Макс
Николай Павлович Романов, 2020

Когда попадаешь в чужое тело, да еще и в чужом мире, то у тебя просто нет вариантов – приходится выкручиваться и стараться наладить свою жизнь. Возможность возврата к прежней жизни вроде бы отсутствует, да и так ли она нужна? Ведь судьба предоставила мне шанс начать все заново, в новом мире, полном магии, различных существ и приключений. Я сделаю все, чтобы эта новая жизнь была гораздо лучше моей прежней. А что из этого выйдет – время покажет.

Оглавление

Глава 7.

Выйдя за забор, я отправился по хорошо знакомому мне маршруту. Михель жил в добротном доме, обнесенном почти столь же мощным, как у Ингара, забором, неподалёку от колодца. Как я уже упоминал — мы с Михелем часто разговаривали, стоя в очереди за водой, поэтому местоположение дома кузнеца, для меня тайной не было.

Подойдя к калитке, я пару раз вдарил по ней ногой обутой в сапог и, крикнув хозяина, стал ждать. Первыми, на мои действия, отреагировали собаки. За забором послышался лай и активная возня, как будто они пытались открыть калитку. Потом раздался голос кузнеца, разгоняющего питомцев, которые при виде хозяина, принялись лаять еще активнее — явно показывая, что не даром едят свой кусок хлеба. Вскоре калитка открылась, и показалось заспанное лицо кузнеца, с торчащими в разные стороны вихрами. Я почувствовал себя неловко, ведь явно разбудил человека. Однако кузнец особо расстроенным, моим визитом, не выглядел, он рассмотрев кого принесло к его подворью, спросил:

— О! Макс, а ты чего это, на ночь глядя? Случилось чего?

— Слава богу — нет. Я так, от нечего делать шастаю. Не помешаю? — Спросил я, уже сожалея что не отложил свой визит на утро — Ты похоже отдыхал, а я тебя разбудил, извини, я не хотел тебя побеспокоить.

— Да не переживай, я все равно должен был вот-вот проснуться — жену попросил, разбудить меня на закате. А то с этими боевыми действиями, хозяйство запустил, не занимался еще скотиной на ночь глядя. Так ты получается поболтать что-ли пожаловал? — Увидев мой утвердительный кивок, Михель предложил — Так проходи, пока я со скотиной управляюсь и поболтаем. А коли поможешь, так я тебя травяным отваром напою да пирогом с мясом угощу. Пирог у супруги, нынче вышел просто объедение, а не пирог.

Так и поступили, я помог ему по хозяйству, попутно перезнакомившись с его домочадцами. Раньше мне его симпатичную супругу и двоих ребятишек, сыновей, видеть не доводилось. После окончания хозяйственных работ, мы с Михелем, уселись на веранде и глядя на загорающиеся звезды и восходящую луну, а точнее ее аналог в этом мире, принялись наслаждаться обещанными отваром и пирогом. Попутно беседовали о разном. Нас обоих заинтриговала личность командира, и мы пришли к выводу что это не простой солдат, раз имеет право или наглость угрожать, за неподчинение, баронской расправой.

Рассказав Михелю, что я хотел попросить его поработать моим гидом, по поселку и его населению, я попросил его завтра мне с этим помочь. Он согласился, решили зайти после утренних дел к солдатам, проведать, да поинтересоваться что же за человек такой их командир. А то может тут у нас дворянин какой лежит, а мы и не знаем кого и как уведомить о его состоянии. Хотя по словам Михеля, староста у них человек с опытом, и головой на плечах, должен об этом подумать. Но нам то интересно. Вот и составили мы такой план — сначала, навестим солдат, приспросимся, присмотримся, а потом и к самому командиру наведаемся, познакомимся, да проведаем. Посмотрим, как сможем с этими людьми пообщаться и что интересного они нам могут поведать. А после этого, я попросил Михеля познакомить меня со старостой.

Сидели мы с кузнецом еще наверно с пару часов. Обсудили его странную броню. Оказывается это его личное изобретение, он экспериментирует с новыми видами брони. Хочет разработать и запатентовать собственный вид брони, и выпускать его себе в удовольствие и во благо. Порывшись в своей памяти, я попросив писчие принадлежности, нарисовал ему пару схем шлемов и кольчуг, про какие смог вспомнить более менее детально. Он как и Ингар в своё время, сначала надо мной посмеялся, а когда вник и понял что именно я ему показываю — очень сильно возбудился и засуетился. Похоже решил прямо сейчас в кузню бежать да заняться моими чертежами. Напомнив ему о завтрашних планах, я попрощался и отправился домой.

Вот ведь, уже спокойно называю дом Ингара, своим домом, и никаких негативных эмоций у меня это не вызывает. Здорово!

Дома все уже отдыхали, и потихоньку добравшись до своей кровати, я поразмыслив на сон грядущий, над сегодняшним бурным деньком, уснул.

Утро прошло как обычно, разве что погодка была просто прекрасной, и от того настроение было хорошим, не смотря на ранний подъем. У колодца, я повстречал заспанного Михеля, и убедился что планы в силе. Договорились что я подойду к нему когда закончу с делами по хозяйству. Дома, умывшись и позавтракав, я управился с животными, и их нуждами. Потом по просьбе Кары, помог ей немного с огородом — нужно было вскопать грядку, чтобы посадить что-то нужное. Потом, убедившись что моя помощь пока не требуется, я пошел на оговоренную встречу.

Кузнец меня уже ожидал. После непродолжительных сборов мы отправились навестить солдат. В руках, Михель нес корзинку, в которой что-то булькало. На мой вопрос о содержимом корзины, он лишь хитро улыбался, и говорил что я скоро узнаю.

Солдаты встретили нас настороженно. Не смотря на гостинцы, которые Михель выудил из корзинки, они не потеплели к нам. Даже выставленный Михелем кувшин с медовухой, не помог наладить контакт. Медовуха исчезла без следа, нас поблагодарили и попросили удалиться, чтобы раненые защитники государства могли спокойно отдыхать, а не отвечать на странные вопросы неизвестных аборигенов. В общем — выставили они нас, да еще и медовуху приватизировали на безвозмездной основе.

Посмеявшись над этим, мы с Михелем решили придерживаться вчерашнего плана и отправиться к командиру этих вояк. Жаль конечно, что не удалось предварительно ничего о их командире узнать, но да не критично. Познакомимся, да пообщаемся — сами все и узнаем если нормально знакомство сложится. Да и теперь всяко нужно идти знакомиться, солдаты по любому доложат командиру что им интересовались два каких-то подозрительных субъекта. Еще шпионских страстей нам не хватало для полного счастья. Черт его знает, что командиру в голову придет в связи с поступившей от солдат информацией, да и что он может предпринять или сделать после этого — тоже не понятно. В общем чтобы не плодить страстей, решили следовать плану и отправляться к командиру. Благо идти недалеко — в соседнем дворе обитает раненый служака.

Как рассказал Михель, двор к которому мы направляемся, принадлежит вдове по имени Сонара. Несколько лет назад, на охоте, какая-то тварь порвала ее мужа и старшего сына. С тех пор Сонара одна воспитывает троих детей и ведет не маленькое хозяйство. Женщина оказалась сильной, и волевой. Все ожидали, что она постарается побыстрее выйти замуж, чтобы новый хозяин помог со всем хозяйством, да с воспитанием детей. Ошиблись люди — Сонара стала сама охотиться, с детьми отправлялась на сбор цветка Лиолы, сама управлялась со скотом и подворьем. Некоторые ушлые мужички, пытались было сосватать хозяйственную бабенку да прибрать неплохое хозяйство к своим рукам, но не вышло. Нескольких она просто послала подальше, А парочке особо настойчивых — просто набила морду. С тех пор, явных ухажеров у нее поубавилось. В общем баба боевая, в чем, мы вскоре и убедились.

Встретила нас хозяйка у ворот. Судя по ведрам с водой, сама она только вернулась от колодца. Женщина эта, на первый взгляд, вообще не выглядела особо мощной или сильной. Обычное телосложение, средний рост. Разве что в глазах мелькало что-то эдакое — трудноописуемое. Попытавшись предложить свою помощь хозяйке, мы нарвались на отповедь. Нам было сказано не лезть со своей помощью, и проваливать на все четыре стороны, а не мешать честной женщине спокойно работать. Мы объяснили, что пришли к командиру солдат, и хотели бы с ним пообщаться. На что Сонара послала нас еще дальше. Она прокричавшись и перестав ругать нас бездельников, пояснила — командир спит, и проспит еще не меньше суток.

— Человек руку потерял, ему зелья сонного и подали чтоб меньше мучался. А как проснется, там видно будет — захочет пригласит вас пообщаться. — Сонара пообещала передать что мы заходили познакомиться.

Обломавшись второй раз за день, мы с Михелем, решили отправиться к старосте после обеда. Сперва отобедаем у кузнеца, а потом уж довольные жизнью да в хорошем настроении пойдем к старосте, меня с ним знакомить.

О том что мы придем на обед, Михель супругу конечно не предупредил, поэтому, пока она суетилась и готовила на нас обед, он показал мне свою кузницу. Ну что сказать? Это не первая кузница, которую я вижу в живую. Я смутно помню, как выглядела дедовская. Он умер, когда я совсем маленьким был, потому у меня о нем не сильно много воспоминаний. Но почему-то вспоминается не столько обстановка, сколько жар и грохот.

До сих пор все мои знания, по крайней мере те которые я получил в осознанном возрасте, о подобных местах, строились только на фильмах и книгах. Ничего сверхъестественного, если честно, я не увидел. Две наковальни — одна большая, и вторая поменьше. Одна печь, или очаг, не знаю, как именно это называется, если не изменяет память — горн. Много различных инструментов висят на стенах и под потолком. Всякие молотки, щипцы, кувалды, напильники и прочий инструментарий. На полу, рядом с наковальнями, стояли несколько небольших бочонков, наполненных разными жидкостями. Михель пояснил, что они нужны для закалки кузнечных изделий. А разные жидкости, потому, что иногда нужно с разной скоростью остужать металл, и каждая из них делает это со своей скоростью.

Осмотр достопримечательностей кузнечного дела, был прерван супругой Михеля, которая отправила одного из ребятишек, позвать нас к столу. Мы как раз добрались, до заготовки, которую Михель сделал ночью — он все-таки не вытерпел и попробовал сделать то что я нарисовал. Разумеется, работа была далека от завершения, но саму идею он понял, и собирался воплотить как можно скорее.

Обед прошел быстро и скомкано, мы торопились закончить поскорее, чтобы отправиться к старосте. После того как доведет и познакомит меня со старостой, Михель собирался вернуться в кузню и заняться новой броней, поэтому тоже торопился. Я же торопился, потому что подходило время работы по хозяйству. Скоро нужно будет возвращаться и заниматься домашними делами.

Дом старосты находился неподалеку от колодца. Мне вообще иногда кажется, что это не колодец выкопали посреди селения, а дома строили вокруг стоящего в чистом поле колодца. Поселок вмещает в свои стены порядка двух сотен дворов, а такое ощущение, что колодец является просто центром мироздания, поселкового так уж точно. Все дома находятся в пределах десяти минут ходьбы прогулочным шагом. После масштабов моего прежнего места обитания, это немного обескураживало, но и радовало в то же время.

Итак, как я уже сказал-дом старосты находился неподалеку от колодца. По многочисленным описаниям в книгах, дома старост в моем представлении, всегда являлись самыми большими, красивыми, и богатыми. Меня кстати всегда это смешило — если староста честный человек, то он ничем не лучше или хуже своих соседей, и ему не с чего выделяться среди них своим богатством. Ведь староста, это всего лишь старший человек в селении, или возможно наиболее ученый и опытный в деле управления людьми. В общем, подходя к дому старосты, я ожидал вполне обычного жилья по местным меркам. Но был готов и к тому, что прогнозы авторов многочисленных книг тоже могут сбыться, и я увижу перед собой просто настоящие хоромы.

Что ж, дом оказался вполне обычным, во всем кроме забора. Я уже привык что в поселке, у всех дворов стоят массивные прочные ограждения из бревен, или жердей, вкопанных в землю. Здесь же не было ничего подобного — обычный плетень, примерно метровой высоты. Здесь я подобного еще не видел, ведь места далеки от спокойствия. Поинтересовавшись у Михеля о причинах такой странности, я был послан к старосте с такими вопросами. Кузнец просто слово в слово повторил предостережение Ингара:

— Ты со старостой то, поаккуратнее, он хоть и выглядит как обычный мужик — на деле же, человек совсем не простой и не случайный. И не спрашивай, о чем я говорю, захочет — сам тебе все расскажет, а не захочет, так не мне о нем сплетни распускать.

И вот как понимать эти слова? Уже второй человек предупреждает меня, о необходимости держать ухо востро, при разговоре со старостой. Что же такого страшного или опасного в старосте, если такие матерые мужики, как Ингар и Михель, его то-ли опасаются, то-ли остерегаются. Вопросов все больше, еще бы ответы хоть частично возникали столь же часто, было бы вообще просто чудесно. Ну да ладно, вопрос со старостой возможно разрешится в самое ближайшее время.

Итак, мы подошли к дому, окруженному не уже привычной для меня бревенчатой стеной, а вполне родным моей душе, плетнем. За плетнем виднелось подворье из нескольких хозяйственных построек. Из одной постройки доносилось похрюкивание свиней и квохтание куриц. За отдельным, небольшим плетнем, виднелся небольшой огород. В нем то мы и застали старосту. Он тщательно полол траву на одной из грядок. Михель криком обозначив наше присутствие, и получив разрешение на проход через калитку, провел меня прямо к старосте.

По дороге к старосте, к нам присоединился огромный пес. Чем-то напомнивший мне кавказскую овчарку. Барбос обнюхал нас, и после окрика хозяина, отошел в тень дома, где и завалился на травку, следя за нами своими глазами, и будто предупреждая не делать никаких глупостей. Хороший такой охранничек. Не хотелось бы мне с таким связываться.

— Вот, Ариман, привел к тебе новенького нашего. Познакомиться парень хочет по-людски, да поговорить с тобой. Я вас оставлю, у меня свои дела есть. — И обернувшись ко мне спросил — На обратном пути ко мне зайдешь?

Кивнув ему, я проводил его взглядом до калитки, и повернулся к разглядывающему меня старосте.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Макс предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я