Фараон (С. В. Пилипенко)

Книга рассказывает о самом первом на Земле фараоне, его жизненном становлении, а также о том, каким образом и для чего возводились египетские пирамиды. В ней же описывается быт древних египтян, их традиции, отношение к силам свыше. В то же время произведение имеет существенные различия с общепринятой точкой зрения. Книга раскрывает многие секреты прошлого, предоставляя возможность реального обретения новых познаний в данной области вне всякой символической мистификации того времени.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Фараон (С. В. Пилипенко) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть 2. Aнамнехон

Глава 3. Розовая змея

Человек обратился лицом к свету и вызвал тем самым мимолетное восхищение среди присутствующих.

Солнце пленительно обворожило им глаза и создало впечатление, будто вокруг человека образовалась какая-то огненная масса. Сноп искр вырвался из-под волос и унесся куда-то в небеса.

– Акелах, мак ту ди, эв ту рей, – обратился один из самых старых присутствующих к другому.

– Го о вер ли ех тем, Акелах, – ответил ему второй, и они снова обратили взгляд на стоявшего впереди юношу.

Тем временем, тот сделав шаг назад и, словно отодвинув от себя нахлынувшую со всех сторон огненную массу, вежливо поклонился собравшимся и достал откуда-то из-за спины сноп нового света. То был белый огонь, словно исходящий из его рук и продолжающий их.

– Ох, Этхелах, мак ту ди, – вырвалось сразу у нескольких человек, и волосы их почему-то одновременно встали дыбом.

– Ех, ех, – схватился кто-то один за голову и потряс ею со стороны в сторону.

Спустя время, видимо, почувствовав что-то и у себя, то же проделали и другие.

Юноша же в очередной раз спрятал руки за спину, а затем резко выбросил их вперед, показывая всем розовую на свету змею.

Спустя время он спрятал ее куда-то позади себя и вновь достал другое.

То был огромный ящер, буквально наводнивший их землю за последнее время. Голова его медленно начала поворачиваться к людям, и они в ужасе и в одновременном восторге, начали пятиться немного назад.

– Ах, ва кей ту ки, Акелах, – снова проговорил старший и покачал головой. – Ко тхе, ту тхе, ва кей нах, – подтвердил его слова сидящий рядом и также закачал головой.

После этого чуда появилось еще одно. Юноша протянул руки вверх и спустя время, словно подтянулся к небу, оторвавшись от земли на несколько сантиметров.

– Ох, ва кхе на ки ту тхе, – снова прозвучало среди собравшихся, и все потянулись к тому месту.

– А бре, – резко оборвал их старик и усадил обратно на места.

Тем временем юноша поднимался все выше, и вскоре между ним и землей образовалось большое расстояние, достигающее полуметра.

– Кре ту, – резко приказал старик и юноша, словно повиновавшись его голосу, начал медленно опускаться вниз.

Вскоре он достиг земли и, опустив руки вниз, вежливо поклонился собравшимся.

– Гай ту, – снова резко обратился к нему старик, и юноша мгновенно исчез, словно испарился с этого места.

– Кен ту, – опять звучала команда, и перед зрителями появился тот же образ.

– Ах, кхе та ва ли, цхе тум, – покачал головой один из присутствующих, – кен ту, – повторил он про себя, словно стараясь запомнить слова, брошенные стариком.

– Ва кхе на ли, кре ту май, – обратился старик к юноше, и тот постепенно удалился от собравшихся.

Люди обсели старика со всех сторон и принялись обсуждать увиденное и продемонстрированное перед их глазами.

– Я знаю, – обратился старик ко всем собравшимся, – это Большой Дух дает нам свое благословение. Надо объединить наши усилия. Розовая Змея послан им. Я знаю это. Я сохранил сам былую силу и еще также могу вам показать, – старик отвернул голову в сторону и, закрыв на секунду глаза, резко вздохнул, а затем, подержав с минуту воздух, резко выдохнул. Струя пламени вырвалась изо рта и обдала жаром рядом сидящего.

– Ах, мак ту ди, – испугался тот и быстро отодвинулся в сторону.

– Не бойтесь, – отвечал старик на своем родном языке, – огонь не принесет вреда тому, кто уважает его силу и повинуется Большому Духу. Нам нужно объединиться, – еще раз сказал он всем гостям, – подумайте об этом. Беда рядом. Но, если мы создадим общую семью, то сможем спастись. Даю вам всем время до следующего заката. Встречаемся здесь же, на этом месте. Не опаздывайте, – и человек сопроводил свою речь жестами.

Другие закивали в знак согласия и, поспешно собравшись, удалились.

– Сын, – позвал тихо старик, напрягая голос и бросая его в обожженную им наступающую темноту, – Анамнехон, – еще раз проговорил он, и тут же, словно из-под земли, вырос юноша.

– Слушаю, Великий Вождь племени предков суреков, – и он вежливо поклонился, прижимая правую руку к груди.

– Садись рядом, поговорим, – обратился старший и расположился более удобно на ближайшем камне.

Юноша сел и тревожно посмотрел на своего отца.

– Вскоре состоится переизбрание в нашем роду, – начал свой разговор старик, – все падает на тебя. Большой Дух дал тебе силу и светлость в глазах и теле. Повинуйся ему и далее. Я же уйду на покой.

– Как, Великий Вождь, – тревожно спросил юноша, продвигаясь к нему поближе.

– Я чувствую, – ответил отец, – он уже зовет. Я это слышу но ночам. Сразу после переизбрания, я покину этот день. Смотри, не осрами себя как Великий Вождь. Ты знаешь и уважаешь все наши законы. Ты чтишь память великих предков суреков и атлахомонов. Создай большую семью и объедини вокруг себя всех, кто стоит рядом в беде общей. Так велит Большой Дух, и вскоре ты услышишь его сам.

– Я? – удивился юноша, раскрывая рот от удивления.

– Да. Не сомневаюсь в этом, – продолжал говорить отец. – Слушайся его, и он спасет наше племя и других. Обязуйся при мне подчинить свою волю ему и поклянись на этом святом для всех нас камне.

– Сейчас? – неуверенно спросил юноша.

– Да, сейчас.

Анамнехон отошел немного в сторону и подошел к одному из больших камней.

Став перед ним на колени, он склонил голову, обхватив ее руками.

– Оставь это, – сурово сказал отец, – теперь тебе это не нужно соблюдать. Это для простых суреков, атлахамонов. Ты же их избранник. Ты обладатель большой силы Духа и ты же его избранник. Подними голову и клянись так.

Юноша подчинился, и спустя минуту прозвучала клятва, даже сквозь века сохраняющая смысл своего предназначения.

– Клянусь тебе, Большой Дух в своем покаянии. Благодарю тебя за то, что ты сотворил меня человеком. Клянусь верно служить тебе самому, небу и земле нашей огненной. Клянусь верно сохранить все черты наши и родовые традиции и клянусь веру в тебя защищать и силу твою сохранять до дня нужного мне самому и тебе, Духу Большому. Благодарю отца своего за возведение в свет денный и ночной. Каюсь в сотворениях глупых своих и не осаждаю насилия среди простого сурека или атлахамона, а также среди другого из племени общего нашего. Клянусь род сохранить верно и клянусь воссоздать все то, что ты пожелаешь, о Большой Дух, – юноша поклонился и немного побыл в таком положении. Затем снова поднял голову вверх и продолжил. – Клянусь слушать тебя в голосе ко мне идущем. Можешь повелевать мною как хочешь и прошу тебя, о Большой Дух, сохранить все племена наши и упасти от беды всякой, так нас измучившей. Клянусь верой и правдой защищать землю нашу от невежества всякого. Клянусь сохранить все черты ее в изобилии дня настоящего. Клянусь сохранить и себя для дела общего и, клянусь остаться на земле этой до дня общего благополучия нашего. Спасибо тебе за силу и чудеса огненные, мне волею твоею подаренные. Клянусь честью сохранять их и оберегать племя свое от силы разной, его поглощающей. О, Большой Дух, дай мне знать, что ты услышал меня и подтверди это над моею головою.

И в ту же минуту вокруг юноши вспыхнул розоватый свет и очертил тело его со всех сторон, озарив камень огнем и окутав небольшим белым туманом.

– Он услышал тебя, – сказал отец, увидев все это со стороны. – Поблагодари его и ступай по своим делам. Встретимся завтра на сходе племени рода нашего.

Юноша выполнил указание отца и удалился из этого святого для них места.

Старик подошел к камню и произнес свою клятву. Затем так же тихо ушел, и вскоре в этом огромном каменном зале воцарилась тишина, поглощаемая наступающей темнотой.

Розовая змея, как звали юношу того племени, благодаря своим уникальным способностям мог буквально заколдовать существа, лишая возможности их двигаться и оказывать сопротивление.

Анамнехон – имя, придуманное его отцом, как нельзя лучше отражало это и давало понять остальным о его силе сверхъестества и величине занимаемого положения среди всех.

Сейчас юноша находился среди таких же, как и он сам, по своему возрасту и был привлечен к своеобразной трудовой повинности.

После трудного рабочего дня, молодые люди перебирали рыбу, которую удалось выловить в пойме реки.

В небольшом помещении, в основном, созданном из камней и глины, собралось около пятнадцати юношей, и все они с оживлением обсуждали будущее возведение Анамнехона в ранг вождя. Многие радовались такому избранию, и было действительно отчего.

Их соплеменник становился их же вождем. Молод, силен, обладающий своей красотой фигуры и лица, а также одаренный Большим Духом, он вселял надежды в души таких же и почти заставлял поверить в хорошее будущее для всех одновременно.

Эту весть поведал им сам Анамнехон, с детства привыкший доверять таким же как сам, и с того же возраста разделяя все беды и тяготы той жизни.

Он не был особым сыном самого Вождя.

Здесь в племени, в их роду, все были его детьми, и никто из них не отличался особо самим вождем. Все были в равных условиях и на равном положении.

Но сама природа и Большой Дух наделили одного из них большой красотой и силой внутреннего вдохновения. И никто этому не удивился. Так было всегда с тех времен, как род, объединившись с другими в свое время, образовал единое племя и ушел в поисках лучших земель.

Так они оказались здесь на какой-то дикой полупустынной местности возле небольшой реки, обустроившись по-своему и обзаведясь своим хозяйством.

Племя было большое. И всех нельзя было сосчитать по тому счету, что обучали их какие-то пришлые гости, время от времени посещая их племя и обучая какому-нибудь ремеслу.

Кто они – было непонятно.

Вождь всегда говорил, что их послал Большой Дух и нужно им подчиняться.

Так люди и делали. Подчинялся им и сам вождь, и каждый раз внимал их советам и добросовестно исполнял впоследствии.

Попозже Вождь назвал их антабиусами, ссылаясь на то, что так велел Большой Дух.

Антабиусы учили их всему. Они обучили их счету, языку, который уже сами люди приспособили по – своему.

Отдельных людей они учили писать, точнее выдалбливать на камнях какие-то знаки, а иногда и рисовать тем же образом.

В руки такому художнику они давали что-то схожее с рыбной костью, тонкое и острое на конце, а в другую что-то вроде их большого топора.

Люди не знали, из чего сделаны эти предметы и всячески их охраняли, боясь утерять. Они передавались по поколению из рук в руки и хранились как самые драгоценные реликвии.

Те же антабиусы обучили их добывать желтый металл со дна их реки и создавать из них украшения и предметы для пользования. Они говорили, что этот металл не принесет вреда, и Большой Дух благословляет его.

В племени было много различных мастеров, которых обучили какому-нибудь ремеслу.

Каждый из них создавал свое творение и передавал в руки другому мастеру, который украшал его рисунками или чем-то дополнял.

Мужское население в основном занималось ремеслом и добычей пищи для всех.

Однажды антабиусы привели к ним какое-то дивное животное и обучили, как с ним обращаться. Затем, спустя время, их появилось уже больше и образовалось целое стадо.

Племя потихоньку увеличивало свой состав, и вскоре занимаемая ними территория расширилась аж до самой реки.

Деревьев и кустов здесь было мало, но их учителя обучили, как нужно делать так, чтобы их стало больше.

Спустя несколько смен луны, растительности стало значительно больше.

Люди ухаживали за ней, и это ускоряло ее рост. Как-то незаметно выросли вокруг поселения огромные развесистые деревья, под ногами появилась трава, а в самом селении возникли дополнительные маленькие реки.

Теперь не было нужды ходить за водой далеко и ее брали из прорытых маленьких рек. Вода бережно сохранялась, а за состоянием рытвин постоянно присматривали люди.

Они всегда очищали их от разного наносного мусора или от постоянно осыпающегося песка.

Вскоре антабиусы обучили, как сохранять берега их маленьких рек. Они посеяли там траву, и через время песок укрепился корнями растений и берега окрепли. Правда, наступила другая беда.

Трава разрасталась и уходила корнями в воду. Время от времени их обрубали и дополнительно очищали весь канал, как говорили сами учителя.

Женщины племени жили отдельно. В их обязанности входило рожать детей и смотреть за ними.

Часть из них, будучи еще не занятыми этим, помогали мужчинам в ведении общего очага и приготовлении пищи для всех.

Жизнь вождя ничем не отличалась от жизни простого человека племени.

Он, как и все, ходил за рыбой, ухаживал за животными, участвовал в добыче желтых металлов и даже иногда занимался каким-либо ремеслом.

Но все же были дни, когда вождь удалялся от этих дел и занимался делами общими.

Он воспитывал детей, обучал их разному мастерству, рассказывал многое из того, что знал и учил, как добывать себе еду и огонь.

Женщины также обучались этому, хотя занятия с ними проводились отдельно.

Все нужды, связанные с деторождением, вождь брал на себя. Ему помогали лишь несколько женщин, специально обученных им самим.

Он также присматривал и за младенцами, пока их матери находилась на своеобразном отдыхе после родов.

В общем, забот и хлопот у самого вождя хватало, и бывало порой, что даже не доставало времени на все и приходилось дорабатывать уже после совместно проведенной трапезы.

В племени запрещалось что-либо делать после того, как все сотворили вечернюю трапезу. Давалось время на отдых.

Только вождю и еще части людей, по его указанию, можно было притрагиваться к чему-то.

Так повелось с тех пор, как антабиусы научили их различать время дня и ночи и составлять календарь дней.

Были и дни, в которые все вообще не работали. Это были дни отдыха. В это время устраивались какие-нибудь празднества и всеобщие гуляния согласно их древних традиций.

Розовой Змее часто приходилось участвовать в них. Он демонстрировал свою ловкость, силу и принадлежность к роду Большого Духа.

Сквозь рот, так же как и его отец, он мог выпускать пламя или обдавать себя каким-то удивительным ярким огнем, при этом не причиняя вреда своему телу.

Многие из его соплеменников попытались сделать подобное. Кое у кого получалось, но слабее или менее выразительно.

Анамнехон не был особо в этом заносчивым. Он знал, что так сделал сам Большой Дух и, естественно, также думали и другие.

Потому, какого-то соперничества между ними не было. Это была всего лишь демонстрация способностей, как определение величины посещения Духом племени.

To eсть, становилось ясно, на ком он оставил свой выбор и кому дал их общую силу, как говорил всем людям Великий Вождь – Анамнетутхен.

В большинстве своем, отдых проводился по следующему плану.

Вначале люди всем племенем собирались на огромной площади, когда стрелка их песочных часов показывала на знак X.

Они размещались по кругу согласно своим годам по рядам. Ближе к центру – дети, чуть дальше старики и уже далее – взрослое население и молодежь.

За время их совместного проживания даже определились своеобразные места в виде небольших холмов, тянущихся по кругу в какой-то своей определенной величине.

В общем, это было что-то наподобие старинного амфитеатра, исполненного пока из песка с примесью камня и глинистого ила, добытого со дна реки.

Были в племени и свои музыканты, если так их можно было назвать, Это были люди, особо одаренные Большим Духом.

Они доставали свои небольшие инструменты в виде каких-то трубочек и изогнутых полукольцами предметов с натянутыми внутри нитями. Эти нити издавали сладкие звуки, способные превращать людей в послушных молчунов, а иногда и вовсе заставляли застывать, словно камни.

Кроме этого были большие круги из прута, обтянутые тонкой высушенной кожей умерших животных.

Когда музыканты приводили в действие свои инструменты, то люди мгновенно замолкали.

Так длилось около получаса. Затем вступали в свою игру тамтамы и в средину образованного круга выходили танцоры.

В основном это были молодые люди или из числа более взрослого населения.

Танцам и различным демонстрациям во время их показа обучали старики, передавая традиции предков из поколения в поколение.

Кое-что к этому добавлял и вождь, время от времени посещающий подобное мероприятие и поддерживающий общий настрой своего племени. Тамтамы во время всего этого марша меняли свой ритм и, естественно, изменялись сами танцы и танцоры.

На смену одним выходили другие и продолжали праздник. В этих же мероприятиях участвовали и женщины. Так же, в основном, молодые и не обремененные своим состоянием.

После танцев вновь наступал момент звучания сладких звуков, а дальше в середину круга выходили чтецы.

Они рассказывали вслух историю своих предков и к этому добавляли уже то, что совершили сами за время их совместного существования.

После этого наступал черед летописца. Он торжественно объявлял, кто и когда родился, под какой звездой, каким знаком луны. Поочередно поздравлял, как вновь появившихся на свет, так и уже повзрослевших до самых седин.

Далее вновь звучала музыка и танцы продолжались до того часа, пока стрелка часов не показывала на знак XII. После чего на средину выходил вождь и говорил что-нибудь своим соплеменникам.

Говорил, что нужно сделать, о чем лучше позаботиться, на что обратить больше внимания, а также о том, что сказал ему в это время Большой Дух.

Тут же он многое дообъяснял из того, что сам же и передавал и делал краткие распоряжения на будущее.

После этого все дружно возносили руки к небу, припадали головами вниз, а затем, сложив руки поверх голов, произносили каждый свое – свои клятвы Большому Духу. Каждому давалось право просить о чем-то его во время этого совместного традиционного обращения к их божеству.

Потом они все вместе, в один голос, по команде самого вождя, который также принимал в этом участие, произносили общие для всех слова, и на этом торжества заканчивались.

Все расходились по своим местам проживания, а специально назначенные готовили общую трапезу.

Спустя какое-то время, ровно в тот момент, когда их часы показывали XIV, все садились за огромные длинные столы и приступали к еде, предварительно поблагодарив Большого Духа за помощь и милость им оказанную. При этом произносились краткие заклинания, которым их обучил вождь, а его – сам Большой Дух.

По окончанию трапезы все расходились по своим уголкам и отдыхали, кто как мог.

К вечеру, когда стрелка показывала XX, они собирались на очередную трапезу и уже после этого располагались на ночной отдых.

Так и проходил выходной день, за которым следовал еще один, такой же, а затем уже и рабочий. Во второй день празднеств не устраивалось, и племя отдыхало по своему усмотрению.

Кто купался в реке, кто смотрел за купающимися, оберегая их от огромных зеленых чудовищ с помощью палок и порошков, которые они сами добывали из дерева, перетирая его кору.

Этот порошок не нравился этим диким животным, и они почти мигом уносились в сторону, хотя и не далеко.

Опасность, конечно, всегда присутствовала, и люди тщательно смотрели за теми, кто мог причинять им вред.

Но случаев открытого нападения со стороны животных все же не было. Возможно, что так было еще потому, что им самим доставалось кое-что из остатков пищи людей, и они не были особо голодны. К тему же, в реке было полним полно рыбы, а в отдельных местах и птиц, а также и других видов животных.

Наверное, самую большую опасность таили в себе мелкие змеи, укус которых мог погубить человека.

Именно такую змею демонстрировал Анамнехон собравшимся на небольшой совет представителям других племен.

Правда, против них существовали другие средства, добытые с помощью антабиусов из растений, животных и рыб, не исключая и тех огромных чудовищ, но все же лучше было быть всегда внимательным, чем подвергнуться укусу этой змеи.

Были и другие развлечения во второй выходной день. Можно было половить рыбу из реки с помощью обычной тонкой палки, к которой привязывалась длинная волокнистая нить, имеющая на конце тонкий, согнутый и хорошо обточенный дротик с наживкой в виде червя или пресного зернового теста.

Правда, не всегда такая ловля доставляла удовольствие. Бывало, что на средство ловли попадались не очень большие зеленые рыбы, которые еще не достигли огромных размеров. Приходилось расставаться со своим снадобьем и искать другую нить с таким же дротиком, так как по большей части они заглатывали наживку, а достать ее изнутри не было возможности.

Сам же процесс рыбной ловли осуществлялся большим количеством людей несколько раз за полный оборот луны.

Для этого были сплетены большие сети, которые перегораживали реку, а люди использовались как загонщики, начиная идти издалека. Только раз допускалось ловить рыбу ночью в момент полной луны.

Для этого отбирались охотники из состава племени, и все осуществлялось под контролем самого вождя.

Из рыбных костей делали муку, перетирая их большими камнями. Саму рыбу вялили на солнце и сохраняли под слоем листьев, оберегая при этом от муравьев с помощью того же древесного порошка.

Были у племени и своеобразные игры. Из воднорастущей травы они связывали большие шары и гоняли их по полю, усеянному травой.

Особенно это нравилось детям. Взрослые, как правило, занимались, или даже можно сказать, упражнялись метанием дротиков, метая их в какое-нибудь сооруженное чучело или бросая копья и пуская стрелы, стараясь, как можно точнее угодить в цель.

Были такие, что попадали в небольшой плод с расстояния двадцати-тридцати шагов. Но особенно отличался один человек из их племени. Он мог попасть рыбе в глаз с расстояния сорока шагов. Среди женщин были свои занятия.

В основном, они обучались разному шитью у своих матерей и более старших, разным рецептам по приготовлению пищи и мазей, а также всякому мастерству по изготовлению предметов для забав их детей.

Практически, второй выходной чем-то был похож на рабочий день, хотя бы в плане подготовки к нему, хотя, конечно же, предпочтение отдавалось отдыху, и каждый мог свободно оставить занятия и просто отдохнуть.

В рабочие дни существовала строгая трудовая обязанность. Люди занимались своим конкретным делом, и в целом, племя напоминало пчелиный рой, где каждый исполнял порученное ему вождем дело, или кем-то из его помощников, которые также избирались всем племенем по тому же принципу, что и сам вождь.

У всех были свои конкретные обязанности, и даже музыканты, время от времени, привлекались для каких-то работ.

В общем, трудились все, не исключая самого вождя и это, естественно, приносило пользу всем людям.

Но вот наступала пора смены вождя и к этому событию готовились всем племенем.

Сегодняшняя задержка с отдыхом и вечерний разбор рыбы как раз и был связан именно с этим.

Вдоволь наговорившись и обсудив свои юношеские проблемы, юнцы вскоре закончили свою работу и разошлись отдыхать, оставив часть добычи здесь, под опекой назначающейся охраны.

Анамнехон также пошел отдыхать и вскоре уснул самым обыкновенным сном, ничуть не волнуясь и не переживая о предстоящем.

Тем временем, сам вождь еще долго не мог уснуть, все время думая о том, как провести очередную смену верховной власти в племени, и как согласовать решения других вождей племен или глав родов.

Вдоволь поразмыслив об этом и устав после обычного рабочего дня, он все же вскоре отошел ко сну, предоставив возможность ночи самой разобраться с этими мыслями и возможно что-либо ему сообщить.

В племени воцарилась тишина. И только часовые, время от времени пересвистываясь, нарушали ее покой.

Только в нескольких местах еще горели небольшие огни, дающие понять любому приближающемуся о том, что эта территория занята и охраняема.

И надо было быть, действительно, осторожным, чтобы не попасть в какую-нибудь ловушку или хоть как-то нарушить покой спящего племени. Пересечение границы огней строго каралось и в большей части об этом знали все, кто обосновывался где-то неподалеку. Это была предосторожность от возникновения какой-либо эпидемии болезни и не нанесения вреда племени.

Так жили в то время не только они, а многие, которых также обучали антабиусы и определяли им их вид деятельности в целом составе племен.

Пока на земле был мир, царствовало спокойствие и дружелюбное отношение друг к другу.

Возможно, причиной этому послужила общая беда, а возможно, люди после долгих, трудных битв и гибели в сражениях, просто немного поумнели. Хотя где-то далеко были и войны.

Об этом рассказывали очевидцы, проходящие через их земли одинокие люди. Их посылал в путь Большой Дух и заставлял оповещать всех о грозящих бедах.

Так люди приучались сами понимать, как нужно общаться между собой и как вести дела, не мешая друг другу.

Именно этим и объяснялось появление в их племени других представителей племен, желающих объединить усилия и создать единую дружную семью.

Время шло вперед и заставляло людей двигаться вместе с ним, хотя мало кто тогда знал, как творилось это самое время и почему оно, вообще, шло вперед, а не стояло на месте, подобно земле под ногами.

Но об этом предстояло только узнать многим, и Большой Дух готовил своего ученика времени для создания общего обучения племен и сохранения постоянного мира и дружелюбия на всей Земле.

Большой дух собирался наделить его особым умом и создать из него настоящего человека, способного победить любую нужду и устоять в любой борьбе.

Тот человек еще спал и имя ему было Анамнехон, и, конечно, он сам не ведал и, естественно, даже не думал, что Большой Дух так вoт наградит его и осчастливит общим повиновением людским.

Не думал и не мог подумать о том же и сам вождь, мирно отдыхающий в своем жилище, ничем не отличающемся от таких же других.

Его мысли были заняты текущими делами, а голова набита ними до отказа.

И Большой Дух, опускаясь откуда-то сверху в само племя, решил не нарушать их покой и оставить до дня возведения в ранг его сына. А сейчас он прошелся по еще горячему песку и почему-то потрогал его руками.

– Да, – сказал тогда Большой Дух, – это земля ваша, но не моя, и царствовать вам на ней, а не мне. Что ж, дам людям волю и посмотрю, что получится с этого. Возможно, станет больше им яснее что, где и как. А я пока сам осмотрюсь за это время и надо думать, примкну к другой 3емле, может меньше горячей, но способной дать постоянное жилье и мне.

Дух ступил дальше и вскоре скрылся в ночной темноте. Далее вспыхнула небольшая искра, и что-то тихо вознеслось в небеса.

Никто не заметил его присутствия, никто даже подумать не мог, что Большой Дух может придти сам.

Часовые удивленно переглянулись, и один из них сказал другому:

– Наверное, это от костра. Только почему сюда занесло? Ветра вроде бы нет. – А может это Вождь выпустил свой огонь в небеса? – ответил ему второй.

– Может, – согласился первый и их разговор прекратился.

Выглянула Луна и осветила всем лица. Где-то вдалеке, на ее свету, была видна какая-то темноватая точка. Но никто не придал этому значения, и вскоре в племени стало совсем тихо.

Часовые разошлись по сторонам и продолжили свой ночной маршрут.

Подул небольшой ветерок, и земля немного освежила собою дневную усталость. Ей нужно было набраться сил, чтобы наутро дать нужные всходы и в очередной раз накормить людей.

– Слава Большому Духу, – хотелось сказать ей самой в ту минуту, но Земля не могла этого сделать.

У нее был свой голос: дрожащий и монотонно возрастающий до гула в ушах.

И пока он молчал, люди спали спокойно, благодаря свою землю за тишину, ее теплоту и доброту.

Это лучшее, что она могла предложить им в их же растущий день и для их же вечного блага.

Глава 4. Анамнехон – творец

Ночь прошла, и солнце озарило лица проснувшихся.

Наступал день. Очередной из трудовой недели, и нужно было подниматься, чтобы снова трудиться, а уже затем вновь обрести отдых.

Такова она жизнь людская. И ничто, и никто не способны ее изменить или сделать какой-то другой, более удачной или счастливой.

Труд и отдых, как день и ночь, как живое и не таковое. Все это соединено воедино, и из одного выходит другое, а из другого первое.

Правда, есть еще одно. Это вечный мрак. Но для людей он не нужен, ибо там они жить не могут. Ибо мрак – он и называется так, как в прямом, так и в переносном смысле. Место человека среди живого, среди такого, как и он сам.

И этому также обучали антабиусы, подтверждая своим трудом и образом жизни.

С тех вот пор и повелось ходить и обучать кого-то, и идти дальше, дабы сделать то же, принося пользу другому, а не только во благо себе.

Это закон жизни и он храним, и чтим будет всегда, пока жива сама жизнь, пока существует человек, пока существует сама природа.

Это есть закон всего и ему есть на то подтверждение.

Как и все другие, Анамнехон занялся своими делами. Но, спустя какое-то время, за ним пришел вождь и увел в сторону.

– Ты был сегодня у святого камня? – спросил он, строго глядя ему в глаза.

– Нет, – даже испугался юноша.

– Значит, Большой Дух посетил наше племя ночью. Пойдем со мной. Я покажу тебе кое-что, – и вождь повел его за собой в сторону их святого места.

Спустя немного времени, они входили внутрь окруженного обычными камнями сооружения без крыши. Вождь подвел юношу к камню и указал на одно место.

– Видишь, этого не было раньше. Значит, Большой Дух побывал здесь и оставил тебе письмо.

– Мне? – удивился Анамнехон, и лицо его мгновенно залилось краской.

– Да, тебе. В свое время я также получил его и сохранил вот здесь, – и вождь показал рукой на сердце. – Возьми и прочитай его, а потом сожги своим огнем, добытым изнутри. Так сделал я в свое время, и так делали все прежние вожди из рода суреков и атлахамонов. Значит, так должен сделать и ты.

– Хорошо, Великий Вождь, – ответил юноша, и потянулся было к небольшому свертку, перевязанному тонкой красной нитью, которая крепилась к камню чем-то липким и тягучим.

– Подожди, – остановил его вождь, – вначале поклянись в своей верности и преданности ему.

Юноша кивнул и исполнил указания вождя.

– Теперь, я пойду, – сказал он, – ты же оставайся здесь, пока не сделаешь всего того, что необходимо. Встретимся на рабочем месте. Там и поговорим.

– Хорошо, Великий Вождь, – ответил Анамнехон и снова потянулся к рулону.

Вождь повернулся и вышел наружу.

Юноша отлепил от камня сверток и развернул, чтобы прочитать.

По знакам он прочитал вслух:

«Сын Великого Вождя племени суреков и атлахомонов. Днем этим я объявляю тебя самого учеником своим и доверяю тебе свою мудрость и знания. Будет горько тебе и тяжело в труде твоем, но ты терпи и будь верен делу и труду своему. Слушайся голоса моего и доверяй ему, как себе самому и Великому Вождю вашему. Вскоре он пребудет в мир иной, и я окроплю его святостью своею. Согласись с избранием своим и не посрами доверия моего, тебе одному наиболее оказанного. Даю время тебе на приготовления ко Дню великому и на подготовку к твоему избранию Великим Вождем своего племени. Предстоит исполнить тебе многое. Такое, что еще никому не удавалось. Слушай меня и делай то, что говорить буду. Если не ясно – спрашивай в уме своем. Отвечу по-новому. Для побед твоих великих пришлю новых антабиусов. Они помогут разобраться во многом и научат кое-чему. Жди их прихода и будь готов встретить вежливо и всем объяви о том со дня твоего вступления в ранг Вождя Великого. Поклонись в ноги отцу своему, Вождю прежнему. Поблагодари его от себя и от меня самого. Поклянись в верности своей еще раз и сохрани лист сей до дня другого, и дня другого величия. Имя твое в устах людских жить долго будет, хотя и претерпит изменения разные. Но сам ты запомнишь его и сквозь пронесешь дальше. Под камнем найдешь пилурет небольшой и в него вложишь письмо это. Закопай его здесь же и никому не говори никогда. Это воля моя и должна быть исполнена первой. Вождю Великому скажи, что я так велел тебе поступить первому из всех, кому и ранее доверял свои знания.

Совершенствуй язык свой и добейся исполнения этого от других. Не давай коверкать слова или искажать их значение. Создай школу свою первую. в которой все обучаться должны, читать, считать, писать научились бы. Это на будущее тебе работа такая. Сейчас же займись сам собою под эгидой Вождя Великого и пройди с ним путь умственный по жизни племени вашего, что в труде и заботе повседневной отмечен. Постарайся понять главное из того, что он тебе скажет. По скончанию трудов ваших и когда ты готов будешь к своему определению, мне самому скажешь возле камня этого, где это письмо и храниться будет. Это пока все на сейчас. Иди и готовься. Работу свою не покидай. Вами время на то другое должно быть взято. Прощай, Анамнехон, и докажи свою верность делом. Возможно, ты сможешь увидеть меня, пройдя время твоей участи жизненной. Это подарком будет для тебя и для тех, кем тогда окружен будешь. Это все. Иди и трудись, и не забывай обо всем, что в письме этом говорится».

Анамнехон закончил читать и еще долго обдумывал прочитанное. К некоторым местам он возвратился вновь и постарался запомнить то, что требовал и ждал от него Большой Дух.

Затем, еще раз пробежав глазами по всему листу, он свернул его обратно, аккуратно сунув в найденный под камнем пилурет, и затем надежно спрятал до дня другого, как и велел Большой Дух.

После этого Анамнехон отправился к Великому Вождю и занялся обычным трудом, кратко изложив то, что было написано в послании.

Великий Вождь кивнул головой в знак своего согласия и понятия, а затем удалился по своим делам, предупредив, что они встретятся после вечерней трапезы.

Остаток дня прошел, как обычно, а к вечеру пожаловали гости, о чем сообщили вестовые, стоящие в дозоре.

Вождь собрал своих помощников, включая и Анамнехона, и встретил гостей на входе в их поселение.

Они поприветствовали друг друга, прикладывая руки вначале к груди, потом ко лбу, а затем, поднимая их к небу, и совместно прошли вглубь селения к святому камню, где обычно и проходили подобные встречи.

Расположившись кружком по небольшим группам, гости завели разговор.

Речь шла об объединении нескольких родов и племен в одно под покровительственное начало Великого Вождя племени суреков и атлахомонов. После продолжительного обсуждения всех, связанных с этим процессом дел, пришли к выводу перенести объединение на другое время, когда во главе станет Анамнехон.

Времени до этого дня оставалось совсем немного, и гости согласились с таким предложением.

Тем более, что им самим предстояло практически то же и нужно было как следует подготовиться к такому объединению.

Здесь же решили, что переселения, как такового, не будет. Просто границы их совместных территорий расширятся далее и будет осуществляться полный контроль за любыми передвижениями иных родов и племен силами объединившихся.

Также было решено сформировать своеобразное общее правление под началом будущего вождя суреков и атлахомонов.

На этом совет завершился, и гости последовали обратно к своим племенам. Их проводили до конца селения, где все, проделав те же знаки приветствия, разошлись по своим сторонам.

Солнце уже катилось к закату, и пора было готовиться ко сну.

Великий Вождь отпустил всех и задержал только Анамнехона.

– С завтрашнего восхода солнца мы приступаем к исполнению воли Большого Духа, – сообщил он юноше, – будешь при мне, и будешь учиться тому, что делаю я сам. С этого дня моя работа становится и частью твоей.

– Хорошо, Великий Вождь, повинуюсь слову твоему и велению Большого Духа.

– Иди, готовься ко сну и не забудь, что с восходом солнца ты уже не простой человек, а часть Вождя Великого и Духа Большого.

– Слушаюсь, Великий Вождь и об этом буду помнить. Разреши мне удалиться к себе?

– Ступай и пускай в эту ночь приснится тебе видимый сон. Постарайся запомнить его и сохранить, как тайну твоего будущего во главе нашего племени. Доброй ночи, Анамнехон.

– Доброй ночи, Великий Вождь, – ответил юноша, и они разошлись.

А со дня следующего и началось настоящее обучение будущего вождя, которое включало в себя великое множество ступеней развития, обоснованных на самой жизни их предков и знаниях, обретенных самостоятельно путем собственного доиска.

Немаловажную роль в обучении Анамнехона сыграли и полученные уроки от антабиусов настоящим вождем. Все это совместно в итоге дало тот нужный результат, который должен был со временем перерасти в настоящую силу ума и знаний, обоснованных самой жизнью и величиной понятия окружающего.

Спустя месяц обучение подошло к концу. К этому же времени подоспели гонцы из других родов и доложили о готовности к объединению и о произведенных там сменах власти.

Таким образом, получалось, что Анамнехон выступал в роли одного единого вождя племен, по своему возрасту мало уступая всем остальным, подобным по рангу.

Своеобразно, это давало какое-то преимущество в обозначении своей воли решения и не создавало помех в склонности к уму более почтенного возраста, в основном закрепощенного на старых традициях предков.

Было принято решение о совмещении возведения в ранг нового вождя и объединения родов племен. Всего насчитывалось десять родов из состава шести племен.

Только в самом племени Великого Вождя было два рода. Практически, то же наблюдалось и у других, за исключением двух примкнувших, имеющих одно родовое начало и более многочисленную группу людей.

Вскоре состоялись и сами торжества по этому случаю, где Анамнехон во весь голос объявил то, что требовал от него и от других Большой Дух.

Он также указал на его благосклонность к таким делам и выразил надежду на то, что люди поймут друг друга и смогут жить в мире.

Так начиналась новая эра в истории развития людей, и так потихоньку с простого объединения начинала возводиться вверх история развития одного единого государства, существовавшего на тот период на территории Земли.

Естественно, не все племена вошли в группу объединившихся и большая часть, как говорят, пока оставалась за пределами досягаемости той цивилизации умственно состоящих существ.

Но то был ранний период становления будущего государства, и то был период зацветья нового вида отношений между людьми.

Не все стразу образовалось так, как оно уже было унаследовано потом. Многое из поведанного уже сейчас самими историками, да и просто людьми, присоединялось по ходу развития и как-то незаметно становилось единым целым какого-то общего понятия существовавшего строя.


После торжеств и ухода предыдущего вождя племени суреков и атлахамонов на заслуженный отдых, власть непосредственно перешла к Анамнехону, и он начал вершить дела согласно завету Вождя и Большого Духа.

Были избраны главы общего руководства племенами, и на последующем общем совете приняли решение о создании единой силы по сохранению территорий объединившихся от незваных гостей, которые пока оставались сами по себе.

И для этого было предложено новым вождям создать отряд воинов из людей всех объединившихся племен, образовав дозоры на границах их совместных территорий.

Здесь же был принят и своеобразный устав того времени по воинской обязанности, в котором говорилось, что каждому воину положена лошадь из табуна племени и паек на момент несения им службы за пределами поселения.

Таким образом, возникала первая необходимость в организации обеспечения людей из составов родов и племен продуктами питания и дополнительной материальной помощью.

То есть, образовывалась дополнительная рабочая единица, ничего конкретно не производящая. И ее нужно было обеспечить всем племенем совместно. Решено было также создать базу подготовки воинов и сделать их постоянно исполняющими обязанности по охране.

По сути, назрела необходимость создания воинского подразделения и базы его подготовки.

Эту заботу взял на себя сам Анамнехон, чем заслужил определенное уважение со стороны подчиненных ему других вождей племен.

После некоторого обсуждения дополнительно возникших вопросов по ходу общего разговора, совет закончился, и люди разошлись по своим домам.

Надо отметить, что другие рода располагались не так уж и далеко друг от друга. В большей части, протяженность расстояний не составляла более десяти километров. Поэтому, особого труда не составляло ходить пешком и вовремя добираться куда необходимо.

На другой день после совета и оглашения принятого решения всем народом племени, в селение начали прибывать люди, посланные вождями для обучения делу охраны границ.

Все они были с лошадьми, и у каждого при себе находился положенный ему паек питания.

Людей расположили немного в стороне от селения, и Анамнехон занялся их обучением.

По ходу этого процесса, люди из состава его племени готовили прибывшим жилье и своеобразное место для общей трапезы.

Через три дня на краю селения ярко обозначилось воинское поселение, построенное как общее для всех жилье и обустроенное необходимыми для проживания предметами обихода.

Спустя еще несколько дней в селение приехали другие, и собрался очередной совет.

Анамнехон вел это небольшое собрание, по очереди предоставляя слово каждому.

В конце он выступил сам.

– Думаю, что мы хорошо потрудились в этом, – и он указал рукой в сторону воинского поселения, и все в ответ на это дружно закивали головами, – но надо решить другое. Питание нужно постоянно пополнять будущим воинам. Также потребуется и корм их лошадям. Потому, нужно решить, сколько необходимо поставлять продуктов и корма, и составить поочередно их доставку сюда. Как считаете, вожди? – и Анамнехон обвел всех взглядом.

– Это нужно, – согласились сразу же все, понимая, что одно племя не способно прокормить всех собранных людей.

– Я также построил им жилье, – продолжил Великий Вождь суреков и атлахомонов, – потому, нужно возместить затраты моих людей. Давайте поступим так. Вы силами своих людей обустроите на границах ваших земель дозорные пункты примерно по такому же образцу. Воины будут сменяться вместе со сменой луны и солнца. Также потребуется дополнительный корм животным и пайки для людей, которые будут удалены в своих дозорах. Это также ляжет на ваши плечи. Согласны с моим решением?

– Да, согласны, – отвечали собравшиеся по очереди и продолжали внимательно слушать.

– Это еще не все, – предупредил Анамнехон, продолжая свою речь, – думаю, необходимо увеличить численность воинов вдвое. Хотя это и накладно для всех нас, но все же жизни наших людей дороже продуктов и еды. Одни будут стоять в дозоре и поочередно менять друг друга для отдыха. Другие будут пока находится здесь и обучаться этому делу. Они же смогут выступить в нужное время и дать отпор кому бы то ни было. Понимаю, это тяжелая задача, потому как кормить нужно будет больше. Потому, не тороплю. Подумайте, посоветуйтесь с людьми в своих родах, племенах. А завтра соберемся в это же время здесь и все обсудим.

Гости разошлись, и на этом совет завершился. Дел было великое множество, и Анамнехон заторопился в свое племя, как это и подобало его вождю.

Но какой-то внутренний голос неожиданно остановил его и невольно заставил вздрогнуть.

– Что, испугался? – спросил его кто-то, и Анамнехон почувствовал, что тот засмеялся.

– Кто ты? – спросил он, едва шевеля губами.

– Я Большой дух, – ответил голос, – тот, который оставил тебе письмо. Теперь, мы будем так общаться с тобой. Можешь задавать мне вопросы, если хочешь.

– Да. Хочу, – сразу ответил юный вождь.

– Тогда спрашивай, – ответил голос, – только не говори вслух, говори мысленно. Обучайся так со мной разговаривать.

– Хорошо, Большой Дух, – уже мысленно ответил Анамнехон и присел на какой-то камень.

– Здесь не сиди, – строго повелел Дух, – уйди куда-нибудь, чтобы тебя не видели люди. Они не поймут твоего поведения.

– Хорошо, Большой Дух, я найду другое место, – и юноша последовал к святому месту.

Там он нашел камень у стены и, подойдя к нему, сел. Ровно выпрямив спину, сложив руки на коленях, а голову чуть приподняв вверх, он принялся слушать голос Большого Духа.

– Так будет хорошо? – мысленно спросил он у своего повелителя.

– Хорошо, так и сиди, – ответил ему Дух и перешел сразу к делу. – Вижу, что ты не сидишь, сложа руки, – начал он свою речь, а Анамнехон резко вскочил со своего места, – нет, сиди, это я говорю о делах твоих, – успокоил его голос и усадил на место, – все это похвально, идешь по стопам прежнего вождя. Но предстоят дела тебе другие, в общем больше связанные с решением общих проблем вашей жизни после объединения. И то, что ты делаешь сейчас, это только начало. Вскоре к вам прибудут гонцы с других племен. Заслушай их и дай время подумать об их же решениях и предложениях. Никогда не торопи людей и не подталкивай к какому-нибудь решению. Что в составе объединения находится, то подвластно тебе. Что же со стороны приходит, то пока в стороне и пребудет. Понял ли ты меня?

– Да, понял, – полушепотом отвечал Анамнехон.

– Изучил ли ты языки их? – строго спросил почему-то Дух.

– Нет. Пока нет, – отвечал юный вождь.

– Это плохо. Нужно знать достоверно, что они тебе хотят сказать.

– Изучу, Большой Дух, – поторопил события Анамнехон.

– Не спеши, – ответил голос, – я еще не закончил свою речь. Нужно будет создать школу рядом с той, что уже построили. Пусть, все туда из других племен людей помоложе и детей присылают, где ты будешь обучать их одному языку и письменам одним. На это также понадобится помощь со всех племен и родов. Потому, завтра обговоришь и это. Скажи, я велел так сделать. От этого будет лучше всем, и никто в будущем от разноязычия страдать не будет, и будет допонят всегда таким же человеком. Теперь, дальше слушай. На сходе племени своего и родов ваших объяви, что я велел тебе подмену найти в делах родовых и племенных ваших. Ты же возглавишь общий род людской и займешься тем, что я говорю. Понятно ли это?

– Да, понятно, – отвечал Анамнехон.

– Не пугайся, – продолжал говорить Дух, – ты сумеешь справиться со всем этим. Надо понемногу развивать народ свой и другой, дальше идти и создавать новое, чтоб и другим после вас досталось то же и гораздо лучшее. Будешь создавать новое объединение родов, пригласи всех старых вождей и спроси совета общего. Пока все. Иди и думай над тем, что я сказал, только о работе не забывай своей и других.

– Не забуду, – отвечал вождь, продолжая сидеть в той же позе и сохранять неподвижность.

– Тогда все, – ответил Большой Дух, и очевидно куда-то умчался, так как его присутствия больше не слышалось.

Анамнехон встал, размял ноги, а затем подошел к святому камню и поклялся в своей преданности Большому Духу и делам общим людским.

Спустя время он уже был весь в делах и заботах, которых день ото дня становилось все больше и больше.

Теперь, когда объединение состоялось, на его плечи ложилось огромное количество различных проблем, связанных с обустройством, хозяйством, ремеслами и другими делами, которыми был полон тот мир людской.

Вскоре Анамнехон понял, что ему одному во всем этом просто не справиться и тут же осознал правоту Большого Духа.

– О, Большой Дух, – сказал он про себя, – как ты умен и дальновиден. Век буду слушать тебя и волю твою исполнять.

С того дня так оно и повелось.

Большой Дух время от времени давал указания, а Анамнехон усилиями всех их исполнял.

На следующий день вождь собрал свое племя и рассказал о решении Большого Духа.

И люди согласились с этим, и радостно приветствовали возгласами своего родоначальника. А к вечеру состоялся и совет, на котором было решено создать дополнительное количество воинов и обустроить все так, как велел Большой Дух. Всем понравилось решение об обучении людей одному языку, и вожди также дружно приветствовали своего руководителя.

Со следующего дня потянулись в их сторону гонцы из других родов, которые несли продовольствие, корм и другое, недостающее для общего обучения и обеспечения задуманного.

Так постепенно начиналось развиваться и по сей день существующая общая система налогов с населения.

Но тогда она была по-своему нужной и очень необходимой и никак не принудительной. Ибо все понимали, что это общее, и что от этого зависит их общая жизнь, которая составлялась каждым лично.

Не было никакого ропота или чего-то в этом роде. Приносящаяся дань в общее дело расценивались людьми как своеобразное доброжелательное отношение к ним самим со стороны других.

То же думали и другие, то есть те, кто нес саму дань. Они радовались совместно, понимая, что своим трудом сопутствовали сохранению общих достижений и вносили свою помощь в создание того, что было нужно всем, как никогда.

В итоге, люди в составах родов несли значительно большие потери вне объединения, ибо были окружены со всех сторон неизвестностью, которая всегда могла принести какую-нибудь беду и уж никак не помощь, или счастье. Потому дань, принесенная ими, возлагалась с честью и достоинством под ноги самому главному вождю с присутствием поклонов и ветки вежливости.

Анамнехон понимал это и также приветствовал людей, отвечая подобным образом. И в этом не было никакого унижения или оскорбления чьего бы то ни было достоинства.

И с другой стороны – не было какой-то чванливости или обычного возвышенного чувства какого-то превосходства.

Нет. Наоборот, это был процесс выражения взаимного доверия друг другу, народ народу, от которого зависело их совместное будущее и вообще, существование.

Все, что приносилось и привозилось на лошадях, складывалось в одном месте, и к нему никто не притрагивался кроме тех, кто был назначен как исполнитель распределения всего самим вождем.

Дань возлагали поочередно. Не было места под ее хранение в огромных количествах, да и продукты или корм могли испортиться со временем.

Исполнитель строго следил за этим и время от времени давал указания гонцам, вестовым от Верховного Вождя, чтобы они сообщали родам о дате их возложения дани в общее дело.

Спустя какое-то время жизнь в племени начала преобразовываться.

Вместе с возникновением школы и дополнительно построенного помещения для воинов, начали появляться на свет и другие сооружения.

Чтобы не купаться в реке и не подвергаться какой-то опасности, было решено построить водяные бани, где бы все население могло мыться в любое время. Кроме этого взвелись стены еще одного заведения. По велению Большого Духа был построен первый родильный дом, в который свозились все роженицы родов и племен из объединившихся.

Анамнехон сам занимался этим вопросом, но вскоре, по велению того же голоса, он обучил этому нескольких женщин и одного мужчину из другого рода и осуществлял лишь контроль за их деятельностью.

Так, потихоньку, Верховный Вождь удалялся от своих непосредственных дел в племени и роду, и все больше возлагал какие-то обязанности на других его помощников, предварительно обучая их делам и проверяя на практике их исполнение.

Примерно через год, когда погода снова стала прежней, в племя прибыли гонцы с каких-то других племен и родов.

Анамнехон их принял и выслушал. Затем дал время на обдумывание его предложений и посоветовал не торопиться с решением.

Гонцы вскоре покинули племя, предварительно ознакомившись со всеми условиями и самой жизнью населения.

Сам же Верховный Вождь занялся своими непосредственными делами.

Большой Дух постоянно тревожил его и давал какие-то указания и советы. И очень часто можно было заметить его сидящим в глубине сооружения, где он внимательно выслушивал все, ему говорившееся.

Порой в этом состоянии его заставали вестовые, желающие уточнить что-либо, в другой раз – ближайшие помощники.

Естественно, они удивлялись его такому поведению, и вскоре Анамнехон сам известил их об этом.

– Я разговариваю с Большим Духом, – сказал он тому, кто первый зашел к нему в очередной раз, – попрошу не мешать мне. Я вскоре освобожусь.

Конечно, человек сразу же ушел, и весть мгновенно облетела всю округу. Люди еще с большим уважением начали относиться к своему родоначальнику и очень часто даже склоняли головы перед ним в знак своего уважения.

За год, проведенный в ранге Верховного Вождя, Анамнехон сильно изменился.

Его поступь стала более широкой и твердой. Взгляд постоянно устремлялся куда-то вверх, когда он о чем-либо думал. Движения стали более важными, но при этом не потеряли свою быстроту.

Анамнехон не раз, как и прежде, принимал участие в танцах и демонстрации силы духа и, конечно же, постоянно подтверждал свои первоначальные качества и даже несколько приумножал их.

Под застывшими взглядами многих людей, он мог уже спокойно подняться над землей расстояние метра или заколдовать любое крупное животное, включая даже зеленое чудовище, которое люди начали называть пампилусом из-за его привычки постоянно выслеживать свою добычу и сохранять спокойствие.

Постепенно люди начали говорить о том, что Большой Дух, наверное, переселился к их вождю и помогает ему во всем.

Так начала возникать вера в переселение душ и назревала необходимость какого-то объяснения силы Анамнехона на уровне того времени общего развития.

Созвав в очередной раз совет вождей, Анамнехон сказал:

– Вчера я разговаривал с Большим Духом. Он велел нам не останавливаться на достигнутом и развивать нашу общую жизнь далее. Надо создать цветущие сады и нивы, а землю нашу оросить водой, прокопав каналы в нужном направлении. Я покажу вам как, – и вождь, став на колени, нарисовал на песке схему полей и пролагаемых путей воды.

– Хорошо, будем делать так, – согласились вожди с его решением.

– Но, для этого потребуется перегородить реку в нескольких местах. Воды станет побольше, и она зальет все наши угодья. Если же нужно, то будем разгораживать и освобождать проходы для очистки или чего другого.

– Хорошо, – закивали вожди, – сделаем и это, – только вот чем загородить?

– Надо взять много камней из скал и наносить в одно место. Вода приостановится и расширит свое течение. Только делайте поочередно свои заграждения, чтобы сразу все не лишились воды, кто пониже по течению.

– Хорошо, – ответил один из самых «верхних» вождей, – я начну с завтрашнего дня копать, а к началу следующего полнолуния смогу перегородить реку.

– Нет. Так не пойдет, – не согласился Анамнехон, – так мы все не успеем свершить задуманное за время теплого дня, нужно успеть всем сделать это. Я предлагаю собрать от каждого племени, рода людей и направить их в самый верх к тебе, вождь Иркундил. Будешь всеми руководить и поспеешь за период восходящей луны все завершить. Затем так же сделаем и пониже. Как думаете, вожди?

Собравшиеся на минуту задумались. Такого у них еще не было. Тут нужно было решать всем племенем.

– Хорошо, – продолжил Анамнехон, – я не тороплю вас с решением, но знайте, что день теплый не вечно длится и надо всем поспеть вовремя, чтобы на будущий год наши поля взошли свежим ростком и не засохли под солнцем. Встречаемся через три дня. Решайте на своих сходах.

Совет завершился, и собравшиеся разошлись по домам.

Анамнехон, оставшись один наедине со своими мыслями, сел на свой камень и спросил внутри себя:

– Правильно ли я поступил, о Большой Дух? Ответь мне, своему ученику.

Ответ прозвучал тут же, словно тот, к кому обращались, был совсем рядом

– Правильно, Анамнехон. Поступай так и далее. Но только не старайся руководить всем одновременно. Есть на то вожди другие, и им нужно принимать самим решение. Ты же займись школой и обучением людей по ремеслу какому. Усади писцов своих, пусть летопись твою составят и обозначат рода ваши в именах вождей их. Высеки на камне и свое имя, кроме тех, кто там уже есть. Больше туда никого не заноси. Следуй и далее заветам моим и готовься встретить антабиусов, мною посланных к тебе самому в помощь. Будут они учить вас, как металл из земли добывать и как что из него делать. Будут и другое сотворять. Дай им в ученики молодых людей из каждого роду по несколько. Пусть делам тем обучатся и вскоре к работе приступают. По свершению того, антабиусы уйдут от вас. Проводите их достойно и с честью, как подобает гостям великим. Понял ли ты?

– Да, Большой Дух. Понял.

– С сего дня зови меня по-другому и объяви другим о том же. Обзови меня богом вашим и пусть все знают, что Большой Дух – это бог земли и пусть так же и величают.

– А кто это, Бог? – не понял его Анамнехон и даже приподнялся со своего места.

– Сядь и слушай дальше, – ответил ему Дух, – Бог – это мое новое обозначение. Так, как и твое с сего дня будет звучать по-новому. И об этом сегодня же огласишь всем. Название твое будет такое, как и мое – Бог, только для людей ты будешь им. Все же остальное я под свою опеку беру, и буду называться богом всего и вас в том числе. Понял ли ты меня?

– Да, понял, Бог, Великий Дух, – нерешительно произнес юный, но, в то же время, уже немного повзрослевший вождь.

– Не говори так. Говори просто Бог.

– Понял тебя, о Бог, – ответил Анамнехон и продолжил внимательно слушать, что ему скажут.

– Теперь иди и извести всех об этом. Сообщи и о том, что я иноходь к тебе другую послал. Это значит, что вскоре другие гости и послы прибудут, и будут проситься в племя ваше. Не торопись с ответом и посоветуйся с другими. Иди и исполняй, следуя завету моему и вождя предыдущего.

Анамнехон встал и подошел к камню. Достав из-под него свой личный инструмент, который ему уже давно дали антабиусы, он высек на камне свое имя по буквам, а затем произнес клятву в своей преданности Богу.

После этого, Анамнехон вышел наружу и объявил общий сход, сказав это первому попавшемуся человеку.

Тот быстро разнес весть по селению, и вскоре на площади начали собираться люди. Все тревожно посматривали на своего вождя, ибо не знали, почему в такой час он изъявил желание их собрать.

Завидев это, Анамнехон успокоил ближайших, сказав, что весть хорошая и тревожиться незачем.

Его слова быстро облетели собравшихся, и лица людей мгновенно преобразились.

Спустя время все собрались, и вождь выступил с речью.

– Люди рода атлахомонов и суреков, а также люди других родов, присутствующие здесь. Я собрал вас здесь для того, чтобы объявить слова Большого Духа и рассказать то, что он не может рассказать вам. С сего дня Большой Дух велел именовать его Богом земли нашей и всего, что на ней находится, не исключая нас самих и небес со звездами, Солнцем и Луною. Он также велел называть меня Богом людским и почитать, как его я почитаю сам, со всем уважением и исполнением к сказанному. Впредь, к Большому Духу обращаясь, называйте его Бог. Я же для вас богом только словесно и чтимо знаться буду. Пока обращайтесь ко мне так, как и прежде, только помните о том, что я для вас богом людским являюсь. Это же нужно будет передать другим вождям, чтобы и в их родах знали и также величали. И сейчас, я посылаю к ним вестовых с этой вестью. Чтобы к утру, солнце вместе с новым названием встречали.

И Анамнехон тут же вывел гонцов и отправил их в путь, каждого под охраной одного воина из нужного племени.

Спустя время, вождь продолжил свою речь, где указал на необходимость помощи другим родам и такой же с их стороны самим по орошению земель и созданию цветущих садов.

Люди радостно приветствовали такое решение, посланное им Большим Духом и объявленное их великим вождем.

– Это поможет нам всем создать благоухающий край на землях наших, и наши дети не будут в будущем так страдать, чтобы добыть еду и накормить самих себя. Бог хочет видеть наши старания и хочет видеть нас радостными в жизни, а не изнемогающими под палящими лучами солнца, где-то на засушенных ветром полях. Примем новое его имя и будем величать его так, как он пожелал. Поблагодарим его, люди, и давайте поклянемся в верности ему в этом и самим себе.

Люди стали на колени и так же, как и прежде, произнесли слова заклинаний, которые знали с рождения, и с которыми уходили на покой.

Вскоре сход завершился, и площадь опустела. Остался только Анамнехон и несколько его помощников.

– Идите отдыхать, – сказал им вождь, – я сам посмотрю, что сегодня сделано и что будет нужно сделать завтра.

– Мы не можем этого сделать, – ответил один из них, – ты ведь для нас отныне Бог, и нам нельзя оставлять тебя одного.

– Нет, я Бог для вас в вашей душе. Так же, как и для меня Большой Дух. Дела же остаются за мною, как и прежде. Потому, идите и отдыхайте, а я посмотрю.

Люди поклонились ему и удалились по своим жилищам.

Анамнехон же, постояв немного, двинулся по пути вечернего обхода.

Вскоре он возвратился на то же место, а затем последовал к своему дому, на ходу обдумывая, какие решения ему принять завтра и с чего начать день. Расположившись на отдых, Анамнехон еще долго не мог уснуть. Мысли не давали ему покоя, а принятое решение, казалось, торопило в путь.

Но, в конце концов, усталость взяла свое, и он уснул, хотя некоторое время продолжал что-то шептать про себя и вертеть головой.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Фараон (С. В. Пилипенко) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я