Приключения Лёшика на острове Страха
Олег Рой, 2015

Маленький человечек Лёшик считал, что подобных ему нет во всём свете, и очень тосковал, пока не узнал тайну Жиролы. Оказывается, у него есть соплеменники, но злая колдунья держит их в плену на ужасном острове Страха. Чтобы освободить несчастных, Лёшик и его друзья готовы отправиться в неизвестность. Отважных героев ждут новые испытания и невероятные опасности, ведь приспешники ведьмы не дремлют!

Оглавление

Из серии: Приключения Лёшика

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Приключения Лёшика на острове Страха предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава вторая,

в которой друзья выбираются из прозрачного купола, встречают странных птиц и попадают в плен

«Ничего не вышло!» — подумал Жек, не открывая глаз. Он закрыл глаза, потому что боялся увидеть злобную колдунью. Конечно же, сейчас Жирола их настигнет. Щенок зажмурился ещё плотнее и приподнял одно ухо, чтобы лучше слышать. Но вокруг стояла мёртвая тишина. Жек потихоньку приоткрыл один глаз. Прямо напротив сидел Мурзик, накрывший одной лапой маленькую ручку Лёшика, а второй — крыло Карлуши. Он, как и пёс, приоткрыл один глаз и уставился на собаку.

— Пи-пи-пи, — подала голос Банечка, которая, оказывается, уже осмотрелась: — У нас получилось! Мы на острове!

И она не ошиблась.

— Ура! Свершилось! — обрадовался Мурзик. — Мы на острове Страха!

— Сели в круг, за камень взялись и на месте оказались! — тут же сочинила довольная Карлуша.

Лёшик тоже был очень рад. Но, как ты догадываешься, мой юный друг, приключение только начиналось, ведь неизвестно, что ждёт героев на острове Страха. Поэтому человечек внимательно оглядел окрестности. Его тревожило предчувствие опасности. Он посмотрел по сторонам и обнаружил, что находится на поляне, заросшей колючками и диким кустарником, отдалённо напоминающим смородину.

Вокруг поляны возвышался лес, густой и странный, состоящий из огромных деревьев-великанов, кроны которых почти заслоняли небо. Этот лес показался человечку знакомым — словно он его уже где-то видел. Лёшик призадумался и понял: на картине Жиролы. Если посмотреть на изображение в зеркало, то можно увидеть чудесную светлую рощу. «Заколдованный лес, ведьма сделала его мёртвым!» — догадался Лёшиков. Однако ощущение опасности всё не покидало его, и человечек понял его источник. Вокруг было абсолютно тихо! До друзей не доносилось никаких звуков. Если присмотреться, то можно заметить, как еле заметно колышутся деревья, но скрипа веток не слышно. Не ощущается дуновение ветерка, не шумит трава, и в небе человечек не заметил ни единой птицы.

— Так и кажется, будто мы находимся под стеклянным колпаком, — сказал Лёшик, и звери испуганно огляделись.

— А если это ловушка? — пропищала Банечка. — Я помню, как попалась под стеклянный стакан. Это было очень страшно!

— Страшно… рашно… но… о…. — донеслось со всех сторон.

— Гав! — тявкнул Жек и вдруг услышал собственное эхо, повторившее несколько раз: — Гав… гав… аф… а…

— Вы слышали? — воскликнул щенок, и тут же услышал свой голос где-то вдали: — Вы слышали?.. Вы слышали?..

Такой поворот дел совсем выбил бедную Банечку из колеи, и она, прижавшись всем телом к Жеку, испуганно всхлипнула.

Жек, задрав голову, втянул в нос воздуха, стараясь уловить незнакомый запах, но и запахов тоже не было.

— Как-то нехорошо здесь, — сказал щенок, — будто рядом что-то злое и нехорошее.

— Ты прав, — согласился Лёшиков. — Не расходитесь. Главное — как следует осмотреться.

Маленького человечка терзали странные чувства. Ему отчего-то казалось, что он знает эту землю; что-то знакомое и родное было разлито в воздухе, но при этом тёплые ощущения перебивались предчувствиями опасности и горя.

— Так куда мы пойдём? — Карлуша тронула Лёшикова за плечо когтистой лапой. — Мы же не будем вечно сидеть на этой поляне…

— Не знаю, — пожал плечами Лёшик. — У меня почему-то такое ощущение, что здесь всё ненастоящее. Как бы это выяснить?

— А что тут думать? Пусть вон Карлуша слетает и определит, куда мы попали… — предложил Мурзик, и человечек его тут же похвалил:

— Правильно! И как же это я сразу не догадался?!

— Ну вот, а ещё хотели меня не брать, — хрипло прокаркала ворона и полетела ввысь.

Остальные, задрав головы, внимательно следили за птицей.

— Карлуша, что ты видишь? — не сдержавшись, крикнул Лёшиков, и тут же эхом отозвалось: — Карлуша, что ты видишь? Что видишь? Видишь?

— Лес густой, страшный! — кричала ворона сверху, перекрикивая собственное эхо. — Такое ощущение, что он не заканчивается. Больше ни одной поляны… Ах, вон там, где-то вдалеке гора, кажется, или замок, не пойму.

— Замок? — удивился Мурзик.

— Сейчас поднимусь ещё выше, — выкрикнула птица и отчаянно замахала крыльями.

«Бум!» — раздался грохот. В это же время Карлуша вскрикнула и полетела вниз.

— Что случилось? — воскликнул Лёшик.

— Что с тобой? — испуганно спросили звери ворону, которая, охая и ахая, приземлилась около них и принялась усиленно потирать затылок.

— Там… там стена, — придя в себя, ответила Карлуша. — Невидимая, наверное, стеклянная. Я летела, летела вверх и стукнулась обо что-то, — с этими словами ворона показала на большую шишку на затылке.

— Я же говорила, это похоже на стакан! — воскликнула Банечка и залилась слезами.

— Спокойствие, спокойствие! — прошептал Лёшиков. — Прошу вас друзья, не впадайте в панику. Не забывайте, что я — волшебник. Надо только определить границы этого… кхм… большого стакана, в котором мы сидим, и я обязательно что-нибудь сделаю.

— Теперь понятно, почему мы не слышим шелеста деревьев! — догадался Мурзик.

— Ага, и запахов тоже нет… — подтвердил пёс.

Все отчаянно загалдели, принялись махать лапами и крыльями, показывая, где могут заканчиваться невидимые границы прозрачного купола, под которым они находились.

— А если Жирола тоже на острове? Ей не составит труда найти нас… — вспомнил вдруг Мурзик.

В это время, будто в ответ на его слова, послышался страшный хохот — так смеялась злая колдунья.

— Она тут… — догадался Лёшик и побледнел.

— И она сейчас нас поймает! Мы в ловушке! Мамочки! — запищала Банечка.

— Спокойнее, друзья, спокойнее, — повторил человечек. — Давайте-ка дойдём до прозрачной стенки и подумаем, что делать дальше.

Звери тут же угомонились и двинулись в направлении, которое указал Лёшиков. Каждый шаг давался с трудом — колючие цветы, извиваясь, всё норовили вцепиться друзьям в ноги и лапы. Приходилось то и дело отпрыгивать в сторону, а Карлуша старалась находиться в воздухе как можно дольше, присаживаясь на землю только для того, чтобы чуть-чуть отдохнуть.

Невидимую границу обнаружил Лёшиков.

— Вот здесь! — воскликнул он, щёлкнув по воздуху.

К удивлению друзей, послышался звук — словно чем-то металлическим провели по стеклу.

Жек, Мурзик, Карлуша и Банечка подошли ближе и ощупали холодную невидимую стенку.

— А мы её сейчас разобьём! — проговорил щенок и со всего размаха ударил по стенке лапой.

Раздался громкий звон, но стена не поддалась. Зато Жек заскулил и прижал лапу к груди.

— Ничего себе, как больно! — пожаловался он.

— Может, мне попробовать? Всё-таки я и побольше Жека, да и посильнее, — предложил Мурзик, но Лёшик только покачал головой:

— Никто ничего пробовать не станет! Не хватало ещё здесь лапы переломать! Дайте-ка я сам…

И он принялся читать заклинания. Увы, совершенно напрасно. Ничего не действовало! Что только человечек не приказывал: и раствориться всему прозрачному колпаку, и образоваться дверце, через которую они бы вышли отсюда, и появиться подземному ходу, с помощью которого друзья могли бы пролезть наружу.

Звери, затаив дыхание, следили за попытками Лёшика, но и их горячее участие мало помогало.

— Ничего не выходит, — выдохнув, сказал человечек и облокотился о невидимую стенку, — Должно быть, ведьма хорошо заколдовала это место…

— Что же нам делать? — заплакала Банечка. — Сейчас сюда придёт Жирола и нас схватит.

— Да уж, ситуация-то непростая, — мрачно проговорил Мурзик.

— Очутились в страшном месте под стеклянным колпаком. А колдунья жаждет мести… вот уж — кар-кар-кар — дурдом! — грустно прокаркала ворона.

Жек только вздохнул, но вдруг заметил: амулет, висящий на шее Лёшика, коснулся прозрачной стенки, и на этом месте появилась трещина. Да-да, мой юный друг, самая настоящая трещина! Только представь себе тонкую-претонкую веточку, которая висит в воздухе, рассекая видимый пейзаж.

— Лёшиков! Амулет! Проведи им по стенке! — прокричал щенок, и человечек тут же сообразил, чего от него хочет его четвероногий друг.

Схватив амулет, Лёшик принялся рисовать на невидимом стекле круг. Толстая чёткая линия оставалась на прозрачной стенке — амулет резал её, как режет алмаз обычное стекло. Вот человечек сомкнул круг и легонько стукнул рукой по его центру. Кусок стекла выпал, образовав круглое отверстие.

— Ура! Свобода! — закричала Карлуша, вылетая наружу.

Следом за ней через отверстие выбрались мышка, кот, щенок и сам Лёшиков.

— Фух, наконец-то я чувствую какие-то запахи! — принюхался Жек.

— И ветер, он колышет мою шёрстку! — обрадовался Мурзик.

— И слышен шум леса. Может, там живут какие-нибудь птицы, — с надеждой в голосе сказала ворона.

Между тем Лёшиков внимательно посмотрел на свой амулет, поцеловал его и спрятал за ворот рубашки.

— Ведьма заколдовала это место от заклинаний, но она бессильна перед моим амулетом, — сказал человечек и улыбнулся.

В это время где-то позади послышался странный звук — так трещит бумага, когда её рвут руками. Лёшиков и звери оглянулись, но ничего не увидели, а звук всё нарастал и нарастал.

— Нам надо спрятаться! — крикнул человечек. — Скорее бежим к лесу!

И друзья со всех ног и лап помчались к самому ближнему от них краю поляны. Было очень страшно — шум становился всё сильнее: вот он уже заглушил все остальные звуки, даже уши заболели. Но спасительный лес был уже близко, Лёшиков поднажал ещё немного и, сбежав с поляны, спрятался за дерево. Следом за ним прибежал Жек, на хвост которому успела заскочить Банечка. Затем друзей догнал Мурзик, ну а Карлуша, внимательно осмотрев дерево, взлетела на сухую ветку.

Здесь, в лесу, шуршание бумаги было гораздо тише, и наши герои могли уже слышать друг друга. Как раз кстати, потому что Карлуша с высокой ветки разглядела наконец источник шелеста.

— Это же птицы! Много, много птиц! Целая стая! Такие большие крылья! Белые и блестящие! — обрадованно воскликнула она.

— Крылья? — удивились друзья. — Это они издают такой шум?

— Кажется, да, — ответила ворона. — Это странные птицы. У них что-то не то с головой. И ещё…кар!.. они летят к прозрачному куполу и выглядят очень злыми…

Сказав это, Карлуша слетела с ветки и на всякий случай спряталась за спиной Лёшика — мало ли что, в конце концов, он — волшебник и сможет защитить друзей.

Странные птицы были видны уже и отсюда — они действительно вылетели с противоположной стороны леса и направились к поляне, с которой совсем недавно сбежали наши друзья. Птицы эти были ужасны: огромные белые бумажные крылья, которые издавали крайне неприятный звук, вместо птичьей головы — человеческая, но с огромным клювом. Уродливая до того, что невозможно было понять, где у неё глаза, где уши, где рот. Несмотря на то, что Лёшик и звери спрятались за большим деревом вдалеке от птиц и не могли их хорошенько разглядеть, друзья почувствовали зло, которое исходило от пернатых. Их острый взгляд ощущался даже здесь, а от пронзительных выкриков, которые издавали птицелюди, щемило сердце.

Существа подлетели к невидимому куполу, но, вопреки ожиданиям друзей, не ударились о стекло, а свободно пролетели сквозь преграду.

— Они прилетели за нами, — прошептал Лёшик. — Это — слуги злобной Жиролы. Ведьма наверняка заколдовала купол так, чтобы только её слуги могли проникать в него.

— Вовремя мы выбрались из этой ловушки, — заметил Жек, наблюдая за ужасными существами.

Птицелюди покружились под куполом, но, не обнаружив друзей, с громкими криками вылетели обратно. Они ещё немного полетали по округе, оглушая шелестом своих бумажных крыльев, и ни с чем устремились в непроходимый лес, что на другой стороне поляны.

Как только звук их крыльев поутих, друзья облегчённо вздохнули.

— Как же мне было страшно, — пропищала Банечка.

— Вот тебе и птички, — с ехидцей обратился Мурзик к Карлуше. — Ты же так хотела найти здесь птиц…

— Ну уж нет, лучше я останусь единственной вороной на этом острове! — решительно заявила Карлуша и мотнула головой, словно стряхивая наваждение.

— Надо идти дальше, пока сюда не пожаловала разъярённая Жирола, — сказал Лёшик. — Только вот куда мы направимся?

Звери призадумались. Действительно, ошибиться нельзя, ведь если они пойдут не в ту сторону и попадут в руки ведьмы, то вряд ли смогут найти родителей Лёшика.

— Я же видела гору! Или замок! — вспомнила Карлуша. — Как раз с этой стороны леса!

— А птицелюди прилетели оттуда, — Банечка указала в противоположную сторону, — значит, там и находится Жирола!

— А чей замок стоит на этой части острова? — призадумался Жек.

— Это нам и предстоит выяснить, — ответил им Лёшик. — Ну что, пошли?

Они углубились в густой лес. Первыми шагали Лёшиков с Банечкой, за ними Карлуша, Жек, замыкал шествие Мурзик.

Сосредоточенно подвигаясь вперёд, друзья молчали. Вокруг, казалось, не было ни души; унылая и настороженная тишина не нарушалась ни щебетом птиц, ни жужжанием жуков. «Что это за странный лес, — недовольно ворчал Мурзик. — Даже птичек нет, даже мышек не слышно… Кого ж я тут ловить буду? И что, простите, стану кушать?» Но тут он покосился на шагавшую впереди Банечку и, вспомнив свой сон, покраснел до самых ушей.

Они всё ещё шли, слыша только собственное дыхание и тихий шелест раздвигаемых веток. Каждый из друзей встревоженно думал о том, что ожидает их на этом таинственном острове.

— Что-то мы идём, идём, а никого до сих пор не встретили, — нарушила наконец молчание Карлуша. Ей, привыкшей летать под облаками, было особенно тяжело шагать, продираясь сквозь густые заросли. — Ни жуков, ни муравьёв. Даже бабочек не видно. От этих деревьев у меня уже дедморозострофобия… Или как её там… А, сантаклаустрофобия развивается…

— Не сантаклаустрофобия, а клаустрофобия — боязнь узких замкнутых пространств, — поправил её Лёшик.

— Не важно. В общем, надоело! Деревья высокие, света не видно! А между тем мы прошли уже довольно большое расстояние…

— Да уж, деревья здесь и впрямь высокие и похожи друг на друга, как две капли воды, — поддержал ворону Мурзик. — И лес такой страшный… мёртвый…

— Может, вернёмся на поляну, пока не поздно? — предложил Жек, приподняв одно ухо.

— Кстати, по поводу «поздно». Хотелось бы знать, какое сейчас время суток. Отправились-то мы в дорогу утром, но, кажется, с тех пор прошло столько времени! — пропищала Банечка.

Мурзик огляделся вокруг и неуверенно промолвил:

— Не знаю. Здесь так темно, что кажется, будто наступил вечер…

— Неужели уже вечер? — изумилась мышка. — А как же мы будем искать дорогу, когда наступит ночь?

— Пойдёмте-ка назад! — снова предложил Жек, ткнув лапой себе за спину.

— Да ты что, с ума сошёл? Там же эти птицелюди нас ищут! Нет уж, туда я точно не пойду! — возмутилась Карлуша. — И вообще, ты показываешь не туда, потому что мы идём с той стороны! — и ворона указала крылом совсем другое направление.

— Разве? — удивились остальные.

— Странно, м-рр-р-м-рр-р, но я тоже запутался, откуда мы вышли… — промурлыкал кот.

— Да как же непонятно, если и так ясно — мы пришли вон оттуда! — не унимался Жек.

— Да? А мне кажется, что отсюда… — пропищала Банечка и показала лапкой в противоположную сторону.

— А почему там трава не примята? — заспорил пёс.

— Можно подумать, с твоей стороны примята, — обиделась Банечка.

Между зверьми началась перепалка, в которой человечек не участвовал. Внимательно осмотревшись, он произнёс:

— Друзья мои, не ссорьтесь, трава действительно нигде не примята. Поглядите! — Лёшиков наступил на одну из травинок и сделал шаг вперёд. Травинка тут же распрямилась.

— Этот лес специально вводит нас в заблуждение! — возмутилась Карлуша. — Он хочет, чтобы мы заблудились и погибли…

— Или поругались и разошлись в разные стороны, — предположил Мурзик.

— Послушайте, — тявкнул щенок, — а почему бы нашей Карлуше просто-напросто не взлететь? Она может посмотреть, где мы находимся и далеко ли до горы, на которой стоит замок?

— Что-то у меня после последнего подъёма голова до сих пор болит, — хмуро возразила птица и потрогала крылом шишку на макушке. — А если тут тоже какое-нибудь стекло? Нет уж, что-то не хочется… К тому же сквозь эти заросли не так-то просто взлететь. — Ворона задрала голову вверх и попыталась разглядеть небо. — Вы только посмотрите… Да я просто запутаюсь в хитросплетениях этих стеблей!

— Тогда, может быть, ты, Мурзик, заберёшься на дерево? — предложила Банечка.

— Не знаю, я уже давно не лазал по деревьям, как-то не было нужды, — ответил кот, испуганно оглядывая гладкие стволы мёртвых деревьев.

— А ты попробуй, — не унималась мышка.

— Может, у тебя получится, — с надеждой в глазах посмотрел на Мурзика Лёшик.

— И на что ты только годен, если даже по деревьям лазать не умеешь? — каркнула ворона, с ехидством поглядывая на кота.

— Хорошо, я постараюсь, — сдался тот и, разбежавшись, запрыгнул на дерево. Выпустив коготки, Мурзик ловко взобрался по гладкому стволу до ближайшей ветки, а она находилась ни много ни мало — в двух с половиной метрах от земли.

— Ну?

— Что ты видишь? — нетерпеливо кричали снизу друзья.

Мурзик прищурил жёлтые глаза и вгляделся в даль.

— Вон там какая-то большая гора, должно быть, та самая, о которой говорила Карлуша, — ответил он, указывая лапой в сторону. — А идём мы… не знаю откуда, кругом лес…

— Ну вот, я же говорила, что мы заблудились, — всхлипнула мышка, а Мурзик тем временем слез с дерева.

— В общем, всё ясно, — сказал он. — Впереди, вон там, большая гора. До неё совсем недалеко. Ещё чуть-чуть, и вы её увидите. Позади густой лес.

— В общем, выбор невелик, — подытожил человечек. — Ну что же, идём дальше.

И друзья снова побрели сквозь густые заросли невиданных растений, обходя мёртвые сухие деревья и вслушиваясь в напряжённую тишину. Они очень устали — Мурзик то и дело вспоминал о вкусных сардельках, которыми его кормят в доме Стасеньки, Банечка жалобно вздыхала и в конце концов залезла на спину Жеку. Пёс огорчённо думал о том, что пока ему так и не выпала возможность с кем-нибудь сразиться и показать свою храбрость. Карлуша пыталась на ходу сочинять стихи, но в таком ужасном лесу ей не лезла в голову ни одна строчка. Ну а Лёшик думал о своих родителях, Жироле и девочке, имени которой он не мог вспомнить. Человечку почему-то казалось, что тут, на острове, он разгадает эту загадку — не зря ведь золотоволосая девочка явилась ему в саду Жиролы у куста смородины — как раз там, откуда можно добраться до острова Страха…

Так они шли и шли, пока на лес не стал опускаться густой мрак.

— Ну вот и ночь подбирается, — хмуро проговорил кот. — Не нравится мне всё это!

Остальные промолчали — мысль о том, что придётся ночевать тут, в непроходимом лесу, всех пугала. Друзья решили ускорить шаг, чтобы поскорее выбраться. И судьба их вознаградила: впереди возвышался утёс.

— Мне думается, что это та самая гора, которую мы ищем, — с видом знатока заявил кот.

— Конечно, она, что же ещё! — воскликнула ворона. — Наверное, надо её обойти…

— А может, вскарабкаемся наверх, выйдем на открытое пространство, и тогда Карлуша сможет взлететь? — с дрожью в голосе спросила мышка. — Надо бы узнать, что там, за этой горой…

— Тогда надо торопиться, пока совсем не стемнело, а то скоро я ничего не смогу разглядеть… — ответила птица.

Жек взмахнул лохматыми ушами и застенчиво произнёс:

— Наверное, я чего-то не понимаю… Но если мы залезем на самую вершину, так высоко, что Карлуша сможет взлететь, то мы ведь и сами увидим, что находится в низине!

Банечка посмотрела на щенка с уважением:

— Ты гений! Ты просто гений!

Лёшик задумчиво кивнул головой, нежно потрепав щенка по голове. А Мурзик почесал задней ногой за ухом и, с тоской взглянув ввысь, сказал:

— В любом случае единственное, что нам остаётся, — это лезть наверх… А может, Карлуша, ты всё же слетаешь туда без нас и сама во всём разберёшься?

— Нет, — решительно возразил коту маленький волшебник, — если есть возможность идти всем вместе, то не будем разлучаться. Кто знает, какие опасности ждут нас впереди!

— Вот так всегда, — пробурчал кот. — Как на дерево лезть, так — Мурзик, пожалуйста. А как Карлуше лететь, так всем вместе. А я устал и очень голоден, между прочим. Я сейчас съел бы всё, что угодно…

Он снова вспомнил о своём недавнем сне и, почувствовав лёгкое смущение, поспешил вслед за друзьями.

Скала была не слишком крутая, и взбираться по ней оказалось несложно. Друзья выстроились цепочкой, и каждый из них страховал впереди идущего и помогал тому, кто двигался следующим.

Странным было то, что полуночный мрак, окружавший лес, на горе словно развеялся, и чем выше друзья поднимались, тем светлее и ярче становились краски — будто там, внизу, ночь, а здесь всегда было ясное утро…

В конце концов путники оказались на небольшой ровной площадке, словно специально созданной для того, чтобы альпинисты могли немного передохнуть. Прохладный горный ветерок освежил усталых путешественников, но, рассевшись и оглядевшись вокруг, они поняли, что всё ещё не достигли вершины: в нескольких метрах от них скала резко, почти отвесно уходила вверх.

— Ну вот, а я думал, что мы уже забрались на самую верхотуру, — недовольно мяукнул кот. — А это, оказывается, только половина дороги.

— Но мы и так забрались очень высоко, — возразил Жек. — Ты только посмотри! И как только мы сюда залезли?

Лёшиков подошёл к краю площадки и посмотрел вниз. Отсюда прекрасно был виден весь остров: и чёрный непроходимый лес, окружавший скалу, на которой они находились, и верхушки странной высокой травы, сквозь которую друзья только что продирались, и голубизна водной глади.

Наши путники зачарованно и настороженно рассматривали открывшуюся перед ними панораму и всё удивлялись.

— Ну и трава — высотой с деревья! Отродясь такого не видывала, — негромко проговорила Карлуша. — Вот чудеса! А деревья — так вообще гигантского размера!

— И что-то голубое, странное кругом. Для моря уж слишком безмятежно, — задумчиво промурлыкал кот, прищуривая глаза. И тут же ласково добавил: — Ты бы, Карлуша, всё же слетала на разведку…

— Сейчас, умник, сейчас слетаю, — сердито огрызнулась ворона. — Дай только хоть чуть отдышаться после подъёма. Я всё-таки не скалолазающая птица, не каждый день приходится топать по горам.

— Конечно, конечно, Карлушенька, отдохни, — пропищала мышка с виноватым видом. — Мы видим, как ты устала.

— Вот если бы я мог летать, — гордо продолжал Мурзик, не обращая внимания на укоризненные взгляды друзей, — то не жаловался бы на усталость, а взял на себя всю воздушную разведку в опасных ситуациях!

— Ещё чего! — с преувеличенным ужасом взмахнула крыльями ворона. — Не хватало только, чтобы коты летали. Я же сказала: минутку передохну и слетаю.

— Только недалеко, — предупредил человечек. — Не попадись в лапы этим страшным птицелюдям…

Ворона кивнула и решила не отдыхать. Недовольно оглядываясь на Мурзика, который как ни в чём не бывало разлёгся на площадке, вылизывая рыжую бархатистую лапу и всем видом показывая, что он лично сделал всё, что мог, Карлуша тяжело взлетела над скалой. Сделала круг над головами друзей, поднялась ещё выше в небо и скрылась из виду.

Она отсутствовала достаточно долго, и Лёшиков уже начал было волноваться, не случилось ли с Карлушей чего-то плохого. Но тут ворона с громким карканьем показалась из-за скалы и, приземлившись, начала рассказывать:

— Там, за горой, — сплошная вода, наверное, море… А сама скала наша с противоположной стороны совсем крутая, так и обрывается вниз. Даже у меня дух захватило… А вон там, — и Карлуша указала крылом на долину, — красивая и ровная река, прямо как лента. Небольшие скалы, зёленые деревья и вдали, прямо напротив нашей горы, кажется, ещё одна такая же высокая гора. Но это всё я уже не очень хорошо рассмотрела, спешила к вам, чтобы всё рассказать.

Приглядевшись, друзья увидели то, о чём говорила ворона. Посреди буйной растительности еле виднелась тёмная полоска, разделявшая остров на две части; это и была река. А прямо напротив скалы, куда взобралась команда Лёшика, словно в зеркальном отражении, действительно виднелась точно такая же гора серо-коричневого цвета. Кое-где сквозь деревья просматривались очертания каких-то сооружений, но с большого расстояния трудно было разобрать, дома ли это, крепости или просто ещё одна гряда скал.

Причудливые очертания гор, высившихся вокруг, напоминали загадочных зверей и птиц. Лёгкий ветерок гулял по скалам, создавая прохладу и вызывая чувство умиротворения. Здесь, наверху, стояла всё та же пронзительная тишина, что и у подножия скалы, было так же пустынно и таинственно, но по-утреннему светло… Ничего угрожающего не ощущалось в этом красивом горном пейзаже, зато в самом воздухе вокруг, казалось, было разлито что-то зловещее.

Друзья переглянулись, всем сердцем ощущая: что-то обязательно должно произойти. И в тот самый миг, когда Жек тряхнул ушами, начиная длинную фразу: «Нет, как хотите, а не нравится мне всё это…» — в этот самый миг позади путешественников раздался шорох.

Они настороженно оглянулись. Никого. Может, им показалось? Но нет, шорох повторился, и теперь он был громче. Сердца друзей забились чаще, все взоры с опаской устремились к отвесной, уходящей ввысь от площадки скале. Внимательно рассматривая каждый камень, каждый выступ, друзья увидели то, что прежде оставалось не замеченным ими: едва различимую глазом тропинку, ведущую к узкой расщелине в камне. По обе стороны от входа в эту расщелину громоздились огромные валуны.

Шорох повторился; теперь он явно исходил со стороны расщелины. Лёшиков, оставив позади жмущихся друг к другу зверюшек, смело направился к скале. Как ни странно, но первой за ним двинулась маленькая, мелко дрожащая от страха Банечка, а секунду спустя с тихим угрожающим рыком шаг вперёд сделал и Жек. Кот и ворона замыкали шествие, прислушиваясь и присматриваясь.

Друзья так заинтересовались этим шорохом, что совершенно не смотрели по сторонам. А между тем, если бы они были более внимательны, то почувствовали бы, что за ними наблюдают. Они увидели бы маленькие зелёные глаза, горящие любопытством и страхом, взмахи рук и петлю, летящую к ним.

Да-да, мой друг, не успели звери пройти и пары шагов, как несколько верёвок обвились вокруг них. Один лишь Лёшиков избежал этой участи, и то потому, что прошёл уже слишком близко к расщелине, и достать его оказалось не так уж и легко. Услышав звук падающих тел, он обернулся и бросился к друзьям на выручку. Однако он не успел развязать их, потому что случилось нечто странное: из-за валунов вышли маленькие человечки. Такие же, как и сам Лёшиков. Они были одеты в изумрудно-зелёные бархатные костюмчики, удивительно напоминавшие тот костюмчик, что носил Лёшик. Головы их украшали такие же плоские шапочки с пышными перьями. В руках у человечков были копья и стрелы, а в глазах застыли бесстрашие и любопытство.

Маленькие воины обступили Лёшика и его друзей, направив на них своё оружие.

— Лёшиков, они убьют нас! Сделай хоть что-нибудь! — взмолился Мурзик.

— Кар, безобразие, развяжите мне крылья! — вопила ворона, Жек рычал, а Банечка громко всхлипывала.

Крики зверей не разжалобили маленьких людей, и Лёшик решил заговорить с ними.

— Здравствуйте! Вы здесь живёте, да? Вы знаете, мы совсем не хотели вас потревожить, — вежливо сказал он, но воины не ответили.

Вдруг со стороны расщелины снова раздался шорох, и маленькие люди обернулись на звук. Лёшик тоже поглядел в ту сторону и увидел, что к ним навстречу вышел ещё один человечек. Это был маленький старичок в таких же, как у прочих, коричневых кожаных башмачках и бирюзово-зелёном костюмчике. Голову его украшал высокий бирюзовый колпак, а в руке была большая трость. По тому, как преданно поглядели на старичка воины, Лёшику стало понятно — это предводитель их маленького народа.

Оглавление

Из серии: Приключения Лёшика

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Приключения Лёшика на острове Страха предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я