Разгром фашизма. СССР и англо-американские союзники во Второй мировой войне (Л. И. Ольштынский, 2010)

В книге известного историка, доктора исторических наук, профессора Л. И. Ольштынского, академика Академии военных наук Российской Федерации, на основе фундаментальных зарубежных и отечественных военно-исторических трудов, новейших исследований архивных документов раскрываются подлинные политические цели стратегических решений и фактическая роль участников антифашистской коалиции в достижении общей победы. Научно-популярный труд о Второй мировой войне предназначен для широкого круга читателей, интересующихся историей. Основное внимание уделяется образованию антифашистской коалиции и ведению войны ее участниками против стран фашистского блока в 1941–1945 гг. В отличие от многих военно-исторических трудов, в этой книге автор делает выводы из уроков истории для современности.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Разгром фашизма. СССР и англо-американские союзники во Второй мировой войне (Л. И. Ольштынский, 2010) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки! На вас смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков…

И. Сталин Из речи на параде Красной Армии 7 ноября 1941 г. на Красной площади в Москве

…Теперь, после столь славной победы под Москвой, никто не может утверждать, что советский режим является прогнившим или подрывающим жизненно важные основы собственной страны. Нет! Если бы не этот режим и все то, что было сделано в этой стране за последние 20 лет, Гитлер, безусловно, сумел бы завоевать всю Европу, и наши шансы на победу равнялись бы нулю… Я испытываю чувство глубокой благодарности ко всем советским людям за перенесенные ими страдания и непреклонную волю к победе, которую они проявляют.

С. Криппс, посол Великобритании в СССР Из дневника С Криппса, 25 декабря 1941 г.

Глава 1. 1941 год. Угроза фашистского мирового господства. Создание антифашистской коалиции

1.1. Два очага Второй мировой войны. Борьба СССР за создание антифашистской коалиции. Антисоветская политика Запада и ее итоги

Историей Второй мировой войны занимается уже третье поколение историков, однако вопрос о причинах этой трагедии человечества по-прежнему остается объектом исследований и дискуссий. Сложность, разнохарактерность процессов и событий войны определили разные точки зрения на них, но при этом важно отметить, что причины войны нельзя сводить, как это часто делается, только к политике личностей, руководящих государствами, хотя они и сыграли большую роль в этих событиях.

Причины и этапы Второй мировой войны. Сущность фашизма

Глубинные корни мировых войн, их источники кроются в социально-экономической системе империализма, которому присуща неизбежность борьбы на мировой арене за источники сырья и рынки сбыта с применением военной силы. Уже в конце XIX в. производство вооружения для многомиллионных армий, а следовательно, и сами войны стали выгодным бизнесом для монополистического капитала. Милитаризм пронизал общественную жизнь ведущих капиталистических держав мира. Эта тенденция усиливалась весь XX век и перешла в век нынешний. Известный социолог Запада И. Валлерстайн пишет: «Даже мировые войны выгодны капиталистам, особенно тем, кто служат победителям и находятся далеко от передовой, а если говорить о поставщиках оружия, то даже независимо от того, какую из сторон они поддерживают»[1].

Таким образом, противоречия империализма в начале XX в. привели к Первой мировой войне (1914–1918). Подготовка к новой схватке началась вскоре после установления Версальско-Вашингтонской системы послевоенного мира. Фашизм, утвердившийся во власти в Германии, Италии и Японии в 30-х гг. XX в., стал наиболее агрессивным выразителем империалистических противоречий. Блок фашистских государств поставил целью завоевание мирового господства и порабощение народов в интересах крупного монополистического капитала.

Исходя из классического определения К. Клаузевица, что «война есть продолжение политики насильственными средствами», Вторая мировая война включает совокупность действий фашистских государств с применением военной силы различными способами для достижения мирового господства последовательной эскалацией агрессии, с перерастанием в вооруженную борьбу глобального масштаба со складывающейся антифашистской коалицией во главе с СССР, США и Англией.

В соответствии с таким определением Второй мировой войны ее хронологические рамки охватывают исторический период от первой японской агрессии против Китая в 1931 г. до полного разгрома фашистской Германии и капитуляции Японии в 1945 г.

Одним из первых, кто высказал мысль о начале Второй мировой войны в 1931 г. агрессией Японии против Китая, был Ф.Д. Рузвельт. В обращении к американскому народу по радио 9 декабря 1941 г. после вступления США во Вторую мировую войну он заявил: «Политика, которую Япония в течение десяти лет проводила в Азии, была очень сходна с политикой Гитлера и Муссолини в Европе и Африке. Однако сегодня это уже не просто сходство. Державы «Оси»[2] выступают в тесном взаимодействии – настолько хорошо рассчитанном, что их стратеги рассматривают теперь все континенты мира и океаны как одно гигантское поле битвы. Десять лет назад, в 1931 г., Япония без предупреждения вторглась в Маньчжоу-Го. В 1935 г. Италия без предупреждения напала на Эфиопию. В 1939 г. Гитлер без предупреждения занял Чехословакию. Позднее, в 1939 г., Гитлер без предупреждения захватил Польшу. В 1940 г. Гитлер без предупреждения оккупировал Норвегию, Данию, Нидерланды, Бельгию и Люксембург. В 1940 г. Германия без предупреждения напала на Францию и Грецию. В текущем 1941 г. державы «Оси» без предупреждения нарушили границы Югославии, подчинили себе Балканы. В этом же 1941 г. Гитлер без предупреждения начал войну с Россией. А теперь Япония без предупреждения напала на Малайю, Таиланд и Соединенные Штаты. Все это звенья одной цепи (выделено авт.). Теперь мы тоже участвуем в этой войне (выделено авт.)»[3].

Однако в выступлении американский президент не указывает, что Англия и Франция при поддержке США передали в 1938 г. часть Чехословакии Германии, а 3 сентября 1939 г. первыми объявили войну Германии. Но он четко проследил взаимосвязь событий в единой войне фашистского блока, которая охватила и Соединенные Штаты.

Традиционно установившаяся дата начала Второй мировой войны – 1 сентября 1939 г., когда Германия напала на Польшу с последующим объявлением 3 сентября войны Германии Англией и Францией, воспринята от современников событий, которые оценили вступление в войну ведущих держав как начало новой мировой войны по аналогии с Первой. Дата 1 сентября зафиксирована западной историографией, так как выводила из общего хода событий предыдущие фазы Второй мировой войны, когда Англия, Франция и США способствовали усилению мощи фашизма и расширению агрессии в надежде направить ее против СССР. Советская историография восприняла эту хронологию, считая, что мировая война началась как империалистическая между главными империалистическими противниками. Советские руководители того периода так и рассматривали развернувшуюся войну в Европе.

Современный уровень познания событий XX в. позволяет на базе проведенных исследований и с расстояния более полувека яснее представить взаимосвязь событий, политические цели сторон и характер общественно-политических процессов того времени. В отличие от Первой, Вторая мировая война не разразилась одновременным вступлением в вооруженную борьбу двух противостоящих блоков империалистических государств, а разрасталась последовательным расширением агрессии фашистских государств. Мир, образно говоря, «вползал» в мировую войну, втягивался агрессорами в вооруженную борьбу с 1931 г.

Основными событиями в рамках этого процесса стали: японо-китайская война 1931–1945 гг.; агрессивные акции Италии и Германии в Африке и Европе 1935–1939 гг.; общеевропейская война 1939–1941 гг.; военные действия в Африке, Атлантике и Средиземноморье 1939–1945 гг.; Великая Отечественная война советского народа 1941–1945 гг.; открытие второго фронта и наступление англо-американских союзников в Западной Европе 1944–1945 гг.; война на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии в 1941–1945 гг.

Все военные действия прямо или опосредованно были взаимосвязаны и носили в целом коалиционный характер. Об этом, кстати, тоже сказал Рузвельт в выступлении 9 декабря 1941 г.: «Мы должны понять, что, например, успех японского нападения на Соединенные Штаты в Тихом океане помогает операциям Германии в Ливии; что успешное германское наступление на Кавказ способствует японским военным действиям против голландской Ост-Индии; …что успешное наступление русских облегчает нашу задачу…»[4]

В сложном процессе развертывания мировой войны главным ее содержанием стала борьба прогрессивных сил мира и сложившейся антифашистской коалиции против общего врага – блока фашистских государств. Однако это направление сформировалось и стало главным не сразу а лишь в ходе развития военных событий, по мере осознания опасности расширения агрессии и нарастания угрозы фашистского мирового господства. Соответственно изменялся и характер Второй мировой войны на различных ее этапах.

По военно-политическим целям и характеру стратегических действий противостоящих сторон в ходе разрастания Второй мировой войны ее можно разделить на четыре крупных этапа. Первый – эскалация агрессии под флагом «антибольшевизма» с наращиванием военной мощи и создание блока фашистских государств (1931–1939). Второй – глобальное наступление фашистского блока против разобщенных мировых держав и создание угрозы завоевания им мирового господства (1940–1941). Третий – борьба сложившейся антифашистской коалиции и фашистского блока за коренной перелом в коалиционной войне (1942–1943). Четвертый – изгнание фашистских войск с территории СССР, открытие второго фронта в Европе, совместное наступление вооруженных сил антифашистской коалиции против Германии, а затем против Японии и завершение Второй мировой войны (1944–1945).

На первых двух этапах фашистскому руководству удалось сыграть на классовых противоречиях западных держав с Советским Союзом и разобщить своих основных противников в борьбе за мировое господство. В ходе расширения агрессии фашизм обнажил свой античеловеческий характер, а угроза завоевания им мирового господства объединила в антифашистской коалиции государства с различным общественным строем. Война в целом приобрела антифашистский освободительный характер.

Изучение Второй мировой войны в полном ее развитии с 1931 по 1945 г. дает возможность глубже понять сущность фашизма как социально-политического явления, его методы борьбы за мировое господство, осознать угрозу, которую он представляет для человечества, и сделать выводы из опыта истории.

В современном восприятии общий термин «фашизм» охватывает его различные национальные виды: итальянский фашизм, германский нацизм, японский милитаризм идр. Фашистское движение зародилось в условиях экономической и политической нестабильности после Первой мировой войны. Крупный капитал использовал его в целях подавления послевоенной революционной волны – для борьбы против рабочего и коммунистического движения и установления «твердой власти».

С приходом фашистских партий к руководству государством ликвидируется буржуазная демократия, развертывается террор против рабочих организаций, социалистических и коммунистических партий, происходит сращивание государственных органов с монополиями: так образуется тоталитарное фашистское государство как орудие внутренней и внешней политики олигархических групп.

Фашизм первой половины XX века – это наиболее реакционная террористическая диктатура крупного капитала, тоталитарный империализм.

Идеология фашизма – крайний шовинизм, расизм, смешанный со злобным антикоммунизмом, так как коммунистическая идеология социального и национального равенства является его прямой противоположностью – антиподом. Своя нация объявляется «высшей расой», предназначенной господствовать над другими, якобы «неполноценными» народами.

Как показал опыт истории, главная цель фашизма – борьба за мировое господство, порабощение народов и установление «нового мирового порядка», обеспечивающего это господство. Путь к установлению мирового господства – беспощадная «тотальная» война с массовым уничтожением населения покоряемых народов.

Крупные государства, в которых установились фашистские политические режимы, такие как Италия, Япония, Германия, в 1930-х гг. начинали борьбу за мировое господство «ползучей» агрессией против малых и слабых стран с целью усиления военной мощи и захвата выгодных стратегических позиций для последующей схватки со своими главными империалистическими противниками – Англией, Францией и США. На это империалистическое противоречие наложилось стремление обеих империалистических групп либо уничтожить первое социалистическое государство, либо подчинить его своим интересам. Захват территории СССР с его природными ресурсами и геополитическим положением становился также решающим условием завоевания мирового господства фашистской Германией.

Фашистское руководство развернуло усиленную подготовку к войне под флагом борьбы «с угрозой большевизма», маскируя свои подлинные цели. В странах западной демократии возникло стремление крупной буржуазии использовать фашистские государства против Советского Союза и разрешить за его счет свои противоречия с фашистским блоком. Это особенно четко проявилось в политике Англии и США в начале 1930-х гг. Так, консерватор лорд Ллойд заявлял: «Мы предоставим Японии свободу действий против СССР. Пусть она расширит корейско-маньчжурскую границу вплоть до Ледовитого океана и присоединит себе дальневосточную часть Сибири… Мы откроем Германии дорогу на Восток и тем самым обеспечим столь необходимую ей возможность экспансии. Таким образом можно будет отвлечь от нас Японию и Германию и держать СССР под постоянной угрозой»[5]. По мнению американского историка Ф. Шумана, многие политические деятели Англии, Франции и США считали, что «предоставление фашистской тройке свободы рук… приведет к германо-японскому нападению на Советский Союз», а Франция, Англия и Америка могут оставаться нейтральными, пока «фашизм и коммунизм будут уничтожать друг друга»[6].

Эскалация агрессии под флагом «антибольшевизма» и создание блока фашистских государств

С приходом фашистов к власти началась усиленная подготовка к войне за создание «великих империй»: в Италии – «средиземноморской империи»; в Японии – «Великой Восточной Азии»; в Германии – «Третьего рейха» с расширением «жизненного пространства на Востоке». И Германия, и Япония провозгласили враждебное отношение к Советскому Союзу и решимость бороться с «угрозой большевизма» в других странах. Этим маскировались цели борьбы за мировое господство в противоборстве с великими державами-победительницами в Первой мировой войне – Англией, Францией и США. Война стала главной целью фашистского руководства. Гитлер говорил доверительно своим приближенным: «Война – самое естественное, обыденное явление. Война – всегда, война – всюду. Она не начинается и не заканчивается. Война – это жизнь… Я хочу войны»[7].

К «ползучей» агрессии первой приступила Япония, которая в 1931 г. вторглась в Северо-Восточный Китай и создала там марионеточное государство Маньчжоу-Го, выйдя на границу СССР по Амуру. Затем японские агрессоры вторглись в Северный Китай. Так фактически началась японо-китайская война и образовался очаг мировой войны на Дальнем Востоке. В ответ на непризнание Маньчжоу-Го Япония вышла из Лиги Наций, продемонстрировав свое стремление к дальнейшей агрессии. Японская военщина разрабатывала планы войны против Китая и СССР, а также нападения на колониальные владения Великобритании, Франции, Нидерландов и США на Тихом океане. Приход к власти в Германии Гитлера и заявленные им внешнеполитические цели рассматривались в Японии как возможность получить союзника, способного приковать к себе вооруженные силы СССР, Англии и Франции. На этой основе началось дипломатическое сближение агрессоров в разных частях планеты.

Гитлеровская Германия потребовала снятия ограничений в вооружениях по Версальскому мирному договору (1919). Не получив согласия, она вслед за Японией вышла из Лиги Наций, также демонстрируя свои агрессивные намерения. Затем в 1935 г. в Саарской области под давлением фашистов проведен плебисцит о присоединении к Германии этого важного района с развитой угольно-металлургической базой. Вскоре, в нарушение Версальского договора, гитлеровское руководство объявило о создании военно-воздушного флота, приняло закон о всеобщей воинской повинности и создании полумиллионного вермахта. Так в Европе зародился главный очаг Второй мировой войны.

Советский Союз после прихода фашистов к власти в Германии активно выступил против завоевательной программы гитлеровцев, предупреждая мировую общественность о нарастании угрозы войны. Усилиями советской дипломатии создана система международной безопасности от фашистской агрессии: в 1935 г. заключены договоры о взаимопомощи между СССР, Францией и Чехословакией. Однако Англия, продолжая прежний антисоветский курс, поддержала вооружение Германии, подписав соглашение об увеличении состава ее Балтийского флота. Переговоры с английскими дипломатами дали основания Гитлеру рассчитывать на поддержку в последующих агрессивных устремлениях.

К агрессивным акциям приступила и Италия. С тайного согласия Франции и Англии итальянские фашисты в 1935 г. нападают на независимую африканскую страну Эфиопию. Требования СССР и других миролюбивых сил вынудили Лигу Наций официально объявить Италию агрессором и вынести решение о применении к ней некоторых экономических санкций. Однако главная мера – эмбарго на поставку нефти – не получила поддержки большинства. Героическое сопротивление эфиопской армии превосходящим силам противника продолжалось до мая 1936 г. Преодолев организованную вооруженную борьбу, итальянские фашисты объявили о завоевании Эфиопии, включив ее в Итальянскую Восточную Африку.

Гитлер, видя попустительство великих держав агрессорам на Дальнем Востоке и в Африке, принимает решение о проведении первой военной акции сформированного вермахта. Ею стала операция «Шулунг» – внезапный ввод 7 марта 1936 г. более чем 30-тысячной армии в демилитаризованную согласно Версальскому договору Рейнскую зону. Призывы СССР обуздать агрессора и протесты Франции Лига Наций не поддержала, а ограничилась лишь констатацией факта нарушения Германией Версальского и Локарнского договоров. «Адольфу Гитлеру было позволено выиграть первую битву Второй мировой войны, не открывая огня», – пишет английский историк[8].

Летом 1936 г. жертвой фашизма стала Испания. Против Народного фронта Испании, победившего на выборах, испанские фашисты подняли мятеж. Генерал Франко, принявший командование мятежниками, обратился за помощью к фашистской Германии и Италии. Гитлер и Муссолини, как и было ранее предусмотрено, приняли решение об интервенции своих войск в Испанию. В стране развернулась гражданская война, которую германские и итальянские войска использовали как полигон для обучения личного состава и испытания военной техники.

Правящие круги Англии, Франции и США заявили о своем «невмешательстве» в дела Испании, предоставив фашистам свободу рук. «Невмешательство» стало одной из форм «умиротворения» агрессоров. Советский Союз выступил с резким осуждением агрессии и предоставил республиканской Испании военную и экономическую помощь, включая участие в боевых действиях советских военных специалистов. СССР первым из великих держав вступил в вооруженную борьбу с фашизмом в ходе гражданской войны в Испании. В этой войне на стороне республиканцев приняли участие тысячи добровольцев из революционных партий многих стран мира, создавшие интернациональные бригады. Война продолжалась до 1939 г., но сил у республиканцев не хватило, чтобы противостоять войскам фашистского блока. Жертвами войны стали более одного миллиона человек.

В ходе войны в Испании складывается военно-политический блок фашистских государств, объединяющих свои усилия в борьбе за мировое господство. Германия и Италия 25 октября 1936 г. создали союз «Ось Берлин – Рим», через месяц Германия и Япония подписали «Антикоминтерновский пакт» против СССР. В 1937 г. к нему присоединилась и Италия. Блок фашистских государств согласовывает свои устремления в борьбе за мировое господство, объявив при этом Советский Союз своим главным противником.

Одновременно с наступлением фашизма в Европе разрасталась японская агрессия на Дальнем Востоке. Летом 1937 г. Япония приступила к захвату Северного и Центрального Китая. 7 июля 1937 года началась национально-освободительная война китайского народа против японских захватчикой. К концу года японские войска овладели Пекином, Шанхаем и Нанкином. Советский Союз выступил за принятие санкций против агрессора, но Лига Наций ограничилась резолюцией о «моральной поддержке» жертвы агрессии. СССР в 1937 г. заключил с Китаем договор о ненападении и оказал поддержку борьбе китайского народа за независимость: поставлял самолеты, оружие, боеприпасы; направлял военных специалистов в китайские войска. В июле 1938 г. Япония предприняла военную провокацию на границе с СССР в районе оз. Хасан, но, получив отпор, перенацелила свои усилия на Монголию.

Открытая подготовка Германии к масштабной войне вызвала обеспокоенность в политических кругах западных держав. Правящие круги Великобритании стремятся достичь соглашения с Гитлером и направить агрессивные притязания Германии на Восток. На переговорах в Берлине лорд Э. Галифакс дал понять, что в случае «широкого соглашения», по которому Германия обязалась бы уважать целостность Британской империи, английское правительство готово предоставить ей свободу рук в Центральной и Восточной Европе, в частности, в отношении Австрии, Чехословакии и Данцига[9]. Франция пошла в фарватере английской политики, дав согласие на аннексию Судетской области Чехословакии в случае, если это будет «без прямого акта агрессии».

Получив уверенность в своей безнаказанности, Гитлер в марте 1938 г. организовал фашистский переворот в Австрии, ввел туда войска и присоединил эту страну к Третьему рейху. В результате территория Германии увеличилась на 17 %, население – на 10 %, почти 50 тыс. солдат и офицеров австрийской армии вошли в состав вермахта. Чехословакия оказалась «в клещах» по новой границе с Германией. Из великих держав только СССР выступил с решительным протестом против захвата Австрии и указал на серьезные последствия агрессии для народов Европы. Лига Наций как бы «не заметила» исчезновения древнего европейского государства. Правительство СССР обратилось к великим державам с предложением созвать международную конференцию, чтобы обсудить создавшееся положение. Но западные державы отвергли эту инициативу, признав захват Австрии свершившимся фактом.

Советское руководство понимало, что следующей жертвой будет Чехословакия, с которой у СССР и Франции подписаны договоры о взаимопомощи. В марте 1938 г. нарком иностранных дел М.М. Литвинов обратился к западноевропейским дипломатам с призывом оказать практическую помощь Чехословакии в рамках существующих договоров, при этом заявил, что СССР выполнит свои обязательства независимо от Франции.

Весной 1938 г. между Советским Союзом и Чехословакией прошел обмен военными делегациями для уточнения передислокации крупных воинских формирований. Более 40 советских дивизий придвинулись к западной границе, авиация, артиллерия и танковые части приведены в боевую готовность. Стоило правительствам западных держав занять твердую позицию по отношению к Чехословакии, и фашистская агрессия была бы остановлена. На Нюрнбергском суде фельдмаршал Кейтель на вопрос, «напала бы Германия на Чехословакию в 1938 г., если бы западные державы поддержали Прагу», ответил: «Конечно, нет. Мы не были достаточно сильны, с военной точки зрения».

Однако под давлением правительств Франции и Англии президент Чехословакии Э. Бенеш уклонился от сотрудничества с СССР. По вопросу судьбы Чехословакии 29 сентября 1938 г. в Мюнхене состоялось решение конференции глав четырех держав – Германии, Италии, Англии, Франции (СССР и Чехословакия не были приглашены). Англия и Франция при согласии США пошли на уступки агрессору и подписали позорное соглашение о расчленении Чехословакии. Чехословацкое правительство под давлением Англии и Франции пожертвовало интересами нации и встало на путь капитуляции, отказавшись от помощи СССР. Судетская область, которая составляла пятую часть территории страны с населением в 4 млн. и где располагалась половина тяжелой промышленности, присоединялась к Германии. Безнаказанность агрессора и вероломство западных держав не имели прецедента в истории.

Хрупкий баланс мира и безопасности в Европе рухнул. Мюнхенское соглашение полностью разрушило созданную в 1935 г. весьма ограниченную систему коллективной безопасности в Европе. Государства, противостоящие агрессору, лишились 45 чехословацких дивизий с новейшим вооружением, а также заводов, выпускавших современное оружие для всей Европы. При пособничестве реакционных политиков Запада Гитлер за шесть месяцев в 1938 г. захватил Австрию и Судетскую область Чехословакии. В ходе этой «войны без единого выстрела» Германия стала крупнейшей капиталистической страной в Европе с населением 70 млн. (Франция – 34 млн., Англия – 55 млн.), увеличив военно-экономический потенциал. Гитлер значительно укрепил свое положение в тоталитарной системе.

В конце мюнхенских переговоров 30 сентября по предложению Чемберлена подписана англо-германская декларация о ненападении. Она предусматривала обязательства сторон о ненападении друг на друга и консультации между Англией и Германией по устранению возможных источников разногласий. В декабре 1938 г. аналогичную декларацию о ненападении подписала с Германией и Франция. Советский Союз оказался в политической изоляции, война угрожала стране с Запада и Востока.

Мюнхенский сговор стал апогеем «ползучей» агрессии фашизма под флагом «антибольшевизма». Реакционные политики Запада посчитали, что они надежно направили устремления фашистской Германии на Восток. Однако гитлеровское руководство, нарастив военную мощь и захватив выгодные стратегические позиции в центре Европы, решилось вступить в борьбу с Францией и Англией.

Весной 1939 г. Гитлер захватил всю Чехословакию, выдвинул территориальные требования к Польше и поставил вопрос о возвращении германских колоний, отнятых Версальским договором. Захват Чехословакии и угроза войны Польше демонстрировали продвижение Германии на восток, но фактически обеспечивали тыл перед нападением на Францию. Разразился «польский» военно-политический кризис, угрожающий Франции, Англии и Советскому Союзу.

В складывающейся тревожной обстановке советское руководство делает еще одну попытку создать антифашистскую коалицию и пресечь разрастание Второй мировой войны. Оно обратилось 17 апреля 1939 г. к правительствам Англии и Франции с предложением заключить соглашение о взаимной помощи в случае агрессии против одной из договаривающихся сторон и любой другой страны, граничащей с СССР, подписав одновременно конкретную военную конвенцию о формах и размерах этой помощи.

Правительства Англии и Франции (Чемберлен и Даладье) под давлением общественности начали переговоры с СССР, но всячески затягивали их и уклонялись от конкретных обязательств, хотя срок нападения Германии на Польшу, установленный Гитлером, им был известен. Ведение переговоров с Советским Союзом английские политики использовали как форму давления на Гитлера, чтобы склонить его к уступкам. Польское правительство, как и румынское, отвергло сотрудничество с СССР, надеясь на поддержку англо-французского блока против германской агрессии, либо на соглашение с Германией.

Анализ стратегического плана, разработанного весной – летом 1939 г. англо-французской коалицией, показывает, что предусматривалась длительная мировая война против Германии и ее союзников на различных театрах военных действий с вовлечением в нее других участников. В Европе планировалось ведение обороны, ослабление Германии бомбардировками и блокадой, последовательное накопление сил и наступление на уже истощенного длительной борьбой противника на заключительной стадии войны. Польша заранее была принесена в жертву. Английский комитет начальников штабов считал, что нападение Германии на Польшу «…дало бы западным союзникам выигрыш во времени для дальнейшей подготовки к военным действиям, а может быть, даже заметно уменьшило бы наступательную силу Германии. Но никто не сомневался в том, что в конечном счете Польша будет сокрушена…»[10].

К середине августа советскому руководству стало ясно, что Англия и Франция уклоняются от военного союза в случае агрессии Германии против СССР, а Польша отказывается от сотрудничества. Сложилась угрожающая обстановка дальнейшего вовлечения СССР в войну с Германией и Японией в условиях международной изоляции, а возможно, и с одобрения западных держав. Эту обстановку использовал Гитлер. Он предложил СССР договор о ненападении, одновременно предупредив Сталина, что кризис в отношениях с Польшей «может разразиться со дня на день».

Убедившись, что Англия, Франция и Польша придерживаются прежней антисоветской политики, и утратив надежду заключить с ними надежный военный союз, Сталин и Молотов принимают решение подписать с Германией 23 августа договор о ненападении с секретными протоколами, разграничивающими зоны интересов в случае германо-польской войны.

Советское правительство рассматривало назревающий конфликт как столкновение империалистических государств, вызванное обострением противоречий, созданных Версальским миром. Однако советские руководители после заключения договора с Германией трижды предлагали англо-французской стороне продолжить переговоры. Но западная дипломатия проигнорировала советские предложения и сосредоточилась на поиске путей соглашения с Гитлером за счет Польши, не теряя надежды на последующее движение германской агрессии на Восток.

В развернувшихся переговорах Англии и Франции с Гитлером после заключения советско-германского договора рассматривался и вариант формального объявления ими войны Германии в случае ее нападения на Польшу с последующим «урегулированием» разногласий. Но Гитлеру нужна была война с полным разгромом Польши для последующего удара по Франции[11]. Он считал, что англо-французские союзники Польши не окажут ей помощи в ходе германского «блицкрига» («молниеносной войны»).

Так многолетняя антисоветская политика Англии и Франции по «умиротворению» агрессоров и «канализации» агрессии на восток обернулась для этих держав грозной опасностью непосредственного столкновения с набравшей силу фашистской Германией.

Реальное соотношение сил западных союзников и фашистской Германии позволяло решительными действиями англо-французского блока при поддержке США либо предотвратить общеевропейскую войну, либо эффективно противостоять агрессору и одержать победу в продолжительной вооруженной борьбе. Так оценивали обстановку советские руководители, так же рассматривал сложившуюся ситуацию и президент Рузвельт. Он занял непримиримую позицию по отношению к возможной германской агрессии. Соединенные Штаты дали понять Англии и Франции, что если те не объявят войну Германии при ее нападении на Польшу, то не смогут надеяться на помощь США в дальнейшем ходе событий. Президент опасался, что их уступки Германии могут привести к возврату ей колоний в Западном полушарии, к тому же в США начался новый экономический спад, а длительная война в Европе давала импульс развитию американской экономики за счет военных поставок. Советский Союз вышел из-под угрозы вовлечения в войну на первом ее этапе, но западные державы не теряли надежды на сговор с Гитлером и на дальнейшее направление фашистской агрессии на Восток.

1.2. Германский «блицкриг» в Европе. Трагические последствия разобщенности мировых держав в борьбе с фашизмом

Разгром Польши и «странная война» англо-французского блока. Укрепление Советским Союзом западных рубежей

В сложившейся обстановке Гитлер пошел ва-банк. Агрессия против Польши, развязанная бандитским способом 1 сентября 1939 г., вызвала возмущение широких слоев населения в Англии и Франции. Общественность требовала принятия решительных мер, однако правительства в течение еще трех дней пытались договориться с Гитлером. Это время гитлеровское руководство использовало для решительного наступления всеми основными силами по разработанным планам «блицкрига».

Только 3 сентября 1939 г. англо-французское руководство поняло тщетность своих попыток и объявило войну Германии, опасаясь полного падения своего престижа как великих держав. Объявив войну первыми, они предоставили Гитлеру возможность заявить, что Германия ведет оборонительную войну против англо-французского блока – своих «исконных» противников.

Так 3 сентября 1939 г. началась общеевропейская война, ставшая составной частью разрастающейся Второй мировой войны.

Агрессия Германии против Польши, по существу, была военной авантюрой, рассчитанной на достижение быстрой победы одним стратегическим усилием при бездействии ее союзников. В исследовании советского военного историка В.И. Дашичева показано, что Англия, Франция и их союзники имели большое общее превосходство в силах, а на западном фронте Германии – подавляющий перевес. Однако англо-французские руководители не выполнили обязательств перед Польшей. Развернув свои вооруженные силы на границе с Германией, они пассивно ожидали развязки германо-польской войны, полагая, что Германия, «решив польский вопрос по-своему», пойдет на переговоры, когда увидит развернутые мощные военные силы на западе. Началась «странная война» на франко-германской границе: война объявлена, а военные действия не ведутся. На это и надеялся Гитлер, решаясь на авантюру.

В ходе наступления в Польше гитлеровское руководство неоднократно понуждало советское правительство к вводу войск на польскую территорию, стремясь вовлечь его в союзнические действия и втянуть СССР в войну с Англией и Францией. Руководители Советского Союза отклонили такие предложения. Когда же произошел разгром польской армии и правительство Польши бежало из страны, а германские войска, быстро продвигаясь на восток, вышли за пределы согласованной договором зоны, советские части 17 сентября вошли на территорию Западной Украины, Западной Белоруссии и Вильнюсской области. Освобождение захваченных Польшей в 1920 г. территорий соответствовало границам Советской России с Польшей по Версальскому договору (линия Керзона – этническая граница с Польшей). Эта акция способствовала укреплению безопасности СССР против возможной фашистской агрессии в будущем. Попытки антисоветских историков (и на Западе, и в нынешней России) представить присоединение Западной Белоруссии и Западной Украины к СССР как союзнические действия с фашистской Германией не имеют оснований, так как оно было направлено на противодействие угрозе Советскому Союзу с запада, исходящей от Германии.

По окончании германо-польской войны СССР и Германия заключили 28 сентября 1939 г. новый договор – о дружбе и границе[12]. В связи с этим германские и советские руководители обратились к правительствам Англии и Франции с предложением прекратить войну. Советское правительство пыталось этим остановить разрастающуюся Вторую мировую войну Германия же маскировала подготовку наступления на западе, выгадывая время для наращивания военной мощи. Англо-французское руководство ответило отказом, но тайные переговоры с Гитлером начались. Западные политики все еще надеялись сговориться с фашистской Германией на антисоветской основе. «Странная война» продолжалась, обе стороны поддерживали негласное фактическое перемирие.

Советский Союз, реализуя договор о ненападении с разграничением зон влияния, приступил к укреплению западных рубежей – заключил договоры о взаимопомощи с Прибалтийскими государствами и разместил на их территории ограниченные военные силы. Для безопасности Ленинграда необходимо было отнести на запад границу с Финляндией, которая проходила в 32 км от города. В начавшиеся переговоры с финляндским правительством негласно вмешались как западные державы, так и германские спецслужбы, настоятельно рекомендуя финляндской стороне «держаться непоколебимо», чем провоцировали применение Советским Союзом военной силы. Переговоры не привели к ожидаемым результатам, и 30 ноября советские войска перешли границу с Финляндией. Началась советско-финляндская война, хотя войну не объявляла ни та, ни другая сторона.

Западные державы решили использовать советско-финляндский конфликт для организации «крестового похода» против «большевизма» и на его основе найти соглашение с Гитлером. На Западе, особенно в США, развернулась истерическая антисоветская кампания, англо-французское командование готовило экспедиционный корпус на помощь Финляндии и авиационные удары по нефтедобывающим районам на юге СССР.

Специальный представитель президента США С. Уэллес взял на себя миссию добиться соглашения Германии с Францией и Англией, используя обстановку, сложившуюся в ходе советско-финляндской войны. Документы по переговорам в феврале – марте 1940 г. до сих пор не получили огласки, но итог этого вояжа в Европу и посреднической миссии оказался никчемным. Торг между враждующими империалистическими группировками не состоялся. Западу стало ясно, что военное столкновение с гитлеровской Германией неизбежно.

В период этих переговоров Красная Армия прорвала линию Маннергейма, взяла Выборг. Путь на Хельсинки был открыт. Финляндское правительство приняло советские условия и 12 марта подписало договор об изменении границы. Так оказалась сорванной последняя попытка западных политиков достигнуть соглашения с фашистской Германией за счет СССР. Англия и Франция оказались перед прямой угрозой удара набравшей силу фашистской военной машины.

В итоге советско-финляндской войны Советский Союз существенно улучшил стратегические позиции на северо-западе: граница была отодвинута от Ленинграда на 150 км, от Мурманска на 50 км, получен в аренду полуостров Ханко. Великая Отечественная война советского народа показала важность этих изменений. Но СССР понес ущерб в общественном мнении и был исключен из Лиги Наций. Неудачи Красной Армии в начальных операциях породили на Западе ложные представления о военной слабости Советского Союза. Общее число безвозвратных потерь составило 95 348 человек, санитарных потерь – 248 090 человек; людские потери Финляндии – 48 243 убитыми, 43 000 ранеными[13].

«Блицкриг» в Западной Европе, причины и последствия скоропостижной капитуляции Франции

К весне 1940 г. фашистская Германия значительно увеличила мощь вооруженных сил, и у Гитлера сложился замысел глобального наступления для завоевания мирового господства. Используя разобщенность мировых держав – Англии, Франции и СССР, достигнутое упреждение в развертывании и перевооружении армии, он полагал разгромить их последовательно, поодиночке, каждую одним стратегическим усилием в кратковременной военной кампании («блицкриг»), избегая войны на два фронта. Гитлеровское руководство скрытно развернуло все силы для решительного наступления против англо-французских войск.

Правящие круги Англии и Франции по-прежнему полагали, что удастся избежать германского наступления на западе. «Странная война» продолжалась. Бездействие на фронте порождало беспечность в ожидании мира, деятельность профашистских организаций не пресекалась, гитлеровская пропаганда встречала благоприятную почву, создавалась обстановка, способствующая росту влияния прогитлеровских сил. Руководство США считало, что англо-французский блок способен к длительной борьбе с Германией, в ходе которой Соединенные Штаты Америки будут поддерживать своих союзников и наращивать силы, как это было в Первой мировой войне.

Страны западной демократии не ставили целью совместными усилиями разгромить агрессора и ликвидировать фашистский режим, а лишь стремились защитить свои империалистические интересы, выжидая возможность найти соглашение с Германией. Война носила империалистический характер.

Соотношение сил, развернутых на границах с Германией, было примерно равным, а по артиллерии союзники имели превосходство почти в два раза. Их войска занимали хорошо укрепленные оборонительные позиции и могли использовать естественные водные преграды. Однако пассивная оборона, по примеру Первой мировой войны, не позволяла реализовывать оперативные и стратегические возможности союзников.

Внезапное вторжение германских войск в Данию и Норвегию 9 апреля 1940 г. завершило 9-месячную «странную войну». Дания капитулировала без боя. Норвежские вооруженные силы оказали сопротивление немецким десантам, но с помощью норвежских фашистов – «квислинговцев» («пятая колонна») гитлеровцы оккупировали страну. Попытки Англии и Франции помочь Норвегии своими десантами успеха не имели. Стратегические позиции Германии значительно улучшились, поднялся и престиж вермахта.

Серия крупных политических неудач и создавшаяся угроза территории самой Англии привели к серьезным изменениям в английской политике. Правительство Чемберлена ушло в отставку, премьером стал У. Черчилль – ярый сторонник непримиримой борьбы с Гитлером. Его приход к руководству был запоздалым, но все же решительным поворотом английской политики в сторону сближения с СССР. Так зародилась предпосылка к созданию антифашистской коалиции с участием Советского Союза.

Еще не завершились бои в Норвегии, а 10 мая началось мощное наступление немецко-фашистских войск на западном фронте. Вторжение в Голландию и Бельгию вызвало ответный маневр сил союзников на север, удаляясь от направления главного удара немцев, нанесенного через лесисто-горные Арденны, в обход линии Мажино. Неожиданный прорыв обороны на р. Маас 14 мая и развитие стремительного наступления танковых соединений, поддержанных пикирующими бомбардировщиками, решили успех операции.

Правительственные круги Франции охватила паника, профашистские силы и прямые агенты Германии развернули активную деятельность, чтобы склонить правительство к капитуляции. Премьер П. Рейно назначает 83-летнего маршала Пэтена вице-председателем совета министров, 73-летнего генерала Вейгана главнокомандующим вооруженными силами Франции (оба известны своими профашистскими взглядами), а Даладье («мюнхенец») – министром иностранных дел. Позиции капитулянтов в правительстве усилились.

В ходе наступления к побережью немцы окружили и прижали к морю крупную группировку союзных войск, но англичанам удалось эвакуировать из Дюнкерка свой экспедиционный корпус, часть французских и бельгийских войск без тяжелого вооружения (338 тыс. человек). Успешно завершив первую стратегическую операцию в Северной Франции, немецко-фашистские войска 5 июня продолжили дальнейшее наступление вглубь Франции. Через шесть дней весь фронт от Ла-Манша до линии Мажино рухнул. Италия объявила войну Франции. Французское правительство покинуло Париж, объявив его открытым городом.

Премьер Рейно подал в отставку, Пэтен 16 июня сформировал новое правительство, на следующий же день оно приняло решение просить немецкое командование прекратить военные действия. Только 22 июня 1940 г. состоялось подписание перемирия на унизительных для французов условиях. Официально военные действия прекратились 25 июня. После заключения перемирия Францию разделили на две зоны: оккупационную (Северная и Центральная) и неоккупированную, якобы свободную (Южная), но полностью зависимую от Германии.

Англо-французская коалиция потерпела сокрушительное поражение. В состоянии войны с фашистским блоком в Европе осталась одна Англия с сильным флотом, но очень слабой сухопутной армией. Франция – мощная колониальная империя и главный победитель в Первой мировой войне – капитулировала после месячного военного столкновения с примерно равным по численности противником, не исчерпав всех возможностей к сопротивлению. Столь быстрое ее поражение стало неожиданным как для союзников, так и для самого Гитлера.

Главная причина падения Франции – слабость военного управления и потеря воли к сопротивлению у руководства страны, его боязнь опереться на народные силы в борьбе за независимость. Приход к власти Пэтена был, по существу, профашистским переворотом для проведения капитуляции перед вермахтом и установления во Франции фашистского режима. Но французский народ начал борьбу с оккупантами в подполье – формируется французское Сопротивление. Часть войск во главе с генералом Шарлем де Голлем эвакуировалась в Англию для продолжения борьбы с гитлеровской Германией.

Катастрофа Франции – это следствие мюнхенской антисоветской политики, трагический результат разобщенности антифашистских сил. Отказ западных держав от военного союза с СССР в августе 1939 г., политические игры с Гитлером в надежде направить агрессию против Советского Союза обернулись разгромом англо-французской коалиции. Но катастрофа на Западе несла также угрозу фашистского нашествия остальным странам Европы и СССР. Над миром в целом нависала тень свастики.

Подготовка фашистского блока к нападению на СССР и захват Балкан

Гитлеровское руководство рассчитывало, что поражение Франции вынудит Англию к заключению мира, и Германия развяжет себе руки для войны против СССР. Главной стратегической концепцией оставалось стремление избежать войны на два фронта и сокрушать своих противников поодиночке. Однако ожидаемых шагов со стороны Англии не последовало.

Для того чтобы в 1940 г. вывести Англию из войны в возможно короткий срок, гитлеровское командование развернуло воздушное наступление основными силами своей авиации, неограниченную подводную войну с целью блокады с моря Британских островов и подготовку к десантной операции для их оккупации. Высадка десанта (операция «Морской лев») предусматривалась на заключительном этапе борьбы после достижения господства в воздухе и подрыва снабжения Англии по морским путям. Для психологического воздействия демонстративная подготовка десантов началась уже с конца мая 1940 г. Но германской авиации не удалось выиграть «воздушную битву» за Англию, не были достигнуты и цели морской блокады.

Уже в июле 1940 г. Гитлер принимает решение о начале подготовки к нападению на СССР. Стремление к координации действий в решающем периоде борьбы за мировое господство определило новый этап сотрудничества агрессоров. В сентябре 1940 г. заключен пакт трех держав – Германии, Японии и Италии. В нем предусматривалось тесное сотрудничество в целях установления «нового порядка» в Европе и Азии, разделение сфер интересов и районов стратегических действий: Германия брала на себя «основное бремя войны с Россией»; Япония – нанесение удара по Британской империи на Дальнем Востоке и выступление против СССР после его решительного ослабления; Италия сосредоточивала усилия на Средиземном море. В ноябре к Тройственному пакту присоединились Венгрия, Румыния и Словакия, а в марте 1941 г. – и Болгария.

С осени 1940 г. по весну 1941 г. фашистский блок готовился к решающей схватке за мировое господство и захватывал важные стратегические позиции. Япония усилила натиск в Китае и начала оккупацию французских владений Индокитая. Италия развернула наступление в Северной Африке и вторглась в Грецию. Германия, продолжая военное давление на Англию, начала развертывать вооруженные силы на восток против СССР и готовить захват Балкан.

Советское правительство, видя нарастающую угрозу фашистской агрессии после неожиданного поражения Франции, принимает меры по укреплению обороноспособности. С ухудшением обстановки в Прибалтике СССР в соответствии с договорами о взаимопомощи потребовал от Эстонии, Латвии и Литвы согласия на дополнительный ввод своих войск и формирования новых правительств. В середине июля в Прибалтийских государствах состоялись выборы. Новые представительские органы власти приняли решение о вхождении своих стран в состав СССР. В августе 1940 г. Эстония, Латвия и Литва приняты в состав СССР в качестве равноправных советских республик. В конце июня по требованию Советского Союза Румыния передала ему оккупированные ею в 1918 г. Бессарабию и Северную Буковину.

Договоры о взаимопомощи республик Прибалтики с Советским Союзом в 1939 г. и последующее вхождение в состав СССР предотвратило в тот период их неизбежный захват Германией. В сложившихся условиях 1940 г. симпатии широких народных масс были на стороне Советского Союза, что сыграло решающую роль в развернувшихся событиях. Гитлеровская оккупация несла геноцид прибалтийским народам. Как стало известно в 1946 г. на Нюрнбергском судебном процессе фашистских военных преступников, А. Розенберг еще 20 июня 1941 г. заявлял: «Мы планируем в Западной Прибалтике провести серьезную германизацию и освежение крови». Г. Гиммлер 12 июня 1942 г. требовал: «План должен включать полное онемечивание Эстонии и Латвии». Литовцев как «расово неполноценных» предлагалось переселить за Урал[14].

В США и Англии вскоре стало известно о подготовке Германии к нападению на СССР. Руководство этих стран, согласовав общие положения стратегии в мировой войне, стало рассматривать возможность развития своих отношений с Советским Союзом. Первый шаг – отмена 21 января 1941 г. «морального эмбарго» на торговлю с СССР, введенного во время советско-финляндской войны. Сталин, соблюдая заключенные договоры с Германией, также шел на осторожное сближение с Англией и США, хорошо понимая, что Англии выгодно быстрее столкнуть СССР с Германией.

В Советском Союзе резко увеличивается военное производство, в 1940 г. объем военной продукции вырос более чем на треть. В вооруженных силах проводится реорганизация с целью повышения боеспособности войск и устранения недостатков, выявленных в ходе советско-финляндской войны. Вместо К.Е. Ворошилова народным комиссаром обороны назначается С.К. Тимошенко. В акте приема Наркомата Обороны отмечаются серьезные недостатки в боеготовности армии, слабая боевая подготовка войск и низкое качество подготовки командного состава, особенно в тактическом звене взвод – рота[15].

В ноябре 1940 г. обеспокоенное гитлеровское руководство, делающее ставку на внезапное нападение на Советский Союз, приглашает в Берлин В.М. Молотова на переговоры для разграничения «между собой сфер интересов в мировом масштабе». Переговоры не дали конкретных результатов, а советскому руководству стало ясно, что «неизбежность агрессии Германии неимоверно высока, причем в недалеком будущем»[16]. В декабре 1940 г. проводится совещание высшего командного состава Красной Армии и Военно-Морского Флота, на котором намечаются меры по повышению боевой мощи вооруженных сил и по их подготовке к отражению агрессии.

Примерно в это же время руководство вермахта завершило разработку плана нападения на СССР: Гитлер утвердил 18 декабря 1940 г. план «Барбаросса». Развернув подготовку к нападению на СССР, гитлеровская Германия приступила одновременно к захвату Балкан. В результате присоединения Венгрии, Румынии и Болгарии к союзу фашистских государств положение Греции и Югославии серьезно ухудшилось. Англия в марте 1941 г. высадила в Греции экспедиционный корпус численностью свыше 60 тыс. Но ей не удалось наладить координацию действий с Югославией, которая под давлением Германии приняла 25 марта решение присоединиться к фашистскому блоку Действия югославского правительства вызвали возмущение народных масс, на волне которого 27 марта совершен военный переворот. Новое, проанглийское правительство возглавил командующий ВВС генерал Д. Симович. Учитывая настроения масс и желая получить поддержку СССР, он обратился к Советскому правительству с предложением заключить договор между двумя странами. В Москве 5 апреля 1941 г. подписан договор о дружбе и ненападении между СССР и Югославией. Но акция запоздала: 6 апреля немецко-фашистские войска начали вторжение в Югославию и Грецию.

Неравная борьба греческой и югославской армий против гитлеровских войск продолжалась недолго, английский экспедиционный корпус эвакуировался на о. Крит и в Египет, несмотря на противодействие немцев. Югославия капитулировала 17 апреля, а за ней 21 апреля – и греческая армия. Фашистская Германия установила господство на Балканах. Используя свое превосходство в воздухе, немцы воздушным десантом с 20 мая по 1 июня захватили о. Крит, создав угрозу английским коммуникациям на Восточном Средиземноморье.

Весной 1941 г. фашистский блок вновь согласовал свои планы дальнейшей агрессии. Учитывая скорое нападение Германии на СССР, Япония стремилась скоординировать свои действия в Азии. Этому главным образом посвящена поездка министра иностранных дел И. Мацуоки в Москву, Берлин и Рим в марте – апреле 1941 г. На обратном пути он остановился в Москве для подписания договора с СССР о ненападении. Советское руководство согласилось на подписание договора только о нейтралитете в случае нападения третьей державы на одну из сторон. Сталин рассчитывал, что договор послужит сдерживающим фактором для гитлеровского руководства в его планах нападения на СССР в ближайшее время и подчеркнуто выражал миролюбие к Германии в контактах с Мацуокой, высказывая надежду на длительный мир. Япония, согласовывая планы с германскими, предусматривала два варианта расширения своей агрессии: на юг – против США и Англии и на север – против СССР. Очередность их выполнения ставилась в зависимость от развития обстановки в ходе войны Германии против Советского Союза, чем и вызвано стремление к заключению договора.

Захват Балкан Германией проводился одновременно с развертыванием ею вооруженных сил к границам СССР. К лету 1941 г. блок фашистских государств завершил подготовку к глобальному наступлению. Полностью завоевав всю Европу, гитлеровское руководство решило без паузы вступить в решающий этап борьбы за мировое господство – совершить «блицкриг» против СССР. Стратегия общего наступления против мировых держав отражена в двух директивах: № 21 «План „Барбаросса“» и № 32 «Подготовка к периоду после осуществления плана „Барбаросса”». Разгром СССР, уничтожение советского государства занимали центральное место и составляли главное условие завоевания мирового господства фашистским блоком. Гитлер на совещании 26 июня 1941 г. с главнокомандующими ВМС сказал, что по окончании Восточного похода он «намерен предпринять энергичные действия против США». Командующий Объединенным японским флотом адмирал И. Ямомото заявил: «Для нас недостаточно захватить Гуам и Филиппины, даже Гавайи и Сан-Франциско. Мы должны вступить в Вашингтон и подписать договор в Белом доме»[17].

К лету 1941 г. кроме СССР в мире не было военной силы, способной препятствовать достижению этой цели. Над Советским Союзом и всем человечеством нависла угроза фашистского ига с его человеконенавистнической расовой идеологией и геноцидом «неполноценных» народов. Разобщенность мировых держав из-за антисоветской направленности политики Запада – стремления направить агрессию против Советского Союза – привела к трагическим последствиям. Фашистская Германия смогла поочередно наносить удары по своим противникам: сначала разгромить Францию, поставив Англию на грань катастрофы, затем завоевать всю Европу и создать смертельную угрозу СССР превосходящей военной мощью.

1.3. Нападение Германии на СССР. Формирование антифашистской коалиции. Крах «блицкрига» под Москвой

Трагическое начало Великой Отечественной войны советского народа

План «Барбаросса» предусматривал внезапное наступление вооруженных сил Германии с союзниками в Европе и достижение победы над СССР в короткие сроки одним стратегическим усилием: испытанным способом «блицкрига». Планировалось разгромить Красную Армию за 8–10 недель и закончить войну «до наступления зимних холодов».

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ


Директива № 21
План «Барбаросса» [18]

Германские вооруженные силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии. (Вариант «Барбаросса».)

Сухопутные силы должны использовать для этой цели все находящиеся в их распоряжении соединения, за исключением тех, которые необходимы для защиты оккупированных территорий от всяких неожиданностей.

Задача военно-воздушных сил – высвободить такие силы для поддержки сухопутных войск при проведении Восточной кампании, чтобы можно было рассчитывать на быстрое завершение наземных операций и вместе с тем ограничить до минимума разрушения восточных областей Германии вражеской авиацией. Однако эта концентрация усилий ВВС на Востоке должна быть ограничена требованием, чтобы все театры военных действий и районы размещения нашей военной промышленности были надежно прикрыты от налетов авиации противника и наступательные действия против Англии, особенно против ее морских коммуникаций, отнюдь не ослабевали.

Основные усилия военно-морского флота должны и во время Восточной кампании, безусловно, сосредоточиваться против Англии.

Приказ о стратегическом развертывании вооруженных сил против Советского Союза я отдам в случае необходимости за восемь недель до намеченного срока начала операций.

Приготовления, требующие более продолжительного времени, если они еще не начались, следует начать уже сейчас и закончить к 15.5.41 г.

Решающее значение должно быть придано тому, чтобы наши намерения напасть не были распознаны.

Подготовительные мероприятия высших командных инстанций должны проводиться, исходя их следующих основных положений.

1. Общий замысел

Основные силы русских сухопутных войск, находящиеся в Западной России, должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого, быстрого выдвижения танковых клиньев. Отступление боеспособных войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено.

Путем быстрого преследования должна быть достигнута линия, с которой русские военно-воздушные силы будут не в состоянии совершать налеты на имперскую территорию Германии.

Конечной целью операции является создание заградительного барьера против Азиатской России по общей линии Волга – Архангельск. Таким образом в случае необходимости последний индустриальный район, остающийся у русских на Урале, можно будет парализовать с помощью авиации…

<…>

Адольф Гитлер

Верно: капитан (подпись)

Hitlers Weisungen, S. 84–88.


Одновременно разрабатывались чудовищные планы колонизации захваченных территорий, о чем свидетельствуют инструкции и директивы, собранные в «Зеленой папке» от 23 мая 1941 г., и генеральный план «Ост» – один из самых позорных документов в истории человечества. В нем предусматривалось выселить с территории Польши и западной части Советского Союза 31 млн. человек и поселить на этих землях 10 млн. немцев. Оставшееся население предполагалось онемечить и «сократить специальными мероприятиями».

Письмо Бормана Розенбергу относительно политики на оккупированных территориях [19]


Многоуважаемый партейгеноссе Розенберг!

По поручению фюрера я довожу до Вашего сведения его пожелание, чтобы Вы соблюдали и проводили в жизнь в политике на оккупированных восточных территориях следующие принципы.

1. Мы можем быть только заинтересованы в том, чтобы сокращать прирост населения оккупированных восточных областей путем абортов. Немецкие юристы ни в коем случае не должны препятствовать этому. По мнению фюрера, следует разрешить на оккупированных восточных территориях широкую торговлю предохранительными средствами. Ибо мы нисколько не заинтересованы в том, чтобы ненемецкое население размножалось.

2. Опасность, что население оккупированных восточных областей будет размножаться сильнее, чем раньше, очень велика, ибо само собою понятно, его благоустроенность пока намного лучше. Именно поэтому мы должны принять необходимые меры против размножения ненемецкого населения.

3. Поэтому ни в коем случае не следует вводить немецкое обслуживание для местного населения оккупированных восточных областей. Например, ни при каких условиях не должны производиться прививки и другие оздоровительные мероприятия для ненемецкого населения.

4. Ни в коем случае не следует давать местному населению более высокое образование. Если мы совершим эту оплошность, мы сами породим в будущем сопротивление против нас. Поэтому, по мнению фюрера, вполне достаточно обучать местное население, в том числе так называемых украинцев, только чтению и письму.

5. Ни в коем случае мы не должны какими бы то ни было мероприятиями развивать у местного населения чувства превосходства! Необходимо делать как раз обратное!

6. Вместо нынешнего алфавита в будущем в школах надо ввести для обучения латинский шрифт.

7. Немцы должны быть обязательно удалены из украинских городов. Даже размещение их в бараках вне городов лучше, чем поселение внутри городов! Ни в коем случае не следует строить русские (украинские) города или благоустраивать их, ибо местное население не должно иметь более высокого жизненного уровня.

Немцы будут жить в заново построенных городах и деревнях, строго изолированных от русского (украинского) населения. Поэтому дома, строящиеся для немцев, не должны быть похожи на русские (украинские). Мазанки, соломенные крыши и т. д. для немцев исключаются.

8. На коренной территории империи, подчеркнул фюрер, слишком многие вещи регламентированы законом. Этого мы ни в коем случае не должны практиковать в оккупированных восточных областях. Для местного населения не следует издавать слишком много законов: здесь надо обязательно ограничиться самым необходимым. Немецкая администрация должна быть поэтому небольшой. Областному комиссару надлежит работать с местными старостами. Ни в коем случае не следует создавать единого украинского правления на уровне генерального комиссариата или даже рейхскомиссариата…

Ваш М. Борман

«Военно-исторический журнал», 1965, № 1, стр. 82–83.


Вопрос о том, почему Гитлер решился напасть на СССР в 1941 г., не завершив борьбы с Англией, поддерживаемой США, будет окончательно прояснен, вероятно, только после опубликования всех документов по «делу Гесса» – первого заместителя Гитлера по партии, который 10 мая 1941 г. прилетел на личном самолете в Англию. Там его арестовали и содержали как пленника. После войны Гесс многие годы находился в тюрьме, где и умер при странных обстоятельствах. По донесениям советских разведчиков, он «прибыл в Англию для заключения компромиссного мира, который должен приостановить увеличивающееся истощение обеих воюющих сторон и предотвратить окончательное уничтожение Британской империи как стабилизирующей силы»[20]. Сведения, поступившие советскому руководству из США и самой Германии, подтверждали, что его вояж в случае успеха мог ускорить нанесение удара по Советскому Союзу. Были ли достигнуты какие-то договоренности, остается тайной, скрытой в британских архивах, но война началась немногим позже месяца со дня приземления Гесса в Шотландии.

Советское руководство зимой – весной 1941 г., сознавая угрозу фашистской агрессии в самом скором времени, направило основное внимание на подготовку вооруженных сил к отражению нападения Германии и переводу страны на военное положение. К весне 1941 г. проведено скрытное мобилизационное развертывание Красной Армии до уровня военного времени – 303 дивизии; на западных границах созданы армии прикрытия в составе 186 дивизий, включая 16 дивизий второго стратегического эшелона; развернута подготовка западного театра военных действий – ускорено строительство укрепленных районов на новых границах и восстановление старых на прежней границе.

Создавая мощную группировку сил на западе, Сталин рассчитывал не только обеспечить надежную защиту, но и полагал, что Гитлер, имея в тылу воюющую Англию, не решится выступить против столь крупных сил без предварительной подготовки. В апреле – июне 1941 г. принимались новые срочные меры по повышению боевой готовности. Фактически с марта 1941 г. происходило встречное развертывание вооруженных сил Германии для агрессии, а Красной Армии – для ее отражения.

Несмотря на многочисленные донесения о готовящемся нападении с указанием различных (в том числе и достоверных) сроков начала военных действий, оперативного плана «Барбаросса» ни советская, ни западная разведка не имела. Сосредоточение немецких войск на границах могло служить и средством давления с предъявлением политических требований. Такой вариант развития событий предполагал Разведывательный комитет Англии в докладе 31 мая 1941 г.[21] Возможность переговоров с Гитлером под угрозой нападения не исключал и Сталин. Он считал проведенные весной мероприятия вполне достаточными, а состав армий прикрытия способным отразить нападение. Фактический перенос гитлеровским руководством сроков начала агрессии в связи с войной на Балканах давал ему надежду, что нападение задержится до 1942 г., а в Красной Армии к этому времени завершится перевооружение и полное формирование по новым штатам.

Основной политической задачей, считал Сталин, было не дать повода Гитлеру для объявления войны, как дал его Германии Николай 11 в Первую мировую войну. Советское правительство 14 июня публикует заявление ТАСС, в котором указывается: «…СССР, как это вытекает из его мирной политики, соблюдал и намерен соблюдать условия советско-германского пакта о ненападении…» Весь мир был оповещен, что Советский Союз не намерен нападать на Германию. Ответа с германской стороны не последовало.

Предыдущие агрессии Германии предварялись политическими требованиями и пограничными провокациями. При всех ранее известных способах начала войны оставалось некоторое время для приведения войск в готовность к боевым действиям. В цивилизованном мире еще не было случаев, чтобы государство, подписавшее договор о границе и дружбе (в немецком варианте), начало тотальную войну без предъявления каких-либо претензий. Несмотря на просьбы военных, Сталин до 21 июня не давал разрешения на приведение войск западных округов в состояние полной боевой готовности.

Под лавиной разведывательных данных о начале наступления немцев Сталин вечером 21 июня разрешил привести приграничные военные округа в боевую готовность. В директиве № 1 Наркома обороны и начальника Генерального штаба, переданной в округа 22 июня в 0 ч 30 мин., указывалось:

«1. В течение 22–23.6.1941 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий (выделено авт.).

2. Задача наших войск – не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения.

Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников…

<…>

21.6.41

Тимошенко. Жуков»[22]


Как видно из текста, предполагались провокационные действия гитлеровцев. Директива же получена в войсках в 3–4 ч утра, когда военные действия развернулись в полном масштабе. Но даже в директиве № 2, отданной в 7 ч 15 мин. 22 июня, все еще указывалось: «…войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу. Впредь до особого распоряжения наземную границу не переходить (выделено авт.)». Советское политическое и военное руководство все еще исходило из представления о возможном поэтапном развитии конфликта, не предполагая столь бандитской степени вероломства, и остерегалось переходить границу, не давая повода к обвинению СССР в агрессии. Вечером 22 июня Главный Военный Совет в директиве № 3, исходя из «Плана обороны государственной границы 1941 г.», дал указание фронтам «организовать решительные контрудары с целью разгрома вклинившихся группировок немецко-фашистских захватчиков»[23]. Так началась Великая Отечественная война советского народа.

Утром 22 июня по радио выступил заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров СССР и Народный комиссар иностранных дел В.М. Молотов. Он сказал, что германское правительство до последней минуты не предъявляло никаких претензий советскому правительству, и Германия совершила вероломное нападение, несмотря на миролюбивую позицию Советского Союза. Заявление заканчивалось словами: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

Вечером 22 июня 1941 г. с обращением к английскому народу выступил Черчилль, который заявил: «…опасность, угрожающая России, – это опасность, угрожающая нам и Соединенным Штатам, точно так же, как дело каждого русского, сражающегося за свой очаг и свой дом, – это дело свободных людей и свободных народов во всех частях земного шара». Президент Рузвельт 24 июня сказал на пресс-конференции: «Разумеется, мы собираемся предоставить России всю ту помощь, которую сможем».

Так были сделаны первые шаги к созданию антифашистской коалиции. Вторая мировая война окончательно приобрела освободительный антифашистский характер. Однако и в США, и в Великобритании существовали политические силы, выступавшие против помощи СССР. Складывание антифашистской коалиции шло сложным путем. Последовательные шаги к военно-политическому союзу государств с различным общественным строем в борьбе против общего врага – фашизма – делались под воздействием событий на советско-германском фронте.

Гитлеровское командование с началом войны ввело в сражение в первом стратегическом эшелоне основные силы вермахта. В соответствии с планом «Барбаросса» трем группам армий – «Север», «Центр» и «Юг» – ставилась задача рассечь мощными танковыми клиньями главные силы Красной Армии, находящиеся в западной части Советского Союза, и уничтожить их, воспрепятствовав отходу боеспособных войск «в глубину русского пространства» за линию Днепр – Западная Двина. В последующем намечалось быстрое продвижение войск без существенного противодействия на Ленинград, Москву и в Донбасс. На третьем этапе предусматривался выход немецко-фашистской армии на линию Архангельск – Волга – Астрахань.

Для выполнения задач выделено 153 немецкие дивизии и 37 дивизий союзников Германии. В первом стратегическом эшелоне находились 129 немецких и 37 дивизий стран сателлитов, а 24 немецкие дивизии – в резерве. Вся группировка включала 70 % всех дивизий Германии, 75 % орудий и минометов, 90 % танков и свыше 90 % боевых самолетов.

Современные исследования с использованием ранее закрытых архивных материалов показывают, что советские войска уступали по численности личного состава более чем на 1 млн., но по числу танков и самолетов превосходили противника более чем в два раза[24]. Однако бо́льшая часть советской военной техники состояла из устаревших образцов и уступала немецкой по качеству.

Первые удары гитлеровских захватчиков на рассвете 22 июня оказались внезапными для соединений и частей Красной Армии, находившихся в местах постоянной дислокации в мирное время. В результате только на аэродромах уничтожено 900 самолетов, враг захватил господство в воздухе, разрушил систему связи, дезорганизовал управление войсками, нарушил их тыловое обеспечение.

Условия начала войны оказались крайне тяжелыми для войск приграничных округов. Противник начал военные действия в заранее намеченные сроки в полной боевой готовности, по тщательно разработанным планам, развернутыми в оперативном построении мощными группировками, превосходящими наши войска на главных направлениях в 6–8 раз.

В многочисленной исторической литературе одной из главных причин поражения Красной Армии в начальном периоде войны считается просчет Сталина в дате нападения Германии и запоздалое приведение войск в боевую готовность. Однако современные исследования показывают, что главная причина – это переоценка боеспособности советских войск и просчет в определении способа развязывания войны противником.

Переход Красной Армии от милиционной системы на кадровую только завершался, реорганизации 1940–1941 гг. были не обеспечены подготовленными кадрами, возник некомплект командного состава, сказались и репрессии среди его старшего звена. К лету 1941 г. 75 % командиров находились на своих должностях менее двух лет и не имели ни достаточной подготовки, ни опыта управления войсками. Запоздало и начало перевооружения Красной Армии новыми образцами военной техники. Спешные меры 1940–1941 гг. уже не могли исправить положения к началу войны. Командование Красной Армии в оперативно-стратегических расчетах пользовалось завышенными данными о возможностях своих войск, особенно при ведении обороны в условиях начала войны.

Советское руководство в соответствии с замыслом начальных операций давало противнику по политическим мотивам возможность первым начать военные действия (идея «ответного удара»). Но оно не предполагало действительных масштабов и последствий упреждающего массированного удара авиации и крупных танковых соединений, а также участия в наступлении с первых дней войны основных сил вермахта. В таких условиях и против такого противника, как показывают современные расчеты, силы приграничных округов не могли сдержать его наступления и нанести эффективные контрудары, как это предусматривалось предвоенными планами, даже если бы и были приведены в полную боевую готовность к началу военных действий.

На огромном советско-германском фронте между старой и новой государственными границами и в приграничных районах развернулись тяжелые встречные сражения. Ставка в конце июня приняла решение о переходе к стратегической обороне. Ожесточенные бои главных сил приграничных округов в течение первых недель обернулись трагедией. Противник нанес крупное поражение Красной Армии и значительно изменил соотношение сил в свою пользу. Трагедия начального периода тяжело отразилась на дальнейшем ходе Великой Отечественной войны.

3 июля 1941 г. по радио выступил председатель Государственного Комитета Обороны И.В. Сталин. Он сказал об огромной опасности, нависшей над страной, объявил освободительные цели войны и программу борьбы с фашистскими захватчиками, выразил уверенность, что мы будем иметь верных союзников в лице народов Европы и Америки.



Советские войска героически сражались с превосходящими силами противника, но вынуждены были отступать, неся большие потери. Высокая маневренность танковых и механизированных соединений противника позволяла им окружать группировки советских войск и развивать наступление ускоренными темпами. Однако гитлеровское командование вскоре убедилось, что война против СССР сильно отличается от предыдущих кампаний и оно серьезно недооценило силу Красной Армии.



Батальоны, сформированные из ополченцев-москвичей, отправляются на фронт. Осень 1941 г.



Ополченцы отправляются на защиту Ленинграда. 1941 г.


К середине июля наступление фашистских войск на ленинградском и киевском направлениях захлебнулось, а на смоленско-московском развернулись упорные бои. Советскому командованию удалось создать сплошной фронт стратегической обороны из отступающих войск приграничных округов и выдвигаемых из глубины резервов. Гитлеровцы не смогли уничтожить главные силы Красной Армии до рубежа Днепра и развернуть беспрепятственное продвижение на Москву, Ленинград и Донбасс. План «Барбаросса» дал первую трещину.

В начале августа 1941 г. гитлеровское командование вынуждено было принять новый план ведения наступления и впервые перейти к обороне на главном направлении. В штабе группы армий «Центр» 4 августа состоялось совещание с участием Гитлера. На нем прозвучало признание, что силы Красной Армии недооценены. Гитлер заявил, что если перед началом похода его осведомили бы о действительной силе Красной Армии, «…то принять решение о необходимости наступать мне было бы намного труднее»[25]. В дневнике начальника штаба сухопутных войск генерала Гальдера 11 августа имеется характерная запись: «Общая обстановка показывает все очевиднее и яснее, что колосс Россия… был недооценен нами»[26].

Перегруппировав войска и подтянув резервы, гитлеровское командование начинает в августе наступление превосходящими силами на южном и северном флангах советско-германского фронта. Одновременно готовилась операция на западном направлении. Врагу удалось нанести поражение обороняющимся войскам под Киевом и выйти на подступы к Ленинграду. Обстановка на советско-германском фронте в сентябре резко осложнилась. Противник превосходил советские войска в людях в 1,3 раза, орудиях и минометах – в 1,9, в самолетах – в 2,1 раза[27]. Гитлеровское руководство посчитало, что создались условия для решающего наступления на Москву

Начало формирования антифашистской коалиции

Правящие круги Англии и США ясно сознавали угрозу завоевания фашистским блоком мирового господства. С начала нападения на Советский Союз они рассматривали борьбу на советско-германском фронте как благоприятную возможность, которая позволит им подготовиться к последующей схватке с участниками Тройственного союза. При этом первостепенное значение для них приобретал вопрос о том, как продлить сопротивление Советского Союза на более продолжительный срок.

Оценивая обстановку на советско-германском фронте, военные эксперты на Западе считали, что война завершится победой Германии через несколько месяцев. «Разведывательный комитет, хотя и был осторожен, чтобы не связывать себя указанием точных сроков, считал, что война продлится всего лишь несколько месяцев», – отмечают английские историки[28]. Военный министр США Г. Стимсон после совещания с военными руководителями 23 июня 1941 г. писал Рузвельту: «В результате того, что Германия втянулась в эту войну с Россией, наше беспокойство значительно ослабло… Этот шаг почти напоминает дар Провидения… Германия будет основательно занята минимум месяц, а максимально, возможно, три месяца задачей разгрома России». По единодушному выводу всех участников совещания, агрессия Германии против СССР предоставляла США «драгоценную передышку»[29].

Советское руководство прилагает энергичные усилия к созданию подлинного военно-политического союза для разгрома фашизма и освобождения народов Европы. Сталин 8 июля в беседе с С. Криппсом предложил заключить соглашение с Англией о сотрудничестве. Посол Великобритании рекомендовал своему правительству принять предложение, так как оно «связало бы русских обязательством продолжать свое сопротивление». Такое же мнение выразил и Черчилль: «Если бы русские смогли продержаться и продолжать военные действия хотя бы до наступления зимы, это дало бы нам неоценимые преимущества. Преждевременный мир, заключенный Россией, явился бы ужасным разочарованием…»[30] В итоге 12 июля в Москве подписано соглашение о совместных действиях Союза ССР и Великобритании в войне против Германии, по которому оба правительства обязались оказывать взаимопомощь и поддержку в войне, а также не вести переговоров и не заключать перемирия или мирного договора иначе как с обоюдного согласия. Так был сделан второй важный шаг к созданию антифашистской коалиции.

Существенную роль в укреплении отношений с США сыграл визит личного представителя Рузвельта, Г. Гопкинса, в конце июля в СССР, с целью «…определить, действительно ли положение столь катастрофично, как его рисуют в военном ведомстве…»[31]. В беседе со Сталиным он заявил о готовности США и Англии отправлять в СССР военные материалы, а для изучения стратегических интересов каждого фронта и каждой страны провести совещание трех правительств. Это совещание возможно, считал он, только тогда, когда будет известен исход сражений на советско-германском фронте. Гопкинс предложил созвать конференцию в первой половине октября. Поездка в СССР произвела на Гопкинса огромное впечатление, он телеграфировал Рузвельту: «Я очень уверен в отношении этого фронта… Здесь существует безусловная решимость победить».

Укрепляя сотрудничество с Англией и США, советское руководство одновременно принимает меры к созданию широкой антифашистской коалиции. Коминтерн развертывает борьбу коммунистических партий за создание движений массового Сопротивления в оккупированных странах и в поддержку Советского Союза в Англии, США и нейтральных государствах. В соответствии с объявленными освободительными целями войны советское правительство в начале июля 1941 г. проинформировало эмигрантские правительственные круги Польши, Чехословакии и Югославии, что СССР выступает за восстановление независимости этих стран, считая вопрос о характере государственного строя в них внутренним делом самих народов. Между СССР и Чехословакией 18 июля 1941 г. подписано соглашение, предусматривающее восстановление дипломатических отношений, взаимную помощь в борьбе против Германии и создание национальных чехословацких воинских частей на территории СССР После этого также и в Лондоне приняли решение установить дипломатические отношения с чехословацким правительством.

В результате советско-польских переговоров 30 июля подписано соглашение о восстановлении дипломатических отношений между СССР и Польшей, оно предусматривало взаимопомощь в войне с Германией и создание польской армии на территории СССР. В августе СССР установил дипломатические отношения с эмигрантскими правительствами Норвегии и Бельгии, а в конце сентября официально признал генерала Шарля де Голля как «руководителя всех свободных французов, где бы они ни находились». Советское правительство высказало решимость «обеспечить полное восстановление и независимости, и величия Франции». Так закладывались основы широкой антифашистской коалиции.

Руководители США и Англии, выяснив обстановку и перспективы развития событий на советско-германском фронте, приступили к согласованию своих планов. В бухте Ардженшия (о. Ньюфаундленд у восточных берегов Северной Америки) на американском линкоре «Огаста» и английском линкоре «Принс оф Уэлс» с 9 по 12 августа прошли переговоры Рузвельта и Черчилля. Они проходили по инициативе Рузвельта, который хотел еще до вступления в войну определить со своими союзниками основные положения послевоенного мира и тем самым избежать ошибки, как он считал, допущенной Вильсоном в Первую мировую войну. Черчилль желал получить у США гарантии защиты английских колоний от нападения Японии и хотел привлечь американцев к военным действиям в Северной Африке. Английской стороне не удалось добиться конкретных обещаний по военным вопросам, но обе стороны единодушно решили поддержать СССР, чему способствовал доклад Гопкинса о переговорах со Сталиным в Москве. В итоге стороны подписали 14 августа 1941 г. декларацию под названием «Атлантическая хартия». В ней объявлялся ряд демократических принципов устройства мира после победы над фашизмом.

Подписав декларацию, Рузвельт и Черчилль направили советскому правительству совместное послание с обещанием оказывать экономическую помощь и предложением созвать в Москве совещание трех великих держав для выработки программы наиболее целесообразного использования имеющихся ресурсов. Это решение – следующий серьезный шаг в создании антифашистской коалиции. Началом помощи Советскому Союзу стало прибытие в Мурманск 31 августа 1941 г., еще до совещания, первого английского конвоя с военными грузами.

В сентябре в Лондоне созвана международная конференция для согласования Атлантической хартии с союзниками Англии в войне. В ней приняли участие представители СССР, Великобритании, Бельгии, Чехословакии, Греции, Польши, Нидерландов, Норвегии, Люксембурга и движения «Свободная Франция». Советский представитель И.М. Майский огласил декларацию советского правительства, в которой выражалось согласие с основными положениями хартии, а также излагалась принципиальная позиция СССР по актуальным вопросам. В ней говорилось: «Задача народов и всех государств, вынужденных вести навязанную им войну против гитлеровской Германии и ее союзников, состоит в том, чтобы добиться скорейшего и решительного разгрома агрессоров (выделено авт.), мобилизовать и отдать для наиболее полного решения этой задачи все свои силы, все свои средства, определить наиболее эффективные способы и методы осуществления этой цели. Эта задача объединяет в данный момент наши страны…»[32]

В связи с ухудшением обстановки на фронте Сталин 3 сентября отправляет личное послание Черчиллю, в котором вновь ставит вопрос об открытии второго фронта на Балканах или во Франции, а также о ежемесячной минимальной помощи поставками самолетов, танков и алюминия. (Первый раз речь о втором фронте шла в переписке Сталина и Черчилля 18 и 21 июля 1941 г.)

Черчилль отвечает Сталину 6 сентября: «…в настоящее время нет никакой возможности осуществить такую британскую акцию на Западе (кроме акций в воздухе), которая позволила бы до зимы отвлечь германские силы с восточного фронта. Нет также никакой возможности создать второй фронт на Балканах без помощи Турции»[33]. В ответном послании Сталин выдвигает новое предложение: перебросить 25–30 английских дивизий в Архангельск или через Иран в южные регионы СССР для совместных действий с советскими войсками по примеру сотрудничества России с Францией в Первую мировую войну. На это предложение Черчилль не ответил, а 19 сентября сообщил, что для высадки в Норвегии «…мы не располагаем ни военными силами, ни судовым тоннажем для осуществления этого проекта»[34], и предложил провести 25 сентября трехстороннее совещание по вопросам поставок.

Важным событием в военном сотрудничестве СССР и Англии стала ликвидация угрозы пронемецкого переворота в Иране. Согласованные дипломатические акции и последующий 15 сентября 1941 г. ввод войск в Иран с севера Советским Союзом, а с юга Англией установил совместный контроль в этом стратегически важном районе как для СССР, так и для Англии.

Серьезным шагом в формировании коалиции стала Московская конференция представителей СССР, Великобритании и США, проходившая с 29 сентября по 1 октября 1941 г. Результаты переговоров отражены в протоколе, по которому США и Англия обязались ежемесячно (выделено авт.) поставлять СССР 400 самолетов, 500 танков, зенитные и противотанковые орудия, алюминий, олово, свинец и другие материалы. Советский Союз выразил готовность снабжать Англию и США сырьем. Конференция показала стремление государств к совместной борьбе. В развитие решений конференции правительство США распространило на СССР с 7 ноября действие закона о ленд-лизе и предоставило беспроцентный заем в 1 млрд. долл.



Подписание документов конференции по вопросу о военных поставках представителями СССР, Великобритании и США. Москва, октябрь 1941 г.


Критическая обстановка, складывающаяся на московском направлении в ходе наступления фашистских войск в октябре 1941 г., вызвала острую необходимость в срочной военной помощи, о чем Сталин писал Черчиллю еще 13 сентября, но ответа не получил. Сталин 8 ноября направил Черчиллю послание, в котором резко поставил вопрос о необходимости внести принципиальные изменения в советско-английские отношения, чтобы обеспечить взаимное доверие. Для этого требуется договоренность о целях войны и планах организации мира после войны, а также заключение договора между СССР и Великобританией о военной взаимопомощи в Европе против Гитлера. Ответ Черчилля последовал только 22 ноября, в котором он сообщал, что готов направить в Москву министра иностранных дел Идена для обсуждения этих вопросов. В германских военных кругах в это время уже назревала мысль о целесообразности заключения мира с Советским Союзом в сложившихся благоприятных условиях[35].

Крах «блицкрига» под Москвой. Изменение стратегического характера Второй мировой войны

Решающее сражение года – операция «Тайфун», имеющая целью захват Москвы и завершение плана «Барбаросса» до конца 1941 г., началась 30 сентября. В наступлении группы армий «Центр» участвовало 74 дивизии – 1800 тыс. человек (24 % от общего числа), 1700 танков (75 %), около 1390 самолетов и большая часть разведывательно-подрывных органов. В октябре гитлеровские войска прорвали фронт и по нескольким направлениям стали продвигаться к Москве, стремясь охватить ее с севера и юга. Западнее Вязьмы противник окружил соединения четырех армий Западного и Резервного фронтов, создалась угроза его выхода к Москве. Окруженные войска вели мужественную борьбу, сковав 28 вражеских дивизий, что обеспечило выигрыш во времени для укрепления обороны на подступах к столице. Часть войск прорвалась из окружения, часть влилась в партизанские отряды, наибольшая – погибла или попала в плен.

Положение было настолько опасным, что в середине октября из Москвы эвакуировали ряд государственных учреждений. Сталин и другие советские руководители остались в Москве, принимая все меры для защиты столицы и разгрома наступающих войск врага, а 7 ноября состоялся исторический парад на Красной площади, где с трибуны Мавзолея В.И. Ленина к бойцам, уходящим на защиту Москвы, Сталин обратился со словами: «…На вас смотрит весь мир, как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков… Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Козьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя Ленина!»[36]

Героической борьбой советских воинов, москвичей и жителей Подмосковья враг в начале декабря был остановлен у стен города, а 5–6 декабря Красная Армия неожиданно для противника перешла в мощное контрнаступление. Гитлеровские войска стали отступать, неся большие потери. В решающем сражении 1941 г. немецко-фашистская армия потерпела сокрушительное поражение, первое с начала Второй мировой войны.



Военный парад в Москве 7 ноября 1941 г. С Красной площади войска уходили на фронт


Посол Англии в Москве С. Криппс оставил в своем дневнике такой важный вывод: «…Теперь, после славной победы под Москвой, никто не может утверждать, что советский режим является прогнившим или подрывающим жизненно важные основы собственной страны. Нет! Если бы не этот режим и все то, что было сделано в этой стране за последние 20 лет, Гитлер, безусловно, сумел бы завоевать всю Европу, и наши шансы на победу равнялись бы нулю (выделено авт.)…»[37] Вот красноречивый ответ современным антисоветчикам.

Победа под Москвой, завершившая трагические события 1941 г., имела историческое значение.

• Рухнул план «молниеносной войны» против СССР. Советский Союз устоял против мощнейшего натиска гитлеровской военной машины в наиболее тяжелых условиях начального периода войны.

• Под Москвой впервые остановлено победное шествие фашизма по Европе в то время, когда в мире не было другой военной силы, способной преградить ему путь к мировому господству.

• Победа под Москвой изменила стратегический характер Второй мировой войны. Вместо серии кратковременных победных военных кампаний агрессоров она превратилась в длительную вооруженную борьбу с использованием превосходящего военно-экономического потенциала складывающейся антифашистской коалиции.

• Разрушен миф о «непобедимости» гитлеровского вермахта. Народы оккупированных стран увидели в СССР силу, способную разгромить фашизм. Это стало стимулом к развертыванию активной борьбы сил Сопротивления.

• Победа под Москвой способствовала созданию военного союза СССР с Англией и США.

Фашистской Германии впервые нанесен значительный ущерб. С 22 июня по 31 декабря 1941 г. только сухопутные войска потеряли свыше 830 тыс. человек, до 2765 танков и штурмовых орудий. Боевая мощь вермахта была подорвана, надежды на скорую победу утрачены.

Этот исторический вклад в борьбу с фашизмом стоил советскому народу больших жертв и лишений. С июня по декабрь 1941 г. потери Красной Армии и ВМФ убитыми, пленными и пропавшими без вести составили 3 млн. 138 тыс. человек; утрачено огромное количество вооружения и боевой техники[38]. Громадный ущерб нанесен экономике страны, мирное население в оккупированных районах подверглось массовому уничтожению, голоду и болезням.

Таковы трагические последствия вероломной агрессии фашистской Германии против СССР, совершенной в условиях разобщенности антифашистских сил. Советский Союз, уйдя в 1939 году от угрозы столкновения с фашистским блоком на западе и на востоке, выиграл один год и восемь месяцев для подготовки к войне в экономическом и военном отношениях, но подвергся неизбежной агрессии гитлеровской Германии и ее союзников. Однако СССР не остался в одиночестве, вступил в борьбу в составе складывающейся антифашистской коалиции, имея более мощные вооруженные силы и лучшие стратегические позиции, чем в 1939 году. Это позволило не только выдержать удар агрессора в тяжелейших условиях нападения, но и изменить весь ход Второй мировой войны.

Через горькие поражения англо-французской коалиции, после захвата Германией стран Европы и угрозы завоевания фашизмом мирового господства в случае поражения СССР западные державы пришли к необходимости создания вместе с Советским Союзом антифашистской коалиции, окончательно сложившейся после агрессии Японии на Тихом океане и вступления США во Вторую мировую войну Но и на этом этапе западным державам вновь пришлось испытать горечь поражений и понести тяжелые потери в войне с Японией в начальном ее периоде.

1.4. Агрессия Японии против США и Англии. Образование коалиции Объединенных Наций, две политики – два плана коалиционной войны

Японская агрессия на Тихом океане

Япония с началом агрессии Германии против СССР ускорила подготовку к войне как против Советского Союза, так и против США и Англии на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии. Решение о начале военных действий против одной из сторон предполагалось принять, исходя из развития военных действий на советско-германском фронте. Японское руководство, видя, что война Германии приобретает затяжной характер, 5 ноября 1941 г. принимает окончательное решение начать войну на юге и закончить все приготовления к 1 декабря, а до 25 ноября вести дипломатические переговоры.

Замыслом военного руководства Японии предусматривалось начать войну внезапным нанесением удара по основным силам Тихоокеанского флота США на военно-морской базе Пёрл-Харбор (Гавайские о-ва) и стремительным наступлением на филиппинском и малайском направлениях. В начальном периоде войны («1-я фаза войны») японское командование планировало последовательными наступательными операциями флота и армии завоевать господство в воздухе и на море, разгромить вооруженные силы США и Англии в западной части Тихого океана, Юго-Восточной Азии и в районе Южных морей; захватить Филиппины, Малайю, Голландскую Индию, Бирму; оккупировать Таиланд и овладеть рядом тихоокеанских островов. Продолжительность периода определялась ориентировочно четырьмя-пятью месяцами. После захвата этих территорий намечалось закрепиться на них и создать линию обороны на островах Тихого океана, Южных морей и Бенгальского залива до границы Индии с Бирмой. Дальнейшее развертывание событий связывалось с ходом войны на советско-германском фронте и крушением Англии.

Политические и военные руководители США и Англии в предыдущие годы считали, что японская агрессия будет направлена против СССР, и не уделяли большого внимания повышению обороноспособности в своих дальневосточных владениях. После нападения Германии на СССР подготовка США к войне ускорилась и планы дальневосточных операций были пересмотрены. По решению правительства укрепление Филиппин планировалось закончить к февралю 1942 г., Тихоокеанский флот базировался в Пёрл-Харборе, началась спешная отправка войск на Филиппины в крепость Коррехидор и перебазирование авиации. Английское командование также усилило группировку, базирующуюся в крепости Сингапур, и перевело сюда силы британского Дальневосточного флота.

Соотношение военно-морских сил на театре военных действий по основным классам кораблей было примерно равным, но по авианосцам японцы имели более чем тройное превосходство. Именно авианосная и мощная морская авиация берегового базирования обеспечили японскому флоту господство на море и в воздухе в начале войны и в целом успех начальных операций. Армейские группировки, созданные японским командованием для действий на океанском театре, не имели численного превосходства над войсками союзников, но они обладали высокой маневренностью специальных десантных средств и способностью концентрировать силы для ударов по гарнизонам крепостей своих противников. Большое значение японское командование придавало внезапности военных действий, что позволяло первыми ударами изменить соотношение сил в начале наступления.

В первых числах ноября американцы из расшифрованных японских радиограмм получили сведения о готовящемся нападении. Стало ясно, что расчеты на северное направление японской агрессии оказались необоснованными, а время на подготовку к войне упущено. Война стояла у порога.

На заседании военного кабинета США военный министр Стимсон предложил не ждать нападения, а первыми нанести удар, его поддержал морской министр Нокс, но, по мнению Рузвельта, с политической точки зрения было важно, чтобы «первый выстрел» сделала Япония. Начальник штаба армии генерал Маршалл предупредил командующих войсками на Гавайях и Филиппинах о возможном нападении Японии и о том, что «Соединенные Штаты хотят, чтобы Япония первая совершила открытый акт»[39]. Начальник штаба военно-морских сил адмирал Старк 27 ноября сообщил командующему Тихоокеанским и Азиатским флотами о возможном нападении Японии и «…высадке десантов на Филиппины, в Таиланд, на перешейке Кра или, возможно, на Борнео»[40]. Об ударе по Пёрл-Харбору не упоминалось, американцы не предполагали возможности нападения на таком удалении от японских баз.

Агрессия Японии против США, Англии и Голландии началась утром 7 декабря внезапным ударом японского авианосного соединения и подводных лодок по главной базе Тихоокеанского флота США – Пёрл-Харбору. Потеряв всего 29 самолетов, японцы уничтожили основные силы американского флота на Тихом океане (уничтожены или выведены из строя 8 линейных кораблей, 6 крейсеров, эсминец и 272 самолета). Добившись превосходства на море, японские вооруженные силы развернули широкие наступательные действия в западной части Тихого океана без существенного противодействия.

В ходе первого этапа начального периода войны (7 декабря 1941 г. – середина февраля 1942 г.) японцы разгромили первый стратегический эшелон вооруженных сил союзников на обширном пространстве Азиатско-Тихоокеанского театра войны от Гавайских островов до Сингапура и захватили стратегически важные районы для дальнейшего наступления[41].

Союзное командование не сумело организовать сопротивления. Филиппинская и Малайская операции японцев завершились быстрым и полным разгромом группировок союзников. В Сингапуре, изолированном с моря и подвергнутом ударам с воздуха, деморализованные английские войска быстро капитулировали. Американо-филиппинские войска в крепости Коррехидор оборонялись три месяца, но и они сдались на милость победителя.

Образование коалиции Объединенных Наций: две политики – два плана коалиционной войны

На следующий день после нападения на Пёрл-Харбор – 8 декабря 1941 г. конгресс США принял резолюцию об объявлении войны Японии. В тот же день войну ей объявила и Великобритания. Союзники Японии – Германия и Италия – 11 декабря вступили в войну против Соединенных Штатов Америки. Вторая мировая война приобрела глобальные масштабы.

Рузвельт в послании конгрессу заявил о готовности США присоединиться к тем народам мира, «…которые полны решимости оставаться свободными…», и объединенными усилиями добиться победы. Черчилль, выразив уверенность, что «…объединенные усилия России, Америки и Великобритании в конце концов позволят уничтожить любых захватчиков…», направился на борту линкора «Дьюк оф Йорк» в Соединенные Штаты для разработки планов дальнейшего ведения мировой войны. Министр иностранных дел Великобритании А. Иден в это время уже находился в пути для переговоров со Сталиным.

Переговоры Идена в Москве 16–17 декабря проходили в период успешного контрнаступления Красной Армии, получившего огромный политический резонанс во всем мире. Международный авторитет СССР значительно вырос. Успехи советских войск резко выделялись на фоне поражения союзников на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии. Сталин стремился заключить с Англией союзный договор, который охватывал бы не только военный, но и послевоенный периоды. Иден, в соответствии с данной ему инструкцией, предложил ограничиться декларацией от имени двух лиц – Сталина и Идена. Главные разногласия вызвал вопрос о признании границ СССР 1941 г. Черчилль и Рузвельт в то время не надеялись, что СССР в конце войны сможет восстановить свои границы, и не хотели связывать себя договором по этому вопросу. Таким образом, на переговорах проблемы не разрешились, в итоге визита опубликовано только небольшое коммюнике.

С прибытием Черчилля и членов английской делегации в Соединенные Штаты началась первая Вашингтонская конференция глав правительств и начальников штабов США и Великобритании («Аркадия»). Она проходила в период с 22 декабря 1941 г. по 14 января 1942 г. На ней выработана общая стратегия борьбы против стран Тройственного союза, намечен в общих чертах глобальный план коалиционной войны США и Англии с учетом военных действий на советско-германском фронте. В ходе конференции Рузвельт подготовил текст декларации, предусматривающей образование союза государств, борющихся с фашистским блоком. Текст согласован с Черчиллем, а через посла СССР в Вашингтоне М.М. Литвинова – с правительством СССР. Декларация Объединенных Наций подписана 1 января 1942 г. Первыми подписи поставили Рузвельт, Черчилль, Литвинов и представитель Китая Сун Цзывень. Затем Декларацию подписали руководители еще 22 стран. Все 26 государств официально стали союзниками в войне против фашистского блока.

Так была создана мощная антифашистская коалиция, получившая название «Объединенные Нации», союзниками СССР теперь стали еще 25 государств, и, что особенно важно, в этот союз с СССР вошли и США. На Вашингтонской конференции оформлен и особый военный союз США и Англии – англо-американская коалиция – для ведения совместных военных действий под руководством Объединенного комитета начальников штабов. Главными воюющими державами в созданной антифашистской коалиции стали СССР, США и Великобритания. Их объединяла общая опасность фашистского нашествия и общая цель борьбы – разгром фашистского блока.

Но коалиция включала государства с различным общественным и государственным строем и различными интересами в послевоенном мире. Каждое из них имело свои политические цели в войне в целом и на отдельных ее этапах. Различие в политических целях определяло выбор способа стратегических действий в глобальном масштабе в составе коалиции и на отдельных театрах военных действий, а это, в свою очередь, сказывалось и на длительности самой войны. В наибольшей степени разность политических целей проявлялась между СССР и англо-американскими союзниками, но и внутри англо-американской коалиции тоже имелись свои противоречия.

Положение участников коалиции также было разным. Советский Союз принял на себя главный удар фашистского блока и вынужден был нести основную тяжесть борьбы с гитлеровской армией – основной силой фашистской коалиции. Он располагал сильной сухопутной армией и на огромном фронте вел крупные стратегические военные действия. Ход войны на советско-германском фронте, таким образом, определял общий ход Второй мировой войны. Англия вышла из-под угрозы немецкого вторжения, а США вели войну из-за океана, находясь в безопасности от ударов противника.

Советское руководство с началом Великой Отечественной войны четко определило политические цели борьбы и свое отношение к послевоенному устройству мира. В речи по радио 3 июля 1941 г. Сталин указал: «Целью этой всенародной отечественной войны против фашистских угнетателей является не только ликвидация опасности, нависшей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы, стонущим под игом германского фашизма»[42]. В докладе 6 ноября 1941 г. он конкретизировал эту общую цель: «У нас нет и не может быть таких целей войны, как захват чужих территорий, покорение чужих народов, все равно, идет ли речь о народах и территориях Европы, или о народах и территориях Азии, в том числе и Ирана. Наша первая цель состоит в том, чтобы освободить наши территории и наши народы от немецко-фашистского ига.

У нас нет и не может быть таких целей войны, как навязывание своей воли и своего режима славянским и другим порабощенным народам Европы, ждущим от нас помощи. Наша цель состоит в том, чтобы помочь этим народам в их освободительной борьбе против гитлеровской тирании и потом предоставить им вполне свободно устроиться на своей земле так, как они хотят. Никакого вмешательства во внутренние дела других народов!»[43] В приказе от 23 февраля 1942 г. подчеркнут антифашистский характер войны: «…было бы смешно отождествлять клику Гитлера с германским народом, с германским государством. Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское – остается». И далее «…Теория расового равноправия в СССР и практика уважения к правам других народов привели к тому, что все свободолюбивые народы стали друзьями Советского Союза»[44].

Объявленные цели советского народа в войне вызвали поддержку всех прогрессивных сил мира и вселили надежду на освобождение в оккупированных странах. Явно выраженный в них отказ советского руководства от «экспорта революции» способствовал образованию союза с Англией, США и другими капиталистическими государствами, а также содействовал сплочению всех антифашистских сил в оккупированных странах. Вместе с тем СССР стремился обеспечить свою безопасность в послевоенном мире, сохранить свои границы и иметь дружественных соседей. Эти проблемы выдвинул Сталин на переговорах с Иденом в декабре 1941 г., но тогда союзники уклонились от их решения.

В соответствии с указанными общеполитическими целями в навязанной нам войне советское руководство определило и военно-политическую цель – быстрый и решительный разгром фашистской армии, изгнание захватчиков с советской земли и завершение войны в освобожденной Европе. Быстрейшее окончание войны соответствовало интересам не только народов СССР, но и трудящихся всех стран, участвующих в войне, и особенно народов, порабощенных фашизмом.

Советское руководство предлагало наиболее целесообразный способ стратегических действий антифашистской коалиции для достижения этих целей: совместное наступление Красной Армии с востока и войск союзников с запада против фашистской Германии. Этот план войны Сталин выдвигал несколько раз Черчиллю, обращаясь по вопросу высадки английских войск в Европе в период немецкого наступления в 1941 г. Отказ Черчилля вызвал сомнения у советского руководства в истинных целях союзнических отношений Великобритании к СССР в борьбе с фашистской Германией.

Политические цели войны США и Великобритании имели сложный характер. Внешне объявлялась общая цель – разгром фашистских агрессоров и защита свободы народов. Но за ней стояли особые, скрытые и маскируемые цели. О них не объявляли, о них мало писали, о них почти нет документальных источников (либо они скрыты), но их обнажают стратегические планы ведения военных действий и прежде всего общий план коалиционной войны англо-американских союзников.

США стремились обеспечить в итоге войны свое лидерство в мире, отказавшись от прошлой изоляционистской политики. Англия, вынужденная уступить первенство США, заняла позицию их партнера, стремясь сохранить колониальную Британскую империю и экономические интересы в других районах мира.

Империалистические цели войны явно проступают за туманными, демократическими по форме формулировками Атлантической хартии. На это обратили внимание в Советском Союзе. После ее опубликования посол СССР в Лондоне И.М. Майский сообщил министру иностранных дел Англии Идену, что у советского руководства создалось впечатление «…будто бы Англия и США воображают себя всемогущим Господом Богом, который призван судить весь остальной грешный мир, в том числе и мою страну. На такой базе союз нельзя будет укрепить»[45]. В декларации советского правительства, опубликованной по поводу Атлантической хартии, указывалось: «Задача народов и всех государств, вынужденных вести навязанную им войну против гитлеровской Германии и ее союзников, состоит в том, чтобы добиться скорейшего и решительного разгрома агрессоров… (выделено авт.) определить наиболее эффективные способы и методы достижения этой цели». В ней также подчеркивалось, что «Советский Союз отстаивает право каждого народа на государственную независимость и право устанавливать такой общественный строй и избирать такую форму правления, какие он считает целесообразными и необходимыми»[46].

Атлантическая хартия представляла собой лишь общую декларацию, предназначенную для широкой общественности. Скрытые американские империалистические цели во Второй мировой войне стали достоянием гласности в одном из немногих внутренних документов, озаглавленном «Мнение объединенного комитета относительно общей производственной программы Соединенных Штатов» и подготовленном по поручению президента в сентябре 1941 г. В нем указывалось: «Основные национальные цели Соединенных Штатов, касающиеся области военной политики, могут быть охарактеризованы следующим образом: сохранение территориальной, экономической и идеологической целостности Соединенных Штатов и остальной части Западного полушария; предотвращение распада Британской империи; предотвращение дальнейшего расширения сферы господства Японии; создание в конечном счете в Европе и Азии равновесия сил, которое вернее всего обеспечит политическую стабильность в этих районах и будущую безопасность Соединенных Штатов… Эти национальные идеи могут быть полностью достигнуты только в результате военных побед, одержанных за пределами нашего (Западного) полушария, либо вооруженными силами Соединенных Штатов, либо вооруженными силами дружественных держав, либо теми и другими… Следует считать неизменным правилом, что только сухопутные армии могут окончательно выиграть войну… нечего рассчитывать, что Соединенные Штаты и их союзники предпримут в ближайшем будущем длительное и успешное наступление против собственно Германии (выделено авт.[47]. Через три года войны американский генерал Дж. Паттон в апреле 1944 г. с солдатской прямотой заявил, что «Соединенные Штаты и Великобритания будут править миром будущего»[48], после чего ему запретили публичные выступления.

Для достижения господства в послевоенном мире США важно было иметь к концу войны самые мощные вооруженные силы и овладеть в ходе военных действий выгодными стратегическими позициями на мировой арене. Длительная война из-за океана «на изнурение» противников и разрушение их экономики отвечала этим целям, она также способствовала росту прибылей монополий и увеличению экономического потенциала.

Приверженность США к длительной войне хорошо понимали и учитывали гитлеровцы: «…Если уж Америка вложила в войну крупные средства, она не захочет закончить ее до тех пор, пока не сделает на ней сносного бизнеса»[49], – отмечало военно-экономическое управление штаба верховного командования вооруженных сил (ОКБ). В отношении СССР англо-американские руководители имели общую позицию. Они рассматривали Советский Союз, как и Россию в Первой мировой войне, в качестве главной силы в борьбе с сухопутной армией Германии, а затем и Японии. Длительная война, по их расчетам, ослабит СССР и сделает его зависимым от США и Англии.

Все эти скрываемые цели отчетливо проявились при разработке плана совместной коалиционной войны на Вашингтонской конференции в декабре 1941 г. – январе 1942 г. При подготовке к ней Черчилль, считавший себя наиболее опытным стратегом в коалиции, подготовил три памятные записки начальникам штабов по трем основным темам плана войны: Атлантика, Тихий океан, кампания 1943 г.

Первая из них начиналась так: «1. Главными факторами в ходе войны в настоящее время являются поражения и потери Гитлера в России… Ни Великобритания, ни Соединенные Штаты не должны принимать никакого участия в этих событиях (выделено авт.), за исключением того, что мы обязаны с пунктуальной точностью обеспечить все поставки снабжения, которые мы обещали. Только так мы сможем сохранить свое влияние на Сталина и только так мы сможем вплести усилия русских в общую ткань войны (выделено авт.[50].

На основе записок Черчилля начальники штабов составили вариант стратегического плана ведения войны для согласования с американскими союзниками. В ходе его обсуждения в Вашингтоне принят план «WW-1» – первое официальное изложение стратегии союзников[51]. В нем представлено конкретное выражение политики англо-американских союзников в войне. Отметим его основные положения, касающиеся союзнических отношений с СССР и другими странами.

«1…Германия является ведущей державой стран оси, и поэтому Атлантика и европейский район должны рассматриваться в качестве решающего театра военных действий.

2…несмотря на вступление в войну Японии… Германия по-прежнему является главным противником, а ее разгром – ключом к победе… За поражением Германии должны последовать капитуляция Италии и разгром Японии.

3…Кардинальный принцип англо-американской стратегии должен состоять в том, чтобы от операций против Германии отвлекать лишь минимальное количество сил, необходимых для обеспечения важных интересов на других театрах военных действий.

4. Важнейшие черты изложенной выше большой стратегии заключаются в следующем:

• реализация программы вооружений…;

• обеспечение важнейших коммуникаций;

• создание и сжатие кольца вокруг Германии (выделено авт.);

• изматывание сил Германии;

• непрерывное наращивание наступательных действий против Германии;

• удержание только таких позиций на Дальневосточном театре, которые сохраняют жизненно важные интересы…

<…>

9. Россия. Необходимо оказать русским такую помощь, которая позволила бы им удержать Ленинград, Москву и нефтеносные районы Кавказа, а также продолжать военные действия.

<…>

Сжатие кольца вокруг Германии

13. Это кольцо проходит по линии Архангельск, Черное море (выделено авт.), Анатолия, северное побережье Средиземного моря и западное побережье Европы. Главная цель союзников состоит в том, чтобы усилить давление на это кольцо и закрыть в нем бреши путем удержания советско-германского фронта (выделено авт.), вооружения и поддержки Турции, увеличения наших сил на Среднем Востоке, а также путем овладения всем северным побережьем Африки (выделено авт.).

<…>

Развертывание наступательных действий на континенте

17. В 1943 г. могут возникнуть благоприятные условия для вторжения на континент через Средиземное море, из Турции на Балканы или путем высадки на побережье Западной Европы. Эти операции явятся прелюдией к решающему штурму собственно Германии»[52].

Из этого документа, мало освещаемого в исторической литературе, ясно видна основная политическая линия США и Англии – ведение длительной войны на истощение как Германии, так и Советского Союза. Роль СССР – удержание своей доли «кольца вокруг Германии». Характерно, что линия, отведенная СССР в «кольце», проходит от Архангельска до Черного моря.

Нет в ней Мурманска, что объясняет отказ Черчилля провести совместную операцию с советскими вооруженными силами в Заполярье, обсудить которую обещал Иден Сталину. Помощь Советскому Союзу предусматривается лишь для удержания Ленинграда, Москвы и Кавказа, а не для ведения наступательных действий. Высадка на континент предполагается лишь в 1943 г. при благоприятных для союзников условиях.

В целом весь план стратегических действий не предусматривал совместного с Красной Армией наступления на Германию для ее решительного разгрома в короткие сроки. Длительная, «изнурительная» война соответствовала интересам крупного капитала. При этом следует отметить, что буржуазная политика и историография интересы крупного капитала принимает как «национальные интересы страны». Именно здесь заложено основное противоречие («конфликт интересов») между СССР и англо-американскими союзниками в антифашистской коалиции.

Иначе представляли себе национальные интересы страны в ходе Второй мировой войны трудящиеся и все прогрессивные силы в США и Англии. Их требования выразила резолюция профсоюза работников связи, входящая в Конгресс производственных профсоюзов (КПП): «Основным фронтом по уничтожению фашизма в настоящее время является Восточный фронт, где русский народ ведет великолепную борьбу в защиту своей родины. Мы призываем Рузвельта и Черчилля открыть новую базу операций против Гитлера – на Западном фронте и тем самым создать подлинную войну на два фронта против Гитлера»[53].

Победа под Москвой, названная на Западе «чудом под Москвой», резко изменила всю военно-политическую обстановку в мире. Советский Союз выстоял один на один против самой мощной военной машины в мире и перешел в контрнаступление. Рухнули надежды фашистского руководства на последовательный разгром своих разобщенных противников в ходе «блицкрига». Вторая мировая война вступила в новый этап – этап борьбы за коренной перелом в столкновении двух сложившихся коалиций.

1.5. Уроки истории

Рассмотрев истоки и весь процесс расширения фашистской агрессии с 1931 г. по трагические 1940–1941 гг., когда сложилась реальная угроза завоевания блоком фашистских государств мирового господства, важно сделать выводы из уроков истории для современников XXI в.

1. Фашизм как социально-политическое явление представляет собой наиболее реакционную форму диктатуры крупной монополистической буржуазии. Главная сущностная черта фашизма – борьба за мировое господство, порабощение других народов и установление «нового мирового порядка», обеспечивающего это господство. Фашизм выразил в открытой форме тенденцию глобализации экономической и общественной жизни, проявившуюся уже в первые десятилетия XX в. В борьбе за мировое господство главные фашистские государства вовлекли в свой блок малые страны, способствуя формированию в них своего рода «периферийных» фашистских режимов.

Тенденция глобализации усиливалась после разгрома фашистских государств в течение всего XX в., перешла в век XXI и выразилась ныне в утверждении американской гегемонии в мировом сообществе. США открыто заявили о своем якобы праве руководить миром, о создании «нового мирового порядка» и решимости к военному подавлению тех стран, которые противостоят их глобалистским устремлениям. В странах, превращаемых США в своих сателлитов, формируются компрадорская буржуазия и коррумпированная бюрократия, обеспечивающие интересы Америки. Сущностные черты фашизма первой половины XX в. вновь проявляются в американской глобализации.

Внешнеполитические цели, поставленные ныне американским руководством, определяют и внутреннюю политику – американское общество милитаризуется и фашизируется. Генетическая связь с фашизмом особенно резко проявляется в идеологии, которая характеризуется патологическим антикоммунизмом и навязыванием народам политическими и психологическими методами идеологии своего господствующего класса. Если немецкий фашизм внедрял идеологию расового господства, то американский глобализм – либерально-эксплуататорскую идеологию социального дарвинизма («право сильного»), прикрываемую лозунгами «демократии», «прав человека» и пропагандой превосходства «американского образа жизни». Угроза мирового господства в новом, американском, обличим нависает над народами планеты. История XX в. учит бдительности.

2. В борьбе за мировое господство фашизм на первых этапах маскировал свои подлинные цели, представляя себя борцом против общего врага, угрожающего другим государствам. Таким «врагом» был объявлен «большевизм», якобы против которого наращивалась военная мощь и для этого проводилась эскалация агрессии. Политики западных держав, способствовавшие фашизму, усилению его военной мощи и эскалации агрессии, несут историческую ответственность за развязывание и расширение масштабов Второй мировой войны.

Во второй половине XX в. этот прием использовали США в холодной войне против СССР, объявленного ими «империей зла». После разрушения Советского Союза создан образ нового врага – «международный терроризм». Борьба с ним прикрывает эскалацию агрессии США и фактически представляет собой последовательные шаги к столкновению с основными противниками на пути к завоеванию полного господства над миром. Разоблачение целей американского глобализма, организация противодействия эскалации американской агрессии и усилению военной мощи США – все это историческая необходимость, исходящая из трагических уроков XX в. Массовое интернациональное движение против американского глобализма сливается с борьбой за мир, против угрозы новой мировой войны, за социальное преобразование общества, исключающего войны, – за социализм.

3. Фашистскому руководству в борьбе за мировое господство удавалось в течение 10 лет разобщать своих главных противников – Францию, Англию, США и СССР, чтобы, нарастив военную мощь, затем поочередно наносить им сокрушительные удары. За эти годы упущено время для создания союза государств, способного противостоять агрессорам, обуздать их экспансию и предотвратить разгорание мировой войны своевременными и решительными действиями. Поражение Франции, смертельная опасность Англии, завоевание Европы, агрессия против СССР и непосредственная угроза Соединенным Штатам – таковы трагические последствия разобщенности ведущих держав мира в борьбе с фашизмом. В этом скорбном перечне событий содержится суровый урок истории XX в. для современников века нынешнего.

США ныне открыто объявили своими противниками Китай, ряд стран арабской цивилизации, угрожают независимой Индии, продвигают базы НАТО к границам России и стран СНГ, грозят «наказать» непослушные страны Европы. В планах США намечается создать к определенным срокам такую мощь вооруженных сил, которой «не может противостоять никто в мире». Исходя из уроков истории минувшего века, насущной задачей мирового сообщества становится создание антиглобалистского союза независимых государств, способного противостоять новому претенденту на мировое господство.

Главными факторами в войне в настоящее время являются поражения и потери Гитлера в России… Ни Великобритания, ни Соединенные Штаты не должны принимать никакого участия в этих событиях…

У. Черчилль Из памятной записки Черчилля начальникам штабов для стратегического планирования. Декабрь 1941 г.

Ты представь себе, что это футбольный матч… А мы, скажем, резервные игроки, сидящие на скамье. В данный момент основные игроки – это русские… Нам предназначена роль игроков, которые вступят в игру в решающий момент… Мы придем со свежими силами…

Ф. Рузвельт Из беседы Ф. Рузвельта с сыном Э. Рузвельтом. Июнь 1942 г.

…Разрешите также выразить уверенность, что время не проходит зря и обещания насчет открытия второго фронта в Европе, которые были даны Вами, г. Президент, и г. Черчиллем в отношении 1942 года и уже, во всяком случае, в отношении весны 1943 года, будут выполнены…

И. Сталин Из переписки Сталина с Рузвельтом и Черчиллем. Декабрь 1942 г.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Разгром фашизма. СССР и англо-американские союзники во Второй мировой войне (Л. И. Ольштынский, 2010) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я