Далёкие соседи

Риша, 2017

За пределами Солнечной системы тоже существует жизнь, и инопланетяне держат Землю в поле зрения. Земляне и не подозревали об этом, пока на планету не прилетела Айрен Эричиус – исследователь космической фауны. Ей предстоит выполнить несложное задание – найти несколько видов животных для галактического зоопарка. Как же её здесь встретят? И чем обернётся знакомство Айрен с Димой, который всегда мечтал о космосе?

Оглавление

  • Часть 1. Земля

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Далёкие соседи предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть 1. Земля

Глава 1.

Молчаливо смотрела на засыпавший город Большая Медведица, рядом с ней вилась Малая, а чуть подальше, будто бы на троне, восседала Кассиопея, — было ли им дело до Земли, маленькой песчинки в бесконечном космосе?..

Дима любил тихие безоблачные ночи, когда над головой простиралось тёмное поле, усыпанное россыпями «бриллиантов». Раньше, в детстве, он вместе с отцом разглядывал небо в телескоп и представлял, какая могла бы быть инопланетная жизнь. Папа рассказывал про галактику Андромеды и Проксима Центавра, про то, что когда-то космические корабли будут бороздить просторы Вселенной…

Дима вырос, но к другим планетам люди так и не полетели. Вот если бы стать ближе к этим светлячкам, переливавшимся бело-голубыми отсветами, если бы узнать, каково там, среди звёзд? Полететь бы туда, к таинственным, неизведанным мирам. А есть ли они? Есть ли где-нибудь жизнь, кроме родной Земли?

Дима протянул руку, указывая пальцем на яркое пятнышко: какое оно маленькое отсюда.

— Ау, инопланетяне! — крикнул он и помахал кому-то неведомому там, наверху. — Мы здесь! Прилетайте в гости!

Небо ему ничего не ответило, лишь где-то вдали залаяла собака, да из окна донёсся недовольный голос соседки:

— Ходют тут, бродют, спать мешают!

— Простите, — проговорил Дима и, застегнув ветровку, зашагал по тропинке к супермаркету.

***

Звёздная система Хилар расположилась всего в нескольких световых годах от Земли. В отличие от своей Солнечной «соседки» все планеты, кружившиеся вокруг жёлтого карлика Хиларитаса, были заселены. Четвёртая из них — Сомниатис — считалась главной, потому что давным-давно, много миллиардов лет назад, именно здесь зародилась жизнь, а потом перенеслась дальше и видоизменилась.

Тут же располагался и Центр исследования космоса и Вселенной, занимавшийся изучением родной галактики. Высокое здание тянулось к тёмному небу, почти упираясь в фиолетовые бока плотных облаков, и мерцало немногочисленными огнями на нескольких этажах. Рабочий день давно закончился, но Айрен Эричиус и её напарник-сомноид1 T.08-I.15-M или просто Тим, не торопились уходить: доделывали интересное задание от Главного Управления.

— Сведения о животных Сомниатиса внесены, — послышалось оповещение.

— Закончили, наконец, — тонкие бледные пальцы ловко пробежали по плоской поверхности разделённых светом кнопок. Айрен размяла руки и шею, устало повертела головой, подцепила сиреневые волосы и встряхнула их. Потом собрала в густой хвост, завернула колечком и закрепила блестящим зажимом. — Ну и задачку дало ГУ — собрать представителей разных планет в одном месте. И зачем им понадобился этот галактический зоопарк?

— Создают, значит, нужен, — механическим голосом ответил Тим. Он развернул полупрозрачный экран и посмотрел на список видов: с Сомниатиса отобрали троих. — Теперь все планеты системы Хилар исследованы.

— Отлично, тогда завтра отчитаемся перед профессором, — сомниатинянка поднялась, стянула халат с яркой пластинкой, на которой виднелась надпись «Айрен Эричиус. ЦИКиВ». — Если я задержусь, прикроешь меня, ладно?

— Прилежный исследователь космической фауны, ни разу не бывавший в отпуске, решил опоздать? — удивлённо протянул Тим и повернулся к напарнице.

Она пожала плечами, скинула одежду на край стола, закрыла глаза и потёрла лицо. Бывали тяжёлые дни на работе, но сегодня Айрен совсем вымоталась.

— Хорошо не знать усталости, — хмыкнул Тим.

— Мне и в своём теле хорошо, — Айрен повернулась на месте, рассматривая себя, а потом коснулась бедра: в кармане вибрировал сермоник2.

Эричиус вытащила прибор, активировала: над его поверхностью развернулось мерцавшее изображение сомниатинянки в длинном платье с глухим воротом. Чертами лица она походила на повзрослевшую Айрен, только спокойно-бесстрастную.

— Привет, мам.

— Дорогая, скоро наступит утро, и тебе не придётся возвращаться домой.

— Я задержалась, прости, скоро приду. Что-то случилось?

— Не могла тебя дождаться. Хочу поделиться, что нашла для тебя кое-кого, — она показала изображение. — Ваши биоритмы совпадают, разница в возрасте и росте идеальна. Вы будете хорошей парой.

— Ну, не начинай, мам, — протянула Айрен. — Нашла время.

— Милая, тебе уже пошёл сто первый сомнигод3. Подумай о моём предложении, я же волнуюсь, — даже если мама действительно переживала за неё, на лице не показалось ни одной эмоции.

— Угу. Тим передаёт тебе привет, — она повернулась к сомноиду, обхватила его рукой за плечи.

— Здравствуй, Тим, как дела? — поинтересовалась сомниатинянка.

— Доброго вечера, Аура. Спасибо, хорошо, — вежливо ответил он и, высвободившись, вернулся к компьютеру.

— До встречи дома, дорогая, — голограмма свернулась, и прибор отключился.

Айрен вздохнула и сунула сермоник обратно.

— Родителей не выбирают, — философски заметил Тим.

— Да знаю я. И что ей не терпится? Встречу ещё кого-нибудь, не подобранного по параметрам, — буркнула себе под нос. — Ладно. Давай собираться.

Вдруг раздался писк, и над столом развернулась голограмма полноватого сомниатинянина с забранными назад синими волосами.

— Хорошо, что вы ещё здесь. Как успехи? — спросил он и, не дождавшись ответа, добавил: — Айрен, зайди ко мне. Есть задание.

— Да, профессор. Сейчас буду.

Изображение исчезло. Айрен снова вздохнула и посмотрела на напарника.

— Ты справишься, — хохотнул Тим и подал ей стаканчик с «энергией».

Она глотнула вязкий мутно-янтарный напиток, похлопала сомноида по спине и поплелась к выходу.

***

Энергия сразу подействовала: по телу пронеслись «искорки» до самых кончиков пальцев и наполнили бодростью. Айрен зашла в лифт и выбрала пятидесятый этаж. Кабина, словно подхваченная вихрем, стремительно взмыла вверх, и сомниатинянке показалось, будто все внутренности бухнулись к ногам.

Айрен подошла вплотную к прозрачной стене, светившейся по периметру весёлыми огоньками, и посмотрела на раскинувшийся город: круглые дома с туманными ореолами, упиравшиеся в небо высотки, редко пролетавшие по тёмному полотну волантесы4, возившие припозднившихся пассажиров и оставлявшие в воздухе светлые мохнатые полосы. На тридцатом этаже в лифт закатился плоский круглый робот, вытянул «руку» и щёлкнул семидесятый.

— Пятидесятый. Этаж, — чётко разделяя слова, проговорил женский голос.

Дверь открылась. Айрен вышла и почти нос к носу столкнулась с профессором, немного стушевалась и невольно отступила назад. Юниверсис Когнитиот стоял, положив руки в карманы, и задумчиво смотрел куда-то влево. Услышав шум, повернулся.

— Съездим наверх, — сказал он, мягко подтолкнув подчинённую обратно в кабину. — Возьму еды, ночь у меня сегодня долгая.

Айрен кивнула, он вошёл следом и нажал «семьдесят». Робот сердито чирикнул, недовольный краткой задержкой, но профессор не обратил на него внимания.

— Нужно отправиться в командировку к нашим соседям, — Юниверсис разглядывал город сквозь стеклянную стенку. — В Солнечную систему, на Землю.

Кабина взметнулась вверх.

— На Землю? — выдохнула Айрен.

— Ты столько раз писала заявки на её посещение, что это должно было случиться, — усмехнулся профессор.

— Я… Ну… Не ожидала, что это возможно. Она же закрыта, — проговорила Айрен.

— Управление разрешило, не переживай. Мне передали материалы, я покажу их, когда поднимемся. Уверен, что ты со всем справишься.

— Я постараюсь.

Она с глухим стуком щёлкнула пятками друг о друга, приподнялась на носочки и снова опустилась; на её лице растянулась глупая улыбка. Айрен часто думала об этой таинственной планете-затворнице, не выходившей на связь с другими системами, рассматривала её модели и мечтала увидеть всё своими глазами.

— Даже я ощущаю твою радость, — усмехнулся профессор. — Повезло тебе с чувствами. Или нет?

Айрен опустила глаза, потом впилась ногтями в верхний вытянутый конец уха, пытаясь понять: сейчас всё на самом деле или нет? Почувствовав ноющую боль, улыбнулась — не сон.

Тихонько фыркнув, лифт остановился. Профессор прошёл к светившейся голубыми отблесками арке, Айрен засеменила следом.

В этом зале сотрудники и посетители Центра собирались, чтобы перекусить и поговорить в более спокойной обстановке. Хотя освежители старательно продували воздух, в нём всё же витал едва уловимый пряный запах, от которого просыпался аппетит. С потолка доносились ритмичные звуки, но почти сразу растворялись в пространстве.

Вдоль стен выстроились ряды светлых овальных столов со спрятанными под ними стульями, а напротив входа вытянулась невысокая стойка для заказов. Половину её площади занимала сенсорная панель с изображениями различных блюд и напитков, рядом мерцала цена. Позади стоял толстоватый синекожий вапорец, размешивая искрившийся коктейль, а другой парой рук протирал стаканы. Как и все жители планеты Вапор, был хмур и не особо разговорчив.

— Выбрали? — буркнул он, задрав голову вверх, чтоб разглядеть посетителей. Его большие ноздри с шумом раздувались, напоминая гул двигателей, а глазки блестели, как четыре жёлтых огонька.

— Да, — кивнула Айрен и ткнула на сукус и лепёшки, профессор выбрал пакет с быстрой едой и приложил карточку для оплаты.

Вапорец поставил стаканы и, переваливаясь с одной короткой ноги на другую, поплёлся к окну выдачи. На экране крутились красные точки, будто пытаясь догнать друг друга, а спустя несколько секунд остановились, соединившись вместе, и мигнули зелёным цветом. Створка поднялась, и вапорец подхватил заказ. Мельком глянул на сомниатинянку и вручил ей поднос.

Она взяла его и развернулась к профессору, тот подхватил свой пакет и показал на один из столиков. По пути Айрен заметила за соседним столом своего коллегу — Ранкора Акутуса с планеты Метус. Он был высоким и угловатым и ходил почти всегда в длинном тёмно-синем плаще. Все знали Ранкора довольно строгим к себе и другим, ответственным и аккуратным. Улыбался он редко, и это его качество относили к плюсам, потому что улыбка больше напоминала оскал.

Ранкор разглядывал объёмную модель галактики, что выросла над прозрачным экраном планшета — плотной пластины, и поворачивал в стороны различные звёздные системы, дольше всего он задержался на Солнечной.

— Доброй ночи, Ранкор! — Айрен поприветствовала коллегу и махнула рукой.

Метусиец поднял раскосые глаза, что, казалось, тянулись от носа до самых висков, коротко кивнул и тут же переключил вид на центральную часть галактики.

Айрен с профессором уселись на свои места.

— Как вы? Справляетесь?

— Да, — Айрен невольно зевнула и тут же прикрыла рот рукой. — Простите. Завтра информация для Главного Управления будет готова.

— Молодцы. Достань свой планшет, я передам тебе сведения.

Айрен вытащила пластину из кармана, положила на стол. Профессор приложил свою к считывающей панели, и данные перетекли на экран. Над ним развернулась голограмма с несколькими видами животных.

— Их нужно найти на Земле и привезти сюда. Ну, или максимально похожих, — усмехнулся Юниверсис. — Мало ли, как они изменились за это время. Также здесь есть примерные координаты возможного местоположения, но они тоже не точны. Так что изучай, — профессор взял пакет, сунул планшет подмышку и пошёл к выходу. — Извини, у меня ещё много дел, так что завтра обсудим подробности.

— Спокойной ночи, профессор, — ответила Айрен, откусила лепёшку и глотнула сладковатый напиток. Обхватила стакан и прижалась к нему виском, закрыла глаза, а когда открыла, чуть не подпрыгнула: перед ней сидел Ранкор. Айрен провела рукой над экраном: голограмма свернулась.

— Ты меня напугал, — она поставила сукус на стол: дно стакана протяжно звякнуло.

— А что ты такая пугливая? — поинтересовался метусиец, смахнул рукой крошки и выровнял посуду. — Слышал, летишь на Землю? Как всегда — с напарником?

— Угу.

Ранкор выжидающе посмотрел на коллегу. Она поёрзала на стуле и невольно поёжилась.

— Чего-то хочешь спросить? — наконец, проговорила Айрен после затянувшегося молчания.

— Почему летишь ты? Я тоже оставлял заявку.

Айрен удивилась:

— Ты же в отделе изучения чёрных дыр. Зачем тебе?

— Есть дела, — уклончиво ответил Ранкор. — Может, поговоришь с профессором? Как-то уладишь этот вопрос? Вы же с ним… Ну.

Айрен вспыхнула.

— О чём ты?

— Да так, ни о чём, — Ранкор равнодушно пожал плечами и пробарабанил по столешнице пальцами. — Приятного вечера, — он растянул рот в улыбке, оголив неровные острые зубы, и поднялся из-за стола.

Айрен не нашлась, что ответить, и молча наблюдала, как он, звонко чеканя каблуками по полу, направился к выходу.

***

Метус казался безжизненным, потому что малонаселённые города стояли разрозненно, прячась в остроконечных горах, остальное же пространство занимали каменистые пустыни. Обитали здесь, в основном, метусийцы, гости с других планет задерживались нечасто, прилетая только торговать на огромном рынке. И вообще Метус не отличался дружелюбностью: погожие дни можно было посчитать на пальцах рук, и чаще всего бушевала непогода. Вот и сегодня ветер свистел, пробираясь сквозь щели между скал, а у горизонта собиралась гроза: уже виднелись первые всполохи молний.

Вытянутый зал, напоминавший пещеру, ютился на самом верху высотки. Шпиль на её крыше упирался в небо, нацепив на себя шапку из тёмных облаков, на стенах танцевали неясные тени, рождённые светом толстых свечей. Одиум Аварус — правитель этой планеты — восседал в кресле, отлитом из чёрного блестящего сплава. Длинный стол, окружённый множеством стульев, пустовал, рядом с троном стоял высокий метусиец, почтительно склонив голову.

— Я хочу видеть результат твоих «исследований». Что ты там разработал? — хмуро спросил правитель.

Ранкор поджал тонкие губы:

— Простите, дучис5. Для завершения мне нужно ещё несколько порций, но в Центре поменялись планы. Лететь на Землю официально не получится, а пробраться туда незаметно уже нет возможности — Управление начало что-то подозревать.

Одиум постучал пальцами по подлокотникам.

— Ты испытываешь моё терпение.

— Я постараюсь что-нибудь придумать.

— Постараешься? — правитель хмыкнул и откинулся на спинку, подхватив края мантии. — Так не пойдёт. Ты либо делаешь, что я тебе говорю, либо я в тебе больше не нуждаюсь.

— Я всё сделаю, — буркнул Ранкор, потирая ладонь, где красовались перекрещенные хвостами змеи.

***

Всю ночь Айрен пролежала в кровати, ворочаясь с боку на бок, иногда проваливаясь в беспокойный сон. В голове кружились вопросы о предстоящей командировке. С чего начинать? С кем связаться в первую очередь? Что это за звери, которых нужно отыскать? Как её встретят земляне? Хорошо бы с кем-нибудь подружиться…

И лишь только забрезжил рассвет, она собралась и поехала в Центр.

Кабинет, где работали Айрен с напарником, представлял собой круглый зал, одну его половину занимало огромное окно высотой до потолка. Сомниатинянка любила смотреть сквозь него на город, что расстилался, как на ладони, и виднелся до самого горизонта. Посередине стояли два стола с компьютерами, над ними на тонких нитях висели шарообразные лампы, пульсируя приглушённым светом. Стены и пол были матово-белыми, а почти напротив входа, в дальнем конце, мерцал большой экран. На нём сменялись изображения диковинных животных, найденных в разных уголках родной звёздной системы. Некоторых Главное Управление уже утвердило: пузырчататого большеглаза с планеты Вапор, щетинистого бронезуба с Арены, мокролапого слизнекрота с Хуморема, плащеносного синекрыла с Сомниатиса, остроносого криворога с Метуса и толстокожего мохнорыла с Фригуса. Теперь появилась возможность пополнить коллекцию и земными видами.

Напарника ещё не было. Айрен вытащила из шкафа халат, накинула его на плечи, села на пружинящий стул. Приложила ладонь к сенсорной панели: система считала её данные и запустила компьютер.

— Покажи мне галактику, — сказала Айрен, и над гладкой поверхностью стола выросла объёмная карта. Приблизив соседний участок, сомниатинянка щёлкнула по небольшой звезде и вынесла на первый план третью планету.

Земля вертелась вокруг своей оси, сияя голубыми океанами и песочно-зелёной сушей. Шар окружали пушистые белые облака, закручиваясь вихрями, а рядом болтался её спутник — Луна, безжизненный кусок камня. И выглядели они так реалистично, что Айрен невольно замечталась, представляя, какой будет встреча с этой планетой.

— Уже настроила кучу планов? — спросил Тим, заходя в кабинет.

Айрен вздрогнула, махнула рукой, и карта свернулась.

— Ты разве не слышала, что туда командировали Ранкора Акутуса? Он оставлял заявку, — бросил Тим как бы между прочим и сел на место, отвернувшись.

Айрен встала, подошла к напарнику и, чуть наклонив голову, внимательно вгляделась в бесстрастное лицо сомноида. Сердце бешено отбивало ритм.

— Не он один оставлял. Я вчера разговаривала с профессором — он велел нам готовиться. Осталось обсудить детали.

— О, здорово, — Тим пожал плечами. — И когда вылет?

— Умеешь ты настроение испортить, — Айрен сердито выдохнула. — Знаешь ведь, что Земля — моя мечта.

— Проверяю, как ты поработала со стойкостью. Но вижу, что эмоции снова берут верх. Вон как раскисла, — сомноид хмыкнул и активировал свои данные в базе.

Айрен закусила губу, подумав, что действительно дала волю чувствам. И за что ей достался такой «багаж»?

— Так когда вылет? — прервал её размышления Тим.

— Я пока не знаю, — она выпрямилась, убрав напряжение в теле. — Нужно поговорить с профессором.

— И чего ждёшь? Он здесь. Похоже, и не уходил. Встретились в лифте.

Айрен натянула халат и пошла к выходу.

— Пожалуйста, — послышался сзади механический голос.

***

Айрен вошла в кабинет и заметила профессора на большом кресле с тремя прочными ножками. Он вертелся из стороны в сторону, разглядывая висевшие в воздухе схемы. На одной из них мерцали длинные формулы, а на другой — модели звёзд. Профессор и правда оставался здесь на ночь: его волосы растрепались, под глазами темнели круги, а на полу валялись пустые стаканчики из-под «энергии» и пакеты с остатками еды.

— Профессор, — Айрен встала рядом.

— О, я ждал тебя, — он неуклюже выкарабкался из кресла, случайно наступил на стакан, и тот протяжно хрустнул. — Вылетаете через два дня. Все документы как раз оформят. Время у вас не ограничено, работайте, сколько будет нужно. И ещё, я сделал несколько пометок, что нужно выполнить на Земле, помимо основного задания.

Профессор коснулся края стола: появился рабочий экран. Двумя пальцами ухватился за файл с информацией, другой рукой махнул Айрен. Та быстро вытащила свой планшет и протянула его. Профессор скинул данные.

— Всё здесь. Разберёшься, думаю? — спросил, возвращая его Айрен. Та нерешительно кивнула. — Проведи анализ их воздуха, проверь гравитацию, — обновим данные. Многое могло поменяться.

— Хорошо, — сомниатинянка убрала планшет в карман.

— Ещё возьми вот это, — Юниверсис вытащил из ящика несколько желтоватых слитков. — На Земле обменяешь на местные деньги. Насколько я знаю, этот металл у них в цене.

Айрен взяла золото, взвесив его в руках — тяжёлое.

— А теперь иди, готовься. Ты не бросила тренировки?

— Нет, занимаюсь, — ответила Айрен, подумав, что сегодня ещё не была в камере давления. Та находилась на третьем этаже и занимала почти всю его площадь, внутри располагались несколько капсул с различными атмосферами. Многие сотрудники Центра тренировались здесь по несколько часов, чтоб без сложностей приспосабливаться к обитанию на других планетах во время командировок.

— Я больше тебя не задерживаю, — кивнул профессор и занялся своими расчетами, потом вдруг повернулся и добавил: — Попробуй наладить там связь с их руководством, если получится. Только по планете особо не разгуливай, хорошо? Не хотелось бы потерять такого ценного сотрудника.

— Спасибо.

Айрен вышла из кабинета, задумчиво постукивая пальцами по мягкой ткани халата. Улыбнулась. Жди, Земля!

Глава 2.

Черноту космоса разрезало стрелами света, рвущимися из сопла космического корабля, что нёсся с неимоверной скоростью. Подобравшись к планете, он замедлил ход и, казалось, выдохнул с облегчением после долгого пути.

— Земля в зоне видимости, — монотонно доложил Тим.

— Ух ты! Вот она — таинственная Земля… — проговорила Айрен, восхищённо рассматривая планету: на ней раскинулись голубые океаны, темнели пятна материков, красовались пушистые белоснежные облака. — Невероятная… Каково здесь землянам живётся, как думаешь?

Тим в ответ что-то буркнул, продолжая внимательно следить за монитором.

— Где мы остановимся? В каком-то городе?

— Не мы, а ты. Я-то буду здесь. И мне некогда с тобой болтать. Я корректирую траекторию твоего приземления. Или хочешь телепортироваться в воду? Здесь её достаточно.

Айрен выдохнула, скрестила руки на груди и откинулась на спинку. Хотелось рассердиться на угрюмого напарника, но она понимала, что тот всё делал правильно: нельзя отвлекаться на разговоры в такие ответственные моменты.

Она нетерпеливо поёрзала в кресле, пытаясь сесть удобнее, поправила транслатор — широкий белый браслет с выпуклой голубой капсулой, переключавшей его режимы. С его помощью общаться с жителями других планет было намного проще. При надевании тонкие нити присасывались к коже, посылая электрические импульсы в мозг — языки синхронизировались, и казалось, что собеседник тоже говорил на сомниатинянском. Также перестраивалась и собственная речь: для коллеги без транслатора звучала его родная.

Тим серьёзно поработал над браслетом Айрен, добавив ему ещё интерактивные карты и возможность телепортирования. Последняя, правда, пока работала в тестовом режиме.

Айрен вытащила планшет и развернула голограммы животных, что передало Управление. Буроватое нечто с длинным хвостом и вытянутой мордой, существо с огромным пушистым хвостом и кто-то невероятно мелкий и сплюснутый, что даже и не разглядеть толком… И где всех искать? Айрен рассмотрела изображения со всех сторон, похмыкала и свернула. Положила планшет на колени и наклонилась ближе к прозрачному экрану на носу корабля, снова посмотрела на планету. Вот она, так близко. И совсем скоро Айрен встретится со своей мечтой. Наверное, в Центре исследований не было сотрудника, интересовавшегося Землёй больше, чем она. Некоторые даже шутя говорили, будто Эричиус на самом деле засланная сюда землянка.

— Я вышел на околоземную орбиту, — отчеканил Тим. — Пожалуйста, пройди к кабине телепортации.

Айрен поднялась, остановилась у встроенного шкафа, где висели скафандры. Сомноид оглянулся и, заметив её колебания, сказал:

— В этой атмосфере больше кислорода, но ты справишься. Зря тренировалась, что ли?

— Хорошо, — Айрен кивнула, подошла к Тиму и похлопала его по твёрдому плечу. — Не скучай тут без меня.

Он хмыкнул и, отвернувшись к монитору, защёлкал по кнопкам.

— Пока ты будешь работать, я включу невидимость. Но бесконечно её держать не получится, так что постарайся быстрее закончить, — проговорил он.

— Постараюсь, — сказала Айрен.

Сомниатинянка положила в сумку планшет, пихнула полупрозрачный пакет с водой, больше напоминавшей желе, слитки, разные необходимые для исследований приборы и несколько ярких упаковок сухой еды. Стоит только открыть пакет, и пища становилась вполне пригодной к употреблению.

Волнительный момент. Как пройдёт телепортация? Не выбросит ли в океан? Не подкосит ли гравитация? Айрен выдохнула, стряхнула невидимые соринки с костюма, посмотрела на напарника.

— Не тяни время, — буркнул Тим. — Иди.

— Спасибо за поддержку, — Айрен нерешительно вступила на светившийся круг.

— Готова? — спросил сомноид.

— Да, и запомни, без меня не… — она не успела договорить: Тим щёлкнул кнопку, и сомниатинянка растворилась.

Через пару секунд Айрен уже стояла на поверхности планеты. От стремительного перемещения пряди волос выбились, и туго закрученные узлы на макушке, напоминавшие звериные уши, уже не выглядели так аккуратно. Айрен немного покачивало. Она поставила ноги шире, чтоб чувствовать опору, коснулась пальцами лба, глубоко вдохнула. Выдохнула. Насыщенный кислородом воздух проникал внутрь, заполнял собой всё и заставлял кожу бледнеть. Окружающие предметы подёрнулись рябью, колени подкосились. Айрен ослабила ворот костюма, сглотнула. Опустила руки, вспомнила подготовительные тренировки — главное, успокоиться. Снова выдохнула, расправила плечи. Пара минут, и организм приспособился к новому воздуху, дыхание постепенно восстановилось. Теперь можно и осмотреться.

Большое поле, заросшее травой и цветами, как плотным жёлто-зелёным ковром, расстилалось в обе стороны до самого горизонта, упираясь в тёмную стену. Справа от Айрен, на возвышении, тянулась дорога, и рядом с ней, у насыпи, трава была желтоватой, жухлой. Сомниатинянка медленно шла туда, под ногами шуршали плотные стебли, и всё чаще попадались яркие скомканные бумажки и раздавленные упаковки. Травинки покачивались от прикосновений ветра, наклоняясь и выпрямляясь вновь, будто исполняли незатейливый танец. Айрен присела, коснулась рукой тонкого шершавого стебелька и вдохнула незнакомый сухой запах. Зажмурилась и вдруг почувствовала, что кто-то щекотал ей нос. Она осторожно открыла глаза и увидела перед собой маленькое, хрупкое существо с огромными разноцветными крыльями. Её усики, припорошенные оранжевой пылью, смешно шевелились, словно сканировали незваную гостью. Айрен протянула ладонь, но неведомое создание улетело, порхая в воздухе, и, наконец, исчезло из вида, превратившись в чёрную точку.

«Нужно найти землян», — подумала сомниатинянка и поднялась. Вдали скучились дома различной высоты, выглядывавшие из-за пушистых зелёных шапок. Айрен активировала настройки браслета и выбрала автоматическое исследование окружающего воздуха, замер температуры, влажности, давления, а также силу гравитационного притяжения. Сохранила.

Айрен почти вплотную подошла к дороге, откуда теперь отчётливо доносились гремящие и шаркающие звуки. С шумом пронеслась целая колонна из цветных железных коробок на колёсах, а после неё всё стихло. Сомниатинянка цокнула языком, отправив мысленный сигнал сомноиду: «Не мог высадить поближе?».

«Скажи спасибо, что не в воду», — ответил Тим.

Айрен вскарабкалась по насыпи наверх, отряхнула колени. Прищурившись, посмотрела на ясное голубое небо, и в больших тёмно-синих глазах блеснуло отражение солнца. Снова взглянула на город, моргнула, крепко зажмурив веки, — изображение тут же стало чётким. Теперь виднелись не только очертания: вырисовывались ровные ряды блестящих квадратов, торчавшие с крыш столбики, да и сами дома раскрасились.

— Ну, здравствуй, Земля. Неужели встретились, — проговорила сомниатинянка и не торопясь пошла по тёмному полотну. Посередине его разделяла светлая, будто бы облупившаяся полоса, кое-где растянулись ямы и выбоины. Казалось, что здесь прошёл метеоритный дождь. По обочинам торчали высокие столбы, соединённые проводами. Айрен обернулась — они тянулись за дорогой, куда бы та ни повернула. На один из них села серая птица и протяжно каркнула. Айрен остановилась и махнула ей рукой:

— Привет!

Птица оттолкнулась ногами и взлетела, а потом уселась неподалёку, выжидающе наклонив голову. Блестящие глаза-бусины с интересом рассматривали незнакомку.

— Как тебя зовут? — поинтересовалась Айрен.

— Кар-р-р! — ответила птица и вдруг, шумно взмахнув крыльями, метнулась ввысь.

Айрен услышала протяжное «биии-бии-бип!», следом застонали тормоза, и рядом остановилась машина, подняв в воздух облако пыли. Айрен отпрыгнула в сторону. Мужчина наполовину вылез через открытое окно и начал что-то орать, но, увидев её бледное лицо с огромными глазами, замолчал, став ещё белее, чем сомниатиняне. Вокруг него порхали толстые серые лампириды6.

«Испугался», — подумала Айрен.

Он быстро коснулся пухлыми пальцами лба, потом груди, вправо-влево и вдавил педаль газа в пол. Автомобиль унёсся также стремительно, как и появился, оставив после себя незнакомый едкий запах. Айрен поморщилась и поспешила убраться с видного места, съехав по траве под откос. Наконец встретившись с Землёй, она совсем забыла про маскировку.

Айрен достала планшет, активировала программу преобразователя и вошла в меню выбора внешнего вида, не глядя щёлкнула на один из женских образов землянок. В памяти их было множество: блондинки, рыжие, чёрные, худые, толстые, — на любой вкус. Айрен приложила ладонь к сенсорной панели, система считала данные и начала отсчёт. Три, два, один…

Её будто скрутили верёвками, выворачивая кости, и Айрен не удержалась на ногах — бухнулась на землю, крепко сжав зубы, чтоб не закричать. Она знала, что перевоплощение — всегда неприятно, но не могла представить, что настолько. Её тело вытянулось, большие синие глаза сменились зелёными, уменьшившись в размере, сиреневые волосы превратились в светлые крупные кудри. Вместо удобного костюма на ней оказалось жёлтое платье-колокольчик, на ногах же — странная обувь, слепленная из твёрдой высокой подошвы и тонких ремней.

Айрен поднялась с колен, с удивлением заметив, что они голые, ведь дома она всегда носила штаны, подхватила лежавшую рядом сумку, перекинула через плечо. Необычная обувь не давала опоры, и Айрен стояла неустойчиво. Она осторожно ощупала себя кончиками пальцев, заметив, что их было пять, а не четыре, как у всех сомниатинян, — самый крайний упорно казался лишним. Повернула ладонями к себе и только сейчас заметила порез на левой. Во время перевоплощения такая боль казалась несущественной, теперь же неприятно саднило. Айрен задумчиво потрепала другой рукой волосы, отметив, что они стали значительно жёстче и суше её натуральных. Почему же ранка не затягивалась? Неужели ускоренная регенерация не работала на Земле? Или в этом воплощении? Айрен пристально посмотрела на порез и увидела там какой-то предмет, только хотела его вытащить, как вдруг сзади послышался шум. Она обернулась и заметила человека. Вокруг него вились сиреневые и голубые лампириды, выдавая интерес и небольшое волнение. Он пригладил короткие тёмные волосы, которые всё равно топорщились в разные стороны, и что-то сказал. Женский голос тихо проговорил: «Начинаю распознавание. Ждите». Через пару секунд совпадения были найдены, и транслатор оповестил: «Язык — русский. Синхронизация включена».

— Что? — спросила Айрен.

— Привет, говорю. Ты как? Всё нормально?

— Ну, да, — ответила она, убирая руку за спину.

— Хорошо. А то я увидел, как ты сиганула с дороги, подумал, вдруг что-то случилось, и нужна помощь. Тогда пока, — он пошёл к лежавшему рядом велосипеду.

— Стой! Погоди, — Айрен шагнула к нему, едва удержавшись на ногах, и коснулась плеча.

— А? — обернулся парень.

— Как добраться до города?

— Автобусы ходят, но редко. Можно и пешком дойти. А ты откуда здесь?

— С неба свалилась, — усмехнулась Айрен.

Парень подозрительно её осмотрел.

— Ну-ну. Тебе точно помощь не нужна?

— Разве что с этим… — она показала ладонь, из которой сочилась алая кровь.

— Где ты умудрилась стекло найти? Дай-ка, — он взял её руку, наклонился и осторожно вытащил осколок. Айрен тихонько вскрикнула. — И обработать надо.

Парень подошёл к велосипеду и начал рыться в небольшой сумочке.

— Вот, — он откупорил флакончик и налил на ладонь прозрачную жидкость. Рана тут же стала пузыриться, кожу защипало. — Меня, кстати, Дима зовут.

— Айрен, — она невольно сморщилась.

— Имя какое интересное, не русская, что ли? Хотя акцента в голосе не слышно. — Сомниатинянка потрясла рукой. — Всё нормально, это перекись водорода, дезинфицирует. Жаль, бинта нет.

Он закрыл флакон и убрал обратно, стекло тоже закинул в сумку. Посмотрел на траву под ногами, сорвал какой-то листок, вытер о штанину.

— Давай хоть подорожник приложу. Говорят, помогает.

Дима прилепил к порезу зелёную пластинку и прижал. Она прилипла.

— По-хорошему надо бы забинтовать. Если хочешь, я сделаю, только у меня дома всё. Заодно и до города провожу.

Айрен посмотрела наверх: местная звезда висела почти над головой, а рваные облака, что болтались в небе, нисколько не сдерживали её щедрое тепло. Воздух был сухим и горячим. От такой жары можно расплавиться…

— Идти нужно пешком? — спросила она, надеясь на отрицательный ответ. Обувь оказалась жутко неудобной.

— В ногах правды нет, я довезу, — Дима улыбнулся и поднял велосипед. — Вот свободное место, — похлопал по багажнику.

Айрен глянула вниз — повертела носком, разглядывая пальцы.

— Да и как же она может тут быть?

— Не слышала выражения такого? Точно, будто с неба упала. Не бери в голову.

Дима схватил велосипед за раму и махнул в сторону дороги, Айрен пошла следом. Она с интересом посмотрела на загорелую кожу рук землянина, так непохожую на бледные покровы сомниатинян; была в ней какая-то необъяснимая притягательность. Около локтя виднелась полоска белой кожи, Айрен хотела спросить о ней, но Дима опередил:

— Помочь?

Сомниатинянка оценивающе оглядела насыпь перед собой и босоножки, кивнула и схватилась за протянутую руку. Дима вытащил её на дорогу и показал на железную решётку:

— Садись.

Айрен подошла с одной стороны, потом с другой, осторожно присела на край, прижав подол.

— Нет, всё-таки ты странная, — покачал головой Дима. — На велике никогда не каталась? Ноги перекинуть нужно, вот так, — он обошёл велосипед, зацепившись за раму, и сел на багажник. — Поняла?

— Да.

Она села на прогретую солнцем решётку, прутья которой впечатались в кожу, опустила ноги и согнула их в коленях.

— Следи, чтоб подорожник не отлетел, — повернулся Дима, потом оттолкнулся от земли для разгона и начал крутить педали.

Айрен ехала молча, крепко вцепившись одной рукой в сидение, другую же прижала к себе. Ноги устали от непривычного положения, ветер забирался в уши, внутри всё переворачивалось от постоянной тряски. Айрен часто выглядывала из-за его спины в надежде увидеть город. Дима был хмурым и задумчивым. Ему вдруг вспомнился случай со школьных времён, когда пришлось остаться с девчонкой наедине и он не знал, что делать. Неловкое молчание, ещё более неловкая попытка поговорить, её тяжёлый вздох и хлопок дверью. С этими девчонками всегда одни проблемы.

Спустя четверть часа они, наконец, добрались. Айрен слезла с багажника, поправила платье, обернулась и, выгнувшись, заметила оставшиеся следы от решётки, потёрла ноги. Осмотрелась: двор, утонувший в пышной зелени, выглядел уютно. Пятиэтажные дома из серого камня стояли перпендикулярно друг другу, гордо выпрямившись, вокруг высились такие же прямоугольные постройки с множеством квадратных окон. Солнечный свет бликовал на стёклах, не позволяя увидеть, что внутри. Кое-где от стен выпирали огороженные решётками площадки, одни из них оказались завалены разным хламом, на других флагами развевались разноцветные полотна. Стены около дверей были раскрашены ярко-красным и заросли диковинной травой, тянувшейся от земли к самому верху. В хаотичном порядке стояли круги с землёй, из которых торчали развесистые кусты.

— Ты здесь живёшь? Один? — спросила Айрен, рассматривая корявые рисунки на стенах домов.

— Нет, с Полиной. Это сестра моя. Младшая.

Они подошли к скамейке, и из-под неё вдруг послышалось недовольное рычание. Серый пёс выскочил оттуда, встал, широко расставив лапы, и оскалился, вздыбив шерсть на загривке.

— Шшшш! — зашипела Айрен и метнулась назад. Все её внутренности, казалось, сжались в комок и подошли к горлу, не давая нормально дышать. Сомниатинянка наклонилась вперёд, выставила перед собой руки и растопырила пальцы в стороны. Листок подорожника оторвался и слетел под ноги. Собака заскулила и забралась обратно в своё убежище.

— Во дела, — Дима недоверчиво посмотрел на Айрен и опустился на колени около скамьи. — Грей, дружище, ты чего? — он погладил пса по лохматой голове, тот поднял на него влажные чёрные глаза. — Напугался, что ли?

— А ты тоже хороша, — повернулся к новой знакомой. — Зашипела, как змея, даже я струхнул.

— Ты хотел об… обработать, — проговорила Айрен, показывая кровоточащую ранку, руки её дрожали.

— Да, идём, — он ещё раз почесал Грея и поднялся.

Они зашли в один из подъездов, поднялись на третий этаж. Остановились у двери с номером десять. Дима пошарил в кармане джинсов, выудил связку ключей. Послышался щелчок.

— Проходи.

Из квартиры приятно тянуло прохладой. Айрен спешно переступила порог, выдохнула с облегчением. Дверь с глухим стуком закрылась. Дима встал напротив, скрестив руки на груди.

— Ну, рассказывай, кто ты такая.

Глава 3.

Айрен попятилась, уперевшись спиной в стену, маленькая прихожая вмиг сжалась до размеров точки. Сомниатинянка молчала.

— Ну? — повторил Дима. — Если не знаешь, что сказать, говори правду, — парень хмуро сдвинул брови.

«Правду? А примешь ли ты её, землянин? Поймёшь ли?» — подумала Айрен.

Глубоко вдохнула и выдохнула.

— Я прилетела с другой планеты. Её название — Сомниатис. Мы находимся в нескольких световых годах от вашей системы. Моя миссия — мирная, — чётко выговаривая каждое слово, сказала она.

Дима молча смотрел на неё несколько секунд.

— Мне уже вызывать медицинскую помощь или как? — он вытащил телефон и разблокировал экран.

— Зачем? — не поняла она.

— Потому что ты несёшь какую-то чушь! — вокруг парня закружились ярко-красные лампириды.

— Ты мне не веришь?

— А почему я должен тебе верить? Я тебя не знаю. А ты не видела велосипеда, ты шипишь на собак, ты… Ты вообще странная!

— Зачем тогда привёл в свой дом? — спокойно поинтересовалась Айрен.

— Потому что вот! — он взял её руку и показал на рану. — Ещё заражение крови заработаешь.

Он резко развернулся, выдвинул один из ящиков растянувшегося по всей стене шкафа, вытащил рулончик белой ткани и флакон.

— Давай сюда.

Айрен послушно протянула ладонь, Дима снова налил на ранку перекись: пузырьки тут же зашипели, образуя пену. Потом прикрыл её стерильной повязкой, размотал бинт и начал обвязывать, захватывая большой палец.

— Инопланетянка, ага, как же. Дудки всё это, не бывает вас, не бы-ва-ет. Сколько времени из космоса ждут сигналов? И тишина, и ни-че-го, — он пристально посмотрел ей в глаза и, закончив, закрепил кончик марли под повязкой.

— Спасибо, — проговорила Айрен и убрала руку за спину. — Будь я в своём теле, регенерация заняла бы всего пару секунд.

— А сейчас ты в маске, что ли? — спросил Дима, на всякий случай посмотрев на её подбородок: вдруг и правда есть какое-то соединение.

— Нет. На время я приняла другой облик. Вот ты говоришь, что нас не видно, так сюда же не пробиться, — Айрен шагнула в сторону и присела на мягкий круглый пуфик. Ноги, казалось, облегчённо выдохнули. — Центр исследования космоса и Вселенной Сомниатиса периодически посылает сигналы на планеты вашей системы, но, кажется, они просто поглощаются, не давая обратной связи. Вполне возможно, что мы просто не можем друг друга понять.

— Хм… — Дима подозрительно посмотрел на гостью. Если она говорит правду, то как уложить это в голове? Неужели внеземная жизнь всё-таки существует? И вот она — сидит перед ним, только руку протяни. А если это он умом тронулся? Знал, что долго сидеть у компьютера вредно, и вот… Пришла расплата.

— Что «хм»? У тебя два варианта: поверить или нет. Если хочешь, можешь помочь мне выполнить задание, если нет, отпусти. Моё время здесь не безгранично.

— Хм, — снова повторил Дима. — Ладно. Пойдём чаю попьём и обсудим.

— Чаю?

— Да-да, чаю. Был бы пьющим, выпил бы что покрепче. Кухня там, проходи, — он показал рукой в соседнюю комнату.

Кухня оказалась очень маленькой: пара тумб и подвесных шкафов, плита, холодильник и стол. Стены — в мелкий цветочек, с потолка свисала жёлтая люстра с зелёным ободком, на полу — коричневый линолеум и небольшой мягкий коврик. Айрен подошла к окну, отодвинула белую занавеску и выглянула во двор. Серый пёс выбрался из-под скамейки и разлёгся на траве, вытянув морду на длинных лапах.

— Взял бы его себе, да Поля против, — сказал Дима, заметив, что Айрен смотрела на Грея.

Протяжно засвистел чайник, парень шагнул к плите и выключил газ. Айрен села на табурет.

— Вот твой чай, — он поставил на стол чашку с чёрной жидкостью, в которой плавали мелкие листочки. Двинул ближе конфетницу с печеньем и пряниками. — Угощайся, я сегодня добрый.

Айрен покосилась на него, Дима кивнул. Она только взяла в руку печенье, как за спиной что-то заурчало, и, невольно вздрогнув, Айрен чуть не выронила его.

— Это холодильник. Тоже раньше не видела, да?

— Не видела, — она обернулась и потрогала прохладную гладкую стенку, которая сверху была увешана цветными квадратными картинками.

— Ну, я тебя внимательно слушаю, — сказал Дима, усаживаясь рядом. — Пей, не бойся, не отравлено, — он с удовольствием и прихлёбыванием глотнул чай.

Айрен нахмурилась, но взяла в руки чашку, чьи белые бока с тёмными разводами были горячими, однако не обжигали. Она посмотрела на рисунок: здесь было изображено маленькое длинноухое существо зеленоватого цвета в халате из грубой ткани, чем-то напоминавшее верховного сацердоса7.

— Что ты от меня хочешь?

— Хотя бы одно доказательство твоего инопланетного происхождения.

Айрен вдохнула и выдохнула: «Это же смешно! Доказывать, что я — это я!». В её мечтах встреча с обитателями Земли была куда приятнее.

— Вот, — она показала транслатор.

Дима придирчиво осмотрел браслет: в магазинах и не такие бывали.

— И?

— Это устройство перевода моей речи на твою, сейчас я его отключу, и ты услышишь сомниатинянский язык, — она повернула голубую капсулу.

— Аэкваанимииитассс8… — проговорила Айрен и снова активировала автоперевод.

— Так, допустим, — Дима почесал затылок. — Но это не исключает, что в моей голове начали звучать голоса. Больше ничего?

— Ты же просил одно доказательство.

Дима поднял вверх указательный палец:

— Хотя бы одно!

— Ладно, — Айрен встала, едва удержавшись на высокой платформе босоножек. Нетерпеливо выдохнула и, не сразу справившись с пряжками, сняла обувь. Прохлада от пола была приятной. Айрен пошевелила пальцами и улыбнулась, потом коснулась экрана транслатора.

— Покажи мне карту, — над браслетом появилась полупрозрачная сетка с координатами, на которой мигала зелёная метка. Айрен запомнила это место, как базовое, потом коснулась пальцем точки рядом с мигавшей, щёлкнула кнопку, и… Ничего не произошло. Она удивлённо уставилась на браслет, снова ткнула кнопку. Ничего.

— Странно, всё же работало, — Айрен бухнулась на табурет. — Может, из-за гравитации… Или магнитного поля… И что делать теперь?

— Ну, что сказать, — усмехнулся Дима. — Чуда не произошло, но эта твоя штука крута. Я начинаю тебе верить.

— Какая радость, — недовольно скривилась Айрен.

— Извини, я не каждый день встречаю инопланетян, — пожал плечами парень. — Пей чай. А что должно было произойти?

— Это телепортатор. С его помощью я планировала быстро осмотреть планету, а теперь…

— Ого! Телепортация — мечта… Ну, подыщу тебе ближайшие рейсы на самолёт, — Дима похлопал её по спине. — Расскажешь о своём задании? Вдруг действительно смогу помочь.

— Да, — Айрен вытащила из сумки планшет и развернула голограмму. — Главное Управление решило создать галактический зоопарк, чтобы собрать самых удивительных животных галактики. Им нужны и виды с Земли, вот эти.

Перед носом Димы крутились трёхмерные изображения каких-то непонятных животных. Он смотрел на них и сверху, и сбоку, но никак не мог определить, кто же это.

— Хм, — парень взял печенье, опустил его в чашку и спешно откусил размякшую половинку. — Вот этот, — он ткнул на зверя с пушистым хвостом, — чем-то напоминает белку. А этот, — показал на сплющенного, — явно пострадавшую мышь. А последний… Хм… Может, он когда-то был предком ежа? Такой набор отыскать несложно.

— Мне откуда знать, — протянула Айрен. — Есть даже их примерные координаты, но если телепорт не работает, то какой от них прок?

— Не паникуй, найду, как добраться. Что ж я, зря, что ли, учился в школе десять лет да в институт поступаю? Ум из моей головы даже в армии выбить не смогли, — усмехнулся Дима.

Айрен махнула рукой над планшетом — голограмма свернулась.

— А какая она, твоя звёздная система? — Дима решил сменить тему.

— Такая же интересная, как это, — она коснулась пальцем белой полоски кожи у локтя. — Расскажешь?

— Ерунда, — он нахмурился и закрыл шрам ладонью. — Собака укусила. Давно было, зажило уже.

Айрен ненадолго замолчала. Дима подтянул одну ногу, подложив её под себя, всем видом показывая, что он готов слушать.

— Система Хилар расположена недалеко от Солнечной, нас разделяют всего несколько световых лет.

— Угу, совсем рядом, — улыбнулся Дима.

— В её центре — Хиларитас — звезда, похожая на вашу, а вокруг неё — шесть планет, я с четвёртой — Сомниатиса. Из-за облаков она выглядит сиреневой, размерами похожа на Землю. Так сложилось, что именно у нас самые комфортные условия, поэтому многие там живут и работают. Или прилетают в гости. Главный закон нашей планеты — мир, так что открытой вражды ты не встретишь. А население очень разнообразное: помимо сомниатинян и роботов соседствуют и другие расы. Всем находится место. Иногда я думаю, что зря мы такие добродушные и гостеприимные… — задумчиво произнесла Айрен и глотнула чай. Вкус у него был чуть горьковатый, с какими-то сладкими нотками.

— Всех принимаете? А меня взяли бы? — поинтересовался Дима.

— Ну, стоит только захотеть… — пожала плечами Айрен.

— А если я уже давно хочу улететь отсюда?

— Дима, ты спрашивал о системе, вот и слушай, — нахмурилась Айрен. — Первая планета — Вапор. Климат очень тёплый, вечное лето, если так можно назвать. Но невыносимо душно: свежо только под куполами или в скафандрах с достаточным запасом воздуха. Посмотреть есть на что, конечно. Половина обитателей системы хотя бы раз там побывала, чтобы увидеть причудливый танец клубов пара, вырывающихся из-под коры.

Айрен взяла печенье и опустила в чашку — оно начало растворяться и оседать на дно, в руке остался самый кончик. Она удивлённо наклонила голову, хмыкнула и закинула остаток в рот.

— Потом Арена. Здесь в основном пыль и песок, невероятно жарко. И мало кто может долго находиться без специальной подготовки. А ареняне живут и не жалуются. Правда, кожа у них толстенная и, кажется, ничем не пробиваемая, — Айрен постучала пальцем по столешнице, потом попыталась ложкой выудить упавшие кусочки печенья. — Третья планета — Хуморем. Там, наоборот, очень много влаги. Кстати, как раз отсюда и поставляют воду на Арену. Ощущается, будто ею всё вокруг пропитано, и атмосфера тоже влажная. А хуморесы такие забавные: шлёпают своими длинными конечностями по мокрой поверхности и глаза пучат на окружающих. Гостить к ним редко прилетают, как, в общем-то, и к аренянам, все на Сомниатис. Ну, про него я уже рассказала.

Затея с печеньем провалилась, поэтому Айрен взяла пряник и осторожно откусила. Рыхлые песчинки таяли во рту, чуть-чуть отдавая холодом. Она довольно улыбнулась и запихнула всё. Дима вздохнул, облокотился на стол и опустил голову на руки.

— Пофаднифала, — проговорила Айрен, пытаясь прожевать угощение. Наконец, это удалось, и она продолжила.

— Дальше Метус, климат там так себе — острый, угловатый: постоянные грозы, шквальные ветры. Народ не особо дружелюбный к чужим, чтут свои традиции и нравы. Нет, конечно, гостей из космического пространства принимают — у них огромный рынок, торгуют всем, что захочешь.

Айрен взяла ещё одно печенье, откусила. Ощущать сладость оказалось приятно.

— Ну, и последняя — Фригус. От того, что расположена далеко — самая холодная планета. Фригусийцы — существа с очень толстой кожей и густым мехом. Лететь туда довольно долго, но посмотреть тоже есть на что: чего стоят огромные горы и бескрайние ледяные пустыни. Фригусийцы не особо разговорчивые, хотя оно и понятно: себе дороже терять тепло в таких-то условиях. — Айрен одним глотком допила чай и отодвинула чашку.

— По твоим рассказам жители планет похожи между собой, да? У всех руки-ноги-голова?

— Жизнь зародилась на нашей планете, а уже потом разнеслась по системе и приспособилась к новым условиям.

— Может, и на Земле мы благодаря вам? — улыбаясь, спросил Дима. — Сходство налицо.

Айрен пожала плечами.

— Ладно, такое придумать вряд ли возможно. Показывай свои координаты.

Айрен пододвинула планшет, активировала файл с данными, и над прозрачным экраном выросла схема планеты, где разноцветными точками мигали возможные расположения животных.

— Ух ты, — Дима восхищённо посмотрел на модель. — Вот это я понимаю — технологии. Ещё плюсик к моей вере в твою инопланетность. Только места получились в океанах.

— Давно не обновляли… Ты знаешь, где их можно найти? Этих зверей…

— Ну, если я правильно понял, кто есть кто, то да. В лесу.

— Пойдём? — Айрен поднялась с места и потянулась за босоножками.

— Стой, погоди, — остановил её Дима. — В таком виде там делать нечего: ветками всю кожу исколешь, клещей ещё наловишь.

— И что делать? У меня больше ничего нет, — развела она руками.

— Купим, немного денег могу дать, — Дима порылся в карманах, в ладони оказалась лишь горсть желтоватых кругляшей. — Э… Ну, совсем немного…

— Это не проблема, — Айрен вытащила несколько золотых слитков и с глухим стуком положила их на стол.

Дима чуть не поперхнулся.

— Ничего себе…

— Профессор сказал, что у вас оно очень ценится, — проговорила Айрен, всё-таки надевая босоножки.

— Ага-а, — протянул Дима, потрогав гладкое золото. — Никогда столько не видел. — Потом глянул на сомниатинянку. — А переноски для животных у тебя есть? Как ты их повезёшь?

— В буллаксах, — она подняла с пола сумку и сунула туда руку, поискала недолго и выудила небольшой прозрачный пузырёк. — Мы используем их для хранения и перевозки живых объектов.

— А разрешение есть? На эту перевозку, — прищурился Дима.

— Можно и так сказать, — уклончиво ответила Айрен. — Так мы идём?

— Идём-идём, — он встал и показал на выход.

***

День выдался жаркий, горячий воздух обволакивал собой, заставляя плавиться, и даже сухой ветер не приносил облегчения. По спине струился пот, видимо, пытаясь охладить тело, но получалось скверно. Людей почти не было, наверняка прятались в квартирах и литрами пили воду, лишь несколько старушек сидели на скамейке у подъезда, под козырьком, обсуждая новости. Над ними вились почти прозрачные сиреневые и красные лампириды. Грей валялся в тени, соседские коты тоже искали укромные уголки, чтоб переждать до вечерней прохлады. Пушистые облака разлетелись в стороны, будто бы хотели скрыться от палящих лучей яркого золотисто-белого солнца. Из травы доносился настойчивый стрекот, а на ветках деревьев, что кучились во дворе, сидели маленькие коричневато-бурые птички, звонко переговариваясь между собой. Айрен подошла ближе, пернатые насторожились, кое-кто вспорхнул и улетел, сев на землю неподалёку.

— Не бойтесь, — проговорила она и протянула руку, чтобы потрогать чей-нибудь пушистый живот, но птицы, недовольно чирикнув, взлетели и скрылись за кустами.

— Решила половить воробьёв? — улыбнулся Дима. — Не получится, вот если хлеба предложишь или семечек — другое дело.

— Да я так, просто… — Айрен немного смутилась, достала из сумки пакет с водой, похожий на застывшее желе, глотнула. Приятная прохлада заискрилась крохотными вспышками.

— Хочешь? — предложила Диме.

— Спасибо, у меня своё, — вежливо отказался он, показав на рюкзак, откуда торчала голубая пробка.

Айрен пожала плечами и послала сигнал Тиму: «Привет. Как ты там? Я приступаю к работе». Через пару секунд услышала его механический голос: «Болтаюсь вокруг планеты. Насмотрелся на всю жизнь. Пока корабль не замечен».

« И у меня не работает телепорт».

«Ничем не могу помочь».

«Придётся пользоваться местным транспортом».

«Я не буду ждать тебя целую вечность».

Она промолчала и затолкала пакет обратно.

«Постарайся поскорее», — кажется, вздохнул сомноид.

«Постараюсь».

— Ну, что? Идём в банк.

Глава 4.

Диме всегда было интересно, как чувствуют себя люди, у которых есть куча денег. Радостно? Счастливо? Испуганно? Он пока не смог понять своих чувств, а просто нёс в рюкзаке несколько пачек разной валюты и боялся, что кто-то их ограбит. Да и вообще волновался. Вокруг его головы порхали, вяло взмахивая крыльями, серые и голубые лампириды. Айрен же была спокойна, потому что она не видела ценности в этих клочках бумаги.

— Как нам добраться до леса? — спросила она.

— На автобусе за город, а можем на поезде подальше, в уральскую тайгу, например, — Дима достал смартфон и вбил маршрут. — Время в пути примерно сутки.

— Долго… Но давай попробуем поезд.

— Ну, если мы будем идти дальше с такой скоростью, вообще к концу недели только будем на месте, — Дима остановился, дожидаясь, пока Айрен дойдёт до него.

Босоножки натёрли кожу, из-за высокой подошвы сомниатинянка каждый шаг рисковала подвернуть ногу.

— Кто их придумал? — недовольно выдохнула она. — Ходить невозможно.

— Зато очень модно, — хмыкнул парень.

— Я больше не могу, — Айрен схватилась за плечо Димы и, расстегнув босоножки, сняла их. Встала босыми ногами на горячую брусчатку тротуара.

— Так ты тоже далёко не уйдёшь. Давай купим тебе нормальную обувь. И одежду для леса заодно. Какой у тебя размер?

Айрен подняла на него глаза:

— Я не знаю параметров этого тела.

— Ладно, — Дима оценивающе посмотрел на её ступни, почесал подбородок. — Пошли.

Сомниатинянка взяла босоножки за ремни и с удовольствием бросила их в ближайшую урну.

***

В маленьком магазинчике, казалось, продавалось всё: от мыла до курток. Продавщица с зализанными в хвост волосами и ярко-красными губами с охотой помогала выбрать обувь, предлагая туфли на шпильке, сапоги и даже сланцы, упорно игнорируя главное условие — удобство. С трудом, но всё же удалось купить летние сетчатые ботинки, закрытые ботики на шнуровке, плотные брюки и кофту с длинными рукавами, а также свободного кроя светлые штаны и белую футболку. В них Айрен и осталась, отказавшись надевать жёлтое платье, и была очень довольна.

— Теперь ты знаешь, что у этого тела, — он провёл пальцем в воздухе с ног до головы, — тридцать девятый размер обуви и сорок четвёртый — одежды.

— Спасибо, как же я жила без этого знания, — улыбнулась Айрен.

***

Добраться до вокзала удалось быстро — почти сразу к остановке подъехала маршрутка. Айрен удивлённо рассматривала людей, которых тут собралось огромное количество. Они шли в обе стороны, сидели на скамьях, обложившись большими чемоданами и сумками, ели, пили, разговаривали. А в воздухе над ними порхало множество лампирид.

Дима встал в очередь к кассе, позвал Айрен к себе.

— Давай свой паспорт, я куплю билеты.

— Что это?

— Ну, документы какие-нибудь твои.

Айрен протянула ладонь.

— Зачем мне твои руки, — нахмурился Дима. — Бумага нужна.

Айрен пожала плечами:

— Этого всегда было достаточно…

— И как мы поедем без паспорта? — выдохнул Дима, и рядом появились красные лампириды. — Вечно с вами, девчонками, какие-то проблемы. Пошли тогда отсюда, — он повёл её к выходу. Очередь двинулась вперёд.

***

Они сидели на скамейке в парке неподалёку и доедали мороженое в вафельных рожках. Диме было неудобно за ту вспышку гнева, он хотел загладить вину и купил Айрен пломбир, себе же взял шоколадное. Солнце уже не палило, как в полдень, просто укутывало в плотный тёплый кокон.

— И что думаешь делать? — спросил парень, утирая с губ коричневые «усы».

— Не знаю… — Айрен совсем расстроилась, и даже вкусное сладкое лакомство не поднимало настроения.

— Да ладно, не кисни, — Дима по-дружески толкнул её плечом. — Поедем на автобусе, там паспорт не нужен.

— А ты поедешь со мной?

— Поеду.

— Спасибо, — Айрен положила свою ладонь на его руку и сжала её. — Одной мне было бы сложнее.

— Не за что пока, — Дима неловко освободился и потрепал себя по волосам.

Глава 5.

Вернувшись в квартиру, напарники переоделись, наскоро перекусили бутербродами и отправились к остановке. Дима взял с собой компас, еду, воду, спички и складной нож — всё, что бывает необходимо в лесу. А ещё кучу всяких вещей, например, «пенки» для сидения, верёвки, свисток, термос с горячим чаем, средства от комаров и клещей, железную кружку, аптечку и покрывало. Айрен следила за тем, как Дима упихивал это в рюкзак, не веря, что всё влезет, но он смог закрыться. Сама же она пошла налегке, только со своей сумкой.

— Ещё скажешь спасибо, — буркнул Дима.

Стало свежее, и воздухом можно было дышать, наслаждаясь. Темнело летом поздно, так что у них в запасе было несколько часов. Автобусная остановка расположилась недалеко от дома Димы. Две стеклянные стенки, а на них — железная крыша, скамья пустовала. Тёплый ветер вертелся рядом, будто хотел поиграть: раскидывал брошенные кем-то фантики, раскачивал потрёпанную табличку, отчего та недовольно скрипела.

Айрен шагнула внутрь, песок под ногами хрустнул. Она подошла к скамейке, провела ладонью по неровному дереву — послышалось тихое шуршание, потрогала угол, осторожно села. Дима остановился у расписания, посмотрел на часы.

— Должен скоро подойти, — устроился рядом.

Напарники молча любовались жёлтыми языками солнечных лучей, разлитыми по голубому полотну, и кучившимися у самого горизонта белоснежными облаками с румяными боками.

Показался автобус — старый ПАЗик. Его дребезжание врезалось в тишину, казалось, что кто-то тряс в руках железное ведро с гвоздями. Он подкатил к остановке, притормозил со свистом и, чихнув, распахнул двери. Дима пропустил Айрен вперёд, сам запрыгнул по ступенькам следом. Они плюхнулись на сидение, парень протянул деньги. Полная женщина с короткими фиолетовыми волосами, кудрявыми от химической завивки, оторвала билеты и подала. Айрен очень внимательно на неё смотрела.

— Что? — сердито спросила кондукторша.

Дима ткнул подругу в бок, и та отвернулась.

— Ничего. Всё хорошо. Спасибо, — добавил он.

Когда женщина ушла на своё место, Айрен наклонилась и проговорила ему на ухо:

— Я не думала, что здесь тоже бывают волосы такого цвета.

— Ай, — махнул рукой Дима. — Не обращай внимания. Чего тут только нет.

Минут десять они тряслись в маленьком автобусе, подскакивая на ямах и кочках — дорога давно требовала ремонта. Из колонок доносились неясные голоса радиоведущих, на полке около кондуктора гремела подпрыгивающая банка с мелочью. Айрен то и дело вскрикивала и даже ругалась. Эти её высказывания транслатор не захотел переводить. Наконец, скрипучий голос объявил остановку: «Автовокзал!»

Автобус резко затормозил, и пассажиры чуть не улетели в кабину водителя. Дима выпрыгнул первым, подождал Айрен, дав ей руку. Она с удовольствием воспользовалась помощью: после такой тряски её немного качало.

— Это похуже межзвёздных перелётов. Кошмар, — выдохнула сомниатинянка.

Дима лишь развёл руками:

— Нам ещё полчаса трястись до места.

— А вы, земляне, однако, крепкие, — усмехнулась Айрен.

Дима взял в кассе билеты и повёл напарницу к платформе. Автобус должен был прибыть минут через пять.

— А как ты вообще оказалась на Земле? — спросил Дима.

Айрен отвлеклась от разглядывания ярких мерцающих вывесок и лиц людей.

— Оставила заявку на посещение. Если честно, почти не надеялась, что получится, но повезло, — она улыбнулась.

— Заявки, — хмыкнул Дима. — К нам, оказывается, очереди выстраиваются.

— Ваша планета довольно привлекательна, вот бы разрешили проводить экскурсии. Наверняка есть на что посмотреть.

— Это да… — протянул он и замолчал.

Через пару минут рядом с ними фыркнул, останавливаясь, большой автобус с мягкими сидениями, ехать в таком — одно удовольствие. Пассажиры стали подходить ближе, прижимая Айрен с Димой к краю платформы. Сомниатинянка уже почти не обращала внимания на вечно жужжащих лампирид: люди очень эмоциональны.

Контролёр порвала билеты, напарники забрались в салон, уселись на свои места. Дима не без труда затолкал рюкзак в ноги, отчего ему самому и Айрен пришлось потесниться. Когда все пассажиры были в сборе, водитель закрыл двери, и автобус тронулся.

Первые километры пути Айрен внимательно разглядывала окрестности, поражаясь огромным полям и лесам вокруг. Потом начала зевать — от ненавязчивой музыки из динамиков и ритмичной тряски клонило в сон. Она и не заметила, как повалилась головой на плечо Димы и заснула. Он сначала вздрогнул, вытянулся по струнке, боясь пошевелиться, но вскоре мышцы начали ныть, и парень невольно расслабился. Но ему было странно ощущать на плече прохладу, а не привычное человеческое тепло.

Примерно через полчаса впереди стали видны крыши домов деревни Гореловки. Дима наклонился к уху Айрен и проговорил:

— Пора вставать.

Айрен встрепенулась и потёрла глаза.

— Извини, я не хотела.

— Не страшно, пошли к выходу.

Он вытащил рюкзак и направился к кабине, Айрен выбралась следом. Автобус остановился, дверь с шипением отошла в сторону, и Дима выпрыгнул на сухой асфальт. Помог спуститься напарнице. Она со вкусом потянулась, хрустнув суставами, отчего даже немного закружилась голова. Дима закинул рюкзак на спину и осмотрелся. Гореловка расположилась по обе стороны дороги, домов было немного — пара десятков, и половина из них нежилые. Такая участь постигла многие деревни — они медленно разрушались, превращаясь в молчаливые экспонаты. По полю вдаль тянулась тропинка, извиваясь змеёй, и упиралась в стену леса. Тёмные ели и жизнерадостные зелёные лиственные желтели в лучах солнца. Ветер неторопливо качал их стволы из стороны в сторону, от чего слышался тягучий густой шум.

— Нам туда, — махнул рукой Дима.

— А там точно есть эти животные? — Айрен недоверчиво посмотрела на деревья.

Дима пожал плечами.

— Пока не посмотрим, не узнаем. Идём.

Глава 6.

Небольшой звездолёт стрелой прорезал космическое пространство. Добраться до Империума — планеты, где располагалось Главное Управление, не составило труда. Метусиец сел в одном из космопортов, невидимой тенью просочился в здание, подошёл к пункту выдачи пропусков.

— Мне назначено, — улыбнулся краешком рта.

— Имя? — бесстрастно поинтересовалась необычайно высокая и худая империянка, лишь на миг подняв на гостя раскосые тёмные глаза.

— Ранкор Акутус, — отчеканил тот.

— Верно. Руку.

Метусиец протянул ладонь, империянка приложила к ней свою, оставив в центре светившийся круг.

Топас Стеллас — верховный сацердос — его ждал. Он сидел на сплюснутом кресле, мерцавшем блеском миллиардов звёзд, и рассматривал огромную карту, занимавшую половину зала.

— Проходи, рассказывай, — проскрипел его голос.

Ранкор удивлённо глянул вниз: Топас уже стоял у ног и внимательно вглядывался своими красноватыми глазами. Этот маленький империанец обладал уважением и доверием всей галактики.

— О, величайший из ныне живущих… — начал метусиец, но Топас прервал его.

— Не стоит. Зачем пришёл? — и в ту же секунду вновь оказался на прежнем месте.

Ранкор сделал несколько шагов вперёд.

— Я хочу поговорить об одной из планет Солнечной системы.

— Я слушаю тебя, — Стеллас провёл костлявым пальцем по карте — перед ним показалась Земля.

— Выдайте мне бессрочное разрешение на её посещение. И без отчётности о проведённых там…действиях.

— Что ты себе позволяешь? — Топас едва заметно повернул голову. — Эта планета вне зон чьего-либо влияния.

— Я занимаюсь не только изучением чёрных дыр, но и землян. И…

— Я свяжусь с твоим непосредственным начальством — профессором Когнитиотом. Узнаю, что он думает на этот счёт. А пока Управление не предпримет никаких действий, — империанец отвернулся, показывая, что больше не задерживает гостя.

Ранкор стиснул зубы и сжал кулаки. Потом резко выставил перед собой руку, растопырив все три пальца. На внутренней стороне ладони были вырезаны чёрные силуэты переплетавшихся змей. Спустя мгновение они засияли тёмным светом, с разлетавшимися в стороны искрами. Топас удивлённо взглянул на рисунок, вздрогнул, зажмурился, а когда открыл глаза, они были полностью чёрными. Ранкор тихо заговорил, шевеля одними губами:

–…выдать разрешение Ранкору Акутусу…

Сложился в поклоне и щёлкнул пальцами: глаза империанца вновь окрасились красным. Ранкор послушно проговорил:

— Как скажете, сацердос.

***

Тропинка показалась Айрен бесконечной: они шли уже столько времени, а лес никак не хотел приближаться. Хорошо, что обувь была удобной и не грозила свалить её с ног на каждом шагу. Дима шёл бодро, со знанием дела, иногда поглядывая по сторонам, и молчал.

Айрен послала мысленный сигнал сомноиду: «Тим, меня ведут в лес. Как думаешь, это нормально?»

«Смотря кто ведёт».

«Землянин. Я познакомилась с ним сегодня».

«Не теряй бдительности, будь добра. Объяснительной речи профессору о твоей пропаже я готовить не буду».

«Ты такой милый, Тим», — усмехнулась Айрен.

«Будет обижать, возьмём его с собой. На опыты. Пока».

Сомниатинянка нахмурилась, сидевшая в голове мысль после разговора с сомноидом теперь и вовсе не давала покоя. Может, зря она доверилась землянину? И согласилась ехать непонятно куда, и послушно брела за ним по дорожке, даже не зная, что же это такое — лес. Вдруг он её там бросит? Или нападёт? Откуда знать, что у жителей Земли на уме?

Айрен вздохнула, пытаясь успокоиться, — пока ведь ничего страшного не произошло.

— Не вздыхай так тяжело, — обернулся Дима. — Мы почти пришли.

Он встал боком, показав рукой вперёд: тропка забиралась в тень деревьев и виляла между ними, пока, наконец, не исчезала из виду. Айрен остановилась. Из леса доносился шелест листьев, верхушки покачивались из стороны в сторону и шумели, будто переговариваясь друг с другом, удивляясь нежданным гостям. В глубине леса иногда что-то скрипело и стонало, и Айрен невольно отступила назад.

— Не бойся, всего лишь ели, — Дима похлопал её по плечу. — Наверное.

Он достал компас и сверил направление, потом посмотрел на небо, оценивая, где сейчас солнце. Заблудиться они не должны, но подстраховаться не мешало. Дима пошёл первым по тропинке, Айрен выдохнула и тоже последовала за ним.

Деревья не казались страшными, они будто бы улыбались путникам, а солнечные «зайчики» прыгали по веткам, играя друг с другом. Утоптанная дорожка уходила всё дальше и дальше, петляла между берёз и осин, огибая разросшиеся старые пни и стройные стволы. Под ногами шуршали иголки и листья, иногда раздавался звонкий хруст сломавшихся веточек. Около одного дерева напарники заметили целую гору шишек, кем-то тщательно выпотрошенных так, что остались только кончики.

— Смотри, — Дима поднял одну, — это наверняка белка погрызла. Значит, где-то здесь они есть.

— Это хорошо, — кивнула Айрен и подошла к дереву, прикоснулась рукой к шершавой коре. Она закрыла глаза и представила, как внутри него пульсирует жизнь, как движутся соки, как тратится энергия… Вдруг сверху кто-то застучал — бум-бум-бум! Быстро-быстро несколько ударов, как в барабан, затишье, и снова. Бум-бум-бум! Айрен отошла чуть дальше и посмотрела наверх: на стволе, держась лапами, сидела чёрно-белая птица с красным пятном на макушке и отчаянно долбила по коре. Бум-бум-бум! А откуда-то из леса ему вторили другие, более глухие напористые стуки и звонкое «ку-ку, ку-ку».

— Всегда удивлялся этим дятлам, — хмыкнул Дима. — Как у них после такого головы не болят.

— Так интересно, — Айрен с любопытством осматривалась, отгоняя от себя назойливых комаров, что появились неизвестно откуда. Они нагло лезли прямо в глаза, в нос, в уши и противно пищали. Дима шлёпнул себя по щеке и сбросил кого-то мелкого на землю. Потом снял рюкзак и вытащил вытянутый флакон.

— Сейчас мы их уморим, — проговорил он и, зажмурившись, окутал себя полупрозрачной дымкой из баллончика.

— Теперь ты, — рукой подозвал Айрен.

Она несмело шагнула к нему, закрыла глаза и, на всякий случай, задержала дыхание. Послышалось шипение и звук закрывающегося колпачка.

— Готово.

Айрен посмотрела на себя: никаких видимых изменений не произошло, но насекомые действительно перестали докучать.

Напарники пошли дальше. Деревья теперь стояли плотнее, не так вольготно, как у опушки, но воздух всё ещё был светлым и пах смолой и травами. Солнце пробиралось сквозь кроны, падая на землю желтоватыми лучами, и лесу очень шёл такой ажурный наряд. По пути им попадались ещё тропки, что пересекали дорожку и скрывались между ёлок; и валявшиеся стволы, уже, казалось, вросшие в мягкую подстилку. Их развесистые корни торчали криволапой громадой и заросли травой. Наверняка там уже кто-нибудь вырыл нору и жил себе припеваючи.

— Ух ты, лисички, — проговорил Дима и присел. Разгрёб рукой влажный мох и показал Айрен рыжую шляпку. — Вот пожаришь их с картошкой и лучком, да потом со сметаной. М-м-м, ум отъесть можно! — он вытащил из бокового кармана нож и целлофановый пакет и начал срезать грибы.

Айрен тоже наклонилась и увидела около тропинки целую горсть оранжевых точек. Некоторые были настолько малы, что едва виднелись, наверное, меньше ногтя на её крайнем пальце. Она сорвала один, легонько сжала — упругий, понюхала — пахли чуть уловимо, но приятно.

— Неправильно ты делаешь, — покачал головой Дима, увидев вырванный корень с комочками земли. — Грибницу нужно оставлять, чтоб в следующем году снова выросли. Для этого и нужен нож.

Он взял у Айрен гриб и обрезал корешок, положил его на землю.

— Ты заботишься о своей планете, молодец, — улыбнулась сомниатинянка.

— Да ладно, — отмахнулся Дима. — Давно мечтаю отсюда улететь.

Айрен хотела что-то сказать, но поджала губы и промолчала; поднялась с колен и посмотрела вокруг. Десятки десятков стволов устремлялись ввысь, к свету, к солнцу, тянулись к голубому небу, будто хотели до него дотронуться. А внизу простирались мощные корни, что были почти незаметны, разве что иногда грубые плети показывались наружу, заставляя землю пойти буграми. Да, чтоб задержаться в этой жизни, нужно иметь крепкий тыл. Айрен скользнула взглядом по коричневатой коре, шершавой и тёплой, и вдруг заметила мелькнувший пушистый хвост. Она встрепенулась и пригляделась внимательнее. По одному из стволов шустро пробежал какой-то зверёк в красивом рыжевато-сером наряде. Он добрался до ветки и уселся на ней, перебирая что-то в передних лапах и пробуя на зуб.

— Дима, — позвала напарника Айрен.

Он отвлёкся от сбора грибов и поднял голову. Сомниатинянка показала рукой на зверя.

— Белка, вот и первая находка, — он встал, отряхнул штаны и убрал нож. — Только… Как ты её поймаешь? Эй! Айрен!..

Она не ответила, потому что уже рванула к белке. Та перепугалась и метнулась прочь — скакала с ветки на ветку, с дерева на дерево, приманивая ярко-рыжим хвостом. Айрен неслась следом, почти не разбирая дороги, следя только за «добычей». Только благодаря счастливому случаю не переломала себе ноги и даже умудрилась по пути вытащить из сумки буллакс. Несколько раз она пыталась затянуть в него белку, но не получалось — та была заметно быстрее и проворнее, и он лишь недовольно пшикал. Тогда Айрен решила сменить тактику: она остановилась около дерева, даже, казалось, дышала через раз. Белка, заметив, что погони больше не было, тоже замерла, уселась на ветке, оглядываясь и нервно дёргая хвостом. Потом подползла к стволу и, вцепившись в него когтями, полезла выше. Тут Айрен выскочила из укрытия, повернула треугольник, открывая буллакс, и направила его на белку. Потом резко надавила, и зверёк, не успев опомниться, исчез со своего места, оказавшись внутри пузырька.

— Какая прыткая! — выдохнула Айрен, разглядывая застывшую в невесомости миниатюрную белку. Потом убрала буллакс в сумку, облегчённо выдохнула и тут же напряглась: а где Дима?

Она повертела головой, нерешительно переминаясь с ноги на ногу — сухой мох негромко шуршал под ногами. Никого. Кругом был лес, вдруг ставший незнакомым и враждебным. Казалось, что ели ощетинились колючими «лапами», а огромные сосны сердито ворчали и скрипели. Под каждой кочкой могла таиться опасность, за каждым стволом мог прятаться кто угодно.

— Дима? — еле слышно проговорила Айрен, от накатившего страха голос её не слушался.

Она сглотнула густую слюну, снова обернулась.

— Дима… — уже громче сказала и невольно поёжилась от спустившейся вдруг темноты. Она подняла глаза: солнце скрылось за плотным тяжёлым белёсо-серым облаком, лучи приглушённо сияли только по его краю. В вышине, среди крон, гулял ветер, он был свободен, Айрен же томилась тут.

— Дима-а-а! — завопила она что есть силы.

— А-а-а! — отозвался ей лес.

Айрен замерла, огляделась — никого. Снова крикнула:

— Эй!

И ей ответили тем же:

— Эй-эй-эй…

— Если тут кто-то есть, выходи! — Айрен нахмурилась и встала в боевую стойку, готовая в любой момент начать биться.

— Выходи, кому говорю! — прикрикнула она.

— Рю-рю-рю…

— Ну, это уже не смеш… — Айрен прервалась на полуслове, услышав позади себя хруст, и медленно обернулась.

Сквозь деревья пробирался Дима, отмахиваясь руками от еловых веток и паутины, лезшей в лицо. Он был сердит, и над ним витали красные лампириды.

— Связался на свою голову, — ворчал он под нос, — ищи-свищи её потом по всему лесу, — вытащил сухую палочку из волос и со злостью бросил её на землю. — А она, видите ли, белок ловит!

— Ди-и-има! — воскликнула Айрен и кинулась навстречу. Дима даже вздрогнуть не успел, как она повисла у него на шее, но тут же отстранилась и смущённо убрала растрепавшиеся волосы.

— Я… Ну… Извини, — промямлила сомниатинянка. — Зато первый вид есть! — она вытащила из сумки буллакс и показала его Диме.

— Угу, — буркнул он в ответ.

— Не злись, пожалуйста, — Айрен протянула руку и положила ему на плечо, легонько сжала. — Я не хотела, чтоб так вышло.

Он дёрнулся, скинув ладонь, и хмуро поглядел на неё, потом поднял глаза к небу:

— Скоро стемнеет, нам пора возвращаться.

— Как скажешь, — проговорила Айрен. — Я готова, — и выпрямилась.

Дима молча посмотрел на неё, и в наступившей тишине послышалось заунывное урчание животов.

Глава 7.

Напарники долго плутали по лесу, пока совсем не выбились из сил. Дима пытался ориентироваться по компасу, но он выводил их в непролазные чащобы, солнце совсем скрылось за облаками, а мох, как назло, рос со всех сторон. Сумерки ещё не спустились на землю, но в лесу темнело раньше, складывалось ощущение, что деревья склонили свои «головы», чтоб закрыть небо. В полутьме Дима плохо ориентировался, перед глазами плясали мушки, а вдали то и дело маячили какие-то серые тени. Хоть они и были игрой воображения, всё равно по спине пробегал холодок.

— Всё, привал, — наконец, сказал он и скинул рюкзак на моховую кочку. — Я устал и жутко хочу есть.

— А как мы… Тут? — Айрен беспокойно осматривала то небольшое открытое местечко, что им удалось найти.

— Тут. Куда мы ночью пойдём? Придётся переночевать в лесу, — Дима вытащил пакетик с завёрнутыми огурцами, хлебом, яйцами и солью, бросил рядом «пенки». — На, разложи пока всё, а я поищу веток для костра.

Айрен ничего не успела возразить, как он развернулся и исчез в сероватой пелене. Сомниатинянка вздохнула и плюхнулась на пенистую подстилку, вытянув ноги; они отчаянно ныли — ещё бы: столько часов скитаний.

Она подтянула пакет поближе и взяла в руки белые овалы, они оказались довольно тяжёлыми. Потрогала пальцем гладкую поверхность, прикоснулась губами — холодно, попробовала на зуб — твёрдо.

— И как это есть? — проговорила Айрен, повертела их и отложила в сторону.

Вытащила нарезанные кусочки, обрадовавшись, что с ними-то точно ничего не надо делать, и длинные пупырчатые цилиндрики. Потёрла их друг об друга: посыпались какие-то чёрные комочки, которые прилипали к коже. Отряхнула руки и принялась всматриваться в тревожный лес. Он по-прежнему шумел, но где-то вверху, шептался ровным густым голосом. В далёкой темноте кто-то ухал и хлопал крыльями. Айрен поёжилась и обняла себя за плечи.

Дима появился минут через пять с целой охапкой веток. Сложил их кучкой друг на друга, достал спички и, чиркнув, зажёг искру. Огонь разгорался не сразу, будто с неохотой лизал шершавую кору, но всё же разошёлся. Дима подкинул ещё бересты и сухого мха. Пламя тут же вспыхнуло ярче.

— Держи, — он протянул одно яйцо Айрен, она обхватила его пальцами. — Сейчас будем биться.

Сомниатинянка вздрогнула — зачем драться, они же не враги?

— Не бойся, — Дима резко дёрнулся и стукнул краем яйца другое. Скорлупа пошла трещинами. — Я победил.

— Странная битва, — нахмурилась Айрен.

— Зато теперь чистить удобнее, налетай, — он ловко сдирал скорлупки, оголяя мягкий белок.

Айрен последовала его примеру. Потом так же, как он, макнула кончик в соль и прикусила хлебом с огурцом.

— М-м-м, как вкусно, — промычала она, еле удерживая еду во рту.

— На голодный желудок вообще просто сказка, — поддакнул Дима и подбросил ещё веток.

Несколько кусочков хлеба и пару огурцов он убрал обратно — на утро, угостил Айрен водой и двинулся к костру. Стало совсем темно, и видно было только в самой близости от огня. Дальше же — сплошная чёрная стена, холодная, зловещая. Что скрывала в себе эта тьма? Айрен тоже подобралась ближе и села рядом с Димой.

— Смотри, — он показал пальцем вверх, — Большая Медведица.

Айрен подняла голову и увидела звёздное небо. Совсем не такое, как на родном Сомниатисе, у них другие созвездия. Маленькие огоньки мерцали среди крон, такие далёкие и, казалось, недоступные.

— Видишь? Вот эти пять звёзд, — он нарисовал в воздухе ковш, соединяя светящиеся точки, — главные звёзды Медведицы. А вон там, — Дима провёл линию вверх, — ковш Малой Медведицы. В её хвосте — Полярная звезда, путеводитель во все времена.

— Краси-иво, — протянула Айрен.

— Мы с папой раньше часто выбирались в ночное — с телескопом и бутербродами, — Дима поёрзал на месте, усаживаясь удобнее. — Он много мне рассказывал. Но я никогда не думал, что смогу встретить инопланетянку…

— А я не думала, что встречу землянина, — улыбнулась Айрен. — А какие ещё воспоминания о детстве у тебя есть?

— О, в начальных классах у меня было целых два друга, — усмехнулся Дима, подтащил рюкзак и достал пару кусков хлеба, наколол их на веточку и протянул к костру. — С Артуром мы учились в одном классе, и жил он напротив нашего дома. Нам было интересно — рубились в приставку, гоняли по дворам, гуляли с его псом. Тайсона я и считал своим вторым другом. Обычно собаки признают хозяином только одного, а этот лабрадор и ко мне хорошо относился, может, даже любил как-то. И я думал, что вырасту, обязательно заведу четвероногого. Но пока как-то не получается, — вздохнул Дима и перевернул палочки.

— Вы дружите до сих пор?

— Нет, — он помрачнел. — После пятого класса его родители переехали. И я остался один. Не знаю, как он теперь и где.

— Ты не можешь простить его? — мягко поинтересовалась Айрен.

— Я не записывался на сеанс психотерапии, — отмахнулся Дима.

— Ладно, — она повернулась к огню. Язычки пламени прихватывали хлеб, и он чернел по краям.

Дима подтянул веточки и осторожно снял с них поджаренные кусочки. Подул на пальцы.

— Ешь, только не обожгись.

Айрен взяла один и тут же бросила себе на колени — действительно горячо! Дима едва заметно улыбнулся. Сам он уже с аппетитом жевал его, хрустя корочкой.

— А ты хотел бы полететь со мной? — вдруг спросила сомниатинянка.

— Куда? Туда? — глаза Димы заблестели.

— Да… На мою планету.

— Конечно, хочу!

— Я не решалась предлагать… У тебя же тут дом, семья. Ты готов всё бросить?

— Ради такой возможности? Естественно.

— Ты вряд ли вернёшься на Землю, — серьёзно сказала Айрен.

— Я живу здесь уже двадцать с лишним лет, можно и на другие миры посмотреть, — он доел кусок и бросил веточку в костёр — пламя с радостью на неё напало.

— Значит, решено — летим вместе, — Айрен положила свою ладонь на его руку.

Дима невольно вздрогнул и поспешил подняться.

— Поищи тут ещё палок, а я обустрою место для ночлега.

Она кивнула, взяла свой остывший кусок и пошла на поиски.

Дима же нарезал ножом еловых и берёзовых веток и накидал их недалеко от костра. Сверху припорошил травой и мхом, расстелил покрывало.

— Нам придётся спать вместе, — почти виновато проговорил он.

Айрен скинула свой «улов» рядом.

— Это так страшно?

— Ну… Нет… Всё нормально, — в воздухе вспорхнули жёлтые лампириды.

— Не переживай, я не доставлю тебе хлопот, — ответила Айрен, укладываясь.

Дима подбросил ещё веточек в огонь, стараясь не думать, как же пережить эти несколько часов.

— Спокойной ночи, — Айрен вытянулась и укуталась покрывалом.

— Спокойной, ага…

Он немного помедлил, пошевелил костёр, закидал скорлупки землёй, выпил воды. В надежде, что напарница уже уснула, Дима тоже устроился на ночёвку, невольно прижавшись плечом к спине Айрен.

«Согреться от неё не получится», — подумал он, ощущая лёгкую прохладу.

Подтянул покрывало до подбородка и закрыл глаза.

Тихонько потрескивал огонь, бросая во тьму отсветы пламени, скрипели и шумели деревья, пищали комары над головой.

Дима давно не был так близко с девушкой, даже с землянкой. Что уж говорить про инопланетянку? Странные ощущения, непонятные… Он вздохнул и повернулся к ней спиной. Айрен улыбнулась.

***

Проснувшись, Айрен не увидела Диму рядом с собой. Села, потёрла лицо и убрала волосы. По коже пробежали мурашки — утром было прохладно, а на траве блестели капельки воды. Костёр так же горел, а Дима сидел рядом и жарил на ветках грибы, насадив их, как шашлыки.

— Доброе утро, — кивнул он Айрен. — Как спалось?

— Ну, так, — она неопределённо повертела рукой в воздухе.

— Аналогично, — натянуто улыбнулся Дима. — Поедим и надо выбираться из этого леса.

Айрен села рядом, вытащила из пакета хлеб и огурцы, почистила яйца. Напарники молчали, иногда поглядывая друг на друга. Хоть ничего и не случилось, между ними была какая-то неловкость.

Закончив с завтраком, Айрен принялась складывать покрывало и «пенки», а Дима — тушить костёр. Солнце уже взошло, сияя лучами из-за деревьев, но пока только светило, а не грело.

— Значит, восток там, — Дима показал рукой на рассвет и достал компас. — Север тогда должен быть перед нами. Ах ты, паршивец, — он потряс прибор со стрелкой, — нагло врёшь. Понятно, почему блуждали вчера столько времени.

— И белка моя ни при чём, получается, — вставила Айрен, проверив целостность буллаксов. Они лежали в плотных футлярах и не должны были разбиться, но лишняя осторожность не мешала.

Дима посмотрел на неё, но ничего не сказал.

Собрав вещи, они двинулись в путь. Среди деревьев стало больше ёлок, отчего всё чаще приходилось жмуриться и закрывать лицо руками: колючие ветки хлестали по лицу. Ноги запутывались в мелкой поросли, Айрен не раз запиналась за поваленные стволы. Мох был мягким, податливым, иногда противно чавкал. Напарники упорно шли вперёд, продираясь сквозь чащу. Деревья скрипели и стонали, сверху доносился гудящий гул их крон, а вот шума машин с дороги не слышалось. И где же тот приветливый светлый лес, в который они вошли вчера?

Дима остановился, тяжело выдохнув, и посмотрел вокруг. Всё одинаково, что спереди, что сзади: плетёные ветви кустов, разлапистые ели и строго-вытянутые сосны. Можно было бы ориентироваться по солнцу, но он уже забыл, где оно было, когда заходили.

— Мне кажется, что нужно идти туда, — Айрен неопределённо махнула рукой.

— Угу, — кивнул Дима и, прищурившись, оценивающе посмотрел на просвет между верхушками. — Попробуем.

И повёл её в совершенно другую сторону.

Ещё, наверное, полчаса они боролись с лесной чащобой, то пробираясь под согнутыми гибкими стволами, то перешагивая толстые поваленные. Пару раз выходили на какую-то болотину, промочили ботинки и вернулись к ельнику. Здесь иголки и паутина, но хотя бы сухо. В конце концов, удалось найти какую-то тропинку.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Часть 1. Земля

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Далёкие соседи предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Сомноид — робот, созданный по подобию сомниатинян, невысокий, белокожий

2

Сермоник — круглое устройство для связи

3

Сомнигоды — исчисление возраста сомниатинян (1 земной год примерно равен 4 сомнигодам)

4

Волантес — транспорт, перемещающийся по воздуху

5

Дучис — вежливое обращение к правителю у метусийцев

6

Лампириды — отражение человеческих чувств и эмоций в виде разноцветных светящихся жучков

7

Сацердос — жрец, служитель

8

Спокойствие (сомниат.)

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я