Месть ястреба

Наталья Федюшина, 2019

История о венчании с ветром, который затерялся на крыльях ястреба. О пыльных страницах, ведущих к забытому мерцанию звезд. А еще о наследнике, чье детство закончилось, когда в саду роз упал окропленный кровью лепесток.

Оглавление

Пролог

Хаким вдыхал аромат роз, искоса поглядывая на свою нянечку. Ее губы были словно алые лепестки, а кожа как снежный бархат. Лишь взгляд выдавал бурю чувств. Хаким видел такое впервые. Сын шейха был еще слишком юн, но понимал, как выглядит страх и отчаяние. Нянечка прятала лицо в тени и нервно осматривалась по сторонам. Солнечный свет озарял сад радужными бликами, но воздух оставался напряженным. Хаким нахмурил брови, и капля крови окрасила палец ярким пятном. Мальчишка не верил в предназначение, но остро ощущал предзнаменования.

— Ваши глаза — жемчужины всего сада, но почему же они утратили блеск?

Нянечка встрепенулась словно только что проснувшийся соловей.

— Ох, незачем омрачать свои мысли, молодой хозяин. Лучше насладитесь красотой цветка. В эту пору розы особенно прекрасны.

— Как и их шипы, — ответил Хаким.

Он посмотрел на порез, который хоть и выглядел маленьким, но был очень глубоким. Мальчишка отошел от цветка и, заложив за спину руки, направился к нянечке. Она вновь напряглась. Девушка с глазами изумрудами никогда не позволяла себе грустить при нем. Никогда не боялась его едва ощутимых касаний. Нянечка расцветала от нежных слов. До этого самого дня. Конечно, Хаким обещал взять ее в жены, как и десятки других претенденток, которых встречал во дворце отца — великого правителя Башшира. Страны вечного солнца и главного хранилища мудрости веков. Хаким только жалел, что еще не позволял возраст, но сейчас его сердце томилось по другой причине. Мальчишка всем телом ощущал, что что-то не так. Тень ложилась на сад не так как прежде, а голос нянечки дрожал, словно водная рябь от холодного дуновения ветра. Солнце спряталось за облаком, и по коже Хакима пробежал озноб. В воздухе раздался щелчок. Взгляд метнулся на розу. Она исчезла. Пустой стебель торчал, будто наконечником стрелы, которой тот был поражен, и которая встряла в дерево. Алый бутон полетел на песчаные камни дорожки, распадаясь на лепестки. Разноцветье померкло и сменилось тревожным серым. Воспоминание закончилось отцовским криком:

— Беги!

Хаким впал в небытие, ожидая лишь удачного часа для пробуждения.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я