История зарубежной и отечественной социологии
Р. Г. Мумладзе, 2015

Учебник подготовлен в соответствии с требованиями Федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования (ФГОС) по направлению подготовки бакалавров 39.03.01 «Социология». В нем рассматриваются вопросы становления и развития социологии, основные теоретические направления социологических школ. Большое внимание уделено различным этапам развития зарубежной и отечественной социологии. Важное место занимает анализ актуальных вопросов развития социологии. Авторы надеются, что данное пособие послужит хорошим подспорьем в дальнейшем изучении поставленных в нем проблем. Для аспирантов, студентов, преподавателей, занимающимися вопросами истории социологии.

Оглавление

  • Введение
  • Раздел I. История развития зарубежной социологии

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги История зарубежной и отечественной социологии предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Раздел I

История развития зарубежной социологии

Глава 1

Социологическое учение О. Конта. Эволюционистская социология Герберта Спенсера

1.1. О. Конт — основоположник науки социологии. Социология О. Конта

Основателем социологии считается французский философ Огюст Конт (1798–1857). Он ввел в научный оборот сам термин «социология» в 1839 г. в 47 лекции IV тома «Курса позитивной философии» (1830–1842). Его основными произведениями являются «Курс позитивной философии» (1830–1842) и «Система позитивной политики», или социологический трактат об основах религии человечества» (1851–1854).

Введение в лексический обиход термина «социология» было продиктовано рядом причин, по большей части внешнего свойства: Конт хотел отмежеваться от иных (более специальных, также имевших хождение в его время) трактовок термина «социальная физика». Он не хотел, что бы его сравнивали ни с Сен-Симоном, ни с Кетле, ни с кем-либо еще из авторов. Он желал быть во всем сам по себе, хотел утверждать свою позицию как уникальную, оригинальную и новаторскую. Для этого ему понадобилось новое слово, никем не занятое, свободное от какого-либо специфического имиджа и каких-либо побочных ассоциаций. Таким, словом для О. Конта стало слово социология. Однако отказ от использования термина «социальная физика» в качестве титульного понятия не сопровождается у О. Конта отказом от общей линии теоретических рассуждений.

Методологической основой зарождения западноевропейской социологии стал разработанный Контом позитивизм — социально-философское направление, характеризующееся стремлением исходить из «позитивного», т. е. данного, фактического устойчивого, несомненного, чтобы создать «позитивную социальную теорию», свободную от умозрительных метафизических объяснений, доказательную и общезначимую, основанную на методологии, свойственной естественным наукам.

Понятие «позитивного» (или «положительного») употребляется в произведениях О. Конта в разных значениях: методологическом, мировоззренческом, идеологическом, практически-политическом, этическом и т. д. Нам представляется, что речь должна идти в первую очередь об определении таких словосочетаний как «позитивное знание», «позитивное мышление», «позитивная наука». Позитивное знание есть знание научное.

Предметом рассуждения для науки могут и должны становиться лишь «феномены», т. е. область, строго ограниченная рамками нашего объективного опыта, включающая всю совокупность данных эмпирических фактов. Наблюдение за этими фактами показывает, что они образуют в пространственном и временном измерениях определенные типовые сочетания. Именно эти сочетания (или связи) во всем их многообразии и должны описываться наукой.

Представление эмпирических соотношений как отношений между переменными приводит, в конечном счете, к формулировке научных законов. Знание этих законов является единственной надежной основой для объяснения процессов и состояний, фиксируемых нами в окружающей нас действительности. Такое «реальное» эмпирическое знание помогает человеку осваивать мир, причем не, только в интеллектуальном, но и в практическом смысле. Человек, овладевающий позитивным знанием, приобретает огромную силу — как духовную, так и материальную, ибо он получает возможность использовать свою информированность в качестве ценного инструмента собственной миропреобразующей активности.

Закон трех стадий умственного развития человечества

В своем понимании закономерностей развития природы и общества О. Конт сформулировал закон трех состояний (стадий) нашего знания. «Закон трех стадий», выдвинутый О. Контом, гласит, что развитие общества представляет собой переход от одной стадии общественного сознания к другой: от теологической к метафизической и позитивной. По утверждению О. Конта, наше знание последовательно проходит через три разных теоретических состояния:

1. Теологическое, или фиктивное.

2. Метафизическое, или абстрактное.

3. Научное, или позитивное.

На первой стадии человеческий ум объясняет мир и совершающиеся вокруг него процессы прямым и постоянным действием сверхъестественных сил. Первая (теологическая) фаза этого процесса описывается в содержательном плане как эпоха господства религиозного типа мировосприятия. Иначе говоря, на этой стадии во всех подлежащих объяснению событиях и фактах люди усматривают проявление действия таинственных сил.

О. Конт выделяет три подэтапа в рассматриваемой стадии: фетишизм, политеизм и монотеизм. Фетишизм как мировоззрение, которое базируется на комплексе верований, обожествляющих и олицетворяющих космические силы, отдельные объекты живой и неживой природы. С течением времени такие воззрения, усложнились, преобразуются в иерархически упорядоченную, структурно организованную модель политеистической «картины мира». С появлением идеи единого, истинно сущего Бога (монотеизм) теологическое миропонимание восходит на высшую ступень интеллектуального самовоплощения, за которой уже следует новая стадия духовного развития человечества — метафизическая. Идея Бога постепенно приобретает черты отвлеченной философской категории, умопостигаемой абстракции.

Теологическое (фиктивное) мышление как способ познания нацелено на понимание внутренней природы вещей, первопричин и конечных целей, т. е. на абсолютное познание божественного порядка. Теологическое сознание олицетворяет сверхъестественные силы в виде власти племенных вождей, военных, аристократов. Иерархическая социальная организация направлена на закрепление существующего порядка. Высший этап теологической стадии — католическое общество. Монотеизм способствовал созданию гармонического социального порядка, созданию эффективных, но консервативных институтов. Однако совершенствование человеческого ума рано или поздно должно было столкнуться с догматической системой теологических представлений, пронизывающих все структуры социальной системы, здесь порядок становится тормозом прогресса. Эта стадия в развитии человеческого ума и общества продолжалась до 1300 года.

Метафизическая стадия — стадия распада прежнего общественного порядка — охватывает период с 1300 по 1800 год. Идеологической основой этого периода становится метафизический способ объяснения, суть которого заключается в абстрактно-олицетворенном истолковании сущности вещей и явлений без какой-либо опоры на эмпирически наблюдаемые данные. В форме метафизического мышления обращение к сверхъестественным силам заменяется силой абстракции, место Бога занимает разум; метафизика, подобно теологии, пытается объяснить внутреннюю природу существ, начало и назначение всех вещей, основной способ образования всех явлений, но умозрительная часть оказывается чрезвычайно преувеличенной вследствие упорного стремления аргументировать вместо того, чтобы наблюдать.

На метафизической стадии происходит разрушение старых устоев. И хотя в этом разрушении есть свои положительные моменты (эмансипируется личность, утверждаются новые экономические и политические идеалы), все же «метафизический дух» есть проявление сомнения, эгоизма, моральной испорченности и политического беспорядка. Для достижения порядка и дисциплины, нормализации социальной целостности обществу нужна новая интегрирующая идеология, формирующаяся по мере развития научного (позитивного) знания.

Научная (позитивная) стадия начинается с 1800 года. Ее суть заключается в коренном преобразовании мыслительных ориентиров. Позитивное мышление направлено на познание законов с помощью разума и наблюдения. Человеческая мысль акцентирует свое внимание не на сверхъестественном и не на объяснении с помощью абстрактных сущностей, а только на законах, представляющих собой наблюдаемые связи явлений. Следует стремиться не к абсолютному познанию, а к познанию отношений между отдельными явлениями, общими фактами (законами), число которых становится все меньше благодаря прогрессирующему позитивному исследованию. Сведение всех явлений к одному единственному закону — это идеал позитивной науки.

После того как человечество в основном пройдет две первые стадии, станет возможным перейти к позитивной философии, которая должна сменить критическую философию XIX в. Задачей позитивной философии является объяснение порядка, которое затем может помочь в принятии решений. По закону смены состояний общественного развития человечества вместе с теологическим мышлением исчезает феодальная структура (жрецы и воины) и монархическая организация, а их место в современном обществе будут занимать ученые и промышленники.

Это современное общество О. Конт назвал индустриальным. В новом обществе есть и отрицательные моменты, поэтому задача науки состоит в том, чтобы максимально содействовать очищению этого общества от отрицательных сторон. Решающее значение О. Конт придавал научной организации труда, непрерывному росту богатства и концентрации рабочих на фабриках. Противоречия между рабочими и предпринимателями имели для него второстепенное значение. Конфликт и противоречия он рассматривал как результат плохой организации индустриального общества, которая может быть улучшена путем реформ. Кризисы О. Конт рассматривал как явления эпизодические и поверхностные.

Преобладающим принципом человеческого развития является умственное развитие. Закон трех стадий умственного развития становится у О. Конта главным, самым общим и основным законом всей эволюции человечества. Конт верил в возможность изменения социальных процессов путем человеческой деятельности. Управление он рассматривал как искусство реализации научной теории для практических целей.

О. Конт о классификации наук

Естественный прогресс научного познания всегда ориентирован в направлении от простого к сложному, с одной стороны, и от абстрактного к конкретному, с другой. Поэтому в первую очередь предметом интереса для позитивного научного мышления будут становиться явления физического мира, и лишь затем ориентированный подобным образом исследовательский взгляд переключится на изучение иных областей эмпирической действительности, в частности, сфер жизни и духа. Теперь, когда человеческий дух создал небесную физику и физику земную, механическую и химическую, а также физику органическую, растительную и животную, ему остается только закончить систему наблюдательных наук созданием социальной физики. На фундаменте таких представлений О. Конт выстраивает здание своей знаменитой классификации наук. В свою классификацию он включает только обобщающие науки — т. е. только те, которые имеют своей основной целью открытие и последующую формулировку научных законов.

Наукам, являющимися по большей части описательными, таким как география, ботаника, зоология, история и т. п., О. Конт приписывает статус «второстепенных» дисциплин: их задача сводится к выполнению сугубо вспомогательных, «подсобных» операций, сбор и первичная систематизирующая обработка фактических материалов по той или иной теме. Правом на генерирование авторитетных выводов относительно собранных в ходе такой предварительной, черновой интеллектуальной работы сведений обладают лишь обобщающие науки. В список таких особо привилегированных дисциплин попадает шесть наук: математика, астрономия, физика, химия, биология и социальная физика (или социология). Пять из них (со второй по шестую) являются собственно эмпирическими или предметно ориентированными, изучающими конкретные области универсума наблюдаемого опыта, одна же (первая по счету) выступает в качестве универсальной формально-инструментальной, логико-методологической основы всех остальных, как бы надстраивающихся над ней.

Каждая из указанных наук (кроме математики) изучает свой особый круг явлений со своими специфическими законами. Науки эти связаны между собой так же, как связаны между собой их предметы. Законы каждой следующей в указанном ряду науки основываются на законах всех предыдущих, но не сводятся к ним. Каждая следующая наука в приведенной классификации по сравнению с предшествующими является более сложной и более конкретной, так сказать, более приближенной к самой жизни.

Вышестоящие научные области в данной классификационной иерархии определяются как более сложные в той мере и постольку, в какой и поскольку они уже включают знания, почерпнутые из интеллектуального багажа всех нижестоящих наук. Биология немыслима без химии, как и химия немыслима без физики; иначе говоря, науки, исследующие комплексы эмпирических феноменов более высокого порядка, оказываются производными от наук более низкого онтологического ранга.

Если же говорить уже собственно о социологии, то место ее в обозначенной иерархической системе можно определить так: социология в данной классификации предстает перед нами как «вершина научного знания», как самая сложная и одновременно самая конкретная наука, как наука, предполагающая в качестве необходимой предпосылки для собственного актуального существования наличие высочайшего уровня развития всех прочих предшествующих ей в логическом и хронологическом отношении областей научного знания

Как указывает О. Конт, все перечисленные науки за исключением последней уже находятся на позитивной стадии развития. Теперь очередь за социологией. В ранних версиях изложения собственных методологических взглядов для обозначения новой области знания, призванной исследовать закономерности общественных явлений и процессов, О. Конт использовал термин «социальная физика». Следует признать, что данный термин в своей глубинной смысловой нагруженности очень точно характеризовал общий строй мысли самого О. Конта, — наверное, даже лучше, чем понятие «социология». Новая общественная наука может и должна стать именно «физикой социальных тел».

О. Конт разделил всю сферу знаний на науки теоретические, к которым он отнес социологию, и практические. Науки в собственном смысле слова он разделил на абстрактные и конкретные. Абстрактные науки имеют целью открытие законов, которые управляют разными классами явлений. Науки конкретные, или частные, состоят в приложении этих законов к действительной истории различных существующих предметов.

Абстрактные науки являются основными, а конкретные — второстепенными. Социология как абстрактная наука получает свое непосредственное обоснование в биологии. Социальная физика — это подотдел органической физики, занимающейся «феноменами организованных тел». Развитие общества подчиняется тем же законам, что и природа.

Наиболее важным и специфическим методом социологии является исторический метод, т. е. историческое сравнение различных последовательных состояний человечества. Большое значение имеет и сравнительный метод — сопоставление жизни народов, живущих одновременно в разных местах земного шара, но не зависящих друг от друга.

О. Конт о структуре социологического знания (социальная статика и социальная динамика)

О. Конт выделяет в структуре социологического знания два основных раздела — социальную статику и социальную динамику. Социологию О. Конт разделил на две части: социальную статику и социальную динамику. Социальная статика и социальная динамика — это, прежде всего, области знания, научные сферы, имеющие свой особый предмет исследования. Статический и динамический аспекты в изучении общества суть «две стороны одной медали»: логически и эмпирически полноценное исследование реалий социальной жизни, претендующее на комплексность и единство подхода, должно непременно содержать познавательные устремления, ориентированные в обоих указанных направлениях. С одной стороны, как организационная устойчивая целостность, как своего рода «постоянная величина». С другой же, — как нечто подвижное, «текучее», изменяющееся во времени, трансформирующееся, порождающее все новые и новые жизненные формы. Исключительная концентрация внимания на каком-нибудь одном из выделенных аспектов и, соответственно, недооценка значимости другого неизбежно приводят к искажению мыслительной перспективы исследования.

Социальная статика — это раздел социологии, изучающий условия существования и законы функционирования общественной системы; теорию общественного порядка, организации, гармоническое взаимодействие всех частей общества как целостного организма. Социальная статика изучает условия социальной стабильности. Статическому состоянию общества соответствует понятие «порядок». Задача статической социологии — изучение взаимодействий, которые постоянно происходят между различными частями общественной системы. Отдельные социальные элементы не имеют безусловного и независимого существования, а тесно связаны между собой. В этом отношении принцип солидарности и гармонии общественных явлений, взятых одновременно, составляет основной закон социальной статики.

Социальная динамика означает всякое изменение в обществе, характеризующееся вступлением социальных субъектов в определенные отношения, направленные на преобразование существующих структур. Социальная динамика взирает на реальность человеческого общества с иной точки зрения. Ее интересуют, прежде всего, причины и закономерности общественных изменений. В системе воззрений Конта социальной динамике приписывается особая по своей значимости и важности роль: она должна стать позитивистской теорией истории, новой версией концепции общественного развития.

Порядок и прогресс в социологии О. Конта

Общество можно рассматривать и как систему (состояние), и как процесс (смену состояний). Общество есть двуединая реальность, «двуликое существо», закон жизни которого определяется принципом «порядка и прогресса». Статическому состоянию общества соответствует понятие «порядок». Динамическому состоянию общества соответствует понятие «прогресс». Порядок становится неизменным условием прогресса, между тем как прогресс составляет беспрерывную цепь порядка. Только разумное и гармоничное сочетание этих начал способно, в конечном счете, сформировать искомый комплекс условий, необходимых для организации и поддержания нормальной жизнедеятельности всякой эмпирически конкретной ассоциации человеческих индивидуумов. Порядок без прогресса означает застой, прогресс без порядка означает хаос. Если ретрограды хотят законсервировать общество, взятое в наличном его состоянии, то революционеры стремятся это общество разрушить (во имя какой-то иной, новой модели социальной реальности). И тот, и другой путь О. Конт признает не приемлемым и пагубным для судеб цивилизации. Единственно конструктивной, по его мнению, является следующая позиция: изменения должны воспроизводить и медленно преобразовывать порядок; порядок, в свою очередь, должен предрасполагать к такого рода позитивным трансформациям. Вместе с тем, проблема социальной статики и динамики не сводится к одной лишь мировоззренческой смысловой составляющей.

Таким образом, О. Конт стал основателем не только новой науки, но и подлинно социологического подхода к анализу социальных явлений и процессов. Он впервые поставил проблему и собственно понятийного аппарата социологии, полагая, что описание и анализ структуры общества должны производиться в социальных терминах. С точки зрения этого подхода О. Конт дает описание разнообразным социальным системам, социальным институтам, институциональным взаимоотношениям и стратификации — социального неравенства, т. е. основным аспектам общей социологии. С появлением О. Конта социальная теория обретает институциональный статус, получает права гражданства в научном мире. Таким образом, позитивизм в лице одного из своих передовых представителей — О. Конта — заложил основы нового прогрессивного научного направления, дал обществу инструмент познания самого себя, создал предпосылки институциализации социологии как науки.

1.2. Эволюционистская социология Герберта Спенсера

Спенсер Герберт (1820–1903) — основоположник эволюционизма, эволюционистской социологии, английский философ и социолог. Социология может стать наукой только тогда, когда она основывается на идее природного, эволюционного закона. «Не может быть полного принятия социологии как науки, пока сохраняется убеждение, что социальный порядок не следует закону природы». По Г. Спенсеру все аспекты вселенной, органические или неорганические, социальные или несоциальные, являются субъектами (продуктами) законов эволюции.

Социология Герберта Спенсера — это эволюция, т. е. «переход от состояния относительной неопределенности, несвязности, однородности к состоянию относительной определенности, связности, многогранности», была для Г. Спенсера универсальным процессом, объясняющим как «самые ранние изменения, которые, как предполагается, испытала вселенная в целом… так и те последние изменения, которые прослеживаются в обществе и в продуктах социальной жизни».

Во всех социологических размышлениях Г. Спенсера лидируют биологические аналогии, хотя он и был вынужден учитывать ограниченность таких аналогий. Наиболее плодотворными органические аналогии оказались для разработки Г. Спенсером тезиса о том, что при эволюционном росте в структуре и функциях любой единицы происходят изменения и что увеличение в размерах приводит к большей дифференциации. Г. Спенсер имеет в виду в данном случае — если использовать простой пример, — что если бы люди вдруг выросли до размеров слона, то только значительные изменения конструкций тела позволили бы им продолжать существование как жизнеспособных организмов.

Рост, структура и дифференциация общества может идти двумя путями, «которые иногда развиваются отдельно, иногда совместно»: это либо рост населения «за счет простого умножения единиц», либо объединение ранее не связанных единиц «в союзы групп и союзы групп групп». Разрастание единиц в размерах неизменно сопровождается возрастанием сложности их структуры. Процесс роста, по определению Г. Спенсера, является процессом интеграции. А интеграция, в свою очередь, должна сопровождаться прогрессирующей дифференциацией структур и функций, если организм или общество стремится остаться жизнеспособным, т. е. если оно хочет выжить в борьбе за существование.

Социальные совокупности, так же как и органические, развиваются от состояния относительной неразделенности, к состоянию дифференциации, когда эти части становятся различными. Более того, как только части становятся непохожими друг на друга, они начинают взаимозависеть друг от друга; таким образом, при увеличении дифференциации возрастает взаимозависимость и, следовательно, интеграция социальных компонентов. При развитии (общества) его части становятся непохожими: в этом проявляется рост структуры, несхожие части принимают на себя неодинаковые виды деятельности. Эти виды деятельности не просто различны: различия так взаимосвязаны, что каждый из них обусловливает существование других. Таким образом, взаимная обратная связь вызывает взаимную зависимость частей. А взаимозависимые части, существующие отдельно и друг для друга, образуют сообщество, существующее на основании того же общего принципа, что и отдельный организм.

На раннем этапе социальной эволюции регулирующие центры в основном были нужны для осуществления действий, касающихся внешней среды, «противников и добычи». В дальнейшем, когда усложнение функций уже не допускает спонтанного приспособления составляющих частей друг к другу, такие системы управления берут на себя груз внутренней регуляции и социального контроля.

При дальнейшем увеличении в размерах «дифференциация, аналогичная той, которая приводит к первоначальному появлению вождя, теперь создает вождя вождей». По мере того как части социального целого становятся все более несхожими и роли, которые играют индивиды, оказываются вследствие этого более дифференцированными, их взаимная зависимость увеличивается. «Консенсус функций в процессе эволюции становится прочнее. В сообществах низкого уровня, как индивидуумов, так и социальных, действия составных частей мало зависят друг от друга, в то время как в развитых сообществах обоих видов действия жизненно важных компонентов этих частей становятся возможными только в рамках комбинаций действий, составляющих жизнь целого».

Таким образом, сложные общества более уязвимы и более хрупки в своей структуре, чем их более ранние и менее совершенные предшественники. Возрастающая взаимозависимость несхожих составных частей в сложных обществах и уязвимость, привносимая ею в общество, порождает необходимость создания «регулирующей системы», которая контролировала бы действия составляющих частей и обеспечивала их координацию. «В государстве, как и в живом теле, неизбежно возникает регулирующая система….При формировании более прочного сообщества… появляются высшие центры регулирования и подчиненные центры, высшие центры начинают расширяться и усложняться».

Строгость и масштабы внутреннего управления и контроля являлись для Г. Спенсера основным признаком различения между типами обществ. В своей классификации этих типов он также использовал другой критерий — уровень эволюционной сложности. Эти два способа определения социальных типов были связаны и все же в значительной степени независимы друг от друга, что создавало определенные трудности для составления общей схемы.

Пытаясь классифицировать типы обществ с точки зрения стадий развития, Г. Спенсер расположил их в следующем порядке: простые, сложные, двойной сложности и тройной сложности. Простые общества Г. Спенсер разделил на имеющие руководителя, с эпизодически появляющимся руководством, с нестабильным руководством и со стабильным руководством. Общества сложные и двойной сложности также классифицируются с точки зрения сложности их политической организации. Аналогичным образом различные типы обществ были расставлены в зависимости от эволюции характера оседлости — кочевое, полуоседлое и оседлое. Общества в целом были представлены как структуры, развивающиеся от простого к сложному, а затем к двойной сложности, проходя при этом через необходимые этапы.

Помимо данной классификации обществ по степени сложности Г. Спенсер предложил другую основу для проведения различий между типами обществ. Здесь в фокусе рассмотрения находится тип внутренней регуляции обществ. Так, для проведения различий между воинствующим и индустриальным обществами Г. Спенсер использовал в качестве критерия различия социальной организации, возникшие в результате различий в формах социальной регуляции. Эта классификация в отличие от основывающейся на стадиях развития исходит из утверждения зависимости типов социальной структуры от отношения данного общества к обществам, окружающим его.

При мирных отношениях существует относительно слабая и расплывчатая система внутренней регуляции; при воинствующих отношениях возникает принудительный и централизованный контроль. Внутренняя структура больше зависит не от уровня развития, как в первой схеме, а от наличия или отсутствия конфликта с соседними обществами. «Характерной чертой военных обществ является принуждение. Чертой, характеризующей всю воинствующую структуру, является то, что его подразделения принудительно соединяются для различных совместных действий. Как воля солдата подавляется настолько, что он полностью превращается в проводника воли офицера, так и воля граждан во всех делах, личных и общественных, управляется сверху правительством. Сотрудничество, за счет которого поддерживается жизнь в военном обществе, является принудительным сотрудничеством так же как и в организме человека внешние органы полностью зависят от центральной нервной системы.

Общество индустриального типа, наоборот, основывается на добровольном сотрудничестве и индивидуальном самоограничении. Оно «характеризуется во всем той же индивидуальной свободой, которую подразумевает любая коммерческая сделка. Сотрудничество, за счет которого существует многообразная активность общества, становится добровольным сотрудничеством. И поскольку развитая стабильная система, склоняющаяся к социальному организму индустриального типа, создает себе регулирующий аппарат рассеянного и нецентрализованного вида, она стремится также децентрализовать первичный регулирующий аппарат за счет привлечения от различных классов их оспариваемой власти». Г. Спенсер подчеркивал, что степень сложности общества не зависит от воинственно-индустриальной дихотомии. Относительно недифференцированные общества могут быть «индустриальными», по Г. Спенсеру (не в сегодняшнем понимании «индустриального общества»), а современные сложные общества могут быть военными.

Определяющим общество как воинственное или индустриальное является не уровень сложности, а, скорее, наличие или отсутствие конфликта с окружением. Если классификация общества по возрастанию сложности развития придала системе Г. Спенсера вполне оптимистическое изображение, то воинственно-индустриальная классификация привела его к менее радостным взглядам на будущее человечества. Г. Спенсер ни в коей мере не был, как он часто отмечал, неизменным последователем идеи непрерывного однолинейного прогресса. Это становится еще более очевидным, когда мы рассматриваем его общую схему эволюции.

Спенсер выдвигает концепцию однолинейного развития человечества, в соответствии с которой этапы человеческого прогресса жестко предопределены, так же как эволюция индивида от детства к зрелости. Г. Спенсер, особенно в ранних своих работах, изображает процесс эволюции неослабевающим, неизменным и постоянно присутствующим. «Изменение от однородности к разнородности проявляется в прогрессе цивилизации в целом, а также в прогрессе каждой нации; оно до сих пор продолжается с возрастающей скоростью». Но в своих зрелых произведениях Г. Спенсер, возможно, под влиянием разочарований в связи с «коллективистским» курсом, который приняло английское общество к концу XIX в., признает, что, хотя эволюция человечества в целом остается уверенной, определенные общества могут не только прогрессировать, но и отступать вспять.

«Социальный организм, — отмечал Г. Спенсер, — как и индивидуальный организм, претерпевает изменения, пока он не достигнет равновесия с окружающими условиями; только после этого он продолжает свое существование без дальнейших структурных изменений». Если такое равновесие достигается, эволюция продолжает «проявлять себя только в прогрессирующей интеграции, которая заканчивается жестокостью и практически прекращается».

Г. Спенсер в целом не настаивал на необратимости развития общества по предопределенным этапам. Г. Спенсер, подчеркивая отличие своей концепции от концепций сторонников теорий однолинейных этапов, таких, как, например, Конт, писал: «Таким образом, среди других ошибочных концепций возникает еще одна серьезная ошибка, что различные формы общества, представленные у дикарей и в цивилизованных расах в мире, являются не чем иным, как различными этапами эволюции одной формы; истина же заключается в том, что социальные типы, так же как и индивидуальные организмы, не образуют единого ряда, а классифицируются по расходящимся и распространяющимся группам». Эволюционная теория Г. Спенсера благодаря включению в нее факторов застоя и регресса становится несомненно более гибкой, хотя и теряет свою цельность.

Г. Спенсер анализирует социальные институты и подчеркивает непредвиденность последствий деятельности человека, показывая, что они являются не результатом преднамеренных стремлений и мотиваций субъекта, а возникают вследствие функциональных и структурных потребностей. Г. Спенсер призывает нас рассматривать институты с учетом двойного аспекта их эволюционного этапа и функций, которые они поддерживают на этой стадии.

Спенсер был вынужден найти способ примирить свой индивидуализм с органицистским подходом. По Г. Спенсеру, люди первоначально связали свои жизни друг с другом потому, что им это было выгодно. Соответственно он рассматривает качество общества как зависящее в значительной степени от качества образующих его индивидов. После описания сходства между социальным и биологическим организмами он обращается к описанию их несходства. Биологический организм заключен в кожу, а социальный связан изнутри посредством языка. По Г. Спенсеру части животного образуют конкретное целое, а части общества образуют целое, которое дискретно. В то время как живые единицы, образующие первое, связаны между собой тесным контактом, живые организмы, образующие второе, свободны, не находятся в контакте и более или менее широко рассредоточены. Хотя и связь между его частями является предпосылкой к тому сотрудничеству, посредством которого возможна жизнь отдельно взятого организма, и хотя члены социального организма, не составляя конкретное целое, не могут поддерживать сотрудничество с помощью непосредственного физического воздействия одной части на другую, все же они могут поддерживать и поддерживают сотрудничество с помощью какого-то иного органа… через промежуточные пространства, как с помощью эмоционального языка, так и с помощью устного и письменного интеллекта, т. е. связующая функция, которую невозможно достичь с помощью физически передаваемых импульсов, тем не менее, обеспечивается с помощью языка.

Язык позволяет обществам, состоящим из раздельных единиц обеспечивать постоянство отношений между компонентами. Но все же есть и еще более важное различие. В социальном организме оно рассредоточено по этому совокупному целому: все единицы обладают способностью к счастью и страданию если и не в равной степени, то хотя бы в приближенной друг к другу степени. Поскольку в таком случае нет социальной чувственности, то и благополучие совокупности целого, рассматриваемого отдельно от благополучия единиц не является той целью, к которой следует стремиться. Общество существует для блага его членов, а не его члены — для блага общества. Г. Спенсер указывал, что ни одно социальное образование не обладает коллективной чувственностью. Таким образом, несмотря на функциональную дифференциацию между людьми, они все стремятся к определенной мере «счастья» и удовлетворения.

Г. Спенсер с равной убежденностью отстаивал необходимость изучения законов общества для того, чтобы не действовать сообща. В противоположность Конту, который хотел направить общество через посредство духовной силы своих жрецов-социологов, Г. Спенсер страстно утверждал, что социологи обязаны убедить людей, что общество должно быть свободно от вмешательства правительств и реформаторов. «Один известный ученый, — писал Г. Спенсер, — утверждал, что если Вы начинаете вмешиваться в порядок, установленный Природой, невозможно предположить, каковы будут результаты».

Единственной властью, которую Г. Спенсер был готов предоставить государству, была защита прав индивида и коллективная защита от внешних противников. Государство обязано не только охранять каждого гражданина от посягательств его соседей, но и защищать его, наряду с обществом в целом, от иностранной агрессии. Все остальное должно быть предоставлено свободной инициативе индивидов, вступающих друг с другом в соглашения. Для здоровой деятельности и надлежащей пропорциональности тех отраслей промышленности, видов занятий и профессий, которые обеспечивают жизнь общества и способствуют ей, не должно, прежде всего, быть больших ограничений свободы людей в заключении соглашений друг с другом; во-вторых, должно обеспечиваться соблюдение соглашений, которые они заключают. Естественно возникающие препятствия действиям отдельного человека, в человеческом объединении, — это только такие препятствия, которые вызваны взаимными ограничениями; и соответственно не может быть результирующего препятствия тем соглашениям, которые они заключают добровольно.

По мнению Г. Спенсера, хорошее общество основывается на соглашениях между индивидами, преследующими свои соответствующие интересы. Там, где государство вмешивается в эти согласительные договоренности как в целях повышения социального благосостояния, так и в любых других, — это либо нарушает социальный порядок, либо приводит к отбрасыванию достижений индустриального общества и возвращению к ранним формам тиранического и воинствующего социального порядка.

Он утверждал, что чрезмерная плодовитость стимулирует большую активность, потому что, чем больше становится людей, тем большая изобретательность необходима для того, чтобы выжить. Наименее развитые группы и индивиды вымирают, поэтому общий уровень развития и интеллекта должен постепенно возрастать. «Те, кого эти возрастающие трудности добывания средств к существованию, вытекающие из повышенной рождаемости, не побуждают к улучшению производства, т. е. к более высокой умственной деятельности, находятся на пути к вымиранию; они должны в конечном итоге быть вытеснены тем, кого такое давление побуждает к такому действию».

Г. Спенсер утверждал, что общий уровень интеллекта поднимется до такой степени, что в борьбе за существование выживут лишь те, интеллект которых превосходит интеллект других. Но этот прогрессивный эволюционный механизм будет полностью разрушен, заявлял он, если в форме слабых законов или других мер социального благосостояния будет допущено государственное вмешательство в благотворные процессы естественного отбора. Вмешательство государства в социальные вопросы, считал Г. Спенсер, неминуемо исказит необходимую адаптацию общества к своей среде. Как только вмешивается государство, благотворные процессы, которые естественным образец привели бы к более эффективному и более разумному контролю человека над природой, будут нарушены и дадут начало обратному пагубному процессу, который может привести лишь к прогрессирующему упадку человечества.

Г. Спенсер много размышлял об объективности в общественных науках. Г. Спенсеру были хорошо известны специальные проблемы объективности, возникающие при исследовании социального мира, в котором живут сами исследователи, и он видел в этом сложность, не присущую изучению явлений природы. Он считал, что ученый, занимающийся социальной наукой, должен сделать сознательное усилие и освободить себя от предубеждений и ощущений, объяснимых и неизбежных для не ученых, но которые пагубно отразятся на деле ученого, если он поддастся искушению привнести их в науку. Не менее половины «Исследования социологии» Г. Спенсера посвящено тщательному анализу источников пристрастий и «интеллектуальных и эмоциональных трудностей», с которыми приходится сталкиваться социологу при выполнении своей задачи. Это главы со следующими названиями: «Предвзятость патриотизма», «Классовая предвзятость», «Политическая предвзятость», «Теологическая предвзятость». Здесь Г. Спенсер развивает в первом приближенных социологию познания, пытаясь показать, как защита идеальных или материальных интересов приводит к формированию искаженных восприятий социальной реальности.

Темы и вопросы для повторения

1. В чем состояла объективная необходимость возникновения социологии как самостоятельной научной дисциплины?

2. Теория А. Сен-Симона и ее влияние на основателя социологии О. Конта.

3. Теоретические источники и общефилософские, положения концепции О. Конта.

4. Идея социологии («Социальной физики») как позитивной науки об обществе. Натурализм О. Конта, его эволюционизм как методологический принцип построения социологической теории.

5. Закон трех стадий. «Социальная статика и идея порядка». «Социальная динамика и идея общественного прогресса».

6. Предмет и задачи социологии по О. Конту. Контовская классификация наук. Методы позитивной социологии. Основные принципы позитивизма О. Конта.

7. Социология, ее предмет по Г. Спенсеру. Эволюционное учение Г. Спенсера. Идея всеобщего закона эволюции (формулировка). Эволюция и революция. Социальная интеграция и социальная дифференциация.

8. Учение Г. Спенсера об обществе. Общество как социальный организм. Типы обществ. Социальные институты и их типология.

9. Сравнительная характеристика контовской и спенсеровской классификации наук.

Глава 2. Социология К. Маркса и Ф. Энгельса. Школы одного фактора в социологии XIX века

2.1. Социология К. Маркса и Ф. Энгельса

Основоположниками марксистской социологии являются К. Маркс (1818–1883) и Ф. Энгельс (1820–1895). Мировоззренческой и методологической основой марксистской социологии выступает диалектический материализм. Это, в частности, предопределило глубокую органичную связь социологической теории марксизма с эмпирическим материалом, которая нашла свое воплощение в таких трудах К. Маркса и Энгельса, как «Капитал», «Положение рабочего класса в Англии» и др.

Другой важной особенностью марксистской социологии является ее принципиальная политическая и идеологическая направленность. К. Маркс и Ф. Энгельс всегда открыто признавали, что их учение выражает мироотношение рабочего класса, они последовательно отстаивали принцип партийности общественных наук.

Отличительной чертой марксистской теоретической социологии, как и вообще марксизма-ленинизма, является также тесная связь с революционной практикой. Марксистская социология собственно перерастает рамки науки в общепринятом смысле, она становится целым, самостоятельным идейно-практическим движением масс, формой общественного сознания в целом ряде стран, придерживавшихся и придерживающихся социалистической ориентации.

Социологическая концепция марксизма сводится к следующему:

1. Общественное бытие определяет общественное сознание.

2. Материальные общественные отношения являются первичными, идеологические отношения — вторичны.

3. Определяющую роль во всем укладе общественной жизни играет, в конечном счете, способ производства материальных благ.

4. Экономический базис определяет политическую, правовую, религиозную и прочие надстройки; вместе с тем надстрочные отношения и учреждения, в частности государство, активно воздействуют со своей стороны на экономический уклад (базис).

5. Развитие общества есть естественно-исторический процесс.

6. Источником общественного развития являются противоречия, в частности, между классами, соответственно движущей силой в классово-антагонистическом обществе является классовая борьба.

7. Общественный прогресс представляет собой процесс движения от одной, низшей, общественно-экономической формации к другой, высшей, общественно-экономической формации; в его основе лежит прогресс производительных сил общества.

8. Переход от одной общественно-экономической формации к другой означает социальную революцию, она не совершается, пока, не созреют в обществе необходимые социальные, прежде всего материальные, предпосылки.

9. Капитализм есть последняя классово-эксплуататорская, основанная на частной собственности общественно-экономическая формация. Захватив в ходе пролетарской революции политическую власть и установив свою диктатуру, пролетариат последовательно ликвидирует себя как класс, а — вместе с тем и вообще классовое деление общества и устанавливает бесклассовую, безгосударственную, основанную на общественной собственности цивилизацию — коммунизм, где утвердится общественное самоуправление и свободное развитие каждого станет условием свободного развития всех.

10. Человеческая личность есть воплощение социальных качеств, совокупность (ансамбль) общественных отношений.

11. Социология партийна, так же как и все остальные общественные науки; только базирующаяся на диалектико-материалистической философии и опирающаяся на неопровержимый эмпирический материал, а также выражающая идеологию самого передового класса — пролетариата — социология может рассматриваться как подлинно научная. В этом плане марксистская социология непримирима со всеми буржуазными учениями об обществе.

К. Маркс и Ф. Энгельс разработали основные понятия социологической науки: «собственность», «класс», «государство», «общественное сознание», «личность» и т. д., блестяще применили исключительно важный системный анализ общества, подвергли обстоятельному теоретическому и эмпирическому исследованию современное им общество, получившее впоследствии название «классического капитализма». Важной заслугой их является также разработка и широкое использование конкретно-социологических методов исследования. Вместе с тем они не избежали и ошибок, главным образом в области социального прогнозирования.

В дальнейшем марксистскую социологию более или менее последовательно и успешно развивали многочисленные ученики и последователи Маркса и Энгельса: в Германии — Ф. Меринг, К. Каутский и др., в России — Г. В. Плеханов, В. И. Ленин и др., в Италии — А. Лабриола, А. Грамши и др. Теоретическое и методологическое значение марксистской социологии сохраняется по сей день.

Учение К. Маркса об общественно-экономической формации

Теоретическое учение Карла Маркса, выдвинувшего и обосновавшего формационную концепцию общества, занимает особое место в ряду социологической мысли. Одним из первых в истории социологии К. Маркс разрабатывает весьма развернутое представление об обществе как системе.

Это представление воплощено прежде всего в его понятии общественно-экономической формации.

Термин «формация» (от лат. formatio — образование) первоначально использовался в геологии (главным образом) и в ботанике. Он был введен в науку во второй половине XVIII в. немецким геологом Г. К. Фюкселем и затем, на рубеже XVIII–XIX вв., широко использовался его соотечественником, геологом А. Г. Бернером. Взаимодействие и смена экономических формаций были рассмотрены К. Марксом в приложении к докапиталистическим формациям в отдельном рабочем материале, который лежал в стороне от исследования западного капитализма.

Общественно-экономическая формация — исторический тип общества, характеризуемый определенным состоянием производительных сил, производственных отношений и определяемых последними надстроечных форм. Формация — это развивающийся социально-производственный организм, имеющий особые законы возникновения, функционирования, развития и превращения в другой, более сложный социальный организм. Каждая из них имеет особый способ производства, свой тип производственных отношений, особый характер общественной организации труда, исторически обусловленные, устойчивые формы общности людей и отношений между ними, специфичные формы общественного управления, особые формы организации семьи и семейных отношений, особую идеологию и свод духовных ценностей.

Понятие общественной формации К. Маркса является абстрактной конструкцией, которую еще можно именовать как идеальный тип. В связи с этим М. Вебер совершенно справедливо считал марксистские категории, в том числе категорию общественной формации, «мысленными конструкциями». Он и сам умело пользовался этим мощным познавательным инструментом. Это такой прием теоретического мышления, который позволяет на понятийном уровне создать емкий и обобщенный образ какого-либо явления или группы явлений, не прибегая к статистике. К. Маркс называл такие конструкции «чистым» типом, М. Вебер — идеальным типом. Суть их в одном — выделить в эмпирической реальности главное, повторяющееся, а затем это главное объединить в непротиворечивую логическую модель.

Общественно-экономическая формация — общество, находящееся на определенной ступени исторического развития. В основе формации лежит известный способ производства, представляющий собой единство базиса (экономики) и надстройки (политики, идеологии, науки и др.). История человечества выглядит как последовательность пяти формаций, следующих друг за другом: первобытнообщинной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической и коммунистической формаций.

В данном определении зафиксированы следующие структурные и динамические элементы:

1. Никакая отдельно взятая страна, культура или общество не может составлять общественную формацию, но только совокупность многих стран.

2. Тип формации определяется не религией, искусством, идеологией и даже не политическим режимом, а ее фундаментом — экономикой.

3. Надстройка всегда вторична, а базис первичен, поэтому политика всегда будет только продолжением экономических интересов страны (а внутри нее — экономических интересов господствующего класса).

4. Все общественные формации, выстроенные в последовательную цепочку, выражают прогрессивное восхождение человечества от низших ступеней развития к высшим.

Согласно социальной статике К. Маркса, базис общества целиком и полностью экономический. Он представляет собой диалектическое единство производительных сил и производственных отношений. Надстройка включает идеологию, культуру, искусство, образование, науку, политику, религию, семью.

Марксизм исходит из утверждения, что характер надстройки определяется характером базиса. Это значит, что экономические отношения в значительной степени определяют возвышающуюся над ними надстройку, то есть совокупность политических, моральных, правовых, художественных, философских, религиозных взглядов общества и соответствующих этим взглядам отношений и учреждений. Поскольку сменяется природа базиса, постольку меняется и природа надстройки.

Базис обладает абсолютной автономией и независимостью от надстройки. Надстройка по отношению к базису обладает лишь относительной автономией. Отсюда следует, что подлинной реальностью обладает прежде всего экономика, отчасти — политика. То есть она реальна — с точки зрения влияния на общественную формацию — лишь во вторую очередь. Что касается идеологии, то она реальна уже как бы в третью очередь.

Под производительными силами марксизм понимал:

1. Людей, занятых изготовлением товаром и оказанием услуг, обладающих определенной квалификацией и способностью к труду.

2. Землю, недра и полезные ископаемые.

3. Здания и помещения, где осуществляется процесс производства.

4. Орудия труда и производства от ручного молотка до высокоточных станков.

5. Технологию и оборудование.

6. Конечную продукцию и сырье. Все они подразделяются на две категории — личные и вещественные факторы производства.

Производительные силы формируют, выражаясь современным языком, социотехническую систему производства, а производственные отношения — социально-экономическую. Производительные силы являются той внешней средой для производственных отношений, изменение которых приводит либо к их модификации (частичному изменению), либо к полному уничтожению (замене старых на новые, что всегда сопровождается социальной революцией).

Производственные отношения — отношения между людьми, складывающиеся в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ под воздействием характера и уровня развития производительных сил. Они возникают между большими группами людей, занятыми в общественном производстве. Производственные отношения, образующие экономическую структуру общества, определяют поведение и действия людей, как мирное сосуществование, так и конфликты между классами, возникновение социальных движений и революции.

В «Капитале» К. Маркс доказывает, что производственные отношения определяются в конечном счете уровнем и характером развития производительных сил.

Общественно-экономическая формация — это совокупность стран на планете, которые в данный момент находятся на одной и той же ступени исторического развития, имеют сходные механизмы, институты и учреждения, определяющие базис и надстройку общества.

Согласно формационной теории К. Маркса, в каждый исторический период, если сделать моментальный портрет человечества, на планете сосуществуют самые разные формации — одни в своем классическом виде, другие — в своей пережиточной форме (переходные общества, где наслоились остатки самых разных формаций).

Всю историю общества можно разделить на этапы в зависимости от того, каким образом осуществляется производство товаров. Маркс называл их способами производства. Всего исторических способов производства (они называется также общественно-экономическими формациями) пять.

История начинается с первобытнообщинной формации, при которой люди трудились сообща, не было частной собственности, эксплуатации, неравенства и социальных классов. Вторым этапом является рабовладельческая формация, или способ производства.

На смену рабовладению пришел феодализм — способ производства, основанный на эксплуатации лично и поземельно зависимых непосредственных производителей земельными собственниками. Он возник в конце V в. в результате разложения рабовладельческого, а в некоторых странах (в том числе у восточных славян) первобытно-общинного строя

Сущность основного экономического закона феодализма — производство прибавочного продукта в форме феодальной ренты в виде отработочной, продуктовой и денежной. Главным богатством и средством производства является земля, которая находится в частной собственности у помещика и сдается крестьянину на временное использование (в аренду). Тот платит феодалу ренту, продуктами или деньгами, позволяя ему жить ему безбедно и в праздной роскоши.

Крестьянин более свободен, чем раб, но менее свободен, чем наемный рабочий, который становится, наряду с собственником-предпринимателем, главной фигурой на следующем — капиталистическом — этапе развития. Основным способом производства становится добывающая и обрабатывающая промышленность. Феодализм серьезно подорвал основу своего экономического благополучия — крестьянское население, значительную часть которого разорил и превратил в пролетариев, людей без собственности и статуса. Они заполнили города, где в это Рабочие заключают с работодателем контракт, или договор, который ограничивает эксплуатацию определенными нормами, согласованными с юридическими законами. Собственник предприятия не складывает деньги в сундук, и пускает свой капитал в оборот. Размеры получаемой им прибыли определяются ситуацией на рынке, искусством управления и рациональностью организации труда.

Завершает историю коммунистическая формация, которая возвращает людей к равенству на более высокой материальной основе. В планомерно организованном коммунистическом обществе не будет частной собственности, неравенства, социальных классов и государства как машины подавления.

Функционирование и смена формаций подчиняется общим законам, связывающим их в единый процесс поступательного движения человечества. В то же время каждая формация имеет свои особые законы возникновения и развития. Единство исторического процесса не означает, что каждый социальный организм проходит все формации. Их проходит человечество в целом, «подтягиваясь» к тем странам и регионам, где победил наиболее прогрессивный в данную историческую эпоху способ производства и развились соответствующие ему надстроечные формы.

Переход от одной формации к другой, способной создать более высокие производственные мощности, более совершенную систему экономических, политических и духовных отношений, составляет содержание исторического прогресса.

Материалистической теория истории К. Маркса является потому, что определяющая роль в развитии общества принадлежит не сознанию, а бытию людей. Бытие определяет сознание, взаимоотношения людей, их поведение и взгляды. Фундаментом общественного бытия выступает общественное производство. Оно представляет одновременно процесс и результат взаимодействия производственных сил (орудия труда и люди) и производственных отношений. Совокупность не зависящих от сознания людей производственных отношений составляет экономическую структуру общества. Она называется базисом. Над базисом возвышается юридическая и политическая надстройка. Сюда относятся различные формы общественного сознания, в том числе религия и наука. Базис первичен, а надстройка вторична.

2.2. Школы одного фактора в социологии XIX века

Расово-антропологическое направление в социологии. Расово-антропологическое направление, бывшее популярным в социологии во второй половине XIX — начале XX в., является разновидностью натурализма. Наиболее известные представители этого направления — Ж. — А. де Гобино, Ш. Летурно, Ж. Ляпуж (Франция), X. С. Чемберлен (Англия), О. Аммон (Германия). Суть этого направления — в определении влияния биологической природы человека, его расовых черт и генотипа на жизнь общества.

Основными положениями расово-антропологического направления являются следующие:

• социальное поведение людей и культура целиком обусловливаются их биологической наследственностью;

• социальная жизнь выступает следствием и результатом расовых и антропологических факторов;

• расы не равны между собой, что определяет не только социальное, но и культурное неравенство между группами людей;

• смешения рас вредны для обществ в целом и для отдельных людей в особенности.

Расово-антропологическое направление оказалось представленным и в других европейских странах, в частности в Германии. К концу XIX в. в этой стране возникла так называемая антропосоциология, одним из самых ярких представителей которой был Отто Аммон. Так, одним из основных антропометрических параметров была величина так называемого головного показателя — процентного отношения наибольшей ширины головы к ее наибольшей длине. В соответствии с такими измерениями самой аристократической, «высшей» расой оказалась нордическая (арийская). В главной из них — «Общественный порядок и его естественные основы» (1895) — немецкий антропосоциолог пытался анализировать общественные институты в Германии сквозь призму соединения принципов расизма и социального дарвинизма. Не случайно, А. Гитлер широко использовал работы О. Аммона. Расово-антропологическое направление в социологии нельзя определить как подлинно научное, поскольку в нем абсолютизируются расовые и этнические предрассудки, пропагандируются социальные мифы, имеющие явно выраженный тенденциозно-идеологический характер.

Социал-дарвинистское направление в социологии. Взгляды Л. Гумпловича и Г. Ратценхофера

Под социал-дарвинизмом чаще всего понимают направление (иногда пишут «школа» или даже «парадигма») в социологии, провозгласившее в качестве определяющих факторов общественной жизни принципы естественного отбора и биологической эволюции и рассматривающее их как принципы социального отбора и социальной эволюции. Представители этого направления исходят из посылки, согласно которой все социологические выводы должны соответствовать естественнонаучным законам, а в основе общественных структур лежат природные особенности человека.

Для социал-дарвинизма характерно применение дарвиновской теории борьбы за существование, т. е. определение последней как арены непрерывной и повсеместной борьбы, столкновений, конфликтов между индивидами, социальными общностями (группами) людей, целыми обществами. Наиболее яркими выразителями идей социал-дарвинизма стали польско-австрийский социолог Л. Гумплович и его австрийский последователь Г. Ратценхофер, американские социологи А. Смолл и У. Самнер. Рассмотрим коротко существо их взглядов и позиций.

Людвиг Гумплович (1838 — 1909) один из известнейших европейских социологов XIX в., написал ряд крупных работ по общим проблемам социологии. Гумплович рассматривал социологию как науку, занимающуюся изучением социальных групп и отношений между ними. В гармоническом взаимодействии социальных групп лежит единственно возможное решение социальных вопросов, насколько оно вообще возможно.

Основное состояние отношений между группами, согласно Л. Гумпловичу, — непрерывная и беспощадная борьба, которая является главным фактором их социальной жизни. В основе межгрупповых конфликтов лежат, по мнению социолога, стремления людей к удовлетворению материальных потребностей. Следовательно, борьба — групповая, а интересы — индивидуальные.

Он делил все группы на простые и сложные. К простым социальным группам относились примитивные человеческие сообщества с ярко выраженными антропологическими и этническими характеристиками (орды, племена, роды и т. д.). Сложные группы, или группы второго порядка, отличались своей многомерностью и структурой, наличием целого ряда социальных характеристик и выполнением многочисленных функций. К сложным группам Л. Гумплович относил сословия, государства, классы.

Австрийский социолог Густав Ратценхофер был сторонником социал-дарвинизма. Он (подобно Л. Гумпловичу) считал, что в обществе действуют такие же закономерности, какие имеют место в органической природе. Основной социологической категорией для австрийского социолога выступал интерес, который движет поведением групп и индивидов. Поэтому конфликты между группами и людьми — это, прежде всего, конфликты интересов. Г. Ратценхофер предложил классификацию интересов, включающую пять типов: прокреативные интересы, стимулирующие деятельность по продолжению рода; физиологические интересы, реализующиеся в питании; индивидуальные интересы, в которых воплощается стремление к самоутверждению; социальные интересы, выражающиеся в стремлении к родственным и групповым связям; трансцендентные интересы, означающие связь с религией и стремление к ней.

Некоторые из этих узловых понятий, в первую очередь категории конфликта, интереса и желания, оказались центральными для творчества американского социолога Альбиона Смолла (1854–1926). А. Смолл выделял шесть классов интересов, связанных со сферами здоровья, благосостояния, общения, познания, красоты, справедливости. Первый класс интересов касается пищи и сексуальных отношений, второй — богатства и владения вещами, третий — связи между людьми, четвертый — знания и наука, пятый — наслаждение эстетическим, шестой — правоты.

Американский социолог Уильям Самнер (1840–1910) считал, что обычаи являются продуктом четырех главных мотивов человеческих действий и поступков: голода, сексуальной страсти, честолюбия и страха. В основе этих мотивов лежат многообразные человеческие интересы.

Самнер находился под сильным влиянием идей Г. Спенсера и Ч. Дарвина, поэтому считал основными принципами социологии социальный эволюционизм, естественный социальный отбор и борьбу за существование, которую социальные группы ведут между собой.

Социал-дарвинизм как направление социологической науки оказал определенное влияние на ее развитие. Это было сделано за счет постановки и анализа таких проблем как социальный отбор, социальная эволюция, социокультурная адаптация, межгрупповые отношения, конфликты в них, борьба социальных групп за существование и др.

Географическое направление в социологии. Под географическим (иногда его называют социогеографическим) направлением в социологии принято понимать натуралистические концепции и теории, в которых факторы географической среды рассматриваются как определяющие по отношению к ходу экономических, социальных и политических процессов. При этом понятие географических факторов включает в себя самые разные аспекты: климат, и ландшафт, и длина береговой линии, и реки, и флора, и фауна, и урожайность, и земля с ее разнообразными особенностями, и минеральные богатства, и продукты питания, и водные ресурсы, и горы.

Это направление получило распространение и развитие в ряде европейских стран: Англии, Германии, Франции, Швеции. Его наиболее известные основатели и представители — Г. Бокль (Англия), К. Риттер, Ф. Ратцель, К. Хаусхофер (Германия), Ю. Челлен (Швеция), Ж. Реклю, П. Видаль (Франция).

Генри Бокль (1821–1862) английский историк и социолог, представитель позитивизма, находился под сильным влиянием О. Конта. В работе «История цивилизации в Англии» (переведена на русский язык и издана в Санкт-Петербурге (1895) Г.Бокль доказывал, что развитие человеческого общества зависит в значительной мере от действия физических причин, к которым он относил в первую очередь климат, ландшафт, почву и пищу.

Пожалуй, наиболее активно географическое направление развивалось в Германии. Здесь заметную роль играл первоначально Карл Риттер (1779–1859). Значение К. Риттера, который всегда подчеркивал особую роль географии в деятельности, воспитании и самовоспитании человека, определялось, прежде всего, его попытками органически соединить географию и социологию.

Ф. Ратцель (1844–1904) доказывал определяющее воздействие пространственно-природных факторов на ход истории и процессы принятия политических решений правящими кругами. Так, он пытался выстроить причинные связи, их цепочки между характером природной среды, типом местности и деятельностью государства. При этом Ф. Ратцель абсолютизировал влияние природно-географической среды на особенности политического устройства, характер международных отношений и внутреннюю и внешнюю государственную политику, доказывая, что для ее усиления, равно как и для увеличения могущества страны, нужны новые территории, которые, в свою очередь, для их освоения потребуют роста народонаселения. Обоснованию этого положения были посвящены сформулированные Ратцелем законы «пространственного роста государств».

Немецкий исследователь различал понятия границ государства, его пространства и местоположения. Развитие наций и их культур связано с необходимостью изменения и расширения названных параметров. Эти идеи имели явно выраженный геополитический характер и пали на хорошо удобренную для них в Германии почву.

Ряд положений географического направления в социологии нашел свое отражение во взглядах Карла Хаусхофера (1869–1946), которого характеризуют как основателя реакционной немецкой геополитики. Его считают идеологом, стратегом и теоретиком экспансионистской политики фашистской Германии. Некоторые идеи географического направления он довел до крайности, использовав понятие жизненного пространства в целях обоснования его дефицита в Германии и неестественности ее границ. Особенностью позиции К. Хаусхофера было стремление соединить наиболее консервативные положения расово-антропологического (в том числе обоснование расизма) и географического направлений.

Французская социогеографическая школа представлена взглядами Ж. Реклю и П. Видаля.

Жан Жак-Элизе Реклю (1830–1905) заимствовал ряд идей у К. Риттера, у которого учился в Берлине. Главная его работа, принесшая ему мировую славу и известность, — девятнадцатитомная энциклопедия «Новая всеобщая география. Земля и люди», которую он писал и издавал 20 лет (1875–1894 гг.). За эту работу он был награжден золотой медалью Парижского географического общества. В фокусе внимания Ж. Реклю влияние внешней, в основном географической, среды на общество. Однако он рассматривал это влияние не только в «одностороннем» порядке, но и обращал внимание на взаимодействие двух сред — социальной и географической. По мнению Ж.

Реклю, чтобы оно было плодотворным, необходимо содействовать реализации принципов гуманизма и братства народов. В целом вся социальная география Реклю была пронизана его прогрессивными общественно-политическими устремлениями. Он воспевал свободу личности (иногда понимаемую анархистски), идею общественного прогресса как развития и оптимального использования обществом лучших качеств людей.

Поль Видаль де Ла Блаш (1845–1918) справедливо считается одним из основателей французской географической школы в социологии. Он уделял большое внимание процессам изменения географической среды под воздействием деятельности социальных групп. Сам ландшафт это не только продукт природных изменений, но и трудов человека, социальных групп. Задача социологов и социогеографов, по мнению П. Видаля, состоит не только в том, чтобы определить, что данная географическая природная среда предполагает тот или иной образ жизни, но и в том, чтобы выявить воздействие на нее этого образа жизни и изменения в самой среде в результате такого процесса. Натурализм сыграл в целом позитивную роль, поскольку стремился прибегать к научному объяснению социальных явлений и привлек внимание исследователей-обществоведов к достижениям естественнонаучного знания.

Органическая школа в социологии. Представителями этой школы являются Лилиенфельд-Тоаль Павел Фёдорович (1829–1903), Альберт Шеффле (Германия), Рене Вормс (Франция). Исходной точкой развития своих взглядов П. Лилиенфельд видит разграничение источников знания, из которых человек черпает его на протяжении всей своей жизни. «Для духа человеческого существуют только два источника познания. Он может вникать в самого себя, делая собственное «я» предметом своих наблюдений и исследований… или же дух человеческий обращает исследования свои на окружающую природу». Тем самым он подразделяет и науки на два типа: «умозрительные» — математика, метафизика, психология и естественные — естественная история, химия, физика, медицина, геология. С другой стороны, П. Лилиенфельд говорит о том, что никакое исследование окружающей, естественной среды не возможно без «умозрения», а каждое умозрение обязательно основывается на чём-то реальном. Здесь, начиная говорить уже о человеческом обществе и социологии, П. Лилиенфельд предлагает «решить вопрос: к какой области человеческого знания принадлежит социология.

П. Лилиенфельд замечает, что социология не занимается изучением внутренней сущности человека и не пытается познать тайну души человека, социология изучает лишь внешнюю деятельность человека, т. е. проявление наружу его духовных и физических сил в общественной среде.

Общество приводится к единству посредством подчинения, путём власти одних индивидов, одних общественных органов, над другими, так же, как организмы слагаются в одно целое посредством подчинения действия одних клеточек действию других. Это политическая сторона развития. Политическая свобода определяет условия взаимодействия и напряжения отдельных клеточек в виду органического единства.

П. Лилиенфельд формулирует цели прогресса общества: в политической сфере прогресс заключается в усилении власти, в экономической сфере — в увеличении собственности и расширении экономических свобод, в правовой — в упрочении права и правовых свобод.

Не надо только проводить аналогии с какими-то конкретными организмами или, наоборот, вдаваться в метафизическую демагогию о сверхъестественности природы человека.

Темы и вопросы для повторения

1. Социально-исторические и философско-теоретические предпосылки возникновения в Европе марксистской социологии.

2. Основные составные части теории К. Маркса и Ф. Энгельса. Связь экономической и социологической теории К. Маркса.

3. Социологические идеи в «Капитале» и экономических рукописях К. Маркса.

4. Способ производства и общественная формация. Проблемы стадий всемирной истории в марксизме (концепция общественных формаций).

5. Социально-политическое учение К. Маркса и Ф. Энгельса: вызревание в капитализме экономических, социальных и политических революции и диктатура пролетариата.

6. Проблемы древнейшей истории человечества: работы Ф. Энгельса «К вопросу о роли труда в процессе превращения обезьяны в человека» и «Происхождение семьи, частной собственности и государства»

7. Эволюционная теория Ч. Дарвина как один из теоретических источников натуралистических школ. Единство законов истории природы и истории человечества. Классификация натуралистических школ.

8. Географическая школа и ее характеристика.

9. Основные положения расово-антропологической школы.

10. Социал-дарвинистская школа — Л. Гумплович, Г. Ратценхофер.

Глава 3

Органическая и механическая солидарность Э. Дюркгейма. Общность и общество в учении Ф. Тенниса. Социология Макса Вебера

3.1. Социология Э. Дюркгейма

Предметом социологии Э. Дюркгейма (1856–1918) является социальная реальность, имеющая особые, присущие только ей одной качества, элементами этой социальной реальности являются социальные факты, совокупность которых составляет общество.

Цель социологии есть исследование главным образом социальных фактов, а также их научное объяснение, т. е. ученый стремился доказать, что социология может и должна существовать как наука объективная.

Правила социологического метода Э. Дюркгейма:

1. Социальные факты нужно рассматривать как вещи, что на самом деле означало признание в первую очередь их независимое от субъекта существование и обеспечивало объективный подход к социальной действительности.

2. Социолог должен изучать не отдельные и разрозненные социальные факты, а целые их классы.

3. Описание и упорядочение социальных фактов — это только начало социологического исследования. Главное — установить между ними более глубокие причинные связи и законы.

4. Социология, описывая и объясняя социальные факты, должна стремиться к их сравнительному, сопоставительному анализу.

Социология выступает у Э. Дюркгейма как сложное структурное образование, включающее три основные части: социальную морфологию, социальную физиологию и общую социологию.

Социальная морфология изучает структуру общества и его материальные формы (социальные организации народов, географические основы их жизни, народонаселение, распределение его по территориям и т. д.).

Социальная физиология изучает конкретные проявления общественной жизни (религию, мораль, нравы, экономику и др.). Социальная физиология исследует «жизненные проявления обществ» и охватывает ряд частных социальных наук. Она включает в себя:

1) социологию религии;

2) социологию морали;

3) юридическую социологию;

4) экономическую социологию;

5) лингвистическую социологию;

6) эстетическую социологию.

Общая социология — по замыслу Э. Дюркгейма, должна устанавливать, раскрывать наиболее общие законы жизни общества и синтезировать их в единое целое, это философская сторона науки. Задача социологии состоит в том, считает Дюркгейм, чтобы объединить представителей различных социально-гуманитарных дисциплин на основе общей точки зрения на характер социальных фактов, совпадающих критериев их оценки, единого метода исследования.

Центральное методологическое место в его творчестве занимает теория общества, получившая название «социологизма. «Социологизм» Э. Дюркгейма характеризуется:

Во-первых, это преимущество общественного над индивидуальным. Общество рассматривается как более богатая и значимая реальность, чем индивид. Оно выступает как определяющий деятельность человека фактор.

Во-вторых, он формулирует принцип объективного научного подхода к социальным фактам, связанный с требованием объяснять одни из них другими, но не сводить к биологическим либо психологическим явлениям и процессам.

Для понимания дюркгеймовского «социологизма» необходимо выделить и различать в нем два аспекта: онтологический и методологический. Онтологическая сторона «социологизма», т. е. концепция социальной реальности выражена в следующих базовых положениях:

1. Общество — это реальность особого рода, не сводимая к другим ее видам. Общество — не простая сумма индивидов, но система, образованная их ассоциацией и представляющая собой реальность, наделенную своими особыми свойствами. Конечно, коллективная жизнь предполагает существование индивидуальных сознаний, но этого необходимого условия недостаточно. Нужно еще, чтобы эти сознания были ассоциированы, скомбинированы, причем скомбинированы определенным образом.

2. Онтологическая сторона «социологии» не сводится, однако, к признанию основательности и автономии социальной реальности. Утверждается главенство социальной реальности по отношению к индивидуальной.

3. Общество в его интерпретации выступает как независимая от индивидов, вне — и надиндивидуальная реальность. Оно — «реальный» объект всех религиозных и гражданских культов. Оно представляет собой более богатую и более «реальную» реальность, чем индивид, оно доминирует над ним и создает его, являясь источником всех высших ценностей.

Таким образом, характерная онтологическая черта «социологизма» — это «социальный реализм». Э. Дюркгейм признает, что генетически общество возникает в результате взаимодействия индивидов; но, раз возникнув, оно начинает жить по своим собственным законам.

Методологический аспект «социологизма» тесно связан с его онтологическим аспектом и симметричен ему. Поскольку общество — часть природы, постольку наука об обществе — социология — подобна наукам о природе в отношении методологии.

Методологический аспект «социологизма» включает:

1. Познавательная цель социологии — исследование устойчивых причинно-следственных связей и закономерностей. Дюркгейм настаивает на применении в социологии объективных методов, аналогичных методам естественных наук.

2. Исследованию должны подвергаться в первую очередь не понятия о социальной реальности, а она сама непосредственно; из социологии необходимо устранить все предпонятия, т. е. понятия, образовавшиеся вне науки.

3. Основной принцип его методологии выражен в знаменитой формуле, согласно которой асоциальные факты нужно рассматривать как вещи. Это значит приступать к их изучению, исходя из принципа, что мы ничего не знаем о том, что они собой представляют, а их характерные свойства, как и неизвестные причины, от которых они зависят; не могут быть обнаружены даже самой внимательной интроспекцией. Это обстоятельство нередко игнорировали интерпретаторы и критики Э. Дюркгейма.

4. Из признания специфики социальной реальности вытекает самостоятельность социологии как науки, ее несводимость ни к какой другой из наук, специфика ее методологии и понятийного аппарата. Отсюда и методологический принцип, согласно которому социальные факты должны объясняться другими социальными фактами.

5. Социология в результате выступает не только как специфическая наука о социальных фактах, но и как своего рода наука наук, призванная обновить и социологизировать самые различные отрасли знания: философию, гносеологию, логику, этику, историю, экономику и др.

6. Социология мыслилась Э. Дюркгеймом не просто как самостоятельная социальная наука в ряду других, но и как «система, корпус социальных наук». В результате «социологизм» предстает не только как базовая социологическая концепция, но и как философское учение.

Проблема социальной солидарности занимала центральное место не только в научном творчестве Эмиля Дюркгейма (1856–1918), но и всей французской социологической школы. Социальная солидарность — главная сила, цементирующая и сплачивающая общество, создающая общественное целое. Она возникает как логическое следствие общественного разделения труда, т. е. специализации и распределения людей по профессиям. Индивиды, связанные трудовыми функциями в единую систему общественных отношений, становятся уже не просто носителями профессиональных ролей, но и социально зрелыми личностями.

Э. Дюркгейм пишет о двух формах социальной солидарности — механической и органической. Солидарность основана на коллективном сознании — совокупности общих верований и чувств, которые разделяют члены одной группы или общества. Коллективное сознание отражает характер народа, его идеалы и традиции. Э. Дюркгейм подразумевал под коллективным, или общим сознанием «совокупность верований и чувств, общих, в среднем, членам одного и того же общества», которая и образует определенную систему, имеющую свою собственную жизнь. Коллективное сознание имеет особую, «отдельную реальность», существует объективно, независимо от нашей воли и сознания, хотя такую реальность нельзя ни сфотографировать, ни измерить каким-либо физическим прибором.

Коллективное сознание обладает реальной силой, воздействующей на поведение отдельных людей. Группа и коллектив действуют и чувствуют совершенно иначе, учил Э. Дюркгейм, чем сделали бы это отдельные, разрозненные индивиды. Индивиды притягиваются друг к другу благодаря общим верованиям и сходным чувствам. Последние и составляют условия существования коллектива, важнейшую предпосылку их духовного бытия.

Коллективное сознание представляет для общества особую и предпочтительную ценность. Коллектив защищает себя от посягательств агрессивной личности, не считающейся с законами и обычаями, обретая в этой борьбе еще большее единство. Коллективное сознание как своеобразный голос общественной совести регламентирует социальную жизнь общества, тем теснее и крепче связь индивида с группой. Ткань социальных отношений уплотняется благодаря коллективному сознанию, т. е. наличию общих интересов и убеждений, верований и стремлений.

Разделение труда и специализация индивидов на выполнении какой-то конкретной функции вносят разнообразие в общество. Но чем больше в нем разнообразие, тем сильнее в людях стремление к единству и обмену деятельностью. Развитая форма кооперации скрепляется (оформляется) договором. Символом обмена, его юридической формой выступает у Э. Дюркгейма договор. Обмен предполагает взятие на себя взаимных обязательств. Договоры между покупателем и продавцом, предпринимателем и рабочими, ссужающими и занимающими, доверителем и поверенным представляют собой известную форму взаимодействия, кооперации. Из этого проистекают сотрудничество и кооперация. Кооперировать — значит разделить между собой общее занятие. Если это последнее разделено на занятия качественно подобные, хотя и связанные друг с другом, то мы имеем разделение труда первой степени или простое. Если они разной природы, то мы имеем сложное разделение труда или собственно кооперацию.

Малые части общества, организованные внутри себя, также стремятся к целостности и солидарности, как и общество в целом. У них тоже развивается коллективное, а точнее, групповое сознание. Соотношение между групповым и общеколлективным сознанием такое же сложное, как между общественным и индивидуальным.

Полагаясь на понятие социальной солидарности, Э. Дюркгейм построил одну из самых плодотворных теорий развития общества в мировой социологии. От степени солидарности зависит состояние общества — нормальное или патологическое.

Патология общества получила у Э. Дюркгейма название аномии — ощущение отсутствия норм, возникающее в обществе, членов которого не только убедили, но и воспитали быть законопослушными, однако не позаботились создать для этого необходимые условия, прежде всего законодательные. В книге «О разделении общественного труда» Э. Дюркгейм анализировал также и «ненормальные» формы: аномию (отсутствие законности и порядка), социальное неравенство, рутинизацию труда, деградацию рабочей силы, классовые конфликты.

В сочинении «О разделении общественного труда» Э. Дюркгейм изложил также теорию строения и эволюции общества. Согласно Э. Дюркгейму, развитие человеческого общества проходит две фазы:

1. Механическая солидарность (доиндустриальное общество), согласно его терминологии, — это «солидарность по сходствам», т. е. вследствие сходства между людьми. Механическая солидарность возможна за счет поглощения и даже подавления индивидуальности коллективом, общиной, существует деспотическое управление, господство обычаев над правом, подчинение личности требованиям коллектива, высокий уровень принуждения, насилия. Эту фазу проходят государства рабовладельческие, феодальные и капиталистические в начальной стадии развития, государства с тоталитарным политическим режимом.

2. Органическая солидарность (часть доиндустриального и все индустриальное общество) возникает и существует в условиях развивающегося разделения труда, усиления дифференциации и различий между людьми. Эта фаза характеризуется сокращением влияния коллективного сознания, ростом суверенитета отдельной личности, признанием самостоятельной сферы действия за индивидом. В трудовой организации формируется микроклимат, способствующий развитию личности, создаются различные, в зависимости от форм собственности, виды трудовых организаций, а отношения внутри организаций становятся все более демократическими, появляется новая культура отношений (корпоративная культура сейчас). В период органической солидарности растет разделение труда, специализация, появляется административный и судебный аппарат, по-новому организуется коллективная жизнь людей (профсоюзы, коллективные договоры), карьера работника строится на основе способностей, таланта.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Введение
  • Раздел I. История развития зарубежной социологии

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги История зарубежной и отечественной социологии предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я