Любовь, Мариночка, случается

Оксана Чернышова, 2022

В моей жизни есть работа и еще раз работа. Светлое будущее где–то там, за горизонтом. Холодная одинокая постель из года в год. Но всё же есть мечта «идиотки», найти того, кто меня полюбит. Нашла и не одного… Без цензуры, слэш, мжм, разница в возрасте. Содержит нецензурную брань.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Любовь, Мариночка, случается предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1.

Рабы не мы, мы не рабы.

В моей жизни есть работа, работа и ещё раз работа. Светлое будущее где-то там, за горизонтом. Моей подружке Светке иногда удавалось насильно вытолкать меня на свидания. Но итог плачевен, мне просто некогда ходить на них. Поэтому оставались лишь торопливые перепихоны, да мои шаловливые ручки. И всё же, конечно, есть надежда, что я найду того самого, который уволит меня с работы, и я как белая леди буду ходить на фитнес, массаж, в дорогущие спа-салоны. Мечта идиотки, так сказать, но, когда твоя работа уже сидит поперёк горла и ты начинаешь ненавидеть весь людской мир, мечта кажется и не такой уж идиотской.

Секса уже давно не было, стоило ответить на очередное письмо воздыхателя в сети. И, как обычно, полный облом. Познакомилась с парнем по инету, весь такой мачо на крутой иномарке. Ему была нужна девушка для серьёзных отношений, на деле же очередной альфонс. Ушла из ресторана, заплатив и за себя, и за него, потому как парень ушёл в туалет и больше не вернулся. Сплошные разочарования, офисных работников даже не рассматривала, одни женатики. Им лишь дай в подсобке и более ничего. Слабовольные пустышки, которые потом с чистой совестью уставшего добытчика возвращаются домой к любимым женам. Меня же ждёт пустая квартира и холодная постель. И так из года в год.

Встаю рано, ложусь поздно, неприятная тяжесть в животе от перекусов на ходу. Пожаловалась подружке Светке, та позвонила другу Валерке, тот позвонил однокласснику, и я уже сижу около кабинета гастроэнтеролога. Светка строго-настрого приказала ничего не есть, разрешила только почистить зубы, сообщив мне, что доктор очень интересный мужчина. Главное для меня сейчас, чтобы он был очень хорошим специалистом.

Частная клиника, предварительная запись, дорогой ремонт, светлая итальянская плитка на полу, радужные картины и телевизоры в полстены, дабы клиенты не скучали в тягостном ожидании докторов. Валеркин одноклассник опаздывал уже на час. Ага, счастье-то какое, в фойе вошёл несколько взъерошенный доктор, лет на пять старше меня. Приятная внешность, коротко подстриженные волосы, шатен, высокий, с двухдневной щетиной. Да и ещё это было в понедельник утром, возможно, на выходных доктор нехило так покутил в приятной компании. На воротничке рубашки остались следы от губной помады, а на шее огромный такой засос. Доктор, видя моё внимание к его шее, поправил воротник и наглухо застегнул верхнюю пуговицу кремовой рубашки.

Открыв дверь в кабинет, он попросил меня ещё немного подождать. Ну почему бы и нет, ждала же час, чего бы ещё минут десять не подождать? Это же не свидание, когда на час опаздывают девушки, что-то замечталась.

Меня пригласили в кабинет. Внимательно выслушав мои проблемы, доктор попросил прилечь на кушетку. Я подняла рубашку и чуть спустила юбку. Доктор притронулся к моему животу. По телу пробежала дрожь, списала всё на холодные руки, а не на давно затаённое неудовлетворение. Доктор увидел, как меня передернуло, но не придал этому значения. Простукивая и прощупывая, спрашивал: «где больно?». Да, доктор, хотелось ему сказать, болит сердце, душа и кое-что другое. Так и требует ласки и внимания, но вы же не гинеколог и вы по другим проблемам. Кажется, опять отвлеклась. Мне скомандовали одеваться, сдать анализы и пройти УЗИ брюшной полости. Прописали диету и после УЗИ я опять должна была его посетить.

Зайдя в кабинет УЗИ, малость остолбенела: там была точная копия гастроэнтеролога.

— Простите, а вы ещё и УЗИ делаете? — глупо спросила я, ведь действительно подумала, что это гастроэнтеролог.

Доктору, видимо, не впервые задают такие вопросы, поэтому, улыбнувшись, он ответил:

— А вы, наверное, только что были у Константина Андреевича в кабинете? Нас всё время путают: мы близнецы. Я Сергей Андреевич.

— А-а-а… — только и смогла глубокомысленно произнести.

У меня в классе учились близнецы, ну очень друг на друга похожими были. Постоянно путали даже их имена, а они отзывались. Из воспоминаний меня выдернул звонок. Извинившись перед доктором, я вышла за дверь. Звонила секретарь босса Лидочка.

— Мариночка Павловна, вы знаете, тут неотложное дело, — затараторила девица, — Полина Иннокентьевна должна была встречать делегацию японцев, но у неё жуткое отравление. Ярослав Андреевич поручил вам их встретить, машина уже стоит у клиники. Поторопитесь, через полчаса прилетает самолет, переводчица уже в аэропорту. Всю информацию я вам пришлю на электронную почту.

— Я отпрашивалась на два часа и ещё не прошла УЗИ, — мне всё же удалось вклиниться в словесный поток Лидочки.

— Да, я понимаю, Ярослав Андреевич сказал, что даст вам отгул.

— Хорошо уже выхожу, — прошипела я недовольно и быстро подошла к лифту. О том, что забыла сумочку и документы, вспомнила в аэропорту. Но некогда было возвращаться за ними. Поэтому встретила делегацию переводчица, я же усадила всех прибывших в автобус и отвезла в отель, где проконтролировала заселение. Потом мне нужно было их покормить, затем отвезти на встречу. Конечно же, сама опять не поела, и так — до самого позднего вечера.

Вечером делегацию отвезли в загородный клуб, где должна была продолжиться встреча уже в менее официальной обстановке. Эту встречу Ярослав Андреевич поручил своему заму, так как жена босса была строга к таким похождениям. Ну и босс, очевидно, не хотел лишиться своей фирмы. Жена его была той ещё светской львицей.

Я была уставшей и разбитой, мечтала о горячей ванне и холодной постели. Но меня взбодрил один инцидент. Уже направлялась к выходу из клуба, мне позвонил водитель Михаил и сообщил, что будет часа через два, так как уехал по срочному поручению босса. Вызывать такси было дорого, поэтому отправилась к бару. День был тяжёлым, ноги гудели, ненавистные каблуки заменяли кандалы. Мне кажется, и вид у меня был очень помятым, и в глазах вековая усталость. Вспомнила о забытых документах, придётся завтра отправляться за ними в больницу, да и анализы нужно всё же сдать. От мыслей отвлёк жирный, с большой проплешиной мужичонка лет пятидесяти пяти. Обмаслив мою фигуру взглядом, спросил:

— А ты что тут забыла, шлюшка?

Я чуть не поперхнулась коктейлем, вся жидкость, которая была во рту, оказалась на морде недоумка. Секундное молчание — и запоздалый вой сирены. Не знала, что мужики могут так вопить. Несмотря на мой богатый опыт общения с разными представителями общества, этот субъект перещеголял всех истеричек города.

— Ты мерзкая тварь, — шипел он на меня, брызгая слюной, — да ты знаешь, сколько стоит этот костюм? Тебе придётся отрабатывать, грязная мразь!

Его полные руки потянулись к моему горлу. Но его неожиданно поднял за шкирку широкоплечий парень метра два ростом. Про таких говорят просто — «Шкаф».

— Остынь, Алексей, купишь себе ещё таких же костюмов с десяток, — приятный баритон.

— Этот костюм мне шили на заказ в Париже, и обошёлся он мне в немалую сумму, Борис.

— Не жмотничай, Алексей, лучше отправляйся к Любаве, она загладит твои расходы, за мой счет, конечно же. Костя, проводи Алексея Ивановича к жрице.

— Вы извините Алексея, он у нас депутат, а они народ слишком нервный, — обратился непосредственно ко мне видный мужчина, примерно метр девяноста ростом. Идеально сидящий на спортивной фигуре шикарный костюм говорил за него. Хищный представитель предпринимательского круга.

«Мда, — подумала я, — маразм у народа крепчает, и чем выше пост, тем сильнее»

Опустившись рядом со мной на барный стул, он без стеснения начал меня разглядывать. И то, что он увидел, ему явно понравилось. На вид ему было от тридцати пяти до сорока пяти. Возраст выдавали сединки на висках. Мужчина не красил волосы, но руки были ухоженными. Маникюр и дорогой деловой костюм кричали, нет, орали о его финансовом достатке. Колючий цепкий взгляд и кривая ухмылка. Образ плохиша дополнял когда-то явно сломанный нос. Лицо не сказать, что было красивым, но и не отталкивающим. Совершенно не вязались с образом пухлые, чувственные губы. В общем, не мой типаж мужчины, от таких опасных субъектов я старалась держаться подальше.

— Вы прибыли с делегацией японцев? — отвлёк от моих дум хищник.

— Верно, я их сегодня сопровождала, — общаться мне не хотелось, заводить знакомства тем более.

— Меня зовут Борис, я владелец этого клуба.

Я оглянулась, в меру просторный зал с отделкой из красного бархата. Столики, небольшая пустующая сцена с шестом посередине. Явно тут происходили приват-танцы. Зал, видимо, был в глубине здания и не каждый о нём знал. И как меня сюда занесло?

— Я, видимо, ошиблась залом? — спросила у Бориса.

Он не ответил на вопрос, зато напомнил мне:

— А вы не представились, — хищная улыбка приоткрыла ровные белые зубы. Наверняка много денег тратит на стоматолога.

— Марина, — протянула ему руку для рукопожатия, но он меня чуть удивил, поцеловав её.

Я, очевидно, должна была растрогаться, но к такому повороту я была готова, и всё же было приятно.

— Мариночка, — перешёл он на уменьшительно-ласкательное, отчего я невольно поморщилась. — Вы не могли бы мне составить компанию и поужинать со мной? Не люблю, знаете ли, есть в одиночестве, предпочитаю приятное общество.

— А если я откажусь? — чуть наклонив голову, лукаво ему улыбнулась.

— Ну, я очень расстроюсь, хотел бы вас отблагодарить, этому недоумку Алексею я завтра выставлю немалый счёт. Который он как миленький оплатит. Да и думаю, пробегав целый день, вы так и не ужинали. Соглашайтесь, готовят у меня вкусно.

— За мной приедет машина через два часа, так что время у меня есть.

Борис, похоже, действительно обрадовался моей компании. Вначале я хмурилась, но в итоге он смог меня развеселить. Он знал много забавных историй и анекдотов, поэтому не прошло и получаса, как я заливисто смеялась.

— У вас чудесный смех, Мариночка, был бы рад ещё раз с вами поужинать. Не отказывайтесь.

Разговор был прерван звонком, звонил Михаил и просил прощения, что приехать не сможет, его отправили на дачу к боссу. Я помрачнела.

— И как ты предлагаешь отсюда выбираться? До города ехать часа три, такси будет стоить пол моих зарплаты. Неужели нельзя было прислать кого-то ещё?

— Прости, Марин, но приеду часа только через четыре.

— Да ты издеваешься, а спать мне не положено вообще? — зло, проговорив, выключила телефон.

Придётся вызывать все же такси, настроение, которое поднялось, было напрочь испорчено.

— Марин, вы можете остаться тут или, если желаете, вас отвезёт мой водитель.

— Нет, спасибо я вызову такси. И выставлю счёт фирме, — коварно ухмыльнулась я.

Очевидно, такой расклад дел Борису не понравился.

— Утром вы могли бы уехать вместе с японцами, они всё равно моё заведение не собираются пока покидать.

Стоило, очевидно, все же вызвать такси и уехать, но слишком я устала да, и хотелось безумно спать.

— Счёт за комнату выставьте фирме, — пробормотала я и нырнула в забытьё.

Меня что-то душило, навалившись на тело, липкий всепоглощающий страх подбирался к сердцу, душа сопротивлялась, но явно проигрывала. Я пыталась кричать, но не могла открыть рот, не могла пошевелить пальцем, не могла дышать, скрутило от дикой боли. Одна секунда, две, на третью мне все же удалось скинуть оцепенение. Туман, всё как в тумане, меня тащат два амбала мимо сцены. Стучит молоток и пугающий вердикт: «Продана!» Резкий свист плети — и женский крик с надрывными всхлипами. Меня быстро проносят дальше на руках, «занавес».

Моя душа тянулась к свету, к яркому, зовущему. Я выползала из вязкого тумана.

— Марина Павловна, доброе утро, — сказал знакомый голос.

Открыв глаза, увидела гастроэнтеролога. Находилась в одноместной палате, бежевые стены, окно плотно зашторено. Капельница отсчитывает капли: «Кап-кап». Я как будто бы под гипнозом. Всё же смогла оторвать взгляд от капель и взглянуть на доктора.

— Вы? — спросила у него.

— Я, — согласился он со мной. — Вас скрутил приступ, вчера вечером доставили на скорой. Думали аппендицит, но нет, пока обошлось, вам нужно следить за тем, что вы едите и когда. С таким отношением к себе вы себя в гроб вгоните.

— Почему у меня голова такая тяжёлая? — заплетающимся языком спросила у доктора.

— Так вы под наркотическим опьянением.

Я аж встрепенулась.

— Какие наркотики, вы о чём? С роду их никогда не принимала.

— Скоро узнаем, какие, анализы должны быть уже готовы, — доктор с нескрываемым осуждением на меня посмотрел. — Вы помните, где вчера были?

Я начала болезненно вспоминать вчерашний день,

— У вас была, в клинике.

— Да, — согласился доктор. — А ещё где?

— Встречала японцев, у вашего брата документы забыла, кстати, не могли бы вы их привезти, пока я тут нахожусь?

— Дальше вспоминайте, что было, — у доктора от нетерпения задрожал голос.

— Дальше, как обычно, сплошная суета.

Что-то в глазах доктора мне очень не понравилось. Мир, в котором я вертелась как белка в колесе, научил меня осторожничать. Акулы бизнеса те ещё звери, так что я сократила свой рассказ до минимума.

— Дальше отвезла их в клуб, заказала какой-то там коктейль, подошёл мужчина, произошло недоразумение. Потом пришёл владелец клуба, кажется, Борис, пригласил поужинать. Я ждала машину, поэтому решила скоротать время и… — я замолчала, силясь вспомнить ещё что-то.

— И? — нетерпеливо спросил доктор.

— И всё на этом, полная тьма. Видимо, меня скрутило от боли в желудке.

— Хотите сказать, наркотиков вы не принимали, так?

— Так, это я и хочу до вас донести. Возможно, результат был неверным да, доктор? — с нажимом спросила я.

Если доктор не совсем тупой, то поймёт, чего от него добиваюсь. Мне ещё не хватало, чтобы меня оклеветали и обвинили в принятии этой мерзости. С работы меня в этом случае попёрли бы однозначно, на фирме с этим строго, тем более я находилась в том же здании, где были клиенты фирмы.

— Ну и где все же вы могли получить наркотики? — не унимался этот дебилоид.

— Мне, доктор, поесть некогда, а вы у меня тут о каких-то наркотиках спрашиваете, вы что следователь? — я не на шутку взбесилась. — Терпеть не могу, когда клевету наводят. Лучше анализы перепроверьте, а то я знаю ваши лаборатории. Три раза не могли установить группу крови, она, мне скажите, так гуляет по венам, что каждый раз разная?

— С чего вы взяли, Марина Павловна, что это в нашей лаборатории не могли её определить? — доктор несколько стушевался, под моим яростным словесным напором.

— Да с того, научились бы вначале анализы правильно делать, а потом уже претензии мне предъявлять.

Не переигрывай, Мариночка, говорила я сама себе, а то поймёт, что ты от безысходности орёшь.

— Я вижу, вам уже гораздо лучше. К вам посетитель. Ждал, когда вы проснётесь. Позвать его?

Я удивилась. Кто там мог быть? Среди моих знакомых таких заботливых не было. Никто под описание «ждущих» не попадал, всем было глубоко до фонаря. Не сдохла — уже хорошо, а то ищи нового идиота сотрудника, который бы работал двадцать четыре часа в сутки.

— Конечно, зовите, — вздохнув, постаралась руками привести волосы в порядок. Кажется, сделала только хуже.

Посетителем оказался Борис с букетом белых роз и с вкусно пахнущим пакетом.

— Борис? Что вы тут делаете? — моему удивлению не было предела.

— Вы же у меня в клубе потеряли сознание, конечно же, я беспокоился о вас. Как вы себя чувствуете, Мариночка? — Борис сел на край кровати и с прищуром посмотрел на меня.

— Да пока не очень, желудок прихватило. Лечиться нужно, но на работе, как обычно, аврал. Я порой боюсь умереть от истощения на рабочем месте, — последнюю фразу я уже проговорила шёпотом. Горестно при этом вздохнув.

— Я поговорю, Мариночка, с Ярославом, не зверь же он. О своих верных людях нужно заботиться. Какие сны вам снились, Мариночка? — сменив резко тему разговора, Борис впился в меня холодным взглядом змеи.

Сны-то мне снились, да тебе незачем о них знать, иначе меня за такие сны просто закопают в ближайшей лесополосе под березкой.

— Вы смутились, Мариночка, может, расскажете, поделитесь со мной?

— Извините, Борис, но мне очень стыдно рассказывать то, что мне снилось, слишком интимно. Не настаивайте, пожалуйста, — чуть дрогнувшим голосом проговорила я.

— Боже мой, Мариночка, мы же взрослые люди, и у вас были любовники, зачем же строить из себя скромницу? — а это было сказано с нескрываемым сарказмом.

— Знаете, Борис, я, конечно, не девственница, но имею свои моральные принципы. А вы, похоже, навели обо мне справки. Не поделитесь тем, что нарыли? — не пророненные слёзы так и остались стоять в глазах, ими явно его не пронять. На женские слёзы ему глубоко наплевать.

— Такой вы мне больше нравитесь. Гнев, страсть и самоуважение, терпеть не могу плачущих созданий, которые силиконовые сиськи и губы накачают и мнят себя красавицами. А сами ничего не значащие пустышки. Вы другая, трудяга, которая посвящает всю себя работе. Иногда вы ходите на свидания, и вы так ни с кем ни сошлись. Кандидатуры не было подходящей или в постели ни удовлетворили? Вам, кстати, как нравится, когда вас трахают двое сразу? Или предпочитаете разнополую групповуху?

Моё лицо исказила неприязнь, я была в бешенстве, и мне было уже глубоко плевать, прикопают меня где-нибудь или перережут вены, выставив за суицид.

— Пошёл вон отсюда! — если можно было убить взглядом, сдох бы сразу. Я и не заметила, как перешла на «ты».

— Пошёл бы, да ты задолжала мне ужин, — улыбаясь, ответил Борис, тоже перейдя на «ты».

Его лицо было слишком близко ко мне. Дыхание опаляло, огромное желание было съездить ему по морде. Останавливало лишь то, что если это сделаю, то получу в ответ. А весовые категории у нас разные. Вытащив из пакета судок, как ни в чём не бывало, спросил:

— Ты что будешь, Мариночка, бульончик куриный или котлетки на пару?

Одёрнув одеяло, встала с другой стороны кровати. На мне была тонкая ночная рубашка в мелкий цветочек. Держась за стену, побрела к выходу. Пытаясь открыть дверь, услышала со смехом заданный вопрос:

— Марин, ты куда? Туалет в палате.

— Пошёл в жопу, мудила. — прошептала чуть слышно, но на слух он, очевидно, не жаловался.

Видимо, всё же еще не отошла от наркоты, меня повело в сторону, и я осела кулем у стены. Подошедший ко мне Борис, взяв за талию, крепко прижал к себе, прошептал на ухо:

— В твою с удовольствием пойду, как поправишься. А сейчас отдыхай, девочка.

Подхватив на руки, донёс до кровати и аккуратно положил, укрыв тонким пледом. Я вырубилась.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Любовь, Мариночка, случается предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я