать себя «там», напротив.

Маг-воздушник, с нетипичным для Сыновей Тараниса ником Шрам, бросил заклинание «ускорение» на всю группу. И его двойник зеркально, но с опозданием в долю секунды сделал то же самое.

Эшшу вслух сказала то, о чём Тём уже и сам догадался:

— У двойников статы выше. Тяжело их достать будет. Тяжело, но надо. Витус, ты на острие.

Следующие несколько минут бой проходил зеркально. Витус привычно танковал, рядом с ним сражались трое мечников Глена. Норд и ведьма атаковали из-за их спин, маг держал на первой линии воздушные щиты. Хиллер в поте лица вливал лечилки в Витуса и мечников, не давая их здоровью упасть в красную зону. А падало часто, так как каждый выпад получал в ответ такой удар, блокировать который, или уклониться от которого было очень трудно.

— Эшшу, может попробуешь атаку из инвиза?

— Я не хочу уходить в невидимость. Если я это сделаю, уверена, что дрянь, косящая под меня, сделает то же самое. А удар из инвиза кто-то из наших может и не пережить. Я вот уверена, что нам никого терять здесь нельзя.

С этим замечанием Тём был абсолютно согласен. Они держали строй и не потеряли ещё никого только за счёт опережения врага на полсекунды. Скорость против силы.

Тактика, позволяющая активно защищаться, но не дающая надежды на победу.

Эшшу, произнеся пару проклятий и получив ответку, перешла на удары плетью.

Тём не был опытным рейд-лидером. Просто, перед заходом в Оазис, учитывая отсутствие сыгранности в этом составе и понимания с чем они столкнутся в часовне, договорились, что решения стратегического плана принимает Тём, тактикой по ситуации, Шрам, имеющий лидерский опыт. Близнецам заранее была определена роль блуждающих форвардов.

Тём не мог точно сказать, ждут ли его товарищи от него команды на отступление или нет, но некоторое уныние в их рядах он уже зримо ощущал.

Перебирая, что ещё можно сделать, Тём услышал, как Шрам отчаянно выдохнул:

— Всё, мана кончается. Они сжигают мои щиты слишком легко и быстро. У кого-нибудь есть свитки со щитами, пока я буду глотать эликсир с маной?

— Есть. — Тём начав читать «Благословение инквизитора», пытался понять почему ни он, ни Эшшу этого не сделали с первых минут боя.

Благословение делало свою работу, и было первым магическим заклинанием, на которое у призраков не нашлось не только усиленного ответа, а вообще было ими проигнорировано.

Тём крикнул ведьме в линию:

— Эшшу!

— Да, я уже увидела, работаю. Сейчас брошу на Вита «щит веры». А ты попробуй отработать «Радость в упокоении».

— Я же её не успел выучить.

— Неуч, тогда читай что-нибудь, из того, что успел выучить. Они, кажется, не воспринимают ничего, что произносится на языке первосвященников.

Тём громко читал намертво заученное им заклинание «Из праха в прах», запомнив, что Эшшу тоже назвала молитвы заклинаниями. Так можно когда-нибудь у наставника спалиться. Для Клауса слово «молитва» свято.

«Из праха в прах» никак на духов не подействовала. А Тём на неё надеялся. Увы, эффективная в деле изничтожения скелетов и зомби, она оказалась бесполезной против бестелесной нежити. Наверное, та уплотнившаяся некро-энергия, из которой создавались тела и оружие их двойников, прахом себя не считала, и рассыпаться-расползаться не желала. Зато «Радость в упокоении» произнесённая ведьмой, процентов на двадцать затормозила скорость сражающейся нежити.

Из всего, что Тём выучил у инквизитора, и что могло реально помочь сейчас и здесь, маны у него хватило только на «Радуйтесь дару жизни», зато получилось накрыть молитвой всю группу, подняв дух на пять единиц и увеличив выносливость на 12 % на следующие десять минут боя.

Наиболее чувствительными к произнесённой нордом молитве оказались харжиты. Близнецы, казалось, получили не 5 единиц к духу, а все 50. И если бы речь шла об игроках, то состояние, в котором пребывали близнецы называлось бы «кураж». Их двойники наоборот, заметно просели под дебафом от «Радости в упокоении». А попав под двойной удар плети Эшшу и «воздушного молота», восстановившего ману и быстро включившегося в новую тактику боя воздушника, начали бледнеть и, что называется, «поплыли», теряя плотную форму. Тём в азарте от того, что бой сдвинулся, удачно блокировав вялую атаку своего двойника и длинным выпадом задел Змеёй Крови ближнее к себе туманное облако, минуту назад бывшее Лже-Анатом.

Под сводами часовни раздался режущий уши визг. Чем глевия не понравилась призраку, Тём так и не понял. Но не понравилась она смертельно для духа.

Второй лже-близнец через несколько секунд повторил судьбу собрата. Эффект от удара Змеи срабатывал только на развоплотившихся до облака призраках, а у двойников, находящихся в плотной форме, если и снимал очки здоровья, то совсем незаметно, и уж точно без мгновенного летального исхода.

Тём, нащупав выигрышную комбинацию, раздал всем короткие указания для её закрепления.

Ранее отработанная в учебных боях в связке с нордом, реакция Эшшу была мгновенной. Девчонка, вернув плеть на пояс, теперь непрерывно кастовала молитву для упокоения нежити. Благо, откат между заклинаниями был минимальным.

Тём и брат Витус, удар одного из мечей которого тоже оказался смертелен для потерявших форму призраков, при подстраховке Шрама, держащего щит на двух главных дамагерах группы, по очереди развоплощали терявших плотную форму двойников.

Мечники держали своих двойников и двойника счетовода, стараясь не нагружать работой хилера. Учитывая, что призраки находились под снижающей скорость и защиту молитвой, у них это получалось хорошо.

Бой, начавшийся тяжело, в итоге обошёлся без потерь, а норд даже не вышел из жёлтой зоны здоровья.

— Брат Вит, у нас с тобой в руках оказалось оружие массового поражения. Ещё бы секрет понять, почему так произошло.

Витус пожал плечами:

— А что тут гадать, у меня «Разящий» был освящен на главном алтаре Ордена и поэтому содержит часть силы Его. У тебя вот эта руна, — он ткнул пальцем в один из знаков, вычернённых на серебристой ленте, обвивающей древко, — руна изгнания Светом.

Надо же! А ведь в описании глевии не было указано никаких дополнительных свойств для Змеи Крови. Ведь он честно думал, что рунная вязь — это обычный орнамент для красоты. Обязательно надо будет разобраться с остальными знаками. И ведь была же подсказка, не просто так его носом в руны ткнули. Да и у брата Вита меч оказался именным. Наверное, и второй тоже имеет имя, и какие-то особые свойства.

Спросить об этом у счетовода Тём не успел, так как в следующее мгновение ему пришлось резко реагировать на крик Эшшу: «Тём, за спиной! Бей!».

Глевия прошла сквозь тело вновь появившегося призрака седобородого, кряжистого старика в белой сутане, не причинив тому никакого вреда.

— Вы всех так не ласково встречаете?

Руки у призрака были сложены в молитвенном жесте перед грудью, и никаких агрессивных намерений к людям он не проявлял.

— Не всех, — буркнул Тём, — но и вы не первый, кто нас встречает в этой часовне. А те, что были до вас, нам вопросов не задавали.

— Я знаю… Благодаря вам я и мои братья сегодня, наконец, обрели свободу. Мои братья уже ушли, а я пришёл к вам, чтобы сказать спасибо.

— Пожалуйста. А вы кто?

— Я последний защитник форпоста Ордена Плачущей Богини. Это случилось много-много лет назад, в последний приход на Раттермарк Тёмного Властелина. Атака тёмных произошла внезапно, в час, когда мы собрались на ежедневную молитву в Часовне. Нас было двадцать рыцарей Ордена и пятеро, вместе со мной, братьев инквизиторов. Врагов было в несколько раз больше. Мы бились несколько часов, но никто не мог одолеть другого. И тогда тёмные воззвали к своему божеству, а рыцари обратили свои мольбы к Плачущей Богине. Молитвы были услышаны, но и призыв наших врагов тоже не остался без ответа. Встретились благословение одного Бога и проклятие другого. Они оказались равные по силам и своей божественной сутью отрезали часовню от остального мира. Мы продолжали сражаться, ещё не зная о том, что произошло. Мы гибли, но не умирали, а, возрождаясь призраками, снова вступали в бой. И наши враги, умирая, тоже возрождались призраками.

И этот бой продолжался день за днем долгие годы. Мы думали, что навечно обречены сражаться друг с другом в запечатанной божественной силой часовне. Но время шло, люди теряли веру, сила Богов в мире слабела, и однажды в часовню пришёл отряд воинов под тёмным знаменем. Мы, защитники Часовни, убили всех пришедших. А наши вечные враги не смогли вмешаться в эту бойню.

Следующим пришёл отряд наших братьев, чтобы возродить Веру в этом оскверненном месте. Мы возрадовались, но радость сменилась ужасом, когда невидимая стена отделили нас от наших живых братьев. Мы ничем не смогли им помочь, в бессильной ярости наблюдая их страшную смерть.

Мы больше не сражались друг с другом. Мы стали вечными пленниками и палачами. С каждым погибшим отрядом героев, надежды когда-нибудь освободиться от страшной участи становилось всё меньше и меньше. Я призывал своих братьев не унывать и верить в победу Света над Тьмой.

И вот этот счастливый день наступил для нас сегодня. Теперь наша битва закончена, и мы уходим победителями. Слава вам за это.

Рассказ призрака оставил после себя какую-то внутреннюю неоднозначность. Вроде всё закончилось хорошо, а на душе грустно, и на языке горечь. И не только у него, потому что молчали все, ожидая что ещё скажет последний хранитель часовни.

Призрак подлетел вплотную к Эшшу, а затем к Тёму.

— Я вижу на тебе и той девушке с тобой тайный знак учеников инквизиции, с вами находится брат из Ордена Плачущей Богини, а значит наша битва не была напрасной и нам есть кому оставить этот мир. Возьми себе на память об этом добром для всех нас дне этот предмет.

Призрак медленно растаял в воздухе, а на его месте осталось небольшая шапочка и ярко голубой камень.

— Шапочка первого апостола.

Предмет репутационный, может повысить уважение к вам у представителей некоторых неигровых сообществ, выступающих на стороне Света, вплоть до изменения вашего статуса, а, равно, понизить его у представителей Тёмной Стороны.

В качестве подарка может быть передан только неигровому персонажу.

Продать, потерять, порвать невозможно.

Эшшу посмотрела на Тема и вздохнула:

— И почему я чувствую себя обманутой? Из того, что мы здесь сделали, и что нам рассказал этот добрый седобородый дедушка, можно было сделать прекрасный сюжетный квест. Вот всё для него было. И даже больше. Только самого квеста не было. Нельзя же назвать достойной наградой, то, что мы получили за очищение Большого Оазиса лишь удвоенный опыт. И врученные в твои руки шапочку и камень. Интересно, почему тебе, а не мне? Он же в нас двоих признал учеников инквизитора. Может дедушка девочек не любил? Тём, что за камень, кстати?

Глядя на огорчённые лица своих соклановцев, Тём видел, что они в своих взглядах полностью поддерживают Эшшу. А ведь ещё несколько минут назад, до появления последнего защитника Часовни, все вместе радовались победе над призраками и полученной награде.

— Я думал ты спросишь, что это за шапочка.

— Не мой фасон.

— А зря. Предмет интересный, репутацию со Светлыми может задрать очень сильно. Ведьме, думаю, очень бы такая шапочка пригодилась. А вот про камень я почитать не успел, хотя, согласен, выглядит он красиво.

— Это не камень, — брат Витус с благоговением смотрел на застывший кусочек неба на ладони Тёма. — Это слеза Богини. Такие слёзы очень редко появляются в местах, где приняли мученическую смерть дети Её. На алтаре в нашем центральном Храме находится несколько таких слёз, и они являются величайшей святыней и реликвией Ордена Плачущей Богини. А усиленное слезой Богини оружие, способно пробить броню иерархов Тьмы.

Шрам выразил общее мнение:

— Эх, кабы каждому по такому камешку! Я бы его, может даже, на аукцион не выставлял. Повезло, что тут ещё скажешь. Но и мы постояли рядом с легендой.

Эшшу только головой покрутила, тихо добавив:

— Я даже боюсь представить, сколько репутации даёт шапочка, которую ты поднял вместе со Слезой.

Тём и сам был под впечатлением от новости про Слезу и слегка растерян. К тому же он чувствовал некоторую неловкость перед группой. Сражались все вместе, а самый вкусный плод достался ему одному.

— Шапочка как раз простая, хоть и уникальная, но не божественная. Принадлежала этому самому дедушке, что с нами пообщался. Для репутации, я бы тебе её подарил, но, увы, подарить можно только не игровым персонажам.

— Ну и ладно, носи свою шапочку. И вообще, что-то устала я по пескам бегать. Ты не хочешь даму в Вариэл переместить порталом?

— Хочу. Я думаю, все этому обрадуются. Разве что близнецы захотят вернуться через пески самостоятельно.

Не захотели.

В Вариэлле их уже ждал Нобуо, который, коротая время, продолжал что-то оживлённо обсуждать с Гленом. Ага, глава клана полным ходом налаживал нужные дружественные связи.

— Всё. Тёмных сил в часовне больше нет. Светлых, пока, тоже. Поэтому брат Витус, как представитель Ордена, теперь прямо заинтересован в воцарении Мизуки. Нам пора на Север.

Нобуо довольно кивнул.

— Мы тоже готовы. Ждали только вашего возвращения.

* * *

Тём предполагал, что за принцессой отправится целая делегация харжитов. И оказался неправ. Делегация за будущей правительницей состояла только из Нобуо, Ранеба и близнецов, Анти и Аната.

Норд, глядя на вполне себе довольного монаха, получившего тюк со своим чаем и застолбившего место под отделение Ордена, подумал «Счастливый человек! А окончание моего квеста снова отодвинулось в неопределённую даль. Интересно, буду я иметь такое же благостное лицо, когда получу за него финальные плюшки?»

Он повернулся к ведьме о чём-то весело болтавшей с близнецами и предложил:

— Эшшу, а тебя я попрошу пойти с братом Витом. Мне нужна связь с казначеем Ордена, по-другому мы этот вопрос быстро не решим.

— Хорошо. Поработаю радисткой. Но с тебя конфетка.

— Какие вы, девчонки, всё-таки меркантильные особы, — и не дав готовым словам выпорхнуть из уже сложившихся язвительной улыбкой губ ведьмы, демонстративно деловым тоном продолжил, обратившись к подошедшему к ним главе своего клана: — Глен, ты с ребятами со мной или со счетоводом?

— Мы, пожалуй, присоединимся к брату Витусу. А уже от него отправимся в клановый замок.

В принципе, Тём его намерение понял. Глен рассчитывал, что брат Вит станет для него отмычкой к казначею Ордена Плачущей Богини. Но тут норд мог побиться об заклад, что Глен не угадал. Брат Юр из тех, кто сам выбирает с кем ему дружбу водить.

Когда за монахом, ведьмой и сынами Тараниса погасло окно портала, Тём в своём рюкзаке выбрал свиток с порталом на пятерых и приготовился шагнуть в Ольхар. Свиток мигнул и погасился, а все остались там, где и были до этого. Близнецы, которым первый опыт хождения порталом сегодня пришёлся по душе, сейчас разочаровано крутили головами, не понимая, почему не сработало волшебство. Не понимал этого и норд. С ним такой глюк приключился впервые Он полез в рюкзак за следующим свитком, но Нобуо поморщился и, придержав его руку, сам достал свиток портала, но из своей сумки, и уже через мгновение отправил всех в открывшееся куда-то окно.

Точка выхода оказалась на знакомой Тёму набережной Марасеи. На белый мелкий песок пляжа, разительно отличающийся от жёсткого песка Харжистана, всё так же нежно накатывала морская волна. Будь с ними Эшшу, она бы уже неслась прыжками к морю, чтобы с разбега сигануть в теплую, ласковую воду. У Тёма от воспоминаний о том купании губы сами собой растянулись в улыбке.

Нобуо не дал Тёму насладиться воспоминаниями, требовательно рыкнув:

— Теперь и ты сможешь. Открывай портал к принцессе.

* * *

Воссоединение подданных и будущей царицы получилось теплым и торжественным одновременно. Но совсем не таким, как его себе представлял норд. Это было совсем не встреча отца с дочерью. Не было слез и объятий, не было воспоминаний и заверений. Мизуки сказала Нобуо все положенные в таких случаях слова благодарности, но теплота тона никого из присутствующих не ввела в заблуждение. Благодарила не спасённая девочка, благодарила своих подданных правительница, готовая править страной и народом.

Когда же Мизуки в разговоре обращалась к Тёму, то некая отстраненность и превосходство, присущие правителям, исчезали из её голоса. С нордом опять говорила хозяйка торговой лавки, подарившая ему когда-то кинжал.

А то, что её кинжал всё ещё у норда, принцесса почувствовала сразу. Закончив обязательную церемонию и вкратце обговорив положение дел в Харжтистане, она попросила подданных подождать перед входом в снятый ею гостиный дом. Оставшись с Тёмом наедине, первым делом протянула руку за кинжалом. Получив желаемое, легко, самыми кончиками пальцев провела по тёмному металлу, с жадным интересом рассмотрела поменявший цвет камень в рукоятке.

Потом с грустью протянула кинжал обратно норду.

— Он стал совсем твоим. Так сытно и вкусно его давно не кормили. Душа попадает в плен к камню на тридцать лет. Постарайся за это время взять от неё всё, чем она может быть тебе полезна.

Тём мысленно усмехнулся. Как бы ни хотел, но это уж вряд ли. Тридцать лет срок долгий, а столько играть в Файролл он уж точно не собирается. Так что придётся подыскивать ускоренные методы общения с пленённой душой патриарха.

— Нобуо ничего не сказал, но я уверена, что у тебя уже есть свой план моих дальнейших действий. Я бы хотела его услышать.

Ух, какая решительная. Но кое-какие мысли у него действительно есть. И поделится ими с принцессой он и сам собирался, тем более что предыдущее задание по-прежнему висит в активных.

Норд согласно наклонил голову.

— План, не план. Есть предварительные наметки по людям, готовым пойти в бой, чтобы вернуть тебе престол. А действия совсем простые, — быстро перемещаемся порталом к Вариэлу или к другому, определённому Нобуо городу, где объединяем наши силы с повстанцами и…

— Ничего не получится, — Мизуки отрицательно покачала головой. — В Харжистан нельзя открыть портал на отряд более десяти существ. К тому же порталом перехода одно и то же лицо может воспользоваться не чаще чем раз в месяц. Ещё мой прадед, — у Мизуки в голосе появились глубокие и торжественные ноты, — мой великий прадед заставил магов придумать и установить такой щит над всем Харжистаном, который практически полностью обезопасил его от внешних врагов.

— Красиво и засадно. Значит мой впустую сожжённый свиток портала, это не внешний глюк. Ну и ладно. Разве ж знал твой прадед, что эта его замечательная придумка с запретом на масс-порталы не позволит правнучке быстро справиться с внутренним врагом, — спокойный голос норда, несколько сбил принцессу с пафосной волны, и она не стала дальше вспоминать о славных деяниях своих предков.

Дзынь!

Тём пробарабанил пальцами по столешнице какой-то ритм.

— Мизуки, с твоего позволения, я тут подумаю, как нам решить эту задачку от твоего прадедушки.

Принцесса кивнула, с царским спокойствием усевшись ждать когда Тём преподнесёт уточненный план действий.

А тот первым делом заглянул в свой дневник событий.

Вы выполнили задание «Опальная принцесса и её сторонники».

Данное задание являлось вторым в цепочке скрытых заданий «Воцарение на престол».

Вам доступно скрытое задание «Буря в пустыне».

Данное задание является третьим в цепочке скрытых заданий «Воцарение на престол».

Условие: Вместе с привлечёнными союзниками вернуть царский трон Харжистана принцессе Мизуки.

Награды:

2500 опыта;

2750 золотых;

+20 единиц к уважению у харжитов;

Предмет из царской оружейной палаты (рандомно).

В качестве помощи вы можете привлечь союзников общим числом, включая НПС, не более 150 особей.

Это было очень серьёзное предложение. Оценив масштаб следующего задания, мозг Тёма включился в привычную аналитическую работу, просчитывая и взвешивая возможности, шансы, ресурсы и варианты участия в наметившейся частной военной кампании.

Первое сообщение от него ушло Игору. Тём надеялся, что тот уже вернулся из своей поездки, и с большой вероятностью сейчас находится в Файролле.

«Привет. Я в Ольхаре. Похоже, я готов отдать тебе обещанный долг по суперквесту. Нужно поучаствовать в ЧВК. Место проведения кампании, как ты догадываешься, Харжистан.

От тебя требуется переброска армии на южное побережье. Со мной и принцессой будет около восьмидесяти бойцов. Так что с тебя два драккара и твои люди. Всё надо было ещё вчера.»

Быстро полученный ответ откровенно порадовал Тёма.

«Поход в почти закрытую локацию? По следам викингов? Пощипать богатых южан, к тому же нелюдей? Конечно, я в деле! У меня недельный отпуск, думал махнуть на Байкал. Теперь, готов провести его в Харжистане)). Если всё случится, как я думаю, то у тебя скоро будут мои два драккара и мой хирд.»

«Годится. Когда ждать? И, кстати, Мизуки ведь тоже нелюдь.»

«Нет, Мизуки своя. К тому же умиляет, как кошки с новогодних постеров. Милые создания. Да, а буду я завтра с рассветом».

Глен, только получив приглашение, тут же отписался, что будет в Ольхаре в течение получаса, и они все решат на месте.

Подтверждение участия в деле миссии в сорок рыцарей Ордена Плачущей Богини у норда уже было. Эшшу передала его по линии ещё час назад, не забыв сообщить, что она очарована обходительностью и галантностью брата Юра.

Получив все ответы, норд поднял глаза на Мизуки:

— Всё! Теперь будем ждать. К утру точно будем знать, сколько бойцов мы подтянем здесь, на Севере, под твои знамёна. Я обещал Нобуо что будет не меньше тридцати рыцарей из Ордена Плачущей Богини. Получилось несколько больше, — Тём улыбнулся принцессе.

— Очень надеюсь, что вместе с тобой в поход пойдёт бойцов раза в четыре больше обещанного мною. Все на уровне ветеранов вашей береговой стражи. Они станут ядром любой армии, которую на месте приведёт под твои знамёна Нобуо. Хотя я предпочел бы тихий переворот. В этом можешь полагаться на брата Витуса. Он получил исчерпывающие инструкции от мастера тихого восстановления справедливости.

Мизуки знала, о чём сказал норд, и довольно кивнула. А потом, глядя в глаза Тёму, сказала то, о чём думала, пока норд отрабатывал состав экспедиционного корпуса.

— Криох Тём, у меня есть сильное желание восстановить должность визиря при царствующей особе. И очень может быть, что я предложу эту должность тебе. Ты станешь первым иностранцем в нашей истории, стоящем так близко к трону.

— Плохая идея.

— Почему?

— Потому что иностранец на исконно харжитской должности, да ещё имеющей вес при дворе, это огромный повод для рождения зависти. А где завистники, там и предательство.

Мизуки пытливо посмотрела в глаза Тёма и задумчиво протянула:

— Может ты и прав. Даже отказавшись принять пост визиря, ты заботишься обо мне.

— Я вовсе не отказываюсь тебе помогать. К тому же я хочу порекомендовать опереться на людей, которым я полностью доверяю.

— Мне будет интересно выслушать твоё предложение. Я слишком долго никому не доверяла, теперь буду учиться этому заново.

— Я бы посоветовал тебе не спешить. Доверие для правителей — это непозволительная роскошь. А уж если ты научилась полагаться только на себя, тебе будет легче принять эту истину.

— И опять ты не соврал. Несмотря на всю правильность сказанного тобой, мне всё равно жаль, что ты не принял моё предложение. Так кто эти твои друзья?

— Первого ты знаешь по Ольхару. Это Игор. Он великолепный боец и ярл, имеющий свой драккар и свой хирд. Может выставить два драккара. Именно его я пригласил, чтобы он со своими кораблями обеспечил нам морской переход до Тианиса.

— Нет.

— Почему нет?

— Он не любит кошек.

Тём понял, что чего-то не понял. Он же уже письмо Игору бросил в полной уверенности, что у Мизуки нет другого выхода, как согласиться. А тут такое… Вот тебе и милое создание с новогодних открыток.

— И…?

— Я могу заплатить ему за помощь, как наёмнику. Всё добытое им в бою, — его. И десять процентов от общей добычи. Это всё. Моего доверия он не получит.

— Думаю, он согласится.

— А второй твой друг кто?

— Лидер моего клана Глен. Он намного более сильный воин, чем я, и к тому же может привести с собой ещё воинов тебе в помощь.

— А вот сейчас странно. Я знаю, что ты меня не обманул, но я не вижу следа вассальной клятвы.

— У меня перед Гленом не вассальная клятва, а договор, в основе которого лежит наше доверие друг другу.

— Роскошь, которую ты мне советуешь избегать всеми способами, — уколола принцесса.

— Советую. Но доверие — это не вещь, его не подаришь. Есть оно или нет решать только тебе. Но Глен не монарх, а всего лишь глава клана, и количество людей в его подчинении несравненно меньше, чем у тебя подданных. Ему твоё доверие будет очень лестно.

Мизуки вздохнула.

— Хорошо, чуть позже ещё раз вернемся к этому вопросу. Очень возможно, что я тебя послушаю. Мне сейчас необходимы союзники. Нобуо говорил, что ты хлопотал за Орден Плачущей Богини. Ты собираешься вступить в послушники этого Ордена?

Вот сейчас Тём почувствовал, что лукавить не надо, что принцесса примет только правду.

— Нет. Я уже имею наставника. И это отлучённый инквизитор Коллегии Инквизиторов Раттермарка.

Норду показалось, что Мизуки даже зашипела, услышав эту новость. Только ли показалось?

— Хорошо, что ты сказал это сейчас. Инквизитор при троне Харжистана это было бы действительно очень неудобно. И никому у меня на родине в этом не признавайся. Не сейчас. Может, со временем… Нобуо мне что-то говорил о странных советниках, появившихся у моего дяди. И о тёмных делах, что творятся у того за спиной. Так, что я думаю возрождённое отделение не только Ордена, но и инквизиции только немного уравновесят сдвинутый Хаба в Тёмную Сторону баланс сил в Харжистане. Но сейчас про инквизицию говорить рано.

— Да я и не собирался сообщать об этом кому-либо из твоего народа. Вот только тебе сказал. А ещё с Нобуо мы обговорили концессию для Ордена на экспорт белого чая.

Принцесса, обдумывая уже какие-то свои сложные государственные дела, безразлично кивнула.

— Да, я знаю. Если Нобуо пообещал, я тоже не против этой торговой привилегии. Но только в награду за реальную помощь мне в деле возвращения престола.

— Само собой, — Тём уверенно кивнул головой. — И никак по-другому.

Дзынь! Тём, не заглядывая в дневник событий, продекламировал торжественным тоном: «Игрок Тём. Поздравляю! Задание «Чайная тропа» успешно выполнено». И не ошибся.

Когда норд вышел из дверей гостиного дома, то вдоль по улице, неспешным шагом уже прохаживался только, что переместившийся в Ольхар порталом Глен. Ему первому Тём и сказал, то, о чём всё время думал пока шёл от Мизуки.

— Глен, я отказался от квеста.

— Дай я это медленно повторю. Ты отказался от продолжения сюжетного эпического скрытого квеста? Красавец. Даже не знаю, что ещё тебе сказать. С одной стороны этот квест прямо не входит в наш договор, а с другой, на кой хр… ээ… зачем вообще играть, если от таких квестов отказываться?

— У меня были на то причины. Вот только это решение лишило меня всех денег. Меня штрафанули на 10 000 монет и понизили отношение харжитов ко мне до враждебного. При этом отношение принцессы Мизуки ко мне осталось дружеским, про Нобуо не скажу, но близнецы точно на меня не бросаются. А ещё принцесса сказала, что оставляет пожизненно мне титул Криоха. Это у харжитов должность военного сановника, отвечающего за формирование гвардейских частей и одновременно аристократическое звание, вроде графа в Западной Марке. Я не совсем понимаю, как так может быть. Ты мне что-нибудь по этому поводу скажешь?

— Цензурного? Ничего. Но ругаться не буду. Это не первая странность, которую я замечаю в Файролле и не могу логически объяснить. Администрация же в ответ на вопросы присылает общие, ничего не объясняющие отписки и такими действиями ещё больше подводит к мысли, что не всё ладно в Датском королевстве. А с квестом на возвращение трона Мизуки, — твое дело, в конце концов. Чего скрывать, я имел свои виды и надежды на твое прохождение этого задания. Может, и расстроился бы сильнее, но мне твоё сообщение подсластили с другой стороны. И полдня не прошло, как ещё один обладатель перстня «Друг клана «Сыны Тараниса»» прислал приглашение на личную встречу. С намёком на участие в интереснейших делах в гэльтском Пограничье.

— Жаль. А я только Мизуки уговорил, что ты достойно заменишь меня, — пока Тём это говорил, лицо Глена озаряла довольная хищная улыбка.

И можно было бы только искренне порадоваться за Глена: тому попёрло, так попёрло. Но вот эта добрая улыбка собаки Баскервилей на лице главы настораживала и очень располагала к размышлениям, какой же он, настоящий Глен.

Тём с иронией отследил эти мысли. Этот хищный оскал его никак не пугает.

Глава же Сынов Тараниса без лишних слов мягко ткнул сжатым кулаком в плечо норда.

— А вот за это спасибо. И не жалей, я белочкой в колесе крутиться буду, но вытяну и Харжистан и Пограничье. Да, если всё срастётся с заданием принцессы, вещи в кланхране можешь менять один к одному.

— И тебе спасибо. Сейчас принцесса снова обсуждает сложившуюся ситуацию с Нобуо, а часа через два она ждёт тебя. Ты как чуял, полдня обхаживал в Вариэле нынешнюю правую руку Мизуки.

— Не без того, — Глен в мыслях был уже далеко от норда, обдумывая и предвкушая открывшиеся новые возможности для клана.

— Да. Не без того.

В дальнем конце улицы мигнуло окно портала и оттуда выпорхнула улыбающаяся всему миру Эшшу. Вот уж кого Тём не ждал так рано в Ольхар и с кем бы очень хотел избежать сейчас разговора. Тём, в поисках ближайшего угла, за которым можно было бы укрыться, обвёл улицу быстрым взглядом. Поздно! Надо идти навстречу, потому как ведьма, увидев норда, уже направилась к нему своей танцующей походкой.

— Тёмчик, привет тебе от брата Юра. Он такая умница, я тебе подробненько перескажу наш разговор, чтобы ты поучился делать красивой девушке комплименты. А то слова из тебя, буки, не выдавишь. Да, Тём, а когда мы отправляемся на Юг?

Тём, глядя в сияющие глаза Эшшу, почувствовал внутри ещё больший внутренний разлад. Но вместо просившегося на язык резкого «никогда», пошёл длинным путем:

— Игор будет на Змеином полуострове завтра на рассвете с двумя драккарами и своим хирдом. С ним пойдут Мизуки с харжитами, Сыны Танариса числом сорок добровольцев.

— Ага, понятно. Добавь к ним ещё сорок рыцарей Ордена Плачущей Богини, для, как дословно звучит в письме брата Юра принцессе, «исторического восстановления отделения Ордена в Большом Оазисе согласно монаршей милости принцессы Мизуки, единственной законной наследницы трона царей Харжистана». Значит, нам до рассвета надо быстренько поделать свои реальные дела.

— Я остаюсь на Севере. Ты, если хочешь, можешь присоединиться к Глену или Игору. Я уверен, что оба тебя примут с радостью. Или и дальше быть одной командой с братом Витусом и бойцами из Ордена.

— Я не понимаю, что значит, ты остаёшься?

— Я отказался от следующего задания в квесте принцессы.

Эшшу тут же глотнула воздух открытым ртом и полной грудью, но выдохнула молча, и только после этого негромким, но каким-то звенящим, голосом спросила:

— Ты подумал, прежде чем так сделать? Мало того, что налетел на офигительные штрафы администрации…

— Ты-то откуда знаешь?

— Так если тебя штрафовали, побуждая к выполнению задания, то за решение отказаться от него уж точно по головке не погладят.

— Допустим. И что?

— А то. Ты обо мне подумал? Я рассчитывала и дальше проходить с тобой этот квест. К тому же Харжистан игроками не заезжен, вероятность сценарных и уникальных квестов там выше, чем в других локациях. Ты, прежде чем с плеча рубить, хотя бы меня спросил.

Тём только раздраженно отмахнулся:

— Ты-то, с какого здесь бока? Если тебе очень надо, принцесса ещё находится вон за той дверью, сходи к ней, скажи три волшебных слова «пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста» и очень может быть, что получишь усечённый вариант такого желанного тебе квеста. Если успеешь впереди Глена.

— Всё, Тём, пока. Приятно было познакомиться. И не надо терзать мою линию и бросать письма на почту. Мне неинтересно быть в друзьях с человеком, которому я никаким боком.

Тём смотрел на вздрагивающую (или показалось?) спину уходящей ведьмы. Что за день? Всё не так.

Он и в самом деле вот так, «вынь да положь», не назвал бы причину, по которой отказался от третьего задания.

Если по ступенькам, то — да, и жара в пустыне достала. Для абсолютного большинства игроков она фоном проходит, в режиме климат контроля, а ему пыхтеть и отдуваться приходится со всеми ощущениями перегретого и пересушенного организма.

На следующей ступеньке стояла закрытость локации харжитов. Для норда это был скорее минус, чем плюс. Теперь, когда брошенный им камешек, вызвал лавину, которая, без сомнений, сметёт все преграды на пути шагнувшей к трону Мизуки, он уже не чувствовал давящего долга перед принцессой, и на первое место в его мыслях вышел квест Старика. А с ограничением в перемещениях на двух стульях не усидишь.

А ещё, от наставничества Клауса он в игре кайфанул по-настоящему. И пока инквизитор не сказал: «Всё. Годен! В строй, коллега» было очень сильное желание продолжить бродить с ним по Северу.

На последней же, едва различимой в полумраке ступеньке, расположилась интуиция, которая просто кричала: «Всё, край! Дальше не суйся».

И Тём на двести процентов был уверен, что каким то образом этот крик связан с делами корпорации «Радеон». И разделить, чья интуиция Тёма или Артёма об этом вопила, было невозможно. Но в любом случае это было достаточно, чтобы захотеть сделать не так, как от тебя ждут.

А дальше за ступеньками, была дверь и подвал. И что там находилось кроме шастающих в темноте крыс, Тём не знал. Но находящееся там «что-то» тоже не давало ответить «да» Мизуки.

Всего этого Тём объяснять Эшшу не стал. Да и не смог бы, поскольку сам ещё не до конца понимал, что там в темноте ему так сильно не понравилось. Но сказать, что-то было надо. Решил обойтись нейтральным объяснением.

— Эшшу, стой. Нервы. Ты ни при чём, просто меня эти уроды из корпорации своими штрафами завели. Это моё решение, а я терпеть не могу, когда на меня давят хоть в чем-то. К тому же, у меня с Радеоном была не очень хорошая история в реале. Тоже как-то на моём решении сказалось. Вот я и реагирую на всё, как цербер. И поверь, я обязательно научусь у брата Юра говорить тебе красивые слова.

— Лучше бы ты научился у кого-нибудь не говорить обидных слов.

Тём вздохнул.

— Солнышко, ты же сама себе не веришь, что я хотел тебя обидеть. А с квестом… Знаешь какая у меня самая прокаченная характеристика? Интуиция. И заметь, я только на этапе создания своего перса в этом поучаствовал. А вот дальше она сама, сама…. Должна же она была когда-то начать отрабатывать оказанное доверие. И не смотри на меня таким осуждающим взглядом. Я сам терпеть не могу нечищеные ботинки.

— Но ещё больше ты не любишь их чистить.

— А-га!

— Ладно, проехали. Это на самом деле лишь твоё решение. Что там за история в реале с «Радеоном» у тебя была, расскажешь?

— Может быть. Не сейчас. Я хочу продолжить обучение у Клауса. Я в часовне оценил, как мне не хватило знания молитвы «Радость в упокоении». Ты со мной?

— Я подумаю, — Эшшу стрельнула глазками и, развернувшись на пяточках, помчалась к появляющимся из порталов брата Вита со-товарищам.

* * *

На рассвете Тём и Эшшу, стоя на пристани Ольхара, провожали уходящие в поход драккары.

Мизуки сделав вид, что не замечает находящуюся слева за плечом норда ведьму, протянула Тёму ладошку и, не сдержавшись, прильнула к нему, тихо прошептав в ухо: «Спасибо за всё», после чего, не оборачиваясь, взошла на корабль. Сопровождавшие её близнецы, проходя мимо, успели хлопнуть ладошкой об ладошку и скорчить рожицы и Тёму и Эшшу.

Глену и брату Виту подлежащие случаю прощальные слова были сказаны раньше, и всё время, пока народ грузился и размещался на двух восьмидесяти-вёсельных драккарах, Тём проговорил с Игором. Всё-таки ни почта, ни линия не дают той радости общения с близким по духу человеком, которую ты получаешь, глядя ему в глаза.

Когда на борт поднялся последний из рыцарей Ордена Плачущей богини, Тём, легко стукнув кулаком в кулак, готового присоединиться к своим людям ярла, сказал ему вместо слов прощания:

— Предлагаю на этот поход дать твоему флагману имя «Гранма».

— Почему?

Пояснять свою мысль Тём не стал. Нечего в друге растить чувство важности. А то на этой волне ещё бороду отпустит.

— Название нравится. Удачливое! А как вы яхту назовете… Ну дальше ты знаешь.

Оглавление

Из серии: Грани игры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Грани игры. Жизнь как игра предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я