Иллюзия осознаваемости (Алина Помазан)

Подвергнувшись нападению преступников, Кристина переживает клиническую смерть, после которой начинает видеть рядом с собой загадочного незнакомца. Врачи, уверенные в том, что девушка повредилась в рассудке, настаивают на необходимости ее перевода в заведение для душевнобольных. Окутанная тайнами психиатрическая больница Кракова станет полем битвы юной красавицы, влюбленной в Ангела Смерти, и маниакального убийцы, ставящего эксперименты на пациентах клиники.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Иллюзия осознаваемости (Алина Помазан) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 4

Проснувшись, я в удивлении взглянула на вибрирующий на кровати телефон, звонил Даниэль.

– Да.

– Ты еще спишь?

– Уже проснулась.

– Открой мне дверь, пожалуйста.

Выскользнув из кровати, я подошла к двери, открыв ее брюнету. Передо мной стоял прекрасный сонный Даниэль, с синяками под глазами, державший в руках коробку с наивкуснейшими булочками с корицей. Я с аппетитом взглянула на коробку, пропустив брюнета в квартиру.

Даниэль улыбнулся, протягивая мне булочки.

– Я знал, что смогу тебе угодить, – я улыбнулась, поцеловав Даниэля в щеку, и направившись в студию, включила чайник, а потом вышла в ванную.

Раздевшись, я включила воду, но, уже собираясь забраться в ванную, я взглянула в зеркало, и замерла в удивлении, заметив в отражении, злой взгляд холодных льдистых глаз.

– Ты поцеловала его, – произнес Смерть холодно. Прикрывшись полотенцем, я в удивлении посмотрела в холодные глаза шатена.

– Это был дружеский поцелуй, – ответила я растерянно.

Смерть нахмурился.

– Никто не смеет целовать тебя кроме меня. Ты моя, Кристин, и я могу ускорить смерть каждого, кто к тебе прикоснется.

Я в ужасе смотрела на Смерть.

– Ты же сказал, что во всем виновата Судьба и случай, и ты не властен над жизнями.

– Уж поверь, сердечный приступ я устроить в состоянии. И тогда он умрет в страхе.

Я разозлилась.

– Не смей мне угрожать! Уходи отсюда! Я вольна сама выбирать, что мне делать.

Глаза Смерти блеснули гневом, он растаял в воздухе. Сняв с себя полотенце, я залезла в ванную. Меня знобило от холода, открыв горячую воду, я с блаженством грелась в ее струях. Не смотря на страх, который я испытывала за Даниэля, я все же надеялась, что Смерть не обиделся на меня за то, что я была с ним груба. Уже сейчас я чувствовала раскаяние за свои слова.

Набросив на себя теплый махровый халат, я вышла из ванной комнаты и пройдя в спальню, переоделась в черное платье с коротким рукавом и расклешенной юбкой до колен.

Пройдя в кухню, я в задумчивости опустилась на диван. Даниэль встревоженно посмотрел на мое лицо.

– Кристина, ты так бледна. Как ты себя чувствуешь?

– Все в порядке, – ответила я, растерянно.

– Вы с Алексом расстались, насколько я понимаю? – Даниэль протянул мне чашку черного кофе. Я сделала глоток.

– Не думаю, что он рассказал тебе всю правду о том, что произошло. Он явился ко мне поздно вечером пьяный, и начал обвинять меня в том, что я охладела к нему, потому что завела себе любовника, – произнесла я задумчиво. – Потом он назвал меня сумасшедшей, я разозлилась, и дала ему пощечину. Он оттолкнул меня, и я упала, ударившись головой о ножку стола. А потом он решил помириться со мной, и напал на меня со своими поцелуями. Я укусила его, он собирался ударить меня.

– Но не ударил ведь? – Глаза Даниэля сверкнули гневом.

– Нет. Он упал на пол, и мгновение бился в судорогах. Может быть, был какой то приступ. Я не знаю.

Даниэль нахмурился.

– Я не знал о произошедшем, мне жаль. Как увижу его, обязательно расскажу ему, что я об этом думаю. Как твоя голова?

– Все в порядке.

– Давай я посмотрю, – я вздрогнула.

– Не надо, все хорошо.

– Может, стоит показаться врачу? Ведь у тебя было сотрясение. Как бы хуже не стало, – брюнет казался расстроенным.

– Мне и так скоро идти к врачу, – ответила я с грустной улыбкой, – все в порядке. Ты устал, может, поедешь домой и поспишь, заодно узнаешь как там Алекс. Все ли в порядке, после его приступа, – произнесла я тихо, ковыряя вилкой пирожное.

В ответ мужчина лишь кивнул.

– У меня сегодня выходной, если понадоблюсь, звони.

– Спасибо, Даниэль, – я улыбнулась, провожая сонного брюнета до двери.

Закрыв за мужчиной дверь, я опустилась на пол, пытаясь сдержать слезы. Но они душили меня. Мне было страшно, что Смерть больше не вернется ко мне. Закрыв глаза, я положила голову на холодный пол. Локоны рассыпались по паркету. Мне предстояла встреча с родителями, которых я не видела уже больше года – на завтра были назначены похороны. А я думала лишь о мужчине, пленившем мое сознание. Голова кружилась, тени передо мной сгущались. Открыв глаза я посмотрела по сторонам, мне казалось, что я вновь задыхаюсь. Меня охватил приступ паники. Перед глазами потемнело. У меня не было сил подняться с пола, чтобы дойти до ванной комнаты и умыться.

– Кристин, – голос Смерти звал меня откуда-то издалека, – Кристин… Что с тобой? Тебе нехорошо?

Я с трудом открыла глаза, взглянув в холодные серые омуты.

– Я боялась, что ты больше не придешь, – произнесла я растерянно, приподнимаясь.

Выражение лица Смерти изменилось.

– Глупышка. Разве могу я тебя покинуть? – Сильные руки подняли меня с пола, уложив на большую кровать.

– Я обидела тебя, прости, – произнесла я тихо.

– Дитя мое, – Смерть коснулся моих волос, – я не сержусь на тебя. – Выражение лица Смерти резко переменилось. – Кристин, ты бледна и холодна как лед.

Я прикрыла глаза, зажмурившись от яркого дневного света, не зная, что ответить. Моя голова раскалывалась от невыносимой боли, сердцебиение то учащалось, и тогда мне казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет из грудной клетки, то замедлялось настолько, что могло остановиться. Смерть нахмурился.

– Кристин, тебе срочно нужно в больницу, – его голос звенел от ярости, – вчерашняя травма не прошла бесследно.

Я пребывала в состоянии прострации, пытаясь нащупать на кровати телефон. Мужчина протянул его мне, внимательно изучая мое лицо.

Я набрала номер Даниэля.

– Да, – ответил Даниэль настороженно.

– Вызови скорую, пожалуйста… – В глазах моих потемнело, телефон выпал из рук на кровать.

Я слышала встревоженный голос Даниэля по ту сторону телефонной трубки. Волнами начала накатывать тошнота. Меня знобило, я почувствовала, как моих волос коснулась холодная рука Смерти. Его голос был последним, что я услышала, погружаясь в темноту.

– Кристин, не бойся, я рядом.

Темнота захватила мое сознание и не было ничего кроме беспросветного мрака, окружавшего меня. Мне показалось, что я лечу по бесконечному черному туннелю. Мое падение резко прервалось, и я оказалась на твердой поверхности. Обернувшись, я увидела свет в конце узкого черного коридора, пройдя по которому, оказалась на волшебной осенней поляне, посреди которой стоял прекрасный мужчина.

Со всех ног, я бросилась к нему, подхватив меня, он закружил меня по поляне, обнимая за талию.

– Это сон? – Спросила я, с улыбкой заглянув в его глаза. – Что происходит, почему мы снова здесь?

Лицо мужчины было суровым и расстроенным.

– Ты в коме, дитя мое.

Не понимая смысла его слов, я в удивлении смотрела в глаза Смерти.

– Но как это случилось?

– Травма, которую нанес тебе Алекс, вызвала разрыв сосудов головного мозга, и привела к эпидуральной гематоме и глубокой потери сознания, которое переросло в кому.

Я смотрела в холодные прозрачно-голубые глаза смерти в ужасе.

– Я умру?

– Все зависит от объема кровоизлияния в мозг. Но, думаю, нет. По крайней мере, не сейчас.

Смерть, обнял меня за плечи, и, склонившись к моей шее, коснулся ее губами.

– Ожидание твоего конца, так мучительно и так сладостно, Кристин.

– Не для меня, – ответила я холодно, отстранившись.

– Разве ты не чувствуешь насколько ближе ты стала ко мне? – Бархатистый голос был полон страсти.

Я судорожно вздохнула, привлекая мужчину к себе и касаясь холодными тонкими пальцами, его груди. Глаза мужчины вспыхнули огнем.

– Ты чувствуешь это, Кристин, – на его лице промелькнуло довольное выражение.

Перехватив мою руку, он поднес ее к своим губам. Коснувшись холодными губами моего запястья, он взял меня за талию, увлекая в вальс. Я завороженно смотрела в его прекрасное лицо и чувствовала всю бесконечность мира, отразившуюся в его глазах. Не было ничего прекраснее, чем вот так вальсировать с ним по усыпанному желтыми листьями шуршащему под ногами ковру, в ожидании неминуемого финала.

Я была готова преступить порог смерти, упав в его холодные властные объятия, чтобы никогда больше его не покидать. Наш танец оборвался так же неожиданно, как и начался. Золотистый лес начал таять перед моим взором, я в страхе прильнула к широкой мужской груди, на его лице отразилось бесконечное разочарование.

– Не сегодня, Кристин. – Произнес он сокрушенно. – Как жаль, Судьба опять сыграла со мной злую шутку.

Я в удивлении смотрела в глаза Смерти, которому было не суждено насладиться своим триумфом, так скоро, как он того желал. На моем лице проскользнула тень разочарования, протянув руку, я коснулась холодной бледной щеки с сожалением. В его глазах промелькнуло странное выражение, казалось, он был доволен тем сожалением, которое отразилось на моем лице.

Прекрасное видение рассыпалась у меня на глазах. Мы стояли в центре великолепной поляны, взявшись за руки. Золотистые листья, подхватываемые сильными порывами ветра, исчезали, ведомые пустотой, очертания деревьев таяли в воздухе. Я заглянула в глаза мужчины, крепко державшего меня за руку. Их выражение было невозможно описать, столько разных эмоций, сменяя друг друга, проносились перед его глазами. Ветер стих, вокруг нас окружала лишь темнота. Я вновь увидела в отдалении луч света, и, выпустив руку мужчины, направилась к выходу из темноты.

Открыв глаза, я не сразу поняла где нахожусь, движения стесняли многочисленные пластиковые трубки и проводки. В отдалении раздавалось раздражающее попискивание прикроватного монитора, отслеживающего сердцебиение.

На краю кровати, рядом со мной, сидел Смерть.

– Почему ты здесь? Разве люди перестали умирать?

На губах мужчины промелькнула едва заметная усмешка.

– Другие подождут, Кристин… Ты для меня намного важнее остальных.

Я вымученно улыбнулась.

– Боишься пропустить мою смерть?

– Она не наступит без моего присутствия, – произнес мужчина, отстраненно, – у тебя хороший друг. Если бы не он, мы бы уже были вместе.

– Ты расстроен, – я нахмурилась, – ты мог не предупреждать меня о том, что мне стоит вызвать скорую помощь, и тогда я была бы с тобой. Так что мы не вместе, благодаря тебе.

Шатен нахмурился, коснувшись длинными пальцами, моей щеки, и поправив одеяло, которым я была укрыта.

– Я хочу, чтобы ты умерла той смертью, которая тебе предначертана, а не волей злосчастного случая, как например твоя сестра.

Я улыбнулась.

– Своя смерть это смерть от старости? В таком случае, своей смертью умирают лишь единицы.

– Нет, я говорю о той смерти, которая тебе предстоит. Никто не знает, в каком возрасте она к тебе придет. Если тебе суждено умереть от старости, ты умрешь в кругу родных и близких, а может и в одиночестве, когда твое тело уже перестанет быть прекрасным, и ты начнешь медленно увядать, приближаясь к моему порогу. Если тебе суждено умереть от рук убийцы, то и эта смерть придет к тебе в свое время, когда настанет твой час. Твоя сестра не должна была погибнуть в автомобильной катастрофе, ей было предначертано иное. Это могла быть и смерть в автомобильной аварии, но она была строго определенна заранее, она умерла не той смертью, которая ей предназначалась, и не в свое время. Именно это я имею в виду под случайностью.

– Тебе известно, как она должна была умереть?

– Нет, и я этого уже никогда не узнаю, как и ты. И мне не известно, какой смертью должна умереть ты. Именно поэтому я и не могу забрать тебя без твоего согласия. Если бы я знал, что ты погибнешь утонув, я мог бы ускорить свой приход. Но пока я не знаю как ты умрешь, я не могу забрать тебя с собой.

– Но ведь я могла бы умереть, если бы Даниэль не вызвал скорую помощь?

– Это зависело бы от воли случая. Ты могла бы умереть, и, не смотря на помощь своего друга, ведь ты погрузилась в кому. Ты могла бы никогда из нее не выйти, а это равноценно смерти.

Тяжело вздохнув, я прикрыла глаза.

– Тебя, наверное, уже заждались. Иди. Ты сам говорил, что некрасиво заставлять себя ждать.

Улыбнувшись, я сжала руку Смерти, гладившую меня по волосам. Кивнув, он коснулся холодными губами моего лба, и, поднявшись с кровати исчез, растворившись в воздухе.

Откинувшись на подушку я закрыла глаза, погрузившись в глубокий, спокойный сон без сновидений.

Когда я проснулась, в палате было пусто. Я нажала на кнопку вызова медсестры и спустя минуту, в палату вошла сестра вместе с врачом.

– Кристина, – на губах врача промелькнула радостная улыбка, – какая радость, что вы очнулись. Вы помните что произошло?

Я нахмурилась.

– Да. Я плохо себя почувствовала, я находилась дома одна, и перед тем как потерять сознание, я успела позвонить другу и попросила его вызвать скорую.

– Ваш друг Даниэль рассказал нам, что по вине его брата, вы упали, ударившись головой, при этом у вас уже было сотрясение мозга.

В ответ я лишь кивнула, стараясь понять смысл слов врача.

– К тому моменту, как приехала скорая помощь, вы уже находились в коме, вам повезло, что дверь в квартиру оказалась открытой. Повторная травма головы вызвала эпидуральную гематому, к счастью, количество излившейся в мозг крови небольшое, поэтому мы проколем вам тромболитики, и она сама собой рассосется, проводить трепанацию черепа нет необходимости.

В ответ я лишь кивнула.

– В целом ваше состояние удовлетворительно, но осложняется плохим питанием в последние недели.

Промолчав, я опустила взгляд на свои ноги, укрытые одеялом.

– Мы поставим вам капельницу с раствором питательной смеси, чтобы повысить тонус организма. Кроме этого, вы должны хорошо питаться, иначе мы не сможем вас выписать.

Подошедшая медсестра поставила катетер в вену, зафиксировав его пластырем, и подсоединила капельницу. Врач вышел из палаты, так и не дождавшись от меня ответа. Я взглянула на настенные часы. Было три часа ночи. Мне совершенно не хотелось спать, поэтому я созерцала потолок, тихо напевая песню из австрийского мюзикла в русском варианте. Мое сознание помутилось от лекарств, которые мне, вероятно, заботливо прокололи, пока я была без сознания. Я замолчала, перестав напевать.

– Спой мне еще, дитя мое.

Обернувшись на бархатистый голос Смерти, я увидела его стоящим в дверном проеме. Прекрасное лицо, как и всегда, было суровым и задумчивым.

– И давно ты слушаешь мои завывания? – Поинтересовалась я с улыбкой.

– У тебя волшебный голос, Кристин. Я услышал его с другого конца больницы.

– У тебя, наверное, много работы здесь?

Подойдя к больничной кровати, мужчина присел на ее край, коснувшись моих волос.

– Больше, чем ты можешь себе вообразить. Так много страждущих, которые мечтают, чтобы я их забрал. Все находящиеся здесь, испытывают страдания и боль. Многие из них могут меня видеть.

Прикрыв глаза, я коснулась холодной рукой, щеки Смерти.

– Мне страшно, побудь со мной хоть недолго.

– Сколько пожелаешь, Кристин. Расскажи мне о своей семье, дитя. Почему ты живешь одна?

Я тяжело вздохнула.

– Тебе действительно интересна моя жизнь?

В ответ, мужчина лишь молча кивнул.

– Моя мать бросила меня сразу после моего рождения, отдав в детский дом. Мне известно лишь ее имя и национальность, она была польской евреейкой, у которой, по неизвестным мне причинам, не было возможности оставить меня в семье. Когда мне было два, меня удочерила молодая пара, которая не могла иметь своих детей.

Моим приемным отцом стал богатый делец, занимающийся бизнесом в Польше – Александр Давидович. Моя приемная мать – русская, прекрасная светская львица по имени Елена Толстая. С такими родителями, я ни в чем не знала нужды и была счастлива. Когда мне исполнилось три, случилось чудо, и моя приемная мать забеременела, а через восемь месяцев родилась Соня.

Все свое внимание и любовь мои родители стали уделять родной дочери. Но мне повезло, что меня не отдали обратно в детский дом. Я росла в достатке, и очень любила свою сестру. А когда мне исполнилось восемнадцать, и я беспрепятственно могла найти себе работу, я устроилась в бар. Почему именно туда? Просто зарплата и чаевые намного превышают доход офисного клерка, график свободнее, да и работа намного приятнее.

Я очень любила свою сестру, люблю и своих родителей. Но мне захотелось пожить одной, попробовать себя. У меня получилось, и такая простая жизнь оказалась мне по вкусу.

Поэтому я и осталась одна, а родители не очень то расстроились. У них нет времени на меня. Мы лишь иногда созваниваемся.

– Но ты попала в неплохую клинику, благодаря им. Твои родители провели у твоей постели всю прошлую ночь.

Я в удивлении взглянула на мужчину, льдистые глаза которого смотрели прямо в мое лицо.

– Чему ты так удивляешься, Кристин? Твои родители любят тебя. Неважно, приемные они или родные, это те люди, которые были с тобой всю твою жизнь. Они заслуживают твоего уважения и снисхождения к своим промахам.

Я задумчиво созерцала лицо Смерти, с нескрываемым восхищением.

– Поверь, за многие века своего существования, я видел множество смертей. И в мои объятия шли с улыбкой лишь те люди, которые успели попрощаться с родными, или хотя бы сказать им насколько они их любят. Примирись с родителями, Кристин. Ты обретешь счастливый конец в моих объятиях лишь тогда, когда близкие тебе люди будут знать, что они любимы тобой. Если за твоими плечами не будет груза сожалений, ты будешь счастлива, ощутив холодное дыхание Смерти.

Я словно завороженная слушала мужчину. В моих глазах, вероятно, отразилось то восхищение, которое я испытывала в тот момент. Было совершенно непонятно, как кто-то может испытывать ужас перед столь гениальным, умным и рассудительным существом. Но ведь и я боялась смерти, но смерти, как явления. Ведь она может быть как мучительной, так и безболезненной. Мы боимся скорее не того, что ощутим переступая ее порог, а самой неизвестности. Ведь никто и никогда не знал и не узнает, что ждет нас после наступления смерти. А неизвестность пугает кого угодно, даже самых бесстрашных из нас.

Задумавшись, я вспомнила бесценные моменты из моего детства. И тихо зашептала.

– Знаешь, когда мне было всего три или четыре года, я часто задумывалась над тем, что значит умереть. Я сидела, спрятавшись в темном углу, и представляла мир без себя. В те моменты, я на мгновение погружалась во тьму, словно я находилась в космосе, и меня окружали его бескрайние просторы. Я видела звезды и планеты, и это было прекрасно. Но меня не было в этом мире. И вот я представляла, что где-то там внизу существуют все те же люди, но меня в нем нет. И я не могла понять, как такое может быть. Ведь мой разум мыслит, значит, я существую. Значит, я все же есть.

На мгновение, на холодных губах Смерти промелькнула усмешка.

– Именно поэтому я выбрал тебя, Кристин. Твоя душа, она бесконечно прекрасна. Я мог бы рассказать тебе о том, что происходит с душой человека после наступления физической смерти. Но я не стану открывать тебе эту тайну. Ее дано постичь каждому человеку, лишь умерев. Тебе достаточно знать лишь то, что после того, как твоя душа покинет мертвое тело, я возьму тебя за руку, и тебе не нужно будет ничего бояться, я буду вечно с тобой.

– Но как такое возможно? – Я в удивлении смотрела на прекрасного шатена. – Ведь умирая, каждый попадает в твои объятия, но потом ты отпускаешь души, переводя их по ту сторону. – На мгновение я задумалась, вспоминая узкий туннель, по которому летела, в момент клинической смерти. – Ты проводишь души через туннель, помогая им выйти к свету, а сам остаешься во тьме.

– Я волен поступать с душами по своему усмотрению, Кристин. Попав в мои объятия, ты воссоединишься со мной, дитя мое. И мы будем вместе вечно.

Я прикрыла глаза, ощутив внезапную слабость. Смерть, склонился ко мне, коснувшись холодным мимолетным поцелуем моего лба.

– Завтра тебя навестят родители. Подумай о том, что я тебе сказал, хорошо?

В ответ, я лишь кивнула, почувствовав, как длинные изящные пальцы перебирают мои волосы.

– Спасибо тебе.

– За что? – Голос Смерти казался бесстрастным.

– Ты открыл входную дверь в квартиру, впустив бригаду скорой помощи.

– Пожалуйста, – произнес шатен, понизив голос до музыкального шепота, – спи, дитя мое.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Иллюзия осознаваемости (Алина Помазан) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я