Азиатское притяжение (Олеся Новикова, 2016)

Успешное офисное восхождение со стула на стул: от агента по продажам до руководителя отдела – никак не предвещало, что я когда-нибудь слезу с «иглы» и решусь на авантюру. Но такой момент настал. Недоумение и страхи друзей и знакомых («а как же так?», «хорошая же работа», «а что потом?») уже не могли меня остановить – я отправилась в большое путешествие навстречу мечте: шесть месяцев с рюкзаком по пяти странам в двадцать три года.

Оглавление

Язык международного бэкпэкерства

«Ну да, ты можешь поехать сама – ты же знаешь английский», – слышала я от друзей.

Одна из характеристик любой страны – это уровень знания английского языка у местного населения. Россия в этом отношении сложна для путешествия. У нас не могут с легкостью ответить на вопросы иностранцев в магазине или на улице. При этом «английский язык» – обязательный предмет в школе и ВУЗе, его изучают около девяноста процентов населения, а страна не может говорить. Распространенное явление среди соотечественников – не могут излагать мысли на английском языке, не понимают живой речи, при этом ориентируются в английских текстах. Все это ведет к печальному финалу: люди начинают думать, что английского не знают и выучить не смогут.

Как же хочется позанудствовать на тему отечественного образования. Проблема именно в способе обучения в школах, в запоминании ненужного количества информации вместо развития навыков разговорной речи.

Общение с учебником, а не друг с другом. На мой взгляд, все углубления должны быть после того, когда школьник сможет общаться. Наша система умудряется внушить страх общения с ошибками. Дети боятся в школе говорить на языке, выражать свои мысли, так как их внимание поглощено только желанием не совершить ошибку, не получить плохую оценку. Маленькие дети тоже говорят с ошибками на родном языке, они сначала именно говорят, родители радуются каждому произнесенному слову, а алфавиты, новые слова, падежи и спряжения изучаются потом. Разговорная речь – первична.

Можно высокопарно поспорить, что цель нашей системы – говорить хорошо и ошибок не делать. Закладывая фундамент, нужно сразу обучать всем правилам, а дальше каждый должен сам развивать свой навык, усердно учиться в школе и институте. Но после того как на рынке Лаоса любой человек мог подсказать мне, как пройти, когда местные жители общались со мной и рассуждали о жизни, я полностью и бесповоротно разочаровалась в качестве российской школьной системы обучения.

Английский – не такой дремучий, как нас убеждали. Не верьте школе – его несложно выучить. Способов много – курсы, репетитор, книги. Я дам пару советов, как быстрее заговорить в походных условиях. На что сделать акцент.

• Выучите основу: алфавит, правила чтения, построение предложений, приветствия.

• Уделите особое внимание произношению. Это очень важно. Пусть вам расскажут, как правильно читаются звуки. Это должен сделать преподаватель, так как носитель языка вряд ли сможет объяснить, как он что произносит и куда ставит при этом язык. В этом причина, почему некоторые могут читать, но не понимают иностранцев.

• Учите для начала только основные времена: простое настоящее, прошедшее и будущее. Вам этого хватит.

• Наработайте словарь туристических слов и фраз. Поставьте целью выучить их и правильно произносить.

• Запомните главные числительные, местоимения, глаголы, наречия.

Это не так страшно, как кажется. По сравнению с полноценным курсом английского языка – капля в море. Я даже слышу негодование со стороны учителей, что нельзя так поверхностно смотреть на процесс. На самом деле это начало. Это посильный старт, после которого не разовьется отвращение, а появится желание продолжить и дополнить. Язык отлично учится в дороге, если есть основа. Английский же, без преувеличения, универсальный международный язык, и знать его очень полезно.

Но самое главное, путешествовать можно даже без знания языка. Если есть желание открывать мир и знакомиться с разными культурами, то это не помеха. Язык – живой организм, он будет развиваться внутри вас, если ехать и впитывать. Язык хорошо учится в процессе, а вначале перемещаться из города в город помогают разговорники.

Я не знала китайского вообще, а китайцы не знали русскиого и, в связи со складывающейся ситуацией в мире, английский им учить незачем. Поэтому естественный отбор обрек меня на изучение китайского языка в процессе. Только через два месяца, когда уже покидала Поднебесную, я научилась-таки произносить пару фраз, и меня понимали. А главное, радовались, что я стараюсь. Через изучение языка проявляется заинтересованность к культуре и обычаям страны, люди чувствовали это и открывались.

Конечно, основу общения составлял разговорник. Он содержал информацию для путешествий и отвечал на основные вопросы о транспорте, жилье, медицине, визе и паспорте. Для уверенности можно было дополнительно взять карманный словарик или электронный переводчик. Некоторые бэкпэкеры делают миниразговорники самостоятельно, по ключевым фразам в самостоятельной бюджетной поездке, или используют ноутбук, в Сети есть электронные переводчики со всех языков, включая китайский. Но мне действительно хватило маленького карманного разговорника и дополнения в путеводителе, с иероглифами всех городов.

Незнание английского языка – не помеха для путешествия, но я каждый раз мысленного говорила маме спасибо, за то что отправила меня в свое время в английский лицей. Я могла не просто общаться на тему «как пройти?», но и обсуждать волнующие меня вопросы, узнавать о разных уголках планеты, разговаривая с людьми. Большинство путешественников на моем пути разговаривали на английском, и это было нормой, никто не ждал правильной речи без ошибок или сложных конструкций с расширенным словарным запасом. Ценилось просто желание общаться, я объяснялась жестами, могла нарисовать или открыть словарь, если не находила английских слов. Я училась в дороге, расширяла свой кругозор. Перевод слова «leech» (пиявка) я узнала, когда вышла из своих первых джунглей, наверное, поэтому я так беззаботно себя чувствовала и совсем не боялась трекинга.


Письмо 8-е

29.09.2007

Ехала на очень комфортабельном автобусе из Шанхая, как обычно, будучи единственным белым пассажиром, всего пять часов. Мне показалось, что лучше так, чем ночь на поезде, на который и билетов могло не быть. Поселиться решила в городе Тункси (Хуаншань-сити), расположенном примерно в часе езды от самих гор, зато с богатым выбором хостелов. А так как я не грешила предварительным бронированием, было надежнее искать жилье в городе, чем в деревушках у подножья. Плюс, как сообщал путеводитель, это дешевле.

Жилье в виде приветливого хостела с разрисованными стенами нашла с первой попытки. Любой желающий мог оставить на стене автограф, стихи собственного сочинения или телефон вместе с фотографией – все, что душа пожелает или потребует. Получалось очень неформально и оптимистично, где еще можно покалякать на стенах… Я с радостью написала по-русски: «Олеся, Россия, Камчатка, кто дальше?» и гордо объяснила, проходившему мимо иностранцу, какой смысл вкладывала в свое послание.

Сверившись с прогнозом погоды, я наметила восхождения прямо на ближайшее утро и забронировала номер в самом дешевом отеле на вершине, чтобы встречать рассвет в горах. Немногочисленные европейцы, которых я встретила, уже были на горе «вчера», поэтому заранее компанию себе не нашла.

«Ладно, в автобусе познакомлюсь, – с такими мыслями я собралась спать, так как завтрашний автобус ждал меня в шесть утра, – Вот только проверю почту». Когда я уже заканчивала сеанс связи с глобальной сетью, меня окликнул парень:

– Мы с друзьями играем в бильярд внизу, можешь к нам присоединиться, мы видели, что ты одна, и, может быть, тебе скучно. Добро пожаловать в нашу компанию.

Парни оказались бэкпэкерами из Англии. Они ярко рассказали, «как это было», так как только что спустились с гор. Мы повеселились, поиграли в бильярд, в карты, дружно пожалели, что я не приехала на два дня раньше, и счастливо разошлись. Мне завтра на восхождение, а им в Шанхай.

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я