Бандиты эпохи Ельцина, или Россия, кровью умытая (Ф. И. Раззаков, 2016)

В конце 2015 года в Екатеринбурге (бывшем Свердловске) с большой помпой был открыт Ельцин Центр. Помпезное сооружение, именуемой музеем, руководство которого ставит целью показать будущим поколениям, какой была Россия эпохи Бориса Ельцина. Естественное, уклон в деятельности этого музея будет в сторону облагораживания того времени. Но таким ли уж «благородными» были те времена, если в народной памяти они зафиксировались как «лихие 90-е»? И в чем именно заключалась их «лихость»? Книга Федора Раззакова. «Бандиты эпохи Ельцина, или Россия, кровью умытая» все это воскрешает, препарируя то время с беспощадной хирургической скрупулезностью. Скальпель в руках историка действует безжалостно и неумолимо. В этой книге нет ни слова неправды, поскольку в ее основу положена реальная криминальная хроника тех лет, собранная из самых разных печатных источников того времени: книг, газет и журналов. Эта книга никогда не появится в фондах Ельцин Центра как наглядный экспонат, но именно этим она и ценна – своей неангажированностью. В стране, где либеральная пропаганда лезет из кожи вон, чтобы облагородить эпоху Ельцина (не случайно почти все сливки современной либеральной тусовки почтили своим вниманием открытие Центра Ельцина), книги про бандитов, рожденных эпохой «дорогого Бориса Николаевича», априори не могут быть в либеральном тренде. Но это вовсе не значит, что они не будут востребованы другой аудиторией – той, для кого та эпоха до сих пор является кровоточащей раной. Именно с целью, чтобы те времена не забылись и никогда не вернулись, и написана эта книга.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Бандиты эпохи Ельцина, или Россия, кровью умытая (Ф. И. Раззаков, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Душегубы и гангстеры новой России

Тем временем наша отечественная мафия продолжала терять своих солдат не только за пределами отечества, но и на родине. И география этих потерь была обширной. 2 сентября в городе Ярцево Смоленской области оперуполномоченный местного ГУВД Константин Медведев вместе с двумя коллегами по службе зашел в кафе-шашлычную, чтобы перекусить. Однако там на них напали около двух десятков подвыпивших молодых людей – завсегдатаев кафе. Стремясь защититься от нападавших, Медведев пустил в дело табельный пистолет и смертельно ранил главаря местного преступного мира Александра Хатченкова по кличке Хата.

7 сентября в городе прошли пышные похороны погибшего. Гроб с его телом, прежде чем попасть на кладбище, был доставлен к местному отделению милиции, и друзья погибшего потребовали выдать им для расправы К. Медведева. Ситуацию разрядил только прибывший из Смоленска ОМОН.

Однако, несмотря на то, что в ходе служебной проверки применение оружия оперуполномоченным было признано правомерным, местные бандиты с помощью подставных свидетелей сумели добиться возбуждения уголовного дела против Медведева по обвинению в умышленном убийстве. После этого он был арестован. Обстановка в городе накалилась: местные горожане одобряли поступок милиционера, его коллеги по работе угрожали забастовкой. Эта угроза заставила местную прокуратуру освободить узника из-под стражи до суда.

Этот суд начнется в январе 1993 года. Несмотря на то что прокурор попросит приговорить обвиняемого к 10 годам, суд направит дело на доследование за недоказанностью вины.

В сентябре 1992 года в Москве на Востряковском кладбище состоялись похороны вора в законе старой формации 63-летнего Виктора Максимова по кличке Малина. Максимов, имевший за своими плечами 11 судимостей, был учеником Васи Бриллианта (погиб в 1986 году в ИТК-6 Соликамска) и как истинный «старик» не вторгался ни в экономику, ни в политику. Отдать последний долг памяти криминальному авторитету пришли руководители всех преступных кланов Москвы, в том числе и враждующих.

В начале октября в Казани на Сухаревском кладбище прошли не менее пышные похороны авторитетного в татарстанских и московских кругах 38-летнего рецидивиста Леонида Дворникова по кличке Француз. Родом он был из Казани, но последние 8 лет своей жизни прожил в Москве. Его группировка контролировала район Старого Арбата.

Смерть же Француз принял насильственную. 29 сентября он был найден мертвым в квартире своей любовницы с 20 ножевыми ранениями. Рядом с ним лежала и его любовница с перерезанным горлом. Мотивом этого убийства, по мнению следствия, скорее всего было сведение счетов. В свое время именно Француз связал казанскую мафию с московской.

По мнению сотрудников МУРа, казанская группировка занимается рэкетом и специализируется на проникновении в коммерческие структуры, контролирует игорный и шоу-бизнес, водный туризм. Группировка насчитывает в Москве около 300 человек и по мере необходимости вызывает боевиков из Казани.

10 сентября на станции Луговая в Подмосковье в результате разборок за сферы влияния были убиты лобнинский авторитет Емельянов по кличке Емеля и его телохранитель Максимов.

В начале сентября в Подмосковье двумя неизвестными на похоронах своей родственницы был убит 36-летний вор в законе Виктор Коростылев по кличке Коростыль. Пять судимостей и соответствующий его рангу авторитет не спасли Коростылева от смерти от рук наемных убийц. В июле таким же способом киллеры расправились и с ближайшим его сподвижником Арсюном Сатторовым.

Через несколько дней состоялись пышные похороны молодого авторитета. Во избежание эксцессов на это время в город были стянуты милицейские силы.

8 сентября, теперь уже в Москве, в возрасте 26 лет покончил жизнь самоубийством известный угонщик автомобилей Владимир Семенчев.

Он специализировался на угоне автомобилей у известных и богатых людей. По слухам, он дважды лишал личных «жигулей» Ирину Аллегрову, пытался угнать машину композитора и певца Игоря Николаева. За подобные кражи он уже отсидел в свое время два года.

Одна из валютных путан в сентябре 1992 года стала шантажировать Семенчева и требовать с него несколько сот тысяч рублей. Тот стал их собирать, отдавая под залог антиквариат, звонил людям, у которых угонял автомобили, и за деньги предлагал сообщить место их теперешнего нахождения. Однако, даже несмотря на всю эту лихорадочную деятельность, собрать требуемую сумму в срок ему так и не удалось. Тогда он решил поступить по методу «нет человека – нет проблемы» и убрать шантажистку. Прихватив с собой приятеля, Семенчев на автомобиле отправился к путане домой. Однако нервы молодого угонщика не выдержали в самый последний момент. Когда машина остановилась возле дома путаны, Семенчев внезапно вытащил пистолет и выстрелил себе в висок.

В сентябре в Москве продолжалась война «славянских» бандформирований с кавказцами. 21 сентября азербайджанцы зарезали сборщика дани, принадлежавшего к люберецкой «команде». На следующий день у магазина «Будапешт» должна была состояться разборка «люберов» с азербайджанцами.

Днем 22 сентября к станции метро «Кузьминки» подъехали около 30 машин без номерных знаков. Из них выскочили примерно 70 рослых ребят в кожанках и спортивных костюмах с железными ломами в руках. При виде их азербайджанцы бросились врассыпную. Но тут в дело вмешалась милиция, заранее оповещенная информаторами о разборке. Более 10 машин удалось задержать. У двоих из 66 задержанных изъяли пистолет «ТТ» и иностранный пистолет, у остальных отобрали ножи, бейсбольные биты, ломы и охотничье ружье.

В октябре эстафету от москвичей приняли питерцы. 7 октября ровно в 13.00 команда из 70 человек организованно заблокировала все ходы-выходы на Торжковском рынке и пошла крушить ларьки и витрины железными прутьями. Однако этим дело не кончилось. После прутьев в дело было пущено огнестрельное оружие. Выстрелом в спину был убит азербайджанец, 18 человек ранено. С места преступления налетчики снялись быстро и организованно на машинах без номерных знаков. После того как бандиты благополучно скрылись из виду, к месту происшествия подъехала милиция.

15 октября в Москве на Каспийской улице были обнаружены четыре трупа молодых людей в возрасте от 23 до 28 лет. Все четверо были хладнокровно расстреляны и имели ранения в грудь и голову. Как установило следствие, убитые принадлежали к орехово-борисовской преступной группировке. Подозрение пало на кавказцев.

25 октября утром около станции метро «Юго-Западная» «славяне» обстреляли из автоматов торговые палатки, принадлежавшие азербайджанцам. Четверо кавказцев были тяжело ранены. Стрелявшие же спокойно укатили на белом «мерседесе».

В тот же день, но уже ночью, в 1.30 на 20-м километре Ленинградского шоссе неизвестные бандиты попытались напасть на автоколонну (два фургона и трейлер), перевозившую шесть машин СААБ. Однако рядом оказались бойцы ОМОНа, которые бросились в погоню за «нивой» преступников. Те в ответ открыли по омоновцам огонь из автомата (что было беспрецедентным случаем за всю пятилетнюю историю московского ОМОНа). Омоновцы ответили тем же и были более точными. «Нива» была остановлена, а пятеро ее пассажиров схвачены.

26 октября на Красноярской улице в вооруженной схватке столкнулись две группировки. Четыре человека были ранены и попали в больницу с ранами различной тяжести. В этот же день были обстреляны из автоматов две коммерческие палатки, принадлежавшие азербайджанцам.

Но не только в белокаменной кипели «страсти по кавказцам». В далеком Усть-Каменогорске 15 октября были зверски убиты четверо 18-летних казахов. Их убили во время драки в общежитии арматурного завода. На следующий день начальник УВД области объявил во всеуслышание по местному телевидению, что юношей убили чеченцы. После этого заявления на площади Ушакова собрался митинг, на котором прозвучали призывы бить чеченцев. Толпа двинулась по направлению к Овечьему Ключу, где жили чеченцы. Казалось, что нового кровопролития не избежать. Но вовремя подоспела милиция, к месту предполагаемого побоища примчались народные депутаты. Но 17 октября после похорон четверых погибших обстановка в городе вновь накалилась. Однако к этому времени к чеченскому городку уже были стянуты солдаты внутренних войск, спецназовцы и омоновцы. С 19 октября в Восточно-Казахстанской области был введен особый режим, при котором были запрещены собрания, митинги и манифестации.

К этому времени только двое молодых чеченцев, виновных в убийстве, были задержаны милицией недалеко от Барнаула. Поиск остальных трех преступников продолжался.

Помимо вооруженных столкновений «славян» с «южанами», криминальная хроника сентября – октября была буквально нашпигована и иными громкими преступлениями. Ведущее место в этой хронике занимали заказные убийства.

В начале сентября в Екатеринбурге был убит известный в городе бизнесмен, президент акционерного общества «Европейско-азиатская компания» (ЕАК) 56-летний Виктор Терняк. Около девяти часов утра автомобиль «вольво-740», в котором ехали Терняк, его шофер и телохранитель, был обстрелян неизвестными. Четыре пули, выпущенные из пистолета Макарова, поразили президента ЕАК. Тяжелое ранение получил и телохранитель. И лишь водитель отделался сравнительно легким ранением.

Свою карьеру Терняк начинал официантом, затем дослужился до директора двух ресторанов – «Старая крепость» и привокзального. Именно при нем эти некогда забегаловки превратились в уютные первоклассные заведения. Правда, рискованная деятельность Терняка не прошла для него бесследно: он был арестован и осужден на 7 лет лишения свободы.

Выйдя на свободу в перестроечные годы, Терняк вновь всю свою энергию вложил в бизнес. Стал президентом ЕАК. На этом посту он занимался акционированием муниципальных предприятий, покупал недвижимость, пытался акционировать железнодорожный вокзал, содержал сеть коммерческих магазинов. В Екатеринбурге за Терняком прочно укрепилась слава щедрого человека, многие завидовали его удачному браку (у него была красивая 24-летняя жена).

Похоронили В. Терняка на престижном Широкореченском кладбище, где хоронят только по особому разрешению. Похороны были на удивление малочисленны.

Обсуждая гибель президента ЕАК, большинство жителей Екатеринбурга склонялись к одной версии. Мол, ЕАК проникла во многие экономические структуры Екатеринбурга. Президент же ее в последнее время желал стать добропорядочным буржуа, сделать свой имидж более респектабельным. Поэтому кому-то могло не понравиться его стремление стать «чистым», сблизиться с властями.

Не прошло и нескольких дней после убийства В. Терняка, как уже в Москве был убит еще один екатеринбуржец, директор коммерческой фирмы «ТИСС», учредитель нескольких банков Владимир Толмачев. Сотрудники 2-го отдела МУРа, расследовавшие это дело, вскоре выяснили, что Толмачев был ранее судим и имел весьма тесные связи с криминальным миром Екатеринбурга. Через сеть банков, учрежденных Толмачевым в Москве, вполне вероятно, «отмывались» деньги, добытые группировкой Олега Вагина, влиятельного екатеринбургского авторитета, директора страхового общества.

Сотрудники МУРа по подозрению в убийстве Толмачева задержали нескольких «гастролеров» – молодых екатеринбуржцев. Однако собрать достаточно улик против них сыщики так и не смогли. Молодые люди были отпущены. Вскоре один из них был убит, а второй бесследно исчез.

Вспыхнувшая именно осенью 92-го череда заказных убийств российских бизнесменов, так или иначе связанных с криминальным миром, указывала на то, что преступный мир страны вступил в новую фазу своего развития, его аппетиты стали куда обширнее и ненасытнее, чем несколько месяцев назад.

В феврале 1994 года в газете «Собеседник» журналист Д. Быков писал: «Дело не в том, что наш бизнес криминален и первоначальное накопление всегда дико. Дело в том, что помощи тут ждать неоткуда, и против этого лома нет приема. Криминализированы по необходимости уже и те структуры, которым положено с этим криминалом бороться. Все общество признало над собой единственный закон – закон лома. С ним себя и соотносят. В законе образовалось множество дыр, в которые и падают люди. Без следа. Когда пропадает рядовой гражданин, есть хоть микроскопическая надежда, что он найдется. Но когда в мясорубку попадает бизнесмен, ему не приходится надеяться ни на какой закон. В этом законе – дыра. А в дыре все можно…

Сетовать на криминальность бизнеса больше не стоит. Стоит спокойно и холодно констатировать: всякий, кто идет сегодня в бизнес, начинает жить по его блатному закону. Отказываясь от любой человеческой защиты, от гражданского статуса, от помощи государства. Это вступление в волчий мир…»

Надо отметить, что к 1992 году взаимоотношения бизнесменов и представителей криминальных структур достигли чуть ли не верха совершенства. Все в них было выверено, отшлифовано, и вероятность всевозможных промахов и проколов была сведена практически к нулю. На деле это выглядело примерно так.

Бизнесмен, затевающий свое частное дело, находил для себя «крышу» – человека, к которому всегда можно обратиться за помощью, когда тебя, к примеру, шантажируют неизвестные люди или кто-то из твоих партнеров задолжал тебе крупную сумму. Для таких дел у «крыши» есть боевики, которые берут на себя всю «техническую» часть подобных дел. Вот один из вариантов.

На бизнесмена «наезжают» неизвестные. Бизнесмен говорит о «крыше» и называет номер ее «дежурного» телефона. По этому телефону обе стороны договариваются о встрече («стрелке»). Опаздывать на эту встречу ни в коем случае нельзя, тем более не приезжать вовсе. Сторона, не приезжающая на нее, считается побежденной, объявляется «вне закона», и против нее начинается «беспредел». Это известие о неявке разносится по всему криминальному миру города, и не явившаяся группировка опускается на несколько рангов ниже в бандитской иерархии.

В случае если «стрелка» состоялась, один из ее вариантов может быть таким. Бизнесмена, задолжавшего другому, привозят в какой-нибудь офис на встречу сторон. На этой встрече присутствуют сами бизнесмены, участники конфликта и их «крыши». Начинается разборка, кому бизнесмен-должник должен, сколько и какие проценты к сроку отдачи денег должны нарасти. «Крыша» должника пытается, естественно, ставки сбить, другая «крыша» их, наоборот, наращивает. Наконец ставка определена окончательно. После этого должника на время погашения долга передают под патронаж той «крыши», которой он должен. Никакая другая «команда» на него «нажать» больше не может. Если даже бизнесмен задолжал двум коммерсантам и их «крыши» попытаются в обход решения подобной «стрелки» без очереди выбить из него кредит, против этих «крыш» объявляется «беспредел». Строгость очереди должна неукоснительно соблюдаться.

Если же с должником что-то происходит и он уже не сможет вернуть этим «командам» долг, его выплачивает «крыша», которая «пасла» последнее время бизнесмена. Ведь она целиком отвечает за его жизнь.

Помимо покушений на жизнь бизнесменов, тот сентябрь 92-го поразил москвичей жутким убийством молодой матери и двух ее детей. Подоплека этого преступления была такова.

В январе 1992 года жена второго секретаря посольства России в Пакистане Людмила Семенова с сыном и дочерью приехала в Москву, чтобы переселиться в новую квартиру. Сам Борис Семенов вместе с третьим ребенком, сыном 12 лет, оставался в Пакистане.

Через некоторое время после приезда в Москву Семенова через одного своего знакомого познакомилась с жителем города Камышин Сергеем К., бывшим офицером СА. Тому срочно нужны были 100 долларов, и Семенова на время одолжила ему эти деньги. Однако Сергей К. оказался плохим должником и деньги возвращать никак не собирался. Семенова стала настойчиво звонить в Камышин и требовать возврата долга. После этого и произошла трагедия. Сергей К. в сентябре приехал в Москву и тут же направился к Семеновой. У нее дома после короткого разговора на кухне он внезапно извлек из кармана пистолет и выстрелил женщине в висок. После этого он пошел в детскую и из того же самодельного пистолета убил спящую 6-летнюю дочь Семеновой. Затем он дождался прихода из школы 16-летнего сына убитой и застрелил и его. Упаковав в две сумки один видео– и один аудиомагнитофон, кассеты, косметику, бутылку коньяка и другую мелочь, он покинул квартиру и уехал в Камышин.

14 сентября тела убитых обнаружил знакомый семьи Семеновых. Ввиду тяжести преступления его расследование контролировал министр внутренних дел России В. Ерин, а к расследованию были подключены МБР и группа экстрасенсов.

Убийство в самом центре Москвы в ведомственном доме семьи известного дипломата наводило многих на определенные мысли. Например, не связано ли оно с изменениями внешней политики России в отношении своих бывших восточных друзей, тем более что недавно в Иране было совершено похожее по почерку преступление – убийство родственника сотрудника российского МИДа.

Помимо этого, в пользу «восточной» версии свидетельствовало и то, что на месте преступления убийца оставил надпись на азербайджанском языке и нарисовал восьмиконечную звезду и полумесяц – символ мусульманской веры.

Переводчик, приглашенный оперативниками на место преступления, перевел надпись на стене квартиры так: «Кто имеет ко мне вопросы, звоните по телефону…». Телефон, оставленный преступником, принадлежал отделу информации газеты «Комсомольская правда». Оперативники начали проверять «Комсомолку» и установили всех, кто пользовался этим телефоном, проверили корреспондентов, подняли из редакционного архива письма, приходившие в отдел за последние полгода. Потом возникло предположение, что преступник подобным образом пытался напомнить о себе. Тогда оперативники дали объявление в газету – точную копию рисунка и слов, только вместо телефона отдела информации указали свой. Однако положительных результатов это так и не дало…

Параллельно оперативникам над этим убийством корпели и экстрасенсы. Они сошлись во мнении, что это убийство было заказным. Мол, убийц было трое, заказ же выполнила женщина, чуть ли не 20 лет знавшая убитую. Получив эту информацию, сыщики стали проверять всех знакомых убитой. Однако и этот путь оказался неверным.

Впрочем, отсеяв женщин, сыщики вышли на одного мужчину, который помогал Семеновой переехать в новую квартиру. Он был единственным серьезно подозреваемым в этом преступлении. Поэтому его показания решили проверить на детекторе лжи. Отметим, что это был первый случай применения полиграфа в российской уголовной практике. Понимая, что создают прецедент, специалисты заручились письменным согласием подозреваемого и разрешением министра внутренних дел В. Ерина.

Между тем детектор лжи отмел у следователей всякие сомнения в том, что допрашиваемый говорит правду. Следствие вновь зашло в тупик.

Однако вскоре именно через этого человека сыщики вышли на его родственника – мужа сестры Сергея К. из Камышина. Во время же его негласной проверки внезапно выяснилось, что в Камышине, и нигде больше, продается азербайджанское вино с восьмиконечной звездочкой на пробке. Такие же звездочки местные жители почему-то рисовали на заборах и стенах домов. После этого факта оперативники решили задержать Сергея К. и привезти его в Москву.

На допросе задержанный отрицал свою вину и ни в чем не сознавался. И кто знает, сколь долгим был бы поединок следователей с преступником, если бы не уловка следователя. Когда он оформлял задержание и как основание писал в протоколе, что «на данное лицо очевидцы указали как на совершившее преступление», Сергей К. ухмыльнулся: свидетелей быть не могло – в квартире Семеновых он в живых никого не оставил. Так он был уличен в преступлении. После этого он уже не отпирался.

Во время своих откровений он рассказал и о том, как сделал на стене квартиры надпись на азербайджанском языке. Перед тем как ехать в Москву, он пришел на рынок в Камышине и, подойдя к одному из торговцев-кавказцев, представился ему как сотрудник горисполкома. После этого он попросил торговца перевести на свой язык заранее придуманный текст. Именно этот текст он и вывел старательно в квартире Семеновых. После чего следователи долго ломали голову над его тайной.

Надо отметить, что Сергей К. совершенно не соответствовал сложившемуся стереотипу преступника. До этого зверского убийства он, можно сказать, был абсолютно положительным человеком. В содеянном преступлении полностью признался и требовал себе самого сурового наказания. Более того, во время следствия он дал интервью телевидению, в котором предостерег россиян от сделанных им непоправимых ошибок.

В том же сентябре, но уже в Таганроге произошли не менее жуткие преступления.

1 сентября в одном частном домике соседи обнаружили изуродованные трупы двух братьев и их бабушки. Из дома исчезли десять бутылок водки, несколько сот рублей и ношеные джинсы.

2 сентября на центральной улице города ночью ограбили коммерческий магазин. Оперативники, прибывшие на место преступления, заметили пролом в стене, заглянули и ужаснулись. На полу лежали четыре окровавленных трупа. У всех разбиты головы, женщины изнасилованы.

3 сентября город содрогнулся от нового преступления. В одном из домов были убиты молодая женщина и двое ее малолетних детей: трехлетний сын и семимесячная дочь.

В городе началась паника. Чтобы успокоить людей, к ним по местному радио обратился начальник УВД И. Бондаренко. Он заверил людей, что изверги будут вскоре пойманы. К тому времени в Таганрог приехали опытные оперативники из МВД России и УВД Ростова-на-Дону.

Вскоре при разбойном нападении на квартиру был задержан некий Василий Поленцев. Все улики говорили о том, что он был участником этих зверских убийств (к тому времени убийства этой группы прошли и по Украине). Однако «раскрутить» Поленцева так и не удалось: в камере следственного изолятора он повесился.

Вскоре после этого в Луганской области был найден труп человека, чьи пальчики «засветились» еще в Таганроге. Выяснилось, что это был Александр Зинкевич из той же банды.

И лишь третьего участника убийств удалось взять живым. Им оказался известный художник 32-летний Владимир Александров. В 1985 году его картину в качестве подарка М. Горбачев отвез во Францию. Как выяснилось на следствии, вместе с Зинкевичем он еще до сентябрьских преступлений совершил несколько зверских убийств с целью грабежа.

Однако суда над убийцей так и не последовало. В тюрьме он вскрыл себе вены.

Разгул преступности требовал от официальных властей принятия хоть каких-то мер по ее обузданию. Сами власть предержащие были надежно защищены от этого разгула многочисленной армией охранников, бронированными лимузинами и высокими заборами своих гос – и частных владений. До простых людей дела им было мало, но и бездействие могло бросить на них тень. Поэтому 8 октября 1992 года президент России Б. Ельцин подписал Указ «О мерах по защите прав граждан, охране правопорядка и усилению борьбы с преступностью». Была создана Межведомственная комиссия во главе с Александром Руцким, которая должна была координировать работу МВД, МБР и МО, таможенные службы и управления валютно-финансового контроля.

Ведущий специалист комиссии Моссовета по законности и правопорядку, майор милиции Вячеслав Градсков так отозвался об этом очередном Указе президента: «Цель Указа благородная – защитить конституционные права граждан и организаций. Правда, и до этого были подобные кампании, которые бесславно провалились.

Дело в том, что Межведомственная комиссия опирается на прежнюю «правоохранительную» систему, которая никогда не занималась защитой прав гражданина. Ведь главной ее задачей сначала было снабжение тоталитарного государства дешевой рабочей силой осужденных. Даже непременное условие работы стражей порядка в цивилизованном мире – учет преступлений был введен лишь в 1956 году, причем ведомственный, засекреченный. Да и нынешний учетно-статистический механизм, введенный в 1961 году, иначе как государственной дезинформацией не назовешь.

Почему? Потому что его можно «подкручивать», устанавливая нужные верхам проценты.

Как это делается? В отчетность вносятся данные на основании обвинительных заключений или постановлений о прекращении уголовного дела, составленных следователем или дознавателем. В первом случае получается: без суда меня судили; во втором – виновен, преступник, но под суд не пошел. Это позволяет одновременно «приписывать» в отчетность несуществующие раскрытые преступления (и множество россиян спокойно живут, не зная, что на них когда-то были заведены уголовные дела) и тут же прикрывать махинации высокопоставленных мошенников из номенклатуры.

Грубо попирающая права человека система учета удобна для правящей верхушки. Прежде она демонстрировала продвижение к коммунизму, а ныне позволяет запугать общественность небывалым ростом преступности, выжать из тощего бюджета огромные средства и, не прилагая никаких усилий к улучшению деятельности правоохранительных органов, отрапортовать об успешном выполнении миссии.

Итогом этой чудовищной дезинформации стало то, что истинная преступность растет, профессионализируется, изощряется, оставаясь для общества настоящим «черным ящиком». Никто и никогда не работал систематически над ее искоренением, никто не может реально рассчитать потребные для этого финансы, силы и средства. Нашу борьбу с преступностью можно уподобить атаке с завязанными глазами…

Такая «правоохранительная» система преступности не поборет, а превратит все в шумный фарс… Но я верю в честность тех, кто вошел в Межведомственную комиссию: Руцкого, Скокова, Бурбулиса – и надеюсь, что они смогут вникнуть в эту проблему…»

Пока члены Межведомственной комиссии только вникали в суть поставленных перед ними проблем, смерть продолжала собирать свою жатву на просторах страны. 10 октября в Саратове утром возле собственного дома двумя неизвестными из автомата был расстрелян 35-летний Владимир Мальков, президент Саратовской товарной биржи, один из крупнейших акционеров Российской товарно-сырьевой биржи, владелец влиятельной в Саратове брокерской конторы «Дон». Президент биржи от полученных ранений скончался на месте, а сидевшая с ним в автомобиле женщина получила тяжелые ранения.

Это преступление потрясло саратовскую общественность. Начальник Поволжского регионального управления по борьбе с организованной преступностью Владимир Еремкин в интервью прессе заявил: «У нас всегда постреливали, но такого наглого убийства еще не было».

14 октября «Коммерсантъ» на своих страницах дал подробную картину убийства.

«Около 9.00 Владимир Мальков выехал из дома вместе со своей подругой в сопровождении начальника охраны многоцелевого сельхозцентра «Содружество» Игоря Сатарова. Но возле дома № 8 по Селекционному проезду (Мальков жил по адресу Селекционный проезд, д. 6) автомобиль Сатарова был остановлен двумя неизвестными. Мальков вышел из машины и вступил в разговор с одним из них. Второй неизвестный начал из автомата стрелять по машине, а первый, с которым разговаривал Мальков, выстрелил в него из пистолета. После этого неизвестные скрылись. Мальков и Сатаров были убиты. Президент Саратовской биржи получил ранения в голову, грудь и живот. Из автомата было произведено 30 выстрелов, из пистолета – 4».

И вновь одной из версий убийства была та, что Малькова убили его приятели из криминальных кругов, с которыми он был связан.

16 октября в Москве у дверей собственной квартиры был застрелен заместитель директора МП «Техник» Александр Прокопович. По версии следствия, предприятие задолжало московской мафии крупную сумму денег. В связи с плохим финансовым положением «Техник» был не в состоянии вовремя расплатиться с рэкетирами.

19 октября на улице Багрицкого в Москве (Кунцево) семью выстрелами из автомата был убит Владимир Толмачев, мастер спорта по боксу, владелец кооператива и малого предприятия «ТИСС», пайщик «Кунцево-банка». По версии следствия, Толмачев был убит за то, что не стал платить дань кавказцам из патриотических соображений.

20 октября в центре Москвы в Большом Черкасском переулке был убит бизнесмен Владимир Никитин, а его друг Борис Маркин тяжело ранен.

19 октября в 7 часов вечера в Москве произошел беспрецедентный террористический акт. В центре города на Пушкинской площади 34-летний рокер В. Захаренков бросил гранату на территорию 108-го отделения милиции. Взрывной волной были выбиты стекла в окнах первого и второго этажей отделения, пострадали окно кабинета замначальника отделения и два кабинета оперуполномоченных. Однако самое страшное произошло за территорией отделения. Осколками, срикошетившими от тротуара, были ранены прохожие. Среди девяти пострадавших – трое граждан Афганистана, в том числе девочка 5 лет. Все пострадавшие получили осколочные ранения в ноги.

Через несколько дней на страницах газеты «Вечерний клуб» выступили свидетели и участники этого происшествия. Участковый инспектор младший лейтенант милиции Игорь Гуркин, в частности, рассказал: «Я направлялся со стороны улицы Тверской мимо ресторана «Макдоналдс». Впереди себя увидел двух молодых людей. В одном из них узнал некоего Ефименко, который проживал на территории вверенного мне участка (по словам его брата, он воевал добровольцем в Молдавии). Я еще подумал, что он, видимо, уже вернулся. Я обогнал их и прошел еще несколько метров, как вдруг раздался оглушительный взрыв. Я обернулся и увидел направлявшихся в мою сторону Ефименко со своим другом. В ту же минуту ко мне подбежал раненный в ногу мужчина и крикнул мне, что эти двое взорвали гранату. Я быстро догнал их и схватил обоих, один из них вырвался и побежал в сторону бульвара. Я передал второго проходившим мимо меня армейским офицерам, а сам бросился в погоню. После того как я произвел предупредительный выстрел из пистолета, убегавший сдался сам. Я доставил его в отделение…»

Как выяснилось позднее, В. Захаренков был уже дважды судим за изнасилование и кражи личного имущества. Вторым соучастником был, как оказалось, не Ефименко, а Котков, 31 года, трижды судимый за жульничество, злостное нарушение административного надзора и незаконное ношение оружия.

Оба задержанных находились в состоянии алкогольного опьянения и в отделении милиции открыто выражали недовольство действиями сотрудников, заявив, что они, мол, в свое время проливали кровь за свободу русскоязычного населения в Молдове, а МВД бездействовало. Против обоих «террористов» было возбуждено уголовное дело по статье 206, ч. 3: злостное хулиганство с применением оружия.

В разгар этих событий 19 октября 1992 года президент Б. Ельцин подписал указ о назначении генерал-майора милиции Михаила Егорова первым заместителем министра внутренних дел России. В это время М. Егоров также занимал пост начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД России. Он был очередным обэхаэсником (как и В. Ерин, В. Баранников) в руководстве нынешнего МВД России.

Михаил Егоров родился 28 ноября 1946 года в селе Творогово Кубанского р-на Бурятской АССР. С 1963 по 1967 год учился в Улан-Удэ в железнодорожном техникуме. В 1967–1970 годах служил в Советской Армии. После увольнения в запас работал регулировщиком радиоаппаратуры на Красноярском радиотехническом заводе. В 1977 году окончил Омскую высшую школу милиции МВД СССР. В период с 1972 по 1985 год работал в БХСС Красноярского ГОВД и УВД Красноярского крайисполкома. С 1985 по 1991 год занимал различные должности в аппарате ГУБХСС МВД СССР (например, возглавлял 5-й отдел). В 1991–1992 годах – заместитель начальника криминальной милиции и оперативно-розыскного бюро МВД России. С 1992 года стал работать начальником Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД России. Стремительное восхождение М. Егорова многие не без основания связывали с именем секретаря Совета безопасности Российской Федерации (с апреля 1992 года) Юрия Скокова, который с 1992 года возглавил работу по наступлению на организованную преступность и коррупцию.

Как отмечали специалисты МВД, это назначение было произведено в рамках реорганизации структуры министерства, которая в те дни проводилась в целях усиления борьбы с организованной преступностью. Причем эта реорганизация охватывала многие звенья милицейского аппарата. Например, в октябре 92-го в ГУВД Москвы было создано временное подразделение из 10 человек, которое изучало возможности создания специальной службы по борьбе с проституцией (в феврале 1993 года в МУРе будет создан 12-й отдел).

20 октября в Москве после тяжелой продолжительной болезни скончался бывший начальник Следственного управления Прокуратуры СССР Герман Каракозов (это при нем в конце 70-х расследовались такие громкие дела, как «Океан», сочинско-краснодарские дела и др.). 23 октября в ритуальном зале Донского монастыря прошла гражданская панихида по покойному. На ней присутствовало около 200 человек. Здесь были самые знаменитые в прошлом следователи: бывший заместитель Генерального прокурора СССР Владимир Кравцов, Тельман Гдлян, считающий себя последователем следственной школы Каракозова, следователь Владимир Калиниченко, бывший заместитель начальника Следственного управления Прокуратуры СССР Анатолий Жуков и другие.

Траурную церемонию открыл Вячеслав Феткулин, начальник Следственного управления Прокуратуры России. Он подчеркнул, что «именно благодаря работе Каракозова разбился миф о непогрешимости и неподвластности суду чиновников власти». От имени товарищей по работе соболезнование выразил Юрий Кариневский. Характеризуя покойного, он сказал, что из жизни ушел не просто высокий профессионал, под руководством которого велись все наиболее громкие дела 70–80-х годов, но человек очень яркий – нечастое явление в прокуратуре СССР.

В интервью корреспонденту «Коммерсанта» Тельман Гдлян выразил свое возмущение тем, что на панихиде не присутствовал Генеральный прокурор России Валентин Степанков, находившийся в это время в прямом эфире программы «Взгляд»; Гдлян заметил, что «хуже всего то, что Степанков вместо себя даже не прислал милашку зама». Гдлян грустно констатировал, что нынешний генпрокурор на фоне покойного Каракозова смотрится «пионервожатым».

Прошло всего полтора месяца со дня убийства в Екатеринбурге крупного бизнесмена Виктора Терняка, а в Москве – Владимира Толмачева, как новое убийство потрясло этот крупный уральский город. 26 октября в полдень возле своего дома был буквально изрешечен автоматными очередями директор страхового общества «ЕКСО-Лтд» Олег Вагин. В деловых кругах города О. Вагин имел репутацию крупного предпринимателя, активно приобретающего недвижимость. В пользу его общественного веса говорило и то, что жил он в одном доме с главой администрации области Эдуардом Росселем, в доме напротив жил брат президента России Михаил Ельцин.

По мнению же правоохранительных органов, О. Вагин был лидером центральной группировки, имел значительное влияние в сфере торговли, сервиса, развлечений.

Убийство О. Вагина произошло средь бела дня и, судя по исполнению, было спланировано и исполнено людьми самой высокой профессиональной подготовки.

Вагин вышел из дома с тремя телохранителями-«рукопашниками» из секции восточных единоборств и направился к своим «жигулям». Метрах в пяти от его подъезда притулился неприметный «москвич»-фургон песочного цвета. Один из охранников вполне резонно заметил, что этот фургон стоит здесь уже не первый день и надо бы его проверить. Однако начальник вагинской охраны этому голосу не внял. Профессионалы обычно подобных проколов не допускают.

Тем временем, как только Вагин и его люди достигли своей машины, из «москвича» внезапно выскочили двое мужчин в масках и с автоматами в руках. Первой же автоматной очередью был сражен один из вагинских телохранителей, стоявший ближе всех к «москвичу». Двое остальных успели забежать за «жигули». Однако из соседней арки, отрезая им все пути к отступлению, застрочил из автомата еще один налетчик. И эти охранники были убиты. Сам Вагин, попытавшийся было спастись бегством, был прошит очередью в грудь.

Всего, судя по рассказам очевидцев, было произведено около 150 выстрелов. Все четыре жертвы покушения убиты. Но никто из посторонних не пострадал! Стрелявшие действовали хладнокровно, расстрел занял тридцать секунд, киллеры добили лежавших контрольными выстрелами в голову, после чего сели в машину «жигули», подогнанную их четвертым сообщником, и уехали. Эту машину милиция найдет через час у реки. В салоне ее будут обнаружены два автомата и пистолет Макарова.

Сразу после убийства в деловых кругах Екатеринбурга стала распространяться версия о том, что Олега Вагина и Виктора Терняка убили по одной причине: они представляли серьезную опасность для столичных «теневиков». Мол, сырьевой рынок Большого Урала никто не хочет уступать.

С. Плотников и А. Дятлов в газете «Собеседник» по этому поводу писали: «Отец и сын Тарлановы нацеливались на редкоземы, Виктор Терняк – на золотоносные стволы, еще один «исчезнувший», Сергей Богданов, занимался экспортом цветных металлов, Олег Вагин интересовался лишь проектами, сулящими прибыль в 1000 процентов. Всех их объединяет то, что им удалось заручиться явной или тайной поддержкой властей. И еще: каждый из них в меру своих возможностей занялся политическим лавированием в коридорах власти – на российском уровне.

Итог: где-то они перешли незримую границу чьих-то владений… И прошлый криминальный опыт или чутье «цеховика» не помогли в сферах, которых они раньше не касались. Они попали в снайперский прицел Москвы, только теперь – мафиозный».

Три дня на месте гибели О. Вагина и его людей стоял стол и крепкие молодые люди предлагали прохожим по-христиански помянуть покойного. 29 октября прошли похороны погибших. Отпевание О. Вагина прошло в церкви Иоанна Предтечи. На эту церемонию прибыло около 700 человек. Свыше сотни автомашин (более 50 иномарок, 27 «восьмерок» и 35 «девяток») на полчаса заблокировали движение на ближайших подступах к церкви.

Из церкви гроб с телом Олега Вагина был доставлен на самое престижное в Екатеринбурге Широкореченское кладбище, где и был предан земле. Траурный кортеж охраняли отряд спецназа и сотрудники МВД.

Вечером в ресторане «Космос» прошли поминки, на которых присутствовали 600 человек.

В том же октябре сотрудники МВД и МБ России провели ряд успешных операций против лидеров крупных преступных формирований. В Санкт-Петербурге, например, был арестован один из известных авторитетов города 34-летний Александр Малышев. На «вольво-940» он ехал в тот день на вокзал, чтобы экспрессом «Красная стрела» отбыть в Москву по неотложным делам, но на Витебском проспекте сотрудники МБ провели молниеносную операцию по его задержанию. Пришлось даже для острастки пострелять в воздух.

После этого ареста в течение нескольких дней были задержаны еще 16 активных членов малышевской группировки, среди которых был наиболее уважаемый член группировки 55-летний Владислав Кирпичев (37 лет провел в неволе).

В прошлом выпускник профтехучилища, Александр Малышев одно время работал охранником в ресторане, затем устроился в кооператив, был коммерческим директором музыкального центра, членом правления одного из акционерных обществ. Несомненные организаторские способности помогли ему уже в конце 80-х создать под своим руководством одну из самых мощных группировок в городе. (Такую же по значимости, как группировки Николая Сюдюка и Владимира Кумарина, больше известную как тамбовская.) В этом деле ему помог и его прежний опыт общения с криминальной средой (однажды он уже отбывал срок в тюрьме). К началу 90-х под контролем малышевской группировки находилась деятельность многих предпринимательских структур Северо-Запада, банков, нефтяной биржи, игорных домов. Обладая внушительными финансовыми средствами, в том числе и в иностранной валюте, малышевцы вкладывали деньги в коммерческие предприятия, приобретали недвижимость и земельные участки. Имели они и несколько офисов в самом Санкт-Петербурге и даже издавали собственную газету под названием «Сегодня».

Всем арестованным малышевцам было предъявлено стандартное обвинение – вымогательство (статья 148 УК России). Однако в декабре 1993 года газета «Коммерсантъ» поместила мнение одного из соучастников Малышева, предпринимателя Андрея Берлина, который рассказал, что арест Малышева был инспирирован КГБ. Он сообщил, что КГБ подослал к ним «подставного» предпринимателя Дадонова, который предложил им совместную деятельность. В рамках этой деятельности фирма Дадонова «Жилтова» перевела на счет фирмы Берлина «Сейким» все свои свободные средства, а затем Дадонов выдал Берлину доверенность на предъявителя и чистые бланки со своими печатями и подписями, позволяющие как угодно распоряжаться его средствами. После этого и Малышев, и Берлин были арестованы и обвинены в вымогательстве.

С середины октября в столичных криминальных сводках в качестве потерпевших вновь замелькали «южане». Сотрудники 84-го отделения милиции задержали подвыпившего двоюродного брата спикера российского парламента Руслана Хасбулатова Хусейна Арсанакаева, который, не желая платить по счетчику, угрожал водителю такси пистолетом. Эту новость тут же разнесли по всему городу столичные газеты.

Хусейн Арсанакаев с апреля 1992 года работал в российско-германском СП «Интер-Алина» и занимал сразу две должности: заместителя директора товарищества и вице-президента «Интер-Алина».

Сразу после этого задержания представители чеченской группировки в разговоре с корреспондентом газеты «Коммерсантъ» выразили мнение, что Арсанакаева задержали вовсе не случайно. Просто, мол, конкурирующие группировки специально подставили милиции родственника российского спикера, чтобы очернить самого Руслана Хасбулатова.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Бандиты эпохи Ельцина, или Россия, кровью умытая (Ф. И. Раззаков, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я