Империя Маглендол (Виктор Пожидаев, 2015)

Над древним миром Маглендола вновь нависла опасность. Тайна, сокрытая кровью эльфов и спрятанная в сердце горы, угрожает самому существованию магического края. Силы темных колдунов и светлых магов, людей и гномов сходятся в Великой битве народов, которая является всего лишь прикрытием для давних споров могущественных темных и светлых чародеев. Мир висит на волоске, и только смертные могут спасти его, заложив фундамент могущественной Империи Маглендол.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Империя Маглендол (Виктор Пожидаев, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© В. Пожидаев, 2015

© ООО «Написано пером», 2015

* * *

Глава первая

– Милорд, ваш конь готов к утренней прогулке, – низко поклонившись, высоким торжественным голосом произнес вошедший в просторный, хорошо освещенный ранними солнечными лучами зал.

– Спасибо, Ричард, – оторвав глаза от лежащей на столе карты, бросил сидевший напротив широкого окна человек. – Я сейчас спущусь, скажи, пусть все готовятся к утренней охоте.

Дверь бесшумно закрылась за вышедшим из комнаты дворецким, который, поклонившись человеку, сидевшему за столом, поспешил покинуть кабинет, чтобы не мешать уединению своего господина.

– Война, началась война. Опять воинственные племена из далеких Тайных земель, что за Зубастым хребтом, напали на восточные провинции, готовясь уничтожить все на своем пути и увести население в плен, – молча рассуждал мужчина. – В который раз эти дикие племена вторгаются в восточные предгорные пределы нашего государства, и никто не может их остановить. Редкие эльфийские заставы по лесам востока страны едва сдержат и сотую долю инородного войска, а гномьи отряды даже не захотят марать свои топоры о мерзкую кровь карбезов, как они называют этих страшных пришельцев.

Всего восемь лет прошло с тех пор, как объединенные войска семи земель Семиземья одержали блестящую победу над племенами кочевников в битве у горы Незул, что в центральной части Зубастого хребта. Казалось, не менее трех десятков лет понадобится врагам, чтобы восстановить силы, но не тут-то было. Восемь лет, всего восемь недолгих лет, и новые тысячи кочевников передвигаются в глубокой тайне через опасные ущелья приграничного хребта, и дайте нам силы, Хозяева Звездных садов, чтобы в этот раз мы смогли удержать их в восточных провинциях, не дав приблизиться к центру королевства – нашему славному Арфину.

Взгляд молодого человека медленно скользил по искусно изготовленной карте, на которой тонкие нити рек, пересекаясь, устремляли свои потоки в великие воды Окраинного моря. Седые макушки огромных исполинов ярко выделялись на коричневом фоне горных систем, коими были богаты границы Семиземья. Зеленые контуры лесов и красные очертания городов мерцали на карте, изготовленной лучшими магами королевства – магами, побывавшими в далеких землях Стоунхенджленда, где, по легендам, обитают перворожденные синки – величайшие маги всего Маглендола, в котором и располагалось королевство Афлот, являвшееся частью некогда могущественной провинции древнего царства.

Тонкий стержень медленно и аккуратно рисовал на полотне различные фигуры, каждая из которых несла в себе огромную, очень важную информацию.

– Необходимо провести мобилизацию, – рассуждал мужчина, склонившись над столом и рассматривая пределы своих владений. – Необходимо по крайней мере еще восемьдесять легионов, чтобы прикрыть ими провинции второй линии обороны, что вдоль реки Тихой.

Еще несколько безмолвных минут провел человек в просторном светлом зале, который, судя по всему, являлся его рабочим кабинетом. Большой, темного дерева стол прочно стоял у окна, за которым открывался прекрасный вид на столицу одного из могущественных государств восточной части Маглендола. Именно за этим столом король работал над документами, о чем свидетельствовали кипы сдвинутых к краю, чтобы освободить место огромной карте Семиземья, в беспорядке лежащих бумаг.

Мощные, до самого потолка полки возвышались вдоль двух смежных стен. На них внушительными рядами стояли различной толщины книги, поражая гостей зала своей стариной и объемом. Здесь находились фолианты чуть ли не со всех земель Семиземья, начиная от летописей соседних королевств и заканчивая трудами Чарденольских и Перетальских чародеев. Да, бесспорно, хозяин такой библиотеки был не только умным и просвещенным человеком, одним из образованнейших в королевстве, но еще и очень богатым, ведь многие из книг стоили десятки тысяч золотых монет – деньги, на которые можно было содержать не один отборный легион.

Вокруг книжных рядов полуовалом размещалась изящная, искуснейшей резьбы мебель, изготовленная в лучших мастерских гильдии древорезов, что проживали у Громкого леса, в котором брали начало воды Тихой реки.

Свободная стена украшалась разными, порой диковинными и непривычными для простого жителя королевства чучелами животных, которых охотолюбивый государь собственноручно добыл в качестве трофеев в различных частях света. Здесь были и тигры с зубами, подобными сабле степняков, что живут далеко, на много лиг к западу от эльфийских лесов, и огромные ушастые крокодилы, уши которых чешуйчатыми жесткими стебельками на два фута возвышались над огромными выступающими глазами. Головы винторогих быков украшали стену над камином. Этот трофей король получил во время охоты в Сказочном лесу, что за Рубежными горами. Но особой гордостью королевской коллекции считалось чучело не очень большой, чуть более трех футов ростом, зверушки, обитающей только в Потерянном лесу, что простирается за Эльфийскими землями и Великой пустыней. Маленький большеглазый зверек с первого взгляда мог показаться простой обезьянкой, но много, очень много черт – не только внешности, но и характера – отличало этих существ друг от друга. Добрый и кроткий характер обезьянки ничуть не походил на зловещий и жестокий нрав Потаенного дьявола, что наводил страх и ужас на жителей ближайших к лесу деревень. От взгляда больших глаз с узкими маленькими зрачками стыла кровь у любого, кто был слаб душой и телом. Редковолосая, увеличенных размеров голова держалась на тоненькой, чуть вытянутой шее. Толстые губы и узкий удлиненный нос в сочетании с длинными, в полфута, заостренными ушами пугали любого, кто сталкивался с этим существом. Острые редкие зубы говорили о хищнической натуре зверька, что подтверждалось руками-лапами и ногами с широкими ступнями. Нередко Потаенные дьяволы собирались в большие стаи и нападали на эльфийские и гномьи поселения, раскинувшиеся вдоль Потерянного леса.

Это было давно, около девяти лет назад, за несколько лун до войны с карбезами. В те времена король был еще принцем и гостил в землях эльфов у этого леса. Там он и услышал одну старинную, передаваемую от эльфа к эльфу легенду о происхождении этих созданий. Как сейчас король помнил теплый летний вечер, когда он с десятком перворожденных стоял лагерем на опушке леса. Ярко горел костер, в котором весело потрескивали сухие сучья, распространяя вокруг добрый, полный жизни свет.

Гордый остроухий эльф по имени Корум ан Мукан из древнего рода Муканов, помнящий еще рождение Рубежных гор, легко и гордо присел на траву у костра, умудрившись при этом не примять ни травинки и, вертя в руке одну из своих метких стрел, поддался на уговоры принца и его свиты – тихо, словно начиная песню, заговорил.

– Юна была земля Маглендола, юным было и солнце, одаряющее своими лучами наш мир. Чистые реки, полные золотистой форели, текли совсем не так, как они бегут сейчас. Древние леса только-только зарождались, а пустыни еще были внутренними морями. Странные звери хаживали по миру. Длиннокрылые ящеры, предки наших драконов, заслоняли небеса, отбрасывая огромные полулиговые тени на жителей низов. Мохнатые скалы не торопясь ходили по тайным тропам, оглушая встречных животных своим ревом. Не было ещё людей на земле, только-только появились маги, и даже древние горы были еще молоды и могучи. Только древние эльфы пришли в этот мир по лишь им ведомым дорогам, связывающим между собой сотни тысяч миров. Расселились они по лесам и стали обживать сей славный уголок вселенной. Но зло, как и добро, всегда ходит рядом, по просторам междумирья, занося свои семена в разные его уголки.

Небольшой отряд эльфов, бродивший далеко на северо-западе, набрел на одну глубокую пещеру в уже тогда ставшей древней скале, ныне исчезнувшей под телом новых гор. Нечто ужасное увидели они там. Нечто, достойное взора Великих, таилось в глубоких гротах этой скалы.

Только один эльф выжил после страшной встречи с неведомым, прервавшим жизни многим смелым перворожденным, которые не пожелали подчиниться силе увиденного. По сей день никто не знает, что повстречали смелые сыны звезд, что напугало или одолело их, от чего они умерли на месте. Даже единственный выживший не мог вымолвить ни слова.

Прошло несколько лун после возвращения спасенного в славные леса эльфов. Обеспокоенные правители решили узнать, что повстречали их друзья в подземельях, где даже гномьи разведчики не решались устанавливать свои времянки. Семь смелых эльфов, простившись с лесом, устремились на поиски неведомого в пределы, поглотившие в своих недрах лучших сынов молодых звезд.

Корум вздохнул, прерывая на мгновение свой рассказ. Тишина нависла над ночной поляной, озаряемой светом потрескивающего костра. В огненных отблесках молчаливые лики остроухих казались выбитыми из камня, что подчеркивало их неподвластность времени.

– Я тогда был еще молод, – словно очнувшись ото сна, продолжил эльф, – поистине молод. Всего несколько сот лун топтал я землю под сказочными звездами этого молодого мира, любуясь прелестью лесов и поклоняясь величеству создателя.

– Мой отец был среди них, – то ли с гордостью, то ли с тоской промолвил сидевший с Корумом эльф по имени Гараниль. – Мой отец ушел на поиски истины и погиб, спасая лес от опасности. – Гордостью вспыхнули его глаза в тот момент, когда он представил своего ушедшего отца.

– Семь сынов леса покинули Эльфийские земли и направились в путь к горам, на месте которых сейчас высится Орлиный хребет. Много лун шли они навстречу опасности, много крови испробовали острые клинки по дороге к гроту. Наконец, после нескольких лун пути, семь уставших, но полных решимости перворожденных, подошли к подножию огромной горы, макушка которой щекотала стопы белоснежных облаков. Маленькая пещерка обнажала проход к сердцу горы. Странники спустились в пролом и устремились в лоно Земли навстречу великой тайне, унесшей несколько лун назад их сородичей. Много дней прошло на поверхности. Луна один раз нарастила себе половинку и один раз её сбросила, но никто не выходил из подземных пределов. В тот миг, когда похудевшая луна исчезла с небесной тропы, измученные эльфы вышли наконец из тела горы. Впрочем, вышли не все. Лишь один дряхлый старец показался на поверхности, из последних сил держа в руках неземной работы сундучок, наглухо закрытый странным заклинанием, на которое ушли все жизненные силы сражавшихся.

Что видели они в подземных пределах, никто не знает. Никто не узнал бы и о судьбе посланников, если бы предусмотрительные правители не наложили на них чары преследования, которые действовали во время пути смельчаков к сердцу тайны. Но в момент появления сундука чары разрушились, и о судьбе эльфов никто ничего более не ведал.

Лесные птицы, встречающие плетущегося домой старца, видели у него в руках сундучок, но не могли сказать, куда он его нес – в родной лес или в какое-нибудь иное место.

Прошло несколько лун. Листья на старом дубе, что стоял на границе эльфийских земель, дважды меняли цвет, но никто за это время не слышал о судьбе вмиг постаревшего эльфа. Но когда великий дуб вновь накинул изумрудный мундир, из Потерянного леса пришла весть о появлении на его рубежах героя. Медленно, изнемогая от усталости, он с упорством нес запечатанный ларец. В одну из ночей пребывания в загадочном лесу на одинокого старца напали карлики. Целые сутки длился бой: эти существа, будто завороженные, кидались на славный меч могущественного, но ослабшего эльфа. Силы были не равны: тайна была утеряна, а те, кто мог рассказать что-либо о ней, пошли бродить в Звездных садах и разговаривать с древними. С тех пор этих существ называют Потаенными дьяволами.

– Ларец был утерян, – встрепенулся Корум, – и существа стали его новыми хозяевами. Но вот открыть им его не удалось. Наложенное на ларец заклятие ударило по мерзким карликам: часть их превратилась в Потаенных дьяволов – тех существ, какими мы их знаем сегодня, дьяволов, берегущих великую тайну мира, затерянную где-то в этих лесах, другая же часть навеки исчезла из обитаемых земель.

Последние слова эльф произнес с какой-то внутренней серьезностью и уверенностью в том, что когда-нибудь он найдет утерянный ларец и постигнет тайну Великих, сокрытую в нем.

Именно Потаенный дьявол красовался на стене кабинета правителя одной из земель Семиземья – славной страны Афлот со столицей в городе Арфин.

Во время войны с карбезами восемь лет назад погиб её бывший правитель – Мудрый Артин, сын Андила, внук Аршота, и власть по праву перешла в руки его сына – человека, которого уже через несколько лун после коронации нарекли Смелым Артуром. Новый правитель был молод и хорош собой. В свои двадцать шесть лет он имел крепкое атлетическое телосложение, хорошо сочетающееся с высоким, в шесть с четвертью футов, ростом. Густые, иссиня черные волосы мягкими волнами спускались на плечи, придавая лицу некую загадочность, которая в сочетании с большими карими глазами, обрамленными густыми и длинными ресницами, пухлыми губами и правильной формы носом сводили с ума дочерей всех высоких фамилий королевства.

Король носил зеленого сукна с золотым обрамлением камзол со слегка приподнятым воротником и загнутыми рукавами, и тонкой материи легкие, почти невесомые штаны, в которых зимой было достаточно тепло, а летом совсем не жарко. На боку, в изготовленных из золота и драгоценных камней ножнах висел, постукивая о колено, легкий, словно сделанный из серебра, меч древних мастеров Семигорья. По изящному, сверкающему в лучах солнца клинку причудливым рисунком тянулись древние руны, которые в момент опасности могли придать мечу огромную, таящуюся в наложенных на него чарах силу.

На ногах правителя Афлота красовались удобные, изготовленные из кожи дикой козы гинзу, что водилась в ущельях Ночных гор, сапоги, обтягивающие ногу хозяина. Секреты мастеров в сочетании со свойствами кожи не позволяли ногам уставать, а порой, при долгих переходах, помогали снимать тяжесть и с других частей тела.

– На дворе новая война, – вырвался из пут воспоминаний Артур, – через луну, а, может, и раньше, у подножия Зубастого хребта мы будем проливать кровь наших врагов, платя за это огромную цену – жизни наших граждан. Реки крови потекут меж древних камней перевалов Зубастого хребта, легионы солдат уйдут в Небесные сады на встречу с древними, но такова плата за свободу. Плата за желание свободно пахать землю и растить детей, за возможность испустить последний вздох в кругу друзей и родных, а не в застенках вражеских каменоломен или в обнимку с тяжелейшим веслом где-нибудь на галерах пиратов Заокраинных земель, что за Окраинным морем.

Правильно гласит древняя мудрость: «Если хочешь жить – умей умереть за эту жизнь».

– Да… – вздохнул правитель. – Правы были наши предки, говоря, что, коль желаешь жить свободно, надо уметь умирать за эту свободу и во имя свободы. Так делали многие поколения, жившие до нас; так будут делать и те, кто придет после нас – на землю, сохраненную для них ценой крови предков.

– Бесспорно, – думал Артур, – каждая самостоятельная и независимая страна имеет в своей истории войны с народами, покушавшимися на ее земли с одной лишь целью – захватить, разрушить и разграбить всё, что попадется на их пути, а пленников обратить в рабов, чтобы последние, не покладая рук и не щадя себя, трудились день и ночь на своих хозяев, множа число сундуков с золотыми монетами в их кладовых.

Много войн выдержал Афлот за многовековую историю своего существования, много тысяч его граждан изнывает от непосильного гнета рабских работ под плетью работорговца, но скольких мы смогли уберечь от этой страшной доли, скольким мы помогли остаться с семьей и детьми?

– Что поделаешь, – встал из-за стола Артур, – война – на то и война, чтобы ценой потерь, кровью доказать врагам свое право жить под тем солнцем, на той земле, которую отвоевали у диких зверей и духов предки.

– Скоро, очень скоро, – потирая руки, свернул карту правитель, – мы докажем этим войнолюбивым карбезам, кто хозяин земель по эту сторону хребта. И мы пойдем дальше, в Тайные земли, чтобы уничтожить все приграничные селения за полсотни лиг от границы, чтобы карбезы не смогли быстро восстановить силы.

– Милорд, милорд Артур! – Раздался уже знакомый нам голос человека, не так давно нарушившего покой правителя Афлота. – Кони давно готовы к утренней прогулке.

– Хорошо Ричард, – махнул рукой молодой мужчина, подойдя к открытому окну, – через пару минут я буду. Королева подойдет?

– О да, конечно же, милорд, – улыбнулся дворецкий. – Её величество вместе с вашей мамой, достопочтенной Амелин, уже давно томятся в тени фруктовых деревьев в ожидании вашего появления.

Король засмеялся.

– Скажи им, пусть покушают яблок, да возьмут пару в дорогу – она будет длинной.

– Хорошо, милорд, – поклонился дворецкий, – я передам ваши слова госпоже Амелин и прекрасной Анне.

– Вот ещё что, – добавил Артур, остановив его. – Пусть к моему приезду в Рубиновом зале соберется совет. Пригласи всех министров и градоначальника, разговор будет серьезный. И… не забудь пригласить эльфийскую знать, что служит в наших войсках.

– Хорошо, Артур, я всё сделаю, – опустил привычное «милорд» Ричард, – через пару часов все соберутся, чтобы выслушать вашу речь.

Дворецкий, слегка поклонившись своему королю, не торопясь, направился в расположенный в нескольких десятках ярдов садик, где в ожидании короля расположились дамы.

Еженедельно Артур собирал знать Арфина и устраивал продолжительную утреннюю прогулку с остановкой и небольшим пикником по пути. Вот и сегодня, несмотря на печальные новости с границы, король решил не пугать раньше времени горожан грядущей войной, а объявить об этом вечером, во время очередного придворного бала, проходящего обычно в великолепном Колонном зале дворца.

Молодой человек отошел от окна и, спрятав карту в ящик стола, легким движением руки надел на голову элегантную шляпу, в которой обычно совершал лесные прогулки. Через несколько секунд он быстро вышел из кабинета, поприветствовав движением руки стоявших у дверей по стойке «смирно» гвардейцев из личной охраны и, не торопясь, направился к лестнице, ведущей на первый этаж дворца к выходу в сад.

– Артур! – Окрикнул короля чей-то голос. – Мы что, сегодня всё-таки едем, как обычно?

– Конечно, мой друг, – остановился король, обернувшись в сторону приближающегося эльфа – того самого Корума, который поведал ему когда-то легенду о Потаенных дьяволах. – Конечно, поедем. Пусть народ хотя бы еще пару часов поживет в мирной стране.

– Отчасти ты прав, – нахмурился эльф, – но всё же каждая минута на вес золота!

– Ничего, мой друг, я всё просчитал, – похлопал товарища по плечу король. – Раньше, чем через три – четыре часа, мы ничего не сможем сделать: совет ещё не собрался, а ближние военачальники еще в гарнизонах. К нашему возвращению все будут на месте, так что, – засмеялся Артур, – поехали, постреляем лесных зверьков, да полюбуемся на городских красоток.

Эльф улыбнулся и молча пошел за правителем к выходу из дворца.

Теплый летний день только-только вступил в свои права, набирая силу над славными землями Афлота. Чистейшее голубое небо, освещаемое лучезарным солнцем, раскинулось над бескрайними лесными пределами начинающегося сразу за городом леса. Именно эту красоту и любил король, ради нее и снаряжал еженедельные поездки, чтобы в сотый, тысячный раз усладить душу этими завораживающими пейзажами.

Дворец правителя Афлота раскинулся на большом острове, расположенном в центре искусственного озера Дивное, вырытого много веков назад – в те времена, когда весь город помещался на одном этом островке. Позднее, веков пять назад, город перенесли за озеро и огородили огромной крепостной стеной, строившейся более полувека, а на острове соорудили великолепный дворцовый комплекс с красивыми садами и фонтанами, высокими зданиями с огромными окнами. Несмотря на большую удаленность от берега, остров огибала мощная стена, сложенная по всем правилам средневекового строительства, с округлыми высокими башнями, зубцами и бойницами по периметру. Огромные железные ворота отделяли внутренний мир дворцового комплекса от остального города.

Несколько веков дворец и город связывали паромы, и только лет девяносто назад прадед Артура построил мост, соединивший, наконец, замковый комплекс короля с основной частью города.

Было около семи часов утра, когда в дверях главного здания показался Артур в сопровождении своего старого эльфийского друга. Не теряя ни минуты, он с быстротой прирожденного всадника вскочил на коня, и не торопясь поскакал в сторону скопившейся невдалеке группы всадников. Верный Корум на черногривом жеребце на полкорпуса отставал от белоснежного коня правителя.

– Наконец-то, мой милый мальчик, – всплеснула руками вдовствующая королева, – ты соизволил спуститься, чтобы начать долгожданную прогулку.

– Да, мамуля, – улыбнулся король, поцеловав королеву-мать, – я готов к прогулке. Важные государственные дела задержали меня и не позволили раньше предстать перед вами.

– Ничего, ничего, мой сын, – серьезно покачала головой Амелин, – государство превыше всего, а мы подождали, и ничего плохого не произошло. Зато время так мило пробежало в разговорах с князем Раулем Палном.

Взгляд королевы с благодарностью скользнул по присутствующим и остановился на одном из мужчин, который все время до прихода Артура поддерживал разговор и веселил женщин, рассказывая им веселые истории.

– Очень признателен, достопочтенный Рауль, за ваш поистине геройский поступок, – поклонился мужчине молодой монарх.

– Да что вы, милорд, – немного покраснел князь, – я просто выполнял свой долг джентльмена, составив компанию оставшимся в одиночестве столь прелестным женщинам.

Благородный Рауль Палн, получив свой титул в наследство от предков, никогда не зазнавался и не ставил себя выше остальных, и всегда достойно и сдержанно вел себя в обществе равных. Это был высокий немного худощавый мужчина с длинными усами, небольшой остроконечной бородкой и веселым, добродушным взглядом живых глаз. За почти полувековую жизнь этот на первый взгляд мягкотелый человек участвовал во многих войнах, будучи предводителем отрядов дружинников и вассалов. Благодаря храбрости и отваге Рауль был приближен ко двору нового государя.

Артур зорким взглядом окинул собравшихся у ворот всадников и всадниц. Около сорока человек сегодняшним утром решили принять участие в прогулке и приняли приглашение короля, явившись во дворец. Здесь были графы и герцоги, князья и бароны, генералы и купцы – в общем те, кто, как говорится, правит балом в этом мире.

Площадка перед воротами пестрила от буйства красок: красные, золотые, сиреневые шапочки дам великолепно сочетались с шитыми золотом мундирами афлотских военных. – Да… – подумал Артур, – они не знают еще о грядущей войне, не ведают, что уже завтра с утра начнется подготовка к битве, и многие из этих генералов уйдут в горы и за Зубастый хребет, а красующиеся франты начнут перестраивать хозяйства на военный лад. Пусть они и не пойдут на фронт, но некоторая доля победы будет и их заслугой. Они займутся содержанием легионов, будут ковать тяжелый меч возмездия в тылу. Пусть они в последний раз пройдут по городу в нарядах, которые уже через пару часов на неопределенное время придется убрать в сундуки.

– Ну что, господа? – Прервав раздумья, твердым голосом произнес король. – Пора, наверное, и выдвигаться – природа ждет нас.

Как по команде все, кто находился вне седел, с легкостью бабочек вспорхнули в них, натянув уздечки и собравшись пришпорить коней. Два гвардейца из полуцентурии сопровождения подошли к Артуру, ведя под уздцы его коня, оставленного им чуть ранее для разговора с матерью. По взгляду короля они всё поняли и, вскочив на лошадей, поскакали к воротам, чтобы предупредить горожан о выезде государя и опасности попасть под копыта процессии, иногда ведущей себя не очень-то аккуратно.

– Пора, – тихо сказал Артур, направляя коня к выходу из дворцового комплекса.

Гуськом, в сопровождении солдат, величественное шествие не спеша двинулось к мосту в город, радующий глаз любого, кто хоть раз попадал в границы его крепостных стен. Широкие улицы тянулись от ворот к городскому центру, которым считалась площадь напротив выезда с моста. Над площадью возвышался роскошный дом городской управы, соседствовали с которым множество других великолепных сооружений.

Много парков и садов разбили правители Афлота в своей любимой столице для услады глаз и отдыха горожан. По приказу одного из правителей несколько веков назад все торговые лавки, кроме лавок товаров первой необходимости, были вынесены за городские стены, освободив тем самым улицы от торгового мусора и шума. Ремесленные мастерские перенесли в один район, к северным воротам, создав при этом Рабочие и Торговые слободы. Как и в любом столичном городе, широкие центральные улицы занимали особняки богатых горожан. Трех-, четырехэтажные, с высокими колоннами и огромными окнами дворцы, строгими и одновременно богатыми фасадами украшали город, придавая ему некий шик и благородность. Мощеные камнем тротуары постоянно были полны гуляющими в великолепных нарядах и костюмах парами, а по мостовой то и дело, стуча колесами по брусчатке, проносились дорогие экипажи.

Ближе к крепостной стене элегантность и красота строений уменьшалась; начали попадаться простые одноэтажные каменные домишки, утопающие в зелени уличных насаждений и внутренних садов.

Около двадцати минут богатый караван двигался по широкой улице к Западным воротам, стуча подковами о камни и весело болтая о всяких пустяках. Сразу за городской стеной открывалась стена могучего леса, который, словно межа в поле, пересекал Туманный тракт, названный так в честь постоянных туманов, стоящих над ним в ранние утренние часы.

Как ни странно, но, несмотря на яркое солнце, туман над вымощенной камнем дорогой стоял и сейчас, скрывая макушки вековых елей и сосен. Туманный тракт тянулся далеко на запад, пересекая лес; на противоположном его конце раскинулся городок, знаменитый своими веселыми ярмарками. До него скорым конным шагом было не более пяти часов, но наши герои не собирались туда: цель их поездки располагалась намного ближе, всего в нескольких лигах от столицы.

Кони неторопливо постукивали копытами по каменной кладке дороги, увлекая своих седоков все дальше и дальше от городских красот, но никто из всадников не пугался леса и не страшился заблудиться в чаще, подвергнув себя опасности никогда не увидеть больше величественной красоты Арфина. Каждый из присутствующих уже не единожды проделывал подобные путешествия, которые доставляли море впечатлений и радости изнеженной городской душе.

– Государь, – подъехал к Артуру полуцентурион, командующий отрядом сопровождения, – в каком месте мы свернем в лесные пределы? Полуцентурион уже не раз сопровождал короля и досконально знал все участки приближенного к столице леса. В свои молодые годы он не раз был в боях, где заслужил расположение начальников и был рекомендован на службу в личную гвардию короля. Начав карьеру в годы войны с карбезами, восемь лет назад, простой деревенский парень, родившийся в предгорных долинах Рубежных гор, прошел путь от легионера до полуцентуриона одного из лучших легионов в государстве.

– Ивлин, – повернулся король, – поехали через Радужный водопад.

– Государь, – испугался солдат, – что-то мне подсказывает, что не стоит ехать этим путем: дорога там неровная, каменистая, да и тропа узкой лентой идет вдоль утеса, мы не проедем там такой большой процессией.

– Ивлин, – улыбнулся король, – разве впервой нам идти такими тропами? В горах во время прошлой войны мы хаживали дорогами похуже, да и отряды бывали побольше.

– Мой король, – настаивал солдат, – утром мне доложили, что в этом районе были замечены всплески чужеродной магии.

– Да? – Удивился государь. – Это кардинально меняет дело! Мы непременно пойдем этим маршрутом! Надо же, в конце концов, узнать, кто и что там колдовал.

– Но государь… – сделал последнюю попытку Ивлин.

– Все! – Грозным голосом, но с некоторой искоркой лукавства в глазах прервал речь полуцентуриона Артур. – Никаких «но»! Я желаю проехать по этой тропе. Да и тебе этот опыт пригодится, как одному из руководителей моей охраны. Практикуйся в горной езде и смотри в оба.

– Слушаюсь, государь, – склонил голову собеседник, – разрешите расставить охрану.

– Делай, как считаешь нужным, – улыбнулся король, отбросив маску суровости, которую он, честно говоря, сам не сильно любил.

Не отвлекая более короля, Ивлин пришпорил коня и поскакал к ехавшим впереди процессии десятникам. Через несколько минут десятники перегруппировали своих солдат, перебросив по полтора десятка в арьергард и авангард и по одному на фланги.

– Что это такое? – поинтересовалась одна великосветская дама, обращаясь к ехавшему рядом с ней седовласому генералу. – Почему солдаты перераспределяются?

– Не знаю, сударыня, – пожал плечами бравый генерал, заслуживший чины и награды в войнах Афлота, – скорее всего, мы меняем маршрут.

– Десятник! – окрикнул он проезжавшего рядом солдата. – Что за движение в охране?

– Мой генерал, – вытянулся в седле воин, – государь решил ехать через Радужный водопад, а наш полуцентурион предполагает, что эта дорога небезопасна, поэтому мы и едем в полной готовности.

– Ах! – вздрогнула дама. – Что же надумал Артур, это очень опасная дорога! Я как-то проезжала по ней и чуть не упала с тропы в озеро, раскинувшееся внизу под горой.

– Не бойтесь, сударыня, – успокоил её генерал. – С нашим королем нам можно ничего не бояться. Вы знаете, как он пробирался козьими тропами во время прошлой войны с карбезами?

– Нет, – захлопала большими ресницами дама, предвкушая продолжительный и, скорее всего, интересный рассказ.

– Так вот, почти девять лет назад… – начал генерал.

– Поворачивай! – Раздался громкий крик полуцентуриона. – Движемся к Радужному водопаду, привал после прохождения горной тропы, всем быть осторожнее.

– Ах, – разом вздохнули несколько женщин, – какой красивый вид открывается с этой тропы!

– Да, – отозвался кто-то из мужчин, – не только красивый, но и опасный, держитесь ближе друг к другу.

Караван свернул с широкого Туманного тракта на довольно просторную дорожку, по которой могло проехать несколько конных рядом. Кроны могучих деревьев сплетались ветвями чуть выше роста привставшего в стременах всадника, образуя живую зеленую галерею. Солнце пробивалось сквозь изумрудную листву, освещая её и резвясь в капельках осевшей росы. Десятки голосов диковинных птиц наполняли воздух, сливаясь в одну единую, радующую слух городского жителя песню. Запах цветов и лесных трав кружил головы путешественников, опьяняя и сводя их с ума. Разговоры невольно зашли о красоте окружающих мест.

– Мой государь, – обратилась к Артуру Амелин – вдовствующая королева. – Скажите мне, что беспокоит вас всю дорогу?

И правда – на сей раз король был довольно хмур и задумчив. Не было прежней радости, какую обычно пробуждали в нем подобные прогулки.

Из его головы не выходило полученное утром донесение от разведчиков, что просматривали ущелья Зубастого хребта.

– Как же там генералы, успеют ли вовремя собраться на совет, – не переставая хмуриться, думал Артур. – Что же предпринять, как защитить пределы страны от войск врага? По данным разведки, на этот раз нам будет противостоять могущественная армия. Отряды карбезов растянулись на много лиг по телу Зубастого хребта. У нас есть всего несколько дней, но что мы сможем сделать за это время? Как мы перебросим легионы на восток? Допустим, у нас будет еще пару дней, которые подарят нам воины трех восточных легионов, что стоят вдоль хребта, да еще манипул эльфийских стрелков окажет некую поддержку. За три дня около восьми легионов из центральных провинций подойдут к рубежам второй линии обороны.

Король вздохнул. Он вспомнил войны прошлых лет, когда на крутых горных склонах под шквалом вражеских стрел его воины шли, прикрываясь щитами, в страшный бой.

– Нет, – подумал он. – Не стоит сейчас вести войну в горных районах. Хорошо закрепившихся карбезов не выбьет со склонов даже десяток легионов. Надо пропустить врага в равнинные районы – пусть он углубится на три-четыре лиги в наши земли, не догадываясь о том, что мы знаем о его приближении, дойдет до лесов, а там уж мы его встретим.

– Государь, что с вами? Сынок, что с тобой? – испуганно повторяла Амелин. – Что с тобой, сынок?

– А, что?.. – Встрепенулся Артур. – Что ты сказала, мама? Прости, я немного задумался и не расслышал твоих слов.

Королева улыбнулась уголками губ:

– Понимаю, сын мой. Государство превыше всего.

Она на минуту задумалась, полностью погрузившись в какую-то внезапно возникшую мысль.

– Твой отец тоже думал о делах в любую свободную минуту.

– Да, мама, – пришпорив коня, пытавшегося завернуть к обочине дороги, и направляя его по прежнему маршруту, ответил король. – Я помню это в отце. Но здесь совсем другое дело.

Лицо женщины тревожно изменилось.

Амелин в свои пять десятков лет выглядела замечательно, под стать молодой красавице. Черные, не тронутые сединой волосы легкими, почти невесомыми прядями спускались на плечи. Смуглая кожа лица и большие карие глаза, которые унаследовал и Артур, сверкали жизнелюбием и радостью. Амелин можно было дать едва ли тридцать лет, а ее небольшой рост в сочетании с тонкой, почти эльфийской фигуркой сводили с ума всех мужчин в королевстве. Королева была очень похожа на свою невестку, молодую Анну. Те же темные волнистые волосы, небольшой рост, смуглая кожа и тонкая, удивительно красивая фигура. Лишь глаза отличали двух красавиц королевской фамилии: в отличие от больших карих очей Амелин у Анны глаза были цвета чистого лесного озера – зелено-голубые. Именно они шесть лет назад поманили своей глубиной молодого государя и навеки связали короля и красавицу единой судьбой.

Многие часто сравнивали двух королев, говоря о необычайном их сходстве. Кое-кто даже шутил, будто Амелин и Анна – мать и дочь, или даже две сестры.

– Что же произошло? – испуганно посмотрела на сына Амелин.

Артур молчал, но по его грустным и полным тревоги – нет, не страха, а именно тревоги! – глазам королева поняла, что произошло нечто ужасное, и именно это ужасное заставило её отважного сына задержаться утром с выездом, а сейчас ехать мрачнее тучи.

– Ну говори же наконец! – шептала мать, пытаясь не привлекать внимание веселящейся и что-то оживленно обсуждающей публики.

– Мама, – начал Артур твердым голосом, – обещай, что раньше времени ты никому ничего не расскажешь.

Глаза матери наполнились еще большим страхом, пальцы крепко сжали поводья, будто они норовили выскочить из ловких рук королевы.

– Хорошо, сынок, – дрожащим голосом ответила она.

– Сегодня рано утром ко мне прилетел гонец от легатов первой линии защиты, что у Зубастого хребта. Он принес плохие вести. Очень плохие.

Артур невольно замолчал, оглядываясь по сторонам и проверяя, не подслушивает ли кто-нибудь их разговор, но всё было спокойно – окружающие мило беседовали друг с другом, размеренно покачиваясь в седлах, а солдаты пристально всматривались в лесную глушь.

– Орды карбезов двинулись по тайным тропам хребта на Афлот! – скороговоркой выпалил он. – Через два-три дня первые отряды перейдут горы и вступят в бой с нашими легионами. Война, мама… Грядет война, и на этот раз всё будет серьезнее, чем восемь лет назад.

Амелин не сказала ни слова, лишь побелела кожа на ее лице, а взгляд замер на какой-то точке вдалеке.

– Пока никто не знает, – продолжил молодой правитель, – но генералы уже готовятся к совету, восточные легионы приведены в готовность номер один, а в восточных провинциях Урук, Урхан и Уруш объявлено военное положение, которое вступит в силу в полдень. В три часа дня начнется мобилизация сначала пяти, потом еще десяти легионов. Думаю, через три дня у границ Урхана мы сможем собрать до десяти легионов.

– Но, но… – запинаясь, проговорила Амелин, – восемь лет назад Артин и ты наголову разбили проклятых врагов. Разве могли они так скоро оправиться от поражения?

– Я сам не могу понять этого, но факт налицо. Несколько десятков тысяч, а может и несколько сотен тысяч карбезов втайне пробираются к рубежам Афлота. Война неизбежна.

– Внимание! – Разнеслось над дорогой. – Подходим к горной тропе.

Голос полуцентуриона громко и четко звучал над путешественниками, указывая последним, как им необходимо действовать.

– Через минуту после поворота за большой камень выстраивайтесь в одну колонну – впереди опасная дорога.

– Прости, мама, – закончил Артур. – После возвращения в Арфин зайди в Рубиновый зал на совет. Там ты узнаешь больше.

Не говоря ни слова более, Артур пришпорил коня и, обгоняя друзей, прямиком направился к скачущему впереди Ивлину.

– Да, – задумалась Амелин, – о великие боги Семиземья, дайте моему мальчику силы выстоять в это трудное время.

Между тем, по мере приближения к Радужному водопаду, ландшафт неумолимо менялся. Ровная равнинная дорога, так радовавшая путников и их лошадей, начала превращаться в усеянную камнями и ведущую под откос тропу. В этих местах рельеф был иной, чем в окрестностях столицы. Поверхность земли медленно, но уверенно опускалась вниз, образуя низину, поросшую густым, не оскверненным присутствием человека лесом. Такая безлюдность объяснялась довольно просто: лет двести с небольшим назад правящий в те времена предок Артура запретил делать что-либо с лесами западнее Арфина на много лиг вокруг. За прошедшие столетия здесь возник великолепный девственный заповедник – излюбленное место прогулок венценосной семьи и аристократии Афлота.

Как уже говорилось, равнина тянулась от самой столицы, медленно снижаясь. Около водопада начинался резкий спуск, переходящий снова в равнину, раскинувшуюся на много лиг к западу и далее разраставшуюся в Брунульское плато.

Если идти по прямой к вершине утеса, то в один прекрасный миг земля под ногами обрывалась, образуя пропасть глубиной около тысячи футов. Впереди раскидывалась долина Радужной реки, берущей начало в сердце утеса и бегущей через Низменный лес к Граничному озеру, что у самых рубежей Афлота.

Прекрасен закат на Радужном утесе. Под грохот водопада и шелест колышущихся на ветру трав ты стоишь на краю одинокого выступа, раскинувшегося над прекрасными изумрудными лесами, и наблюдаешь, как, медленно скользя по голубому, усеянному желто-розовыми облаками небосводу, под крики парящих в вышине утесных ласточек опускается к горизонту огненно-красный, ослепительный солнечный диск. Ты стоишь, вдыхая запах вечернего леса, чуть обдуваемый ветерком, и понимаешь: здесь только ты и заходящее солнце; лишь тебе выпала честь видеть эту небесную красоту, именно тебе доверили увидеть эту сказочную картину, чтобы ты помнил ее до самого последнего вздоха. Единожды увидев подобное, ты навсегда полюбишь жизнь, как полюбил её Артур после свидания с закатом на Радужном утесе, и подобно ему пообещаешь сохранить эту красоту для следующих поколений, чтобы и они смогли насладиться ею, наполнив сердце истинной добротой и силой. Нет, не физической силой, а силой духа, во сто крат большей, чем сила тела – ведь только сильный духом способен на подвиги.

Много лет назад увидел Артур прощание солнца и закат провожаемого природой дня, много лет хранил он в сердце тепло этого момента. В тот вечер он поклялся сохранить любой ценой этот мир. И вот теперь его слову настал час исполняться, дабы сберечь прекрасный и свободный мир Афлота, мир, в котором можно легко, с улыбкой на устах смотреть на восход и заход солнца, следить за полетом мотылька и рождением цветка, возносящего свои хрупкие лепестки-руки к благословляющему на жизнь солнцу.

Тропа, по которой должны были ехать путешественники, узкой лентой тянулась вдоль открытой стороны утеса на высоте шестисот футов. Где-то на середине дорогу пересекал водопад, дающий начало многоводной реке, несущей воды из самого сердца утеса. Неширокая, но надежная тропа проходила за водопадом, чьи воды начинали движение на сто пятьдесят футов выше дороги. Здесь-то, за гладью водного потока, и должны были пройти путники, любуясь прозрачными, полными веселых радуг струями воды.

– Ивлин, – окрикнул командира охранного отряда государь. – Я вижу тревогу в твоих глазах. Ты что-то чувствуешь?

– Вы правы, мой король, – взволнованно ответил воин. – Я чувствую беду, большую беду.

– Ты прав, друг мой, – еще не вырвавшись из пут своих мыслей, негромко перебил его Артур. – Грядет большая беда…

– Нет, господин, я говорю не о той беде, что волнует ваше сердце все время нашей прогулки и будет нашей общей работой в скором времени. Я чувствую другую опасность, и она рядом с нами, здесь, в окрестностях Радужного утеса.

– Что, что ты говоришь? – привстал в стременах король. – Откуда ты знаешь об опасности волнующей меня?!

– Не знаю, – спокойно ответил воин, – я просто чувствую это. Может, какой-никакой дар от предков остался – прабабка, что жила близ озера Тур, говорят, волшебницей была.

– Что же ты чувствуешь сейчас? – взволнованно смотрел на полуцентуриона король.

– Я чувствую магию, очень искусно скрываемую, но не-профессиональную, хотя не менее опасную. – Высказал свои ощущения солдат. – Мне кажется, это маг не из наших мест, и он не один, поэтому нам может грозить опасность.

– Как, что может угрожать нам здесь? – встревожился король. – Жаль, что с нами нет ни одного мага. Хотя я и сам не обделен даром, но почему-то ничего не ощущаю.

– Государь, – убежденно и взволнованно проговорил офицер, – прошу вас, поверните назад! Не стоит ехать через водопад, нас ждет засада.

До начала тропы, ширина которой позволяла проехать лишь одному всаднику, оставалось не более шестисот футов, которые процессия проделала бы за несколько минут.

– Мой король, – уже с мольбой говорил полуцентурион. – Прошу вас, остановите отряд.

Артур с недоумением посмотрел на отважного солдата, но всё же жестом дал команду остановиться.

– Спасибо, государь! – Склонил голову Ивлин. – Разрешите приступить к делу?

– Конечно, Ивлин, действуй, – улыбнулся молодой правитель.

Королевская свита остановилась, следуя жесту своего монарха.

– Что произошло? – Зазвучали удивленные возгласы.

– Что случилось, мой государь? – Подъехал к Артуру один довольно молодой, но закаленный в боях генерал, командующий западной группой войск, в которую входили силы нескольких западный провинций.

– Все хорошо, Ахилл, просто охрана почувствовала какую-то опасность. – Улыбнулся король. – Иди, успокой дам.

– Слушаюсь, милорд, – поклонился генерал.

Процессия заворожено смотрела на действия начальника охраны, громко выкрикивающего разнообразные команды.

– Первый десятник, – кричал Ивлин, гарцуя на коне, – окружить караван и выставить щиты, приготовиться в любой момент отразить атаку и вступить в бой!

– Второй десятник – пять человек приставить к королю, пятерых отдать в подчинение первому.

– Будет сделано, полуцентурион, – зычно отвечали десятники.

– Третий: просмотреть лес на пятьсот футов вокруг, в случае опасности трубить тревогу.

– Четвертый: с пятью воинами проверить въезд к Радужному утесу! Остальные со мной, в случае опасности вступаем в бой по моей команде. Дальше ста футов от каравана не удаляться. Первый и второй – от процессии ни на шаг!

Едва прозвучала последняя команда, вымуштрованные солдаты приступили к исполнению.

– Что же всё-таки происходит? – Не умолкали светские дамы. – Как же всё это интересно!

Король тоже с нескрываемым интересом наблюдал за действиями своей гвардии, сновавшей между деревьями, прошаривая каждый куст, просматривая каждую трещинку в теле скалы.

Прошло минут десять. Артур уже хотел было отменить тревогу, но внезапно произошло нечто, напугавшее всех.

Десятник, прочесывающий лес, углубился в дебри, растущие над тропой, по которой должна была ехать свита короля, а его пятерка осматривала крутой склон горы, как вдруг невесть откуда на дороге возникло пять высоких, более семи футов в высоту существ, размахивающих кривыми мечами и кричащих что-то непонятное. В следующую секунду несколько камней, лежавших на склоне, тоже внезапно ожили и превратились в подобных уже появившимся чудовищ. Огромные волосатые руки-лапы, столь же жуткие ноги и лицо, и просторный черный балахон, опоясанный тонкой плетеной веревкой и скрывающий остальное тело, – пришельцы и впрямь казались чудовищами. Не замечая напуганной королевской свиты, существа бросились к королю.

– Третий и четвертый, – закричал Ивлин, – прочесать лес и утес! Первый и второй, мечи наголо, готовиться к бою, сомкнуть ряды!

Не колеблясь ни мгновения, солдаты сомкнули ряды, прикрывая собой короля и его окружение.

Лошади, почуяв опасность, начали волноваться, дамы охать и прятаться за спины воинов и генералов.

Артур на миг опешил от представшей перед ним картины. С двух сторон, размахивая кривыми мечами, бежали невиданные им ранее волосатые существа, на первый взгляд похожие на помесь медведя, обезьяны и человека: столь же могучие, как медведь, ловкие, как обезьяна, и жаждавшие убивать, что роднило их с человеком. Они двигались целенаправленно: ни одно чудовище даже не посмотрело в сторону свиты – им нужен был только государь.

До подхода врага оставалось не более минуты, когда Артур решил действовать вместе с Ивлином.

– Первый! – Закричал король. – Снимай оборону и уводи караван в сторону Туманного тракта. Пятерка второго отвечает головой за жизнь королевской семьи. Генералы, охранять дам. Выполняйте приказ!

Десятники, не колеблясь ни секунды, сняли оборону, и уже через несколько мгновений, окружив королевскую свиту, двинулись галопом в обратный путь.

– Король! – Подлетел раскрасневшийся Ивлин. – Вам надо тоже уходить с караваном. Уезжайте, пока есть время!

– Нет, – усмехнулся Артур, вынимая из ножен своего старого товарища – клинок. – Они хотят моей крови, а мой меч желает узнать, что за кровь течет в их жилах.

– Пятерых к королю, – крикнул полуцентурион, – и… К бою!

Два командира, подняв мечи над головой, во главе маленького войска двинулись с воинственным криком на врага.

Около десятка существ скрестили мечи с двумя десятками лучших воинов Афлота, не страшащихся сражаться даже с горными троллями далеких северных земель.

Зазвенели встретившиеся мечи, посыпались искры, высеченные мощным соприкосновением стали. Чудовища взвыли: они не ожидали такого упорства от хрупких и мелких людишек, защищающих своего повелителя.

Зверский рев, смешанный с воинственными криками защищающих государя гвардейцев и звоном мечей, разнесся над некогда мирной поляной.

Бой шел уже несколько минут, но жертв не было ни с одной стороны, ни с другой. Казалось, что-то или кто-то постоянно подпитывает силы чудовищ. К воинам же короля начала приходить усталость: лишь огромными усилиями они сдерживали натиск врага, отбиваясь от огромных кривых мечей и защищая себя от смертельных ударов.

– Ты умрешь, – раздался страшный, холодящий кровь голос, отражающийся от каменной стены утеса. – Ты умреш-ш-шь…

Артур оглянулся. Его воины все так же упорно вели бой, не обращая внимание ни на что другое. Видимо, только он в этот миг услышал шипящее обещание смерти – видимо, только к нему обращался таинственный враг.

Кони, оказавшиеся в сердце битвы, не выказывали ни капли страха. Можно было подумать, что, подобно своим хозяевам, каждый из них прошел не через один бой с жуткими существами, закалившись в сражениях и не страшась случайной гибели.

Краем глаза Артур заметил, как со стороны утеса галопом несется пятерка воинов, выполнивших задание и спешивших на помощь товарищам.

– Во имя короля – во славу Афлота! – услышал громогласный голос десятника Артур.

– Во имя короля, во славу Афлота! – подхватили гвардейцы и с новой силой бросились на врага.

– Во имя короля! – раздался над ухом голос Ивлина, который в мгновение спрыгнул с коня и, свернувшись калачиком, бросился под ноги одного из чудовищ.

На секунду существо, атакующее полуцентуриона, потеряло его из виду и остановилось в недоумении, немного опустив меч. Этого мгновения хватило командиру, чтобы одним взмахом перерубить обе ноги чудовищу и нанести последний смертельный удар в шею, отсекая голову от тела.

Вторым подобный трюк проделал Артур. Необычайной силы движением он откинул меч противника и, оттолкнувшись в стременах, всем телом прыгнул на существо. Крепкие руки короля мертвой хваткой впились в шею, покрытую толстой черной шерстью. Сквозь неё пальцы Артура нащупали теплый пульсирующий ствол артерии. Легким движением небольшого кинжала, выхваченного за долю секунды из-за пояса, он молниеносно полоснул по горлу. Кровь фонтаном вырвалась из раны на черную шерсть врага и ручейком побежала по телу. Артур увидел, как округлились большие жуткие глаза, как могучие лапы выпустили тяжелый меч и с последней надеждой попытались закрыть, хотя бы руками, смертельную рану. Мгновение, и король встал уже перед новым врагом, сражавшимся с двумя гвардейцами одновременно. Битва продолжилась.

Звон железа и яростные крики сражающихся нарушали тишину векового леса. Птицы и звери давно покинули злополучную поляну, позволив высшим существам в одиночестве решать свои насущные проблемы.

Бой длился уже минут двадцать, а перевеса не было ни у одной из сторон. Солдаты выказывали чудеса обращения с оружием и мастерство ловкости. Они, подобно спицам на быстро едущем колесе, крутили мечами, пытаясь ослабить оборону противника и найти в ней брешь. Двадцать шесть солдат бились не на жизнь, а на смерть с восемью ужасными существами, два огромных мохнатых трупа безмолвно лежали на земле.

Один из гвардейцев, недавно вступивший в бой и еще полный сил, спешившись, подобно многим из отряда, ранил противника и пытался довершить дело, но в этот миг удача едва не улыбнулась врагу. Где-то на фланге громко вскрикнул другой гвардеец и мешком повалился наземь. Эта гибель не прошла даром для чудовищ: раненое бойцом существо получило добавочную порцию стали и с развороченными внутренностями повалилось на колени. Взмах мечом – и голова, густо поросшая шерстью, глухо упала к ногам победителя.

Теперь биться стало легче – семь против двадцати пяти, но долгий бой давал о себе знать: усталость замедляла движения воинов, их удары стали чуть слабее и медленнее. В течении минуты король потерял двух солдат, разрубленных надвое тяжелыми мечами чудовищ. Еще через минуту вышел из строя один из десятников, раненый в плечо и отступивший к лошадям.

– Если ничего не изменится, – подумал король, – еще десять минут боя – и за десятником последует половина воинов. А где десятник, посланный прочесывать лес? Что-то его не слышно и не видно. Дело принимает дурной оборот, надо брать инициативу в свои руки…

Государь одними губами начал читать какое-то сильное заклинание. Прошло несколько секунд – и голос Артура, пробуждающий силы клинка, стал громче. Над поляной раздался громкий хлопок – и меч короля, а точнее, диковинные древние руны на нем засветились мягким голубым сиянием.

Вместе с пробуждением магии меча по жилам государя побежали потоки давно не используемой волшебной силы.

Один выпад, второй, – оружие противника выбито из его лап, да с такой силой, что чудовище по инерции потянулось за мечом, на мгновение повернувшись к Артуру боком. Доли секунды хватило королю, чтобы нанести сокрушительный смертельный удар, разрубив тело врага чуть ли не пополам.

– Шестеро, – мысленно подсчитал Артур, – еще шестеро.

В этот момент левее короля и сражающегося рядом с ним Ивлина раздался короткий крик, и ещё один солдат упал мертвым, пораженный тяжелым мечом чудовища.

– За Афлот и короля! – Закричал полуцентурион вновь, чтобы подбодрить воинов, и бросился под ноги существу, убившему только что его солдата. Прием, использованный в начале боя, сработал и на этот раз: за долю секунды чудовище припало на одно колено, так как второе было перерублено.

– Безмозглые твари, – сквозь зубы процедил начальник охраны и что было мочи рубанул мечом, направляя всю его губительную силу на мохнатую шею.

Правее Артура упал еще один сраженный воин. Тяжелый удар злодея рассек голову легионера и прошел до самой груди, забирая жизнь у славного защитника Афлота.

– Пятеро убиты и один тяжело ранен, – быстро подсчитал король, не переставая орудовать зачарованным мечом.

Первая удача волшебного клинка не прошла бесследно: враг будто наложил какую-то защиту от его чар, и Артур не мог более привести в действие колдовскую силу рунной вязи.

– Ребята, давай поднажмем, их осталось немного! – Ободряюще закричал Ивлин.

Но сила монстров, казалось, не убывала: оставшись в меньшинстве под напором превосходящих сил, неизвестные существа должны были сломаться и уступить – но выходило наоборот. С каждым убитым собратом их сила словно возрастала чуть ли не вдвое. И сейчас против пятерых стояло два десятка солдат, но бой шел на равных.

– Здесь что-то не так, – думал король, – прав был Ивлин, когда говорил, что за ними стоят маги. Достать бы их – я бы посмотрел, как поплясали бы существа.

Мысли короля прервал крик еще одного тяжело раненного солдата, которого смогли оттащить к лошадям.

– Еще один, – кусая губы, свирепел король. – Они бьют моих лучших солдат, словно поросят на бойне!

В этот момент произошло чудо, решившее исход битвы и поставившее жирную и довольно приятную точку в этой истории.

Со стороны тропы, идущей от Туманного тракта, показались несколько всадников, скакавших во весь опор. Двое из них были одеты в просторные серые балахоны королевских боевых магов. Один из них, размахивая над головой посохом с ярко светящимся навершием, в сопровождении еще пятерых проскакал мимо дерущихся и углубился в лес. Второй же, подняв к небу руки, в одной из которых горел посох, остановился в нескольких десятках ярдов от битвы.

– Ар шут… ин абдор… кар нул… ивлош, – доносились до слуха короля отдельные слова боевого заклинания.

– Ин абрун кар шон… ивлуш, – вновь услышал Артур громкий голос боевого мага, явно из его гвардии.

Маг медленно читал заклинания, делая ударение на каждое слово и выделяя звуки «р» и «ш».

Через мгновение что-то зашипело над поляной, лица солдат обдало жаром. Для чудовищ этот жар стал смертельным. Воздух задрожал, подобно поверхности встревоженной реки, и внезапно монстры, противостоящие Артуру, оглушительно взвыли и, побросав мечи, схватились за головы. Некоторые их них даже повалились на землю, пытаясь таким образом уменьшить боль. Несколько секунд длилось это буйство, которое не только удивило, но и немного напугало солдат, опустивших клинки.

Через полминуты жилы чудовищ начали лопаться, отчего поляну наполнил не только поистине дьявольский рев, но и фонтаны кипящей крови. Существа взрывались изнутри. Через секунду на траве осталось только несколько кучек плоти, совсем еще недавно бывшей бесстрашными воинами.

Наконец-то солдаты смогли перевести дух после почти получасового боя.

Немного отдохнув после сложного колдовства, маг, таинственным образом появившийся близ Радужного утеса, не говоря ни слова, помчался вглубь леса, куда несколько минут назад столь же стремительно умчался его товарищ.

Прошло некоторое время, прежде чем изнуренные битвой воины наконец-то восстановили силы, и тут же Ивлин приступил к своим основным обязанностям. Следуя его указаниям, несколько человек начали осматривать раны двух раненых товарищей, другие бережно собирали тела друзей, чтобы доставить их в столицу и предать земле, где и положено покоиться воинам.

– Пятеро убито и двое ранено, мой государь, – отрапортовал полуцентурион. – От третьего десятка нет вестей. Маги, судя по всему, прибыли с нашими солдатами из центурии боевых магов при Его Величестве. Только мне не понятно, – пожал плечами Ивлин, – каким образом они оказались здесь.

– Я бы тоже хотел это узнать, – наконец-то опуская в ножны меч, ответил Артур. – Подождем, когда они вернутся.

Тем временем два мага, таинственным образом оказавшиеся в самый разгар битвы в нужном месте, приступили к другому сражению, развернувшемуся футах в восьмистах от первого.

Десять бойцов вместе с десятником пытались противостоять невесть откуда взявшимся чудовищам, подобным тем, что бились на поляне, где так удачно успел остановиться караван короля.

Существа были как две капли воды похожи на своих собратьев, разве что поменьше ростом фута на полтора.

В битве гвардейцы потеряли одного убитым и одного раненым, и противостояли трем еще живым монстрам. Без лишних размышлений маг бросился в гущу событий и на полном скаку пустил в одного из существ сокрушительной силы молнию, от которой чудовище отлетело футов на тридцать, сломав могучей спиной довольно толстый ствол какого-то дерева. Как ни странно, тело зверя осталось целым – лишь огромный ожог указывал место попадания огненной стрелы. Два воина довершили дело, отправив мерзкое создание к его праотцам.

Второго монстра сразил страшной силы удар посохом по лохматой голове: вложенное в удар заклинание размозжило череп, раздробив его на несколько разлетевшихся в разные стороны осколков.

Третьего, последнего врага уничтожили уцелевшие воины, взяв его силой и количеством.

– Всё, – выдохнул чародей, звавшийся Коруном, – полдела сделано. Сейчас надо обезвредить главарей.

Высокий худощавый маг выглядел очень потрепанным. Со стороны казалось, что он израсходовал много сил и еле стоял на ногах. По правде говоря, после головоломной скачки к месту битвы и потребовавшего много энергии сражения это было не далеко от истины. Волшебник, если судить о его возрасте по меркам простых людей, был средних лет и владел средним уровнем магии, поэтому командование центурии магов командировало его прошлым вечером на магический полигон – поднабраться опыта в обществе наставника – престарелого Друка. Друк был магом старой закалки, много веков бродившим по земле, постигая азы волшебства, и вот уже десять лет как осевшим в Арфине в качестве учителя для более молодых чародеев. Два мага так бы и направлялись на полигон, если бы по пути им не встретился перепуганный караван государя…

– Кто вы? – немного переведя дух, спросил десятник.

– Не беспокойся, друг, мы из центурии боевых магов.

Разговор не зашел дальше, потому что у места недавнего боя появился старый Друк.

– Вы следуете за нами, нам надо обезвредить главарей! – Не церемонясь, приказал волшебник, указывая посохом на десятника, и тут же обратился к младшему коллеге: – Ты их чувствуешь?

– Да, учитель, – склонил голову Корун. – Они засели под пеленой невидения в двух сотнях футов к северу от нас и опять плетут какую-то волшбу.

– Тогда в бой! – Железным голосом с огнем в глазах сказал тот, кого только что назвали учителем. – У нас не так много времени, чтобы отдыхать. Их трое, и они не из наших земель.

– Поехали, – чуть помедлив, произнес Корун, – не стоит скрываться, они все равно знают о нашем присутствии.

Проехав футов сто, волшебник спешился, оставив коня одного, и медленно, подняв посох над головой, пошел к месту, где, по его предположению, засели вражьи маги.

Камень на посохе горел ровным светом, который с каждой секундой разгорался все ярче и сильнее.

– Ложись! – Закричал младший маг, отбивая посохом невесть откуда взявшийся огненный шар. Один, второй, третий – неисчислимым потоком хлынули эти маленькие снаряды в сторону идущих вперед магов и воинов, но что такое огненный шар для хорошего волшебника? Для искусного мага они подобны снежкам, в которые играют дети на торговой площади во время зимы – эти «снежки» любой волшебник легко отбивает рукой.

Посох Коруна начал невообразимый танец, с быстротой молнии отбивая шары, нацеленные на него и его новых товарищей. Но такой поток магии мог выдержать не каждый. Корун двигался уверенно, но довольно медленно.

Хотя скорость товарища не являлась помехой для закаленного в магических войнах Друка, он ждал ученика, плетя сложное заклинание, способное уничтожить барьер невидимости, поставленный не такими уж и слабыми колдунами, как они подумали вначале.

– Держи их, – кричал учитель, – мне совсем немного осталось!

Через мгновение заклятье было готово. Вся мощь волшебства сейчас находилась в ярко горящем камне в навершии посоха. Друк с силой махнул им, словно стряхивая с него налипшую грязь. Раздался взрыв, и яркая вспышка света на мгновение ослепила идущих гуськом вслед за магами солдат. Воздух впереди заискрился и пошел трещинами, будто бы это было стекло. Мелкие трещинки, поблескивая небольшими звездочками, паутинкой поползли в разные стороны, открывая воинам необычную картину: три маленьких, не более четырех футов ростом существа, взявшись за руки, читали заклинания и, казалось, не обращали никакого внимания на потревоживших их уединение гостей. Из центра образованного ими круга на идущих и сыпались огненные шары, утомившие Коруна.

Существа были не только малы ростом, но и отличались редкостным уродством. Большие длинноносые головы с острыми ушами и выступающим, покрытым бородавками подбородком, венчали огромные, похожие на болотные кочки прически, накрытые длиннополыми конусообразными шляпами. Кожа на руках и лице была необычного зеленовато-коричневого цвета. Большие глаза с неестественно длинными, до полуфута ресницами буравили взглядами подошедших врагов. Фигуры низкорослых скрывали просторные черные балахоны, опоясанные плетеной веревкой, похожей на пояса чудовищ. Тонкие руки были вздернуты к небесам, и по их синхронным движениям даже не искушенный в магии человек мог понять, чем они занимались в эти минуты.

– Наклони голову, – закричал Друк, пытаясь перекрикнуть гул взрывающихся огненных шаров, – я нейтрализую шары.

Корун молча повиновался, уклоняясь от пущенного учителем в сторону карликов сгустка энергии, растущего в размерах по мере приближения к цели. Этот сгусток летел впереди волшебников и поглощал магические проявления маленьких уродцев. Но стоило Коруну с облегчением встряхнуть уставшими руками, как из маленького круга неизвестных чародеев вырвалась огромная многозубая морда, бросившаяся на нежданных гостей.

Волшебник действовал мгновенно: одно движение, один взмах посоха подпитанного силой плывущего впереди энергетического облака – и огромный огненный топор, отбрасывающий в разные стороны искры и струи горячего воздуха, встал на пути чудовищной пасти. Еще один взмах, сопряженный с облегченным криком солдат – и пасть лопнула, словно бычий пузырь, надуваемый на ярмарке на потеху публике.

Не более тридцати футов осталось между врагами, когда престарелый Друк пустил в ход самое действенное из всех применяемых за сегодняшнюю битву заклинаний.

Тонкая паутинка вырвалась из камня, украшавшего его посох, и медленно, будто пушинка, упорхнула в сторону стоящих в магическом хороводе черных колдунов.

Безуспешно пытались низкорослые противостоять магии Друка, подпитанной их собственной силой; безрезультатно направляли они на паутину огромные светящиеся клинки. Незримая сеть медленно, но уверенно накрыла их собой, и тогда волшебство старого мага пришло в действие. Паутина, словно сделанная из стали, молниеносно обрушилась на карликов, прижимая их к земле и не давая возможности двигаться.

Дело было сделано: через тонкую сеть не могло пробиться ни одно заклятье колдунов. Стальные щупальца, выпущенные недавней паутинкой, оплели ноги и руки плененных колдунов, разорвав их смертоносный союз.

– Все, – выдохнул Друк, смахивая очередную капельку пота, выступившую на его тронутом морщинами лбу. – Поодиночке они не опасны. Доставьте их к королю, пусть он решает их судьбу.

Солдаты послушно связали пленных, отнявших жизни шести их товарищей и покалечивших ещё троих, но так и не выполнивших, к счастью для Афлота, своей миссии.

Спустя восемь минут два мага вместе с легионерами и пленными колдунами прибыли на поляну, где их с нетерпением ожидал отряд короля.

– Ваше величество, – обратился десятник к правителю, – лес проверен. С помощью достопочтенных магов уничтожено четыре неизвестных существа и пленено три странных карлика, творивших волшбу и управлявших этими чудовищами.

Король с нескрываемым любопытством осмотрел пленников с ног до головы.

– Я никогда не видел таких существ, – удивленно промолвил он.

– Ваше величество, это карнибулы – карлики-колдуны из Тайных земель. Они редко забредают в наши края, но если они появились здесь, значит, у них на это очень серьезные основания.

– Мой король, – подошел Ивлин, – я чувствовал магию именно этих созданий. Для чего они пришли сюда?

– Вот это нам и надо выяснить в ближайшие несколько часов, – задумчиво протянул Артур.

– Мой государь, нам пора возвращаться: солнце через пару часов будет в зените, – как бы между делом напомнил Ивлин.

Король одобрительно кивнул и обратился, наконец, к волшебникам.

– Кто вы? Как оказались в этих местах?

– Я – Друк, а это Корун, – начал старший. – Мы маги боевой центурии чародеев при Вашем Величестве. Вчера мы получили приказ следовать на магический полигон, где проводят летние учения несколько десятков магов. Сегодня утром, после того, как ваш караван вошел в лес, мы двинулись к месту назначения, отставая на сорок минут конного пути от вас. На развилке Туманного тракта и Радужной тропы мы уловили отголоски чужой черной магии и галопом поскакали за вами. По пути нам повстречалась ваша перепуганная свита в сопровождении солдат. В двух словах мы узнали о грозящей вам опасности, и, что было силы, не щадя лошадей, поспешили вперед. Что было дальше, вы сами знаете, мой повелитель.

– Прекрасно, Друк, благодарю за службу. С этой минуты ты и Корун назначаетесь в мою личную охрану и будете неотступно следовать за мной – к сожалению, работы у вас теперь будет достаточно.

Маги благодарно склонили головы и отошли к пленным.

– Выступаем! – Раздался громкий голос полуцентуриона. – По коням, пленных посадить на разных лошадей, раненых и убитых доставить в Арфин.

Через минуту небольшой отряд конных воинов покинул злополучную поляну и двинулся к Туманному тракту. Не слушая уговоров, маги усадили двух пленных на своих коней, лошадь с третьим вел под уздцы один из солдат. До Туманного тракта было около тридцати минут конного неспешного пути. Времени оставалось предостаточно, и каждый коротал его по-своему: кто-то отвлеченно смотрел по сторонам, теребя в зубах тоненький прутик и насвистывая какую-нибудь задорную мелодию; кто-то увлеченно обсуждал недавнее сражение, поминая добрым словом павших товарищей. Король же о чем-то говорил с Ивлином, от чего каждый из них периодически закатывался смехом. Только маги ехали молча и крепко держали перед собой пленников, словно зоркий сокол пойманную добычу. Карлик, которому судьба предначертала ехать одному, боязливо оглядывался по сторонам, сильно вздрагивая при любом, даже небольшом шорохе. Как оказалось, оснований на это у него было предостаточно.

Минут через пятнадцать после начала путешествия случилось нечто, потрясшее всех без исключения, в том числе и боевых магов.

Дорога в этом месте пересекала небольшую, шириной всего двадцать футов речушку. Весь караван благополучно пересек брод, не замечая никаких признаков магии. Лишь в какое-то мгновение Друку показалось, что он слышит странный шепот и чувствует тонкие нити чар, тянущиеся откуда-то совсем недалеко.

Неизвестно, что за мрачные силы повелевали судьбой карликов, но только когда лошадь с пленным, едущим в одиночестве, переходила реку, раздался пронзительный свист и сильный хлопок. Вода в мгновение ока вскипела вокруг пленника, и огромный рот, возникший из волн, в долю секунды поглотил пытающегося что-то прокричать колдуна, выбросив в воздух только его лохмотья и чистые белоснежные кости лошади. От неудачливого мага не осталось и этого.

Волшебники ничего не успели сделать. Накрыв процессию защитным куполом они, не щадя коней, помчались к Туманному тракту.

– Становится интересно, – на скаку размышлял Артур. – Кто-то хочет уничтожить меня, подсылает этих уродцев в наши земли, а теперь, когда эта затея провалилась, убивает неудачников, словно заметая следы. Интересно, интересно, – повторил он еще раз. – Каким образом враги узнали дорогу, по которой я поеду сегодня утром?

В этот момент словно молния ударила в короля: от возникшей в голове мысли его бросило в жар.

– А что, если они не знали, где я поеду сегодня утром? Что, если подобные засады стоят на всех тропах ближнего леса?

Артур придержал коня, дождавшись пока Друк не поравняется с ним, и изложил старому магу свои предположения. Волшебник выслушал короля молча, но по его глазам было видно, как напряженно он просматривает все возможные варианты.

– Вы правы, мой государь, – наконец, заговорил он, – этот вариант не следует сбрасывать со счетов. По приезду в Арфин я прикажу своей десятке прочесать лес и выяснить, был ли там еще кто-нибудь.

Тем временем процессия выехала на просторный тракт, где короля и его воинов уже больше часа ожидали взволнованные дамы и охранявшие их не менее взволнованные мужчины.

Над дорогой разнесся громкий вздох облегчения и радости за благополучный исход дела и испуганный, полный презрения к пленным шепот.

Вкратце обрисовав картину произошедшего, Артур, не теряя времени, направил свиту в город – подходило время военного совета, так необходимого в начале войны.

Минут через сорок, за полчаса до полудня, процессия въехала в ворота Арфина и галопом проследовала во дворец, пугая прохожих и городских собак. Времени было мало: до введения военного положения в восточных землях осталось менее часа.

Влетев во дворец, Артур ловко спрыгнул с коня и, поблагодарив друзей за хорошо проведенное время, распустил свиту, придержав при этом генералов и повелев им направляться в Рубиновый зал для важного разговора.

Друк куда-то пропал, потом появился, доложив о том, что патруль в лес отправлен и через пару часов выяснятся результаты осмотра. После этого чародей снова удалился, сославшись на то, что необходимо подробно допросить пленных.

Ивлин, все время находившийся рядом с королем, тоже попросил разрешения удалиться, но получил отказ.

– Нет, полуцентурион, – сурово сказал Артур, – теперь ты будешь при мне. В течение часа сдай отряд десятнику, что прочесывал лес, а его десятку пусть примет солдат, убивший монстра. После всего этого сразу ко мне.

Полуцентурион покорно поклонился и быстрым шагом направился в казармы, где приводил себя в порядок после боя отряд.

Не теряя больше времени, король быстрой походкой взбежал по ступенькам великолепного дворца и через открытую лакеем дверь прошел внутрь.

– Милорд, – раздался ровный голос Ричарда, – генералы собрались для совета. В зале ваша матушка, а также те из ваших сопровождающих, кому вы приказали явиться после прогулки.

– Спасибо, друг, – улыбнулся Артур, похлопав говорившего по плечу. – Спасибо, что всех собрал вовремя. Ты тоже присутствуй на совете.

Ричард благодарно поклонился, но, едва подняв голову, задал волнующий его вопрос: – Артур, с тобой все в порядке, эти пленники не причинили тебе вреда?

– Нет, с чего ты взял старина Ричард? – Рассмеялся король. – Все прошло удачно, моя гвардия показала, что не зря ест свой хлеб.

Не останавливаясь больше, Артур стрелой пролетел через ярко освещенные залы, ярко освещенные светом больших люстр, горящих без дыма и огня, преодолел несколько широких мраморных лестниц и оказался у дверей Рубинового зала. Внутри уже было полно народу. Генералы разговаривали с бравыми легатами, обсуждая последние новости об опасной прогулке короля.

Артур прислушался. Никто и словом не промолвился о войне с карбезами, никто даже не догадывался о теме предстоящего Совета. Те же, кому по долгу службы положено было знать о нашествии врага, молчали, не проронив ни слова.

– Молодцы, – мысленно оценил король, – честно выполняют приказы. Хотя таких, кто знал о нашествии, было не так уж и много. Всего четверо, а также Ивлин, решающий пока дела у себя в центурии.

О начале войны знал камердинер Артура, начальник внешней разведки, командующий Восточным военным округом, на территории которого ожидался прорыв, и мать короля, но по его наказу каждый из этой четверки до поры молчал.

Часы на одной из башен дворца пробили полдень.

– Все, – подумал Артур, – время пришло. На востоке объявлено военное положение, началась эвакуация населения, пора действовать. Высоко подняв голову, он гордо шагнул в открытую гвардейцами дверь, и оказался в полном людей Рубиновом зале, где вот уже несколько столетий собирались военачальники, чтобы решать судьбы страны.

Присутствующие тотчас же умолкли и стоя приветствовали короля одного из сильнейших государств Семиземья.

– Здравствуйте, господа, – произнес Артур, окидывая взглядом публику. – Присаживайтесь, разговор предстоит долгий и очень серьезный.

Зал, в который правитель пригласил своих генералов, располагался на одном из верхних этажей дворцового комплекса. Много лет назад один из королей, очень любивший драгоценные камни, пристроил к дворцу огромное здание, размещавшее множество больших и малых залов, в которых проходили не только совещания, но и различные балы и празднества. Давая залу имя в честь какого-нибудь камня, король создавал в нем убранство, полностью соответствующее имени. Были здесь Рубиновый и Изумрудный, Алмазный и Сапфировый залы, были также Коралловая и Янтарная комнаты. Стены в помещениях украшались огромными картинами с вкраплениями камней, мебель и интерьер соответствовали цвету «своего» камня, превращая зал в своеобразный большой ларец для хранения драгоценностей.

Рубиновый зал изначально создавался для совещаний военной верхушки страны. Посреди помещения стоял большой стол овальной формы, за которым сидели присутствующие. Во главе стола располагалось место короля, напротив усадили госпожу Амелин.

– Милостивые господа, сегодня, в пятнадцатый день шестой луны от зимнего солнцестояния, мы собрались здесь, чтобы решить судьбу нашего государства. Велик и могуч Афлот, сильной рукой он держит в подчинении хлеборобные провинции Запада и Востока, а также богатые дарами земли провинции Севера и Юга. Много веков горит звезда Афлота на небосводе Маглендола, озаряя своим светом соседние государства. – Зал молчал, напряженно внимая словам короля.

– Много веков, – продолжил Артур, – мы спокойно возделывали наши поля и добывали руду. Много веков мы мирно растили детей и провожали к праотцам наших предков. Много веков мы противостояли тем, кто посягал на мирное течение жизни в Афлоте, карая тяжелым мечом справедливости вероломного врага. Если мы убивали – то убивали во имя жизни, во имя защиты наших мирных деревень и городов. Мы погибали, чтобы жить, чтобы могли расти наши дети и внуки, чтобы не было слез и скорби на лицах наших отцов и матерей. Мы погибали, чтобы сохранить наш прекрасный мир, чтобы росли цветы и деревья, чтобы улыбалось солнце в ласковом лоне реки, а не для того, чтобы земля страдала от боли пожара и ясный лик небесных светил задыхался от гари и смрада. Мы убивали и умирали, чтобы жить.

Восемь лет назад на наши земли напали богомерзкие племена карбезов – варваров, живущих в домах из лошадиных шкур посреди дикой степи; людей, пьющих кислое молоко и питающихся сырым мясом; дикие племена, подчиненные воле сумасшедших вождей и служащих орудием в руках колдунов. Восемь лет назад орды кочевников перешли высокие горы Зубастого хребта и вторглись в пределы Афлота. Неимоверными усилиями, ценой жизней десятков тысяч афлотцев и семиземцев мы смогли отбросить их за хребет. В этой войне погиб мой отец и ваш король, – Артур со вздохом посмотрел на мать и продолжил: – Мы не двинулись дальше за хребет. Все говорило о том, что восстановление после поражения займет у дикарей не менее трех десятков лет, но… – Король выдержал паузу, всматриваясь в лица своих генералов. – Но мы ошиблись.

Артур замолчал и взглядом позволил Владину, начальнику внешней разведки, продолжить доклад.

Генерал Владин Врут был на хорошем счету. Без малого два десятка лет, еще со времен правления покойного отца Артура, он занимал свой пост, постоянно и детально информируя короля о событиях за пределами Афлота. Среднего роста и богатырского телосложения, в свои пятьдесят лет генерал имел пышные, чуть тронутые сединой усы и столь же богатую шевелюру. Сегодня он предстал окружающим в обычном, не защищенном латами и доспехами мундире – легких синих штанах и такого же цвета куртке, украшенной знаками отличия и шевронами внешней разведки. На его бедре чуть покачивалась, ударяясь о ногу, золотая наградная сабля – новое, недавно введенное в кавалерии оружие. Ноги генерала украшали тонкой выделки черные, блестящие на солнце сапоги.

Владин Врут встал, легким поклоном поприветствовал окружающих и продолжил доклад.

– Господа, восемь лет назад мы ошиблись. Ошиблись в сроках. – Его голос медленно, подобно спокойной равнинной реке, разливался по залу.

– Карбезы, опередив все мыслимые и немыслимые прогнозы, намного раньше восстановили и даже приумножили силы. Сегодня ночью, во время очередного ночного патрулирования горных перевалов, в одном из ущелий наши разведчики обнаружили некое движение, не свойственное этим местам и этому времени года. Подступив ближе, воины увидели страшную картину: не страшась ничего, сотни кочевников в полном боевом облачении следовали по горным тропам. Пропустив несколько сотен солдат, наши разведчики передислоцировались на возвышенность и ужаснулись еще больше. По их примерным подсчетам, около тридцати тысяч вооруженных карбезов сейчас направляются в сторону провинции Урхан. И с большой вероятностью их число будет увеличиваться. Полученная информация была моментально доставлена государю. До вторжения кочевников в пределы Афлота, скорее всего, остается не более трех дней.

Сидящие потрясенно молчали: никто не ожидал войны, тем более так рано. Впрочем, дела обстояли не так уж и плохо – почти все генералы имели опыт ведения боевых действий с племенами захребетских кочевников.

Снова встал государь.

– Почти двадцать минут назад в первой линии восточных провинций объявлено военное положение. Земли второй линии готовы объявить его же в любую минуту. Через два с небольшим часа начнется мобилизация.

Артур снова осмотрел зал, вглядываясь в лица своих генералов, в голове каждого из которых с неимоверной быстротой крутились мысли, напрямую или косвенно связанные с предстоящей войной.

– Генерал Луций Строн, – обратился король к одному из сидевших за столов воину. – Как обстоят дела в армии?

Могучий, богатырского телосложения мужчина в белом с легкой позолотой мундире тихо поднялся с места.

С давних пор Афлот был поделен на военные округа, в каждом из которых находился свой военный начальник, подчиняющийся военному командованию и лично королю. Помимо королевских войск, личная небольшая армия, состоящая из дружинников и вассалов, имелась у каждого более-менее крупного аристократа.

Луций посмотрел на короля, потом окинул взглядом сидевших вокруг стола военачальников и начал свою часть доклада.

– Мой государь, во всех шести военных округах Афлота насчитывается четырнадцать полных, полностью укомплектованных легионов. Это мало, так как даже восемь лет назад в нашем распоряжении было более тридцати регулярных и примерно пятнадцать союзных легионов. Правда, тогда нам противостояло три сотни тысяч карбезов… – После этих слов Луций сделал паузу. – Сегодня же мы не знаем о точной численности врага, поэтому в отведенный провидением краткий срок должны сделать всё возможное, чтобы собрать силы, способные остановить карбезов. Как вы знаете, четыре полных легиона сейчас находятся за пределами страны и, пожалуй, нет смысла их вызывать. XVIII Горный легион луну назад отправился к западным предгорным районам Тильвера, чтобы усмирить взбунтовавшееся племя троллей, и в Арфин они не вернутся раньше, чем через две недели. XV Грозный легион три луны назад отправлен в Гладлен – помогать правящему двору противостоять нашествию Заокраинных пиратов. XVI Смелый и XVII Гордый легионы были направлены на юг Королевства Морин – сражаться с теми же пресловутыми Заокраинными пиратами, мародерствующими в едва оправившемся от революции молодом государстве. Таким образом, мы имеем в рубежах Афлота всего десять легионов, причем Первый Королевский непосредственно в Арфине.

– Сколько войск у нас сейчас за Тихой рекой? – Громко, чтобы расслышали все, уточнил король.

Отвечать на его вопрос поднялся Кросс Марин – командующий восточным округом.

– Во вверенном мне округе, куда входят земли трех провинций и граница вдоль Зубастого хребта, включая владения эльфов в Громком лесу, тянущаяся на шесть дней пути, расположено три полных легиона – по одному на провинцию. То есть на этом участке всего восемнадцать тысяч мечей. В Тувийской и Веронтской провинциях стоит еще один легион. У Громкого леса – когорта эльфийских стрелков, оказывающая помощь нашим войскам. Таким образом, до реки Тихой мы имеем около двадцати пяти тысяч клинков, не считая дворянского ополчения.

– Да-а, – задумчиво протянул король. – Всего четыре полных легиона на границу длиной в шесть дней пути… И при этом мы не знаем точно, где ждать прорыв.

– Ваше величество, – поднялся молодой генерал – судя по знакам на нашивках, первый помощник командующего Заглубокоозерным округом. – Войска нашего округа находятся сейчас в местечке Бладон, всего в сутках пути от Веронта. А это, как вы понимаете, еще два легиона.

– Да, я понимаю, – подтвердил король. – Итого вблизи линии фронта всего шесть легионов.

– В шести днях пути один легион Южного округа, в Западном округе один легион и в нашем Центральном два легиона, – дополнил подсчеты Артура Луций. – Если выступить сейчас, то дней через пятнадцать будем в Урхане.

– В том то и дело, – горько ухмыльнулся король, – что в пятнадцати днях пути. Меняя коней, мы сможем добраться во Веронта разве что за неделю – полторы. Итак, Луций, что мы имеем?

– Имеем шесть легионов регулярных войск и несколько тысяч дружинников графских замков – точное их количество озвучить сейчас нет возможности. Через сутки мы можем мобилизовать до четырех легионов в заречных провинциях и столько же в Заглубокоозерном округе. Таким образом, к открытию боевых действий под знаменами Афлота у первой линии обороны мы в состоянии собрать до десяти легионов и тысяч десять-двадцать графских дружинников.

– Это уже лучше, – задумчиво произнес король.

– Ваше величество, – встал Ахилл Архин, – в течение трех дней я смогу мобилизовать на территории Западного округа до шести легионов из числа опытных, закаленных в прошлой войне солдат. Через три дня все семь моих легионов маршем выйдут в назначенный для сборов район, далее мобилизация будет проходить медленнее, но еще легионов шесть в течение двух недель мы можем предоставить, благо оружия и снаряжения у нас вдоволь.

– Ахилл, – обратился к генералу король, – через сколько дней вы будете в Бладоне?

Командующий на минуту задумался. До Тихой реки дорога была не близкой – считай, через всю страну.

– Дней через восемнадцать мы всеми легионами подойдем к городу. Остальные подтянутся уже через пару недель, – отрапортовал он.

– Значит, на мобилизацию нам надо не менее пятнадцати дней, – задумчиво произнес Артур, – и это мы поднимем только первую очередь легионов.

Слово снова взял Луций Строн:

– Ваше величество, основные силы Западного, Центрального и Южного округов подойдут к Тихой реке не ранее чем через неделю-две после начала боевых действий. Легионы соседних провинций будут в Веронте дня через три-четыре после начала войны.

– Значит, – заговорил король, – иного выхода, как ждать подхода основных сил и держать оборону тем, что у нас есть, не имеем.

Все дружно закивали головами.

– Ну что ж, господа генералы, тогда настало время решительных действий. Нам нужно не менее тридцати – сорока легионов, причем не менее десяти – уже к началу войны.

– Будут, ваше величество. За три дня мы поставим в строй пять-шесть легионов в двух Заречных округах.

– Итак, будем тянуть время, пока не подойдут оставшиеся легионы, – подытожил король. – Через несколько часов я вылетаю на передовую. Командующим округами вылететь в свои штабы и лично руководить сбором. Затем, после мобилизации, с войсками выступать в Бладон и Веронт. Южным и Западным подходить к Бладону, Центральным к местечку Дубы. Заозерному и Тувийскому собраться у Веронта. Мобилизованным в первую волну – двигаться в Урхан. Так мы обеспечим резерв за рекой в случае чрезвычайного положения.

– Кросс, – обратился к генералу Артур, – нам с вами выпало самое трудное: подготовиться принять первый удар.

Артур замолчал. Над залом повисла напряженная тишина: каждый обдумывал, как будет выполнять поставленные королем задачи.

– Есть у кого-нибудь вопросы? – посмотрел на собравшихся государь.

Вопросов не оказалось: присутствовавшие на совете очень хорошо знали свои полномочия и осознавали поставленные перед ним задачи.

Четыре командующих округами должны были позаботиться о мобилизации, их штабы – думать о вооружении и питании новых солдат Афлота. Задачей Луция Строна была координация действия округов и центра. Владин Врут нес ответственность за информационное обеспечение ставки короля, переносимой в Урхан. В общем, каждый отлично понимал, чего ожидает от него отечество и государь. Генералы, оставшиеся без дела после победы в прошлой войне и не знавшие, чем себя занять в мирное время, вновь получали легионы и звания легатов – не менее, а, может, даже более почетное, чем генерал. Конечно, легатами становились не все генералы: король выбирал лишь относительно молодых – тех, кто способен будет повести за собой солдат в бой. Остальным же предстояло разрабатывать операции при штабах и руководить решением хозяйственных вопросов.

– Думаю, – встал с места Артур, – раз вопросов больше нет, то, да благословят нас боги, увидимся на передовой.

Закончив речь, король вышел из зала, оставив генералов в одиночестве. Совещание длилось чуть более часа, но исполнительный Ивлин уже давно поджидал вызвавшего его повелителя.

– А, друг мой, это ты, – подошел к вытянувшемуся в струнку солдату Артур. – Как обстоят дела в твоей полуцентурии?

– Все хорошо, государь. Раненые доставлены в лазарет, тела убитых переданы родственникам. Новый полуцентурион возглавил вверенный ему отряд.

– Молодец, солдат, – похлопал бойца по плечу король. – Полуцентурия тебе больше не понадобится. Принимай манипул моей личной охраны – отныне ты первый центурион и центурион личного манипула государя.

Ошарашенный Ивлин только и мог, что удивленно-преданным взглядом смотреть на командира.

– Да-а… – про себя подумал Артур, – побольше бы таких бойцов: с ними и в огонь, и в воду, а, может, даже и дальше можно идти.

– Как ты уже знаешь, – начал король, – сегодня началась война. Через пару часов я вылетаю в Урхан. В арсенале Арфина есть чуть более двух сотен метлолетов, привезенных нашими магами из далеких Заседогородских земель. Конечно, было бы замечательно посадить на них пару легионов, но, – усмехнулся Артур, – у нас их всего две сотни. Зачем я это говорю? А затем, что с началом войны я решил сформировать личный манипул отборных воинов, подобных тем, которые утром сражались с порождениями черных карликов. Этот манипул будет оснащен метлолетами – его воины всегда должны быть при мне. И тебе, Ивлин, я поручаю сформировать этот отряд из лучших воинов лучшего в Афлоте первого Королевского легиона.

– Служу вашему величеству! – Громко, на весь коридор выкрикнул Ивлин.

– Полно тебе, полно, – засмеялся король. – Теперь ты – первый командир нового летного вида войск. Назовем его бойцов… ну, положим, летунами. Манипул летунов – звучит неплохо. Правда, доселе только маги летали на метлолетах, но ничего, когда-нибудь надо и людям начинать. Приступай к выполнению задачи. У тебя есть два-три часа – затем мы вылетаем в Урхан.

Ивлин, потрясенный столь высокой честью, нежданно-негаданно свалившейся на него, подобно быстроногому гепарду бросился в казарму, чтобы собрать новый отряд из лучших солдат страны.

Едва центурион скрылся за поворотом коридора, к Артуру подошел Друк.

– Ваше величество, мои маги прочесали лес и обнаружили много интересного. Как вы и предполагали, черные карлики были не одни. По меньшей мере, еще четыре группы, подобных плененной, действовали на тропах Низменного леса. Как и первая, они готовили засаду. Но, узнав о провале товарищей, карлики исчезли. Видимо, посредством магии улетели куда-то в сторону восточных провинций и сейчас, скорей всего, уже находятся где-то над Кинтиром. И еще одно, – выделил эти слова маг. – Как я и предполагал, после провала группы карлики попытались уничтожить наших пленников, но и эта их затея провалилась. Магия Коруна и моя сила уберегли двух. Третьего спасти не удалось – что с ним случилось, вы видели сами.

Артур стоял молча и внимательно слушал речь волшебника.

– Еще, мой король, – продолжил Друк. – К сожалению, ничего существенного пленники нам не сказали: видимо, перед отправкой в Низменный лес кто-то начисто стер из их памяти всё, что могло бы заслуживать внимание. Они помнят лишь то, что им приказали убить вас. Я приложил море усилий, но добился лишь крох информации. В их памяти осталось лишь несколько слов и картинок – что-то, похожее на «древний грот», «тайный ларец», «великая магия». Что это значит, я не могу даже предположить. На этом всё.

– Полученной тобой информации вполне достаточно, чтобы полностью восстановить картину случившегося, – задумчиво протянул король. – Но не в этом дело. Пусть наши птенчики посидят в темнице до конца войны, а мы пока займемся теми, кто их послал. Я полагаю, это вожди карбезов или те, кто стоит за ними. Друк, скажи мне: сколько магов у нас в Афлоте?

– Не знаю, государь, – извиняющимся голосом ответил Друк. – При дворе состоит около двух сотен боевых магов. Несколько десятков живет в Арфине. Ну и еще несколько сотен разбросано по стране – не считая тех, кто состоит при легионах и штабах военных округов. Всего около тысячи.

– Маловато, – не сумел скрыть разочарования король.

– Конечно, страна большая, а магов не так уж и много. Лет десять назад нас было намного больше. Дело в том, – начал углубляться в историю Друк, – что севернее Рубежных гор и Сказочного леса появился некий могущественный волшебник Николас Горенгейм. Он обратился ко всем магам Маглендола и предложил объединить разрозненные земли и государства в одну могущественную империю, способную противостоять врагу – врагу не только из числа людей и подобных им существ, но и магов, покушающихся на оплот добра и справедливости. Николас призвал всех чародеев объединиться, чтобы согнать древних колдунов и детей тьмы с земель Маглендола, освободив леса для мирных дровосеков, а поля – для трудолюбивых пахарей. Маги окрестных земель вокруг Переталя откликнулись на зов чародея и двинулись к озеру Тур, чтобы от берегов этого таинственного водоема начать великий поход на слуг Тьмы. Наши афлотские чародеи тоже снялись с насиженных мест и двинулись в Переталь, под знамена нового войска магов.

– Интересно, – удивился король. – Очень интересную историю ты мне рассказал. Как только станет поспокойнее, я обязательно свяжусь с этим волшебником. А сейчас, достопочтенный Друк, возьми десяток магов, да потолковей и таких, чтоб в бой шли, как на праздник. Пойдешь с нами за Шумную реку.

– Хорошо, мой король, – поклонился чародей, – я сделаю всё, как вы сказали.

Наконец-то Артур решил все дела первостепенной важности и мог некоторое время побыть с семьей. Не задерживаясь более близ Рубинового зала, он направился в жилое крыло, где его с нетерпением ждала молодая жена и трехлетний сынишка, нареченный Авелием.

У молодой царствующей четы оставалось не более двух часов, которые они провели так, как когда-то проводили короткие лунные ночи после бракосочетания. Они любили друг друга, любили крепко, самоотверженно и до глубины души, словно в последний раз. За несколько часов Артур и Анна много сказали друг другу. Попрощавшись с сыном, юным принцем Афлота, король после недолгого разговора с матерью удалился к своим генералам.

Государство уже жило войной. В этот безмятежный и неторопливый летний день на Указных башнях страны одновременно раздались звуки тревожных труб. Все, кто находился рядом, в один миг подняли глаза вверх, чтобы прослушать королевское обращение. Звонкие голоса глашатаев с искренним рвением и искренней сопричастностью к случившемуся зачитывали слова государя о начале войны.

Тревожное молчание повисло над страной. В городах и деревнях люди обдумывали услышанное, и каждый понимал, что с этой минуты жизнь его и его семьи изменится. Многим придется вступить в афлотские легионы, чтобы силой и кровью отстоять право на свободу для граждан, живущих на бескрайних просторах страны, издревле славившейся своим свободолюбием. Да, каждый житель Афлота до боли в сердце любил свободу – не только свою, но и тех, кто находился с ним рядом – братьев и сестер по крови и по стремлению к справедливости. Не зря Афлот никогда не был рабовладельческим государством, а его граждане предпочитали пленению смерть в честном бою. Именно поэтому воинов Афлота так уважали за смелость и бесстрашие в соседних государствах Семиземья: ненависть ко всем, кто покушался на свободу, казалось, делала легионы неуязвимыми. Любой мужчина в стране считал счастьем стоять в строю плечом к плечу с теми, кто отстаивал право на свободу своим копьем и мечом. Вот и сейчас, когда громогласные вестники войны объявили о мобилизации и формировании новых легионов, мужчины всех возрастов, попрощавшись с семьями и получив благословление отцов и матерей, надели имеющееся у многих обмундирование легионеров и бесконечными ручейками потянулись к зданиям городских и сельских ратуш, чтобы образовать центурии и манипулы нового войска. В течение нескольких дней им предстояло сформировать новые легионы и быстрым маршем двинуться на восток, чтобы кровью заплатить за право жить в свободном государстве.

– Равнение на государя! – Закричал новоиспеченный центурион отборного королевского манипула, выстроившегося в полном боевом облачении на плацу перед дворцовыми казармами.

Высокие, крепкого телосложения воины, облаченные в боевые доспехи с легкими серыми плащами на плечах, стояли перед королем. Большие боевые мечи крепились на их поясах, демонстрируя отменную силу хозяев. Длинные дальнобойные луки висели за плечами. Сам командир – молодой Ивлин – подобно своим бойцам, стоял с мечом у пояса и луком за спиной, и только позолоченный доспех, оперенный шлем и нашивки центуриона на плече отличали его от остальных солдат.

Артур медленно прошел перед строем, осмотрев каждого, кому выпала честь служить лично правителю Афлота.

– Молодец, Ивлин, – похвалил молодого командира Артур, закончив осмотр. – Настоящих богатырей подобрал. Некоторые из них, если мне не изменяет память, сражались утром вместе с нами?

– Да, государь, – подтвердил центурион. – Я в полном составе включил в манипул свой бывший отряд, а также лучших воинов Первого легиона.

– Придет время, и мы плечом к плечу встанем перед врагом в смертельной битве, – обратился к солдатам государь. – Не буду тратить много слов, но вам выпала особая, почетная и в то же время опасная миссия. Вы – ядро новой армии, армии свободы, и вам предстоит сражаться там, где судьба битвы будет висеть на волоске. Своими мечами я и вы будем вырывать победу из мерзких лап врага. Сегодня мы выступаем, и уже завтра окажемся на передовой – там, где со дня на день ударит враг.

– Готовы служить королю и Афлоту! – В один голос взревели солдаты.

– Хорошо, – с удовлетворением посмотрел на них молодой монарх. – Тогда вперед – навстречу нашей судьбе, туда, где вьются знамена победы.

Не теряя больше ни минуты, летуны вскочили на метлолеты и поднялись в воздух футов на десять. Выстроившись десятками, они ждали своего короля.

Обняв мать, поцеловав жену и сына, Артур взлетел подобно смелому соколу и вместе с манипулом скрылся в облаках. Впереди была долгая война, которой предстояло навсегда изменить жизни короля и государства. Позади – мать, любимая жена и сын. За плечами – целая империя, с надеждой и верой взирающая на своего правителя, своего короля.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Империя Маглендол (Виктор Пожидаев, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я