Правоведение. Учебное пособие (А. В. Питрюк, 2016)

Настоящее издание представляет собой учебное пособие, подготовленное в соответствии с Федеральным государственным образовательным стандартом по дисциплине «Правоведение». Материал изложен кратко, четко и доступно, что позволит в предельно сжатые сроки систематизировать знания, приобретенные в процессе изучения дисциплины; сосредоточить свое внимание на определениях и основных понятиях; составить примерный план ответов на возможные экзаменационные вопросы. Это издание не является полноценной заменой учебника для получения фундаментальных знаний, но служит прекрасным пособием для успешной сдачи экзаменов. Для студентов высших учебных заведений.

Оглавление

  • Предисловие
  • Раздел I. Государство и право: общая характеристика
Из серии: Краткий курс (Юстиция)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Правоведение. Учебное пособие (А. В. Питрюк, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Раздел I

Государство и право: общая характеристика

Глава 1

Общие положения о государстве

1.1. Понятие, сущность и происхождение государства

«Государство» – понятие, известное каждому и, при этом, очень многогранное. В зависимости от вкладываемого в него содержательного смысла понятие государства может иметь позитивное или негативное звучание, использоваться в широком или узком понимании. Категория государства имеет основополагающее, системообразующее значение в широком сегменте научного лексикона, лежит в основе множества производных понятий и словосочетаний – «государственная власть», «государственный аппарат», «государственная политика», «государственная идеология», «огосударствленная экономика», «государственное планирование», «общественно-государственная корпорация», «государственно-организованное общество», «государственное учреждение (предприятие)», «государственная собственность», «государственный бюджет», «государственность» и т. п. (данный терминологический ряд может быть бесконечно большим и без особых усилий продолжен читателем).

Государство является объектом изучения во многих отраслях научного знания, соответствующие его грани исследуются в политологии, социологии, истории, психологии, теории управления, экономике и др. В содержании категории государства очень высока правовая составляющая, развитие государства и права всегда осуществлялось (и осуществляется) параллельно, в диалектической связи, подчинено общим закономерностям (отсюда и широкое распространение сочетания «государственно-правовой…» – «государственно-правовое развитие», «государственно-правовая характеристика», «государственно-правовая литература», «государственно-правовой институт» и т. п.). Поэтому и в юридической науке государство объективно и традиционно занимает заметное место, правоведение немыслимо без государствоведения. При этом в различных отраслях юридической науки анализу подвергаются отдельные аспекты государства и государственности: в теории государства – признаки, функции, форма государства; в конституционном праве – организация (модель) государства и государственной власти (источники, формы, уровни власти), характеристика основных государственно-властных институтов, отношения государства с человеком и обществом; в административном праве – организация государственного аппарата и основные институты государственного управления; в международном праве государство анализируется как основной субъект международных (межгосударственных) отношений в контексте включенности его в систему взаимосвязей с другими государствами; в гражданском праве государство анализируется как собственник, учредитель и регистратор юридических лиц и т. п. (эти различающиеся аспекты освещаются в последующих главах пособия).

Многофакторность понятия государства затрудняет однозначное выявление и формулирование сущности этого феномена (множество граней и факторов позволяет говорить и о различных сущностях государства). Нередко государство отождествляется с понятием «страна» (при таком пространственно-географическом подходе очень востребованы такие нравственные понятия, как «Родина» («Я люблю свою страну…» (= «.свою Родину, свое государство»)), «патриотизм» («Я – патриот своей Родины.» (= «.своей страны, своего государства»)). Очень часто под государством понимается государственный аппарат (а поскольку этот аппарат неизбежно ассоциируется с огромным слоем чиновников, интересы которых далеко не всегда совпадают с интересами большинства населения, термин «государство» зачастую звучит с негативным оттенком – «Государству нельзя доверять», «Государство преследует свои интересы», «Я люблю свою страну, но не люблю государство» и т. п.). Именно государственный аппарат имеется в виду, когда идет речь о сильном или слабом, эффективном либо неэффективном государстве. Иногда государство отождествляется с соответствующим государственно-организованным обществом. В этом ключе и понимается смысл выражений: «миролюбивая Болгария» означает и качества болгарского народа, болгарского общества, и соответствующие решения и политику органов государственной власти Болгарии; «Эстония отказалась от социалистического выбора» – следовательно и большинство эстонского общества сегодня придерживается других ценностей, и эстонское государство проводит соответствующую внутреннюю и внешнюю политику; «Россия всегда выступала за разностороннее сотрудничество с Востоком и Западом» – политика российского государства на евразийском пространстве коррелирует с преобладающим в российском обществе доброжелательным отношением ко всем народам и странам. Представляется, сущность государства может быть представлена в следующей дефиниции: государствоэто организованная часть общества, созданная для управления его наиболее важными делами и обладающая суверенной публичной властью и специальным аппаратом.

Сущностная характеристика государства очевидно коррелирует теориям его происхождения (равно как и теориям происхождения права), соответственно и здесь имеет место различие подходов: так, теологическая теория происхождения государства («Все – от Бога») предопределяет и теологический подход к пониманию сущности государства (идеалы государственной организации связываются с толкованием священных религиозных текстов); марксистская (классовая) теория происхождения государства соответствует такой же (классовой) его сущностной характеристике (классы, большие социальные группы имеют различные, подчас антагонистические, интересы, и поэтому именно государство выступает тем механизмом («машиной»), с помощью которого обеспечивается реализация интересов того класса, который находится у власти, включая подавление интересов других классов); взгляды на государство как организацию, созданную для выполнения «общих дел», производны от теории общественного договора возникновения государства и т. п. Любая теория имеет право на существование, свои достоинства и недостатки; наука не должна безоговорочно отвергать ту или иную концепцию. Все теории, концепции, доктрины возникновения государства могут быть объединены в две группы – концепции первоначального возникновения государства (которые описывают, моделируют очень длительный процесс «вызревания» государства в догосударственном человеческом обществе) и концепции производного возникновения государства (которые анализируют различные схемы возникновения новых государств в государственно-организованном обществе – в результате революций, захвата одного государства другим, разделения или объединения существующих государств, сецессии (выхода, отсоединения) части государства, обретения независимости колониями и т. п.). В любом случае еще раз подчеркнем, что государство – явление социальное, оно возникло в человеческом обществе на определенном этапе его развития (на этапе разложения первобытной общины, первобытно-общинного строя) и является частью общества, призванной решать значительную часть общих дел (государство возникло для управления обществом, для служения обществу, а общество, в свою очередь, воздействует на государство). Кроме того, государство – феномен общественно-политический (что нередко просматривается и в его определениях – «политическая организация общества», «политическое сообщество», «политико-правовой союз людей…» и т. п.), оно принципиально отличается от иных структурных образований общества.

Несмотря на постулаты отдельных теорий (в частности, марксистской, анархистской) о постепенном отмирании или необходимости слома государства, за прошедшие тысячелетия с момента своего возникновения государство не только не исчезло, но и не подает каких-либо видимых признаков своей «смерти». Конечно, в истории человечества немало примеров прекращения существования государств в страноведческом аспекте – распадались империи (Римская, Византийская, Австро-Венгерская, Османская, Российская и др.), на пространстве бывшего СССР сегодня существует 17 суверенных государств (включая частично признанные Абхазию и Южную Осетию), после распада Югославии образовалось 7 новых государств (включая не признанное большинством государств мира Косово), после объединения Германии в 1989 г. прекратила существование в качестве суверенного государства Германская Демократическая Республика (Восточная Германия), объединительные процессы повлекли также прекращение существования самостоятельных государств (южных и северных) во Вьетнаме и в Лаосе, а в Судане, напротив, произошло государственное размежевание, и т. п. (по некоторым данным, за всю историю существования человечества прекратили существование более 600 государств, в том числе более 100 – в Новейшее время, в XX–XXI вв.). Однако, во-первых, общей тенденцией все-таки является увеличение количества государств (только в XX столетии их число возросло почти в четыре раза)[1], и во-вторых, прекращение существования государств имеет место лишь в страноведческом аспекте – прекращает существование та или иная страна (даже если страна крупная – держава, империя), но не государство как явление, как социально-политическая организация общества; население распавшихся (равно как и объединившихся, присоединившихся и т. п.) стран продолжает жить в рамках государственно организованного общества, на соответствующих территориях неизбежно возникают новые государства (или на эти территории распространяется юрисдикция существовавших ранее других государств). В современном мире нет населенных территорий вне государства, вне той или иной государственной юрисдикции.

1.2. Признаки и функции государства

Более рельефно сущность государства раскрывается через квалифицирующие признаки этого понятия и явления. Набор этих признаков в литературе представлен по-разному, однако в соответствии с преобладающим подходом в качестве таких признаков выделяются территория, население и публичная власть. Суммирующим признаком государства является государственный суверенитет. Иногда к признакам государства относят и иные – налоги, армию, внешнюю политику, символы и пр. (представляется, все подобные признаки являются производными от основных, сущностных признаков). Следует подчеркнуть, что все признаки государства наличествуют (и должны рассматриваться) в неразрывном единстве, сущность государства проявляется только через совокупность этих признаков (соответственно, отсутствие хотя бы одного из них не позволяет говорить о том или ином образовании как о государстве).

Территория есть пространственный признак государственности, материальная основа («тело») государства. Однако правовой смысл и правовое значение, правовая ценность государственной территории заключаются не в материальной значимости земельных участков, водных акваторий, а в определении пространственных пределов властвования. Изначально, в древности борьба за территорию представляла собой прежде всего борьбу за ресурсы, земные богатства, ореол обитания людей, и территория рассматривалась как собственность государства[2], что не согласуется с современным пониманием государственной собственности, в том числе на земельные участки, водные объекты, природные ресурсы, животный мир и т. п. (государственная собственность – категория частно-правовая, гражданско-правовая, а государственная территория – публично-правовая, отсюда – различие правовых режимов и правового регулирования). Исходя из обозначенного сущностного подхода следует оценивать и содержание таких понятий, как «условная территория», «подвижная территория» и пр., применительно к территории посольств и других дипломатических учреждений государства, расположенных на территории другого государства, к палубе кораблей и воздушных судов, космических летательных аппаратов и т. п. Именно с понятием территории государства связано и понятие государственной границы, которая (представляя собой линию и проходящую по этой линии вертикальную поверхность) и определяет пространственный предел государства. Режим государственной границы определяется не только национальным (собственным) законодательством государства, но и нормами международного права и международными договорами. На Земле есть пространства, не относящиеся к территории какого-либо государства, хотя и разграничиваемые на основе международно-правовых правил в целях осуществления суверенных прав определенных государств (прежде всего, для экономического использования) – континентальный шельф, прибрежные экономические морские зоны и т. п. Наряду с государствами территорию имеют и иные публично-правовые образования внутри государства – субъекты федерации (в федеративных государствах), административно-территориальные и политико-территориальные единицы, автономные образования, муниципальные образования. Правовое значение их территории, по сути своей, такое же, как и значение территории государства (определение пространственного предела властвования соответствующих региональных, автономных или муниципальных органов власти), однако границы таких образований являются не государственными, а административными (и, соответственно, имеют принципиально иной правовой режим), и на территорию этих внутригосударственных образований распространяется суверенитет государства, в состав которого они входят.

Поскольку государство – часть общества, оно немыслимо в отрыве от того или иного человеческого сообщества, любое государство имеет население, проживающее на соответствующей территории (пространства Земли, не относящиеся к территории какого-либо государства, не имеют населения – Антарктида, открытое море (нейтральные воды), космическое пространство, а населенные территории (с различной степенью плотности) в современном мире непременно находятся под юрисдикцией того или иного государства). Именно люди (общество) формируют из своей среды различные органы власти, а власть, в свою очередь, распространяется прежде всего на людей. Население современного государства не может состоять уже исключительно из граждан этого государства: миграционные, интеграционные, глобализационные процессы предопределяют ту или иную прослойку иностранцев (иностранных граждан и лиц без гражданства), проживающих на территории данного государства (о правовом институте гражданства и правовом положении иностранцев – в § 4.3).

Сердцевиной сущностной характеристики государства является власть – государство возникает в связи с необходимостью организации и осуществления власти, немыслимо без отношений власти, иногда государство определяется как правовая форма организации власти. В свою очередь и власть – понятие многогранное. Этот термин употребляется в различных сочетаниях. Так, говорят о власти экономической, хозяйственной, религиозной, идеологической, власти народа, власти главы семьи, руководителя юридического лица, старосты учебной группы, власти законов природы и общества и т. п. В любом случае власть – феномен социальный, существенный элемент всякой организации социальной жизни, проявляющийся исключительно в социальных группах (в обществе) и не возможный вне социальных групп (социальная общность объективно нуждается в руководстве, управлении)[3]. В самом общем приближении власть – это способность повелевать. А повелевать (властвовать, подчинять себе волю других) можно с помощью различных средств – авторитета, экономических рычагов, веры, убеждения, устрашения, стимулирования и т. д. Из определения власти вытекают ее обязательные свойства – обладание волей и силой. Волевой характер властеотношений – обязательный атрибут общественной власти; всякая власть, любое отношение господства есть «присвоение» чужой воли, перенесение воли властвующего (в том числе общей, а не индивидуальной воли) на подвластного (при этом, однако, не всякое волевое отношение является властеотношением, не всякое проявление воли является осуществлением власти: волевой характер имеют, например, такие действия, как вступление в брак, совершение сделок и пр.). С другой стороны, общественная власть всегда содержит элемент той или иной формы принуждения, обусловленной необходимостью управления совместной деятельностью социальной группы (соответственно конкретным методам принуждения, формам присвоения чужой воли выделяют и различные виды социальной власти – корпоративную, религиозную, экономическую, родительскую, военную, государственную и др.). Когда речь идет о правовом аспекте общественной власти (а именно этот аспект и имеется в виду при характеристике одного из признаков государства), то употребляются прежде всего категории «государственная власть» и «публичная власть» (последнее понятие является более широким, поскольку охватывает и власть органов публично-правовых образований, не являющихся государствами, в частности, автономных образований, муниципальных образований; в литературе данные понятия часто рассматриваются как тождественные, что имеет под собой определенную основу, поскольку природа и сущностная характеристика публичной власти в основе своей едина применительно ко всем уровням государственной организации, в связи с чем такой подход (отождествления понятий) может быть признан допустимым в образовательном процессе).

Легального (нормативного) определения государственной власти нет. Исходя из сущности и правовой природы государственной власти, обобщения различных доктринальных подходов, можно предложить следующую дефиницию: государственная власть – обязательный атрибут государства, наиболее институционализированный вид социальной власти, обладающий суверенным характером, независимостью от любой другой власти, осуществляемый непосредственно народом или от имени народа государственными органами, обладающими полномочиями по управлению различными сферами жизни общества, включая право на принятие общеобязательных решений, обеспечиваемых в том числе возможностью использования государственного принуждения[4].

Публичная власть в современном государстве организована и функционирует в соответствии с такими принципами, как: единство и разделение власти; верховенство государственной власти по отношению к другим видам социальной власти; сочетание интересов личности, общества, государства при осуществлении власти; сочетание различных форм осуществления власти; эффективность и экономичность функционирования власти; открытость в деятельности власти и др. В соответствии с концепцией единства и разделения власти единая государственная власть (единая по источнику и целям деятельности, воплощающаяся в единой, взаимосвязанной системе органов) для удобства функционирования должна быть разделена между различными органами (между органами различных ветвей). В качестве таких ветвей традиционно называют три – законодательную, исполнительную и судебную, однако в некоторых государствах закрепляются на конституционном уровне (а в большинстве государств функционируют в реальности при отсутствии соответствующего закрепления) и иные ветви государственной власти – президентская (арбитражная), избирательная, контрольная, прокурорская и др. Обязательным элементом в содержании принципа разделения власти является наличие и функционирование системы сдержек и противовесов – органы власти различных ветвей (подсистем единой системы государственной власти) не только обладают самостоятельными полномочиями (нормотворческими, исполнительно-распорядительными, судебными, контрольными и пр.), но и при осуществлении этих полномочий взаимно уравновешивают друг друга, что исключает сосредоточение всей полноты власти (или большей части властных прерогатив) в руках одной ветви или одного органа. У концепции разделения власти есть и иной – вертикальный – аспект: единая государственная власть в целях обеспечения эффективности функционирования должна быть разделена не только между различными органами одного уровня, но и между уровнями – центральным и региональным, региональным и местным.

Внешнее, организационное проявление государственная власть находит в системе различных государственных органов, которые в совокупности принято называть государственным аппаратом. Государственные органы могут быть классифицированы по различным критериям: по функционально-компетенционному назначению (законодательные, исполнительные, судебные, контрольные и т. п.), по территориально-уровневому делению (общенациональные (центральные), региональные, местные), по способу формирования (выборные, назначаемые) и т. п.

Публичная власть (власть народа на различных уровнях) в современном государстве осуществляется в двух основных формах – непосредственно и опосредованно. Сущность непосредственного (прямого) народовластия заключается в том, что при осуществлении этой формы власти между народом и принимаемыми решениями нет каких-либо «посредников» – решение принимается непосредственно гражданами, избирателями, участниками референдума, населением муниципального образования и т. п. Опосредованное народовластие (представительное правление) заключается в том, что при этой форме власть народом осуществляется через формируемые им (по крайней мере, при косвенном его участии) органы государственной власти или местного самоуправления. Представительная демократия в современном государстве является более распространенной (и более профессиональной) формой властвования.

Конфигурация государственно-властного механизма в каждом конкретном государстве может существенно отличаться (факторами такой специфики являются традиция, размер территории, идеологические установки правящей политической силы и т. п.). Система государственной власти Российской Федерации представлена в § 4.4 пособия.

Как отмечалось, суммарным, выводным признаком государства является суверенитет, который традиционно понимается как независимость, полновластие, верховенство. Очевидно, что суверенитет государства неотделим от государственной власти, проявляется в независимости и верховенстве именно государственной власти, и проявляется в пределах соответствующей государственной территории. В зависимости от направленности и проявления в суверенитете возможно выделение внутреннего и внешнего аспектов. Внутренний суверенитет проявляется в независимости и верховенстве государственной власти в отношениях с гражданами, различными общественными (негосударственными) структурами (хозяйствующими субъектами, предпринимательским сообществом, политическими партиями и общественными объединениями, религиозными организациями и т. п.), а внешний – в отношениях с другими государствами. Нельзя не отметить, что в современном мире традиционное (классическое) понимание государственного суверенитета претерпевает серьезную трансформацию. Суверенитет, к сожалению, перестал восприниматься как абсолютное, непреложное качество любого государства (независимо от размера этого государства, его экономического развития, геополитического положения, конфессионального состава населения и других факторов). Нельзя не замечать, что отдельные государства (сильные, развитые) считают возможным вести себя в качестве «более суверенных» по отношению к другим государствам (слабым и менее развитым), нарушать территориальную целостность последних (в том числе вооруженным путем), устранять национальные власти и т. п. В глобализирующемся мире суверенитет, очевидно, перестал быть абсолютным – ни одно государство не вправе выстраивать собственную политику, игнорируя факт своего вхождения в мировое сообщество, игнорируя интересы других государств, универсальные и региональные принципы и правила международного общения, наличие многих острых проблем планетарного масштаба. В науке появляются и разрабатываются различные концепции государственного суверенитета – дуалистического, ограниченного, разделенного, остаточного, делегированного, управляемого, реального и др. Представляется, что теория государственного суверенитета требует серьезной корректировки с учетом реалий и вызовов времени, на основе изменений международно-правовых норм в этой части.

Функции государства представляют собой основные направления его деятельности. Очевидно, что функции государства проистекают из его природы как социального института, призванного обеспечивать управление общими делами, социальное спокойствие, социальное развитие. Функции государства могут быть разделены на внутренние и внешние, однако их соотношение и содержательное наполнение в контексте исторического развития изменяется. Если в известном историческом периоде внешняя функция главным образом связывалась с обороной государства от внешних врагов, с расширением государства, то сегодня эта же функция проявляется, прежде всего, в обеспечении добрососедского, выверенного отношения с другими государствами, исходя из национальных интересов, интеграции в межгосударственные организации. Внутренняя функция иногда понималась через подавление сопротивления внутренних врагов, обеспечение интересов правящего класса и т. п.; в современное время эта функция заключается в проведении эффективной, сбалансированной политики в сферах экономики, образования, здравоохранения, природопользования и т. п. Безусловно, в содержании функций и современного государства сохраняются обеспечение обороны и национальной безопасности, охрана общественного порядка и борьба с правонарушениями. Реализуются функции государства соответствующими государственными органами в рамках их компетенции и места в системе государственно-властного механизма.

1.3. Форма государства

Государство как социально-политическое многоаспектное явление подвергается структурированию и формализации. Форма государства представляет собой некую теоретическую конструкцию, теоретическую модель, в рамках которой выделяются отдельные структурные элементы, позволяющие создать представление о том, как организовано государство, как выглядит система государственной власти, как осуществляется власть и реализуются функции государства. Форма государства обычно описывается на основе трехчленного подхода, на основе характеристики формы правления, формы территориального устройства и формы государственного (политического) режима. Признавая определенную (прежде всего исследовательскую, образовательную) ценность традиционного теоретического моделирования и анализа (отмеченный преобладающий подход будет выдержан и в настоящем пособии), отметим два обстоятельства: во-первых, в государствоведении имеются и продолжают появляться иные подходы к пониманию и классификации форм государства[5]; во-вторых, никакая, даже самая точная и развернутая теоретическая модель не может дать объективного полного представления о положении дел в конкретном государстве – непременно необходим всесторонний анализ практики функционирования различных звеньев государственно-властного механизма по реализации функций государства.

Форма правления

Форма правления характеризует институциональную организацию власти в государстве, т. е. отвечает на вопросы, какие органы осуществляют государственную власть, как они формируются и взаимодействуют между собой. Традиционным делением государств по форме правления является их деление на монархии и республики. Нередко сущность монархии определяется через формулу «правление одного», предполагая, что в монархических государствах вся полнота власти сосредоточена в руках главы государства. Такой подход представляется вполне приемлемым для характеристики древних и средневековых монархий периода абсолютизма, однако вряд ли может считаться таким же приемлемым для современного периода мировой истории – в современных государствах с монархической формой правления (а такие государства составляют примерно 1/6 часть всех государств планеты) крайне редко встречаются государства, в которых монарх действительно обладает всей полнотой единоличной государственной власти. Поэтому критерием разделения государств на монархические и республиканские является не объем полномочий главы государства, а способ получения им власти.

В монархиях глава государства (король, султан, эмир, великий князь и т. п.) получает свой пост (престол), по общему правилу, по наследству и занимает его пожизненно, тогда как в республиках глава государства (президент) является выборным должностным лицом и занимает свой пост в течение определенного срока (переизбрание возможно, но, как правило, с определенными ограничениями, при этом даже если ограничений по количеству переизбраний нет (Франция, Беларусь, Казахстан (в отношении первого президента), КНДР и др.), то все равно периодические выборы необходимы). В рамках отмеченной теоретической конструкции возможны исключения (в том числе такие, которые проявляются не через нормативные предписания, а через практику функционирования власти). Так, в КНДР (в Северной Корее) на протяжении десятилетий пост президента фактически занимается пожизненно и передается по наследству; пожизненным президентом был глава Туркменистана С. Ниязов; после смерти президента Азербайджана Г. Алиева на этот пост избран его сын И. Алиев и уже на протяжении многих лет является бессменным главой государства (хотя и проходит периодически через процедуру избрания: избирался уже трижды – в 2003, 2008 и 2013 гг.). В некоторых монархических государствах (Объединенные Арабские Эмираты, Малайзия) имеет место избрание монарха, проводилось избрание на престол и в предыдущие периоды истории (правда, подобные выборы никогда не были всеобщими и прямыми – избрание проводилось либо специальными органами (в России Михаил Романов, например, был избран Земским Собором), либо главами составных частей современных монархий (как в ОАЭ и Малайзии).

С теоретической точки зрения современные государства с монархической формой правления могут подразделяться на абсолютные, парламентарные и дуалистические. В абсолютных монархиях глава государства обладает очень сильными реальными полномочиями – здесь нет полноценных парламентов (хотя существуют представительные совещательные органы), правительство формируется монархом и ему подотчетно. Следует отметить, что в настоящее время и в таких государствах (к ним, как правило, относят некоторые мусульманские монархии Аравийского полуострова и Персидского Залива – Саудовскую Аравию, Оман, Катар и др.) власть главы государства вряд ли можно считать абсолютной – имеются ограничители (в том числе, существующие в рамках исламской государственно-правовой доктрины), применяются отдельные демократические процедуры (в том числе выборы), не исключено даже отстранение монарха от власти в случае совершения недостойного поступка (такой случай имел место, в частности, в Саудовской Аравии). Большинство современных монархий являются парламентарными (Великобритания, Швеция, Испания, Норвегия, Нидерланды, Япония и др.) – здесь политическая роль главы государства номинальна (он рассматривается, главным образом, в качестве символа нации, преемственности исторической государственной традиции, выполняет в основном представительскую функцию), а реальную власть в государстве осуществляет правительство, формируемое парламентом. В дуалистических монархиях (Иордания, Бахрейн, Монако) глава государства обладает обширными реальными полномочиями, однако власть его не безгранична – в таких государствах существуют всенародно избираемые парламенты (или, по крайней мере, парламенты с выборной нижней палатой), которые принимают общенациональные законы.

Республики, как отмечалось, отличаются выборностью главы государства (президента). Избрание может осуществляться по-разному – непосредственно населением (Франция, Бразилия, Казахстан, Россия и др.), специальной коллегией выборщиков (США), парламентом или иным специальным временным органом (коллегией) с участием парламента (Италия, ФРГ, Латвия, Венгрия, Молдова и др.). В зависимости от схемы формирования правительства (участия президента и парламента в формировании правительства) и его ответственности республики обычно разделяются на президентские, парламентские и смешанные. В президентских республиках (США, Бразилия, Колумбия, Туркменистан и др.) определяющая роль в формировании правительства принадлежит президенту, который его зачастую и возглавляет, правительство ответственно перед президентом, слагает полномочия перед вновь избранным главой государства. В парламентских республиках (ФРГ, Италия, Эстония, Молдова и др.) правительство формируется парламентом и перед ним ответственно, слагает свои полномочия после парламентских выборов. В смешанных (полупрезидентских) республиках (Франция, Беларусь, Казахстан, Россия и др.) существует самостоятельная политическая фигура председателя правительства, правительство формируется президентом с участием парламента (при определяющей роли президента!), несет ответственность и перед главой государства (который может отправить его в отставку), и перед парламентом (который может выразить правительству вотум недоверия, резолюцию порицания, что в свою очередь может повлечь отставку правительства). Особо подчеркнем, что в смешанных республиках (как и в президентских) глава государства является юридически сильной фигурой, занимает ключевое место в государственно-властном механизме. Встречающиеся в литературе такие «типы» (разновидности) республик, как суперпрезидентская (сверхпрезидентская), президентско-парламентская (парламентско-президентская), номинальная и т. п. имеют, преимущественно, политическое, а не правовое содержание и ориентируют читателя на соответствующие проявления политических реалий. Определенное обоснование имеет выделение в качестве самостоятельной разновидности социалистической республики (КНР, Куба, Вьетнам и др.), исходя, в частности, из закрепленной и реализуемой концепции полновластия представительных органов власти, однако и эти республики (в которых все-таки присутствует модель разделения власти) могут быть вписаны в одну из традиционных теоретических схем – парламентской республики.

Завершая краткую характеристику формы правления, следует подчеркнуть, что обозначенные теоретические конструкции далеко не всегда могут быть применены в абсолюте к институциональной организации власти в конкретном государстве. Помимо отмеченных примеров выборности монарха и фактического наследования поста президента есть и другие исключения. Так, в президентской республике Аргентине учреждена самостоятельная должность председателя правительства; часть должностных лиц в своей администрации (фактически в правительстве) президент США назначает с одобрения Конгресса; во Франции (в смешанной республике) президент вынужден ориентироваться на партийный состав парламента при формировании правительства; в Объединенных Арабских Эмиратах все составные части (эмираты, субъекты федерации) являются абсолютными монархиями, а глава федеративного государства является выборным (его даже называют президентом, как в республиках; правда, выборы эти проводятся на заседании всех эмиров, а избирается всегда глава самого крупного эмирата Абу-Даби, который, естественно, является наследственным абсолютным монархом).

Форма территориального устройства

Вынесенный в название подпараграфа термин является не единственным для обозначения рассматриваемой разновидности формы государства – в литературе используются также «форма государственного устройства», «форма государственно-территориального (территориально-государственного) устройства», «форма политико-территориального устройства», «форма национально-государственного устройства» и др. При углубленном доктринальном анализе можно обнаружить определенные содержательные различия данных категорий, однако в целях образовательного процесса их можно (с известной долей условности) признать тождественными, поскольку по сути своей они отвечают на вопросы: как организована территория государства? каков статус составных частей этого государства? как организована власть в территориальных единицах, и как взаимодействуют органы власти таких единиц с центральной властью? Поскольку для характеристики рассматриваемого сегмента формы государства определяющее значение имеет не деление территории как таковое, а построение власти в составных частях государства (на уровнях ниже центрального, общенационального), наиболее точным представляется термин «территориальная организация публичной власти» (к сожалению, не очень широко используемый пока в учебной литературе).

Представим характеристику данной разновидности формы государства на основе традиционного, преобладающего в литературе подхода. В зависимости от формы территориального устройства государства принято делить на федеративные и унитарные. Иногда в качестве самостоятельной разновидности формы территориального устройства называют и конфедерацию, однако, здесь нельзя не учитывать того, что конфедерация – это не единое самостоятельное государство, а тесный союз самостоятельных государств, которые, став частью этого государственного объединения, сохраняют, тем не менее, все признаки государства, и прежде всего – государственный суверенитет (и передача части (подчас значительной) своих властных полномочий надгосударственным органам свидетельствует как раз о проявлении своего государственного суверенитета). Ярким примером современного конфедеративного межгосударственного образования можно назвать Европейский Союз. Однако здесь и проявляется тот факт, что при максимально тесной интеграции, согласовании основных направлений государственной политики, образовании многих надгосударственных структур часто проявляется суверенная строптивость отдельных государств – членов Союза.

Абсолютное большинство современных государств имеет унитарную форму территориального устройства, при которой составные части государства (провинции, области, департаменты, воеводства, регионы и т. п.) не обладают заметной государственной самостоятельностью. Органы власти в таких территориальных единицах (даже если они формируются населением соответствующих территорий) очень плотно интегрированы в единую систему государственной власти (в части определения компетенции, в том числе нормотворческой, ответственности и пр.), нередко формируются с участием центральной власти (как, например, префекты в департаментах Франции, главы областных администраций в Украине). В унитарных государствах могут иметь место и территориальные автономии, причем с весьма широкими полномочиями (Уэльс, Шотландия, Северная Ирландия в Великобритании, Корсика во Франции, Гренландия в Дании и др.), однако самостоятельность этих автономий проистекает все-таки от воли центральной власти, от воли народа всего государства, а не только соответствующей территории. Унитарные государства, имеющие в своем составе территориальные автономные образования, принято называть сложными (Финляндия, Азербайджан, Узбекистан, Португалия, КНР, Великобритания, Франция, Дания и др.), в отличие от простых унитарных государств, состоящих из однопорядковых, равностатусных единиц (Польша, Болгария, Словакия, Беларусь, Казахстан, Япония, Республика Корея, Латвия, Литва, Эстония, Молдова и др.). Есть унитарные государства, состоящие исключительно из территориальных автономных образований (т. е. в таких государствах все составные части обладают определенной степенью самостоятельности) – Испания, Италия, ЮАР и др. Такие государства в доктрине принято называть регионалистскими (региональными). По своей природе они очень близки с федерациями.

Федеративных государств в количественном выражении в мире немного (немногим более двух десятков), однако на них приходится более половины территории, населения и экономического потенциала планеты, т. е. федеративную форму территориального устройства имеют, преимущественно, крупные, развитые государства – США, Канада, Австралия, Индия, Бразилия, Аргентина, Мексика, Россия, ФРГ, Пакистан и др. (есть и небольшие по территории (Бельгия, Швейцария, Австрия) и не очень развитые в экономическом отношении (Нигерия, Танзания, Сент-Китс и Невис, Микронезия, Коморские острова) федерации). Составные части федеративных государств (субъекты федерации, иногда обобщенно называемые штатами, хотя это могут быть и земли, провинции, области, республики и др.) обладают определенной государственной самостоятельностью (прежде всего в обладании собственными предметами ведения, законодательными полномочиями в определенных сферах правового регулирования), в таких государствах обязательно наличествуют два уровня государственной власти – федеральный и региональный (соответственно, как правило, на конституционном уровне закрепляется модель разграничения предметов ведения и властных полномочий между этими уровнями). Применительно к федеративным государствам принято говорить о концепции дуалистического суверенитета – он (суверенитет) все-таки един (носителем его является федерация), однако не может быть реализован исключительно федеральным центром без участия субъектов федерации, которые непременно представлены в федеральных органах власти (прежде всего в парламенте), участвуют в принятии общенациональных законов, согласовании международных договоров и т. п.

В современной науке происходит (хотя и весьма робко) осознание того, что жесткую границу между федеративной и унитарной формами территориального устройства выстраивать все сложнее, практически все так называемые классические признаки федерации имеют то или иное проявление в унитарных государствах (и, соответственно, эти признаки перестают быть квалифицирующими, поскольку не позволяют четко отделить одно правовое явление от другого). В этой связи, представляется целесообразным разделять государства в зависимости от модели территориальной организации публичной власти, от статуса составных частей, от схемы разграничения власти по вертикали не на федеративные и унитарные, а на централизованные (Казахстан, Беларусь, Польша, Россия, Индия, Пакистан) и децентрализованные (США, Канада, ЮАР, Испания, Великобритания, КНР). Безусловно, степень децентрализации, формы территориальной автономии и самоуправления, конкретные модели организации власти различны, что является основой для более глубоких исследований и классификаций (как это имеет место и сегодня применительно к анализу различных типов федеративных и унитарных государств).

Применительно к характеристике рассмотренных форм государства (формы правления, формы территориального устройства и их разновидностей) важно отметить следующее: ни одна из них не является критерием качественного состояния и функционирования государства – одинаково эффективными могут быть и монархии (даже абсолютные, в частности, Саудовская Аравия), и республики (как президентские или полупрезидентские, так и парламентские), свои достоинства и недостатки имеют и федерализм, и унитаризм. На выбор той или иной формы государства в значительной мере играет историческая традиция, которая, как правило, достаточно устойчива и крайне важна для существования и развития социума. Следовательно, ни одну из разновидностей форм правления и территориального устройства не следует абсолютизировать и идеализировать. С точки зрения качества жизни граждан и функционирования общества более важна третья составляющая формы государства – государственный режим.

Форма государственного режима

Если форма правления и форма территориального устройства отвечают на вопрос как организована власть в государстве (в институциональном и территориальном аспектах), то форма государственного режима (нередко используется сочетание «политический режим», особенно в политологической литературе) дает представление о том, как функционирует власть, какими методами, средствами и способами она осуществляется, как выстраиваются реальные отношения между государством и гражданами, между властью и обществом. Разброс подходов к классификации государственных режимов огромен[6], при этом есть и подход преобладающий – режимы принято разделять на демократический и недемократический (в рамках последнего возможна более дробная градация – авторитарный, тоталитарный, фашистский, расистский, клерикальный и т. д.). Характеристики этих разновидностей диаметрально противоположны: если для демократического режима характерны свободные выборы, регулярное, периодическое обновление власти, политический плюрализм и многопартийность, наличие реальной политической оппозиции, реальное разделение власти и эффективная система сдержек и противовесов, развитая система прав граждан и их гарантирование, для недемократического режима – декоративность и формальность выборов (посредством которых практически невозможно сменить власть, а иногда выборы могут и вообще не проводиться), идеологический монизм (связанный с господством одной идеологии и всяческим подавлением (открыто или косвенно) политической оппозиции), отсутствие или формальное функционирование системы разделения власти (которая, как правило, сосредоточена в руках исполнительной власти или единоличного лидера), существенное ограничение граждан в правах.

Если вывод о существовании в государстве той или иной формы правления или формы территориального устройства можно сделать на основе формально-юридического анализа текстов конституции и законов о системе и полномочиях органов власти, организации территории и статусе составных частей государства (нередко эти тексты, включая официальное название государства, содержат прямое указание на ту или иную форму государства – «Соединенное королевство Великобритании и Северной Ирландии», «Королевство Саудовская Аравия», «Княжество Монако», «Республика Корея», «Эстонская республика», «Федеративная Республика Бразилия», «Российская Федерация», «Республика Беларусь – унитарное демократическое социальное правовое государство» (ст. 1 Конституции Республики Беларусь) и т. п.), то вывод о существовании в государстве той или иной модели государственного режима на основе такого анализа сделать невозможно – необходим анализ реальной политико-правовой практики. Ни одно государство не будет на конституционном уровне закреплять существование у себя антидемократического режима, такие режимы существуют, как правило, на фоне конституционных и законодательных текстов, содержащих демократические положения – фашистский режим в Германии сложился и существовал (на известном этапе истории) на основе очень прогрессивной Веймарской Конституции; тоталитарный режим в СССР существовал при достаточно красивых и правильных конституционных формулировках о народовластии, социалистической демократии (да и нынешние авторитарные тенденции развиваются в современной России при неизменности в основе своей либеральной, демократической Конституции 1993 г.); Конституция Ирака 2005 г. – демократична по своему содержанию, однако существующий в стране режим вряд ли соответствует этому содержанию и т. п.

Государственный режим – явление достаточно подвижное, на конкретных исторических этапах развития государства при неизменности его территории и формы правления могут преобладать те или иные тенденции в функционировании власти или даже кардинально изменяться форма государственного режима (Франция при Ш. де Голле и при Ф. Олланде, Великобритания при У. Черчилле, М. Тэтчер или Дж. Кэмероне, Китай при Мао Цзэдуне и при Дэн Сяопине, Камбоджа (Кампучия) при Пол Поте и после него, Россия при Б. Ельцине и при В. Путине и т. п.). Кроме того, далеко не всегда режим властвования в том или ином государстве поддается конкретным формулировкам – в демократических государствах нередко присутствуют проявления авторитаризма, а в недемократических – проявления демократии. Нельзя игнорировать и государственно-правовую традицию, преобладающую в стране государственно-правовую доктрину. Так, социалистическая конституционная модель с позиции традиционного («западного») конституционализма представляется однозначно недемократической, а для КНР или КНДР – это высший тип демократии; отсутствие института всеобщего и равного избирательного права с той же позиции вызывает резкое неприятие, а в ряде арабских государств такая ситуация не делает жизнь граждан (подданных) некомфортной и не порождает каких-либо социальных протестов.

Не является самостоятельной разновидностью формы государства правовое государство. Правовым может быть и монархия (Испания, Нидерланды, Швеция, Япония), и республика (Республика Корея, Исландия, Греция), и федерация (Германия, Бельгия), и унитарное государство (Италия, Франция, Финляндия). Характеристики правовой государственности связаны именно с государственным режимом. Сущность правового государства может быть представлена через совокупность следующих составляющих:

а) институциональной (власть в таком государстве организована и осуществляется на основе принципа единства и разделения с обязательным наличием системы сдержек и противовесов);

б) нормативно-правовой (в таком государстве реально обеспечено верховенство права, правового закона; само государство, все органы власти связаны законом, ему подчиняются, функционируют на его основе);

в) гуманистической (в таком государстве признаются и реально гарантируются основные права и свободы человека и гражданина в соответствии с международными общепризнанными стандартами)[7].

В идеале правовое государство в современном мире вряд ли может быть обнаружено – в любом государстве имеют место те или иные отступления от его принципов и признаков, однако степень (масштаб) подобных отступлений, естественно, различаются. Очевидно одно: государству для того, чтобы быть правовым, недостаточно закрепить это в своей конституции (что, кстати, сделали практически все постсоветские государства; содержательно принципы правовой государственности просматриваются в конституционных текстах многих государств, в которых основные законы принимались в XXI веке – Ирак, Египет, Афганистан, Тунис, Восточный Тимор и др.), необходима реализация отмеченных составляющих на практике, что требует известных усилий государственно организованного общества.

Список рекомендуемой литературы

1. Институциональные и территориальные аспекты организации публичной власти в современном государстве: монография / под ред. С.И. Некрасова. М.: ГУУ, 2012.

2. Пастухова Н.Б. Государственный суверенитет: история и современность / Н.Б. Пастухова. М.: ЗАО Издательство «Аспект Пресс», 2013.

3. Правоведение: учебник для бакалавров / под ред. С.И. Некрасова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2013. 629 с. Гл. 1, 2.

4. Территория в публичном праве: монография / С.В. Нарутто, Е.С. Шугрина, И.А. Исаев, И.А. Алебастрова. М.: Норма; ИНФРА-М, 2013.

5. Тихомиров Ю.А. Государство: монография / Ю.А. Тихомиров. М.: Норма; ИНФРА-М, 2013.

6. Чиркин В.Е. Государствоведение: учебник для магистрантов по направлению «Юриспруденция» / В.Е. Чиркин. 3-е изд., испр. и доп. М.: МПСУ; Воронеж: МОДЭК, 2012.

7. Чиркин В.Е. Сравнительное государствоведение: учеб. пособие / В.Е. Чиркин. М.: Норма: ИНФРА-М, 2011.

Глава 2

Основные положения теории права

2.1. Право и иные социальные нормы: понятия, признаки, функции

Общеизвестная фраза Аристотеля о сущности человека имеет очевидное подтверждение в повседневной жизни – люди существуют и реализуют свои интересы преимущественно в общественных отношениях. Ежедневно вступая в разнообразные отношения с другими индивидами, социальными группами, организациями и объединениями (в виде, например, совместной деятельности, заинтересованности в отношении других субъектов или оценки их действий и намерений), мы подчиняемся особым правилам поведения – социальным[8] нормам[9].

Итак, социальные нормы – это правила, регулирующие поведение людей в обществе. От них следует отличать технические нормы – правила взаимодействия людей с силами и объектами природы, техникой, орудиями и инструментами труда[10]. Это математические, лингвистические, медицинские и прочие правила.

К социальным нормам относят традиции, нормы морали (нравственности, этики), религиозные, корпоративные, эстетические, политические и правовые нормы.

Традиции представляют собой неписаные правила поведения, постоянно осуществляемые в течение длительного времени (обычаи – специально созданные (в отличие от традиций) правила поведения, часть обрядов и др.).

Мораль или моральные нормы можно определить как правила поведения, основанные на представлениях тех или иных социальных групп о добре и зле, справедливости и несправедливости, совести, достоинстве и прочих этических требованиях. Формой существования морали выступает коллективное сознание.

Нормы религии устанавливаются в рамках различных конфессий и регулируют поведение последователей данной конфессии (верующих).

Правила поведения, создаваемые в объединениях и организациях для упорядочивания взаимоотношений между членами этих объединений (организаций) именуются корпоративными нормами.

Создание и восприятие произведений искусства, а также критерии прекрасного в рамках отдельных сообществ регламентируются эстетическими нормами.

Отношения по поводу получения, осуществления, удержания публичной власти являются предметом регулирования норм политики. Понятие правовых норм, которое требует более пространного определения, дано в конце параграфа.

Перечисленные социальные нормы обладают следующими общими признаками: появляются в связи с необходимостью согласования индивидуальных интересов с групповыми и общественными, предназначены упорядочивать общественную жизнь, адресованы индивидам, обеспечены санкциями за их нарушение.

Все социальные нормы действуют взаимосвязано. Нередко одно и то же поведение признается нежелательным различными социальными регуляторами. Допустим, кража будет и плохим (мораль), и греховным (религия) и противоправным деянием. Следует отметить, что нормы права практически всегда соседствуют с иными социальными нормами. Например, на защите собственности стоят и право, и мораль, и религия, и корпоративные нормы. Взаимосвязь проявляется также и в том, что неправовые нормы могут получить правовое оформление. В качестве подтверждения можно привести установление административной ответственности за появление в общественных местах в состоянии опьянения, оскорбляющем общественную нравственность (нарушение норм морали) или закрепление трудовым законодательством религиозных праздников (Рождество Христово). Социальные нормы отличаются друг от друга по следующим основаниям (табл.)[11]:

Таким образом, право – это тоже совокупность социальных норм, имеющих, очевидно, особый характер. Право неотделимо от общества и производно от него, оно обусловлено сложившимися в обществе иными правилами. Социальная роль права заключается в воздействии на общественные отношения с целью их интеграции, обеспечения стабильности и развития общества, выражения идей социальной справедливости и социального равенства.

В формально-юридическом значении право представляет собой систему обязательных, формально определенных правил поведения, установленных или санкционированных государством и обеспеченных силой государственного принуждения.

Устоявшимися свойствами (признаками) права являются следующие:

✓ общеобязательность (все правовые предписания распространяются на всех (с исключениями, конечно) субъектов и обязательны для них);

✓ формальная определенность (нормы права, обычно, имеют внешне выраженную письменную форму, а также четкую логическую структуру, позволяющую точно уяснить рамки поведения субъектов);

✓ нормативность (право, прежде всего, составляют правила общего характера (нормы), рассчитанные на многократное применение);

✓ системность (право представляет собой упорядоченную, внутренне согласованную совокупность юридических норм, где каждая норма занимает определенное место и связана с другими нормами);

✓ связь с государством (право большей частью принимается, применяется и обеспечивается государством).

Основные направления воздействия права на сознание и поведение людей называются функциями права. К ним, в частности, относятся:

✓ учредительная функция (заключается в установлении принципов, пространственных пределов (границ государства), создании и упразднении субъектов права (государственных органов и т. п.));

✓ регулятивная функция (состоит в упорядочивании общественных отношений путем установления норм развивающих, изменяющих или прекращающих определенные социальные связи);


Таблица



✓ охранительная функция (производна от регулятивной и заключается в защите правоотношений путем установления правовых ограничений (обязанностей, запретов, наказаний));

✓ информационно-ориентирующая функция (состоит в передаче адресатам правового регулирования сведений о правах и обязанностях, возможном и должном поведении);

✓ воспитательная функция (способствует повышению правовой культуры, формированию мотивов правомерного поведения индивидов и их объединений).

Две последние функции обычно относят к общесоциальным (в противоположность остальным, специально-юридическим). Мы предлагаем учесть тот факт, что право, в любом случае, воздействует на общественные (социальные) отношения. Следовательно, все предложенные функции права допустимо считать социальными и указывать в общем перечне.

2.2. Понятие и виды источников права

Термин «источник» в русском языке (как и в латинском, откуда перенесена эта метафора) означает не только водную струю, выходящую на поверхность земли, но и «то, что дает начало чему-нибудь, откуда исходит что-нибудь»[12]. Применительно к праву этот термин рассматривается в нескольких значениях:

материальный источник права – это условия жизни общества, реальные обстоятельства, вызывающие возникновение права (общественный строй, экономический прогресс, уровень развития культуры и т. п.);

идеальный (идеологический) источник права – это отображение материальных источников права в сознании законодателя и других субъектов правотворчества, мыслительная деятельность индивидов и групп, и ее результаты (юридическая доктрина, правовая культура общества и др.);

формально-юридический источник права – это юридически оформленный результат идеологического осознания потребностей общественного развития, внешняя форма выражения правовых норм (конституции, законы и др.)[13].

К основным видам форм права относятся:

нормативно-правовой акт (письменный документ, содержащий властное волеизъявление государственного органа или непосредственно граждан[14], в котором сформулированы правовые нормы);

✓ юридический (судебный, административный) прецедент (решение компетентного органа или должностного лица, которое цитируется как пример или аналогия для разрешения подобных дел в будущем);

✓ правовой обычай (общеобязательное, длительно и единообразно применяемое правило поведения, одобренное государством);

✓ нормативный договор (соглашение сторон, закрепляющее нормы их поведения, права и обязанности);

✓ религиозные нормы (правила поведения, содержащиеся в священных для верующих текстах и их толкованиях);

✓ юридическая доктрина (общепринятое мнение авторитетных ученых-юристов о праве, изложенное в научных трудах и признанное государством);

✓ общие принципы права (общеобязательные исходные начала права, выражающие его основные черты и ценности).

Юридический прецедент создается в рамках разрешения конкретного дела. Прецедентом является не целиком административное или судебное решение, а только та его часть, которая содержит правовое предписание (норму, принцип), обосновывающее решение по данному делу[15]. Это, разумеется, новая норма, восполняющая пробел в правовом регулировании. Практическое использование юридического прецедента зависит от сложившейся в государстве правовой системы. Так, в англосаксонской правовой семье[16] действует принцип обязательности судебного прецедента, что означает необходимость судей следовать решениям вышестоящих судов по аналогичным делам. В других странах судья может, но не обязан учитывать прецедент.

Правовой обычай исторически и фактически предшествовал нормативно-правовым актам. Как правило, он не закрепляется (в прямой форме) в официальных документах, обычая придерживаются в силу традиции. Для того чтобы обычай считался источником права, он должен удовлетворять следующим критериям[17]: древность (в Великобритании таковыми считаются существовавшие до 1189 года), непрерывность (не прерывался другим обыкновением), разумность (соответствует общественной морали), определенность и ясность, нормативность (по- рождает не только права, но и соответствующие обязанности), локальность (территориальная ограниченность действия), естественность происхождения (возникает не в силу договоренностей, предписаний или распоряжений власти), соответствие закону (не должен противоречить нормам действующего законодательства). На обычаи, например, ссылаются в судах по делам о праве сушить рыбацкие сети в определенных местах, даже если такие места окажутся пляжем, о праве торговать там, где проводились ежегодные ярмарки и т. п.[18] Но не только. Обычаи могут регламентировать и вопросы государственного устройства (например, назначение премьер-министром Великобритании лидера победившей на парламентских выборах партии).

Нормативные договоры представляют собой такой вид соглашений, который устанавливает новые нормы права. Этим нормативный договор отличается от многочисленных индивидуальных соглашений, заключенных конкретными лицами и распространяющихся только на этих лиц. В остальном все характеристики, единые для договоров вообще, сохраняются – для заключения нормативного договора необходимо совпадение волеизъявления двух (или более) сторон, при неисполнении условий договора стороны обращаются в суд и т. п. Нормативные договоры бывают международными и внутригосударственными. К последним относятся, например, договоры, которые заключают между собой субъекты федерации (автономии, муниципальные образования), а также договоры федерации с субъектами федерации.

Общеобязательные правила поведения могут быть зафиксированы и в священных книгах (Библии, Торе, Коране и др.) или посланиях главы церкви (религиозной организации). Будучи санкционированы государством, религиозные нормы, как правило, регулируют вопросы персонального статуса (брачно-семейное, наследственное право и др.), как наиболее близкие частно-духовной жизни человека (например, в Индии, Непале и других странах традиционного распространения индуизма). Тем не менее, ряд современных государств признают действие религиозных норм и в других областях, таких как государственное управление, преступления и наказания и др. Прежде всего, это касается мусульманских стран (Саудовская Аравия, Иран, Судан и др.), а также единственного примера христианского теократического государства – Ватикана. Следует отметить, что большинство религиозных норм имеют непосредственное закрепление в актах толкования священных текстов. Отмеченная особенность сближает их с еще одним редким источником права – юридической доктриной.

Юридическая доктрина возникла на весьма практической основе – необходимости толкования права в целях наилучшего правоприменения, разрешения юридических споров в отсутствие нормативного акта или подходящего прецедента и т. д. Доктрина во всяком случае оказывает определяющее влияние на сознание правоприменителей (например, судьи, обучаясь на юридическом факультете и восприняв определенные научные трактовки понятий и правовых явлений, опираются на эти знания, вынося решение). В качестве же прямого (формального) источника права юридическая доктрина сегодня используется по-разному: в виде комментариев к кодексам, к которым обращаются практики (Швейцария); прямых ссылок на научные трактаты в решениях высших судов (Верховные суды США и Великобритании); обоснование позиций парламента в вопросах конституционной ответственности (вынесение импичмента президенту, например).

Общие принципы права понимаются как универсальные правовые идеи, юридические истины, настолько очевидные и общепризнанные, что могут не иметь специального законодательного закрепления, обуславливаясь самой сутью правового регулирования. Это принципы гуманности права, добросовестности, разумности, справедливости, равенства (одинаково хорошего обращения со всеми).

Принципы могут иметь и более конкретные формулировки. Например, принцип «pacta sunt servanda»[19], означающий необходимость исполнения надлежаще составленных контрактов и обязательств; принцип буквального толкования уголовного закона, обязывающий не применять закон, если не вполне ясно, охватывается ли им рассматриваемый случай и др.

В Российской Федерации основным источником права выступает нормативно-правовой акт. Нормативно-правовые акты по юридической силе[20] делятся на две большие группы – законы и подзаконные акты.

Законом является нормативный акт, обладающий следующими отличительными признаками:

особый состав субъектов правотворчества (законы принимаются только уполномоченными на то носителями государственной власти: народом, парламентом, монархом);

✓ особый предмет регулирования (наиболее значимые вопросы общественной жизни человека, коллективов, государства и общества);

✓ особая процедура принятия (усложненный, тщательно разработанный порядок предложения, рассмотрения и принятия закона);

✓ уровень юридической силы (наиболее высокий, все остальные акты должны соответствовать законам).

Таким образом, законэто нормативный акт, регулирующий наиболее важные общественные отношения, принятый, как правило, высшим представительным органом или народом в особом порядке и поэтому обладающий высшей юридической силой.

Не все законы, впрочем, одинаковы по юридической силе. В самом общем виде их можно разделить на конституционные и обыкновенные. К конституционным законам относятся:

✓ конституция, представляющая собой основной закон высшей юридической силы и объединяющее начало для всех правовых норм в государстве;

✓ законы, вносящие изменения и дополнения в конституцию;

✓ законы, принятые по прямому предписанию конституции[21].

Все остальные законы относятся к обыкновенным и должны соответствовать конституционным законам. Законы Российской Федерации, помимо указанного, подразделяются также с учетом федеративного устройства нашей страны.

На основании, во исполнение и с целью конкретизации законов издаются подзаконные акты. Они многообразны по форме и источникам происхождения, объединяет эти акты обязательное соответствие закону (носят вторичный характер, не могут отменять или изменять положения законов). Юридическая сила подзаконных актов (разумеется, более низкая по сравнению с законами) зависит от компетенции издающего органа и сферы действия акта. По этим признакам все подзаконные акты можно разделить на четыре группы:

✓ общие (общенациональные, государственные) – это указы главы государства, постановления правительства и др.;

✓ местные – это акты губернатора штата, мэра города и др.;

✓ ведомственные – это инструкции, разъяснения, например разъяснение порядка осуществления электронного голосования, правила рыболовства и др.;

✓ локальные (внутриорганизационные) – правила внутреннего трудового распорядка, организации учебного процесса и др.[22]

Остановимся подробнее на озвученном понятии – сфера действия акта – применительно ко всем видам нормативно-правовых актов. Нормативные акты имеют временные, пространственные и субъектные пределы своего функционирования.

Нормативный акт во времени действует с момента вступления в силу и до его отмены (утраты силы). При отсутствии указаний (например, в самом акте) нормативный акт начинает действовать в определенный срок после опубликования[23].

Придание закону обратной силы, т. е. распространение его действия на существующие до его принятия отношения, возможно в двух случаях: если в самом законе об этом сказано, а также, если закон смягчает или вовсе устраняет юридическую ответственность.

Нормативный акт прекращает действие (утрачивает силу) по истечении срока действия акта, на который он был принят; в связи с изданием нового акта, заменившего ранее действующий (косвенная или фактическая отмена); на основании прямого указания конкретного органа об отмене акта (прямая отмена).

Действие нормативного акта в пространстве определяется территорией, на которую распространяются властные полномочия органа, его издавшего. Нормативные акты распространяют свое действие:

✓ на всю территорию государства (например, федеральные законы);

✓ на территорию субъекта федерации, автономии, муниципального образования (например, указ (постановление) губернатора штата, устав муниципального образования);

✓ на территорию, указанную в самом нормативном акте;

✓ на локальную территорию (предприятия, учреждения, организации).

Действие нормативных актов по кругу лиц зависит от общего или специального характера актов. По общему правилу, на территории государства нормативные акты действуют в отношении всех граждан, государственных органов, общественных организаций, иностранцев, лиц без гражданства. Одновременно существуют специальные нормативные акты, рассчитанные только на определенный круг лиц (военнослужащие, пенсионеры, студенты, депутаты, судьи, ветераны войны и т. д.). Действие как общих, так и специальных нормативных актов может быть ограничено в отношении, например, дипломатических представителей (исключительные нормы).

2.3. Система права. Отрасли российского права

Приведенные выше виды нормативно-правовых актов, имеющих различные сферы действия, юридическую силу и т. п., очевидно, нуждаются в систематизации. Именно системность как свойство объективного права позволяет успешно применять его для регулирования общественных отношений. Стройность и взаимосвязь элементов правовой системы обеспечивают, например, единообразное и, следовательно, справедливое разрешение правовых конфликтов. Высокий уровень системности является несомненным достоинством в рамках романо-германской правовой семьи[24].

Систему права принято определять как исторически сложившуюся, объективно существующую внутреннюю структуру права, определяемую характером регулируемых общественных отношений[25]. Система права состоит из следующих элементов: отрасли, институты и нормы права (иногда в рамках отрасли права выделяются подотрасли, включающие несколько институтов, однако граница между подотраслью и институтом весьма условна).

Центральным звеном системы права является отрасль – совокупность правовых норм, регулирующих крупную группу (сферу) однородных общественных отношений (административное право, трудовое право, экологическое право и др.). Следует помнить, что именно качественная однородность, специфика той или иной области общественных отношений вызывает к жизни соответствующую отрасль права. Так, объективно существующие трудовые отношения людей обусловливают необходимость трудового права, управленческие отношения – административного права и т. п.

Отрасль права, в свою очередь, обычно состоит из обособленных групп правовых норм, регулирующих отношения определенного вида – институтов права. Институт – гораздо меньшая, по сравнению с отраслью, совокупность юридических норм. Например, в конституционном праве (отрасли) выделяют институт гражданства, институт главы государства, институт референдума и другие. Существуют также межотраслевые институты, регулирующие общественные отношения, относящиеся к нескольким отраслям права. Коль скоро общественная жизнь не протекает в строгих и «чистых» формах, обслуживающие одно и то же отношение группы правовых норм нередко относятся к разным отраслям права. Примерами таких институтов являются институт собственности, институт юридической ответственности и другие.

Первичным элементом системы права является правовая нормаобщеобязательное правило (веление), установленное или признанное государством, обеспеченное возможностью государственного принуждения, регулирующее общественные отношения[26]. Иногда в качестве элемента системы права выделяют и составные части самой нормы права[27]. Структуру правовой нормы образуют три элемента, укладывающиеся в логическую конструкцию «если-то-иначе»:

✓ гипотеза («если», часть нормы, устанавливающая условия (жизненные обстоятельства) ее реализации);

✓ диспозиция («то», часть нормы, содержащая правило правомерного поведения (признаки неправомерного поведения) при указанных в гипотезе условиях);

✓ санкция («иначе», часть нормы, предусматривающая благоприятные или неблагоприятные правовые последствия соблюдения или нарушения диспозиции).

Например, ст. 328 Уголовного кодекса РФ гласит (в сокращении): «Уклонение от призыва на военную службу… – наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей…». Призыв на военную службу – гипотеза; обязанность призывника явиться для прохождения военной службы – диспозиция; штраф – санкция (неблагоприятная) за неисполнение обязанности.

Норма права и статья нормативно-правового акта могут не совпадать. Так, статьи Конституции РФ содержат, преимущественно, гипотезу и диспозицию[28] или только диспозицию[29], санкции же за нарушения таких конституционных предписаний находятся в других нормативно-правовых актах.

Итак, право делится на отрасли (и институты) в зависимости от предмета и метода правового регулирования. Предмет отвечает на вопрос: «Что именно регулирует данная отрасль права?» Например, отрасль экологического права регулирует общественные отношения в области охраны окружающей среды и природопользования.

Если предмет правового регулирования уникален для каждой отрасли права, то одни и те же методы («Как, какими способами регулируются эти отношения?») могут использоваться разными отраслями права. Основными методами правового регулирования являются императивный и диспозитивный.

Императивный метод (метод субординации, власти-подчинения, неравенства, централизации и т. п.) – властное воздействие на отношения неравноправных субъектов, не допускающее изменений по договоренности между ними. Характерен для уголовного, административного права и др.

Диспозитивный метод (метод координации, равенства, децентрализации и т. п.) – предоставление субъектам возможности выбора вариантов поведения в рамках закона. Обычно используется для регулирования равноправных и добровольных отношений между субъектами. Характерен для гражданского, предпринимательского права и др.

Общая характеристика основных отраслей российского права выглядит следующим образом.

Конституционное право. Это ведущая, системообразующая отрасль российского права. Представляет собой совокупность норм, устанавливающих и регулирующих основы общественного строя, правовой статус личности, территориальное устройство России, систему органов государственной власти и местного самоуправления. Основной источник[30] – Конституция Российской Федерации.

Гражданское право. Эта отрасль российского права связана с удовлетворением частных интересов граждан (их объединений). Предметом гражданского права являются имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Основной источник – Гражданский кодекс Российской Федерации.

Уголовное право. Данная отрасль призвана охранять общественные отношения от преступных посягательств. Уголовное право можно определить как совокупность правовых норм, устанавливающих, какие деяния являются преступными, и какое наказание следует за их совершение. Основной источник – Уголовный кодекс Российской Федерации.

Административное право. Это сложная и объемная отрасль права, регулирующая общественные отношения в сфере государственного управления. Административное право обеспечивает функционирование исполнительной власти и соблюдение публичных интересов юридическими и физическими лицами, а также охрану и реализацию прав граждан. Отличительной чертой этой отрасли является многообразие источников.

Трудовое право. Рассматриваемая отрасль носит преимущественно социально-защитный характер. Трудовое право призвано обеспечить права работников, определить условия их использования, охраны и восстановления в случае нарушения. Предметом отрасли являются общественные отношения в сфере наемного труда. Основной источник – Трудовой кодекс Российской Федерации.

Семейное право. Эта отрасль имеет схожий с гражданским правом предмет регулирования (личные неимущественные и имущественные отношения), но особый субъектный состав – это отношения между супругами, родителями и детьми, отношения, возникающие из факта брака и принадлежности к семье. Основной источник – Семейный кодекс Российской Федерации.

Экологическое право. Данная отрасль регулирует общественные отношения в области охраны окружающей среды и природопользования. В рамках экологического права отсутствует единый кодифицированный акт, и в качестве источников выступают федеральные законы («Об охране окружающей среды», «Об экологической экспертизе» и др.), кодексы по отдельным видам природных ресурсов (Водный кодекс, Лесной кодекс и др.) и многие другие нормативные акты.

Более подробная характеристика отдельных отраслей российской системы права представлена в разделе II пособия.

Следует иметь в виду, что элементами системы права Российской Федерации являются и иные отрасли, не вошедшие в предлагаемый перечень. Например, важное место в системе права занимают процессуальные отрасли права – уголовно-процессуальное, гражданско-процессуальное и др.[31], регулирующие порядок уголовного, гражданского и других видов судопроизводства. Развитие общественных отношений в соответствующих сферах вызвало к жизни муниципальное, финансовое, предпринимательское и другие отрасли российского права.

2.4. Характеристика основных правовых систем

Национальная правовая система представляет собой конкретно-историческую совокупность права (законодательства), юридической практики и господствующей правовой идеологии отдельного государства. Разнообразие исторических, этнических, социально-экономических и иных факторов позволили выработать своеобразные политические и правовые культуры разных стран, особые системы юридических учреждений и т. д. С другой стороны, разнообразие правовых систем не безгранично, сравнительный анализ позволяет выявить элементы сходства национальных правовых систем и объединить их в крупные сообщества – типы правовых систем или правовые семьи.

Под правовой семьей понимается совокупность национальных правовых систем, основанная на общности источников, структуры права и исторического пути его формирования. Выделение правовых семей является весьма дискуссионным вопросом, поэтому в рамках настоящего пособия мы воспользуемся устоявшимся, широко изученным делением и охарактеризуем романо-германскую (континентальную), англосаксонскую (англо-американскую, общего права) и религиозно-традиционную правовые семьи.

Романо-германская правовая семья объединяет французскую (романскую) правовую группу (Франция, Бельгия, Италия и др.) и германскую (ФРГ, Австрия, Швейцария и др.). Зародившись и развиваясь в рамках континентальной Европы, правовые системы этих стран имеют общий источник – римское право. Именно рецепция[32] римского права обусловила схожесть юридической терминологии этой правовой семьи, а также правовых принципов судебной деятельности, отчетливое деление права на публичное и частное (относящееся к положению государства или к пользе отдельных лиц) и т. п. Изучение и адаптация римского права в средневековых европейских университетах придало континентальному праву исключительную доктринальность и концептуальность. Традиционно доминирующим здесь был формально-юридический подход к праву, и среди источников права ведущая роль отводилась и отводится закону. Романо-германскую правовую семью характеризует высокий уровень абстрактности правовых норм и иерархичность системы источников права. Все государства этой правовой семьи имеют писаные конституции, обладающие высшей юридической силой, а также кодифицированное отраслевое законодательство. Судьи в континентальной правовой семье являются представителями государства, их задача – «примерить» дело к правилам существующей правовой нормы. Основная черта: верховенство права в формально-юридическом смысле (закона). Справедливость права достигается путем создания государством (как главным творцом права) совершенной, равной для всех нормы, максимально учитывающей разнообразие жизни.

К англосаксонской правовой семье относят правовые системы Великобритании, США, Канады, Австралии, других стран Британского содружества наций (бывших колоний или зависимых от Великобритании территорий). Таким образом, корни этой правовой семьи лежат в английском праве, которое, в отличие от континентального, весьма незначительно реципировало римское право. Соответственно, в английском праве была разработана собственная юридическая терминология и принципы судебной деятельности, оно не восприняло деление права на частное и публичное. Норманнское завоевание Англии в 1066 году повлекло необходимость создания системы общего права для всей завоеванной территории, и эта задача была возложена на Королевский суд в Лондоне. С тех пор многочисленные судебные решения сформировали «общее право», к которому добавилось «право справедливости» (рассмотрение и разрешение жалоб граждан Королевским канцлером (судом канцлера) на основе права, но вне формальной судебной процедуры) и толкование статутов (законов). Англосаксонское право разрабатывалось не учеными-юристами, а юристами-практиками, в связи с чем оно лишено «континентальной» стройности и логического единства построения. Законодательство стран, принадлежащих к семье общего права, преимущественно, не кодифицировано. Доминирующим здесь является «казуальный» подход (к каждому конкретному делу), и среди источников ведущая роль отводилась и отводится судебному прецеденту. Судьи в англосаксонской правовой семье нейтральны, они обладают исключительной степенью независимости и их задача – «примерить» дело к существующим сходным судебным прецедентам. Основная черта: верховенство судебного усмотрения. Справедливость права достигается путем максимально внимательного рассмотрения каждого конкретного дела и вынесения решения даже в отсутствие правовой нормы (создавая новую), так как любое дело следует довести до конца.

Религиозно-традиционная правовая семья объединяет правовые системы, в основе которых лежат иные (в отличие от правовых) социальные нормы – традиции или нормы религии. К ним относят мусульманское, индусское, иудейское, каноническое право[33] и обычное (традиционное) право стран Африки. Источниками права здесь выступают священные тексты, акты религиозных организаций или неписанные традиции в случае обычного права. Иногда в качестве религиозной семьи рассматривают только мусульманские правовые системы, и тому есть причина. Ислам представляет собой всеохватное вероучение, специфика которого не позволяет с легкостью отделить чисто религиозную догматику от «светских» положений юридического характера. Имплицитно ислам должен содержаться в любом движении человека в отдельности и общины в целом. В том числе, разумеется, и в законах, и в деятельности государственных структур. При этом ограничиться присутствием «духа» ислама в правовой системе (как дань историческим корням) не достаточно, так как этот «дух» неразрывно связан с практической регламентацией поведения верующего. В связи с чем, религиозные мусульманские тексты (Коран, Сунна[34]) допустимо использовать в качестве формального источника права. Каким образом архаичные тексты применяются к современным общественным отношениям? Ответ на этот вопрос одинаков и для англосаксонской правовой семьи, и для мусульманской – толкование. Согласное мнение наиболее авторитетных мусульманских правоведов (иджма[35]) и суждение по аналогии (кияс[36]) являются третьим и четвертым важнейшим источником для разрешения правовых вопросов и судебных дел. Исламскому судопроизводству сегодня могут подлежать все подданные (Саудовская Аравия) или только мусульмане и лица, согласившиеся на такой суд (большинство мусульманских государств). Исламское право не кодифицировано, не делится на публичное и частное. Основная черта: неразделимость религиозного и юридического начал. Справедливость мусульманского права достигается максимальным учетом интересов общины в конкретном деле путем сочетания стабильных религиозных принципов с адаптированными местными традициями и современными правовыми нормами.

Необходимо отметить, что правовые семьи не представляют собой изолированных, закрытых систем. Они своеобразно преломляются в праве различных государств, относимых к одной семье, и даже в рамках одного государства. Правовые семьи развиваются, подвержены влиянию друг друга и иных носителей права (международных организаций, например). Так, семья общего права сегодня широко использует нормативно-правовые акты, континентальное право признает судебный прецедент, а традиционно-религиозные правовые системы обладают развитым законодательством. Тем не менее, исторически обусловленные особенности правовых семей проявляются в устроении права современных государств отчетливым образом. Законы стран англосаксонского права активно толкуются судьями, прецеденты в континентальной системе являются вспомогательными источниками права, а фактическое регулирование общественных отношений по-прежнему может строиться на обычае или религиозных догмах, независимо от того, что зафиксировано в нормативных актах стран религиозно-традиционной правовой семьи.

Правовая система России исторически, географически и отчасти даже духовно стоит ближе к романо-германскому праву, нежели к другим правовым семьям и системам права. Более того, по мере развития, например, современного законодательства, российское право еще больше с ним сближается. Тем не менее, однозначно относить его к этой правовой системе не верно. Российская правовая система, как наиболее мощная и влиятельная из всех прежних социалистических систем, находится в переходном состоянии, открытом для обмена идеями, опытом и взаимодействия с любой правовой системой. В связи с чем важным аспектом существующего процесса сближения российской правовой системы с романо-германской правовой семьей является взаимность интеграции, а не одностороннее поглощение и постепенное подавление самобытности и возможностей одной правовой системы другой правовой системой или семьей[37].

2.5. Правоотношения: понятие, структура, субъекты

Определяя понятия права и правовых систем, выделяя элементы права и описывая отрасли, институты и нормы, мы рассматривали, преимущественно, статическое состояние правового регулирования – сами правила поведения и варианты их группировки. Категория же «правоотношение» позволяет понять, каким образом право воздействует на поведение людей. Как именно абстрактное правило (правовая норма) «работает» непосредственно во взаимоотношениях субъектов, подлежащих правовому регулированию. Право, как отмечалось, не является магической силой, создающей фактические общественные отношения или меняющей их изначальный характер. Оно регулирует реально существующие и нуждающиеся в подобном регулировании отношения. Конечно, государство с помощью законов может ускорять или сдерживать общественные связи и процессы, но не вызывать их к жизни. Тем не менее, существуют отношения, которые возникают только как правовые (конституционные, процессуальные и др.) и представляют собой самостоятельный, «чистый» вид правоотношений. Только относительно этих правоотношений можно отметить, что право порождает новые общественные связи.

Под правоотношением, таким образом, понимается общественное отношение, урегулированное правом. Правовое отношение обладает следующими признаками:

✓ возникает между конкретными субъектами, которые, как правило, известны и могут быть названы поименно;

✓ появляется, изменяется и прекращается на основе нормы права;

✓ возможно лишь в том случае, если право одного субъекта обеспечено обязанностью другого;

✓ носит волевой характер, для возникновения необходима воля (желание) хотя бы одного из участников;

✓ охраняется государством и обеспечивается силой государственного принуждения.

Существуют различные классификации и, соответственно, виды правоотношений. Так, по функциям права различают регулятивные и охранительные правоотношения. Первые возникают из правомерных действий субъектов; вторые – из противоправных, связанных с применением государственного принуждения. По субъектному составу (степени конкретизации) правоотношения можно классифицировать на абсолютные (точно определен лишь один участник правоотношений (например, собственник вещи), которому противостоит неопределенное множество пассивно обязанных (уважать право собственности, не чинить препятствий к его реализации и т. п.) субъектов) и относительные (строго определены обе стороны правоотношения (продавец-покупатель)). Различают также долговременные (гражданство) и кратковременные (договор купли-продажи); простые (между двумя субъектами) и сложные (между несколькими или даже неограниченным числом субъектов) и другие виды правоотношений.

Состав правоотношения включает следующие структурные элементы: субъекты (участники правоотношений); объект (материальное или нематериальное благо, по поводу которого субъекты вступают в правоотношение); юридическое содержание (субъективные права и юридические обязанности участников правоотношений).

Допустим, в день голосования на выборах гражданин получает избирательный бюллетень. Это правоотношение, урегулированное нормами права[38], его субъектами являются гражданин (избиратель) и избирательная комиссия. Объектом выступает документ для голосования – избирательный бюллетень. Содержание составляет право избирателя получить бюллетень и соответствующая обязанность избирательной комиссии передать избирателю бюллетень.

Итак, субъекты правоотношений – это физические и юридические лица, а также государство, государственные органы и органы местного самоуправления, обладающие субъективными правами и юридическими обязанностями. Участники правоотношений обязаны обладать правосубъектностью (являться субъектами права), в состав которой входят:

правоспособностьспособность субъекта иметь юридические права и обязанности. Это базовая категория правосубъектности: правоспособностью обладает любой субъект права в любой момент времени. Физические лица обладают ею с рождения, для юридических лиц правоспособность возникает с момента регистрации и совпадает с дееспособностью[39];

дееспособностьспособность субъекта своими правомерными деяниями (действиями или бездействиями) осуществлять права и обязанности. Дееспособность зависит от возраста (по общему правилу, в полном объеме реализуется с 18 лет) и психического состояния индивида (может быть ограничена судом), а также носит универсальный характер – физическое лицо вправе реализовывать любые юридические права и обязанности. Юридическое лицо обладает «специальной» право- и дееспособностью – вправе осуществлять только те действия, которые зафиксированы в его учредительных документах;

деликтоспособность[40]способность субъекта нести юридическую ответственность (прежде всего, за совершение противоправных деяний как самим субъектом, так и лицами, за деятельность которых он несет ответственность согласно закону (будучи родителем, опекуном, являясь лечебным учреждением и т. п.).

Еще одной формально-юридической категорией, необходимой для существования правоотношения, являются «юридические факты» – реальные (жизненные) обстоятельства, вызывающие возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Юридические факты отражены в гипотезе правовой нормы. Несмотря на многообразие жизненных ситуаций, юридические факты подвергаются классификации, например на события (не зависящие от воли человека – пожар, наводнение, рождение человека, истечение сроков и др.) и действия (зависящие от воли человека – правомерные (составление завещания, нахождение клада и др.) и неправомерные (проступки и преступления)). Так, продажа имущества (действие) прекращает правоотношения по поводу собственности продавца. Рождение ребенка как факт-событие порождает его правоспособность, а родителей обязывает содержать, воспитывать, дать образование (вовлекает в соответствующие правоотношения).

2.6. Правонарушения и юридическая ответственность: понятия и основные виды

Совокупность существующих в данный момент правоотношений может быть определена как правопорядок. Правовой порядок характеризуется реальным уровнем соблюдения законов, обеспечения прав, выполнения обязанностей, соблюдения юридических запретов индивидами, социальными группами, государством и т. д. Если действия (бездействия) субъектов права соответствуют требованиям юридических норм, то такое поведение является правомерным. Правомерное поведение характеризуется социальной полезностью и массовостью, оно присуще большинству людей (их объединений). Правонарушение является категорией неправомерного (выходящего за пределы юридических прав, обязанностей, полномочий субъекта) поведения.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Предисловие
  • Раздел I. Государство и право: общая характеристика
Из серии: Краткий курс (Юстиция)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Правоведение. Учебное пособие (А. В. Питрюк, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я