Дург. Лес мертвецов (Андрей Преволт)

Дург Стрэйг – сын начальника королевской тайной канцелярии, которого отец всю жизнь готовил себе в преемники, является сейчас последней надеждой королевской власти. Выполняя поручение государственной важности, он оказался волею судьбы в старом трактире на окраине Леса мертвецов. У каждого постояльца из собравшихся в этот момент в трактире своя причина перейти кишащий опасностями лес. Одни тайны раскрываются в пути. Другие – только после завершения похода.

Оглавление

Глава 3. Константин

Оставшиеся в харчевне постояльцы сидели молча. Молчание прервал молодой солдат.

– Если это чума, нам надо быстрее бежать отсюда. Кто составит мне компанию в переходе через лес?

– Я пойду с вами, молодой человек.

Все повернулись на голос, так как он был не знаком присутствующим. На пороге харчевни стоял мужчина лет сорока пяти в чёрном камзоле. В руках он держал увесистый свёрток из грубой ткани.

– Я представитель торговой палаты цеховиков-оружейников города Гидса. Мне надо срочно к королю, показать ему новые образцы мечей. И я точно еду с вами, молодой человек.

Никто не видел, как этот человек вошёл, когда он прибыл и с кем.

– Что такого чудодейственного в этих ваших мечах, чтобы ради этого так рисковать, ехать к королю, через чёртов лес? – старый солдат с нескрываемым интересом ждал ответа на свой вопрос.

– Не буду раскрывать всех подробностей, но солдат, вооружённый нашим мечом, в ситуации, сложившейся в этой войне, – стоит сотни воинов. Больше я пока ничего не скажу.

– Ну и чёрт с тобой. Отправляйся со своими мечами в этот лес. Быстрее сдохнешь, – ветеран был явно раздосадован таким ответом вновь прибывшего незнакомца.

– А вы с нами не едете? – абсолютно спокойно спросил торговец оружием.

– Мне плевать и на лес и на вашего короля. Завтра утром я отправляюсь в Каталлею. Алего – самый крупный город в этой стране на западном побережье. Может быть, там пригодятся мои военные навыки.

– Мы поедем с вами, – в один голос, перебив старого солдата и друг друга, почти прокричали супруги—сыровары торговцу оружием, – здесь и так сыр плохо продаётся, а если ещё и чума будет, товар вообще пропадёт.

– Ну а ты, рыжий? – повернувшись к студенту, буркнул ветеран. – Ты вроде ещё вчера грозился с утра в лес умахнуть. А сидишь, спокойно обед уплетаешь.

– А я подожду офицера. Спрошу о его планах.

Дург с трактирщиком въехали в деревню. На улицах были паника и суматоха. Народ спешил к дому деревенского старосты. Трактирщика бил озноб. Но не холод, не постоянный холод этих дурацких мест был тому виной. Гедеон не раз слышал о появлении маленькой девочки в селениях. Всякий раз, когда она исчезала, в этих городах и сёлах начинала свирепствовать чума. Две трети населения, как минимум, оказывались на кладбищах или в общих могильниках. Города и сёла как будто платили дань то ли страшной болезни, то ли этой девочке. Но всегда это было далеко от этих, хоть и мрачных, но, всё же, спокойных в последнее время мест. И вот, похоже, настал черёд и этой маленькой деревне встретиться с напастью, а бывшему палачу со своим прошлым.

Крик деревенского старосты вывел трактирщика из мрачного оцепенения.

– Гедеон, мы ждём только тебя. Только ты можешь опознать эту маленькую ведьму. Только от твоего слова сейчас зависит, сниматься ли нам с насиженных мест или остаться в своих домах. Спаси нас, Гедеон.

– Где она? – резко оборвав старосту, спросил Дург, устав слушать эти жалкие речи.

– За конюшней, – с опаской глядя на него, ответил староста.

Заехав за угол невысокого бревенчатого здания, Дург увидел лежащую в грязи и конском навозе девочку лет десяти. Из-под лохмотьев торчали культя левой ноги и стёртое в кровь колено неестественно вывернутой в сторону правой. Левой кисти руки не было вообще. А на правой осталось всего два пальца, и те были непонятно скрючены. Над несчастной стояли шестеро крупных мужчин с вилами и факелами. Трактирщик не решался глянуть за угол, трясясь от страха.

– Гедеон! – громко крикнул Дург. – Если это не та девочка, то у тебя явно есть последователи в издевательствах над детьми. Выезжай уже. Не трусь.

Слегка стегнув лошака, трактирщик выехал за угол конюшни. Одного взгляда хватило ему, чтобы понять, что крестьяне ошиблись. Ту девочку он узнал бы из тысячи подобных. Дург и десятки других встревоженных лиц были устремлены сейчас на этого человека, на облезлом полуконе-полуишаке.

– Это не она, – с шумным выдохом произнёс трактирщик.

Возглас облегчения прокатился по толпе. Напряжение, повисшее в воздухе, резко исчезло. В этот момент один из охранявших бродяжку крестьян выплеснул на неё ведро масла, а остальные бросили факела. Душераздирающий крик огласил округу. Дург вздрогнул.

– Зачем вы это сделали? – обратился он к старосте.

– Я не могу допустить впредь беспокойства в селение и в округе. Так будет спокойнее всем. И душе этой несчастной тоже. Мы похороним все, что от неё останется, на кладбище. Лес заберёт её, и всё будет спокойно.

– Не очень-то по-доброму успокоили вы её душу.

– Что ж, времена такие.

Проезжая через толпу, Дург увидел кладбищенского сторожа.

– Сегодня, Семеон, у тебя есть работа. Принесено ещё одно жертвоприношение лесу.

– Хорошо, что оно только одно, сеньор, – опустив глаза, произнёс сторож.

Вернувшись в трактир, Дург велел Гедеону подать ему горячего супа. В конце концов, надо было поесть сегодня. Рыжий ждал его в харчевне.

– Завтра все, кроме ветерана, собираются идти через лес.

– Леди тоже с ними? – спросил Дург.

– Про леди я ничего не знаю. Я её не видел. Мы с ними или как?

В этот момент в харчевню вошли остальные постояльцы, кроме дамы-«отшельницы».

– Опасность чумы миновала? Или нам стоит быстрее собирать свои вещички? – в тоне старого вояки, как всегда, прослеживались нотки усмешки.

– Тебя никто здесь не задерживает, – отрезал трактирщик, ответив за себя и за Дурга.

– Да, и ещё, – заговорщицким тоном заговорил рыжий, вплотную приблизившись к уху Дурга, – у нас новый постоялец и, возможно, попутчик. Он торговец оружием. Везёт какие—то чудодейственные мечи на показ королю.

– Вы едете завтра с нами, сеньор? – обратился к Дургу молодой солдат. Ему явно хотелось, чтобы рядом был более опытный, старший товарищ в таком трудном путешествие. Он уже почти сдружился со старым ветераном. Но тот собрался идти в наёмники к другу королю. Который соблюдает нейтралитет в войне. Чем обеспечил себе более прочное место на троне. К нему на службу потянулась теперь большая часть бывших солдат Ледонского королевства, предпочитая её участию в бессмысленной войне своего короля. Который уже давно прекратил выплаты жалования своим солдатам, не говоря уже о наёмниках.

– Я еду с вами. Только завтра, рано утром, у меня есть одно дело. Встреча с одним человеком. От результата этой встречи будут полностью зависеть успех и безопасность нашего с вами путешествия. Тем более, убегать от чумы нет надобности. Не надо спешить. Крестьяне зря подняли шум. Это совсем не та девочка. Не будем паниковать. Сможем лучше подготовиться к путешествию.

– Как вас зовут, молодой человек? – спросил Дурга торговец оружием.

– Дург Стрэйг.

– Дайте я пожму вашу руку. Полностью с вами согласен. Я рад, что приехал вовремя и смогу пройти лес в компании серьёзных людей, принимающих взвешенные решения.

– Я тоже пойду с вами. А если сыровары возьмут меня в свою повозку, то и поеду, – как всегда съехидничал рыжий студент. – Могу я называть вас просто Дург?

– Называй, я не против.

– Мы с Дургом выступаем завтра утром, после того, как он встретится с вышеназванным человеком. Кто с нами, присоединяйтесь. И ещё, господин торговец, как вас можно называть? – торжественным тоном проговорил рыжий.

– Меня зовут Константин.

– Послушайте, Константин, если вы действительно пойдёте с нами, не могли бы вы дать мне на время путешествия один из ваших мечей? У меня нет оружия, а путешествие предполагает быть опасным, – первый раз рыжий говорил серьёзно, не ёрничая и не язвя.

– Видите ли, молодой человек, это экспериментальное оружие. Находиться оно может только в умелых руках. А вы ни своим внешним видом, ни повадками, никак не производите впечатления опытного воина. Я не могу доверить вам такое оружие, так как, в случае его утери, оно может попасть в руки врага. Тогда последствия могут быть непредсказуемыми. Так что прошу меня извинить. Неумелый воин с таким оружием в руках может нанести вред и своим. Я не хочу, чтобы вы стали опасным для своих товарищей. Я не могу дать вам меч.

– Вы просто заинтриговали нас, Константин. Выходит, если вы доберётесь до короля – победа ему гарантирована? – тон старого вояки был, как всегда, надменным. – Вы всего полдня здесь, а эти мечи, я уверен, уже у всех на уме. Вы действительно хороший торговец. Мы ещё даже не видели товар, а уже все хотели бы его купить. Кстати, сколько стоит один меч?

– Сейчас я ничего не продаю. Я должен показать образцы королю. Если он согласится вооружить своих рыцарей такими мечами, то наши цеха в возможно короткие сроки постараются их изготовить. Сейчас у нас есть сталь на пятьдесят мечей.

– Это какая—то особенная сталь? – спросил Дург.

– Эти мечи очень дорогие из—за особенной ковки специальной стали. Но могут стать ещё дороже. Рудник, где добывают эту сталь, находится в Долине блаженных. Есть серьёзные опасения, что он будет захвачен животными-мертвецами. Они уже появлялись в шахтах, пугая рабочих. Поэтому руда, которой и так очень мало, ещё и сильно подорожала. Против них не действуют амулеты, избавляющие от встреч с покойными людьми.

– Что за животные—мертвецы? – Дург стал осознавать, что у тайной канцелярии, где он служит, оказывается, есть немало просчётов.

– Вы разве не в курсе, господа, почему здешний лес, ещё несколько лет назад бывший райским местом, вдруг превратился в кромешный ад?

– Давайте подробнее, Константин. Расскажите нам очередную страшилку, – процедил сквозь зубы студент, поглаживая редкую рыжую бородёнку.

– Давай, торговец, влей ещё маслица в костёр интриги, – прохрипел ветеран. Я уже почти передумал наниматься в солдаты к королю Пирсу. Интересно, я в твоём понимании произвожу впечатление опытного воина? Мне бы ты доверил свой меч?

– Давайте сначала послушаем рассказ, – прервал старого солдата Дург.

– К Долине блаженных с разных сторон примыкают шесть городов и десятки деревень трёх стран. Издавна в этой долине не пахали и не сеяли, а устраивали кладбища. Во всех городах и деревнях множество храмов и погребальных контор. Процветают цеховые артели изготавливающие гробы, надгробные плиты и погребальные одежды. Быть похороненным в Долине блаженных большая честь. Тысячи людей со всех стран свозят своих усопших в города Бальд, Ольскет и им подобные, чтобы похоронить их на городских кладбищах, глубоко уходящих в долину. Считается, что это самый короткий и безопасный путь для умерших, путешествующих в иной мир. Многие, чувствуя приближение смерти, сами приходят на окраины Долины блаженных и живут в многочисленных гостиницах, дожидаясь своего конца. Всё это приносит баснословные доходы жителям населённых пунктов, стоящих на окраинах долины. Точнее, приносило.

Трупы животных при массовом падеже скота всегда закапывали в могильниках на краю болота Ахамор. Земля там кажется бездонной, поглощая и поглощая тысячи туш. Но четыре года неурожаев и засух привели к гибели огромного числа животных в лесах и забою почти всего домашнего скота. Люди смогли выжить. Но переполненные могильники привели к странному явлению. В потустороннем мире случился дисбаланс. Мертвецы животных наводнившие окраины Ахамора хлынули в Долину блаженных. Человеческие покойники пытались сдерживать этот натиск. Но у живых людей тогда воцарился мир. Засуха, как общая беда, сплотила народы. Войны прекратились, люди стали хорошо кушать и меньше болеть. Ведьмы не изводили людей. Их сожгли вместе с их семьями. Лишь их призраки могли являться в мир живых, но только пугали людей. Недостаток смертей в этом мире стал причиной поражения людей в потустороннем мире. И вот в Долине блаженных появляется девочка. Она стала ведьмой в момент своей физической смерти. И потому обрела чудовищную силу. Она может являться в телесном виде в мире живых, менять свой облик, взрослеть, как живой человек. Девочка стала появляться в городах, деревнях и селениях вокруг долины, представляя себя калекой с раздробленными суставами и вывернутыми неестественным образом руками и ногами. Вслед за ней приходила чума, косившая людей, как траву. Правители перессорились между собой, и начались бессмысленные кровопролитные войны. Человеческие покойники, казалось, отстояли свою долину.

Константин на время замолчал.

– Что было дальше? – загалдели в нетерпении заинтересовавшиеся слушатели.

– Вблизи городка Кордар, примыкающего к долине, в пещере жил дракон. Один из последних, если не последний живой дракон, который уже десятки лет не причинял неприятностей людям и спокойно доживал свой век. Но жители города почему—то решили, что это он причина всех их бед. Они занесли в пещеру несколько бочек с торфом, подожгли их и завалили вход. Гора дрожала несколько дней. Дракон не смог вырваться и умер. Расклад сил в потустороннем мире сразу изменился. Людям пришлось покинуть Долину блаженных и перебраться в этот лес. Поэтому он и стал называться Лесом мертвецов. И даже белые маги не стали возражать, чтобы лесом правила захватившая в нём власть молодая амбициозная ведьма. Этот лес частично стал земным воплощением чистилища. У людей есть возможность своими глазами увидеть тот, другой мир. И осознать, как вести себя в этом.

– Значит, утром мы отправимся в гости к самой страшной и коварной ведьме? Которую, к тому же, породил наш трактирщик, – рыжий еле сдерживал приступы смеха. Его позабавил рассказ заезжего торговца, который навёл жути на присутствующих, и он всячески старался разрядить обстановку.

– А ещё мы погостим у старого дракона, – подхватил иронию ветеран. – Константин, ваш меч сможет убить призрак дракона? Если это так, то я тоже иду с вами. Хочу посмотреть ваше оружие в деле. Жизнь и шкура старого солдата не имеют большой ценности. А в этой жизни я ценю только оружие, с помощью которого у меня есть шанс дольше прожить в этой шкуре. А ещё мне интересно развитие сюжета той сказки, которую вы нам только что рассказали. Я был в этом лесу. Проезжал через него. Ночами мы слышали крики, от которых кровь в жилах становилась ледяной. Призраки тянули к нашим глоткам свои костлявые руки. Но никаких маленьких ведьм и драконов я не видел.

– Дракон – это просто великолепно! Я напишу книгу для университетской библиотеки. Теперь я просто жажду попасть в лес. Все компоненты для моей рукописи сложились воедино: призраки, ходячие мертвецы, ведьма и дракон, – рыжий студент стал прыгать и бить в ладоши. Его рыжая шевелюра смешно вздымалась вверх при каждом прыжке и оседала ворохом сухой соломы, когда он опускался на землю. – Константин, вы очень вовремя присоединились к нам. Если ещё ваши мечи действительно окажутся супероружием, как вы нам преподносите, и мы увидим их в действии, то мой научный труд будет просто уникальным. Я смогу стать преподавателем на кафедре, ещё до того, как окончу университет. Браво, Константин! Браво!

– Боюсь вас разочаровать, господа, дракона мы, скорее всего не увидим. Если бы вы внимательно меня слушали, то запомнили бы, что после появления дракона люди ушли из Долины блаженных. Мёртвые люди ушли. И теперь дракон правит в долине. Будем надеяться, что на время нашего путешествия через лес он там и останется, – спокойно пояснил Константин.

– Так вы нас лишаете удовольствия своими предположениями? – не унимался рыжий.

– Дург, если нам придётся применить оружие во время нашего путешествия через лес, я смогу доверить его вам, – не обращая внимания на язвительные усмешки студента, деловито произнёс Константин.

– Благодарю за доверие. Надеюсь, мне будет достаточно моего меча в возможных противостояниях. Но не будем исключать никакие ситуации. И если, в случае необходимости, у меня появится возможность протестировать ваше оружие, о результатах я доложу королю, – тактично ответил Дург.

– Спасибо, друг мой. Надеюсь, я смогу вас так называть, – обратился к Дургу Константин.

– То есть всех остальных вы считаете не достойными ваших «небывалой мощи ножичков»? – обида в тоне старого вояки была уже ничем не прикрыта. – Ладно этот рыжий бездарь, рука которого никогда не касалась рукояти клинка. Но я не выпускал меч из рук последние тридцать лет. Вы хотите сказать, что и мои руки неумелые для ваших игрушек?

– Могу я узнать ваше имя, сударь? – во внешнем виде и голосе торговца оружием было абсолютное спокойствие.

– Карл, – нехотя ответил солдат.

– Видите ли, Карл, ещё четверть часа назад вы вообще не собирались ехать с нами. У вас были совершенно другие планы. Вы так легко меняете их. Где гарантии, что, взяв в руки меч, обладающий огромной силой, вы примените его во благо, а не во вред нашему сообществу? – всё это Константин говорил ровным и спокойным голосом, глядя в выпучивающиеся от злости глаза старого солдата.

– Так вы мне не доверяете? Я волен принимать решения, исходя из своих желаний, даже сиюминутных. Из—за этих бесконечных войн мне некогда было создать семью. Деревню, где я родился, сожгли такие же бездушные чудовища, как и я сам, предназначенные только для войны. Я даже не могу прийти на могилы своих родителей, братьев и сестёр. Потому что их просто нет. Некому было хоронить обуглившиеся останки. Вороньё стало могильщиками для всех жителей деревни. Я могу идти, куда хочу. Мой дом там, где я сейчас нахожусь. Поэтому я могу так легко менять свои решения, – глубокая обида вырвалась бурным потоком из очерствевшей души ветерана.

– Я не имел намерения вас обидеть, Карл. Как я понял, здесь собрались люди, до этого момента не знакомые друг с другом. Поэтому мы можем доверять каждому из нас в одинаковой степени. Хотелось бы, чтобы за время нашего путешествия нам вообще не пришлось применять какое либо оружие. Но мы живём в такое время, что об этом остаётся только мечтать, – поставил точку в этом разговоре Константин.

За разговорами подошло время ужина. Огонь, как всегда, не хотел разгораться. И все присутствующие, кутаясь в плащи, с нетерпением ждали слугу трактирщика с хворостом.

Дверь открылась без предшествующего грохота за ней, как это было накануне. Мальчик-слуга вошёл внутрь с небольшой охапкой хвороста подмышкой. В глазах постояльцев, обращённых на него, застыл немой вопрос. Все догадались, что сегодня ужин придётся ждать долго и согреться не получится.

Дург встал из—за стола и подошёл к мальчишке, который виновато озирался по сторонам под сверлящими его взглядами всех сидящих. Обняв парня за плечи, спросил: «Что случилось, друг мой?»

– Я пошёл в лес, как обычно. Георг всегда ждал меня в это время с кучей хвороста. Но сегодня Георг не пришёл. Такого не было ни разу за последние пять лет. Я стал звать его, но он не приходил. Я пошёл глубже в лес, надеясь встретить его и заодно насобирать хвороста. На опушке леса уже давно нет дров. Но, видимо, Георг приносил их издалека. Вот всё, что я нашёл.

– Ты не увидел больше ничего необычного в лесу, кроме исчезновения твоего друга? – продолжил расспрос мальчика Дург.

– Видел. На берегу Холодного ручья, на песке, я видел следы собачьих или волчьих лап. Большие, с длинными когтями, они глубоко уходили в песок. Раньше таких следов в лесу никогда не было. Я сильно испугался и побежал домой с тем хворостом, который нашёл.

– Что ж, друзья, – заговорил Дург, – видимо, животным стало мало места в Долине блаженных, и они стали проникать в Лес мертвецов. Ко всем остальным трудностям нашего путешествия прибавится ещё и эта.

– А как можно убить мёртвое животное или мёртвого человека? – этот вопрос одновременно задали и супружеская пара, и молодой солдат.

– Ответ на этот вопрос я постараюсь получить завтра. А сейчас давайте, наконец, поужинаем и отоспимся. Возможно, в походе спать нам придётся очень мало. Надо будет всегда быть начеку, – Дург говорил спокойно и рассудительно. – Трактирщик, на ночь запри всех лошадей в сарае. И понадёжнее ворота, ведущие со двора.

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я