Не подарок судьбы

Ольга Валентеева, 2015

Умница, красавица, из знатного рода. Что еще нужно для счастья? Но Оливии этого мало. Она готова на самые отчаянные авантюры. Однако от судьбы не уйдешь, и в её жизни появляется Крис – обычный человек, лишенный магии. Как она справится с подарком судьбы? Или, скорее, не подарком?

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Не подарок судьбы предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Пролог

Бамс! Дверь в приемную распахнулась с таким грохотом, что дядюшка-император вжал голову в плечи. А ведь трусом не был, и любил меня, как родную. По крайне мере, он так говорил. Но каждый раз при моем появлении картина не менялась: седовласый император, ищущий взглядом, куда бы спрятаться. Десятка два посетителей и приближенных, мечтающих о том же. И я, его дражайшая племянница. А ведь сам приглашал. Прислал утром слугу. Разбудил ни свет, ни заря. А этого я никому не прощу.

— Здравствуй, Оливия, — дядя Себастьян поднялся мне навстречу.

— Здравствуй, дядюшка, — изображать реверанс в брюках и блузке было глупо, поэтому я просто кивнула и позволила старику обнять меня. — Звал?

Толпа посетителей редела на глазах. Знатнейшие люди королевства быстро откланивались и исчезали за дверью, пока мы не остались вдвоем. Правильно боятся. Недаром меня прозвали «головной болью императорского двора».

— Присядь, — дядюшка указал мне на кресло. — Разговор будет длинный.

Только не это. Чуяло мое сердце, что не стоит приходить. Но я присела и сложила руки на коленях, как добропорядочная принцесса.

— Ливи, милая, ты уже не ребенок, — издалека начал император. — Когда мой брат Дерек и его супруга пропали, я взял на себя заботу о тебе.

Врет и не краснеет. Я сама о себе неплохо забочусь.

— Девочка моя, я долго закрывал глаза на твои сумасбродства. И на одежду, которая подобает только мужчине. И на помощь низшим духам, до которой уважающий себя маг никогда не опустится. Но ты выросла. И пора задуматься о замужестве.

О том, что пора замуж, дядя намекает года так четыре — с того дня, как мне исполнилось восемнадцать. Но не тут-то было.

— Дядюшка, я уже говорила тебе, что не собираюсь связывать свою жизнь с каким-нибудь заезжим принцем. Он, как и ты, будет возмущаться моим поведением, одеждой, занятиями. А я могу сама выбирать, как жить. И муж мне для этого не нужен.

— Оливия, ты — лицо империи.

— Я? Свет с тобой! Вот кузен Эдуард — да, он наследный принц. И кузина Маргарет. А я — всего лишь твоя племянница.

— Но ты должна…

— Я никому ничего не должна, — поднялась, давая понять, что разговор окончен. — Прости, мне пора. Заказы ждут.

Чмокнула императора в щеку и пошла к двери. Я действительно планировала встречу, поэтому торопилась. До самого выхода чувствовала, как чужой взгляд сверлит спину. Наверное, дядюшка в сотый раз вопрошал себя, почему редкий дар Хранительницы Порталов достался его непутевой племяннице, которая живет одна в маленькой квартирке, отказывается выходить замуж и все свободное время тратит на низших. Я и сама не знала ответа. Но не собралась меняться. Ни за что.

Часть 1. Её высочество — мое высочество

Глава 1. Головная боль императорского

двора

Терпеть не могу бывать в императорском дворце! И настроение от этого портится, и аппетит пропадает. Особенно, когда заходит разговор о браке. Как объяснить дядюшке, что мне некогда становиться чьей-либо женой? Дни и ночи помогаю низшим духам — водяничкам, полевушкам, летуньям. Девочки меня обожают, ведь обычно никто не заботится об их судьбе. И я отвечаю им взаимностью. Поэтому приходится бывать при дворе и добиваться, чтобы малышек не угнетали, а главное — не продавали в рабство.

Вот чего-чего, а рабства не приемлю ни в каком виде. И это касается не только духов, но и людей. Они, конечно, слабые и совсем не обладают магией, но не заслуживают того, чтобы их ставили на один уровень с животными. Людям помочь не могла — и давно с этим смирилась. Кто я такая, чтобы ломать устои государства? Но зато любым магическим существам никогда не отказывала в заступничестве. Дядя знает об этом, потому и злится. Говорит, что не годится девушке из императорского дома заниматься проблемами низших.

Только кто его слушает? У меня есть собственное мнение, и я не собираюсь его менять — даже ради дяди.

Мои визиты во дворец никогда не длились долго. Вот и на этот раз я спешила домой, потому что там ждала любовь всей моей жизни. Его звали Макки, и год назад он украл мое сердце.

Стоило переступить порог небольшого домишки, как рыжая тень метнулась к ногам. Я провела рукой по пушистой шубке лисенка и сказала:

— Вот я и дома, Макки.

Лис довольно тявкнул и поспешил на кухню. Как догадался, что заглянула к Стексу за рыбкой. Я прошла на кухню следом за лисенком, достала из котомки рыбу и переложила в миску. Макки крутился под ногами, предвкушая пиршество. Пока лис управлялся со своей долей угощения, отломила ломоть хлеба и налила стакан молока — отличный завтрак, пусть и поздний. И по времени больше походивший на обед. Что поделаешь, учитывая ритм моей жизни?

В двери постучали. Я отодвинула стакан. Хорошо, хоть перекусить успела. Распахнула двери — и чуть не ушибла юную летунью. Летуньи принадлежат к низшим духам. Эти малышки — настоящие кудесницы, когда речь идет о кружевах. А еще они влияют на погоду.

— Ой, извини, — пробормотала, окинув взглядом хрупкую фигурку, которая поместилась бы у меня на ладони.

— Госпожа Оливия? — пискнула летунья.

— Она самая. Чем могу помочь?

— У меня есть к вам разговор, — девушка покраснела и смущенно отвела взгляд.

— Проходи. Точнее, пролетай, — подвинулась, освобождая дорогу для гостьи.

Та нырнула в прихожую. Макки высунул из кухни любопытную мордашку, но тут же исчез — мой лис любит только духов воды, потому что от них пахнет рыбешкой.

— Прошу сюда, — распахнула перед летуньей двери кабинета. — Как тебя зовут?

— Люсиль, — ответила та, присаживаясь на краешек массивного стула.

— Значит, Люсиль, — заняла место напротив. — Что ж, рассказывай, что тебя ко мне привело.

Летунья покраснела. Я терпеливо ждала, хотя терпение никогда не являлось моей добродетелью. Но если речь шла о счастье другого существа, я была готова работать над собой.

— Дело в моей подруге, — пролепетала она. — Сама она никогда бы сюда не пришла. Но если вы ей не поможете, она пропадет.

Как много историй начиналось именно так. Кто только ко мне не приходил, кроме самих пострадавших: мамы, сестры, подруги, реже братья и возлюбленные.

— Сделаю все, что в моих силах, — пообещала я.

— Моя подруга учится в МАМИ, — вздохнула Люсиль. — Должна в этом году получить знахарский диплом.

МАМИ — полностью Магическая Академия Мириданской Империи, была самым престижным учебным заведением нашего государства. Значит, подружка — вряд ли летунья. Низших туда не берут, только на вольный курс — он дает знания, но никаких гарантий и дипломов.

— Что случилось с твоей подругой? — подтолкнула я Люсиль в нужном направлении.

— В этом году в Академии появился новый профессор, — ответила она. — Его зовут Френ Тир. Он из подземного народа. И Кати ему не понравилась. Теперь он ставит ей низкие баллы, и декан сказал, что из-за этого может понизить её ранг.

А это уже серьезно… Магический ранг — главный показатель, по которому разделяется наше общество. Если он высокий, для тебя все дороги открыты. Если же нет — будешь всю жизнь прозябать где-нибудь в глубинке.

— И что требуется от меня? — уточнила я.

— Не знаю… — поникла Люсиль. — Вы же все можете. Поговорите с деканом. Он вас послушает. Или с профессором. Да вас послушает кто угодно!

Вот именно… А всё дурная слава — идет впереди меня…

— Ладно, — пообещала я. — Что-нибудь придумаю. Только назови мне полное имя и ранг подруги.

— Кати Шасс, она — магичка из лесного клана, — ответила Люсиль.

На этом мы попрощались с гостьей, и я осталась наедине с Макки. Лесной клан. Дикое племя, гордое. Поэтому неудивительно, что Кати не хочет просить о помощи. Но проблему надо решить — мало кому из лесного клана вообще удается очутиться в Академии, и еще меньше — удержаться там. Академия сурова. Я сама там не училась, но мой приятель — вечный студент, пытался сдать выпускные экзамены уже раз пять. И не сдал. Хотя он — умелый маг, Хранитель Вихрей.

Вот к нему-то мы и наведаемся. Но не сейчас, вечерком, когда Николус будет дома. А пока можно немного отдохнуть и потискать лисенка.

Я переоделась, взяла с полки массивный фолиант о кланах империи и улеглась на кровать. Что поделаешь, обожаю читать лежа. Макки тут же забрался под бок. Я зарылась пальцами в его шерсть — это всегда успокаивало. Вот и сейчас буквы перед глазами слились, веки закрылись, и я уснула…

***

Макки покусывал меня за пальцы. Я перевернулась на другой бок, но лисенок не собирался сдаваться и перебрался ближе к лицу. Его мокрый язычок прошелся по моей щеке.

— Отстань, — проворчала я. — Макки, кому говорят!

И вдруг вспомнила, что мне срочно нужно к Николусу. Резко подскочила, взглянула в окно — и поняла, что безнадежно проспала. Уже почти стемнело. И если опоздаю, то Ник отправится на очередную студенческую пирушку. Поэтому наспех натянула мятые штаны, рубашку и вынеслась из дома. Макки проводил меня недовольным взглядом — конечно, его-то никто не накормил ужином. При такой хозяйке и похудеть недолго.

Я неслась по улицам, словно ураган. Встречные прохожие торопились уступить мне дорогу. Какой-то парень зазевался, и я чуть не сбила его с ног.

— Прошу прощения! — крикнула, не останавливаясь.

— Удачного пути! — пожелали мне в спину.

Обернулась, чтобы взглянуть, кто обладает таким запасом учтивости, но пострадавший уже скрылся из виду. Я внеслась в трехэтажный домик, взлетела по лестнице к коморке под самой крышей и забарабанила в двери.

— Кого там принесли духи? — послышался сонный голос Николуса. Отлично! Значит, приятель дремал и никуда не успел уйти.

— Это Ливи, Ник, — крикнула я, и дверь тут же распахнулась, из неё высунулась мускулистая рука и втащила меня в квартиру. Я привыкла, что Николус часто ведет себя, как медведь. Он прибыл в столицу из горного края, и так и не обрел светский лоск. Но за это я его и любила.

— Ливи, — меня приподняли над землей, прижали к себе и отпустили.

— Ники! — пожала его руку.

Обычно дети гор отличаются высоким ростом, громадными габаритами и невыносимым характером. Но Нику от них досталась только сила — он мог согнуть и разогнуть кочергу, и при этом даже не поморщиться. А в остальном мой приятель полностью отличался от собратьев — ростом был чуть выше среднего, кулаками размахивал только по необходимости, и о том, как он силен, можно было догадаться, только наблюдая за ним в схватке. А ведь к физической силе примешивалась еще и магическая, которая так редко проявляется у горных кланов.

— Какими судьбами, малышка? — усмехнулся Ник, щеголяя выбитым зубом.

— По делу. Где ты оставил свою улыбку? — прищурилась я.

— Поспорили с одним оболтусом. Я лишился зуба, он — пары костей.

— Хорошо, хоть не жизни.

— Проходи, — отступил Ник, пропуская меня в захламленную комнату. На неубранной кровати валялась ученическая мантия. Стол был завален книгами и свитками. По полу рассыпались колбы и бутылочки с зельями. Аромат от них стоял такой, что от него становилось дурно.

Ник смахнул со стула ворох одежды и предложил мне присесть.

— Слушай, Николус, — начала я издалека, — я знакома с тобой так долго, а ты ни разу не показал мне Академию.

— Зачем она тебе, принцесска? — Ник часто так меня называл. — Унылое место, где грызут гранит знаний. Ты и так умнее многих, кто выходит из её стен.

— Надо, — твердо ответила я. — Скажи, что ты знаешь о профессоре Френ Тире?

Николус взлохматил рыжие волосы и стал похож на нахохлившегося птенца.

— Профессор Тир, — нараспев произнес он. — Профессор Тир ходил в трактир, и там пил он мясной бульон. Бульон был крепок, Тир был пьян, ему закуской стал стакан. Опля!

— Исчерпывающая информация, — вздохнула я. — Значит, Тира вы не любите.

— Терпеть не можем. Зануда, у него воды для зелья не выпросишь. Дай угадаю. У очередной твоей знакомой проблемы с гадким профессором.

— Угадал, — кивнула я.

— Гиблое дело. Тир непоколебим, если не сказать больше… — Ник игриво подмигнул.

— Я же вижу, что ты недоговариваешь, — наклонилась я к нему.

— Ты права, принцесска. Тир — зануда, но… у него есть слабость. Он дико боится за свою репутацию в Академии. Поэтому он такой несговорчивый. Вот если бы ты смогла найти что-то такое…

— Найду, не переживай, — перебила я друга. — От тебя требуется одно. Скажи, Тир преподает на вольных курсах?

— Да, дважды в неделю дает уроки защитной магии, включая теорию существ.

— Сможешь меня туда провести?

Ник усмехнулся.

— Почему нет? Любое твое желание. Но не безвозмездно. Я помогаю тебе — ты помогаешь мне.

Кому-кому, а Нику я готова помочь всегда! Поэтому мы с Николусом ударили по рукам, и я с легким сердцем отправилась домой — готовить ловушку для профессора Тира.

Глава 2. Студентка голубых кровей

Образование в Мириданской империи было доступно только избранным. Тем, кто обладал задатками к магии и достаточно высоким титулом, чтобы их реализовать. Пять Академий по количеству наместничеств, подчиненных императору, считались элитными и открывали свои двери только для талантливых отпрысков дворянских родов — высших. А вот вольные курсы при Академиях принимали всех, кто мог оплатить обучение. Некоторые жители империи копили на вольные курсы годами, потому что самых талантливых студентов оттуда зачисляли в Академию, не оглядываясь на происхождение. Впрочем, такое случалось редко — магия чаще всего передавалась по наследству, хоть тип способностей мог отличаться.

Сама я не училась в Академии. Почему? А зачем мне это нужно? Образования я получила дома, а все, что связано с магией, изучила сама. Не люблю учителей. Они всегда пытаются указать, как мне жить. Тянет огрызнуться и доказать свою правоту. В итоге все заканчивается скандалом. Нет, учеба не для меня! Лучший преподаватель — жизненный опыт. Вот уж кто учит доходчиво и только тому, что необходимо.

Но дело есть дело. И ради помощи Кати я готова была проникнуть в Академию. Конечно же, инкогнито — иначе дядюшка точно полысеет от ужаса. Ведь если я возьмусь за Академию всерьез, одним учебным заведением в стране станет меньше.

Николус не подвел. На следующий день мы с ним под ручку входили под своды МАМИ. Я часто видела это здание снаружи — и никогда изнутри. Снаружи Академия сияла всеми цветами радуги — как будто заманивала в сети доверчивых мотыльков. Каждый корпус был выкрашен в оттенки определенного цвета. Соответственно, факультетов тоже было семь. Плюс белый корпус для слушателей курсов и поступающих. Он стоял чуть в стороне и соединялся с основным зданием несколькими переходами. К нему-то мы и свернули, миновав охрану. Я поправила темно-синее платье и кудри, из русых ставшие белокурыми. Мало ли, каких знакомых здесь можно встретить. Доложат дяде, проблем не оберешься.

— Здесь я тебя оставлю, — замер Ник перед дверями белого здания. — Дальше не моя территория. Если понадоблюсь — стихийники в красном корпусе. Удачи, принцесска!

— Она мне пригодится, — улыбнулась, а в душе заворочалось беспокойство. Как же я без Ника? Я-то думала, он мне поможет. Но отступить — значит, признать свое поражение. Поэтому собралась с духом и прикоснулась к двери.

— Здороваться не учили? — гаркнула дверь и из белой стала пунцовой.

— Здрасьте, — ляпнула я. — Ой, то есть, добрый день. Меня зовут Анна, я прибыла…

— Вот есть мне дело до того, зачем тебя принесло! Пропуск гони!

Я прислонила к двери свиток с печатями, заботливо добытый другом.

— Аудитория двести два, — сообщила дверь, приобретая нормальный цвет. — Ряд шесть, место двадцать восемь.

Я про себя повторила данные и шагнула в холл. Меня сразу же оглушил шум. Тут и там сновали студенты. Высших, подобных мне, здесь было немного. В основном — мелкая братия вроде моей вчерашней гостьи. Меня чуть не сбила с ног стайка полевушек. Они пробормотали что-то вроде «извините» и поспешили скрыться за ближайшей дверью. Аудитория двести два… Пораскинув мозгами, я решила, что это на втором этаже. Оставалось найти лестницу.

Около пяти минут побродила по этажу прежде, чем обнаружила конструкцию из ступенек — иначе это назвать было нельзя. Ужасное корявое нечто, по которому с гиком и свистом сновали студенты курсов. Оставалось надеяться, что руки и ноги останутся на месте.

Я вцепилась в перила, которые оказались теплыми на ощупь, и медленно поползла вверх. За моей спиной раздался дружный хохот. Трое высших. Раз здесь — значит, неудачники или полукровки. Неужели…

Я прикоснулась к перилам и прошептала: «Снятие». Лестница тут же приобрела нормальный вид, засверкали широкие ступеньки. Высшие притихли. Видимо, не каждый здесь смог разгадать подвох. А тем более — снять морок.

— В следующий раз разложите на ступеньках змей. Рекомендую, — обернулась я и с гордо поднятой головой зашагала дальше.

Уверена, челюсти у ребят отвалились. В следующий раз не будут связываться с незнакомой девушкой. К счастью, на этом мои поиски закончились, и аудитория двести два обнаружилась рядом с лестницей. Я вошла в огромный зал. До начала занятий оставалось еще пять минут, поэтому здесь все шумели и гудели. Когда я подошла к шестому ряду, место двадцать восемь едва заметно вспыхнуло. Отличный сервис. Не заблудишься.

Одно из мест возле меня оставалось свободным, а другое уже заняла хорошенькая зеленоволосая морена. Жительницы морей обычно удивительно красивы, и от высших отличаются только цветом глаз и волос. Очи моей соседки переливались оттенками морской волны.

— Привет, — доброжелательно улыбнулась она.

— Привет, — я вздрогнула от неожиданности, и морена заливисто рассмеялась.

— Я тебя раньше тут не видела. Ты новенькая? — прожурчал её голосок.

— Да. Меня зовут Анна.

— А я — Мориэлла, — девушка продолжала улыбаться. — Какой у тебя основной курс?

— Перемещения, — ляпнула я — и чуть себя не раскрыла, но Мори не заметила подвоха.

— Перемещения? Как здорово! А у меня — водная магия. Легко догадаться, правда? А ты полукровка?

— Скорее, у меня небольшие способности, — наконец-то мне удалось расслабиться.

— Надо же! Обидно… Ну ничего! Может, курсы тебе помогут. Один мой друг после них смог поступить в Академию.

— Спасибо, — ответила я. — Надеюсь на это! А почему ты не предположила, что я из простолюдинов?

— Смеешься? — удивилась Мори. — Ты на них не похожа! Они такие грубые! Вчера столкнулась с одним из них в библиотеке. Так он обозвал меня рыбиной и толкнул на стеллаж. Фу!

Назвать морену рыбиной — это верх неприличия. Тем более, что правды в таких словах нет. Да, морены могут долгое время проводить под водой. И у них есть жабры. Но больше они ничем от нас не отличаются!

Внезапно звуки в аудитории стихли, как по мановению волшебной палочки. Я поняла, что начались занятия. Дверь распахнулась, пропуская в аудиторию высокого сухопарого мужчину в черном костюме. Яркий представитель подземного народа — бледная кожа, выдающиеся скулы, острый нос, страсть к приглушенным цветам.

— Приветствую вас, — раздался скрипучий, гулкий голос. — Наша сегодняшняя тема — разряды низших, населяющих горы. Открываем конспекты.

Низшие гор… Неприятные существа. Мне приходилось с ними встречаться. Ни разу никто из них не обратился ко мне за помощью — наоборот, на них жаловалось множество моих знакомых. Так что порассказать могу больше любого профессора.

— Первый отряд, — продолжал Тир, — скальники.

Он щелкнул пальцами, и в воздухе возникло изображение толстенького коротышки с серым лицом и пепельными короткими волосами. В руках коротышка держал обломок скалы.

— Типичные признаки: маленький рост, плотное телосложение, серая кожа, серый цвет глаз, серые одежды.

— Короче, все серое, — хихикнул кто-то в зале.

— Мибус! — резко развернулся Тир, и помрачневший студент поднялся на ноги. Я узнала в нем одного из тех, кто заколдовал лестницу. — Выйти из аудитории!

Полукровка смёл записи в сумку и с гордо поднятой головой направился к выходу. Дверь резко распахнулась, чуть не ударив его по лбу, и в аудиторию влетел растрепанный парнишка в мятой одежде.

— Уже выгнали, Ронни? — похлопал он Мибуса по плечу. — Ты сегодня быстро.

Ответ я не расслышала, потому что Тир закричал:

— Бертран Коун! Снова опоздание!

— Прошу простить, — на ходу поклонился Бертран, миновал разъяренного профессора и протиснулся на соседнее место. — Оу, привет, новенькая, — я получила тычок локтем в бок. — Вы уже что-то записали?

Я молча подвинула ему конспект.

— Коун! — продолжал негодовать профессор. — Немедленно покиньте аудиторию!

— Я только пришел, — ответил Бертран, не отрывая глаз от конспекта. — Так что пока не уйду.

Я еле сдержала смех. А что? Редко увидишь красного, как помидор, подземника. Но, видимо, это была не первая стычка между Френ Тиром и Коуном, потому что профессор гордо отвернулся и продолжил лекцию. А Бертран записал тему и делал вид, словно он тут не при чем. Я люблю веселых людей, поэтому сразу прониклась к Коуну симпатией. Вряд ли он бездарь. Значит, полукровка? Интересно, кем был один из его родителей?

Но я пришла в Академию не для того, чтобы наблюдать за сокурсниками. Меня интересовал Френ Тир. Может, вывести профессора из себя? Прямо здесь, прямо сейчас. А потом предложить поговорить с глазу на глаз и поставить свои условия… А что, вариант. Попробуем.

— Третий отряд — камнеломы, — монотонно бубнил Тир. — Рост средний, волосы темные, черты лица грубые. Среди других видов выделяются способностью превращать камни в пыль. Редко общаются с представителями других видов.

— Профессор Тир, — подняла я руку.

— Да? — развернулся ко мне мужчина.

— Боюсь, вы ошиблись, — подготовила я лучшую из моих улыбок.

— В чем же?

— В том, что камнеломы редко общаются с представителями других видов. Они очень дружелюбны, если найти к ним подход.

— С чего вы это взяли, э-м-м…

— Анна, — пришла я на помощь профессору. — Мне доводилось бывать в Приморских горах, где обитает самый многочисленный клан камнеломов. Они приняли меня, позволили побродить по горным лабиринтам, даже накормили своей пищей — кстати, очень вкусно, учитывая, как мало в горах продуктов питания.

— П-п-пустили в лабиринты? — запнулся профессор.

— Да.

— Как вам это удалось? Там не был даже я.

— Секрет, — взмахнула я ресницами.

— Что ж, поговорим об этом позднее, после пар, если вы не против. Вычеркиваем последнюю фразу. Продолжаем. Четвертый вид — скалозубы. Худощавые, высокие, с выдающимися челюстями и пепельной кожей. Один из видов горных существ, который торгует с высшими.

— Рабами, — дополнила я рассказ профессора.

Студенты зашушукались. Френ Тир побагровел.

— И с ними вы тоже общались, милочка?

— Конечно, — кивнула я. А что? Общалась! Еще как общалась! И удирала от них тоже хорошо. Чуть не догнали. Догнали бы — искал бы меня дядюшка на каких-нибудь островах, где варвары не гнушаются держать в рабстве высших. А то и на том свете.

— Тогда, может, закончите лекцию за меня?

— Попробую.

Я осторожно выбралась со своего места и подошла к Френ Тиру.

— Записываем, — скомандовала я. — Пятый вид, самый опасный — глыбари. У них мало человеческого. Язык примитивный. Разум — тоже. Всё, что их интересует — таскать глыбы. Если вы встали у них на пути, можете быть похоронены под глыбами. Они пройдут по вам — и не заметят. При встрече с глыбарями советую спасаться бегством либо слиться с обстановкой. Но лучше бежать. Они неповоротливы. Зато каменюки метают далеко и в цель. Шестой вид, последний — горный карлики. Самый хитрый народец. Роста ниже колена, говорливы, любят яркие одежды. Отправляясь в гости к карликам, захватите с собой подарок. Тогда вы сможет рассчитывать на их помощь. В целом же правила поведения с горными низшими таковы: вежливость, молчание, быстрые ноги. Ставим точку. Хотите что-то добавить, профессор?

Тир схватил меня за руку и потащил прочь. Аудитория загудела, словно улей. Еще бы! Такой позор на голову Тира. Уверена, ему долго будут припоминать сегодняшнюю лекцию.

Меня втолкнули в душную пыльную подсобку. Хлопнула дверь.

— Ты кто такая? — пышущее злобой лицо профессора оказалось прямо передо мной. — Только не говори, что студентка. Кто?

— Я — это всего лишь я, профессор, — еще одна очаровательная улыбка. Как бы не придушил.

— Так вот, «всего лишь я». Сейчас ты выйдешь из этой комнаты, и я никогда — ты слышишь? Никогда больше тебя не увижу! Усекла?

— А вы всегда так разговариваете со своими студентками, господин Тир? — спросила я. — А если узнает декан? Или, не приведи Небесный, сам император? Куда вы пойдете?

— Не твое дело! — профессор не собирался сдаваться и наседал на меня. Что ж, пора менять тактику! Я томно закатила очи и повисла у него на шее. Тир попытался вырваться, но держала я крепко, успевая шептать:

— О, дорогой Френ! Можно я буду так вас называть? Только из-за вас я решила поступить на вольные курсы. Ваше лицо, оно так прекрасно! А ваши глаза! Разве у кого-то из мириданцев есть такие глаза? А эти уши!

— Г-госпожа… — пробормотал Тир, вжимаясь в стену.

— Нет, не госпожа. Называйте меня просто Анна! А я буду называть вас «мой профессор». И звезды позавидуют нашей любви.

Я попыталась поцеловать Тира. Профессор ловко увернулся, но разве это меня остановило? Я скакала за ним по комнате, как горный дух из старинных преданий, надеясь, что на шум кто-нибудь войдет и застанет нас с Тиром в пикантной позе.

Но вдруг Тир обессилено опустился на стул и обхватил голову руками. По-моему, перестаралась. Главное, чтобы у него сердце не прихватило — не хочу быть виноватой в его смерти. Пусть он и плохой учитель.

— Что тебе нужно? — безжизненно спросил он.

Хотелось ответить «только твоя любовь», но я пожалела несчастного и сказала:

— Кати. Кати Шасс. Оставьте её в покое. И вообще, прекратите угнетать студентов.

— Хорошо. Что еще?

— Ничего. Но если обманете меня — пожалеете. У меня не только длинный язык, но и руки. Я ваши уши везде достану. Понятно излагаю?

— Более чем. Я согласен, — выдохну Френ Тир.

— Тогда сейчас я выйду из подсобки, попрощаюсь с однокурсниками и поеду домой. А вы продолжите вбивать знания в их головы. До встречи, Френ Тир.

Я вышла из комнатушки с королевской осанкой и довольным видом. Пристыженный профессор остался сидеть на стуле. Похоже, лекция закончилась, потому что временные сокурсники переговаривались и собирали сумки, чтобы перейти в другую аудиторию.

— Анна! — догнал меня Бертран. — Ну что там? Потащит к декану?

— Нет, — пожала я плечами. — Поговорили по душам. Профессор признал, что был неправ. На этом и разошлись.

— Ты удивительная, — рассмеялся Коун. — Может, прогуляемся как-нибудь? Начался танцевальный сезон в старом парке.

— Может быть, — пообещала я и скрылась в толпе студентов. Пусть надеется. А, может, когда-нибудь он мне понадобится, и мы действительно прогуляемся по парку. Жизнь — сложная штука. Её нельзя предугадать.

«Дело сделано», — написала на клочке бумаги, дунула на него — и он отправился к Люсиль. Не даром я — мастер порталов. Любого достану.

Я в последний раз окинула взглядом здание Академии — и с чувством выполненного долга направилась домой.

Глава 3. Не помогай — не пожалеешь

Я просила Люсиль не благодарить меня, но летуны — народец гордый. И теперь каждое утро перед моими дверями оказывалась корзинка со свежими овощами и фруктами. Я попыталась связаться с летуньей и отказаться от даров, но она и слышать ничего не желала. Корзинки появлялись. Не пропадать же продуктам! Поэтому я смирилась и перестала сопротивляться.

Через неделю после происшествия в Академии меня снова вызвал дядюшка Себастьян. На этот раз я решила, что не стоит обострять отношения — на всякий случай. А вдруг он узнал про Френ Тира? Поэтому достала из шкафа свое лучшее платье и даже пригласила соседку, чтобы она сделала мне прическу. Она умела создать из моих не самых шикарных волос настоящее произведение искусства. То-то дядя обрадуется! Главное, чтобы не начал уговаривать переехать обратно в родительский особняк. Потому что в мои планы не входит слоняться по пустым залам, словно призрак. Мне гораздо уютнее в маленькой квартирке вместе с Макки.

Ровно в полдень наемный экипаж доставил меня к императорскому дворцу. Я ступила на вымощенную мостовую и медленно направилась к воротам.

— Госпожа Оливия, — склонились стражники.

— Здравствуйте, Колин, Бакин, — ответила я. Кто-кто, а местная стража меня любила. Наверное, потому, что вносила разнообразие в их скучную жизнь. Или же это была дань уважения отцу — он всегда защищал стражников от королевского гнева. Он вообще всех всегда защищал.

Колин распахнул передо мной ворота, а Бакин проводил до входной двери, «передав» следующему караулу. Почетный караул менялся еще раз пять прежде, чем я очутилась в кабинете дяди.

— Оливия, дитя мое, — император сиял, как новенькая монетка. Не к добру.

— Здравствуй, дядюшка, — я позволила себя обнять и чмокнуть в лоб.

— Здравствуй, милая. Присаживайся. Поговорим.

Вряд ли это из-за Академии. Уже повод насторожиться.

Я умостилась в огромном кресле и превратилась в воплощение ожидания. Дядя не торопился начинать разговор. И только когда начала выстукивать пальцами походный марш, он сказал:

— Оливия, милая, ты уже взрослая девушка. Вчера к нам приехал принц Эрик Винческий. Он просит твоей руки.

Эрик… Припоминаю. Когда мы были детьми, я как-то расквасила ему нос. Случайно. Почти. Блондин. Не люблю блондинов. Зато наследный принц — их я тоже не люблю.

— Ливи? — дядя испугался воцарившейся тишины.

— Я не хочу замуж, — покачала я головой. — Я его не люблю. Так к чему портить парню будущее?

— Ливи, такой шанс бывает раз в жизни, — наседал дядя. — Хотя бы поговори с ним!

— Не желаю.

— Оливия! Я приказываю тебе! Через неделю состоится большой императорский бал. Принц на него приглашен. Если ты не появишься, прикажу притащить тебя силой. Не притащат — выгоню тебя за пределы империи. И лиса заберу!

— Лиса не отдам, — фыркнула я. — Не ты его подобрал, не тебе им распоряжаться.

— Ты будешь на балу? — дядя хмурился. Надо было соглашаться.

— Буду, — нехотя кивнула я. — Но у меня будет маленькая просьба. Пусть это будет бал-маскарад. Я люблю маскарады.

— Только ради тебя, — вздохнул дядя. — Можешь идти, милая. Я пришлю тебе приглашение и портних.

Я попрощалась с дядюшкой и поехала домой. Что ж, один бал — это еще не катастрофа. Справлюсь. Хоть и ненавижу скопления народу. Какой бы выбрать костюм?

За этими раздумьями я не заметила, как экипаж долетел до дома. Распахнулась дверца, и Николус протянул мне руку.

— Благодарю, — выпорхнула я на мостовую и расплатилась с кучером. — Какими судьбами, Ник?

— По личной просьбе, — подмигнул вечный студент. — Примешь?

— Приму. За мной ведь еще должок, — ответила я. — Проходи.

Я пропустила гостя в свою квартирку. Макки тут же примчался к нам и подставил Нику уши. Тот рассмеялся и погладил лисенка. Макки никого не принимал сразу, но Ник частенько ко мне захаживал, поэтому лис привык и давал себя потискать.

— Что у тебя? — спросила я, усаживаясь напротив Николуса.

— Да вот не знаю, с чего начать, — почесал друг в затылке. — Уверен, идея тебе не понравится, но… Пожалуйста, не отказывайся сразу.

Такое вступление настораживало. Я уже догадалась, что ничего приятного не предстоит, и Ник только подтвердил мою догадку:

— Ко мне обратился старинный приятель. Ну, не то чтобы приятель — знакомый. Мы с ним росли вместе, а потом разошлись пути-дорожки. Так, виделись время от времени. А вчера он неожиданно ко мне приехал. Уж не знаю, откуда ему известно, что мы с тобой дружим… Но он попросил меня об услуге.

— Ты же знаешь, я не особо хорошо схожусь с мужчинами, поэтому стараюсь с ними не работать, — перебила я Ника.

— Знаю, знаю. Только ему очень надо! Он может заплатить любую сумму.

— И что нужно делать? — вздохнула я.

— Ты же работаешь с порталами. А ему надо похитить одного человека. Не делай такое лицо! — сразу перебил меня парень. — Это его возлюбленная. Но родители против их брака. Они заперли дочку в башне и окружили её магическими ловушками. Если кто и может их обойти, так это ты!

— А девушка? — сразу же уточнила я. — Она его любит?

— Джефи говорит, что да.

— Вот у неё и спрошу. Если она подтвердит, что хочет с ним убежать — помогу. Нет — не обижайтесь.

— Ливи, ты золото! — Ник подхватил меня со стула и прижал к себе. — Все, я побежал. Когда нам подойти?

Я прикинула. Завтра придут портнихи. Это надолго. И я буду зла, как тысяча темных тварей. А вот послезавтра можно и совершить вылазку в башню.

— Где находится девушка? — спросила я.

— За городом, недалеко. Виллимиль. Знаешь, где это?

— Конечно, — часто проезжала через этот поселочек и видела местную достопримечательность — старинную башню. — Приходите послезавтра вечером. Тогда и попробуем.

Ник снова начал благодарить, но я прервала этот поток благословений на мою голову. Потому что я бы ему отказала. Не в моих принципах похищать людей. Пусть даже ради их блага. И вообще, уверена, что друг Ника — высший, а, значит, способен решить свои проблемы сам. Но не люблю быть должной. Придется постараться.

Утро добавило новых проблем. Их звали Бэла, Мэлли и Тили. Не знаю, где дядюшка добыл эту гвардию, но все три портнихи принадлежали к виду создателей. Эти существа едва доходили мне до колена, но зато обладали способностью к левитации. Стоило портнихам переступить порог, как меня мгновенно раздели, обмерили и укутали тканями. Я почувствовала себя гусеницей в коконе. Девушки щебетали все разом, голова кружилась, Макки тявкал, часы тикали… К вечеру была способна только на одно — упасть лицом в подушку.

Утром я с трудом помнила не только вчерашний день, но и собственное имя. Поэтому позволила себе до обеда проваляться в кровати. Вроде бы портнихи обещали мне три платья. Зачем три — не знаю. Наверное, для широты выбора. На маскарад я выбрала образ Принцессы Ночи. Люблю темно-синий. Если расшить его золотом и камнями, получится звездное небо. Тем более, что за все платит дядя. О двух других платьях помнила только то, что они будут алого и жемчужно-серого цветов. Все остальное укутывал мрак усталости.

После обеда пришлось встать и привести себя в нормальный вид. Всё-таки жду гостей. Макки вертелся под ногами, пока я готовила все для ритуала. Если провести переход по правилам, на него уходит куда меньше сил. Я расстелила на полу покрывало, расставила кругом семь свечей, и в центре круга поместила зеркало в полный рост. Потом заперла Макки в спальне, чтобы случайно не помешал мне. Я закончила вовремя, потому что спустя несколько мгновений раздался стук в дверь.

Спутник Николуса оказался высоким статным мужчиной с черными усами и бородкой. Он мне с первого взгляда не понравился, но отступать было некуда, поэтому я пригласила гостей внутрь.

— Джефи, это Оливия. Ливи, это Джеф, — Николус представил нас друг другу.

— Благодарю, что согласились принять меня, Оливия, — раздался бархатный голос. — Я наслышан о ваших талантах и доброте.

Точно высший. Точно из придворных. Только они любят плести словесные сети. И делают это так искусно, что многие в них попадаются.

— Мне нужна личная вещь, — прервала я поток красноречия. — Ваша, а лучше — вашей возлюбленной. И её имя.

— Маргрит, — протянул мне Джефи заколку. — Это её. Что я должен делать?

— Не мешать, — ответила я. — Садитесь на софу и не двигайтесь, что бы ни случилось. А главное — когда я уйду, не трогайте зеркало. Или все пропало.

Мужчины заняли свои места. Тогда я стала на колени перед зеркалом, положила заколку на покрывало и зажгла свечи. Их мутное пламя отразилось в зеркальной глади. Я растерла пальцами порошок из медницы. Её острый запах наполнил комнату. Веки стали тяжелыми, глаза закрылись…

Я плыла в густом тумане. Все ближе и ближе к цели. Магических ловушек было много, но они были настолько примитивными, что расправилась с ними, как с детской головоломкой. Раз, два — и готово. Родители девушки либо поскупились, либо наняли шарлатана.

Моя тень миновала коридор, поднялась по лестнице. Сюда! Где-то далеко мое тело шагнуло в зеркало и прошло сквозь стекло.

Самое неприятное ощущение — когда приходится перемещаться в пространстве. Вот и сейчас я на секунду замерла из-за головокружения, но затем мир вновь обрел ясность. Девушка должна была быть где-то рядом. Я чувствовала её. Вплоть до настроения — встревоженного до крайности. Нашла!

Я остановилась перед дверью. К сожалению, чтобы проникнуть туда, портал не поможет. Зато немного ловкости рук — и смогла отпереть замок. Не все в мире решается магией. Иногда набор отмычек стоит дороже любого заклинания.

Дверь открылась, и я увидела Маргрит. Она оказалась хорошенькой светлоглазой блондинкой, больше похожей на куклу. Но девчонке хватило ума не закричать при виде незнакомого человека.

— Я от Джефи, — шагнула я в комнату и прикрыла за собой дверь.

— Джефи? — Маргрит всплеснула руками и кинулась мне на шею. — Как он? Он все еще меня любит? Он вызволит меня отсюда? Не молчите, молю!

— Скажи, — отстранила я девушку, — если я предложу бежать тебе прямо сейчас, ты согласишься?

— Да, да! Только это невозможно. Ловушки…

— Преодолимы, — ответила я. — Просто ответь — ты этого хочешь?

— Хочу! — решительно сказала Маргрит. — Ради моего Джефи я готова на все.

— Тогда давай руку.

Мы тихонько проскользнули обратно к порталу. Девушка не задавала лишних вопросов — просто шла за мной. И не пискнула даже тогда, когда я увлекла её в черную дыру, закрывшуюся за нашими спинами. Ловушки уже не представляли для меня опасности, поэтому мы благополучно вывалились из зеркала в магический круг.

Сразу же раздался возглас:

— Маргрит!

Джефи подхватил возлюбленную на руки и закружил по комнате, а я осталась стоять на коленях. Все, в ближайшие несколько дней — никаких порталов! И, возможно, никаких приемов.

— Ливи?

Николус помог мне подняться, усадил на стул и протянул стакан с водой. Всё-таки он хороший друг!

— Ты в порядке? — спросил Ник.

— Жить буду, — кивнула я. — Проводи наших гостей. Я хочу побыть одна.

Джефи и Маргрит затихли, затем Джеф шагнул ко мне:

— Спасибо!

— Не за что. Береги её, — махнула я рукой в сторону выхода.

— Вот, — на стол опустился увесистый кошелек. — И еще… Я обещал подарок. Мой экипаж здесь неподалеку. Вернусь через несколько минут.

Влюбленные снова рассыпались в благодарностях и, наконец, оставили меня в покое. Сколько их, этих парочек! Жаль только, что чувства быстро гаснут, и тут уже никакая магия помочь не в силах. Все любовные эликсиры — не более чем иллюзия, позволяющая затуманить сознание. Но не более того.

— Устала? — Ник уселся рядом со мной.

— Какая часть фразы «я хочу побыть одна» тебе не понятна? — повернулась я к нему.

— Всё мне ясно. Уйду вместе с Джефи. Спасибо, что согласилась помочь.

— Забудь, мы квиты, — ответила я. — Долг платежом красен.

— Всегда рад сотрудничать с тобой, — улыбнулся Ник.

Двери снова отворились — и я решила, что схожу с ума. Джефи вернулся не один. Он тащил за собой… человека. А в нашей стране человек — значит, раб.

— Вот, — Джефи вытолкнул вперед парнишку лет так двадцати трех-четырех в рваной одежде, — мое недавнее приобретение. Думаю, тебе понравится.

Стопка бумаг на «собственность» легла рядом с кошельком.

— Подожди! Мне не нужен раб! — подскочила я.

— Не скромничай, — засмеялся Джефи. — Возражения не принимаются. До встречи.

И вышел из комнаты. Я осталась стоять столбом. Раб смотрел на меня исподлобья своими черными глазищами, а я не знала, что делать. Ненавижу! Ненавижу этого Джефи! И Ник хорош, угорь…

Я огляделась. Оказалось, Николус исчез вместе со своим другом. Понял, что грозы не миновать, и смылся. Замечательно! Оставить подругу с дикарем! Встречу — закопаю!

— М-м-м… — попыталась подыскать слова. — Привет. Ты меня понимаешь?

Раб кивнул.

— Отлично… Как тебя зовут?

Молчание…

— Откуда ты?

Молчание…

— Ты что, немой?

Презрительный прищуренный взгляд. Да, не такими я себе представляла человеческих мужчин. Нет, я их видела, конечно, но издали — работорговцам чаще попадались женщины.

— Меня зовут Оливия, — продолжила попытки разговорить свой подарок. — Можешь называть меня Ливи. Живу одна, с лисом. В общем…

Я поняла, что несу полную чушь. Для чего — не известно. Впервые в жизни я не могла подобрать слов.

— Знаешь, давай поговорим завтра, — наконец, приняла мудрое решение. — Поздно уже, я устала. Можешь лечь на диване, я дам тебе покрывало. А подушка, извини, в доме только одна.

Я засуетилась, всунула в руки «подарочку» одеяло, оставила его в гостиной, накормила Макки и закрылась в спальне. Никогда в жизни не чувствовала себя большей идиоткой. Подумаешь, человек. Эка невидаль. Отпущу его — и дело с концом. Точка.

Глава 4. Смотреть ли в зубы даренному коню?

После ритуалов я обычно долго не могу прийти в себя. Не могу — или не хочу. Лучший способ отдохнуть — это лежать, уставившись в потолок, и гладить пушистые бока Макки. Лис всегда знает, когда нужен мне, и устраивается рядом.

Вот и это утро я собиралась провести так же. Но не получилось. Во-первых, куда-то запропастился Макки. А во-вторых, не могла не думать о своем временном соседе, которого надо было в кратчайшие сроки куда-нибудь деть. Не жить же мне под одной крышей с незнакомым мужчиной.

Пришлось сократить утренний отдых, тщательно одеться — прости, старенькое домашнее платье! — и выйти в гостиную. Лис нашелся. Он сидел у ног раба и умильно заглядывал тому в глаза. Парень чесал Макки за ушком, и мой лисенок не возражал. А ведь он никогда и никого не подпускал к себе при первой встрече!

— Доброе утро, — не слишком дружелюбно буркнула я. Ревность никого не делает милым.

Парень поднял голову и взглянул на меня так же, как и вчера — презрительно, словно я тут рабыня, а не он. Не знала, что люди такие гордые. Мне говорили, человека очень просто сломать и заставить делать то, что тебе надо. Но, похоже, не в моем случае.

— Видимо, вежливость для тебя — пустой звук, — покажем, что мы тоже не лыком шиты.

Конечно же, никто мне не ответил. Тогда я прошла мимо парня и взяла со стола купчую, оставленную накануне Джефом.

«Сим документом подтверждается право владения… бла-бла-бла… юноша человеческой расы, двадцать четыре года, волосы темные, глаза черные, рост выше среднего. При покупке именовался Крисом Вернером. Номер реестра рабов — 300134».

Одна проблема решена. Я знаю, как его зовут. Крис. Крис Вернер. Уже что-то. По крайне мере, не придется обращаться к нему «эй, ты». Да уж, правильно говорят: не делай другим добра, и от зла не пострадаешь. Не стала бы я помогать Джефи — не пришлось бы теперь морочить голову с рабом.

Я подвинула кресло и села напротив. Макки тут же оставил Криса в покое и перебрался ко мне, но гладить не стала — пусть его помучает лисья совесть. Променял хозяйку на первого встречного.

— Итак, давай начнем сначала, — приняла царственный вид. Не он один умеет изображать воплощенное презрение. — Меня зовут Оливия Анабелроуз. И по воле случая вчера я стала твоей хозяйкой.

Крис усмехнулся. Но хорошо смеется тот, кто смеется последним. А я не люблю оставаться проигравшей.

— Значит, тебя зовут Крис, — сказала, закидывая ногу на ногу. Вульгарно, конечно, но среди нашей знати другого сорта людей нет. — И долго мы собираемся молчать?

Он что, из стали сделан? Я начинала злиться. А когда я злилась, даже дядюшка-император предпочитал спасаться бегством. Потому что это всегда имело последствия.

Я подскочила с кресла. Макки удивленно повел ушами и поспешил успокоить хозяйку, но я так глянула на лиса, что тот забился под стол.

Воздух в комнате потяжелел, стал плотным, как туман. Если бы хотела, уже отправила бы мерзавца за тридевять земель. Но дядюшкина фаворитка, с которой я проделала подобный фокус, так и не вернулась. Меня до сих пор мучила совесть — поэтому Крис все еще сидел на диване и не отводил взгляд.

— Жить надоело? — прошипела я.

— Да, — едва заметно шевельнулись его губы. — Не собираюсь становиться твоим комнатным песиком.

Я рассмеялась. Хохотала так, что заболели ребра, представив, как Крис исполняет мои приказы и приносит комнатные тапочки. Может, его за ушком почесать? Как Макки?

Взгляд парня стал растерянным. Он пытался догадаться, чем вызван мой приступ веселья, и не мог. А я упала обратно в кресло и закрыла лицо руками. Лис выбрался из-под стола и потерся о ноги.

— Все в порядке, малыш, не волнуйся, — погладила я пушистую шерстку. — Что, предпочитаешь быть уличным псом?

Это уже предназначалось Крису. Он не сразу понял суть вопроса, а поняв — покраснел от злости.

— Не пыхти, не чайник, — вздохнула я. — Слушай сюда и запоминай. Мне не нужен раб. И мальчик на побегушках не нужен. Будь моя воля, я бы сию же минуту выставила тебя за дверь. Но у тебя на лбу написано, что ты принадлежишь к человеческой расе. А для людей в нашей стране есть только один вариант — рабство. Поэтому, стоит мне поступить так, как хочется, тебя или в течение часа вернут в мой дом, или ты обретешь нового хозяина. Мое терпение не безгранично. Поэтому советую тебе оставить попытки уколоть меня и принять то, что произошло. Решай сам.

Крис молчал. Я вздохнула. Похоже, разговариваю сама с собой. Что ж, пусть будет так. Значит, надо избавиться от неудобного подарка в ближайшие дни. Правда, я понятия не имею, как.

Еще раз просмотрела бумаги — в них было черным по белому указано мое имя. Может, это подвох какой? Или Крис успел довести Джефи до белого каления, и тот ехал ко мне с твердым намереньем избавиться от раба?

— Сколько ты пробыл у предыдущего хозяина? — спросила, не особо надеясь на ответ, но он последовал:

— Неделю.

Значит, Джефи хватило на семь дней. На сколько же хватит меня. Может, навестить дядюшку и спросить, куда девать такое сокровище? Но дядя — человек старой закалки. И ничего не имеет против рабства.

От обилия мыслей у меня разболелась голова. И проснулось чувство голода. Готовить я не умею, зато нашла подходящий компромисс: установила постоянный небольшой портал на дворцовой кухне. Он поддерживался магическими камнями, которые я время от времени заряжала. Кухарки ставили еду на точку портала, и она оказывалась у меня на кухне. Правда, этих яств хватило бы человека на три, а при желании — и на четыре, поэтому я угощала всех, кого ни лень. Но пищу для Макки всегда покупала сама.

— Ты голоден? — устало спросила у Криса.

Тот молчал. Напомнив себе, что молчание — знак согласия, отправилась на кухню, где уже ожидали пять огромных блюд — мой завтрак. Я решила остановиться на биточках под клюквенным соусом, запеченном с сыром картофеле и пирожных с гранатовым соком. Может, дядюшка и съедает поросенка за присест, а я так не могу.

— Вот, — поставила перед Крисом поднос с едой. — Поешь — отнесешь тарелки на кухню. Макки, пойдем завтракать.

Лисенок радостно побежал за мной, а Крис наградил меня таким взглядом, что я не поняла — то ли он хотел меня поблагодарить, то ли отругать. Странные они, эти люди.

Не успела я доесть пирожное, как Крис появился с пустыми тарелками.

— Ставь туда, — указала я на слегка переливающийся портал.

Парень взглянул на него с подозрением, но послушался. Может, мы и поладим.

— Только руками в портал советую не лезть, — предупредила я. — А то свалишься на императорскую кухню. То-то шуму будет! А если еще по частям… Портал слабенький.

Крис кивнул и ушел. Снова как со стеной поговорила. Ну что ж, хоть какой-то намек на диалог. Я хотела продолжить изучение доставшегося мне субъекта, как в двери постучали. С надеждой, что это не портнихи, пошла открывать.

За дверью стояла хрупкая девушка. Она прикрывала лицо накидкой, и я видела только выбившиеся светлые локоны.

— Госпожа Оливия? — спросила она.

— Да. С кем имею честь? — ответила я.

— Мими, — девушка убрала накидку, и я увидела её бледное, осунувшееся личико. — Меня зовут Мими. Мне сказали, вы можете помочь в очень щекотливом деле, и никто ничего не узнает.

— Вам сказали правильно, — кивнула я. — Проходите.

Мими шагнула за порог. Полукровка. Высшие редко ко мне обращаются, да и от неё не исходило силы. Обычная магичка, довольно слабенькая, где-то восьмого ранга. Мими шагнула в гостиную — и отшатнулась, увидев Криса.

— Не беспокойтесь, это мой слуга, — сделала я парню знак, и он скрылся на кухне. — Он немой, так что ваши тайны, как за каменной стеной.

Мими улыбнулась.

— Вы такая, как мне и описывали, — сказала она.

— Какая же? — спросила я, а в голове уже мелькало: глупая? Жесткая? Говорю, что думаю?

— Добрая, — ответила Мими.

Вот уж чего не ожидала. Только сумасшедший назовет меня доброй. А при дворе меня иначе, как «головной болью», не называют.

— В чем дело, Мими? — усадила девушку на диван.

— Понимаете, я… — девушка покосилась на дверь кухни. — Я жду ребенка.

— Поздравляю, — ляпнула я, а будущая мамаша неожиданно залилась слезами.

— Простите, — вытирала она глаза кружевным платочком, — я поступила необдуманно. Мы с отцом ребенка не заключили брачный союз. Мы познакомились три месяца назад, проводили время вместе, а потом… В общем, когда сказала ему, что у нас будет малыш, он вроде бы обрадовался, а сам исчез. Я пошла к нему домой, и оказалось, что он даже не назвал мне свое настоящее имя. Что мне делать? Что мне делать, госпожа Оливия?

Девушка разрыдалась. Как женщина женщину, я её понимала. Как здравомыслящая женщина — нет.

— И о чем ты хотела меня попросить? — сказала я, когда Мими немного успокоилась.

— Помогите найти его! Я должна с ним поговорить. Может, у него были причины меня обманывать. Я должна хотя бы знать его имя!

— Но как его отыскать? — запустила я пальцы в волосы. Так легче думалось.

— Я видела его дня три назад, совершенно случайно, — прошептала Мими. — Но подходить не стала, решила проследить за ним. Думала, он пойдет домой, но он направился в Академию, в корпус вольных курсов. Он был с тремя друзьями.

Снова Академия… Снова вольные курсы…

— Я слышала, как он называл одного из них Терри. Понимаю, непросто найти иголку в стоге сена, но я знаю, вы все можете! Прошу, госпожа принцесса!

— Не называй меня так, — покачала я головой.

— Простите, Оливия. Молю, помогите мне!

Девушка бухнулась на колени. Я принялась её поднимать. Честное слово, с водяничками и летуньями легче. Они не такие нервные.

— Я попробую, — пообещала несчастной. — Но скорый результат не обещаю. Оставь мне свой адрес. Я сообщу, когда мы встретимся. И опиши внешность твоего друга.

— Он высокий, полукровка, — ответила Мими. — Брюнет, глаза серые, вроде бы… Все!

— Никаких особых примет? — уточнила я.

— Никаких…

— Что ж, попробуем отыскать пропажу. Иди, до скорой встречи.

Мими попыталась меня обнять, снова расплакалась и исчезла за дверью. Да уж, глупости некоторых представительниц прекрасного пола остается только удивляться. Может, я чего-то не понимаю — я ведь никогда не влюблялась. Но вот так терять голову? Разве хоть один мужчина этого стоит? Сомневаюсь.

Я вошла в кухню. Крис сидел за столом. Его лицо было таким бледным, что я испугалась.

— Что стряслось? — кинулась я к нему. — Тебе плохо?

— Все в порядке, — сквозь зубы процедил он.

— Да ты себя в зеркало видел? Нет уж, не смей умирать у меня на кухне! Ты-то умрешь, а мне тут потом жить.

Крис вымученно улыбнулся, но тут же поморщился от нового приступа боли. А я пыталась понять, что мне делать. Я всё-таки не лекарь, а мастер перемещений. Я даже боевой магией плохо владею.

Я заставила парня подняться и потащила его в гостиную, чтобы уложить на диван. На самом деле я испугалась до чертиков, но разве в таком признаются? Поэтому я пыталась шутить. Но получалось неважно.

— Ложись, — опустила я свою ношу на диван. — И говори. Если ты не скажешь, в чем проблема, я не смогу тебе помочь.

— Клеймо, — чуть слышно ответил Крис.

— Клеймо? — задумалась я.

А ведь точно! Рабы получают особый магический знак сродни печати. С его помощью контролируют не только перемещение живого имущества, но даже его волю.

Крис закусил губу. Его лицо потеряло всякие краски. Обычно клеймо ставят на плече, поэтому я стащила с парня рубашку. Видел бы меня дядюшка! Саму бы заклеймил за позор!

Плечо Криса представляло собой печальную картину. Оно распухло так, что даже знак можно было разглядеть с трудом. Я присмотрелась — и чуть не добила страдальца лично.

— Ты с ума сошел? — зашипела я, глядя на три витых незамкнутых круга. — Ты что, уже неделю сопротивляешься печати?

Ответа не последовало. Но все и так было ясно. Пока печать не замыкалась, она причиняла жуткую боль её владельцу. Я читала когда-то, что обычно все заканчивается за несколько минут, потому что клеймо подавляет силу воли раба. А Крис сопротивлялся. Сопротивлялся до сих пор. Как он раньше не свалился?

— Прекрати немедленно, — приказала я.

— Ни за что, — похоже, парень взял себя в руки, потому что он снова испепелял меня взглядом.

— Или ты подчинишься, или сойдешь с ума от боли, — пыталась я его вразумить.

— Лучше смерть.

Это же надо быть таким бараном? Другого слова я подобрать не могла, но попыталась мысленно поставить себя на его место. Допустим, это я бы попала в рабство, и на моем плече горела печать. Сдалась бы я? Нет! Крис прав — лучше смерть, чем такая жизнь. Но это я, а его надо спасать.

— Послушай, — я постаралась говорить ласково, — то, что ты делаешь, бесполезно. Клеймо никуда не денется. Рано или поздно оно замкнется. Зачем себя мучить? Я ведь тебе не враг. Я не буду подчинять тебя своей воле. Поэтому не надо бояться.

— Бояться? — Крис приподнялся и попытался оттолкнуть меня, но попытка вышла вялая.

— Ладно, я не так выразилась. Я просто хочу, чтобы ты понял — рабом тебя делает не клеймо, а то, что внутри, в сердце. Будь умнее, когда надо уступить. Или предпочитаешь потерять остатки разума? Кому от этого будет лучше?

Парень молчал. Я сжала его руку. Не умею я уговаривать. Зря отказалась от курсов дипломатии. Мне оставалось только сидеть рядом с ним и надеяться, что все как-то образуется.

— Хорошо… — прошелестело тихо, как вздох.

Напряженные черты его лица расслабились, и змеи-линии ринулись друг к другу, переплетаясь в мой герб — рог единорога и лилию. Печать завершилась.

— Как ты? — спросила я.

— Жить буду, — ответил Крис.

— Так-то лучше, — поднялась я на ноги и ушла в спальню. Мне самой было больно. Больно, что я лишаю кого-то свободы. Ненавижу! Ненавижу тех, кто распространяет работорговлю! Рано или поздно я всех их истреблю, клянусь!

Я упала на кровать и закрыла глаза. Надо вскользь спросить у дядюшки, можно ли снять клеймо. Должен же быть какой-то способ. А пока надо отдохнуть. Отдохнуть и обдумать, как найти в большой Академии одного лгуна, друга которого зовут Терри.

Глава 5. Иголка в стоге сена

Ясным весенним утром студентка Анна прибыла продолжить занятия на вольных курсах. Я по-прежнему чувствовала себя не в своей тарелке, но, с другой стороны, мне было любопытно снова взглянуть на МАМИ. Я остановилась перед знакомой дверью.

— Доброе утро! — бодро сказала я.

— Кому и доброе, а кому уже и всю ручку стерли в хлам, — проскрипела дверь. — Пропуск!

Свиток лежал наготове.

— Аудитория сто пять, третий ряд, место один, — сообщил грозный страж, и мне позволили войти. — Предупреждение. Больше недели пропусков дает повод для отчисления.

— Спасибо, — ответила я, закрывая за собой дверь.

Академия встретила меня все тем же гулом. Я даже испытала нечто, похожее на ностальгию — мне здесь нравилось. Не будь я Оливией Анабелроуз, возможно, попыталась бы поступить в МАМИ. Но, увы, я здесь просто гость.

За минувшую ночь я так и не составила окончательного плана. Поэтому решила для начала посетить лекцию и поболтать с сокурсниками.

Аудитория сто пять нашлась на удивление легко. Я заняла свое место, и вдруг на меня налетела морена.

— Мориэлла! — вспомнила я её имя.

— Анна! Что-то тебя не видно, — улыбнулась девушка.

— Много дел, — попыталась я уйти от ответа. — Как тут все?

— Отлично! Френ Тира после твоей лекции как подменили! На студентов не бросается, никого не унижает. Мы тебе очень благодарны.

— А сейчас у нас что за предмет? — спросила я.

— Ну ты даешь! — всплеснула руками Мориэлла. — Чары. Сегодня проходим чары обольщения. Может, сварим настоящий любовный эликсир!

— Любовь нельзя получить магическим способом, — напомнила я.

— Так никто и не говорит, что нам нужны настоящие чувства. Может, эликсир поможет кому-то взглянуть на влюбленного в него человека другими глазами.

— Я не задумывалась об этом с такого ракурса, — призналась я.

— Это потому, что ты редко ходишь на пары. Появляйся чаще! Ты узнаешь столько всего интересного. А еще у нас чудесный преподаватель по чарам. Её зовут Наина. Можно так к ней и обращаться — «госпожа Наина».

— Что ж, и правда, занятно, — призналась я. — Слушай, Мори, ты знаешь в Академии кого-нибудь по имени Терри?

— Конечно, — кивнула морена. — Даже двоих. Один из них учится на нашем курсе, другого просто видела краем глаза. Может, есть и еще. Ты бы у декана спросила. А зачем тебе?

— Просили его разыскать, — почти призналась я. — По личному вопросу.

— О, понимаю! Если это наш Терри, то он тот еще ловелас! Вон он, сидит рядом с Бертраном и Ронни. Помнишь их?

— Да, — проследила я за взглядом Мориэллы. — А как зовут их четвертого друга?

— Бенджамин, он — мой собрат, полуморен.

Если это нужная мне четверка, значит, Бенджамин и Терри отпадают сразу. Морен не подходит под описание. А вот Берт и Ронни — вполне. Но Мори права. Мне стоит побеседовать с деканом.

Открылась дверь в аудиторию, и я замерла от удивления. Как можно было называть госпожой Наиной, преподавателем МАМИ, двенадцатилетнюю девчонку? Вряд ли ей больше. Темный волосы были заплетены в две тугие косы и уложены вокруг головы. Строгое фиолетовое платье делало её немного старше, но не настолько, чтобы воспринимать её всерьез.

— Доброе утро, — лучезарно улыбнулась юная чародейка. — Сегодня мы с вами, как я и обещала, будем создавать любовный эликсир. Теоретическая часть пройдет здесь и займет четверть пары, а затем мы переместимся в соседнюю аудиторию и попрактикуемся. Откройте ваши записи. Итак, любовь… Реакция двух людей друг на друга. Притяжение, объяснения которому не нашли лучшие умы империи. Если вы думали, что любовь — не наука, вы ошибались. Наука, о которой исписаны многотомники величайших ученых. Если кого-то интересует список, подойдите после занятия. Скажите, что такое любовь?

Мне стало скучно. Я никогда не считала, что любовь — это нечто серьезное. Ну, нравятся люди друг другу. Иногда женятся, у них рождаются дети. Потом чувства остывают, остается привычка и в лучшем случае — дружба. Вот дружба — это настоящее, а любовь… Случается, бывает, проходит.

Между тем, мои «однокурсники» пытались найти ответ на поставленный вопрос. Каких только предположений я не наслушалась! И о магической природе любви, и о притяжении тел, и о родстве внутренних энергий. Но, как и обещала Наина, за четверть пары управились.

— Теперь о любовном эликсире, — продолжила девочка. — Напоминаю — он не даст вам настоящей любви. Он может только подогреть угасающие чувства. Ну, или подарить вам недолгую вспышку. Но магия любви всегда потребует заплатить по счетам, и никогда не знаешь, что придется отдать.

Я старательно записала рецепт зелья. Ингредиенты оказались простыми — личная вещь или локон волос, лаванда, засушенные лепестки розы и что-нибудь связанное с предметом обожания, что он хотя бы раз держал в руках.

После этого мы перешли в небольшую лабораторию, где Наина предложила нам приготовить легкий эликсир для партнера. Это был мой шанс! Я протиснулась к Ронни, надеясь оказаться с ним в паре. Пусть это зелье будет действовать пару мгновений, я смогу задать свои вопросы.

— Будешь со мной?

Я обернулась. За моей спиной стоял Бертран. Я хотела отказаться, но Ронни уже увлекла другая девушка. И Берт тоже входил в список подозреваемых.

— Хорошо, — обворожительно улыбнулась я. — Приступим?

Мы замерли друг напротив друга. Нам предоставили по небольшому котелку и набору необходимых растений. Берт позволил мне срезать кончики его волос, а я пожертвовала пуговицей, потому что мои волосы и так пропитала магия. Не хотелось бы побочных эффектов.

Я размяла в ступке лепестки розы и лаванду, затем опустила туда же его волосы и еще одну свою пуговичку. Хоть бы не подавился. В котелке уже бурлила вода. Я высыпала смесь в воду и произнесла заклинание слабого притяжения. Если бы я была тут не под делу, я бы использовала среднее — все эти заклинания мне известны, вот только эликсиры бывают разные. Но сейчас не до шуток, надо найти возлюбленного Мими.

Зелье окрасилось в приятный розовый цвет. Я набрала его в стакан и протянула Берту:

— Пей.

В ответ он предложил мне бокал варева, мало похожего на то, что получилось у меня. В любом случае, я не собиралась это пить. Просто ловко переместила его зелье к себе домой в мусорное ведро.

Я ждала. Мысленно досчитала до десяти.

— А у тебя красивые глаза, — неожиданно лицо Берта оказалось так близко, что я отшатнулась и чуть не опрокинула чужой котелок.

— М-м-м, — промычала я, жалея, что ввязалась в эту затею. Что-то тут легким притяжением и не пахнет.

— Знаешь, тебе не подходит имя Анна, — Бертран продолжал свое наступление. — Оно слишком простое для такой красавицы. Тебе бы подошло что-то вроде… Мирабеллы. Или Ариэллы. Или…

— Меня устраивает, — прекратила я поток догадок.

— От тебя так пахнет… Розами…

Или я переборщила с ингредиентами, или пуговица тоже пропиталась моей магией. И то, и другое мне не нравилось. Но ведь я тут с определенной целью!

— Бертран, ты знаешь девушку по имени Мими?

— Допустим, — кивнул он и заключил меня в объятия, — но её красота не идет ни в какое сравнение с твоей.

— Тогда, может, покинем эту обитель скуки и пойдем в другое место? — предложила я, незаметно отправляя к Мими послание с просьбой встретиться. Ответ пришел быстро.

— Куда, например? — промурлыкал Берт.

— Ко мне, — улыбнулась я, увлекая парня к двери и надеясь, что зелье не выветрится, пока я дотащу его до дома Мими.

Глупо было создавать портал в здании МАМИ — дядя точно узнает, но другого выхода не было. Бертран все пытался меня поцеловать, я уворачивалась, стараясь открыть портал, и в итоге втолкнула его в образовавшуюся дыру.

Приземление получилось не очень удачным. Бертран свалился прямо под ноги визжащей Мими, а я «грациозно» приземлилась на него.

— Привет, — помахала я испуганной девушке. — Вот, как и обещала.

Я слезла с Берта и дала ему возможность подняться. Портал «съел» остатки любовного эликсира, и теперь парень в изумлении озирался по сторонам. Интересно, он помнит, что делал в МАМИ?

— Ну что? — поторопила я Мими.

— Это не он, — покачала головой девушка. — Но этот был с ним возле Академии.

— Да что здесь, тьма вас возьми, происходит? — наконец, обрел голос Бертран. — Какое право ты имела меня похищать? Немедленно верни меня обратно!

— Простите, это все из-за меня, — всхлипнула Мими. — Ваш друг… Мы с ним любим друг друга… Но он исчез… А я жду ребенка…

Девушка заревела в голос, а я опасливо взглянула на Берта. Мало ли, что может устроить маг-недоучка.

— И кто это, если не я? — обернулся он ко мне.

— Ронни, — ответила я. — Двое других не подходят.

— Ронни? Но у него есть невеста…

Рыдания Мими стали еще громче.

— Сможешь заставить его прийти сюда? — спросила я. — Я смогу перенести нас обратно в МАМИ, но дальнейшие переходы — это уже слишком.

— У тебя волосы потемнели, — брякнул Берт.

— Еще бы. Только о волосах я во время перехода не думала! Так что, дадим им поговорить по душам?

Парень кивнул. Он пробормотал Мими что-то успокаивающее и, когда я открыла обратный портал, смело шагнул в него. Я поспешила следом.

На этот раз мы спокойно вышли по другую сторону в какую-то пыльную подсобку. Берт открыл дверь, и мы незамеченными выбрались в коридор.

— Слушай, — сказал он. — Я сам отведу Ронни к Мими и прослежу, чтобы он её не обидел. Если ты будешь с нами, он может что-то заподозрить или просто отказаться идти. Ронни не особо доверяет малознакомым магам.

— Как скажешь, — пожала я плечами. Свою миссию я выполнила — Мими встретится с отцом своего ребенка. Что будет дальше — зависит уже не от меня. Можно отыскать пропавшего возлюбленного, но заставить его испытывать чувства, которых нет — увы, мне это не под силу.

— Я бы хотел встретиться с тобой после. Где тебя найти?

— Не думаю, что есть смысл в этой встрече, — покачала я головой. — Как ты понимаешь, я не та, кем ты меня считаешь. Поэтому нам лучше попрощаться. Мими ждет на улице Поворотной, в пятом доме. Надеюсь, ты выполнишь свое обещание и поможешь им поговорить. Только, боюсь, ваша дружба с Ронни из-за этого может расстроиться.

— Если эта дружба настоящая, она выстоит, — улыбнулся Берт. — Кстати, ты чудно варишь зелья. Надеюсь, больше никогда не придется быть твоим подопытным.

Я рассмеялась. Нам оставалось только попрощаться. Слишком много людей видело мой портал. И сейчас мою внешность может лицезреть каждый в стенах МАМИ. Поэтому мне теперь вход сюда воспрещен.

Я зашагала к двери.

— До скорого, — буркнула та, когда я закрыла её за собой.

— Я вряд ли вернусь, — сказала я. — Поэтому прощай. Хотя… Слушай, дверь, а не хочешь переехать в мою квартиру? Мне как раз нужна такая, как ты.

Мне показалось, или дверь поменяла цвет?

— Согласна, — прозвучал неожиданный ответ. — И как ты собираешься меня тащить?

Я протянула ладонь и прошептала заклинание. Маленький сгусток энергии опустился мне в руку. Я сжала его и понесла домой. Вот удивятся студенты, когда дверь перестанет требовать у них пропуски. Создание сущностей, подобных этой — кропотливый процесс. Жаль, я сама на это не способна. Но зато теперь у меня есть свой дух-охранник.

Дома я приложила огонек к двери. Еще одно заклинание — и он растворился в массивном темном дереве.

— Добро пожаловать домой, — донесся до меня знакомый голос.

— Спасибо. С новосельем, — весело ответила я и шагнула за порог.

Глава 6. Подготовка к балу

«Магическая печать, в простонародье называемая клеймо, бывает трех видов, — читала я древний замусоленный трактат, похищенный из императорской библиотеки. — Первый — одинарная печать. Привязывает раба к хозяину, позволяет определить его местонахождение и служит опознавательным знаком. Двойная печать дополнительно позволяет контролировать раба и заставляет его безоговорочно подчиняться приказам. Является наиболее распространенной. Тройная печать, в дополнение к вышесказанному, не только полностью подчиняет волю раба, но и действует таким образом, что раб не может разлучиться с хозяином дольше, чем на три дня, и не позволяет рабу удалиться на расстояние больше, чем пятьдесят рун. Если раб нарушает эти правила, последствия могут оказаться суровы, вплоть до гибели».

Суровы, вплоть до гибели… И ни слова о том, как избавиться от печати! Тысяча несчастий! Я захлопнула книгу и отшвырнула её в дальний угол. Это что мне теперь, повсюду таскать за собой человека? Я мало сижу на месте. И если последний месяц пришлось провести в столице, это не значит, что я планирую и дальше задерживаться здесь. Раб привлечет ко мне ненужное внимание. Тем более, человеческий раб. Будь он одним из мириданцев, я могла бы его как-то замаскировать. Но здесь! И какой дурак использовал тройную печать? Я бы его лишила пары конечностей!

Жару в огонь добавлял приближающийся маскарад. Портнихи надоели до оскомины. Приходилось прятать от них Криса, потому что иначе дядюшка не погнушался бы лично наведаться ко мне домой и разъяснить, что молодой незамужней девушке неприлично жить под одной крышей с мужчиной. Пусть рабом, пусть человеком. Вопрос пола никто не отменял.

Радовало одно — платья получались именно такими, как я и хотела. Без излишеств, максимально удобные, чтобы, если принц будет распускать руки, ответить ему достойным образом.

Крис так и не пожелал со мной общаться. И я решила оставить его в покое. Привыкнет, освоится, оттает. Либо я все-таки найду способ от него избавиться. Способ, способ… Точно! Есть у меня один знакомый, знаток законов королевства.

Прихватив в лавчонке с выпечкой корзинку лучших пирожный, я направилась в соседний район, где жил господин Тик-так. Многие считали это прозвищем, но мужчину на самом деле звали Тик-так. Его папаша содержал часовую мастерскую и мечтал сделать сына часовщиком, наследником своего деда. Тик-так по стопам отца не пошел, но имя никуда не делось. Мой знакомец принадлежал к виду речных духов, или, как их называли, рековиков. С виду добродушный, Тик-так на самом деле был тверд, как скала, когда дело касалось закона.

У Тик-така была только одна слабость — сладости.

Я остановилась у маленького серого домика и постучала молоточком по двери. Створки тут же распахнулись, и старый слуга пригласил меня в кабинет хозяина. Тик-так сидел за высоким столом и перебирал бумаги. Он был низенький, толстенький, с голубоватыми волосами и слишком белой кожей. Тик-так почти всегда носил черный костюм — признак законников империи.

— Оливия, красавица! — подскочил хозяин при виде меня. — Неужели? Совсем позабыла друга!

— Привет, — обняла я толстячка. — Как жизнь?

— Небесной милостью, о прекраснейшая.

Нос Тик-така уловил выпечку, и его лицо просияло. Я протянула ему корзинку.

— Не стоило, — затараторил он, забирая пирожные. — Я как раз собираюсь похудеть. Но вокруг столько соблазнов, дражайшая моя! Ты даже не представляешь! С чем пожаловала моя прекрасная принцесса?

Я с укором взглянула на Тик-така. Он единственный, кто никогда не забывал о моем титуле, как бы я его об этом ни просила.

— Мне нужен твой совет, — присела я в уютное кресло, а хозяин снова сел к столу, повернув свет так, чтобы его лицо оставалось в тени — профессиональная привычка.

— Весь превратился в слух, Оливия, — сказал он.

— Моей подруге подарили раба, — вздохнула я. — Необычного. Человека.

— Что же в этом необычного, милая? Люди созданы, чтобы быть рабами. Увы, они гораздо слабее нас, и годятся только для несложной работы по дому и любовных утех. Хотя не стоило говорить об этом невинной деве. Так в чем проблема?

— Он ей как бы не нужен, — попыталась сформулировать я суть вопроса. — Она хотела бы его освободить. Это возможно?

— Гм-гм, — прокашлялся Тик-так. Значит, мне предстоит долгая лекция. — Ты слишком мало знаешь о рабстве, принцесса. Оно имеет исторические корни.

Вот бы можно было сладко зевнуть. Но тогда Тик-так никогда не доберется до сути.

— Когда-то маги жили с людьми в мире, но потом случилась война. Мы победили, а пленники стали первыми рабами. Но люди — существа непокорные. Поэтому и пришлось придумать печати. Чтобы побег стал невозможен. Первая печать самая слабая. Её может снять сам хозяин и выпустить своего питомца на волю. С другой стороны, его тут же подберут, так что миг свободы будет недолгим. Двойную печать уже так просто не снимешь, но расторгнуть этот контракт может император. А вот тройная — наиболее сильная, она вечна. Так наказывают только злейших врагов, потому что она позволяет полностью сломить того, на кого наложена, заставить его испытывать жуткую боль. Варварский метод, я бы сказал. К счастью, редкий.

— А если в случае моей подруги тройная печать? — уже безо всякой надежды спросила я.

— Раба можно перепродать. Или отдать императору — пусть работает на благо стране. Заключается магический контракт, и герб на клейме меняется. Третьего не дано. Хотя, я не пойму, почему твоя подруга не хочет оставить раба себе. Люди дорого стоят. Это королевский подарок.

— Она живет одна. Поползут слухи, — вздохнула я.

— Если на нем тройная печать, не поползут, — покачал головой Тик-так. — Потому что там нет свободы воли. Одно слово — и раб будет валяться у её ног.

Я поблагодарила приятеля и пошла домой. На сердце сделалось совсем скверно. И даже жаль Криса. Кому он так насолил? Может, спросить? Хотя, все равно не ответит.

— Как погуляли, хозяйка? — поинтересовалась дверь.

— С пользой, — ответила я.

— Ну раз все так хорошо, может, прикажете вашему другу начистить мою ручку до блеска? А то я запылилась.

— Я передам ему твою просьбу, — пообещала я и вошла в квартиру. Макки тут же бросился ко мне со всех лап. Приятно, когда кто-то ждет тебя дома.

Криса, как всегда, не было видно. Он предпочитал не попадаться мне на глаза. И чаще всего ему это удавалось. Стоит отдать парню должное — бежать он не пытался. Наоборот, казалось, смирился. Но я подозревала, что это напускное. И Крис только выжидает момент, чтобы нарушить хрупкое равновесие.

День прошел в хлопотах. О своем временном жильце я вспомнила только ближе к ужину. Я прошлась по всей квартирке — его нигде не оказалось.

— Дверь, — прикоснулась я к единственной говорящей свидетельнице, — скажи, как давно ушел Крис?

— Около полудня, — проворчала та. — И даже не попрощался.

Я только печально улыбнулась. Итак, мои подозрения оказались не беспочвенными. Скорее всего, Крис решил сбежать. А ведь я предупреждала его, что это опасно и бессмысленно. Но нет, не послушался. Что ж, даже искать его не буду. Сам придет. Потому что стоит ему выйти за пределы города, как начнет действовать клеймо. Если он сможет выйти. Охрана столицы не пропустит и мышь без пропуска.

Я переоделась и легла спать. После появления Криса пришлось забыть об удобных коротких сорочках и перейти на длинные ночные одеяния, напоминающие балахоны. Мужчина ведь, хоть и человек. Макки устроился в ногах, и я задремала.

Разбудил меня шум у двери. Судя по звукам, кто-то только что ввалился в мою квартирку. Раз дверь его пропустила, значит, это Крис. Раз он передвигается так шумно, значит, сработала печать.

Дверь распахнулась, и тусклый свет ночного светлячка озарил моего слугу. Крис выглядел так, словно только что сбегал на край света. По его лбу катились крупные капли пота. Он был таким бледным, что можно было бы принять его за спирита — неупокоенный дух.

— Что-то ты загулялся, — натянула я одеяло до подбородка. — Как самочувствие?

— Ты! — прошипел парень, кидаясь ко мне, рывком поднимая с кровати и опуская на ноги. — Ты!

— Что? — я старалась сохранять самообладание, хотя сильно хотелось съездить ему в нос.

— Прекрати это!

Видимо, от приближения ко мне боль не прекратилась. Еще одна милая особенность, о которой не упомянул Тик-так. Пришлось действовать наобум. Я прислонилась к его плечу. По расслабившемуся лицу парня я поняла, что боль утихла.

— А теперь объяснись, — вырвалась я из железной хватки. — Что за выходки? Как мне это понимать? И где ты был весь день?

— Я… мне надо было… пройтись, — похоже, Крис по пути не придумал оправдания для бегства.

— Долго ты ходил, — усмехнулась я. — Думала, ты уже не придешь.

— Но ты же не предупредила! — глаза Криса были полны такого негодования, словно это я виновата, что он попытался бежать.

— А я и не знала, — ответила я нахалу. — Вот, теперь выяснили. И кстати, не советую отдаляться от меня. Это клеймо может тебя убить.

— Главное, вовремя! — прошипели мне в лицо.

— По-моему, ты забываешься, — нахмурилась я. Не люблю, когда меня в чем-то обвиняют. Особенно, если я не виновата.

— Да пошла ты во тьму! — «наградил» меня Крис добрым пожеланием.

Я закусила губу. Не знаю, как так вышло, но в следующую секунду он упал на колени. Мою злость как рукой сняло. Я попыталась как-то помочь, вот только Крис от меня отшатнулся, словно от прокаженной. У него был такой взгляд, что помогать перехотелось. Он ненавидел меня. Ненавидел люто, хотя лично я ничего плохого ему не сделала. И я отступила.

— Иди спать, — нырнула я под одеяла и повернулась лицом к стене, чтобы скрыть слезы.

— Благодарю за позволение, — ответил мне сочившийся ядом голос.

— Всегда пожалуйста, — не осталась я в долгу.

Хлопнула дверь. Макки забрался обратно на постель. И только тогда я позволила себе разреветься. Ну за что? За что такое наказание? Почему судьба так на меня ополчилась? И ведь не избавишься от него! Снова продать? И кем я буду после этого? Работорговкой?

Я так и уснула в слезах. Утром из зеркала на меня глядела опухшая физиономия — что, конечно, не прибавило мне настроения. Но злость прошла. И обида прошла. А желание отомстить за унижение осталось.

Я оделась и вошла в гостиную. Крис сидел у окна. От вчерашней боли не осталось и следа.

— Доброе утро, — сказала я.

Мне привычно не ответили, но я не расстроилась. Ведь у меня появилась мысль, как отомстить и дяде за глупого жениха, и этому неблагодарному, которого волей неба занесло в мой дом.

В двери постучали. На этот раз я не стала приказывать Крису оставаться на кухне. Пусть видят. Я поспешила к двери.

— Пускать не велено, — говорила она моим гостьям.

— Открывай, свои, — на ходу сказала я.

В прихожую впорхнули три портнихи, немного ошарашенные приемом. Такой охраны больше ни у кого в империи нет! По крайне мере, ни у кого из моих многочисленных знакомых.

— Магичу, — ответила я на их немой вопрос. — Проходите, девочки. Будем мерить платья. Только сначала нам надо посекретничать. Вы мужские костюмы шьете?

Портнихи слаженно закивали.

— Там у меня в гостиной сидит молодой человек. Измерьте его как-нибудь… незаметно. И подготовьте для него маскарадный костюм. Только пусть это останется тайной для всех, даже для дяди.

— Тайный друг? — раскраснелись личика подружек.

— Вы угадали, — я натянуто улыбнулась. — Помните — это строжайший секрет. Если кто-то узнает, мне будет известно, кто разболтал.

Девушки заверили меня, что моя просьба будет выполнена в кратчайшие сроки и в абсолютной секретности. Только после этого я впустила их в гостиную.

Крис все так же сидел у окна.

— Хорош, — шепнула мне одна из портних, и они принялись за дело. Сначала они обвешали Криса тканями — вроде бы для моих новых платьев. Затем незаметно измерили, делая вид, что работают с отрезами. Потом вытолкали из комнаты, и началась примерка.

— Оливия, — тут же зашептали они, как только за Крисом закрылась дверь кухни, — он же человек!

— И что? — ответила я, давая надеть на себя маскарадное платье. — Он мне нравится.

— Это же запрещено!

— Для меня такого слова нет. Помните о своем обещании.

— Помним, — закивали девушки. — Но будь осторожнее. Люди очень коварны. Ведь их оружие — не магия, а интриги. Правильно, что их не пускают в нашу страну. Ну, не считая рабов. Ливи, а он свободный?

— М-м-м, шнуруйте туже, — я сделала вид, что не услышала вопроса.

Портних повздыхали, но перестали давать наставления. И я смогла насладиться обновками. Насколько это было возможно в тугом корсете и неудобных нижних юбках. Но, стоит признаться, посланницы дядюшки сработали на славу. Я крутилась перед зеркалом и сама себя не узнавала. Словно на меня смотрел кто-то другой, очень красивый, а совсем не я. Конечно, я не считала себя дурнушкой, но и до красотки мне было далеко. Обычная девушка. С необычным характером. И множеством врагов.

— Ах, — восхищенно выдохнули портнихи. — Ты великолепна!

— Спасибо вам, — обняла я каждую по очереди. — И жду вас с тайным заказом.

Девушки заверили меня, что все будет исполнено, и вместе с готовыми платьями они принесут одежду для Криса. И тогда… Я устрою для всех веселье. Будут знать, как обижать магичек.

Между тем, Крис не подозревал о моих коварных планах. Других попыток побега не было, но и теплее наши отношения не стали. Я запретила себе беспокоиться из-за этого — подумаешь, не могу подружиться с каким-то человеком. У меня и так много приятелей. А дружить со всеми — значит, по-настоящему ни с кем.

Поэтому я оставила Криса в покое. Даже начала относиться к нему, как к Макки. Нет, своего лисенка я любила гораздо больше, а вот присутствие постороннего раздражало. Особенно, когда ко мне заглядывали за советом знакомые низшие. Как можно разговаривать об их проблемах, когда вокруг да около бродит незнакомый мужчина? Приходилось каждый раз просить Криса посидеть на кухне. И он награждал меня таким взглядом, словно я была что-то ему должна. К концу недели я почти испытывала к нему ненависть. А ведь со мной такое случается редко.

Зато, когда в следующий раз заглянули портнихи, я была на седьмом небе от счастья. Девочки тайком передали мне мужской маскарадный костюм, и я представляла себе, какое лицо будет у Криса, когда он узнает, как проведет следующий вечер. Заодно я достала еще одно приглашение. Это-то как раз было не трудно. Меня даже не спрашивали, кому оно понадобилось.

Утром я проснулась в наибодрейшем настроении. Быстро позавтракав, я решила, что пора поговорить с Крисом.

— Доброе утро, — распахнула я двери гостиной.

Крис привычно сидел в кресле у окна. И что там можно высматривать целыми днями?

— Отвлекись от наблюдений. Есть разговор, — присела я на диван.

Меня не удостоили и взгляда. Но мне и не нужно было смотреть ему в глаза. Главное, что он меня слышал.

— Вечером состоится имперский бал-маскарад, — продолжила я. — Прислали два приглашения, так что ты идешь со мной.

— С ума сошла? — подскочил Крис.

Наконец хоть какая-то реакция!

— Нет. Просто бал состоится в загородном дворце. Слишком большое расстояние, чтобы оставлять тебя здесь.

— Я могу посидеть в экипаже, — пожал плечами парень.

— Не можешь.

— Почему?

— Потому что я так хочу! — привела я последний аргумент.

— И в чем же ты предлагаешь мне туда идти? — прошипел Крис, мгновенно оказываясь рядом со мной. — Наденешь мне цепь на шею и потащишь на привязи?

— Почему же? Костюм готов, — усмехнулась я. — Хотя, цепь — это тоже неплохая идея. Только, боюсь, дядя не поймет.

— Дядя?

— Император Себастьян. Мой дорогой и любимый дядюшка. А ты разве еще не понял?

— Как я должен был это понять?

Я вздохнула. Да, видимо, наблюдательностью человек не отличался. Во-первых, пища. Откуда она появляется в нашем доме? Разве он не задумывался? Во-вторых, в разговоре приятели нет-нет, да называли меня принцессой. Хотя я просила их никогда так не делать.

— Я не хочу никуда ехать, — сказал Крис, но в его глазах я уже читала покорность.

— Ничего, я не люблю танцев до рассвета, — успокоила я Криса. — Ты танцевать умеешь?

— Не дождешься, — нахмурился он.

— Значит, умеешь. Вот и славно. Можно будет отказать остальным кавалерам. И вообще, твоя главная задача — моя охрана от особо назойливых представителей мужского пола. Надеюсь, это тебе по силам?

— Если не будет применена магия.

— В императорском дворце магия запрещена без особого позволения дядюшки. Так что готовься.

Довольная собой, я отправилась к соседке — она прекрасно управлялась с волосами и могла соорудить такую прическу, что все придворные дамы кусали локти. Представляю, как обрадовался Крис предстоящему балу, но я не оставила ему выбора. Из женской мести. В следующий раз не будет вести себя так, словно я — пустое место. И запомнит, что меня лучше не злить.

Глава 7. Танцуйте, принцесса!

Бал-маскарад — настоящее событие для Мириданской империи, куда всегда собирался цвет государства, а получить пригласительный было непросто и почетно. Каждое из приглашений казалось настоящим произведением искусства. Они создавались в императорской мастерской, расшивались драгоценными камнями и сверкающими нитями. Меня часто просили похлопотать перед императором, чтобы на балу мог присутствовать тот или иной гость, но я всегда отказывалась. Не люблю использовать свое положение для того, чтобы выбивать какие-то блага.

Дядюшка знал, что слуг у меня нет, поэтому очень кстати прислал двух девушек, которые помогли справиться с обилием крючков, тесемок, юбок. Зато результат превзошел самые смелые ожидания. В зеркале отразилась почти незнакомая девушка. Темно-синее платье оттеняло серые глаза, придавало им голубоватый оттенок. Соседка постаралась на славу, собрав волосы в замысловатое переплетение локонов. Я улыбнулась своему отражению. Настоящая принцесса ночи.

Оставалось только набросить на плечи расшитую звездами накидку — и можно было ехать. Я отослала девушек и вошла в спальню, где переодевался Крис. Костюм полностью изменил человека. Он перестал походить на раба — и выглядел как принц из сказки. Наши костюмы были выполнены в одной цветовой гамме — и почему портнихи рассудили, что мы должна казаться парочкой? Парик скрыл его темные волосы, бледно-голубая рубашка с брошью оттеняла белизну лица. Я невольно залюбовалась, но стоило Крису нахмуриться — и очарование исчезло.

— Мы едем, или как? — грубо спросил он.

— Едем, — склонила голову. — Вот, надень. Этот медальон создаст для тебя магическую ауру, чтобы никто не догадался о твоем происхождении.

Я протянула спутнику небольшую сапфировую каплю на серебряной цепочке. Крис послушно надел его на шею. Прощупала его ауру — и осталась довольна. Не придерешься.

Мы вышли из дома и сели в карету, запряженную черными лошадьми. Крис избегал смотреть в мою сторону, я платила ему тем же, предвкушая, как буду водить за нос дядюшку и гостей. Наконец, карета остановилась. Крис вышел первым и подал мне руку, а я запоздало вспомнила, что не проинструктировала его о придворных манерах. Как глупо! Вот только, похоже, мой случайный раб знал, что надо делать. Правда, удивиться я не успела — нас тут же закружил вихрь маскарада.

Весь дворец утопал в огнях. Вдоль дорожки благоухали дивные заморские цветы, взмывали в небо фейерверки, рассыпаясь тысячами разноцветных огней. Нас пригласили в бальный зал, до отказа заполненный гостями. На троне восседал дядюшка. Его маска покоилась на бархатной подушке, которую держал паж. Тетушка, к сожалению, отсутствовала. Наверняка, уехала в очередное паломничество — императрица любила путешествовать, но прикрывала эту любовь богобоязненностью. Храмы Светлого Бога охватывали все уголки империи Миридан — удобно, когда желаешь ускользнуть из-под надзора мужа.

Мы с Крисом поклонились императору и отошли в сторону. Я увлекла юношу в ближайшую нишу.

— Жди здесь! — строго приказала ему, произнесла заклятье, и платье поменяло свой цвет и фасон. Теперь можно и с дядюшкой поздороваться.

Я тихонько подошла к императорскому креслу и присела в реверансе.

— Доброго здоровья, дядюшка, — наградила правителя самой сладкой улыбкой, снимая маску.

— Оливия, дитя мое, ты ли это? — изумленно произнес дядя Себастьян. — Ты прекрасна, милая.

— Благодарю, — ответила я. — Твоими стараниями — спасибо за помощниц.

— Тебе следует иметь хотя бы пару служанок, — вздохнул император.

— Не думаю, я справляюсь и сама, — сразу же пресекла возможность спора. — Как здоровье тетушки?

— Её величество отправилась в святилище Талу, — подтвердил дядя мою догадку. — Ты же знаешь, что императрица не отменит паломничества ради бала.

Я понимающе закивала. Скорее, ради приятного путешествия, но если дяде нравится заблуждаться — пусть так и будет.

— А Эдуард и Марго? — надо соблюсти все приличия.

— Вот-вот будут. Как и принц Эрик.

— Отлично, — кивнула я. — Что ж, пока потанцую, если ты не против.

Конечно, дядюшка не возражал, и я поспешно вернулась к Крису. Оставалось только сменить цвет платья — и дама в бордовом исчезла, а появилась принцесса ночи.

— К чему такие перемены? — тихо спросил Крис.

— Чтобы не узнали, — хихикнула я. — А теперь — танцы!

Ожидала, что спутник начнет возражать, но он молчаливо протянул руку. Заиграли первые аккорды бомбальона, без которого не обходился ни один бал. Дядюшка пригласил нашу дальнюю родственницу и начал первый выход. За ним потянулись другие пары. Мы встали в их стройный ряд. Я никак не ожидала, что Крис знаком с фигурами придворного танца Миридана, но он двигался естественно, словно всю жизнь только этим и занимался. Его холодные пальцы сжимали мою руку, и вдруг показалось, что нет этого зала, заполненного огнями и красками, а есть только мы двое. На сердце стало тепло, и я позволила танцу увлечь меня в свой водоворот. Сердце трепетало, как пойманная пташка. Я тонула в темных глазах своего партнера. Мир кружился под звуки музыки.

Когда мелодия закончилась, я испытала настоящее разочарование. Хотелось продлить волшебное мгновение, но Крис поклонился и отошел в сторону. Меня тут же пригласил другой кавалер, но я отказалась. Место восхищения заняла досада — на себя, на Криса, на маскарад, принца Эрика. Отменив, что Крис вернулся в нишу у окна, я решила немного остыть и пройтись по залу. Но так засмотрелась на человека, что чуть не сбила с ног другого юношу. Он так же, как и я, рассматривал комнату, словно искал кого-то.

— Извините, — пробормотала я.

— Что вы, это я должен просить прощения, — поклонился молодой человек. Его костюм поразил меня буйством красок, словно вобрал все цвета радуги. — Извините, вы нигде не видели дамы в бордовом платье?

Я насторожилась. Эрик? Быть того не может! Я помнила прыщавого долговязого юнца, а передо мной стоял стройный высокий юноша. Его светлые волосы были сплетены в длинную косу. И как я сразу не заметила? Типичная прическа Винченсы!

Надо ускользнуть, пока принц не понял, что отыскал свою пропажу. Эрик снял маску — и оказалось, что он изменился сильнее, чем могла себе представить. Принц был красив, как светлый бог. Особенно привлекали голубые глаза, напоминавшие глубины океана. И лишь нетипичная для Миридана прическа и одежда придавали его облику нечто слегка женственное.

Эрик смотрел на меня. Я вспомнила, что принц ждет ответа.

— Здесь много подобных дам, — сказала чуть запоздало. — Уж извините, не знаю, чем вам помочь. Может, у неё есть особые приметы?

— Не знаю, давно её не видел, — вздохнул Эрик. — Но мне обязательно нужно её найти.

— Ничем не могу помочь, — скороговоркой выпалила я и пошла прочь, но вдруг Эрик схватил меня за локоть:

— Оливия?

И как только узнал? Даже уловка с платьем не помогла! Легче всего было сказать «вы обознались», но в его глазах читалось, что он уверен в своем выборе.

— Ну здравствуй, — сняла я маску. — Как добрался?

Вместо ответа принц упал на колени и прижал мою руку к губам. Щеки залило краской. Я отшатнулась — казалось, что все, кто есть в зале, смотрят только на нас.

— Прекрати немедленно! — прошипела, вырывая ладонь из его хватки. — Мы не наедине. Да и будь мы одни — это не повод вести себя подобным образом!

— Простите… Прости… — Эрик поднялся, не отрывая от меня взгляда, полного немого обожания, и я поняла, что дела плохи. От принца так просто не избавиться. Огляделась по сторонам — Криса рядом не было. А ведь просила отваживать от меня всех представителей мужского пола!

— Ливи, я так рад снова видеть тебя, — Эрик сиял, словно только что подарила ему новенький дворец.

— М-м-м, — словарный запас закончился, и я только хлопала ресницами, надеясь, что выгляжу менее глупо, чем принц.

— Его императорское величество говорил с тобой? О том, зачем я приехал.

— Эрик, давай сразу начистоту. Мое сердце… Оно слегка несвободно…

Что ж, гнусная ложь, зато во благо. Остается надеяться, что после такого отпора принц удалится собирать осколки разбитого сердца и забудет, как зовут негодницу.

— Оливия, я столько лет ждал нашей встречи, — Эрик наступал, а я пятилась к стене, чувствуя, что меня загнали в угол. — Я не прошу у тебя быстрого ответа. Просто подумай. Ты…

Эрик споткнулся и полетел прямо на меня. Не будь я так увлечена попытками выбраться из капкана, успела бы отойти, но сноровка подвела, и я плюхнулась на пол. Эрик совсем не грациозно приземлился сверху, его губы прижались к моим, и тело среагировало раньше, чем голова. Со всей силы ударила Эрика коленом и одновременно влепила звонкую пощечину. Затем поняла, что падать он на меня не хотел, но и сползать с меня ошалелый принц не торопился. Уже примеривалась, куда еще стукнуть для верности, но неожиданно дышать стало легко, а преграда между мной и воздухом исчезла.

— Куда распускаешь руки? — раздался громогласный голос Криса, а я барахталась в юбках, пытаясь обрести точку опоры, пока кто-то из гостей не умудрился помочь мне подняться.

Увиденная картина не порадовала. Эрик и Крис испепеляли друг друга взглядами. В воздухе пахло хорошенькой дракой, а я разрывалась между необходимостью встать между спорщиками и желанием узнать, что будет дальше. Щеки Эрика алели. Крис оставался холоден, как лед.

— По какому праву вы вмешиваетесь? — Эрик и в гневе не изменил правилам этикета.

— По какому праву вы оскорбляете даму? — передразнил его Крис.

Эрик бросился вперед. Крис отступил, и горемычный принц снова распростерся на полу. Зал ответил хохотом. Вокруг нас собралась немаленькая компания гостей, которые пусть и не знали сути конфликта, но жаждали развлечений. А что могло повеселить лучше, чем драка на императорском балу?

— Может, помочь вам подняться? — голос Криса сочился ядом. Даже я не удостаивалась такого тона.

Эрик подскочил и снова бросился на противника. На этот раз парни покатились кубарем, сминая костюмы и разрывая дорогие ткани. Ладно Крис — он человек. Но Эрик-то принц, наследник престола. А дерется, как простолюдин. Я покачала головой и уже собиралась позвать стражу, как толпа расступилась, пропуская нового зрителя.

— Это что такое? — император навис над драчунами, словно меч правосудия. — Кто дал вам право так вести себя в моем дворце? Казню обоих!

Крис выпустил ворот принца и поднялся на ноги. Эрик, растрепанный, как последний раб, раздраженно убрал волосы с лица.

— Ваше высочество? — дядюшка выглядел обескураженным, и мне стало весело. А шутка-то удалась!

— Прошу прощения, — склонил голову принц. — Этот юноша…

— Дядюшка, — настал мой звездный час, — позволь сказать тебе пару слов.

Я выплыла на пространство между императором и Крисом, состроила горестную мордашку и продолжила с чувством:

— Ваше императорское величество, прошу, не наказывайте их. Принц Эрик… уж не знаю, по случайности или по злому умыслу, скомпрометировал меня, а мой друг лишь вступился за честь вашей племянницы, которую так грубо оскорбили…

Эрик из красного стал белым, как мел. Его губы дрожали, и, готова поклясться, в глазах стояли слезы. Уж не знаю, ярости или раскаяния.

— Оскорбил? Его высочество? — дядюшка изумленно переводил взгляд с меня на Эрика.

— Оливия, я не хотел… — пролепетал тот. — Прошу простить меня, я…

— Не желаю слушать, — гордо произнесла я. — Извините, дядюшка, лучше не буду портить вам праздник и пойду домой. Крис, проводите меня.

Крис подал мне руку. Я величественно оперлась на его локоть и прошествовала к выходу. За нашими спинами стояла гробовая тишина, и лишь когда мы переступили порог бального зала, раздались голоса, постепенно объединившиеся в ровный гул.

Мы сели в карету, и я утомленно закрыла глаза. Если после такого позора Эрик посмеет смотреть в мою сторону, то он либо смельчак, либо безумец. Я устала, ужасно устала. И пусть этот вечер сложился по моему сценарию, чувства удовлетворения не было. Наоборот, хотелось сжаться в комок — и пусть мир исчезнет. Думаю, дядя уже пожалел, что пригласил меня на маскарад. Но и я сама была не в восторге от произошедшего. Нет, теперь с меня точно хватит! Никаких платьев! Никаких балов! И свадеб — никаких!

Глава 8. Его высочество и её высочество

Все, что осталось на утро от бала-маскарада — это громаднейшая усталость. Не хотелось вставать с кровати. Не хотелось завтракать. Вообще ничего не хотелось. Я бы, возможно, так и проспала до обеда, если бы Макки не пожелал получить свою порцию немедленно. Он усиленно тянул зубами за край одеяла, и мне пришлось подняться, привести себя в порядок и отправиться на кухню.

Крис, похоже, еще не завтракал, потому что еда лежала на своих местах.

Я заглянула в гостиную — парень спал. Значит, не мне одной вчерашняя прогулка далась с трудом. Будить его не стала, вместо этого накормила лисенка и принялась развешивать в гардеробе оставленное на кресле платье. Мысли плавно перетекли на Эрика. Принц вызывал у меня волну антипатии. Большей частью потому, что признался в любви и поставил в неловкое положение. Наверное, у меня на любовь аллергия.

— Хозяйка, к вам гость, — раздался голос двери.

— Кто там? — спросила я, раздумывая, открывать или нет.

— Какой-то смазливый молодчик.

В дверь настойчиво постучали. Моя стражница разразилась гневной тирадой по поводу отсутствия воспитания у нынешней молодежи, а я растолкала Криса и заставила его скрыться в спальне. Глянула в зеркало — вроде, домашнее платье в порядке, прическа тоже. Можно и гостя принять.

Я открыла дверь — и отступила. На пороге мялся Эрик. Его голубые глазищи словно пытались что-то прочесть на моем окаменевшем лице. В руках принц держал букет фиалок.

— Доброе утро, ваше высочество, — поклонился он.

— Доброе, — вздохнула я. Надо приказать двери, чтобы больше его не пускала.

— Можно войти?

Пришлось пропустить принца в гостиную.

— Вот, — протянул он цветы.

— Благодарю, — приняла фиалки. — Присаживайся. И давай без этих официальных речей — они утомляют.

Похоже, принц смутился. А ведь я его предупреждала!

— Тебе неприятно меня видеть? — Эрик отвел взгляд. Хотелось ответить «да», но это было бы грубо. Поэтому сдержанно покачала головой.

— Оливия, — продолжил гость, пряча глаза, — я хотел попросить прощения. Вчера… понимаю, это было недопустимо, но мы так давно не виделись. Я грезил, что увижу тебя снова, мечтал, и когда увидел… Но если твое сердце занято, только скажи!

На мгновение мелькнула мысль соврать, подтвердить, что влюблена — а ведь я намекала на это на балу. Но Эрик выглядел таким несчастным, что оставалось только сказать ему правду.

— Я ни в кого не влюблена, — ответила холодно. — Но замуж выходить не собираюсь. И дело не в тебе. Я не собираюсь выходить замуж в целом. Слишком много дел, забот.

Теперь Эрик уставился на меня, как на диковинную птичку.

— Да, я помогаю низшим, езжу то туда, то сюда, — продолжала, пытаясь его убедить. — Никогда не сижу на месте. И вообще, у меня скверный характер. Разве тебе нужна такая жена?

— Нужна, — пылко ответил Эрик. — Прошу, Ливи, дай мне шанс. Хотя бы просто возможность видеться. Изредка.

Ой, чувствую, что пожалею о своем ответе!

— Хорошо, — вздохнула я.

— Значит, мы можем отправиться на прогулку? — просияло лицо принца.

— Да, — скрепя сердце, ответила я. — Но не сегодня! Завтра.

— Спасибо, — Эрик прижал к губам мою руку. — Тогда зайду за тобой завтра вечером.

— Нет, лучше встретимся в дворцовом саду, — поторопилась остудить его жар. — В восемь. А теперь иди. Мне надо подумать.

— Да, конечно, — принц заторопился. — Еще раз прошу прощения. А тот парень…

— Мой друг, — нахмурилась я.

— Понимаю, друг. До встречи, Ливи. Я буду ждать!

Рассеянно кивнула. Эрик утомлял. Не могу сказать, что принц по-прежнему вызывал у меня неприязнь, но и добрых чувств не вызывал. Просто не могла его понять. Хотела, но не получалось.

Когда за принцем закрылась дверь, приказала ей строго-настрого не пускать его без моего разрешения и даже не отзываться. Когда я вернулась в гостиную, Крис сидел в кресле. Он, как всегда, выглядел чем-то недовольным. Впрочем, меня мало интересовало, чем.

— Твой поклонник настойчив, — сказал человек.

— Он считает, что имеет на это право, — заняла я соседнее кресло.

Крис пожал плечами. А он стал разговорчивее. Наверное, привыкает ко мне.

— Он тоже принц? — спросил Крис.

— Да. Эрик Винченский.

— Винченса? — удивился мой собеседник. — Но это же так далеко. Неужели он приехал из-за тебя?

— Считаешь, это невозможно?

— Возможно. Но глупо. Миридан — невыгодный союзник для Винченсы. Слишком далеко. Ни войска не пришлет, ни от врагов не защитит.

— Ты слишком много знаешь, — покачала головой. — Откуда? Кто тебя учил?

— Учителя, — отвернулся Крис, и я поняла, что не добьюсь более детального ответа.

— С тобой тяжело разговаривать. Насчет Винченсы — я ведь не наследница императорской короны. Вот если бы Эрик просил руки кузины Маргарет, тогда речь бы шла о политике. А так… Боюсь, он и правда влюбился.

— Тогда я ему сочувствую.

— Крис! — чуть не подскочила я. — Считаешь, что в меня влюбиться нельзя?

— Нормальному человеку? — Крис изогнул бровь. — Нет.

Я нащупала диванную подушечку и запустила в негодяя. Он ловко поймал её и вернул назад.

— Не швыряйся вещами, принцесса, — сказал он. — Подозреваю, что принц не совсем нормален, хоть он тебе и не пара. Так что успокойся, он здесь по любви.

— Ничего себе успокоил, — пробормотала я, почему-то смущаясь.

— Как умею. Кстати, к тебе идут.

И действительно, в тот же миг раздался стук в дверь и голос:

— Нечего тарабанить! Себе бы по лбу постучали, негодники!

Я открыла засов и впустила изумленных гостей. Ронни и Бертран. Очень интересно. Что за день-то такой? Полузнакомые парни толпами ломятся в квартиру.

— Ваше высочество, — склонили они головы.

— В этих стенах — просто Оливия, — жестом пригласила их в гостиную. — Как вы меня нашли?

— Мими рассказала мне, — ответил Ронни.

— Ох, уж эта Мими, — Крис успел испариться из гостиной. Уже даже просить не приходится. — Присаживайтесь, рассказывайте, чем могу вам помочь.

Парни молчали, словно собираясь с мыслями.

— Оливия, — наконец, заговорил Ронни, — я бы никогда не потревожил ваш покой, если бы не случилось нечто, что не в силах побороть без вашей помощи.

Я насторожилась. Судя по всему, дело действительно серьезное, поэтому сразу отставила шутки в сторону.

— Мими, — продолжал Ронни. — Она рассказала, как вы ей помогли. Мы… мы с ней должны были быть далеко от столицы, но её похитили.

— Стоп! — перебила я парня. — Давай сначала и по порядку. Мы расстались на том, что ты бросил Мими и собирался жениться на другой, а несчастная девушка осталась одна чуть ли не с ребенком на руках. Насколько мне известно, ты все время ей лгал и сбежал, как только представилась такая возможность.

— Все верно, — сокрушенно подтвердил Ронни. — Моя семья очень богата. А Мими — из простых. Они бы никогда не согласились, чтобы мы были вместе. Я не знал, что Мими ждет ребенка, и решил покончить с нашими отношениями, пока мы можем жить друг без друга, но…

Парень замолчал. Я ждала, пока он подберет слова.

— Мы с ней поговорили, я сказал ей правду, — наконец, заговорил Ронни. — Я понял, что мне никто не нужен, кроме неё, и мы решили бежать. Но она не пришла на условленное место. Исчезла. Дома её не видели. Одна из соседок тайком шепнула мне, что её увели какие-то мужчины. Я принялся искать её с помощью магии, но след ведет только до ворот столицы. А дальше — пустота.

Я потерла пальцами виски. Интересная картина. Зачем было похищать девушку? Чтобы Ронни её не нашел? Или из-за ребенка? Или просто, чтобы показать незадачливому жениху, что ему следует слушаться родителей? Порталы в данном случае бессильны — я ведь понятия не имею, куда увезли девушку. А помочь ей надо. Тем более, что я сама в это ввязалась, когда помогла ей отыскать возлюбленного.

— Помогите мне, Оливия, — Ронни посмотрел на меня так, что все возражения выветрились из головы. — Я столько слышал о вас. Если вы не сможете этого сделать, то никто не сможет.

— Попытаюсь, — кивнула я. — Думаю, её увезли далеко. Но поиски надо начинать от ворот столицы. И чем раньше, тем лучше. Мне понадобятся её личные вещи. А еще лучше — волосы с расчески. Так что загляните еще раз к ней домой, и пусть соседка попробует описать похитителей. Я дам вам шар памяти, ей нужно будет просто подержать его в руках и представить, что произошло.

— Спасибо, — тихо сказал Ронни. — Как и когда мы встретимся?

— На всякий случай, надо приготовиться к долгой дороге. Поэтому лучше на рассвете у ворот. Вот только у которых?

— Северных, — ответил юноша.

— Хорошо. На рассвете у северных ворот. Возьмите с собой все, что может понадобиться в пути. Предупреждаю, буду не одна, — вспомнила о Крисе.

— Я тоже поеду с вами, — встрял Берт. — Я хорошо владею боевой магией.

— Как хотите. Итак, нас будет четверо. По пути нас будут спрашивать о цели поездки. Скажем, что едем любоваться цветением деревьев на побережье. Ронни, вот шар, — достала из шкафчика прозрачную сферу. — Когда воспоминание запишется, он станет мутным. А теперь идите, мне надо подготовиться.

Я проводила гостей и села к столу. Что ж, впереди неизвестно, насколько долгий путь. С посудой пошлю во дворец записку, что меня какое-то время не будет в городе. За Макки присмотрит еще одна соседка, она — милая старушка, никогда не отказывает. Крис… Что делать с Крисом? Тащить его с собой — однозначно. Но у него даже нормальной одежды нет, кроме той, что раздобыла для него еще в первые дни. Для путешествия этого мало. И еще нужно докупить некоторые магические ингредиенты. Столько дел!

— Крис! — влетела я в спальню. — Собирайся, нам надо пройтись по лавкам. Завтра уезжаем.

— Я слышал. Очередная помощь неведомо кому? — человек и не думал отказываться.

— Допустим. Нет времени на разговоры.

Я выставила его из спальни, натянула любимые брюки и рубашку, приготовила мешок для покупок, написала записку и отнесла её на кухню, затем заглянула к соседке и потащила Криса в ближайшую лавчонку мужской одежды, убедившись, что он не забыл мой подарок — кулон. Не желаю пустых вопросов.

Оказалось, что мужской гардероб не так-то легко пополнить. Пока торговцы предлагали Крису то один вариант, то другой, я сбегала за зельями, надеясь, что человеку не придет в голову показывать кому-то клеймо. Но все прошло нормально. Я расплатилась с торговцами, и мы вышли на улицу.

— Постой, — замер Крис. — Если ты хочешь, чтобы охранял тебя, как и договаривались, мне нужно оружие.

Не помню, чтобы мы о таком договаривались, но ладно. Хорошо, что оружейная лавка располагалась неподалеку. Вот только вышли мы оттуда нескоро. И почему мужчины так любят оружие? Крис перепробовал уйму мечей, кинжалов, даже пару арбалетов. В итоге, выбрал самый дорогой меч, ножны к нему, два кинжала и даже не спросил, хватит ли у меня денег все это оплатить. Я, конечно, принцесса, и деньги у меня есть, но мог хотя бы ради приличия поинтересоваться моим мнением!

Зато я отыгралась на Крисе, заставив его тащить домой весь ворох покупок. Он не возражал. Оказалось, что бродили мы долго и вернулись как раз к ужину. Наскоро перекусив, я заперлась в спальне, чтобы подготовить некоторые зелья. Возникла мысль, что надо найти квартирку попросторнее, а то мы постоянно сталкиваемся лбами с Крисом. Никакой личной жизни. Мысль промелькнула и пропала, а я попыталась сосредоточиться на магии.

В итоге, легла спать далеко за полночь, приказав Крису разбудить меня за час до рассвета. Сны путались, я вертелась с боку на бок, поэтому к рассвету чувствовала себя абсолютно разбитой. Зато Крис разбудил меня в полной боевой готовности. Да уж, такие, как он, не должны быть рабами — от него исходила сила. И гордость. Франт еще нашелся. Я наскоро оделась, позавтракала, чмокнула в нос лисенка, и мы отправились в путь.

Глава 9. В поисках прекрасной дамы

Утренний туман постепенно рассеивался. Столица — тезка Миридана — спала и видела сны. Совсем скоро должны были проснуться маленькие лавчонки, заскрипеть колеса телег, застучать ставни открывающихся окон. Но пока вокруг царил сон.

Мне нравился Миридан. В каждой его улочке проскальзывало неуловимое волшебство. Даже если бы мне предложили на выбор весь мир, я бы вернулась сюда, к этим скромным домикам и роскошным дворцам, широким улицам и узеньким проулкам. Я чувствовала, что мое сердце дышит в такт с этим городом.

Лето стояло на пороге, но утром все еще было прохладно, поэтому я куталась в дорожный плащ и с трудом сдерживала зевоту. Наши спутники уже ожидали у Северных ворот. Оба вооруженные и клинками, и, как я ощущала, магическими наборами.

— Доброе утро, — поклонились нам парни.

— Доброе, — ответила я. — Готовы?

— Конечно, — за обоих ответил Рон.

— Тогда в путь.

Мы зашагали к воротам. Если девушку действительно увезли далеко, придется заглянуть на дядюшкину конюшню. Там меня дожидается еще один любимец — Мрак. Дядин подарок к совершеннолетию. Черногривый красавец с белой звездой на лбу. И для моих спутников найдутся быстрые кони.

Охранники проверили наши пропуска и пожелали доброго пути.

Сразу за городскими стенами тянулись самые бедные районы, которые и к столице-то не все относили — жилища преступников и бывших рабов. Никогда не задумывалась, почему бывших. И только теперь я поняла, что их печати можно было снять. Но значило ли это получить свободу?

Миновав бедный квартал, мы очутились в небольшом искусственном лесочке, который тянулся от Миридана до ближайшего поселка.

— Вы раздобыли волосы? — протянула я руку Ронни.

— Как вы и просили, — получила несколько шелковистых прядей.

— Отлично. Только давайте на «ты», господа. Нам предстоит долгий путь, и мы успеем подружиться. А теперь отойдите и постарайтесь не мешать.

Я побрела вдоль дороги. Парни следовали за мной в некотором отдалении. Прижала к груди локон Мими — думаю, подарок любимому на память — и прошептала заклинание поиска. Как и ожидалось, оно не сработало. Кто-то тщательно заметал следы. Значит, придется пообщаться с духами этих мест.

Стоило мне произнести слова призыва, как лес зашуршал тысячами голосков:

— Мы здесь, наша принцесса. Мы готовы помочь, наша принцесса.

— Мне нужно отыскать похищенную девушку, — прошептала в ответ, зная, что меня и так услышат. — Помогите, лесовички, летуны, травники, духи земли, воздуха и леса.

На мой призыв всегда откликались, как и я всегда отвечала на их зов. Какое-то время я ничего не могла разобрать в шуме леса, а затем до меня долетели голоса:

— На север. Деву везли на север. Двое. Высших.

Не сомневалась. Редкий полукровка сможет так скрыть следы. Здесь действовали куда более опытные маги высокого ранга.

— Где мне искать? — спросила у леса.

— За Ройной. За Ройной, — прошелестели мои друзья. — Дальше мы не видим, о принцесса. Дальше мы не слышим, о принцесса.

— Благодарю вас, — прошептала я, и гул смолк.

Несколько мгновений понадобилось, чтобы вернуться в реальность. Я обнаружила, что вокруг совсем рассвело, а мои спутники напряженно ждут ответа.

— На север, до Ройны, — обернулась я к ним. — А там поглядим.

Ройна несла свои широкие воды в двух днях пути. Значит, нам действительно предстояла долгая дорога. Что ж, я была к этому готова.

Ронни, Берт и Крис нагнали меня, и мы двинулись дальше.

— Возьмем лошадей в Луо, — сказала парням. — Кстати, я так и не представила вас друг другу. Это мой помощник, Крис. А это — господа Бертран Коун и Рон Мибус, которым и понадобилась наша помощь.

Парни переглянулись. Я внимательно наблюдала за ними. Если Берт и Ронни узнают, что Крис — человек, да еще и раб, они откажутся находиться рядом с ним. Хорошо, если не устроят скандал и не потребуют избавить мир от раба, который дерзнул скрыть свое происхождение. И как еще дядюшкиным палачам не пришла идея ставить клеймо на лбу? Плечо ведь можно спрятать. И ауру тоже — доказано мною. Эх, нет на них меня! И не будет, потому что я свои открытия оставлю при себе.

Крис шел рядом, а Берт и Ронни чуть отстали. Разговаривать никому не хотелось. Парни старались соблюдать приличия и не зевать в присутствии дамы. Дама же соблюдать приличия не старалась.

До конюшни надо было идти пару часов. Там я рассчитывала немного подкрепиться. Ведь, если хотим отыскать Мими как можно быстрее, надо сегодня добраться как минимум до границ городка Кавли. Я хорошо знала эти места — если ничего не случится, к вечеру как раз будем там. Можно заночевать в гостинице «У Поросенка». За непритязательным названием скрывалась хорошая еда и чистая постель.

Путешествие протекало тихо и спокойно, как вдруг Крис вцепился в мой локоть.

— Что такое? — тихо спросила я.

— За нами следят, — чуть слышно ответил парень. — Один человек.

— Человек?

— Я не в смысле расы! — разозлился Крис. — Ветровик бы вас побрал!

— Кто? — уцепилась я за незнакомое слово. — Стоп. Слежка?

— Да. За вон той группой деревьев. Думаю, от самой столицы.

Я, не останавливаясь, запустила поисковое заклинание. Оно подтвердило — за нами кто-то следует. Вот только кто? От него исходила магия. Определенно, кто-то из высших, потому что поток был чистым. Я решила подманить его ближе.

— Ой, — схватилась за Криса. — Кажется, я подвернула ногу. Давайте немного отдохнем.

— Да, конечно, — закивали парни и засуетились вокруг меня, кроме человека. Тот отошел чуть в сторону и прислушивался. Похоже, моя затея имела успех, потому что Крис показал жестом, что к нам приближаются. Где тут у меня в кармане склянка с парализующим зельем? Вот она, родная.

Я осторожно достала бутылочку, уловила магический след и щедро плеснула все содержимое за ближайшую елку. Донесся ойк — и все стихло. Я бросилась туда, но Крис оказался на месте еще раньше, и вытащил на поляну… его высочество принца Винченского, чтобы у него рога выросли!

Зелье, к счастью для Эрика, не предполагало длительного действия. Когда он обрел способность двигаться, вокруг него уже стояли четверо раздосадованных путников, желающих высказать в лицо все, что думают о нем.

— И что ты тут забыл? — прошипела я, не давая Эрику опомниться.

— Оливия, дорогая… — начал оправдываться принц, но я резко его прервала:

— Молчать! Это к делу не относится. Кто дал тебе право за мной следить? Ты мне не муж, не отец, не брат.

— Прости, — потупило глаза это ходячее несчастье. — Я виноват. Просто гулял под окнами и увидел, как вы уходили, — Эрик недоброжелательно зыркнул на Криса.

— И решил узнать, куда же я могу идти ранним утром с каким-то мужчиной, — подвела итог.

— Да, — вздохнул принц.

— Значит, так. Сейчас ты разворачиваешься и идешь обратно. И чтобы я тебя больше не видела! Никаких прогулок! Точка!

— Ливи, прошу тебя, — принц не сдавался. — Я не знаю, куда вы идете, но, думаю, смогу вам пригодиться. Ты же знаешь… То есть, не знаешь, но я — сильный маг. У меня второй ранг по вашим меркам. Я смогу тебя защитить.

— Эрик, посмотри вокруг. Кого ты видишь?

— Мужчин, — не почувствовав подвоха, ответил принц.

— По-твоему, трое этих юношей не смогут меня защитить?

— Так, как я — не смогут, — упрямо твердил Эрик.

— Тебя хватятся в столице, — привела я последний аргумент.

— Не хватятся. Я послал магическую птичку с весточкой, что мне надо срочно уехать, но скоро вернусь.

Я махнула рукой. И как с ним спорить, если принц смотрел на меня так, словно я отбираю у ребенка конфету. Оставалось только сдаться.

— Будешь мешать — отправлю домой, приставать — познакомишься с клинком моего друга, — указала я на Криса. — Ясно?

Эрик кивнул. В его глазах заплескалась надежда. Я вздохнула и устало сказала:

— Идем.

Принц сразу повеселел. Всё, что мне оставалось — забыть о его существовании. Какое-то время Эрик плелся молча. Потом начал переговариваться с Бертом и Ронни. Парни ввели его в курс дела. Я старалась не обращать на него внимания, но, учитывая, что за спиной постоянно слышалось его жужжание, с каждой минутой становилось все сложнее делать это. Крис тоже хмурился. Похоже, Эрик вызвал у него мгновенную антипатию. Хотя, в кои-то веки я была с ним согласна. Вообще, я редко путешествовала в компании. Чаще сама. И вот теперь — целых пять человек. Нас любой приметит. Но деваться некуда.

В конюшне мне без лишних вопросов отдали Мрака — привыкли, что я появляюсь, когда захочется, и исчезаю на неопределенный срок. Для парней тоже подобрали хороших лошадей. Не таких красавцев, как мой, но вполне подходящих.

Мрак соскучился. Я чувствовала это. Мы с Мраком понимали друг друга лучше, чем старинные друзья. Только Макки я любила так же сильно, как этого коня.

— Хороший конь, — сказал Крис, помогая мне забраться в седло.

— Да, — улыбнулась я. — Лучший.

До Кавли оставалось еще несколько часов пути. Я прислушивалась к собственным ощущениям. Может, удастся обнаружить следы Мими или её похитителей. Мне хотелось знать, с кем мы имеем дело. Вступать в схватку с неизвестным противником глупо. С другой стороны, у меня всегда оставался запасной вариант — схватить Мими и перетащить через портал на небольшое расстояние, а парни пусть дерутся, это их мужская обязанность.

Я вообще редко вступала в бой. Могу по пальцам пересчитать случаи, когда приходилось кого-то лупить — как кулачками, так и магией. Не потому, что я — трусиха. Но зачем проливать чью-то кровь, когда можно просто выполнить просьбу и сбежать? Пусть потом заочно поливают меня грязью. А я буду сидеть дома с Макки и пить ягодный чай.

Я так задумалась, что чуть не пропустила нужный поворот. Но Мрак свернул сам. Я потрепала его по холке. Жаль, что видимся мы не так часто, как мне бы хотелось. Я бы забрала Мрака в столицу, но там нет роскошных лугов, на которых он любит пастись. И нет простора, где бы он мог скакать. Пришлось смириться с нашими редкими встречами.

Вдруг у моего виска просвистела стрела. Заржали кони. Я не поняла, почему вылетела из седла и больно приземлилась на пятую точку. Откуда стреляли? Кто? На дорогу выбрался десяток мужчин неопределенного возраста, но вполне определенного рода занятий. Они что, ограбить нас решили? Несчастные…

Я уже собиралась подняться, но Крис шикнул на ухо:

— Не вмешивайся.

Парни окружили меня. Я, конечно, могла и сама за себя постоять, но иногда приятно ощущать чью-то заботу, поэтому пришлось позволить спутникам почувствовать себя героями.

Признаюсь — выглядели они грозно. Крис с мечом, Ронни с ледяным клинком, Берт с небольшим вихрем на ладони и Эрик, готовый исцелить любого из товарищей. Его руки окутывало красноватое сияние, отличающее целителей.

— Маги, — отступили разбойники. Запал исчез. Они выглядели разочарованными и немного обиженными на несправедливость судьбы. Конечно, как тут догадаться, не имея магических способностей, что из нас пятерых не является магом только один. Причем двое из нас — высшие.

— Ребята, что-то не так? — все-таки поднялась я и выглянула из-за спины Криса. — Мы можем чем-то вам помочь?

— А мы это… — почесал затылок ближайший к нам разбойник — видимо, главарь, — дорогу спросить хотели. Не подскажете, любезные господа, как нам добраться до столицы?

— Вам туда, — махнула я рукой назад. — Можете сами добраться, а можете еще раз вот так выскочить — и вас проводит имперский конвой. Абсолютно бесплатно.

— Спасибо, госпожа. Не будем задерживать.

Разбойники испарились быстрее, чем успела попрощаться. Трусы. Нападают только на беззащитных. Хорошо, что никто не пострадал. А если бы они задели Мрака, я бы им уши на пятки натянула. Лично.

— Оливия, ты не ранена? — Эрик закружил меня, разглядывая со всех сторон. — Дорогая, тебе следует быть осторожнее! А если бы они были магами? Ты могла пострадать.

— Стоп, — прекратила нравоучительный поток. — Спешу тебе напомнить, что я сама — магичка первого ранга. И любой из них мне не угроза. Я просто слишком отвлеклась поиском следов Мими. Иначе бы давно их заметила.

Принц опустил голову. Наверное, его задело, что уровень моих способностей выше, чем у него. Не объяснять же Эрику, что я почти не владею боевой магией и средне управляюсь со стихиями. Нет, буду молчать. А то возгордится.

Наши лошади испугались, но не покинули своих хозяев. Я забралась обратно в седло, пообещав себе быть внимательнее.

— Крис, это ты меня сдернул? — спросила я, когда мы снова тронулись в путь.

Парень промолчал. Понятно. Лимит слов на сегодня исчерпан.

До Кавли мы добрались без происшествий. Я провела друзей знакомыми улочками до красивого двухэтажного здания. На вывеске гостиницы красовалась упитанная хрюшка. А на пороге скучал хозяин, донельзя похожий на вывеску.

— Процветания вашему дому, господин Кенар, — склонила я голову.

— Госпожа Оливия! — воскликнул хозяин, и его щеки заалели от радости. — Как давно мы не виделись!

— Давненько, — ответила я. — Найдутся ли у вас комнаты для меня и моих друзей?

— Конечно. В любое время суток, — закивал Кенар. — После всего, что вы для меня сделали!

А ведь я не сделала ничего такого. Всего лишь помогла избавиться от местных жуликов, которые требовали с хозяина деньги. Это было даже весело — видеть, как они улепетывают, теряя штаны.

Кенар, не переставая рассыпаться в благодарностях, отвел нас на второй этаж и разместил в комнатах. Моя находилась возле лестницы, соседнюю заняли Берт и Ронни, а следом за ними разместились Эрик и Крис. Оставалось надеяться, что принц и человек не перегрызут друг другу глотки. Я устала от чужого общества, поэтому попросила принести ужин в комнату. Ради меня Кенар расстарался и приказал приготовить мой любимый вишневый пирог. Покончив с ужином, я позволила себе расслабиться и принять ванну, а затем легла спать.

Не помню, что мне снилось — кажется, и во сне рядом со мною были те же лица: Эрик, Крис, Берт. Но проснулась оттого, что хлопнуло окно. Я подскочила, приготовившись угостить обидчика порцией отборной магии, но ночной гость приложил палец к губам.

— Берт? — я действительно была удивлена.

— Извини за вторжение, — тихо засмеялся посетитель, спрыгивая с подоконника на пол. — Но днем с тобой не поговоришь. Твои друзья слишком ревностно тебя стерегут.

Я порадовалась, что в дороге всегда сплю полуодетой — мало ли, что может случиться. А вот Берт мог бы подумать, прежде чем врываться в девичью спальню.

— Присаживайся, — указала на стул. — Ты хотел со мной поговорить?

— Да, — согласился парень. — Но ты неуловима, Анна — Оливия. Я, конечно, сразу понял, что ты не из простых, но чтобы мириданская принцесса? Я даже не поверил Мими. Хотя мы часто слышим в Академии о твоих проделках.

— Даже так? — я улыбнулась. — И что же вам говорят?

— Что не понимают, почему император позволяет тебе такие вольности. Но отмечают твои редкие способности. Впрочем, мы и сами их видели. Например, тот приворот…

Хорошо, что в комнате царил полумрак, потому что мои щеки залила краска. Я как-то предпочитала не вспоминать о том опыте.

— Не знаю, что за зелье ты сварила, но оно оказалось что надо, — Берт говорил так, как будто мы были старинными друзьями. И мне вдруг стало с ним легко и уютно. — Не буду скрывать, я хотел снова увидеться с тобой и понять, кто ты такая. То есть, какая ты.

— Понял? — села я напротив, чтобы в лучах лунного света видеть его лицо.

— Нет. Но попытаюсь. Ты интересная, принцесса. Жаль, что не учишься в МАМИ — мы бы здорово повеселились.

— Жаль, — согласилась я. — Мне у вас понравилось. Может, упрошу дядюшку назначить меня вашей наставницей. А что? Неплохая мысль. Мне есть, что рассказать по любому предмету.

— Не сомневаюсь. Бедный Френ Тир до сих пор в шоке.

Я представила себе озадаченное лицо профессора. А ведь мне и вправду было весело.

— Думаешь, мы найдем Мими? — спросил Берт.

— Надеюсь, что да, — наклонила голову. — Не понимаю, зачем было её похищать. Поговорили бы с Ронни, пришли бы к соглашению. Брак — это старания двоих человек. К чему связывать между собой тех, кто не хочет быть связанным?

— Политика, — Берт пожал плечами. — Ронни хоть и полукровка, но его семья претендует на высокий статус. Ему подыскали высшую. Сама понимаешь, бедняжка Мими им никогда не понравится. Остается побег.

— О котором надо было думать прежде, чем родители узнали об их связи.

— Ронни надеялся, они поймут.

— Поняли? — вздохнула я.

— Нет…

— То-то же. Что самое глупое — их тоже можно понять. Они…

Грохот прервал меня на полуслове. Мы с Бертом выскочили в коридор и поняли, что шум идет из комнаты Эрика и Криса. Мы кинулись туда. Я даже не подумала о том, чтобы захватить какое-то оружие или зелье. К счастью, двери оказались не заперты. Берт попытался оттеснить меня, но я влетела в комнату первой.

Крис и Эрик катались по полу, награждая друг друга десятками ударов. Крис навис над принцем и выхватил кинжал. Его лезвие блеснуло в опасной близости от горла Эрика, а принц никак не мог призвать магию, осыпая противника скудными искрами заклятий.

— Вы с ума сошли? — кинулась я в гущу драки. Берт пытался меня остановить, но я со всего маху ударила его по ноге, и хватка ослабла. Парни не обращали на меня ни малейшего внимания.

— Стоять! — гаркнула я, и Крис взвыл от боли. Похоже, сработала печать. Эрик, почувствовав слабость врага, ринулся вперед и получил тот же прием, что и Берт — мой ботинок по ноге.

Сработало. Искры исчезли, и маг обессилено опустился на пол. Я осмотрела поле боя и вздохнула. Оба противника сидели и смотрели на меня.

— Что за шутки? — я еле удерживалась, чтобы не отправить обоих на край света.

— Это он начал, — заявил Эрик, а Крис молчал.

— Значит, так. Или вы немедленно рассказываете, какого темного катались по комнате, или я вас обоих отправлю в столицу, и делайте, что хотите! — прошипела, чтобы не сорваться на крик.

— Он накинулся на меня, когда я спал, — ответил Эрик, испепеляя взглядом противника.

— Крис? — повернулась я.

— Он из Винченсы, — ответил человек, словно это что-то объясняло. А я слишком поздно заметила, что Эрик умудрился сорвать магический амулет Криса.

За спиной кашлянул Берт. Похоже, мы доигрались. Эрик тоже подозрительно прищурился.

— Ливи, дорогая, ты ничего не хочешь нам сказать? — спросил он.

— М-м-м. Нет, а что? — я пыталась придумать отговорку.

— Твой друг… Он человек?

— Человек, — я инстинктивно придвинулась ближе к Крису. — А это что-то меняет?

— Вообще-то…

Но прежде, чем Эрик закончил фразу, Крис расстегнул рубашку и продемонстрировал парням клеймо на плече. Воцарилось молчание. Я быстренько подобрала каплю, обновила цепочку и вернула Крису, пока никто посторонний не ворвался в комнату.

— Как это понимать? — глаза Эрика превратились в щелочки. — Тебе мужчин в столице для развлечений мало? Решила купить раба?

Прозвенела пощечина. Силы я не рассчитала, и теперь потирала ушибленную руку. Хотелось выцарапать мерзавцу глаза, но это грозило дипломатическим скандалом. Поэтому попыталась сдержаться. Но руки чесались.

— Прости. Я… — пробормотал Эрик.

— Значит, так, — я сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. — Чтобы к утру духу твоего здесь не было. Берт, тебя тоже касается. Если имеешь что-то против — можешь возвращаться в столицу, я справлюсь сама. Точка. Крис, пойдем.

Парень подцепил дорожный мешок и пошел следом. Ни Эрик, ни Берт не проронили ни слова. Я заперла за нами двери комнаты, чтобы больше никто не нарушил мой покой, и хорошенько закрыла окно. Убедившись, что достаточно успокоилась, я повернулась к Крису.

— Извини, что использовала печать, — вздохнула я. — Не хотела.

— Ты не обязана извиняться, — ответил парень. — Сам виноват.

— Так что у вас стряслось?

Крис не хотел отвечать. Но понял, что не отстану.

— Винченцы продали меня в рабство, — сказал он. — Наши страны воюют, хоть официальной войны и нет. Это подлые люди, принцесса. Держись от них подальше.

Я замерла. Тогда понятно, почему… Точнее, не совсем понятно. Если только Крис винит Эрика, как наследного принца Винченсы, что он и его семья допускают такое. Но расспрашивать дальше не стала. И так этот разговор давался тяжело.

— Надо отдохнуть, — вместо этого сказала я. — Комната все равно на двоих. Занимай свободную кровать и ложись спать.

Чтобы показать, что разговор завершен, сама забралась под одеяло и укрылась с головой. Я устала. Очень устала. А завтра мои проблемы вряд ли исчезнут сами по себе. Придется объясняться со спутниками, что-то решать… И Эрик. Он ведь не уедет. Никогда не думала, что он может так меня оскорбить. И о какой любви он говорил? Не прощу, ни за что. Ни за что…

Глава 10. Пути-дороги

— Оливия, пора просыпаться.

И чей это голос с утра пораньше заставляет меня покинуть теплую кроватку? Хочется открутить его владельцу уши. Но даже к ушам тянуться лень.

Я перевернулась на другой бок. Зевнула. И почувствовала, как кто-то тащит одеяло прочь. С такой наглостью мириться нельзя, поэтому пришлось открывать глаза. Надо мной склонился Крис. Я не сразу вспомнила, почему мы с ним в одной комнате, и собиралась возмутиться, но потом в памяти всплыла минувшая ночь, и всё стало на свои места.

— Будешь завтракать здесь или спустимся вниз? — спросил Крис, убедившись, что я окончательно проснулась.

— Внизу. Заодно смогу убедиться, что Эрик уехал, — поморщилась я. — Но если он еще здесь, пообещай, что не будешь его убивать.

— Не могу, — ответил Крис.

— Почему? Из-за его родины? Так свести счеты можно и потом. А меня дядя точно под замок посадит. И потом, зачем лишать Винченсу наследного принца? Пусть мучаются.

Крис улыбнулся. Его улыбка была слишком редким явлением, чтобы я не обратила на неё внимание. Похоже, мой новый друг начинал оттаивать. Но радоваться было некогда. За окном светало, а нам предстоял долгий путь. Чем больше мы медлим, тем меньше шансов догнать похитителей Мими.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Не подарок судьбы предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я