Скорбный урожай (Дженнифер Роу, 1991)

Самое первое дело Верити Бердвуд! Скорбным стал сбор урожая в яблоневом саду старого загородного дома Элис Олкотт, куда съехались ее друзья и близкие. Совершенно неожиданно там объявился незваный гость – бывший муж молодой родственницы хозяйки Анны, с непонятными намерениями приехавший туда, где никто не желал его видеть, да еще и ухитрившийся шокировать своим поведением и саму Элис, и гостей. А вскоре этого возмутителя спокойствия нашли мертвым в саду… Полиция в растерянности: что же произошло? Самоубийство, несчастный случай – или изощренное убийство? Верити начинает собственное расследование и постепенно понимает: похоже, каждому из собравшихся в доме есть что скрывать. Лгут или что-то недоговаривают все… Но кто из них убийца?..

Оглавление

Из серии: Чай, кофе и убийства

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Скорбный урожай (Дженнифер Роу, 1991) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 3

Горькая гниль

– Боже, ну и холод! Форменный колотун. – Джереми кое-как натянул джинсы, и в следующий миг шаловливая ледяная ручонка шлепнула его по пояснице. – Ай! Зои, прекрати! Не делай так больше. Это не смешно.

– Ха-ха-ха! Папочка трусишка, – взвизгнула Зои и радостно закружилась по комнате в восторге от того, что ее хитроумный маневр оказался столь успешным.

– Тихо, Зои! Успокойся. Будь взрослой девочкой, пожалуйста, – взмолилась Кейт.

– Ты не надела ботинки, – отметила Зои.

– Да, я останусь в носках до завтрака, потому что потом мы все обуемся в резиновые сапоги и пойдем собирать яблоки.

– Мои сапоги тоже здесь? Их ведь привезли, правда? – заволновалась Зои.

– Конечно, они здесь. И помни, что я тебе говорила о пиявках вчера вечером. Никогда не выходи из дома без резиновых сапог. Ладно?

– Да. Но, мама…

– Что?

– Где сейчас мои сапожки?

– Дорогая, они где-то лежат. Я найду их после завтрака.

У Зои задрожали губы.

– Они нужны мне сейчас.

– Господи, зачем?

– Я хочу в туалет.

– Зои, дорогая, там нет пиявок. Туалет прямо за задней дверью. А пиявки живут…

– Я знаю, но что, если одна все же прячется там? Я не хочу, чтобы она меня укусила. – Карие глаза Зои наполнились слезами.

– О, ради бога! – взвыл Джереми. – Смотри, вот твои сапожки, дорогая. Надевай их, и пойдем поскорее из этого холодильника. Кейт, кажется, у тебя перо застряло в волосах.

В холодном воздухе от их дыхания белыми облачками клубился пар, и они спешно приводили себя в порядок. Впереди их ждал торжественный завтрак в загородном доме.


Все семейство Тендер собралось за большим столом в гостиной. Элис, должно быть позавтракав раньше, сидела в своем кресле у огня, который весело трещал, однако почти не давал тепла.

– Не хлопочите из-за нас, Бетси, – слабо запротестовала Кейт, когда на столе перед ней появилась тарелка с овсяной кашей. – Я сама могу…

– Конечно, Кейти, но я намерена баловать вас сегодня. А начиная с завтрашнего дня каждый сможет сам о себе позаботиться, – отозвалась Бетси. – О, да вы только посмотрите на эту большую девочку! Как ей нравится каша! Разве дома вы не едите овсянку, дорогая?

– Едим, – проговорила Зои, ненадолго оторвавшись от тарелки. – Но не такую вкусную, как эта. Дома обыкновенная каша с комками.

«Вероломная маленькая негодница, – свирепо подумала Кейт и попробовала овсянку. – И правда вкусно».

– О, – довольно рассмеялась Бетси, – мои большие мальчики и большая девочка выросли на овсяной кашке своей мамы. Кейти, нужно ее все время помешивать, чтобы добиться густоты нежного крема, а все обычно ставят кашу на огонь и уходят, вот в чем беда.

– Точно, – поддакнул Крис. – Нет ничего хуже каши с комками. Сонси, понаблюдай, как мама будет готовить овсянку завтра утром, и постарайся перенять секреты мастерства.

Сонси заметно смутилась и покраснела.

– В любом случае эта каша ужасно полнит, – вяло протянула Анна и отодвинула тарелку, не съев и половины. – Вообще-то нам не следует ее есть.

Родни смерил сестру презрительным взглядом.

– Ты и так уже похожа на скелет, Анна, – фыркнул он. – Готов поспорить, у тебя эта самая, как ее… анорек… что-то такое.

– Не дразни сестру, Родни, – мягко пожурила сына Бетси. – Быть стройной – часть ее работы, ты ведь знаешь. Люди с анорексией изнуряют себя голодом.

– У дочери одного из моих приятелей по боулингу была эта самая болезнь, – внезапно произнес Уилф, так что все невольно вздрогнули от неожиданности. – Да-да. В конце концов она умерла. Ее кормили через трубку. Берт говорил, у нее так торчали кости, что, казалось, вот-вот порвут кожу. Это убило его жену. Вскоре после смерти дочери она скончалась. Сердечный приступ. – Уилф вернулся к своей овсянке.

За столом повисла тишина.

– Какая ужасная тема для разговора! – опомнившись, визгливо воскликнула Бетси. – Давайте поторопимся, нас ждет работа. Мы начнем сбор яблок, как всегда, с дальней части сада и будем двигаться в сторону дома. Тетя Элис позаботилась, чтобы траву скосили, так что в этом году у нас не будет неприятностей с пиявками, но помните: если вдруг такое все же случится, у меня всегда под рукой соль и йод…

– Мы знаем, мама! – перебила ее Анна.

– Что ж, это хорошо, но, помнится, в прошлом году… мм… – Бетси нерешительно осеклась. Казалось, в кои-то веки она прикусила язык.

– Да, Дэмиен едва не описался от страха, – грубо хохотнул Родни и скривился от отвращения. – А ведь это была всего лишь маленькая пиявочка.

– Родни! – резко одернула сына взволнованная Бетси.

– Помню, он сидел вон там, на траве, ждал, пока ты придешь с солью и снимешь пиявку. Он был белый от ужаса. Совершенно белый. И все просил не жалеть йода для его крошечной ранки. Я никогда еще не видел, чтобы кто-то так испугался какой-то несчастной пиявки…

– Родни, довольно.

– Знаешь, мама, ты можешь не бояться произносить имя Дэмиена, – холодно заметила Анна. – Он ведь не дьявол, в конце концов. – Она посмотрела на брата, сидевшего напротив с самодовольной ухмылкой. – Дэмиен терпеть не может ползучих скользких тварей, и что с того? Многие их не выносят.

– О да, я уж точно, – торопливо заговорила Кейт, явственно ощущая, как тельце Зои покрывается мурашками.

– Девчонкам это простительно, – снисходительно бросил Родни. – Но мужчины – другое дело. Так ведут себя только гомики и трусы.

– Родни! – вскричала Бетси. – Не забывай, пожалуйста, где ты находишься и кто тебя слушает. – Она выразительно повела глазами в сторону Зои.

Анна с неприязнью задержала взгляд на раскрасневшемся лице брата.

– Ты в жизни не встречал настоящих мужчин. У них есть мозги, и они не похожи на мясистых громил, чему бы вас ни учили в твоей дурацкой школе.

– Родни, – вмешалась Бетси, стремясь предупредить запальчивый ответ сына, – ты уже позавтракал. Быстро одевайся и выходи. Принесешь сумки из гаража. Давай, живо!

Родни скорчил недовольную гримасу, но послушался. Схватив яблоко из большой вазы в центре стола, он направился к задней двери, где его уже дожидались резиновые сапоги и куртка.

– Родни! – раздался окрик Элис. Нахмурившись, она повернулась в его сторону. – Не забудь, дружок, деревья опрысканы. На яблоках в саду может быть яд. Не вздумай их есть. Слышишь?

– Да, тетя Элис, – промямлил Родни, заливаясь краской. Он показал яблоко, взятое из вазы. – А это можно?

– Разумеется! – раздраженно буркнула Элис. – В доме можешь есть любые фрукты. Я их сама собирала. Только я знаю, какие из деревьев опрыскивали, а какие нет. Просто ешь яблоки из большой вазы, и все будет в порядке. А будешь есть с деревьев, тебе придется туго. – Она снова повернулась к огню, посмеиваясь про себя.

Крис и Анна с улыбкой переглянулись, когда Родни исчез за дверью.

– Мама, – горячо зашептала Зои, – мама, что она сказала?

– Тетя Элис сказала, что нельзя есть яблоки с деревьев, потому что они могут быть ядовитыми. Я объясню тебе, когда мы выйдем из дома, – растерянно отозвалась Кейт.

– Да! – громко объявила Бетси. – Пора выдвигаться.

Она надела элегантную бледно-голубую куртку и блестящие черные резиновые сапоги и вышла на улицу. Остальные последовали ее примеру. Туман белым облаком окутывал гараж неподалеку и яблони по другую сторону лужайки. Все сбились в кучу, щурясь на солнце и тяжело дыша на резком холоде.

– Родни приготовил для вас стремянки и выдаст каждому по сумке, – продолжала командовать Бетси. – Мы поставим контейнер между первым и вторым рядом, так что вам не придется каждый раз далеко ходить. О боже, надеюсь, погода наладится.

– Ничего, скоро туман рассеется, – весело пообещал Крис. – Ну, идем, что ли?

– Бетси, на яблоках действительно столько химикатов, что это может быть опасно? – нервно спросила Кейт.

– Кейти… и все, все послушайте! Я думаю, и вправду будет лучше не есть яблоки с деревьев в этом году. Помню, мы всегда подшучивали над тетушкой Элис, когда она говорила…

– Она просто не хочет, чтобы мы ели ее драгоценные яблоки, мама, – усмехнулся Крис. – Ты ведь знаешь. Тетя Элис думает, что мы съедаем больше, чем собираем. В это время года никто не опрыскивает яблони. А если она и впрямь это сделала, кто у нас примет яблоки?

Бетси заметно смутилась:

– Я позвоню на завод и спрошу, как следует поступить. Уверена, у них должна быть какая-то система контроля. А пока давайте просто соберем урожай. Послушай, Крис, я знаю, это прозвучит странно, но на сей раз, возможно, тетя Элис в самом деле опрыскала деревья. В последнее время она очень увлечена этим. В кладовой полным-полно всевозможных бутылок и банок с ядом. Я не хочу, чтобы кто-то отравился. Так что давайте есть яблоки из большой вазы, как сказала тетя Элис, ладно?

Все согласно закивали и разошлись.

– Послушай, Зои, ты ведь помнишь про яблоки, правда? – сказала Кейт, пробираясь вместе с дочерью сквозь высокую ярко-зеленую траву позади дома.

– Да, но это нечестно, – сердито пожаловалась Зои. – Неинтересно, когда нельзя есть яблоки. А на деревьях они лучше, чем в большой вазе.

– Я с тобой полностью согласен, – проворчал Джереми. – Боже, ледяные пиявки, ядовитые яблоки, чокнутые старухи. Ну и выходные!

– А что такое «чокнутые»?..

– Ничего. Бежим вон к тем деревьям. Я тебя обгоню.

Впереди, метрах в пятидесяти, яблони выстроились в одну линию. Красные шары на ветвях светились в тумане словно фонарики. Кейт медленно брела следом за мужем и дочерью. В этом году все казалось странным. Сбор яблок отошел на второй план, его вытеснили другие события. С незапамятных времен они с Джереми каждую осень приезжали к Тендерам на ежегодный праздник, который всегда проходил дружно и весело, несмотря на властность неизменно приветливой, приторно сладкой Бетси.

Но в этом году Кейт уже не чувствовала себя частью команды. Они с Джереми и Зои казались здесь чужими, невзирая на все ободряющие речи и заверения Бетси. «Тендеры увязли в своих бесчисленных проблемах, и меньше всего на свете им нужна публика, – подумала Кейт. – А ведь скоро приедут Джилл и Ник. И еще Берди. Боже, только такая идиотка, как я, могла пригласить сюда Берди! Что она подумает обо всем этом? О, Берди справится. Как всегда».

– Сюда, мама! – Зои восторженно прыгала среди деревьев, ее куртка алым пятном светилась в тумане. – Здесь чудесно!

Кейт прибавила шагу и, догнав Джереми с Зои, почувствовала, как бывало из года в год, что вновь околдована яблоневым садом: его тишиной и покоем, запахом влажной земли и старой коры, мокрых листьев и спелых плодов. Ее черные сапоги блестели в сырой траве, короткой и жесткой между деревьями, где прошлась косилка, и густой, темно-зеленой вокруг стволов и под низкими ветвями.

В глубине сада их ждал Родни с желтыми полотняными сумками. Стремянки уже расставили по местам, а посреди второго ряда разинул свою пасть пустой контейнер.

– Хорошо, – произнес Родни начальственным тоном, когда Кейт, Джереми и Зои подошли к нему. – Вы первые, так что можете приступать оттуда. – Он указал на дальнее дерево, возле которого стояли две стремянки.

Кейт с мужем взобрались на них и начали срывать яблоки: поворот – рывок, поворот – рывок. Зои бродила вокруг нижних ветвей. Работа шла ритмично. Желтые сумки быстро наполнялись. Джереми и Кейт не разговаривали между собой и слышали, как остальные где-то рядом карабкаются по лестницам и берутся за дело: как тихо вскрикивает Сонси, боясь потерять равновесие, когда тянется к дальней ветке, и как грубо хохочет Родни. Но туман заглушал звуки, шум голосов доносился до них словно сквозь бархатный занавес. Лишь хриплое сорочье стрекотание пронзало пелену тумана и достигало их ушей.

Джереми взял сумку Кейт и пошел к контейнеру ссыпать яблоки. Вернувшись, сообщил, что Ник и Джилл уже прибыли и сразу отправились в сад.

– Мама, мама, можно я пойду поздороваюсь с Джилл? Можно? – начала упрашивать Зои.

– Хорошо, дорогая, – согласилась Кейт, – но не отрывай ее от работы и возвращайся поскорее. Мы увидимся с Ником и Джилл за чаем.

Зои стянула с плеч лямки сумки и побежала вприпрыжку к контейнеру, поскальзываясь на влажной траве. Девочка обожала Ника и Джилл.


К тому времени как Бетси позвала всех пить чай, туман рассеялся и выглянуло солнце. Сборщики яблок расположились на траве позади дома, где Бетси расстелила пледы и расставила тарелки с песочным печеньем и кружки с чаем.

– Привет, приятель!

Ник улыбнулся Джереми, прикрывая глаза ладонью от солнца. Его светло-каштановые волосы и бородка поблескивали в бледных утренних лучах. Обыкновенный, внешне ничем не примечательный, с полным веснушчатым лицом, носом с горбинкой и умными ореховыми глазами, которые в эту минуту светились от удовольствия, он всегда излучал доброжелательность. Джилл, высокая, одетая пестро, как попугай, опустилась на колени рядом с ним. Пышную огненно-рыжую гриву с трудом удерживали на затылке два причудливых гребня в форме стрекоз. Где она их только раздобыла? Надо думать, яркие, экзотические наряды не соответствовали строгой обстановке издательства «Пинкис», выпускающего в основном эксклюзивные книги.

Кейт поцеловала Джилл.

– Как дела?

– О, как всегда, сплошное безумие. Я так рада, что сбежала. А моя главная книга… хм… не важно. – Джилл смущенно запнулась и сменила тему: – А ты как? Расскажи лучше о себе.

– Вечная гонка, как обычно. Мне не следовало сюда ехать. На всех моих авторов что-то нашло. Каждый год одно и то же. Так что с твоей главной книгой? Ты…

– О, забудь, ради бога, Кейти, – протянул Джереми. – У вас ведь, кажется, выходные. Так успокойтесь, отдохните в кои-то веки.

– Только не говори, что Кейт помешалась на работе, как Джилл, – то ли в шутку, то ли всерьез заметил Ник, повернувшись к Джереми.

– Не болтай ерунды! – огрызнулась Джилл. – Ты считаешь психом каждого, кто честно отрабатывает свой хлеб за столом в конторе. И только потому, что сам работаешь по свободному графику…

– Да и Джереми лучше бы попридержал язык, – ввернула Кейт. – Стоит ему встретиться с коллегами – все разговоры исключительно о работе. А когда он занят какой-нибудь серьезной темой, я целыми днями слушаю его треп об этом. Так что кто бы говорил!

– Ладно, ладно, не кипятитесь, – усмехнулся Джереми. – Работайте до изнеможения, если вам так хочется. Только избавьте нас от подробностей…

Все рассмеялись, и напряжение тотчас спало. Какое-то время они молча пили чай, подставляя лицо теплым лучам.

– Ну, как поживают наши работники? – подсела к ним сияющая Бетси.

– Прекрасно, – улыбнулась в ответ Кейт. – Какое чудесное утро.

– Да, нам повезло.

Элис повернулась в их сторону и покосилась на Бетси.

– Бет! – отрывисто буркнула она. – Ты сказала тем, кто приехал позже, насчет яблок?

– Насчет яблок?.. – Бетси недоуменно нахмурилась.

– Насчет яда!

– А-а… да, тетя Элис. Я всех предупредила. – Бетси смущенно посмотрела на Ника и Джилл.

Те, улыбаясь, кивнули старухе.

– Что ж, хорошо, – усмехнулась, сверкнув зубами, Элис.

– Вы сами опрыскиваете деревья, Элис? – простодушно поинтересовался Ник. – Работа нелегкая.

– Ну… иногда приходится. Но в течение года я обычно приглашаю рабочих с трактором. У них есть все необходимое – маски и тому подобное. Главное, чтобы инсектицид не попал на кожу, знаете ли. Это все равно что проглотить яд – некоторые из этих средств очень опасны. Так что теперь я стараюсь не браться за такую работу.

– А я и не подозревала, что препараты, которыми пользуются в наше время, так ядовиты, – проговорила Джилл.

– О, можете мне поверить, они по-настоящему опасны. По крайней мере, в первые несколько недель после опрыскивания. У меня тут целая кладовая, полная бутылок с отравой, которая в два счета отправит вас на тот свет, если вы сделаете глоточек, – захихикала Элис.

– Кладовая? Это часть ванной, отделенная перегородкой? – с любопытством спросила Джилл.

– Да, прямо возле кухни. Удобно, правда? Для непрошеных гостей. – На этот раз Элис захохотала в голос, и Джилл засмеялась вместе с ней – впрочем, немного неуверенно.

– Ты поддразниваешь Джилли, верно, тетя Элис? – кисло улыбнулась Бетси.

– А я вовсе не думаю, что Элис шутит, – с ухмылкой возразил Ник. – Продолжайте, Элис, расскажите нам, несчастным обывателям, что вы там держите и зачем.

Элис смерила его снисходительным взглядом.

– Если начну перечислять, мы до вечера не управимся, дружок, а нам еще яблоки собирать. Вернее сказать, вам. К тому же названия ни о чем тебе не скажут, разве что некоторые. К примеру, плодожорка яблоневая; думаю, все о ней слышали? Личинки вгрызаются в плод, и вы находите в яблоке червяка. Как только опадет цвет, нужно опрыскать яблоню азинфос-метилом, а затем повторять каждые две недели или около того, вплоть до сбора урожая.

– Господи боже, Элис, неужели так часто? – невольно заинтересовался Джереми. – И этот самый азинфос – сильный яд?

– Говорю вам: все эти препараты ядовиты. Другая напасть в наших краях – горькая гниль, это вроде болезни, сущее проклятие. Грибок. На яблоке появляется бурое пятно, а мякоть под ним гниет. Смотреть страшно. В этом случае деревья опрыскивают, как только завяжутся плоды, а потом все время, пока стоит жара. Вдобавок есть еще парша…

Ник, сдаваясь, поднял руки:

– Боже, Элис! Плодожорка, горькая гниль, парша – похоже на имена злодеев в какой-нибудь пьесе времен короля Якова. И средства от всех этих недугов хранятся в вашей кладовой?

– Конечно. Хотя нет: пожалуй, тут я соврала. Большую часть химикатов я покупаю каждый год, а в кладовой хранятся остатки. Чего добру пропадать? В хозяйстве пригодится. – Элис широко улыбнулась; разговор определенно доставлял ей удовольствие. – Например, на верхней полке стоит маленькая бутылочка темного стекла. Это тиофос. Гениальное изобретение, отличный пестицид. Добавить одну чайную ложку тебе в чашку или пролить на ладонь – и с тобой покончено. Есть у меня немного фентиона и азинфос-метила, о котором я вам говорила, и дуст, а потом еще гербициды…

Кейт с подозрением уставилась на свою кружку. Чай вдруг показался ей горьким. Она поймала взгляд Бетси и смущенно покраснела.

– Какая ужасная тема, тетя Элис, – нервно пробормотала Бетси. – Может, нам стоит допить чай и вернуться к работе?

– Ну да, ладно… – Элис с довольным видом потянулась.

– У вас столько работы, Элис, – озабоченно произнесла Джилл. – Как вы справляетесь одна?

– Я всегда твержу ей это, – с готовностью подхватила Бетси. – Я боюсь за нее, ведь она может упасть и сломать бедро, или в доме что-нибудь случится, а никто даже не узнает.

– О, я уже говорила, что приглашаю к себе помощников, когда это нужно, – отрезала Элис, обращаясь к Джилл и намеренно не замечая Бетси. – Но я неплохо справляюсь и одна. К тому же Тереза Салливан часто навещает меня… – Старушка лукаво прищурилась.

– Та женщина, что живет через дорогу? – с любопытством спросила Анна. – Папа встретил ее вчера.

– Правда? – Элис насмешливо фыркнула. – Да, Тереза заходит ко мне. Она заметит, если я вдруг не выйду во двор. – Элис слегка повысила голос, но по-прежнему не удостоила Бетси взглядом. – Я дала ей ключ от дома, чтобы она смогла войти, если ее что-нибудь встревожит.

– Тетя Элис! Ты дала этой Терезе ключ? Но разумно ли это, дорогая? Ты ведь едва ее знаешь, – взвизгнула Бетси, вне себя от досады.

– Я знаю ее так же хорошо, как и любого здесь, – резко возразила Элис. – Все старики умерли или переехали. Теперь бо́льшую часть времени на улицах ни души, заброшенные дома пустуют. Их скупили горожане для летнего отдыха, а сами почти не появляются здесь. А Тереза дала мне свой ключ – он висит на гвоздике рядом с телефоном. Так что мы можем ограбить друг дружку или даже убить во сне, верно, Бет? Если нам вздумается. – Пожилая женщина повернулась к племяннице спиной.

Бетси тяжело вздохнула.

– Я не это хотела сказать… – беспомощно начала она, но тут же оборвала себя, пожав плечами.

– Тетя Бетси!

Бетси невольно вздрогнула.

– А, Зои, я не видела, что ты здесь. Ты что-то хотела, дорогая?

– Можно мне посидеть на вашем любимом месте?

Лицо Бетси смягчилось.

– Конечно. Спасибо, что спросила. Ты славная вежливая девочка. Вот, возьми еще печенья и устрой себе маленький пикник под деревом. Можешь сидеть там в любое время, когда захочешь. Помнишь, я говорила тебе еще в прошлом году?

– Да, – важно кивнула Зои и взяла печенье. – Спасибо.

Она вприпрыжку побежала в сад. Остальные смотрели ей вслед. Вот она повернула направо и пригнула голову, чтобы пролезть под раскидистыми ветвями дерева Бетси.

– О, ребенком я часто пряталась там, – тихо пробормотала Бетси. – Под яблоней так тихо и зелено. Чувствуешь себя одной в целом мире. И если тебя что-то тревожит, понимаешь, что все не так плохо, как казалось.

Кейт задумчиво посмотрела на нее. На ярком солнце стали вдруг особенно заметны мелкие морщинки в уголках губ Бетси, а глаза, всегда излучавшие живость, затуманились.

– Вы и сейчас частенько сидите там? – мягко заметила Кейт.

– Да, – печально улыбнулась Бетси. – Старые привычки живут долго. Ну… – В ее глазах снова вспыхнул огонек. – Пора приниматься за дело. – Она начала собирать тарелки и кружки.

– Ладно, мама. Мы сейчас вернемся к работе. Только дай нам пять минут, – лениво протянул Крис. – Не волнуйся.

Бетси снисходительно улыбнулась сыну.

– Пять минут, Кристофер. – И с нагруженным подносом бодро зашагала к дому.

Кейт растянулась на пледе и закрыла глаза. Розовый свет проникал сквозь сомкнутые веки. Она хотела снова испытать приятную расслабленность, что разливалась по ее телу до появления Бетси, но не смогла. Кейт все отчетливее сознавала: что-то не так. В прошлом году всеобщее напряжение и неловкость вызвал приезд Дэмиена. А в этом? «Старую братию» разъедало изнутри нечто скрытое, вроде горькой гнили, о которой говорила Элис. Маленькие бурые пятнышки едва заметны на розовой кожице, а мякоть под ними уже гниет. Возможно, помогло бы опрыскивание… Кейт невольно усмехнулась, дрожащая розовая дымка перед глазами навевала сон.

– Эй, смотрите, кого я встретила!

Громкий голос Бетси вывел ее из дремы. Кейт резко села с чувством неясной вины. Сощурившись, она увидела две приближающиеся фигуры. Бетси казалась невероятно высокой и элегантной по сравнению с маленькой, неряшливого вида женщиной, семенившей рядом.

– Итак, – радостно объявила Бетси, – теперь все в сборе. Принимай гостью, Кейт.

Несмотря на веселое радушие, Бетси выглядела немного обескураженной: новоприбывшая явно не принадлежала к сливкам общества. Густые каштановые кудри окружали ее маленькое заостренное личико. Странного золотистого цвета глаза смотрели пронзительно сквозь стекла огромных очков в черепаховой оправе. Руки засунуты глубоко в карманы куцего шерстяного пальтишки, которое явно знавало лучшие времена. Заметив, что вся рассевшаяся на траве компания смотрит на нее, она улыбнулась и выжидающе прищурилась.

– Привет, Берди, – сказала Кейт.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Скорбный урожай (Дженнифер Роу, 1991) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я