Босиком к небесам. Роман-трилогия, книга 3 (Эд Раджкович)

Это третья книга трилогии «Босиком до небес». В условиях перестройки размывались устоявшиеся ограничители. Дамир был вовлечён, как и многие его сверстники, в среду, где два главных правила: выжить в нестабильное время и добыть пропитание любыми способами.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Босиком к небесам. Роман-трилогия, книга 3 (Эд Раджкович) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава III

Появление в доме родственника с Кавказа

Все братья и сёстры были во дворе у дома. К Дамиру подбежал самый младший трёхлетний Руслан и сказал:

– К нам приехал дядя с Кавказа.

Родители позвали детей в дом. Был накрыт стол. Мама, по настоянию отца, сварила хинкали. Всем досталось по большому куску мяса.

Дети рассматривали родственника, который внешне отличался от местных жителей. Одет был в плащ и кепку, а говорил с акцентом. Глаза у него были весёлыми с огоньком. Детям нравились его шутки. На улице в это время была осень и выпал снег, а дядя Тельман был одет не по-зимнему.

Заметив явный интерес деток, он объяснил:

– У нас на Родине в Дагестане снега почти не бывает, только в горах выпадает.

Всё происходящее для этого дома было большим событием. Никогда до этого момента родственники не приезжали. Дядя говорил, что когда он подошёл к их дому, отец сказал:

– Заходи скорее, здесь не юг.

Постоянно топили печь, чтобы всем было тепло. С собой дядя привёз большой чемодан с грецкими орехами. Кто-то из старших показал, как можно колоть их, зажимая между дверью и косяком. Вскоре все двери в доме превратились в станки для колки орехов.

Мама немного волновалась, ей приходилось готовить то, что нравится дяде, который был старше отца. Мария приносила в тазу воду для мытья ног обоим мужчинам, показывая уважение.

Отец работал без выходных. Дядя уехал через несколько дней. Мурад дал в дорогу своему родственнику патронов для ружья, зная, что на Кавказе нет охотничьих магазинов в селениях, и ещё какие-то гостинцы.

После отъезда Тельмана в доме чаще слышались разговоры о Кавказе. Мама сказала, что в этом году дети с ней поедут на Львовщину, а после – в Дагестан. Дамир знал, что он не поедет, так как все спортсмены их секции борьбы едут в спортивный лагерь на лето.

На областном турнире Дамир снова победил и занял первое место. Сергей Николаевич отмечал его достижения. Ему подарили сшитое новое борцовское трико и борцовки, настоящие из замшевой кожи. Одноклассники старались с ним не конфликтовать, а старший брат Сергей, собиравшийся в армию, сказал:

– За тебя не боюсь, где бы ты ни оказался, а вот за других братьев – переживаю.

Дамир особо не обращал внимания на его слова. Он занимался любимым спортом. С подругой Оксаной всё складывалось хорошо.

После отъезда Тельмана, отец явно изменился, постоянно был задумчивым. Все мысли его были об одном:

– Как выбраться с семьёй из этого забытого Богом таёжного посёлка.

Он не видел здесь просвета для жизни своих детей. Для себя они с Марией не ждали лучшей доли, но дети требовали усовершенствования общего быта. Все подрастали как на дрожжах, с мнением каждого всё больше и чаще приходилось считаться. Мурад начал пробовать встать в очередь на государственное жильё в городе, но этот путь был очень длинным в большой многотысячной веренице ожидающих квартиры. Тогда он решил купить частный дом в городе. Несколько раз ездил смотреть предлагаемые варианты, но дома были тесными для такой большой семьи. Менять «шило на мыло» не хотелось.

Однажды он услышал от своего знакомого армянина, который переехал в город после двадцатипятилетнего ожидания в очереди на жильё, что можно купить кооперативную квартиру в собственность в строящемся новом квартале в городе. Мурад оформил все документы. После того как вбили в землю бетонные сваи в вырытом котловане для их многоквартирного дома, все стали приезжать и смотреть, как идёт строительство их будущего панельного дома. Через несколько месяцев дом был готов, и после отделки родители получили ключи от новой квартиры. В доме и квартире всё было свежим и новым. Повсюду лежал асфальт, аккуратные тротуары, газоны с посаженными деревьями и кустарниками были признаком торжества нового времени.

– Мы городские! – знали с этого момента все дети.

Дамир перешёл в новую школу ближе к дому. Продолжал ездить на автобусе на тренировки. Оксана печально смотрела всегда ему вслед. Теперь она видела его только по вечерам, когда он приезжал на тренировки. Дамир пригласил её в новую квартиру, посмотреть, как они живут. Родители приветливо встретили её, никто не мешал им, когда Дамир показывал всю квартиру. Потом они гуляли по новому микрорайону. Руки их соприкоснулись, и тёплая ручка Оксаны посылала трепетные волнительные импульсы Дамиру. Он её приобнял, и волнение охватило их полностью без остатка. Поцелуй был затяжным и тёплым. Дамир давно хотел показать свои чувства к Оксане и сейчас узнал, что она его по-настоящему любит. Уезжая на автобусе в школу-интернат, счастливая Оксана улыбалась ему, но стоило немного удалиться автобусу, как слёзы накрыли её. Видела, как Дамир идёт в сторону своего нового дома, и плакала от страха, что он забудет её когда-нибудь.

В одном из районов Дагестана

Мурад всё меньше думал о Родине. Человек ко всему привыкает. Все его заботы сосредоточились в кругу интересов будущего детей. Старший сын ушёл в армию, скоро остальные дети начнут свой самостоятельный путь. Они говорили с Марией, прогнозируя, что их дети будут дружными и всегда общение сохранят между собой. Это была их цель. Марии исполнилось пятьдесят лет. Она формально вышла на пенсию, по сути, продолжала работать, так как привыкла всю свою жизнь проводить в трудах праведных. Ещё она хотела, чтобы дети видели, что труд – это главное человеческое свойство, которое делает его порядочным для общества.


***


В это время Тельман, который приходился двоюродным братом отцу Мурада, вернулся в свой район. Его с нетерпением ждали родственники. Расспрашивали о новостях, с которыми он приехал.

– Ну как он там поживает наш Мурад? – спросил старший в роду.

Человека, который задал вопрос Тельману, звали Муслим, и был он отцом рассказчика, а Мурад ему приходился внучатым племянником.

Тельман начал свой рассказ:

– Живут в лесу. Ничего там нет кроме работы на лесоповале. Доехал на допотопном поезде по узкоколейной дороге. Качало из стороны в сторону, а когда проезжали по мостам через лесные речки, я всякий раз ждал, что поезд рухнет вниз. Один раз вагон сошёл с рельсов, но машинист с помощником сделали манёвры и поставили вагон на рельсы обратно. Ужасное место, как они там живут, ума не приложу. Жена у него христианской веры, кстати, похожа на наших женщин, всегда ходит с покрытой головой и уважительно относится к Мураду. Родили семерых детей. Все учатся и растут смышлёными. Две дочки и пять сыновей у нашего Мурада.

Все слушали затаив дыхание новости с Севера страны о том, как поживает забытый родственник. Тельман, отпив чаю, продолжил:

– В доме я не видел признаков курения, а также отсутствуют стопки для спиртного. Живут скромно. Стоит отметить, что контингент там ещё тот – одни урки с безрадостными глазами. Мурад говорил, что попробует перебраться в город, но мне кажется, ему не выбраться из этого болота. Наверное, решил там прозябать остаток своей жизни. Столько детей подрастает, рабсила нужна в лесу, а кому какое дело, о чём он мечтает. По Вашему наставлению отец я предложил ему вариант переехать к нам в район и сказал, что полковник Магомедов, друг его отца, также хочет его возвращения на Родину в Дагестан, но он никак не отреагировал на мои слова. Поблагодарил, что о нём помнят, и сказал, что это значимое внимание для него…

Тельман закончил свой рассказ и далее с насмешкой констатировал, что Мурад забрался в самую глушь от цивилизации в дикий лес.

Муслим строго посмотрел на своего сына и твёрдо сказал:

– Не тебе судить, где лучше, а где хуже. Везде есть люди порядочные, ты живёшь с самого детства в достатке, а наш Мурад пошёл сам по дороге судьбы. Фактически не просил ни у кого помощи из родных, хотя имеет полное право на долю достойную его. Честно работает и кормит семерых детей – это есть великое достоинство мужчины!

Далее старейшина рода Муслим немного смягчился и начал разговор в другом русле:

– Значит, он совсем обрусел наш Мурад. Когда-то один из наших уважаемых предков…., – начал свой рассказ долгожитель рода, и все слушали историю, о которой он никогда не говорил.

Всем стало ясно, что воспоминания о Мураде встрепенули сентиментальные ноты в его мудрой душе.

– Продолжу. Был такой у нас в роду человек по имени Абдул, так вот в годы революции он провернул несколько удачных операций на территории Турции, и с тех пор Советская власть нам, то есть нашему роду, содействует. Как Вы знаете, многие родственники занимают высокие посты во власти и не только в республике, но есть также наши родные в Москве. Единственный, кто идёт в одиночку, преодолевая тяготы и лишения – это Мурад. Моё сердце переживает за него до сих пор. Он видел больше горя, чем мы все вместе взятые. После рождения сразу остался без отца, а мать его вышла замуж, не желая оставаться надолго вдовой. Поэтому я прошу Вас уважать его выбор – жить по-своему. Его жизнь, пусть сам решает. Он давно достиг того возраста, когда никто ему не указ. Имеет детей – это радует, а то что жена христианка, ну и что с того? Главное, что она заботиться о нём. Прошу вас запомнить мои слова: всегда помните, что далеко на севере есть ваш родственник, дети которого также нам родные. Если когда-нибудь он приедет, необходимо постараться, чтобы хоть кто-то из его семьи остался здесь. Мы сможем обеспечить хорошее будущее родным людям.

Вся большая семья рода Муслима теперь отчётливо знала, что есть Мурад, никуда он не пропал, а пока живёт в далёких краях. Давно не видели старейшину Муслима в таком хорошем расположении духа. Он смотрел на коробки патронов для охоты, которые передал Мурад, и думал про себя, как непредсказуема наша жизнь, одним всё, а кому-то череда лишений уготована. Он радовался вестям о том, что Мурад жив и здоров. Из своего опыта жизни он знал, что человек, который выбрал свой путь в одиночку, ни на кого не надеясь, никогда не свернёт с выбранного курса.

– Завтра, сын, идём на охоту, зря что ли Мурад передал охотничьи патроны, – бодро сообщил отец Тельману.

Выехали до рассвета на УАЗике с открытым верхом. Включили фары, установленные сверху на креплении специально для охоты ночью, и начали искать добычу по склонам пологих гор, где мало деревьев. В это ранее утро удалось добыть двух зайцев. Охота заключалась в том, что ослеплённый лучами фар заяц бежит перед машиной, застигнутый в своём укромном месте, и в это время прицельным выстрелом добывается.

Женщины приготовили тушёное мясо из зайчатины, и старый Муслим выпил со всеми домашнего вина за здоровье Мурада. Стало понято, что он очень любит своего внучатого племянника, который уехал много лет до этого в далёкие края нашей огромной страны.

Спортбаза в городе Плёсе

Закончился турнир по борьбе на первенство города «Кубок Белого моря».

Дамир победил и занял первое место в своей категории. Борьба стала для него чем-то по-настоящему нужным. Характер формировался во время тренировок. Сергей Николаевич показал несколько «приёмов-ловушек». Рассказывал, кто из борцов впервые применил эти приёмы, в основном звучали фамилии борцов с Кавказа.

Перед этим турниром сказал Дамиру:

– Покажи, как дагестанцы умеют выигрывать!

После таких слов с нотами вдохновения Дамир обязан был победить.

Оксана стала приходить на все соревнования, её присутствие придавало сил.

– Откуда приходят решения для нужного приёма в необходимый момент, – Дамир сам удивлялся.

Этот вид спорта не только делал его сильным и тренировал его волю, но и учил думать. Заниматься любимым видом спорта у мудрого тренера, что может быт лучше для юноши из многодетной семьи.

С некоторых пор Дамир увидел изменившиеся отношения к нему старших двух братьев. Младше одного на пять, а второго на три года, тем не менее он превосходил их в физической силе.

Перед отъездом на летний сбор на одну из спортивных баз страны, Дамира пришла провожать Оксана. Её глаза были всегда открытыми и доверчивыми, когда она смотрела на него. Сегодня она была грустная. Дамир, ушедший с головой в спорт, разговаривал с ней непринуждённо и легко, но заметил, что она страдает по нему. Девушки в четырнадцать лет относятся очень серьёзно к чувствам, которые они испытывают к своему возлюбленному. Дамир даже не догадывался, какие страсти бушуют в её сердце. Она решила для себя, что подарит ему свою невинность, если он пожелает этого. Дамир на подсознательном уровне чувствовал её открытость только к нему и решил, что пока не поймёт для себя на всю жизнь эта любовь или нет, до тех пор не тронет Оксану. Многие друзья хвалились победами над девчонками, после чего их бросали, но Дамиру такие разговоры не нравились – слишком пошло и подло это всё звучало.

– С душой девичьей шутить нельзя, – он был убеждён, что честность в намерениях должна быть полной.

Борьба всё больше затягивала, и он всё больше относился к Оксане как к однокласснице. Иногда его даже пугало то, как она одержима своей любовью к нему.

– Время всё расставит на свои места, – думал он, и к тому же теперь учились они в разных школах.


Москва. Вся команда собралась на Ярославском вокзале.

– Проголодались, наверное, ребята. Сейчас решим, где перекусить, и отправимся на поезд, – сказал тренер.

Обедали в ресторане. Почти все были впервые в ресторане, а в Москве – тем более. Еда была необыкновенной: бульон с яйцом, пампушки, салат с морепродуктами и осетрина, рядом с которой на тарелке лежали лимон и несколько оливок. Пища оказалась сытной, а самое интересное, что было легко от такой еды. Привыкшие к каше, которая в основе рациона детей из неблагополучных семей, ребята заметили отличия в качестве еды. Все весело шагали по перрону, с уважением глядя на Сергея Николаевича, который шёл впереди в своём скромном спортивном костюме. Он показывал новые стороны жизни этим начинающим борцам, и в этом была часть его мудрой тактики – сделать их людьми!


Прибыли в город Ярославль. До отправления «Ракеты», теплохода на подводных крыльях, повышающих скоростные характеристики, оставалось несколько часов. Сергей Николаевич заказал автобус, и вскоре город Ярославль был осмотрен со всеми достопримечательностями. Древний город с вековыми строениями и большой историей.

С Волги лёгкий ветерок обдавал своей прохладой ребят. День был жаркий, и сюрпризы на этом не закончились. Эскимо юные борцы попробовали впервые. Сергей Николаевич наблюдал за каждым со стороны, чтобы ребята не заметили этого.

…«Ракета» отошла от причала. Набирая скорость, промчалась на своих подводных крыльях под мостом по реке, который соединял два берега города. Сопровождающий группы говорил, что на одном берегу Ярославская область, а на другом Костромская. Далее специально нанятый тренером экскурсовод рассказывал обо всех достопримечательностях на берегах Волги и о самой реке.

Дамир видел много церквей и куполов. Здесь почитают Бога. Никто не говорил о религии в Советском Союзе. Тема была забытая, но наличие сверкающих своими куполами часовен и церквей говорили о том, что дух веры живёт.

Самое, что увлекало всех, – конечно, скорость, с которой шла «Ракета». Казалось, что взлёт её идёт с самого начала курса. Передняя часть была немного задрана выше, чем весь теплоход, и видно в обзорные окна было только небо впереди. Пассажиры заметили, что ребята диву даются от происходящего, и уступили им места впереди судна. Немного укачивало с непривычки от скорости, но никто не позволял себе показывать слабость или беспокойство.


Плёс. Вскоре ландшафт побережья справа стал меняться. Берега были обрывистыми и покрыты лесистыми холмами. Некоторые из прибрежных возвышенностей были без растительности, а склоны покрывала луговая трава. Другой берег был как в пелене, и мало что можно было различить. В этом месте Волга выглядела масштабно и величаво. Появились причудливые дома и строения на берегу. Почти на каждом холме возвышалась метка присутствия Бога – башенка в виде часовенки с одним или несколькими куполами. В душе появился трепет и умиротворение. «Ракета» сбавляла ход.

Вскоре появился причал со стоящим рядом зданием на берегу. Выход на сушу напоминал высадку с космического корабля. Скорость речного пассажирского теплохода соответствовала названию. При ходьбе немного покачивало. Воздух окрестностей имел уникальные свойства – тёплое воздействие с лёгкой прохладой. После ветров, которые дуют на берегах Белого моря и приносят с собой дыхание Арктики, в этом месте воздух много теплее и насыщен ароматами цветущих луговых трав.

До спортбазы шли пешком, успевая рассмотреть диковинные улочки городка. Извилистая и мощёная камнем дорога поднималась то вверх, то уходила вниз. Каждый дом был своеобразен. В некоторых местах по пути дома были как вросшие в землю своими первыми этажами. Вся команда оказалась в эпохе давно минувших дней. Атмосфера была наполнена памятью, и строения сохранили свой былой дореволюционный вид. Уникальный город Плёс спрятался за берегами Волги.

Лето 1985 года

Турбаза, в центре города имела свою упорядоченную инфраструктуру. Этим летом данный комплекс служил для спортивных команд по разным видам спорта. Территория турбазы удобно располагалась. Можно легко дойти в любой конец и на любую улицу города с более чем 500-летней историей.

Московский князь основал этот город как форпост от нашествия монголо-татарского ига. Река здесь без поворотов и видимость на многие километры. В современное время конца двадцатого века этот город утратил своё былое значение как крепость и торговый узел. Сохранилась самобытность и красота, которую увековечили многие русские художники на своих полотнах.

Повсюду произрастают сосновые боры, а в одном месте невдалеке от города есть кедровая роща, обнесённая столбиками с цепями. Сразу вспоминаются сказки Александра Сергеевича Пушкина, когда смотришь на эти уникальные вековые деревья, которые заботливо посадил для потомков кто-то из русских меценатов.

Люди живут в частных домах с прилегающими садами. Рядом с базой находится пруд с карасями, которых иногда ловят мальчишки. Гуси, утки и разная домашняя живность видна повсеместно. Городские удобства, транспортное сообщение и множество памятников архитектуры граничат в этом городке с обычным для глаза частным сектором: дома, скотина, огороды. Находиться в этом месте в удовольствие, всё гармонично и доступно. Воздух насыщен кислородом, повсеместно растут фрукты и овощи, которые стоят сущие пустяки – копейки. Люди приветливые, говор с небольшим акающим акцентом.

Сама спортбаза легко трансформировалась из турбазы в удобный комплекс для приёма спортсменов. В сосновом бору разбили указателями и флажками дорожку для бега, поставили теннисные столы, натянули волейбольные сетки. В общем, со следующего дня после приезда сюда началась для всех жизнь по режиму. Борцов разместили в отдельном корпусе, разделённом на двухместные комнаты.

Дамир поселился с Алексеем, бывшим гимнастом, который перешёл к ним в борьбу. Физически он был лучше развит, чем остальные, и подсказывал всем, как лучше совершенствовать тренировками мускулатуру.

Утро начиналось с пятикилометровой пробежки, потом завтрак, далее тренировка, обед, тихий час. Вечером – вторая тренировка, ужин, вечерний отбой. Всё по команде тренера. Он назначал ответственного на каждый день, который вёл за собой остальных при выполнении поставленных задач. Первая неделя прошла в сплошных тренировках. Все уставали за день, поэтому, дойдя до своих кроватей, мгновенно засыпали. Кормили хорошо. Мышечная масса начала нарастать после нескольких недель тренировок. Команда втянулась в такой усиленный темп, переносить нагрузки стало легче, чем в начале сезона. Недовольство было в одном, Сергей Николаевич заставлял выполнять пробежки утром пять километров и вечером десять. Такие же дистанции бегали легкоатлеты и лыжники. Никто не понимал, отчего он требует от борцов таких беговых нагрузок. Несколько раз старшим назначали Дамира. Сергей Николаевич говорил ему, чтобы он пробежку осуществлял по холмистым тропам. Сам при этом наблюдал за всей тренировкой. Ноги уставали больше обычного, но команда справлялась с поставленными задачами.

Был среди них один борец Виталий. Он по возрасту являлся старшим, боролся в тяжёлом весе. Каждый раз, когда возглавлял тренировку Дамир, он открыто выражал своё недовольство, что приходится бегать вверх и вниз. Когда по графику Виталий вёл тренировку, тогда, как назло, бежали вокруг пруда и на площадку с турниками. Получалось удобнее и легче. Между Дамиром и Виталием произошла ссора. Его нудные замечания раздражали, по этой причине Дамир стал отвечать на его недовольства:

– Тебя, Виталик, никто не заставляет, можешь оставаться в своей комнате, а если пришёл на тренировку, делай как все.

Виталию нужна была зацепка, и он развивал их противостояние. Превосходство было на его стороне, он тяжелее по весу и дольше занимается борьбой, но Дамир решил не уступать агрессору. Очень хотелось свалить всё на Сергея Николаевича, чтобы сгладить спор с Виталиком, но Дамир себе этого не позволил. Все и без него знали, что программу каждой тренировки составляет тренер и назначает ответственного тоже Сергей Николаевич.

Нервозность с каждым днём нарастала. Конкуренция из ничего, как казалось Дамиру, дошла до пиковой точки. Виталик начал действовать. Прыгали через барьеры, и если бы Дамир не увидел подставу, то мог серьёзно травмироваться. Занятия проводил Виталик, и когда Дамир оказался рядом, увидел на бегу внезапно появившуюся ногу. Это ещё было можно свести к шутке. Однако Виталий разгонялся на предельной скорости в этом направлении. Начал провоцировать словами. Во время силовых упражнений в паре сдавил рёбра Дамиру до хруста. Он явно был сильнее. Ответ не заставил себя долго ждать. Дамир ответил при проведении приёма и заметил, что Виталику стало больно. Далее произошло недопустимое: Виталик ударил кулаком в корпус Дамира, тот ответил. Всё было на глазах у тренера. Остальные ребята из команды не вмешивались, жалели обоих, потому что тренер имел право отправить их домой и исключить из секции. Сергей Николаевич спокойно развёл их в стороны, сказал, чтобы все продолжили тренировку.

Вечером собрались в тренерской на общее собрание. Сергей Николаевич расспросил всех о самочувствии, сказал, что завтра не будет утренней тренировки. При этом вид его был строг, он смотрел на всех изучающе.

Наступило утро. После завтрака Сергей Николаевич как обычно объявил распорядок на день:

– Сейчас идём по музеям, погуляем. Сможете себе купить, что пожелаете на рыночной площади – сувениры, мороженое, фрукты.

Поворот был неожиданным, наконец-то небольшая передышка. Можно сменить тренировочный костюм на обычную одежду и посмотреть город.

– А вы, Дамир и Виталик, остаётесь на базе.

После этих слов тренера вся команда с сочувствием посмотрела в их сторону.

– Хотите выяснить отношения, дерзайте, а мы это время проведём все вместе в городе, но без вас.

Приступ неприятной горечи подкатился к горлу Дамира. Хотелось, чтобы в конфликт вмешался тренер, но справиться с этим состоянием всё же удалось. Виталий, наоборот, вызывающе с ненавистью смотрел в сторону Дамиру.

Ребята привыкли быть под пристальным взором тренера, а в это утро остались одни на базе.

– Пойдём за корпус, чтобы никто не видел, как я буду тебя бить. Давно хотел найти подходящий момент, – говорил Виталик, высокомерно глядя на Дамира. Он был выше ростом, и это немного давило психологически.

Виталик намеренно не спеша пошёл впереди, размахивая руками. По телу Дамира прошла дрожь от ярости в ожидании поединка. Будет драка с более сильным натренированным соперником. От этого волнение накрыло его с головой. Он немного растерялся, но шёл, смелея с каждым шагом за этим дерзким заносчивым Виталиком. Он увидел, что тот делает вид расслабленности и спокойствия, а на самом деле пальцы на его руках суетливо дрожат.

– Будь что будет, – подумал Дамир, – но уступать и бегать от него не собираюсь…

Виталик развернулся к нему, и Дамир увидел, что лицо у того бледное. Глядя друг другу в глаза, умело сохраняя дистанцию для возможной атаки, они постояли напротив друг друга, но драться не стали. Разошлись по своим комнатам, погружённые каждый в свои мысли. Дождались остальных борцов, которые жизнерадостно рассказывали о походе в город.

Алексей принёс черешню и яблоки для Дамира. Никто не вспоминал ссору между ними.

Сергей Николаевич продолжил своё управление коллективом как всегда мудро. Он ввёл новшество. С этого дня пробежка превратилась в увлекательное мероприятие. Добегали до Волги и с разбегу прыгали в тёплую воду прямо с мостков на берегу. Затем купание несколько минут и вновь бегом до базы. Спортивные мероприятия перестали тяготить, наоборот, привыкнув к нагрузкам, все выполняли ещё более усиленные тренировки с энтузиазмом.

Вскоре объявили, на общем построении спортсменов, что пройдёт общая спартакиада с зачётами результатов. В назначенный день после торжественного открытия начались состязания. В беге Дамир пробежал с хорошим, но не лучшим результатом. В силовых упражнениях занял первое место и получил диплом. К этому времени он стал намного сильнее, дыхание – выносливое, а мышцы покрывали всё тело. С Виталием они больше не конфликтовали, инцидент сам собою исчерпал себя. Коллектив сплотился, борцы стали примером для других групп спортсменов в части поддержки друг друга внутри сообщества команды. Сергея Николаевича ребята начали называть между собою Отец Сергий.


Следующий год Дамир старался не пропускать тренировки, готовился к первенству России. В жизни бывает, что человек радуется своим маленьким успехам, представляя их великими достижениями.

Произошло событие, которое немного раскачало самоуверенность Дамира. В школе начался карантин, многие дети подхватили друг от друга инфекционное заболевание. Кто-то говорил корь, кто-то – болезнь Боткина, некоторые, способные нагонять жуть, говорили, что менингит. Мнительность сыграла свою роль. Кажется, что тебя обойдёт беда, но постоянные мысли будто притягивают вирус. Заболел живот, и поднялась температура под сорок. Тренер сам отвёл Дамира в медпункт, и беспокойства подтвердились – заболел. В этот же вечер увезли в городскую больницу, которая также была на карантине. В приёмном покое сказали, что разрешены передачи, а посещения запрещены. Родители заболевших детей стояли под окнами и общались таким способом. Палаты были заполнены до отказа. Эпидемия шла по всему городу. Много дней Дамир провёл в боксе. Первые четыре дня по соседству была женщина с маленьким ребёнком, предупредившая его, чтобы кто-нибудь из родителей наблюдал за его лечением.

– Здесь берут пункцию из спинного мозга, – говорила она шёпотом, – а это запрещено делать без согласия родителей.

Через два дня они выписались. Дамиру делали капельницы, постоянно меняли раствор, и в кровь поступала какая-то жидкость. Он остался один в изоляции, только стеклянное толстое окно выходило из бокса в коридор, где сидела медсестра. Она со всеми общалась, а Дамира с его вопросами, чем он болен и сколько его будут лечить, игнорировала. Ему до слёз было обидно, что его как пленника замуровали в отдельный бокс.

В выходной отключили капельницу, отсоединив трубку с иглой от его артерии на руке. Потом какой-то врач с повязкой на лице осмотрел его и прослушал биение сердца.

– На процедуры, – сказал он медсестре, не глядя на Дамира.

Хотелось узнать, что с ним и как проходит лечение. К тому же чувствовал он себя совсем здоровым, была лишь какая-то дурманящая слабость, но организм, закалённый усиленными тренировками, был крепким. Сделали укол, стало немного мутновато в глазах. Отвезли на каталке в процедурную. Медсестра держала ноги, а ещё одна из другого отделения – руки, и говорила:

– Лежи неподвижно, спинной мозг будут брать у тебя, иначе не узнать, чем ты болеешь.

Её лицо было милым, а голос душевный, и Дамир поверил всему, что она говорит, спокойно затаился. Третья женщина с повязкой на лице стала выкачивать большим шприцем что-то. Боли не было, а возникло такое чувство, как будто жизнь забирают. Перед женщинами мальчишка стеснялся показывать своё беспокойство и смиренно дождался окончания процедуры.

– Это всего лишь пункция, которую делают всем! – милым голосом говорила одна из медсестёр.

– Молодец! Настоящий мужчина! – сказала врач в повязке на лице.

Его отвезла сестра их отделения в бокс и сделала укол. Дамир слышал, как говорят те другие две женщины в белых халатах:

– Ещё одну процедуру сможет перенести, мальчишка крепкий.

Старшие братья приехали в больницу навестить его на двадцатый день. Бокс находился на первом этаже, поэтому говорили через окно. Стояли они на расстоянии, будто боялись заразиться от него даже через стекло. Дамир не чувствовал себя больным и не понимал, отчего братья так отстраняются.

Сергей объяснил:

– Твой тренер приходил к нам домой и сказал, чтобы проведали тебя. Мама и папа работают целыми днями, держись, скоро поправишься. Нам рекомендовали ничего не передавать сюда, так как кормят хорошо и всё есть.

На следующий день был осмотр врача. Он был крупного телосложения с добрыми глазами.

– Всё нормально, сегодня до вечера будешь переведён в моё отделение. Там есть игры и много твоих сверстников.

От этой речи доктора Дамиру полегчало, он устал находиться в течение трёх недель один в стенах бокса, который считался изолятором для специальных больных.

Вечером его сопровождала красивая медсестра Наташа. Проходя по коридору, он заглядывал во все окна боксов первого этажа. Везде было пусто, значит, он один был здесь столько времени. Тоска в уединении закончилась.

В новом отделении было весело и уютно. Познакомился с ребятами, заметил, что к нему относятся хорошо и между собой его называли Борец. Дамиру нравилось, что причастность к спорту вызывает уважение у сверстников.

Наташа выдавала ему гематогены, говорила, что для крови хорошо. Она была немного старше. В восемнадцать лет после медучилища стала работать по призванию. Белый халат ей очень был к лицу, а стройная фигура взрывала воображение. Дамир пришёл к ней на пост.

– За тебя какой-то человек заботится, я слышала разговор врачей, – говорила Наташа, её лучистые глаза светились добрым светом.

В палате его ждала новость.

– Это, наверное, к тебе, Дамир. Под окном стоит какой-то человек. Кто приходил раньше, я всех знаю, а его вижу впервые, – сказал один из ребят.

Дамир встал на подоконник и увидел Сергея Николаевича. Они немного поговорили. На улице был снег, тренер был одет в офицерский белый тулуп с овечьим воротником, на голове – меховая шапка. Дамир был горд тем, что у него такой наставник по спорту в жизни. Как оказалось не только спорт, вдобавок жизненное понимание есть в этом человеке. Поистине Отец Сергий…

Наташа принимала пакет с фруктами и шоколадом.

– Это твоя передача, держи красавчик, – она подмигнула Дамиру.

– Добрая девушка она, – подумал счастливый подросток.

Этот день ознаменовался отличными событиями. Тренер загружен был работой «от и до», тем не менее нашёл время прийти к нему в больницу. Ещё вспомнились слова Сергея Николаевича:

– Скоро выпишут, начнёшь тренироваться. Через два месяца соревнования, я тебя зачислил в список участников.

Верил каждому слову этого человека, и с этого момента уверенность возрастала, что он не болен, а просто для профилактики попал сюда. Такое внушение для себя было приемлемым. Он даже начал отжиматься от скамейки. Среди других ребят стал заводилой. Вернулась жизнерадостность. Наташа дала свой номер домашнего телефона, это был скрытый знак – скоро на выписку в мир здоровья за пределы больничных стен!

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Босиком к небесам. Роман-трилогия, книга 3 (Эд Раджкович) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я