Война ангелов. Игнис
Ник Перумов, 2019

Нет никого страшнее людей, готовых нести счастье всем, даром и чтоб никто не ушёл обиженным – особенно если эти люди владеют высокой магией. И вот уже знаменитая Гильдия Боевых Магов отступает и несёт потери, горят миры и рушатся крепости, а Долина Магов оказывается в опасности. Что поможет победить, переломить волю фанатиков? Чародейка Клара Хюммель считает, что оружие, валькирия Райна – честь, Ричард д’Ассини – хитрость, а ловец магических тварей Эварха – здравый смысл… Однако, так или иначе, бой приходится принять, и Гильдия стоит насмерть. Ловец Эварха, волей судьбы оказавшийся в самой гуще событий, чувствует за всем этим чью-то злую волю – только вот чью? Финальная битва Войны ангелов ответит на все вопросы!

Оглавление

Из серии: Сказки Упорядоченного

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Война ангелов. Игнис предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Клара вместе с валькирией Райной подобрали раненых. Воительница подхватила под одну руку Седрика (или Гильома?), под другую — Гильома (или Седрика); Клара по-прежнему путала близнецов. Мелвилл, скрежеща зубами после влитого в него эликсира (прозывавшегося среди студиозусов Академии «пляской мертвяков», ибо на краткое время мог поставить на ноги даже смертельно раненного), и впрямь поднялся, да ещё и взвалил на плечо полубесчувственную Линду; с другой стороны юную чародейку подхватила уже сама Клара.

— Прости… Клархен… накрыло нас… — пытался зачем-то оправдаться Мелвилл, пока чародейка молча не показала ему кулак.

Они уходили ещё державшейся тропой, пока отряд Ричарда сдерживал крылатых созданий. Именно сдерживал, ибо ангелы — за неимением лучшего, Клара называла их так — развернулись широким полукругом, весьма деловито охватывали магов Долины с флангов. Белые крылья поднимались и опускались, ангелы не слишком быстро, но всё-таки летели сквозь Межреальность, и им явно не требовалось прокладывать никаких троп.

— Ай, молодцы какие, — прошипела сквозь зубы чародейка.

Молниями ангелы больше не кидались; надвигались осторожно, не лезли в лобовую атаку; хватало одного взгляда, чтобы понять — противник этот грамотный, его так просто не возьмёшь.

Спасибо близнецам, тропу они проложили отлично; она уводила Клару и остальных подальше от схватки, заканчиваясь глубоко за спинами магов Долины.

А те, сжавшись плотным клубком, пятились, время от времени посылая в сторону надвигающегося строя крылатых то огнешар, то ветвистую молнию, то веер ледяных игл. В ход шла самая простая, стихийная магия, и это значило, что Ричард д’Ассини по-прежнему ищет уязвимости врага.

Плохо, очень плохо. Главе Гильдии уже следовало это выяснить, после первого же обмена ударами; то, что эта игра длилась, говорило лишь об одном — крылатые оказались куда более твёрдым орешком, чем могло показаться сперва.

Дружинники, хотя им и некого было брать на пики, тоже помогали — громадное большинство владело в той или иной степени магией и сейчас делилось силой с чародеями.

Райна невозмутимо тащила бесчувственных братьев, словно кули с мукой. Мелвилл кривился и дёргался от боли, хотя ран на нём видно не было.

— Мел?

— Внутри… жжёт, — процедил тот сквозь зубы. — То кольцо… бездны знают, что они туда вложили…

Это было ещё хуже — когда в ход шли чары, непосредственно бившие по внутренностям противника, которым не надо было пробиваться через магические щиты или стальную броню.

Мрак и демоны, кто научил этих тварей, кто вложил им в руки этакое оружие?!

Им повезло. Ангелы были слишком заняты Ричардом и его отрядом, Клару с ранеными они высокомерно проигнорировали.

— Клара, дорогая! — старый Динтра, несмотря на внушительное пузо, оказался возле них первым. — Цела? Раненых сюда, живо! — прикрикнул он на дружинников.

Вышколенные, те повиновались быстро. Братьев уложили на носилки, Линда со стоном опустилась прямо на тропу, Мелвилл, скрежеща зубами, остался гордо стоять.

— Цела, да. — Клара, на бегу махнув старому целителю, бросилась вперёд, где распоряжался Ричард.

Лица магов напряжены и угрюмы, наморщены лбы, блестят от пота. Клару приветствовали короткими кивками — не до разговоров.

— Молодцы. — Несмотря ни на что, Ричард встретил чародейку ослепительной улыбкой. — Мы держимся, Клара. Присоединяйся.

— Присоединяйся? Что ты задумал, Дик?

— Медленно отходим, выманивая этих тварей подальше от собранной ими силы. — Ричард уже не смотрел на Клару. — Как только расстояние станет достаточным, чтобы они точно не смогли ею воспользоваться, — ударим. Накроем всех вместе. Воронка Дилмы. Церемониться нечего.

— Слишком близко, — заметила Рита Рикарди. — Воронка требует чистого пространства.

Её поддержали несколько чародеев. Ричард пожал плечами.

— Я считаю, что можно рискнуть. Впрочем, не вижу ничего страшного в том, чтобы и впрямь выполнить все граничные условия, и ставить воронку действительно «во чистом поле», как говорится. Роб! Не спи, не давай им передышки!

— Да, Ричард!

Молодой Роб Кламон быстро закивал, повёл вправо-влево вычурным посохом — он один из магов первой линии не держал в руках меча или секиры. Боевые чародеи всегда предпочитали соответствующим образом начарованное оружие, которым на крайний случай можно было рубить и колоть. Причудливый посох Роберта, с тяжёлым резным навершием, где сверкали многочисленные самоцветы, увитый резными гирляндами, сгодился бы разве что отгонять гусей.

Однако против медленно надвигающегося полукольца крылатых это было то, что нужно.

— Пижон, — проворчала Клара, провожая глазами огнешар, плюющийся во все стороны молниями.

Ангелы, однако, так не считали. Сразу четверо из них резко взмахнули крылами, устремившись навстречу нарочито медленно летящему сгустку огня; перед каждым замерцало нечто, подобное призрачному щиту.

— Ага!

Рита Рикарди смахнула прядь, прилипшую ко взмокшему лбу; шлемом она пренебрегла.

— Защиту ставят, птички наши, — процедила она.

— Причём простую, — белозубо улыбнулся Ричард. — Не пытаются отвести наши чары или рассеять их. Надежда только на то, что завеса окажется прочнее. Ну да, ну да, можно заказать гномам такие ворота, что их никакой таран не возьмёт. Но, демоны меня сожри, они там полные глупцы, если считают, что защиту можно лишь взламывать тупой силой, а брать крепость — только и исключительно разбив створки!

«Слишком много слов, — подумала Клара. — Слишком много говоришь, Ричард. Пока что мы отступаем, а защиту ангелов пробить и впрямь не удалось».

Сдвинувшись, крыло к крылу, четверо белоснежных существ вместе приняли огнешар Кламона; тот рассыпался сверкающим веером ало-золотых брызг, не причинив никому, однако, никакого вреда.

— Так и будем пятиться, Дик?

— Не вижу в этом ничего страшного, дорогая Клархен. — Ещё одна ослепительная улыбка. — Наша дорогая Рита озабочена безопасностью применения сильнодействующих заклинаний, так что… — И он шутовски развёл руками.

— Воронку Дилмы можно использовать только в абсолютно пустом Междумирье, — фыркнула старая волшебница. — Неравномерности среды приводят к, гм, нежелательным эффектам — мы все помним к каким! А здесь не Межреальность, а сплошные ямы с рытвинами, тьфу!

— Прекрасно, дорогая Рита — с радостью выслушаю твои предложения! — ухмыльнулся Ричард. — Пока что могу лишь заметить, что стихийная волшба их почти не берёт.

Несколько магов согласно закивали.

— Так ведь их и делали, чтобы от неё защищаться, — бросил Эдвин Сай, высокий черноволосый маг, обычно хранивший молчание.

— Точно, — кивнул Ричард. — Потому что именно стихийной магией стали бы обороняться обычные колдуны; ну, или варлоки — призывая демонов.

Клара встала в первый ряд, и ей охотно дали место. Ричард, конечно, позёр и слишком любит возвышенные речи, но здесь он прав: молниями и ледяными иглами тут ничего не сделаешь. Имитации обычного оружия не работают. Требуются куда более убийственные чары, из арсенала магии крови или даже, проклятие, некромантии!..

Понятно, почему мессир Архимаг так ненавидит этот раздел тёмного колдовства; но всё-таки, всё-таки бывают обстоятельства…

— Предлагаю вообще убраться отсюда, — подала голос Джей Харна, ещё одна чародейка Гильдии. — Драка назревает серьёзная, твари эти сильны, с наскока их не возьмёшь. Что мы могли о них вызнать — мы вызнали, мир уже мёртв, куда они перекачивают силу, известно — известно ведь, да, Клара?

Волшебница молча кивнула. Джей была хорошим боевым магом, разве что, пожалуй, излишне циничной.

— Тогда что мы здесь делаем? Оставлять это, как говорится, на волю волн нельзя; но экспедицию надо готовить куда более тщательно. И, провалиться мне на этом месте, сил надо куда больше. А мы даже не подняли всю Гильдию! Где, спрашивается, Витар Лаэда? Где Эгмонт? Где Шанри и Генрик Эмплада? Где…

— Мы тебя поняли, Джей! — прервал её Ричард. Обернулся, элегантным движением отправил в ангелов целую гирлянду огнешаров, мечущихся из стороны в сторону, словно летучие мыши на свету. — Тебя долго не было в Долине — обживала новый домик в замечательном мирке Канно, не так ли, дорогая?.. Так вот, отвечая на твой вопрос: Витар в дальнем походе, Эгмонт, как ты знаешь, законтрактован целителями, а мы своё слово держим…

«Особенно после твоего пафосного выступления на совете», — подумала Клара.

— Эмплада остались дома, попросили продлить отпуск. Медовый месяц, как-никак…

— Я б сказала — медовый год! — хмыкнула Джей. — Уходила из Долины — они отмечали, вернулась обратно — по-прежнему отмечают!.. Пора б и прекратить!..

— Это, я полагаю, можно будет обсудить в гильдейском клубе. Когда вернёмся, разумеется, — отрезал Ричард. — А пока — никаких разговоров!

— Ясно, никаких разговоров, — пожала плечами Харна. — Тогда ждём твоих команд, любезный наш кавалер д’Ассини.

— Отходим. Пока — отходим. Пока досточтимая Рита не даст добро на воронку.

— Ну мы же не хотим сами в неё ухнуть! — отозвалась досточтимая Рита. — Ну как дети, честное словно!.. Я тут, наверное, единственная, кто помнит мэтра Дилму в деле!..

— Ну отчего же, дорогая, — вдруг подал голос Динтра, отвлекаясь от раненых. — Я тоже, к примеру, помню.

— Прошу простить, мэтр, — покраснела та. — Значит, и вы тоже…

— Я помню, — решительно перебил Динтра, — что чары Мариуса Дилмы и впрямь требуют ровного, непрерывного тока силы и как можно более гладкой среды Междумирья, однако у меня тут раненые, и тяжёлые. Причём раны эти куда хуже обычных магических поражений. Прошу, друзья мои, не тянуть. Идеальных условий никогда не будет, кроме как на практическом поле в Долине. Надо рисковать — и не доводить граничные условия до абсурда.

Рита Рикарди дослушала речь старого лекаря, пылая всеми оттенками пунцового; однако Динтра, всегда мягкий, спокойный Динтра на сей раз заговорил с ощутимой сталью в голосе.

«Словно совершенно иной человек», — смятенно подумала Клара.

…И они отходили всё глубже в Межреальность, всё дальше от погибшего мира; дружинники, вынужденно оказавшись не у дел, шли мрачно — мол, что такое, болтаемся никчёмным охвостьем!.. Рита Рикарди шагала самой последней, что-то бормоча себе под нос — надо полагать, весьма нелицеприятное в адрес мэтра целителя.

Ангелы по-прежнему тянули за ними. Тянули, но атаковать не спешили, словно в замешательстве.

Отряд останавливался, давая краткий отдых ногам, и тогда расстояние до крылатых преследователей сокращалось, но не более. Выгодными, как могло показаться, возможностями для удара они так и не воспользовались.

— Рита! — наконец обернулся Ричард. — Честное слово, лучше места мы не найдём. Ям хватает, но лучше, чем было. Дальше отходить смысла нет. И нет, Джей, просто так мы не отступим.

— Место и впрямь получше, — нехотя отозвалась Рикарди. — Хотя тоже далеко от идеального. Давайте здесь, чего уж…

— Я помогу, — вновь влез Динтра. — Я имел честь лечить достопочтенного Мариуса после, эээ, его возвращения в Долину, и мы многое с ним обсуждали…

— Ну и память у целителя, — пробормотал кто-то рядом с Кларой.

Так или иначе, отряд остановился. Место и впрямь было «гладким», как выразилась Рита; по мнению Клары, так и вовсе как зеркало, по меркам Межреальности. Ричард знал, куда вывести.

Воронка Дилмы, конечно, известна была любому, прослушавшему в Академии хотя бы один семестр «Основ боевой магии». Собственно говоря, это даже не воронка, а «псевдопортал в искусственно создаваемую временную полость». В эту ловчую яму проваливается твой враг, крышка захлопывается, а потом сдвигаются и стенки, обращая всё, угодившее меж ними, в неразличимую глазом пыль. В принципе, ничего сложного. До идеи подобной ловушки дошли и в самых диких мирах, но Мариус Дилма первый предложил, обосновал теоретически и применил на практике эти заклинания не где-то, а в Межреальности.

В идеале «маг, сведущий в Высоком аркане» должен проделывать подобные фокусы силой одной лишь мысли. Увы, даже сам создатель воронки на такое способен не был, прибегая к помощи многочисленных амулетов, талисманов и прочих магических предметов.

Не обошёлся без них и отряд Ричарда.

Они вдруг перестали отступать, упёрлись, выдвинув недлинную цепь магов, поддерживаемых доброй сотней дружинников. Ричард, Рита, Клара, сопящий и кривящийся от боли Мелвилл и Роб Кламон (вместе с примкнувшим к ним Динтрой) остались в импровизированном лагере.

— Воронка Дилмы — чары высшего порядка, едва ли крылатые способы понять, чем мы тут заняты. — д’Ассини аккуратно раскладывал на кожаном покрывальце разноцветные кристаллы, и одиночные, и в друзах. — Помогайте, друзья. Все, кто помнит наизусть формулу. Кто нет — прошу, не суйтесь под руку, встаньте лучше в цепь, она у нас и так хлипкая. Я начну, центр будет третьего уровня…

— Ого, — присвистнула Рита.

— Предпочитаю не рисковать повторными ударами, — сухо проговорил Ричард. — Повторяю, третьего уровня. Клара, возьми на себя первый рукав, Рита — второй. Роб, за тобой — третий. Пожалуйста, без самодеятельности, всё, как в учебнике, у нас нет времени на споры и согласования.

«Разумно», — отметила про себя Клара, берясь за дело.

— Надеюсь, построение воронки третьего уровня все помнят, — с прежней сухостью напомнил д’Ассини. — Если кому нужно, могу подсказать.

— Спасибо, не требуется, — фыркнула Рита.

— А то у меня все схемы с собой. — Глава Гильдии невозмутимо склонился над ровной поверхностью тропы.

— Предусмотрительный ты наш! — Рита Рикарди поджала губы. — Клара, дай место, пожалуйста. И вообще, с первым рукавом я бы справилась лучше…

Клара не ответила на подпущенную шпильку. Воронка Дилмы — дело и впрямь сложное. Требуется вычертить магическую фигуру, но, в отличие от всех других, инвертированную — обычные фигуры тем мощнее, чем больше, а начертание Мариуса — наоборот. Требовалось всё сжать, сделать линии — волосяными, сопряжения — близкими к идеальным, ну и попутно решать задачки навроде квадратуры круга с использованием квадратрис.

Потом этот чертёж обрастёт руническим шлейфом, к рунам прибавятся классические кристаллы (Дилма был большим поклонником «предельно упорядоченных структур»), и, наконец, самое главное — ментальные формулы, гордо названные Мариусом «тайнами Хаоса», хотя, конечно, ничего общего с Хаосом они не имели.

Чертить построение Дилмы на выпускном испытании — мука мученическая, и среди студиозусов ходила молва, что, дескать, сам мессир Архимаг перед каждым экзаменом самолично изымает из опечатанного конверта билеты с этим проклятым вопросом, однако злокозненные профессора, обожающие мучить несчастных дипломантов и аспирантов, каждый год возвращали проклятую тему обратно.

Остальные маги — их, правда, оставалось всего ничего — удерживали ангелов на почтительном расстоянии. Джей Харна, словно стараясь загладить неловкость после слов о возвращении в Долину, от души пуляла взрывающимися клубками молний и, надо сказать, не без успеха — дважды её выстрелы оставляли заметные чёрные пятна на белоснежных одеяниях крылатых созданий.

Клара несколько раз сбивалась, несмотря на мнемонические чары, позволявшие магам Долины удерживать в памяти донельзя запутанные построения высшего волшебства — Ричард не без сварливости подправлял.

— Место оставь, куда я третий концентратор всуну?

— Сказала б я, куда ты его себе всунуть можешь, — ворчала Клара, но беззлобно — Ричард и впрямь работал мастерски, словно всю жизнь только и готовился применять воронки Дилмы.

— Дик, ты их использовал часто, что ли, эти чары? — опередила её Рита. — Где? Зачем? Против кого?

— Сколько вопросов разом, досточтимая мэтресса Рикарди, — ухмыльнулся д’Ассини. — Давайте вернёмся в Долину, друзья — с победой, разумеется! — тогда, честное слово, устрою закрытый семинар в клубе: «Актуальные вопросы практического применения заклятий мэтра Мариуса на собственном опыте Ричарда д’Ассини». Обещаю, Рита, дорогая!

Роб Кламон чертил, по-детски высунув язык, но получалось у него лучше всех — талантлив мальчишка, нечего сказать. И его не приходилось ни поправлять, ни напоминать ему что-либо.

— Готово, друзья. — Когда Ричард наконец поднялся, с Клары успело сойти семижды семь потов. — Можно начинать. Джей! Отходим, все отходим!

Харна обернулась, коротко кивнула. Растянувшаяся цепь магов дрогнула, подалась назад; дружинники под началом Динтры борзо подхватили носилки с ранеными; Мелвилл, как ни скрежетал зубами, как ни скрипел, а вынужден был присоединиться к ним — всё равно сейчас не боец.

— Идём, Клара. — Ричард лихо подмигнул. — Стоит этим крылатым слегка пёрышки, того, подпалить, чтобы охотнее шли, куда следует!..

Ангелы словно только и ждали, чтобы маги начали отступать. Двинулись следом, крылья мерно взмахивали, поднимаясь и опускаясь, легко неся их обладателей сквозь Междумирье, безо всяких троп и путей.

Эдвин Сай метнул очередной огнешар, но на сей раз ангелы шутить перестали — сразу шестеро их мгновенно оказались у него на пути, а ещё один, седьмой, внезапно воспарив над выдвинутым сородичами щитом, ответил собственной молнией — белой, слепящей, раскалённой.

От этой силы Межреальность содрогнулась, а тропа, над которой проплывали ангелы, запузырилась, словно расплавленный металл, стала растекаться и распадаться.

Джей Харна могли называть циничной и расчётливой, но магом она была неплохим. Не стала встречать силу силой, поставила скользящий подвижный щит, мигом подпёртый и Эдвином, и остальными чародеями первой линии.

Ослепительно-белый росчерк чистой силы коснулся незримого барьера, во все стороны брызнули облака огненных искр, словно в кузне, где под ударами молота летят во все стороны раскалённые брызги.

Клара ощутила резкий болезненный толчок в груди, однако щит уже разворачивался, отводя молнию в сторону; она врезалась в подвернувшийся островок Дикого Леса, исчезнув вместе с ним в яростной вспышке.

«Сколько ж силы они сбрасывают?! — ошеломлённо подумала Клара. — И сколько ж её они накопили?!»

— Помогайте, помогайте все! — яростно выкрикнула Джей. — Это в одиночку не отвести! Не отбить!..

Она и впрямь выглядела неважно — осунулась, под глазами словно мазнули густо-синими тенями.

— Неуязвимы они, что ли? — охнула Шиала Карр, маленькая, худенькая и стриженная под мальчика чародейка.

— Отставить панику! — рявкнул Ричард, вмиг оказавшись рядом с ней и приобняв за плечи. — Отставить панику, Ши! Давай-ка твоё любимое, закрут козерога, острота… остроты сколько сможешь, посмотрим, как с этим справятся!..

«Закрут козерога», коронное боевое заклятие Шиалы; не огонь, не лёд, не молнии, а изменения вращения силы, текущей через само тело неприятеля. Неприятное заклинание, злое, от врага во все стороны летят ошмётки плоти (ежели он её имеет), и, увы, погибает он при этом зачастую далеко не сразу.

«Зачем? — мелькнуло у Клары. — Мы приготовили им воронку, зачем выдавать, что мы способны на куда большее, чем набившие оскомину огнешары?»

Ангелы привычно сдвинули мерцающий щит. Всё-таки, видать, и огнешары не были для них совершенно уж безвредны; защищались крылатые и от них.

Мерцающий щит воздвигся; тонкие бледные губы Шиалы скривились в едкой злорадной усмешке. Чары эти специально создавались, чтобы обходить все и всяческие щиты; правда, требовали от волшебницы очень большого расхода собственных сил, почерпываемых отовсюду — из того, что её окружало, из талисманов и амулетов, из магических фигур и рун, и, наконец, из собственной жизни.

Вот из последнего источника Шиала и почерпнула, судя по бледному виду.

Сперва Джей, теперь Ши… Ричард очень рисковал, ставя почти всё на один-единственный кон — воронку Дилмы.

Закрут Шиалы не сопровождался языками пламени, клубами дыма или снопами блескучих молний. Лишь маги вокруг неё сморщились, скривились, словно у всех разом разболелись зубы.

Только лёгкая рябь над разрушающейся тропой, словно воздух дрожит над горячими от солнца камнями.

Ричард замер рядом с Кларой — когда только тут оказался? — зубы оскалены, Лунный меч в руке.

— Ну же!..

Чем сильнее маг, тем быстрее его огнешар, тем стремительнее молния; заклятие же Шиалы летело медленно, словно птица, тяжело взмахивающая крылами.

— Глядите! — задохнулась Джей Харна.

Ангелы дружно, словно по неслышимой команде, вскинули правые руки; каждая оборачивалась стремительно удлиняющимся белым клинком.

Две с лишним дюжины снежно-сияющих шпаг скрестились перед строем крылатых; полыхнуло, Межреальность дрогнула; дрогнула и опасно просела тропа под ногами магов.

— Кто дорогу держит, не спать! — гаркнул Ричард.

Легко сказать — не спать, когда возмущения охватывают саму свободнотекущую силу, и Межреальность оборачивается штормовым океаном!..

— Они что же, и заклятие Ши отследили? — пробормотал Роб Кламон, оказавшись по другую сторону от Клары.

Несколько томительных мгновений не происходило ровным счётом ничего. Сияли белые клинки ангелов, мерно вздымались и опускались их крылья, а чары Шиалы канули, словно камень в воду.

Маленькая чародейка аж пошатнулась, и Джей Харна торопливо подхватила её под руку.

А потом мерцающий щит светлых воинов Спасителя внезапно замерцал и погас; погас, потому что одна из белых фигур вдруг зашаталась, конвульсивно забила крыльями, от неё полетели какие-то ошмётки и обрывки.

— Попала! — завизжала Ши, подскочив, словно девчонка, и даже в ладоши захлопала. Правда, почти сразу и осела, глаза закатились, голова запрокинута…

— Динтра! — скомандовал Ричард, но старый целитель словно знал, где должен сейчас появиться.

Шиала Карр мешком повалилась на носилки; пара дружинников рысью потащила её в условный «тыл» отряда; условный, потому что его никто не прикрывал ни со спины, ни с боков.

Поражённый её заклятием ангел словно враз выпал из Ничто, крылья перестали его держать, одно и вовсе сломалось. Молча, беззвучно, он канул вниз, словно в пропасть. Он падал, и белые одежды его разваливались, распадались пластами, словно кора с погибшего дерева.

Дружинники встретили это ликующими криками, а Клара лишь зло сдвинула брови — Шиала отдала слишком много своему заклинанию, что получится, если за каждого сбитого ангела придётся платить вышедшим из строя чародеем?!

— Стихийную магию отставить! — распорядился д’Ассини. — Заклятия разрушения, без материального носителя-передатчика! Заманиваем, заманиваем их! Видите — работает?!

Полумесяц ангелов и впрямь резко и дружно взмахнул крылами, расстояние быстро сокращалось. Джей Харна проделала сложную серию пассов, лицо её покраснело, она зло закусила губу — верно, старалась вложить в чары не менее Шиалы.

Её заклятие достигло ангельского строя мгновенно. Пространство вокруг не успевшей вернуться к остальным пятёрки замерцало и засветилось, там словно заплясал исполинский рой светляков.

— Паразитное свечение, — пробормотала чародейка, словно извиняясь. — Вторичный эффект… никак не уберу…

Это заклинание Клара тоже знала. Вокруг крылатого существа сейчас рвалось само пространство Межреальности, магия оборачивалась короткими злыми стрелами, бившими во всех направлениях. Они навылет прошивали окутанного огнистым облаком ангела, и того швыряло, словно тряпичную куклу; Клара уже ожидала, что и вторая белокрылая фигура низринется следом за первой, но…

Белый свет хлынул со всех сторон, ангелы заметались, и потрясённая чародейка увидела, как заваливающегося крылатого воина подхватила призрачная сеть, удерживая от падения.

Но зато строй ангелов рассыпался, они сбились в кучу, и кучей же ринулись вперёд, прямо на отступающих магов. Змеилась проложенная чародеями Долины тропа; там осталась настороженная западня, совершенно незаметная со стороны и не обнаруживаемая никакими поисковыми заклинаниями.

Во всяком случае, так верила Клара.

Однако державшийся позади остальных гигант-предводитель крылатых вдруг вскинул длань, из неё вырвался игольчатый клинок, сотканный из одного лишь света.

И было это, надо полагать, командой, потому что ринувшиеся вперёд ангелы развернули крылья, замедляясь, замирая как раз перед ждущей западнёй.

Все, кроме одного, самого стремительного.

Нет, он тоже услыхал или как-то иначе воспринял команду, но вырвался слишком уж далеко.

Межреальность вздрогнула. Её сжала незримая рука, складки Междумирья растягивались, чтобы вновь сойтись; разлитый в пространстве жемчужно-серый свет вдруг обернулся кромешной чернильной тьмой; маги попадали, кто не успел поддержать себя соответствующими чарами; во мраке полыхнул багровый зев воронки, словно громадное чудовище, поднимавшееся над остатками тропы.

Хобот стремительно крутился, и вместе с ним крутился, отчаянно бия крыльями, угодивший в западню ангел. Бил, впрочем, недолго — полетели белые перья, крылья сломались, светлая фигурка канула в быстро сжимающуюся ловушку.

Миг — ангел скрылся под поверхностью тропы, словно никогда его тут и не было.

Остался лишь исполинский крутящий вихрь, серый, широко разинувший ненасытную глотку — так и будет крутиться здесь, пока не исчерпаются чары, поддерживающие преобразование свободной силы. А исчерпаются они, скорее всего, не завтра и даже не послезавтра — лет этак примерно через пять тысяч. Или десять.

Ричард скрипнул зубами. Обычно выдержанный и молчаливый Эдвин Сай разразился отборными гномьими ругательствами.

Во чреве с таким трудом построенной ловушки исчез только один из ангелов, только один!.. Остальные закружились было безо всякого порядка, отхлынули назад, но тут вперёд подался их предводитель.

Прежде чем чародеи Долины успели что-то предпринять, белый клинок ударил вновь — прямо в серую муть вихря.

И вот тут Межреальность самым натуральным образом встала на дыбы.

Клара мигом оглохла и почти что ослепла — от ярчайшей вспышки и жуткого раскатистого грома. Тропа ушла из-под ног, словно норовистый конь, чародейка кубарем полетела в пропасть.

— Да чтоб вас всех!..

Она извернулась, бросая заклинание, мгновенно создавшее прямо под ней крохотный твёрдый пятачок, никуда не ведущий обрывок тропы. Она не сомневалась — сейчас такие же чары творят и остальные маги, сброшенные с «тверди» Междумирья; теперь, как говорили наставления, требовалось «установив связь с соратниками, принять все меры к сбору устойчивых фрагментов воедино…»

Мрак отступал, жемчужный свет Ничто медленно возвращался; но само Междумирье вокруг неузнаваемо изменилось.

Удар клинка из белого пламени высвободил поистине титанические силы. Смял, разбросал, разорвал в клочья старое; собрал, примчал, накидал в беспорядке новое.

Торчала рядом невесть где подхваченная красно-чёрная острая скала, какие порой плавают в Межреальности — не то обломки давно погибших миров, не то плоды работы какого-нибудь безумного делателя глыб и камней. Сами маги очутились в глубоком и широком провале; проклятие, что с остальными, что с дружиной, что с ранеными, что с припасами?!

…Наверное, обрушься в тот миг ангелы всей мощью, отряду Долины было бы не устоять. Однако их тоже отбросило, раскидало — Клара видела, как собираются вдали снежно-белые крылатые искры, собираются медленно, словно осторожничая; верно, им тоже досталось.

— Клара!

Ричард. Зовёт, рукой машет — тоже на крошечном лоскуте устойчивой тропы. Показывает на красно-чёрную скалу, увенчанную зарослями Дикого Леса — что ж, разумно. Это лучше, чем балансировать на неверной тропе, удерживаемой только и исключительно чарами…

Дружинники тоже удержались, во всяком случае, большинство. Видать, сработали защитные амулеты, выданные Ричардом перед боем; да и выучка сказалась: держат строй и порядок, помогают выбраться на тропу товарищам.

…Чародеи собирались изрядно помятые и злые. Такого афронта с достопочтенной Гильдией не случалось уже невесть сколько — да, пожалуй, что и никогда не случалось! Воронка Дилмы, на кою возлагалось столько надежд, захватила одного-единственного крылатого супостата; причём враг её явно учуял.

Сказать, что Ричард д’Ассини был взбешён — это ничего не сказать. Стоял бледный, губы плотно сжаты, породистые ноздри раздуваются от ярости.

— Отзовись! — рявкнул он.

Обычное дело, если отряд угодил в заварушку на межмировой тропе.

— Динтра, — спокойно доложился целитель. Удивительно — первым откликнулся, и носилки с ранеными при нём, словно и не летело всё только что в бездну…

— Р-роб… — Так, и Кламон тоже здесь, хорошо.

— Рикарди. Харна. Сай, — слышались ответы. Маги один за другим выбирались на скалистый островок; неугомонная Рита уже чертила отпорную дугу.

— А вон, кстати, и пещерка, какая миленькая!

— Раненых туда! — распорядился Дик. — Они все целы, почтенный Динтра?

— Все, — кивнул целитель. — Мелвилл, Седрик, Гильом. Линда. Все!

— Маги! Переклички в дружинах!.. Раненых в пещеру! Досточтимый Динтра, вам там будет удобнее. Джей! Нам нужны твои чары, ударим все вместе. Ши?! Где она?

— Валяется в полуобмороке, — мрачно сообщил Гедеон Заппа, известный в Гильдии молчун. — Можно попытаться растолкать. Сделать, Дик?

— Не надо, — отмахнулся тот. — Пусть отлёживается. Сюда, господа мои волшебники, все сюда!

Глаза у Ричарда горели, губы сложились в поистине демоническую ухмылку.

— Отличная работа! Мы добыли бесценные сведения. Во-первых, арканы высших порядков — навроде использованных Джей и Шиалой — ангелов таки пронимают. Во-вторых, крылатые способны чуять западни, во всяком случае, их предводитель. В-третьих, из дилмовской воронки угодивший в неё не выбрался. Какой из всего вышесказанного следует вывод?

— Что надо отсюда валить, пока целы?

— Джей! Всё, хватит, посмеялись, пошутили, и будет. Так просто отсюда уже не сбежишь. Сдаётся мне, друзья, что ключ ко всему этому безобразию — вожак крылатых. Если б не он, вся их милейшая стайка влетела бы в наш силок и даже б не пискнула. Поэтому следующий шаг будет таким… — Ричард не удержался от торжественной паузы, — мы повторим воронку Дилмы. Но — не столь огромную, и, самое главное, — подвижную.

Кто-то из магов охнул.

— Такого никто не делал, Дик! — возопила Рита Рикарди. — Только в теории! Даже не полигоне не пробовали!

— Мариус Дилма доказал вполне однозначно, что это возможно, — непреклонно ответствовал досточтимый кавалер. — Доказал на кончике пера, открыв способ mobilis in mobile[1]; нам остаётся лишь в точности последовать его указаниям. Это раз.

— Неплохо для начала, — буркнула Рикарди как бы себе под нос, но услыхали все.

— Это раз, — громче повторил Ричард. — А прикроем мы этот подвижный капкан чарами Джей и Шиалы. Это два. Ши владеет этим заклятием мастерски, но нам такой отточенности и не нужно — лишь бы вожак отвлёкся.

— А досточтимые маги ничего больше не заметили? — вдруг подал голос Динтра.

Он стоял у зева пещерки, руки в рабочих перчатках широко расставлены.

На перчатках, увы, слишком много крови.

Все головы обернулись в его сторону.

— Ну как же. — Ричард гордо задрал подбородок. — Заметили. Ангелы используют против нас чистую силу — во-первых. Во-вторых, они неуязвимы для стихийной магии. В-третьих, магия, работающая непосредственно с силой, вполне способна их пощипать, и изрядно. Что я забыл, почтенный Динтра?

— Чары Джей и Шиалы, судя по вложенной в них мощи, и мокрого места не должны были оставить от тех, в кого угодили, — покачал головой целитель. — Особенно «закрут». А что получилось? — поражённого ангела подхватили его собратья и — эвон, полюбуйтесь, машет себе крыльями, хоть и с трудом!

— Короче, досточтимый врачеватель, — нахмурился д’Ассини, — что у нас не работает и не получается, мы видим сами. Давайте лучше о том, как сделать так, чтобы получилось!

— Эти создания — конструкты, — пожал плечами Динтра. — Их делали, чтобы противостоять таким, как мы. Они сами — магические творения, построенные по магическим законам: сложены из силы, силой же управляются. Попытки ударить извне отражаются, подобно тому, как панцирь отражает попавшую в него стрелу.

— Любезнейший Динтра, нельзя ли…

— Покороче? — усмехнулся целитель. — Можно, можно. Я бы попытался прощупать эти конструкты на наличие управляющих слабых потоков. Увы, высот в сей области я не достиг, так, слышал что-то краем уха…

Несколько мгновений все молчали, благо ангелы, едва избегнув ловушки, стали куда осторожнее и к островку приближаться явно не спешили.

— Управляющие слабые потоки… — сощурился Ричард. — Я уверен, что они тщательно упрятаны, досточтимый Динтра. Дотянуться до них…

— Будет непросто, согласен, — кивнул целитель. — Тем более что здесь нет никого из гильдии Запретного знания. Но я бы попытался — подобно тому, как мы ловили отзвуки гибельного заклятия там, у сожжённого мира.

— Уловить эхо слабого потока магии? — усомнилась Рита Рикарди.

— Не знаю, может и получиться. — Эдвин Сай наморщил лоб. — Если взять чары Ши и слегка затупить, настроить их на возврат…

— Попробуем, — кивнул Ричард. — Только предлагаю воспользоваться заклятием Джей, соответствующим образом расширив угол развёртки и понизив мощность…

— Этого может оказаться недостаточно… — заспорила Рита, и Клара перестала слушать.

Динтра прав. Это конструкты, значит, в них есть то, что ими управляет. Но не только — крылось тут и что-то ещё. Не просто так явились сюда эти ангелы, не просто так предлагали покаяться и спастись, не пустые слова произносили они.

Не только магия. Далеко не только лишь она.

Но вслух чародейка ничего не сказала. Молчала и Райна, застыла статуей, скрестив руки на груди.

«Странная она, — вдруг подумала Клара. — Ведёт себя как простая наёмница, частенько повторяет: “Когда окончится моя служба здесь…” — и, соответственно: “Когда я получу право жить здесь…” — словно кто-то её когда-то гнал!»

А ведь над валькирией ангелы оказались почти не властны…

Маги тем временем, заведённые неукротимым Ричардом, вновь разворачивали сеть истинного серебра и расставляли талисманы. Динтра вернулся к раненым, а из пещеры выбрался бледный и злой Мелвилл, утверждавший, что уже в полном и совершенном порядке.

Клара вдруг оказалась словно бы и не у дел. Соратники-чародеи носились туда-сюда, а она брела по самому краю скалистого островка, вглядываясь в медленно окружавшую их цепочку ангелов.

Их стало чуть меньше. Одного достала Шиала, другого — Джей Харна, но его успели подхватить другие крылатые. Третьего сожрала воронка. Не так и плохо, если вдуматься. У них, магов Долины, потерь нет, несколько раненых; погибли только дружинники — не все смогли уцепиться, когда стала разваливаться ткань Межреальности.

Так отчего же ей, Кларе, так скверно? Так скверно, словно стоит она на эшафоте, а на шею уже накинута петля?..

— Кирия Клара? — осторожно осведомилась воительница.

— Всё хорошо, Райна.

— Нет, кирия. Не хорошо. Думаете, как и я, с какой стороны полезут?

— Думаю, — призналась Клара. — И ещё думаю, чего они медлят. Им бы ударить, а они медлят. Дают нам оправиться, в себя прийти. Странно это — эвон, какие чары затеваем, троих уже сбили.

Валькирия сощурилась, покачала головой.

— Не просто так ждут, — спокойно сообщила она. — Силу собирают. Я чую. Души.

— Ты? Чуешь?

Райна пожала плечами.

— В своё время… это было моим делом, кирия.

Ну да. Дочь Древних богов, чьё первое дело — посмертие им поклонявшихся.

— И что бы ты сделала, Райна?

Воительница вздохнула, нахмурилась.

— Я бы атаковала, кирия Клара. Если б тут было побольше таких, как я. Меня им так просто не взять…

— Молнией — возьмут, — мрачно заметила чародейка. — Её можно только отвести, а ты, Райна…

— Ну да, не маг, — согласилась та. — Что ж, кирия, тогда будем ждать. И надеяться, что досточтимый Динтра и впрямь знает, как их одолеть.

«Управляющие слабые потоки», — вспомнила Клара и пробормотала:

— Откуда вот только?

— Что-что, кирия?

— Ничего, Райна. Ничего.

Чародейка оглянулась — маги уже растянули заветную сеть, и Ричард покрикивал, распоряжаясь расстановкой кристаллов и талисманов. Динтра, словно убедившись, что всё идёт по плану, вернулся к раненым.

— Гляньте, кирия, — вдруг вытянула руку Райна, подобралась, вскинула копьё наперевес. — Птички наши, видать, чего-то заметили!

И верно — ангелы оставили своё замешательство (или чем они там были заняты), белые крылья дружно взметнулись, и весь их строй устремился прямиком к островку.

— А, чтоб вас!..

Сейчас очень подошёл бы весь арсенал орочьих проклятий, коими столь виртуозно владел галантный кавалер д’Ассини.

На сей раз крылатые, похоже, настроены были более серьёзно. Их великан-предводитель по-прежнему держался позади, но порыв всего строя впечатлял; со стороны, наверное, это было бы даже красиво.

— Пора, Райна, — отчего-то медленно, с расстановкой, проговорила Клара. — Сейчас мы будем умирать.

Товарищи суетились, кто-то споткнулся, сеть пошатнулась, Рита Рикарди с лёту поддержала её левитационным заклятием — молодец, однако! — и расставленные кристаллы начали светиться один за другим.

«Демоны и бездны, они же их сжигают!» — в панике подумала Клара.

Сеть, однако, поднялась и раздулась, словно парус под сильным ветром. По нитям истинного серебра с шипением пробежали алые искры, сила, свободно струившаяся доселе через островок и его окрестности, заколыхалась, заметалась, словно вино в раскачиваемом бокале.

Но и ангелы ждать не стали. Одни складывали крылья, устремляясь к засевшим на скале магам, словно коршуны, падающие на добычу; другие замедлились, соединяясь в круг, в центре которого замер их вожак.

— Клара! Ну где ты там?! — заорал Ричард, вскакивая на острый каменный обломок. — Они нас сейчас размажут!..

Непонятно, чем могла тут помочь именно Клара, однако помогать требовалось, и немедленно; желательно — сотворив чудо.

— Они ставят щит! — крикнула в ответ чародейка. — Первая линия — щит, вторая — будет атаковать!

— Мы не успели! — взвизгнула Джей Харна.

Мелвилл выругался, Эдвин Сай зачем-то выхватил меч.

— В бок бы им ударить, — прошипела валькирия, не отходившая от Клары ни на шаг.

В бок — ну, конечно, в бок!

— Ричард! Ставьте отводящий блок, мне нужны Ши или Джей, мы их обойдём!..

— Я готова! — Джей мигом оказалась рядом. Волосы растрёпаны, на щеке кровь. Она явно так и не отошла до конца от своего заклятия.

— Давайте! — Ричард возился с сетью, руки так и мелькали. Мелкие, стремительные толчки силы — чародей накладывал разом добрую дюжину заклятий, совсем не мощных, но очень разнообразных. — Я их чую! Ещё немного, Клархен!..

Кого он там чуял, Клара не поняла, да и спрашивать не стала.

Времени на хитроумные маневры не осталось, и они с Джей просто «катанули каток», как прозвали это заклинание студиозусы Академии: простейшие чары, пробивающие в Межреальности прямую, как стрела, дорогу, очень недалеко и крайне неустойчиво. Не спрячешься, не скроешься, не уйдёшь от погони…

— Бежим!

Они побежали.

Мимо Роба Кламона и ещё троих магов, что лихорадочно дочерчивали новую дилмовскую воронку — попроще и поплоше.

Мимо мрачных дружинников, сгрудившихся зачем-то вокруг.

Мимо края растянутой сети — нити её раскалились добела.

Спрыгнули все втроём — Клара, Джей и, конечно же, Райна — на пробитую тропу, что уводила в сторону от ангельского строя.

Крылатые не пропустили их, не оставили без внимания, не совершили ошибки. Два ангела отделились от строя, развернулись, крылья взметнулись и упали, погнав их обладателей вперёд.

Джей отставала — сил всё-таки у неё оставалось немного. Обернулась, оскалилась гневно, замахнулась левой рукой — в ладони бессмысленный сейчас огнешар.

— Нет! — выкрикнула Клара, хватая товарку за запястье. — Твоё заклятие нужно! И не сейчас!..

Райна ничего кричать не стала, просто подхватила Харну на плечо, даже не замедлив бега.

Ангелы падали на них, и Кларе почудилось — она слышит хищный свист ветра в белых перьях.

Молния! Белая, раскалённая, испепеляющая саму Межреальность!..

Клара сама не поняла, как подставила щит — потому что прикрыть надлежало не только себя, но и валькирию с Джей на плече. Щит тот же самый, скользяще-отводящий, потому что никакие чары не выдержали бы удара этой чистой, свитой в огненный шнур силы.

Чародейку сшибло с ног, как следует приложило лицом о ею же пробитую тропу; сознания она не потеряла только благодаря вплавленным в доспехи чарам.

— Кирия!

Свободной рукой Райна вздёрнула её, словно пушинку.

Ангелы настигали. Крылья их сияли нестерпимым светом, руки удлинялись — чтобы обернуться разящими клинками, вырастающими словно из собственной ангельской плоти.

Но главное было в другом — чародейкам и в самом деле открывался бок вражьего строя; краем глаза Клара видела смутное мерцание воздвигнутого ангелами щита.

— Джей! Давай, Джей! По вожаку!..

Только бы выиграть время, только бы их задержать!..

У Джей Харны подгибались колени; она, совсем недавно хоть и бледная, но твёрдо державшаяся на ногах, сейчас еле стояла, словно бросок следом за Кларой отнял последние силы.

— Щас я ему, — прошипела она, и Межреальность вокруг вздрогнула, хотя её и так трепал разыгравшийся шторм.

Джей Харну отбросило назад, словно отдачей гномьей бомбарды — Райна едва успела подхватить. Глаза у чародейки закатились, по лицу разливалась даже не пресловутая «смертельная бледность» — на него словно плеснули густой снежно-белой краской.

Джей отдала всё, и ноги у неё — вдруг осознала Клара — подкашивались вовсе не от бега, а потому, что уже тогда она копила силу, извлекая её из собственных крови и жизни.

«Смертные чары», — похолодела Клара Хюммель.

— Джей?!

— До…би… вай… — сорвалось еле слышное с бескровных губ. — До… би… вай гада!..

— Джей!..

— До… би… — И она обмякла.

— Кирия! — Воительница удерживала Харну под руки, и чародейка кинулась к Джей.

— Не…т!.. — Та попыталась оттолкнуть её холодеющими ладонями. — До…бей!..

Посланное Джей Харной заклинание миновало налетающую пару ангелов, миновало выставленный щит, настигнув крылатого предводителя в тот миг, когда тот разворачивался навстречу новой угрозе.

Знакомое мерцание; сияющий белым светом великан задёргался, забился, словно муха, угодившая в сети. Полетели белые клочья — словно свет, дробящийся в многогранном кристалле. Вожак ангелов покачнулся, провалился, и Клара, не зная, чем ещё достать, послала самое гибельное из всех заклятий, которыми владела на уровне «магии мысли», когда не требовались ни амулеты, ни талисманы, ни руны или собирающие силу фигуры.

Время послушно замедлилось — словно бы для того, чтобы о многом подумать, воссоздать в памяти, увидеть, пережить снова. Магия мысли недаром самая сложная из всех; недаром даже опытным чародеям требуются костыли в виде всяческих талисманов, оберегов и тому подобных начарованных вещиц.

Драконы Времени любят шутить шутки, порою весьма злые.

— Внимание! Внимание! — стук старомодной указки по кафедре. И вновь, уже мягче: — Не отвлекайся, Клархен, дорогая. Это, как-никак, Высшие арканы, тут гибельна малейшая неточность.

Мягко светятся начерченные в воздухе символы и знаки — мессир Архимаг умеет погружать ученика прямо в среду. Эти символы и знаки не нужно рисовать, их нужно запомнить, сделать частью мысленного заклинания — и это куда сложнее, чем возиться с сушёными птичьими лапками или черепушками трёхглавых змеюк.

Творя магию мысли, чародей начинает с того, что представляет себе необходимые «ингредиенты». Потом, наловчившись, переходят к образам образов, к высшим абстракциям, чтобы, когда уже надо на деле творить заклятие, всё это — череда стремительно сменяющих друг друга мыслеформ — занимало бы считаные мгновения. Но представлять их надо очень чётко и ясно, и не приведи все небеса и бездны ошибиться или увидеть как-то не так!

Клара старается и представляет. С широко раскрытыми глазами, мессир запрещает зажмуриваться. Сперва надо пройти по всей цепочке символов, а потом уже, ночью, «выгравировать на внутренней поверхности черепа», как говаривали в Академии.

Но и символы — это ещё не всё. Надо очень хорошо понимать, что же именно сделает твоё заклятие.

Образы. Символы. Мысли.

Два ангела налетали, и Клара высвободила чары.

Пространство Междумирья начнёт хаотически сжиматься и разжиматься, возникнут области разной размерности, привычная упорядоченность (даже если это упорядоченность Ничто) исчезнет, воцарится нечто, весьма близкое к Хаосу…

Недаром мессир Архимаг преподавал ей эти чары самолично. И недаром использовать их можно, только если ты не под обычным небом — потому что последствия тогда будут поистине чудовищны.

По ней словно ударили пудовым молотом, чародейку швырнуло на твердь только что сотворённой тропы.

Межреальность перед ней вспыхнула, вырвавшееся на волю заклятие нашло цель, но, увы, совсем не ту, что наметила Клара; под чары подвернулся один из ангелов, его белый клинок угодил именно в то место, где родилось заклинание, и Клара поняла, что ошиблась, ошиблась совершенно по-детски — чары должны были возникнуть вокруг предводителя ангелов, они ж не огнешар, им лететь никуда не нужно, маг проецирует своё сознание на цель, а тут…

— Блестяще, кирия Клара. — Райна склонилась над ней. И как только эта валькирия ухитрялась выдерживать удар за ударом?

Оба ангела падали, кувыркаясь, подбитыми белыми птицами. Заклятие Клары взорвало пространство вокруг их белых клинков, уже обрушивавшихся на чародеек с валькирией, задело самих крылатых, и, хотя не уничтожило, но вывело из строя — они трудно копошились далеко-далеко внизу, кое-как пытаясь взлететь, подняться обратно, но без особого успеха.

Блестяще… Клара кое-как поднялась. Да, предводитель уцелел — но крыльями взмахивал тяжело и трудно, кое-как удерживаясь в Межреальности.

Остальные ангелы потеряли строй, подались назад. Что-то неуловимо изменилось, они словно утратили неколебимую уверенность. Один из них метнул молнию, белый росчерк врезался в голубоватое мерцание воздвигшегося щита и рассыпался облаком сияющих искр.

И тотчас последовал ответ — кто-то из чародеев послал чары разрыва; чёрная глобула пустоты возникла среди ангелов, и им уже пришлось уклоняться, избегать удара; с одного пустота жадно слизнула часть сияющей плоти, однако не сразила — неловко взмахивая единственным уцелевшим крылом, тот похромал, если можно так выразиться, обратно к вожаку.

К неведомому чародею присоединились другие, однако тут ангелы не сплоховали — все дружно, вместе поставили щит, не думая уже об атаке. Двое неудачников-подранков, задетых Кларой, тоже медленно выбирались из пропасти, но ковылять им ещё предстояло долго.

Предводитель, однако, не сдавался. Он на глазах оправлялся, движения становились всё увереннее, и вот — ангелы принялись осыпать скалистый островок излюбленными белыми молниями.

Джей Харна тихонько застонала.

— Я… попала…

— Ты попала. — Пальцы Клары лежали у Джей на висках. Шок миновал, можно было перелить силу напрямую.

— Я… попала…

— Молчи!

Кончики пальцев потеплели, сделались горячими. Сейчас, сейчас, это совсем просто, быстро, ты помнишь это с детства, первая помощь при…

Сила пошла хорошо, свободно и — провалилась. Прошла, словно вода через сито.

Клара похолодела.

Она не опоздала, нет. Джей ушла слишком далеко, слишком сильно хотела достать крылатого вожака; сила не задерживалась в ней, не могла удержаться; чародейка стремительно соскальзывала в смерть.

Но, быть может, Динтра?..

— Райна! Скорее!..

Воительница не заставила повторять дважды.

Они бежали, и на скорую руку пробитая тропа разваливалась за их спинами. Ангелы двинулись было к островку, но под градом посылаемых им навстречу самых разнообразных чар попятились — без вожака они явно слабели, а тот занят был собственными ранами.

Так или иначе, но Клара с Райной успели, прежде чем тропа окончательно распалась у них под ногами. Они выиграли время, но дорогой ценой.

— Лекаря сюда! — гаркнула валькирия, едва они оказались на относительно твёрдой земле. — Почтенный Динтра!..

Почтенный Динтра не замедлил. Тяжело, грузно рухнул на колени возле Джей, руки замелькали — и вдруг бессильно упали.

— Что?!. — задохнулась Клара.

Хотя сама уже прекрасно понимала что.

Целитель медленно закрыл чародейке замершие глаза.

— Отдала всё. Продырявила душу. — Он не смотрел на Клару.

— Я, я пыталась… — пролепетала та.

— Я знаю, милая. Но её не спас бы никто. Даже начни ты вливать в неё силы ровно в тот миг, когда она сотворила заклинания. Небеса превеликие, кто ж мог подумать, что она на такое способна…

Он осторожно накрыл погибшей лицо капюшоном.

— Покойся с миром, — услыхала Клара его шёпот. — Мы отомстим. И ещё что-то, непонятное, на языке очень-очень смутно знакомом: — Láttu drakkar bera þig til guða í loga

А потом выпрямился, вскинул клинок в салюте.

— На погибель врагу!

— На погибель врагу! — подхватила Клара. Да, так провожали — когда была возможность — павших в сражении членов Гильдии, когда нет времени плакать.

Оно настанет после. После победы, само собой.

ИНТЕРЛЮДИЯ 1

Спасение всё длилось и длилось. День за днём, ночь за ночью купался Игнис в небывалой купели, наполненной Его благодатью. Рико, если честно, уже несколько устал ждать каких-то небывалых чудес — они всё не начинались и не начинались. Есть-пить, а следовательно, и работать на полях, в садах да на огородах приходилось каждый день; чудесное «питание всех светом Его» пока что не наступило.

Вместо отца Северино прислали нового настоятеля, и люди только разводили руками — был он совсем юн, худ, с редкой и клочковатой бородёнкой, а на щеках ещё не успели пройти юношеские прыщи. Сутана у него была почти чёрная, что говорило о невысоком его положении среди служащих Спасителю; вчерашний послушник, не иначе. И на первой же проповеди юнец загнусил столько «недоброугодно» (вспомнил Рико мудрёное словечко отца Северино), что народ не выдержал — смеяться начал.

«Что ж, совсем не могли сыскать нам доброго пастыря?» — сокрушались потом взрослые. Спасение настало, а настоятелей-златоустов, кого послушаешь — и сам к жизни праведной тянуться начинаешь, и не сыскать.

Рико повздыхал вместе со всеми, хотя, по сути, жизнь у него и так настала славная. Как-то раз, вечером, управившись с работой (а она нынче стала легка, и не устаешь совсем!) — сидели они с другом Нино на берегу весело бурлившего ручья, как всегда, споря о том, когда же настанет оно, истинное Спасение, и в чём будет состоять Возвышение, и внезапно услыхали за спиной тихое поскуливание.

Обернулись, и…

— Черныш! — завопил Рико, обнимая друга за мохнатую шею.

Пёс завилял хвостом, тычась мальчишке в щёку холодным мокрым носом.

— Здорово! — восхитился Нино, тоже получив свою долю собачьих нежностей. — Видишь, всё верно говорил отец Северино!.. Начали мёртвые возвращаться!.. Теперь уже совсем скоро!

— Ты же скучал по мне, да, Черныш, да? — совершенно счастливый, спрашивал меж тем Рико, глядя в преданные глаза мохнатого приятеля. — Скучал, знаю, скучал! И я, и я тоже!.. Звал тебя, звал, всё думал, когда ж ты вернёшься! И ты вернулся, ко мне вернулся!.. Хочешь сахарную косточку? Хочешь, конечно, хочешь! Идём, дорогой, идём скорее!.. Эх, жалко, рассказать не сможешь, как оно там, на том свете было…

Возвращение Черныша наделало переполоха в селении. Нет, никто не испугался — потому что предсказано было именно это, — но подивились, что вернулись первыми не достойные отцы семейств, не почтенные матроны, в конце концов, не старый настоятель, уже один раз заглядывавший к односельчанам — а всего лишь какой-то пёс!

— Чего это «какой-то»! — возмутился отец Рико. — Не «какой-то», а сторож первостатейный! Не брехун бездельный, не дармоед — двор охранял, овец с луга, считай, сам пригонял, волка по молодости, было дело, от молочной тёлочки отпугнул! Ко всем Спаситель милостив, ко всякой твари! Верно служил Черныш, до самого дня последнего, хоть и ослеп почти, а старался!.. Вот и вернул его Он, потому как безгрешен пёс наш, видать!..

Авторитет Рико взлетел в селе на небывалую высоту. Втроём — он, Черныш и хвостом таскавшийся за ними Нино — они важно вышагивали по деревенской улице, и это было по-настоящему здорово.

После Черныша все, как один, ждали возврата и других ушедших, но этого всё не случалось и не случалось. Люди недоумённо чесали затылки, пошли даже к гундявому юнцу-настоятелю, но и тот ничего не смог сказать, кроме как «неисповедимы пути Спасителя нашего».

— А может, ты просто очень-очень сильно по мне скучал? — рассуждал Рико, сидя вечером на крыльце и почёсывая пса за ухом. — Я вот по тебе очень-очень, да. И звал тебя, всё время звал! Ты, наверное, услышал меня и пришёл, да ведь, Черныш, хороший мой?..

Пёс радостно вилял хвостом и при первой возможности норовил лизнуть Рико в нос.

Но, понятное дело, не отвечал.

Оглавление

Из серии: Сказки Упорядоченного

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Война ангелов. Игнис предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Подвижный в подвижной среде (лат.).

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я