До и после заката

Олег Дольский, 2020

Главный герой, едва восстановившись после автокатастрофы, пытается начать жизнь с чистого листа, и задаётся вопросом: кто он, сбитый лётчик или баловень судьбы? Автор не просто констатирует прожитое, а переосмысливает и пытается сделать выводы, что в сочетании с самоиронией, даёт ощущение неистребимого оптимизма. Роман сложен из мозаики современности и ностальгии по недавнему прошлому. Лёгкий слог, приправленный меткими сравнениями, увлекает читателя за собой. Содержит нецензурную брань.

Оглавление

Судьба, прежде чем дать человеку крылья, ломает ему ноги.

Чарли Чаплин

1. Самое незрелищное из искусств (Пролог)

Салют всем ожидающим мою шестую книгу, а также рад приветствовать первооткрывателей творчества Олега Дольского!

Писатель пишет книгу, певец исполняет песню, художник рисует картину — все мы занимаемся искусством. А разница, на мой взгляд, принципиальна.

Художник покорпел у мольберта, выставил свежеиспечённую картину на выставку, посетитель на неё взглянул в течение пяти секунд — и купил полотно. Певец порепетировал заранее три куплета и припев, вышел на эстраду — и через пять минут, сорвав шквал аплодисментов, в мановение ока стал знаменитым и востребованным.

Писатель лишь полгода будет обдумывать сюжет будущего романа, после этого не менее продолжительный период изо дня в день исходить муками творчества, по буковке слагая своё детище. Далее — корректировка, поиск издательства, согласование многих технических моментов. Не отрицаю существование писателей, которые пишут легко, стихийно, как говорится, на ход ноги, но спешка и поверхностность — не лучшие друзья в творчестве.

Теперь о финансах, халявными путями на книжную полку редко кому удаётся попасть. Потребуются вложения: сами издательства не горят желанием вкладываться в нераскрученное имя. Год назад передо мной стояла дилемма: съездить отдохнуть в Турцию или издать свою пятую книгу тиражом в 100 экземпляров. Я подумал и понял, что я не так устал. Горячий песок и all inclusive никуда не убегут, а книга — это же твоё родное детище. И вот спустя девять месяцев с момента, не побоюсь этого сравнения, зачатия книги я наконец-то получаю стопочку прекрасных, пахнущих свежей типографской краской книг.

Но с этого момента всё только и начинается. Книга рождена, но чтобы о ней узнали, заинтересовались, купили, прочли и удостоили автора мало-мальским вниманием, надо трудиться.

Если бы Лев Толстой в наши дни написал бы своё эпическое творение «Война и мир», то о нём бы очень нескоро узнали. Свободного времени сейчас у людей катастрофически не хватает. Когда по миру победно шествуют соцсети, когда люди поглощены поиском хлеба насущного, остановить их и заставить прочесть всю твою писанину практически невозможно. У народа уже сложилось клиповое сознание. Человек готов принимать искусство дозировано, в строго ограниченный период времени. И поверьте, я не плачусь, просто жизнь теперь такая. Выпили чашку кофе вприкуску с пирожком, посмотрели новый клип в смартфоне, лайкнули и побежали дальше, напевая себе под нос прилипчивый мотивчик.

Нет, конечно, можно выпустить аудиокнигу и вторгаться в души людские через наушники, но это, как говорили в былые времена, совсем другой коленкор. Книга — да не упрекните меня в консерватизме — должна быть на бумаге, а иначе всё это просто какой-то литературный продукт. Бумажную книгу не только прочесть приятно, но и пощупать, и вдохнуть аромат типографской краски.

Но со временем спорить бесполезно и писателям — апологетам самого незрелищного из искусств — надо как-то приспосабливаться. Единственное, мы не должны бегать со своими книгами как с расписными торбами и уговаривать их прочесть. Кому надо — сами найдут и прочтут. Хочется верить, что на свете ещё осталось немало людей, для которых важна сила литературного слога.

По крайней мере за себя я ручаюсь, что останусь консерватором и впредь. В любом случае литературным творчеством стоит заниматься хотя бы ради себя любимого. Получается как в анекдоте: если дома нечего читать, попробуй написать роман.

А ведь 8 лет назад именно так я и начал писать свою первую автобиографическую повесть «До и после рассвета». Читать дома стало нечего, да и перенесённые в жизни испытания рвались на бумагу. Сел, написал, издал. Честно говоря, никогда не возлагал надежд на своего литературного первенца: история слишком личная, специфичная — да кому она будет интересна, кроме моих знакомых.

О, как я ошибался. «До и после рассвета» приглянулась очень многим. История от первого лица почему-то оказалась интереснее многих выдуманных сюжетов из последующих произведений.

Те мысли, которыми я сейчас с вами поделился, являются лишь моей точкой зрения, разделять её я не требую.

Ну что ж, надо учитывать мнение дорогих мне читателей, и, как говорится, по просьбе трудящихся я решил продолжить первую книгу. Всё те же лица, всё та же 100-процентная правда. Единственное отличие: чтобы никто лишний раз не волновался и не напрягался, фамилии персонажей изменены. Кроме фигуры главного героя, мне в маске быть ни к чему, сам на себя я в суд не подам. Если кому-то показалось, что он увидел себя в романе, то советую перекреститься, в мире всё уже когда-то было. Все совпадения случайны, не примеривайте их к себе.

Желаю всем достаточного свободного времени и хорошего настроения!

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я