Особенности кошачьей рыбалки

Наталья Александрова, 2017

Мошенник экстра-класса Леня Маркиз взялся за новую авантюру – добыть некий список акционеров, но задание как-то сразу не заладилось. Видно, Леню кто-то крепко подставил. Маркиза это обстоятельство крайне огорчило, он-то считал, что у него глаз-алмаз и проколов быть не может, а тут… Просто руки опустились! Спасти подмоченную репутацию друга взялась его верная соратница Лола, но и она потерпела фиаско. В деле появился первый труп…

Оглавление

  • ***
Из серии: Наследники Остапа Бендера (Частные детективы Лола и Леня Маркиз)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Особенности кошачьей рыбалки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Н. Александрова, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Девушка, сидевшая за рулем маленькой бирюзовой «ауди», бросила взгляд на свое отражение в зеркале заднего вида и удовлетворенно мурлыкнула. Платиновые волосы до плеч лежали волосок к волоску, сквозь матовую кожу просвечивал нежный румянец, длинные ресницы придавали лицу загадочное и мечтательное выражение. Преимущество дорогой косметики в том, что она кажется совсем незаметной. К тому же погода стояла прекрасная, и новое легкое пальто цвета топленого молока шло ей просто идеально. Блондинке даже захотелось сделать селфи, но она напомнила себе, что едет на ответственную операцию, и не стала отвлекаться.

Светофор на перекрестке переключился на зеленый. Ну вот, даже светофор сегодня благосклонен к ней, будто сама судьба дает ей «зеленую улицу». Блондинка сделала чуть погромче льющуюся из динамиков ненавязчивую музыку…

И вдруг прямо перед ее автомобилем, словно из небытия, возник темно-синий «фольксваген». Блондинка вдавила педаль тормоза в пол, но было уже поздно. Скрип тормозов смешался со звуком удара…

«Ауди» врезалась в зад «фольксвагена» и остановилась. Наступила звенящая тишина.

Первым делом блондинка взглянула в зеркало. Кажется, ее внешность не пострадала от столкновения, только прическа немного сбилась. Зато машина наверняка покорежена…

Хорошего настроения как не бывало.

Этот козел в «фольксвагене» ее нагло подрезал! Из-за него она разбила свою чудную новенькую машинку! Он за это ответит! Она его порвет на мелкие кусочки!

Дверца «фольксвагена» распахнулась, из нее выкатился мужчина лет тридцати пяти — сорока, в приличном итальянском костюме, с приятной, но не запоминающейся внешностью. Подскочив к водительскому окошку «ауди», он озабоченно проговорил:

— Вы в порядке? Вы не пострадали?

Блондинка хотела высказать ему все, что о нем думает, но отчего-то расхотела. У мужчины было такое приятное лицо, и итальянский костюм так хорошо на нем сидел… и в его голосе звучало такое искреннее беспокойство…

— Я — нет, — проговорила она после неизбежной паузы чуть хрипловатым голосом. — Я не пострадала, но вот моя машина…

— Машина — дело наживное, — разливался мужчина. — Я вызову своего мастера, и он приведет ее в полный порядок. Но вот вы… вам нужно провериться. Бывает, что в первый момент в результате шока пострадавший ничего не замечает, но потом… со здоровьем шутить нельзя! Я отвезу вас в больницу!

— Никакой больницы! — спохватилась блондинка, взглянув на часы. Время поджимало, она могла сорвать операцию!

— Никакой больницы, — повторила она, — лучше вызовите мне такси, мне нужно срочно ехать…

В этот момент рядом с ними остановилась полицейская машина, из нее выбрался долговязый молодой парень с оттопыренными ушами, подошел, ставя ноги циркулем, и проговорил:

— Так… и что тут у нас? — Затем спохватился, поднес руку к фуражке и представился: — Старший лейтенант Ухорылов! Ваши документы, пожалуйста!

— Вот, возьмите… — водитель «фольксвагена» протянул ему пухлый бумажник.

Блондинка, недовольно поморщившись, достала из бардачка свои документы. Когда она передавала их полицейскому, стало видно небольшое тату на запястье — бирюзовый паучок в центре темно-красной паутины.

Полицейский перелистал документы, сунул в карман и проговорил неодобрительно:

— Нехорошо, Альбина Николаевна, нехорошо!

— Да что нехорошо?! — возмутилась блондинка. — Я ни в чем не виновата! Это он меня подрезал!

— Да, девушка не виновата, — поддержал ее мужчина с покровительственной интонацией, с какой взрослые говорят о детях. — Видимо, просто не справилась с управлением… недостаточно опыта вождения…

— У меня достаточно опыта! — возмутилась блондинка.

— Не знаю, не знаю… — Полицейский обошел ее машину, посмотрел на нее спереди, сбоку, пнул ногой шину. — Девушка ехала сзади, значит, ее вина… не держала дистанцию.

— Да говорю же — он меня подрезал! — воскликнула блондинка.

— Ну что ж, придется подождать дознавателей… — протянул полицейский.

— Я не могу… — пролепетала блондинка, в ужасе глядя на часы.

— Что значит — не могу? — В голосе полицейского зазвучал металл. — Закон есть закон!

Тем временем виновник всей этой кутерьмы, водитель «фольксвагена», отошел чуть в сторону, достал из кармана мобильный телефон и вполголоса проговорил:

— Начинаем операцию! Время пошло!

Прозрачные двери отеля «Империал» предупредительно раздвинулись перед молодой женщиной, одетой в летнее пальто цвета топленого молока. Охранник в холле, незаметно наблюдавший за дверями, отметил про себя, что женщина очень привлекательна. Светлые прямые волосы, стройная фигура. Кажется, он раньше ее не видел. Ну, отель большой, столько людей мелькает за день…

Легкой походкой женщина пересекла холл и свернула к бару, который находился перед рестораном. По сторонам не оглядывалась, никого не искала, стало быть, бывала тут раньше.

В баре было полутемно и почти пусто. Какой-то мужчина потягивал пиво, уставившись в мобильный телефон, в самом темном углу ворковала парочка.

Блондинка сняла пальто, перекинула его через руку и подошла к стойке бара.

— Чем могу служить? — спросил бармен.

Ему не слишком подходило такое церемонное обращение, выглядел он простовато — волосы давно не стрижены, длинная челка закрывает один глаз, ворот рубашки расстегнут, и даже в полутьме видно, что рубашку эту он надевает не первый день.

Однако блондинка приветливо ему улыбнулась и сказала низким, чуть хрипловатым голосом:

— Вы умеете готовить коктейль «Земляничная поляна»?

— А как же! — оживился бармен. — Одна часть светлого рома, две части белого вина и земляничный ликер.

— Нет-нет, вместо земляничного добавьте мне, пожалуйста, капельку гренадина!

— Как скажете.

Бармен отвернулся, быстро смешал напитки и подал блондинке высокий бокал с ярким зонтиком.

Взяв бокал в левую руку, правой блондинка прихватила с блюдечка салфетку и вытащила из нее карточку-ключ. Рукав джемпера чуть задрался, и стала видна татуировка на левом запястье — бирюзовый паук на фоне красной паутины. Бармен перетирал бокалы и не смотрел на блондинку. Она положила на стойку купюру и вышла из бара. Бармен даже не повернул голову ей вслед.

Платиновая блондинка подошла к лифтам.

— Мне восьмой, — сказала она мужчине, который вошел вместе с ней.

Мужчина разговаривал по телефону, а когда связь пропала, тихонько чертыхнулся. Он вышел на шестом этаже.

Блондинка доехала до своего восьмого. В коридоре никого не было — в дневное время жильцы в номерах не сидели. Блондинка остановилась перед номером 833, огляделась и достала карточку-ключ. Дверь открылась быстро и бесшумно.

Блондинка быстро огляделась. Номер был просторный, двухкомнатный. В гостиной ковер на полу, диван, два мягких кресла и журнальный столик, напротив — небольшая плазменная панель. Блондинка с удовлетворением отметила, что шторы на окнах полузадернуты, значит, никто ее не увидит.

Еще раз оглядев номер, она прямиком направилась к картине, которая висела над телевизором. На ней были нарисованы какие-то непонятные полосы и зигзаги, и цвета подобраны не слишком удачно. В общем, сразу становилось понятно, что картина висит вовсе не для красоты.

Сняв картину, блондинка удовлетворенно хмыкнула, увидев за ней дверцу сейфа. Затем достала из сумочки маленькую металлическую коробочку с кнопками и маленьким экраном и приложила ее к дверце. Минуты две слышалось тихое гудение, после чего на крошечном экране возникли цифры кода сейфа. Блондинка убрала коробочку в сумку, надела резиновые перчатки и, выставив нужные цифры, открыла дверцу сейфа.

И тут же разочарованно вздохнула: сейф был пуст. Ни денег, ни шкатулки с драгоценностями, ни папки с бумагами, ни флешки. Вообще ничего.

Блондинка не проронила ни слова, аккуратно закрыла сейф, повесила картину на место и снова огляделась. Потопала по ковру, убедившись, что ничего под ним не лежит, затем обшарила тумбочку при входе. Там не было ничего, кроме списка телефонов служб отеля и красочных проспектов для туристов. Посмотрела на люстру — ничего. Посмотрев на часы, она перешла в спальню.

Эта комната оказалась гораздо меньше, тут помещались только широкая кровать и встроенный платяной шкаф. Блондинка прошла в ванную и посмотрела вокруг — ничего особенного, шампунь и мыло гостиничные, хозяин номера только поставил в стаканчик зубную щетку. Больше на полочке ничего не было.

Блондинка брезгливо сморщилась и подняла крышку бачка унитаза, где часто устраивают тайник. Пусто.

Женщина закусила губу и выругалась про себя. Где же он? Куда этот тип мог его спрятать?

Она вернулась в спальню и приступила к осмотру платяного шкафа. Вполне возможно, что она найдет нужное в карманах одежды, некоторые так делают.

В шкафу было два отделения: в одном висели пиджаки и куртки, в другом — рубашки. Блондинка обшаривала карманы куртки и тут услышала еле слышный скрип двери.

Одним прыжком блондинка оказалась у двери в спальню, и платиновые волосы встали дыбом от ужаса — хозяин номера вернулся. Точнее, она понятия не имела, кто этот темноволосый мужчина с характерной художественной небритостью, но надеяться на то, что это такой же случайный гость, как она, значило бы сильно переоценивать силы провидения.

Если этот тип вошел в номер с преступной целью, то еще можно будет как-то договориться, но судя по тому, как спокойно и уверенно он двигается, это жилец. И проживает он в этом номере абсолютно законно, стало быть, вполне может вызвать службу безопасности отеля. А скорее всего, расправится с ней сам. Учитывая специфику его работы, это не составит труда.

Тигриным прыжком блондинка рванула в шкаф, прихватив пальто и сумочку. Задвинув за собой дверцу, она затаилась под рубашками, больно ударившись бедром о ящик с бельем и в последнюю минуту удержав стон.

Сквозь крошечную щель между дверцами шкафа, блондинка видела, как мужчина вошел в спальню, снимая на ходу пиджак. Она порадовалась, что спряталась в отделении с рубашками, потому что мужчина открыл соседнее отделение, чтобы повесить пиджак на плечики. Аккуратный, мерзавец!

Она затаила дыхание и заставила себя не смотреть в его сторону. Некоторые люди очень хорошо чувствуют чужие взгляды. Жилец в этом смысле явно не промах, сразу видно — опасный тип. Мягкие крадущиеся движения опасного хищника, и вроде бы по сторонам не глядит, но она была готова поклясться, что всю комнату держит в поле зрения.

Так. Застыть на месте. Не шевелиться, не дышать и даже не моргать. Кажется, даже сердце стало биться медленнее.

Помогло, опасный тип вышел в гостиную.

Пора, поняла блондинка, едва переведя дух. Пора просить помощи. Одной ей точно не справиться. Что-то явно пошло не так, жилец не должен был появиться в номере.

Она нашла в сумочке мобильный телефон и на ощупь нажала кнопку вызова. Ее напарник все поймет, догадается, что случилось нечто непредвиденное, не станет громко спрашивать в трубку, что стряслось, просто придет и вызволит ее отсюда. А каким образом — уж это его забота. Ей же нужно продержаться минут десять.

Она нажала кнопку отбоя, и тут в гостиной зазвонил телефон. От неожиданности блондинка выронила свой. Хорошо, что он упал без стука на что-то мягкое.

— Да! — услышала она голос из гостиной. — Да, все по плану, как договорились… Ну, разумеется… О чем разговор… Вы знаете мои правила, я никогда не сообщаю подробностей… Ну, если вы настаиваете. Хорошо, номер первый — завтра, в восемь двадцать… автомобиль… номер второй — в тринадцать тридцать, несчастный случай… Да, пока на этом все, будем на связи…

Мужчина закончил разговор и снова вошел в спальню. Блондинка затаила дыхание. Судя по звукам, он раздевался. Вот звякнул ремень брюк, вот рубашка полетела на пол. Спать он, что ли, ложится в такое время? Но нет, шагнул в сторону ванной. Ага, душ собирается принимать, чистюля…

Тут блондинка снова обмерла от страха, потому что белье-то вот оно, в ящике, у нее под боком! Но постоялец скрылся в ванной и закрыл за собой дверь. Не веря своему счастью, блондинка не шевелилась, пока не услышала, как задвинулась стенка кабинки и зашумела вода.

Забыл! Забыл белье, как все мужики забывают! А потом орут жене или тому, кто подвернется, чтобы принесли. И этот не был исключением.

Блондинка пошарила по полу, чтобы найти свой телефон, но он куда-то закатился. Она приказала себе не впадать в панику и глубоко вдохнула сухой, слегка пахнущий пылью воздух. Куда мог упасть этот чертов мобильник? Ага, вот тут, справа, ботинки. И разумеется, телефон упал в ботинок! Хороший такой ботинок, кожа дорогая, мягкая, ручной работы…

Выпало что-то еще, но блондинка не обратила внимания, торопливо запихала все в сумочку, затем сняла туфли и, затаив дыхание, приоткрыла дверцу шкафа.

Никого. Из ванной по-прежнему доносился шум воды. Бесшумно задвинув за собой дверцу, блондинка неслышно, на цыпочках, проскользнула мимо ванной, затем пробежала гостиную, едва касаясь ногами ковра, и открыла дверь номера. В коридоре никого, это большая удача.

По лестнице спускаться было нельзя, там на каждом этаже камеры, и блондинка направилась к лифту. Ей показалось, что до того, как открылись двери кабины, прошла целая вечность. И только тогда она вспомнила, что все еще не надела туфли.

В лифте стоял мужчина, по виду — бизнесмен средней руки. Костюм приличный, но выражение лица озабоченное. Приехал по делам, сейчас деловым людям не до развлечений, кризис…

Блондинка спрятала туфли под пальто, которое держала на руке, и улыбнулась мужчине приветливо-зазывно. Удивление в его глазах быстро сменилось гордостью — значит, он еще ничего, раз такая женщина смотрит на него явно с намеком. Он тут же что-то спросил, она рассмеялась колокольчиком, затем, якобы в шутку, назначила ему свидание вечером в баре отеля. Мужчина вышел на втором этаже, так и не успев заметить, что она босиком.

До первого этажа блондинка успела надеть туфли, придать лицу отстраненное выражение, и из лифта вышла интересная молодая женщина, которая пошла к выходу свободной походкой человека, не обремененного никакими заботами.

Но тут же столкнулась с мужчиной лет сорока в синей рабочей униформе. На спине у него было написано: «Ремонт и обслуживание лифтов».

— Что? — спросил он одними губами.

— Убью, — прошипела блондинка и прошла мимо.

Ремонтник извинился, подошел к лифту и под внимательным взглядом охранника нажал кнопку. Затем вошел в лифт, отмахнувшись от полной дамы с двумя собачками, — кабина неисправна, ждите следующую. Вышел на втором этаже, прошел по коридору до служебной лестницы, и в холле появился уже не мастер по ремонту лифтов, а моложавый мужчина симпатичной, но неприметной наружности, одетый скромно, но дорого. Он неторопливо пересек холл, вышел на улицу, прошел пешком два квартала и сел в неприметную серую машину.

За это время блондинка, сидевшая на пассажирском сиденье, успела спрятать пальто цвета топленого молока и переодеться в скромную серенькую куртку. Также сняла кое-какой грим, а волосы повязала ярким шарфом.

— Ну? — спросил мужчина, повернув ключ зажигания.

— Баранки гну! — огрызнулась блондинка. — Вечно ты втравишь меня в какую-нибудь историю!

— Лола, успокойся, возьми себя в руки! — приказал Маркиз.

А это, разумеется, был он — лучший мошенник всех времен и народов, как он себя называл. Лола в таких случаях всегда добавляла, что Ленечка не умрет от скромности.

— Значит, я так понимаю, список ты не нашла? — строго спросил Маркиз.

Хоть он и видел, что его боевая подруга на взводе, дело всегда прежде всего.

— Он вернулся! — заорала Лола и, когда Маркиз шикнул на нее, оглянувшись, прошипела: — Он вернулся! Ты представляешь, что я пережила? И что со мной было бы, если бы он меня застал?

— Ну, ты же выкрутилась…

— Скотина! — Лола хотела выскочить из машины, но ее дальновидный компаньон успел заблокировать дверцы.

— Ладно, едем домой, там все расскажешь, — сухо сказал он.

В оправдание холодности Маркиза можно сказать только то, что он был расстроен. Больше чем расстроен. Дело, которое ему поручили, осталось невыполненным.

Лола, конечно, не стала ждать, когда они приедут домой, и тут же выложила все, что с ней случилось в номере отеля «Империал». Ее компаньон слушал молча, зная по опыту, что перебивать Лолу обойдется себе дороже.

Пока они едут, изредка застревая в пробках, можно кое-что разъяснить читателю.

Леня Марков, имеющий среди друзей и знакомых аристократическую кличку Маркиз, как уже говорилось, был представителем достаточно редкой профессии — он был мошенником. Точнее, мошенников-то у нас навалом: они роятся у каждой станции метро, на каждом рынке и пытаются выманить у доверчивых граждан их потом и кровью заработанные денежки, либо же ходят по квартирам и впаривают старушкам немыслимые приборы, которые якобы лечат от всего на свете.

Маркиз был не из этих. Он никогда не обманывал небогатых людей, утверждая, что это, во-первых, аморально, а во-вторых, не принесет никакой выгоды.

Его напарница Лола тихонько посмеивалась и говорила, что Ленечка просто сентиментальный и жалостливый — детей не обижает, старушек через улицу переводит, вдовам и сиротам помогает. Не то чтобы Леня, как Робин Гуд, отнимал деньги у богатых и раздавал бедным — нет, такого с ним все же не случалось, но бедных никогда не обманывал.

Так или иначе, но свои остроумные операции по отъему денег у некоторой достаточно обеспеченной части населения Леня проводил с блеском и с большой выгодой для себя. Помогали ему в этом несколько проверенных друзей, но главной партнершей была Лола.

Познакомились они случайно. Маркиз сразу же определил, что эта способная девица будет очень ему полезна, и уговорил Лолу работать с ним. О чем, надо сказать, ни разу не пожалел, но никогда не говорил ей об этом — Лолка загордится, задерет нос, и тогда ее вообще в оглобли не введешь и работать не заставишь.

По профессии и по призванию Лола была актрисой, то есть умела перевоплощаться, гримироваться, изменять внешность, голос и походку, а также была наблюдательна и могла быть чудо как хороша. Одинаково свободно она чувствовала себя в дорогущем платье, обвешанная бриллиантами, и в дерюге старой бомжихи. Словом, не помощница, а чистый клад.

Думая так, Леня тяжко вздыхал. Разумеется клад, сокровище, чистое золото, если бы… не была Лола так взбалмошна, капризна и ленива. При ее артистичности она умела устроить скандал на пустом месте (такое умеют почти все женщины, но у Лолы это выходило блистательно) и могла, не сходя с места, выдумать тысячу причин для того, чтобы не работать.

Сколько раз Маркиз в сердцах проклинал тот день, когда он встретил Лолу в кафе, куда и зашел-то на пять минут, чтобы подождать нужного человека! Да черт его занес туда, причем явно не в добрый час!

И вот, когда доведенный Лолкиными упрямством, своеволием и ленью до белого каления, Леня готов был все бросить и расторгнуть их соглашение, Лола узнавала об этом за минуту до роковых слов и становилась тихой, послушной и исполнительной. Она всегда умела вовремя остановиться.

Таким образом, компаньоны уже несколько лет плодотворно работали вместе и для удобства жили в одной большой квартире. И как-то так случилось, что за это время они успели обрасти тремя домашними любимцами.

Первым в их квартире появился крошечный песик породы чихуахуа. Лола вложила в него всю неизрасходованную нежность бездетной женщины и избаловала до невозможности. Назвала она его Пу И в честь последнего китайского императора, и Леня давно уже перестал задавать себе вопрос, какое отношение имеет китайский император к древней мексиканской породе.

Леня очень привязался к песику, и когда взбалмошная Лолка вдруг вбила себе в голову, что хочет спокойной жизни и ушла к банкиру, Маркизу было страшно одиноко (разумеется, он скучал по песику, а не по этой лентяйке и эгоистке Лолке). Именно в это время он встретил на лестнице огромного угольно-черного кота. У кота был трудный период, Леня отбил его у трех хвостатых бандитов и пригласил пожить у себя. Назвал он кота Аскольдом в честь своего старого друга и учителя.

Лола, вернувшаяся через неделю, устроила грандиозный скандал по поводу кота, но ничего не помогло, и со временем отношения наладились, Аскольд умел заставить себя уважать.

И третьим питомцем был огромный разноцветный попугай по кличке Перришон. Попугай одним морозным утром просто влетел в неосмотрительно открытую Лолой форточку, да так и остался у них, поскольку на объявления, развешанные Лолой по всему району, никто не отозвался.

Маркиз уверял: это потому, что характер у попугая оказался ужасный. Он ругался неприличными словами, подбивал зверей на всякие каверзы и даже поначалу гадил на умопомрачительно дорогие Лёнины пиджаки. Но с этим вопросом Маркиз разобрался быстро — просто показал попугаю в окно фургончик, на котором было написано «Куры-гриль». Перришон испугался, что зажарят, и притих.

Леня высадил боевую подругу у подъезда. Лола не стала ждать, пока он припаркует машину, и поднялась к лифту. Лифт где-то застрял, так что, когда она появилась у дверей квартиры, ее компаньон уже был там — поднялся по лестнице бегом для тренировки.

У порога их никто не встретил. Лола и Маркиз не очень удивились, потому что в гостиной работал телевизор. Стало быть, звери снова нашли пульт и смотрят какие-нибудь сериалы, хоть это им и запрещалось.

Лола только махнула рукой и ушла к себе. Леня же выключил телевизор, разогнал хулиганов и устроился на диване в гостиной подумать и сообразить, что же случилось.

За три дня до описываемых событий Леня Маркиз вошел в ресторан, недавно открывшийся на Большом проспекте Петроградской стороны. Ресторан назывался «Свежая зелень» и предназначался для вегетарианцев, веганов, поклонников раздельного питания и прочих любителей здорового образа жизни.

Сам Маркиз не принадлежал к таковым. Он считал, что еда должна быть вкусной, питательной и разнообразной. И что вообще не нужно делать из нее культа. Но в этот день он встречался с потенциальным клиентом, и клиент назначил встречу именно в этом ресторане. А желание клиента, даже потенциального, — это закон, и Леня не стал спорить.

Обычно Леня предпочитал самостоятельно разрабатывать операции. Он говорил, что при таком подходе в случае провала ему некого будет винить, кроме себя. Да и провал в таком случае не грозит. Однако иногда все же брался за сторонние заказы, поскольку, благодаря своим остроумным операциям, стал довольно широко известен в узких профессиональных кругах.

Некоторым влиятельным и небедным людям всегда требуется ловкий неболтливый человек, способный, к примеру, тихо вернуть украденную ценную вещь или же без лишнего шума приструнить зарвавшегося шантажиста — разумеется, без применения насилия, только силой убеждения. Насилия Маркиз не терпел ни в каком виде, хотя это вовсе не означало, что он не умел постоять за себя. А бывало, требовалось срочно устроить встречу двух людей, слишком известных, чтобы светиться у всех на виду. Тут Леня был незаменим. Неудачи если и случались, то редко, и Маркиз умел все исправить.

К выбору клиентов Леня подходил очень тщательно. Он брался за дело только в тех случаях, когда заказчика рекомендовал ему кто-то из очень старых и проверенных знакомых, таких как, например, адвокат Левако.

Илья Аронович Левако был толст и далеко не молод, но при этом обладал удивительными энергией и живучестью. Как и Леня, он руководствовался жизненным правилом «мне не нужна скандальная известность», и, благодаря неукоснительному соблюдению этого правила, ему удалось благополучно пережить лихие девяностые годы и непростые двухтысячные. Его клиентами были люди очень и очень опасные, но Левако никогда не попадал на заметку компетентных органов, хотя часто консультировал не только отдельных личностей, но и целые организованные криминальные группировки. И никто его не подставил, не подвел под статью, не устроил автомобильную аварию и не выбросил из поезда на полном ходу. У Ильи Ароновича было удивительное чутье на опасность, и именно поэтому Леня доверял его рекомендациям.

Сегодняшний клиент сослался именно на адвоката. Правда, когда Леня сделал контрольный звонок самому Левако, дозвониться до адвоката ему не удалось. Абонент был недоступен. Леня решил не отменять встречу с клиентом. Левако вполне мог уехать по каким-то важным делам, на всякий случай отключив телефон, или же просто решил отдохнуть — все же возраст солидный. Однако проверить клиента следовало особенно тщательно.

— Вы один? — спросила Маркиза метрдотель, худенькая брюнетка в коротком платье салатового цвета, лицо которой выражало неестественную жизнерадостность.

— Меня ждут, — ответил Леня с приветливой улыбкой и добавил условную фразу, которую сообщил ему клиент: — Киноа со шпинатом по-провансальски.

— Четвертая кабинка! — радостно сообщила метрдотель и проводила Маркиза к кабинке, отгороженной от общего зала шторкой того же цвета, что и ее платье.

В кабинке за столиком, накрытом на две персоны, Леню ждал невысокий рыхловатый мужчина лет пятидесяти с нездоровым цветом лица.

— Это вы мне звонили? — осведомился Маркиз, как только девушка удалилась.

— Если вы — Леонид… — ответил ему незнакомец, окинув Леню затравленным взглядом.

— Да, это я, — Леня опустился на стул и внимательно пригляделся к потенциальному клиенту.

Если он действительно придерживался здорового образа жизни, вряд ли ему это очень помогало. Он был полноват, причем не той здоровой жизнерадостной полнотой, которую приобретают с годами любители вкусной и здоровой пищи. Кожа у него была тусклая, нездорового желтовато-серого оттенка. Из воротника голубой итальянской рубашки выглядывала шея, морщинистая, как у черепахи. Глаза — потухшие, затравленные. В глубине их таился страх.

— Вы давно знаете Илью Ароновича? — спросил Маркиз, закончив первичный осмотр клиента.

— Не то чтобы очень давно… — ответил тот скрипучим, как несмазанная дверь, голосом. — Лет пять, может быть, шесть…

«Больше ему не съесть», — мысленно продолжил Леня словами детского стихотворения. Вслух же проговорил совсем другое:

— Как поживает Расти?

— Кто, простите?

— Расти, его любимый лабрадор.

— Собака?! — Брови клиента удивленно поднялись. — Но Илья Аронович не любит собак! У него ангорская кошка, Дэзи, белая и удивительно пушистая!

— Да, действительно, Дэзи… как же я мог забыть… — пробормотал Маркиз.

Предварительную проверку клиент прошел.

— Итак… — начал было Маркиз, но в это время шторка отдернулась, и на пороге появилась официантка — такая же юная и жизнерадостная, как метрдотель, тоже в платье салатового цвета, только поверх этого платья был повязан кокетливый фартучек.

— Вы готовы сделать заказ? — проворковала она.

— Я готов… — ответил клиент. — Мне ромашковый чай, салат из запеченных овощей, стейк из сельдерея с киноа и шпинатом и на десерт — тыквенный торт с топинамбуром.

Официантка записала заказ и повернулась к Маркизу.

Он тем временем успел пролистать меню в поисках чего-нибудь более аппетитного, чем сельдерей с топинамбуром, и в итоге нашел только два блюда, названия которых не вызывали у него ассоциации с пищей овец и кроликов.

— Мне, пожалуйста, рыбный суп с овощами и вот это… фитнес-бургер. Ну и кофе… кофе у вас, я надеюсь, есть?

— Только декаф.

— Это еще что такое?

— Кофе без кофеина.

— Нет уж! Кофе без кофеина — это все равно что безалкогольная водка… тогда давайте лучше чай.

— Какой?

— Самый обычный. Черный.

— Хорошо. — Официантка лучезарно улыбнулась и сделала пометку в блокноте. — А на десерт?

— Над десертом я подумаю позднее.

Девушка напоследок одарила их еще одной, не указанной в меню, улыбкой и удалилась.

— Итак… — снова начал Маркиз, — для начала давайте познакомимся. Как зовут меня, вы уже знаете. А как обращаться к вам?

— Петр Порфирьевич Затонский, — ответил собеседник.

— О! — оживился Маркиз. — Какое у вас необычное отчество! В вашей семье почитают Достоевского?

— Не будем отвлекаться! — Клиент поморщился. — Давайте перейдем к делу. Илья Аронович сказал мне, что вы неболтливы, умеете хранить чужие тайны, а также деятельны и обладаете хорошим воображением. Но главное — умеете хранить чужие тайны.

— Это непременное качество при моей профессии, — Леня скромно потупился.

— Прекрасно. Значит, задача у вас будет очень простая. Вам нужно проникнуть в гостиничный номер и найти там некий список… который вы должны принести мне.

— Какая гостиница? Кто постоялец? И самое главное — какой список? Как он выглядит?

— Отель «Империал» на Васильевском острове. Постоялец остановился там под именем Владислав Вишневский. А список… про список я ничего не знаю, кроме того, что он существует.

— Но, Петр Порфирьевич, согласитесь, что этой информации явно недостаточно. Я должен знать, что искать, иначе это похоже на сказку — пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что… Мне нужно знать хотя бы, в каком он виде — бумажном или в электронном. Что искать — листок или компьютерную флешку?..

— Ничем не могу помочь! — отрезал клиент. — Я действительно не знаю, в каком виде составлен этот список. Знаю только, что он должен находиться в этом номере. Но мне говорили, что вы — мастер своего дела, и значит…

Тут клиент замолчал и предостерегающе поднял руку.

Шторка отдернулась, и появилась официантка с подносом, заставленным тарелками.

Маркиз удивленно уставился на те, которые девушка поставила перед ним. Эти тарелки, несомненно, представляли произведения искусства. В одной — очень большой — по бледно-зеленой жидкой поверхности были разбросаны яркие желтоватые и красные мазки, превратившие банальный суп в произведение абстрактного искусства, достойное кисти Поллока или Мондриана. В центре другой лежал круглый бледно-зеленый предмет, напоминающий скорее мячик для гольфа, чем обыкновенный гамбургер. Вокруг этого подозрительного предмета разноцветными соусами были начертаны (причем явно рукой мастера каллиграфии) несколько японских иероглифов.

Леня вспомнил строчки меню. Против тех блюд, которые ему принесли, стояли цены, за которые в обычном ресторане можно было неплохо пообедать вдвоем. Видимо, на формирование этой цены повлияла художественная ценность блюд — их оценили как произведения искусства. Причем изобразительного, а не кулинарного.

Кроме двух тарелок, официантка поставила перед Леней обычный фарфоровый чайник и чашку.

Леня почувствовал, что проголодался, и, едва официантка исчезла, взялся за ложку. Ему было неловко разрушать композицию, но голод не тетка. Проглотив первую ложку супа, он решил, что не распробовал. Суп был не просто водянистый, он представлял самую настоящую воду с легким привкусом рыбы. Причем рыбы явно несвежей. Не поверив себе, Леня зачерпнул еще одну ложку… и отставил тарелку.

— Что, вам не нравится? — сочувственно осведомился Петр Порфирьевич, который с аппетитом уплетал овощной салат.

— Да, как-то не очень… — неуверенно ответил Леня. — Кажется, рыба, из которой сварили этот суп, была… как это говорил герой Булгакова? Второй свежести…

— Что вы! — Клиент вступился за честь ресторана. — Этот суп готовится по специальному японскому рецепту. Перед приготовлением рыбу специально неделю выдерживают в теплом месте, чтобы она приобрела специфический вкус…

— О господи! — выдохнул Леня. — Хорошо, что я проглотил только две ложки! Надеюсь, узнав, что я не стал есть этот суп, повар не сделает себе харакири?

С отвращением покосившись на тарелку с супом, Леня придвинул к себе фитнес-бургер. Он был не так ужасен на вкус, так что Леня сжевал его в несколько секунд. Правда, голод не прошел — бургер состоял из нескольких листиков зеленого салата, в которые были завернуты два кусочка вареной свеклы и ломтик репы.

Покончив с едой, Леня налил чаю, чтобы хоть чем-то наполнить желудок. Чай оказался, на удивление, бледным и слабым.

Леня выпил полчашки и взглянул на своего клиента.

— Что ж, Петр Порфирьевич, если не возражаете, продолжим наш разговор. Еще раз говорю: чтобы выполнить ваше поручение, я должен хоть что-то знать о том списке, который вас интересует. Что он из себя представляет? Меню ресторана, — Леня покосился на книжечку в салатовом переплете, которая лежала перед ним на столе, — перечень вещей, которые нужно сложить в чемодан, список кораблей?

— При чем здесь корабли! — поморщился клиент. — Я же сказал, что не знаю…

— Позвольте вам не поверить! Ведь этот список вам нужен, и очень нужен — значит, вы должны хоть что-то о нем знать.

— Ну, хорошо… — Клиент снова поморщился. — Насколько я знаю, это перечень членов совета директоров некоего акционерного общества.

— Такие списки обычно не являются тайной. Их полагается публиковать, когда акции фирмы выставляются на биржу.

— Вот именно! Но это список нового состава совета, и он будет опубликован только через несколько дней, перед новой эмиссией акций. А мне нужно получить его раньше.

— От этого состава будет зависеть цена акций? — догадался Маркиз.

— Совершенно верно, — с кислым выражением лица кивнул клиент.

— Хорошо, сейчас мне хоть что-то стало понятно. Теперь вторая сторона вопроса. Вы знаете, какие я беру гонорары?

— Да, наслышан. И не собираюсь торговаться.

— Очень хорошо. Связь будем поддерживать по тому же телефону, по которому вы звонили первый раз. И прошу не звонить без особой необходимости. Я сам сообщу вам, когда список будет у меня в руках.

Заказчик не успел ничего ответить, потому что в этот самый момент в кармане у Маркиза зазвонил мобильный телефон. Леня ответил, послушал несколько секунд и переменился в лице.

Спрятав телефон, он взглянул на Петра Порфирьевича:

— Простите, к сожалению, я должен вас покинуть — возникло очень важное дело. Но мы с вами все обсудили, обо всем договорились, так что до связи!

Заказчик поджал губы, но ничего не сказал.

Леня вскочил со стула и выскользнул из кабинки.

Никакого важного дела у него не было, в условленное время ему позвонила Лола, чтобы обеспечить повод для поспешного ухода. Лёне было нужно уйти непременно раньше заказчика.

Однако он не сразу покинул ресторан. Выйдя из кабинки, Леня огляделся и, убедившись, что на него никто не смотрит, вошел в дверь с характерным мужским силуэтом, заперся и молниеносно изменил внешность.

В те далекие времена своей молодости, когда Леня Марков, еще не носивший аристократический псевдоним, работал в цирке, ему пришлось освоить множество цирковых специальностей. Он был и жонглером, и фокусником, и акробатом, и даже укротителем (правда, дрессировал он не львов и тигров, а маленьких собачек). Среди прочих он изучил и редкую, почти исчезнувшую в наши дни профессию, которая называлась «трансформатор». Эта профессия не имела никакого отношения к электротехнике. Артист-трансформатор занимался тем, что в доли секунды менял свою внешность. Вот стоит на арене спортивный юноша. Взмах платка — и он превращается в сгорбленного старичка, еще один взмах — и становится женщиной средних лет.

Закрывшись в ресторанном туалете, Леня совершил такую трансформацию. Сначала нацепил седой парик и накладные бакенбарды, затем несколькими штрихами косметического карандаша навел на лицо морщины и нарисовал под глазами тени. Теперь из зеркала на него смотрел утомленный жизнью человек лет пятидесяти.

Чтобы еще больше изменить внешность, Леня надел старомодные очки со стеклами без диоптрий. И наконец снял итальянский пиджак и вывернул его наизнанку. Пиджак этот был особенный, двухсторонний, вместо подкладки — ворсистая ткань неопределенно-унылого цвета. Так что теперь модный пиджак превратился в свое невзрачное подобие.

Еще раз оглядев себя в зеркале, Леня остался доволен. Вряд ли заказчик узнает его в таком виде.

Выйдя из туалета, Маркиз буквально нос к носу столкнулся с метрдотелем. Девушка скользнула по нему равнодушно-приветливым взглядом и прошла мимо, в лице ее не мелькнуло ни тени узнавания.

Леня покинул ресторан, но отошел недалеко и остановился перед газетным киоском, делая вид, что изучает свежую прессу. При этом боковым зрением он поглядывал на вход в ресторан.

Ждать ему пришлось недолго. Дверь открылась, и Петр Порфирьевич с озабоченным видом вышел на улицу и свернул к стоянке. Леня купил первую попавшуюся газету и неторопливым шагом направился вслед за заказчиком.

Петр Порфирьевич достал из кармана брелок, нажал кнопку, и новенький синий седан приветливо подмигнул ему фарами. Затонский сел за руль. В этот момент Леня приблизился к стоянке, достал телефон, но прежде чем поднести его к уху, незаметно сделал несколько снимков, на которых запечатлел не только заказчика, но и его автомобиль. Особенно Маркиз постарался, чтобы на снимок попали номера автомобиля.

После встречи с заказчиком Леня принял свой обычный вид и поехал на Измайловский проспект. Оставив машину на стоянке, он направился в заведение с романтическим названием «Дольче вита», расположенное в просторном полуподвале. Спустившись по ступеням и толкнув входную дверь, Маркиз оказался, как нетрудно догадаться по названию, в итальянском ресторане.

Леня любил итальянскую кухню, но в этот ресторан он пришел не из-за лазаньи или спагетти с морепродуктами. И даже не из-за кофе, который здесь, кстати, варили отлично.

Дело в том, что несколько лет назад в этом помещении располагалось совсем другое заведение — бильярдная «Касабланка». Когда-то Леня неплохо играл в бильярд. Его покойный друг и учитель Аскольд говорил, что бильярд очень полезен для людей их профессии, ибо он обостряет внимание и дисциплинирует ум. Тогда-то Маркиз и стал завсегдатаем «Касабланки» и, опять же благодаря Аскольду, познакомился с еще одним постоянным посетителем — Иваном Игнатьевичем.

С тех пор утекло много воды, и не только воды. Леня перестал играть в бильярд — у него на это просто не было времени. «Касабланка», по крайней мере, дважды сменила хозяев, а заодно и профиль. Из бильярдной она превратилась в обычное кафе, а позже — в итальянский ресторан. И только две вещи остались неизменны: во-первых, здесь по-прежнему прекрасно варили кофе, и, во-вторых, практически в любое время с сентября по май здесь можно было застать Ивана Игнатьевича.

У старичка было свое постоянное место — столик в дальнем углу заведения. Хозяева и персонал так привыкли к нему, что не разрешали занимать этот столик посторонним посетителям. Иван Игнатьевич стал достопримечательностью ресторана, его непременным атрибутом, как прежде он был непременным атрибутом бильярдной.

Леня уверенно направился к угловому столику, за которым с непременной чашкой кофе сидел старичок самого благообразного вида, которого можно было принять за отставного дирижера симфонического оркестра или престарелого профессора.

В действительности Иван Игнатьевич в не столь отдаленном прошлом был вором-домушником высочайшей квалификации, о чьих похождениях в узком кругу рассказывали легенды.

В далеком восьмидесятом году он обчистил квартиру подпольного миллионера, владельца цеха по пошиву почти настоящих американских джинсов, расположенного в глухой деревне под Тихвином. Миллионер коллекционировал антикварную мебель и однажды присмотрел в магазине удивительно красивый платяной шкаф из карельской березы, по самым достоверным сведениям, принадлежавший знаменитой балерине Матильде Кшесинской.

Исторический шкаф доставили к миллионеру на дом, а вечером, когда хозяин вместе с женой отправился на премьеру в Большой драматический театр, из его квартиры вынесли шкатулку с драгоценностями. Как позднее выяснилось, в шкафу любвеобильной балерины имелось потайное отделение, в котором она прятала своих любовников. В этом-то отделении и укрылся Иван Игнатьевич перед тем, как шкаф отправили покупателю, дождался, пока миллионер отправится в театр, и без проблем проделал остальную работу.

Кстати, билеты в БДТ, которые в те времена были большим дефицитом, он сам же и продал доверчивому миллионеру через своего знакомого.

Несмотря на такой талант и квалификацию, к тому времени, когда Иван Игнатьевич по возрасту и состоянию здоровья был вынужден уйти на покой, оказалось, что его накоплений недостаточно для того, чтобы поддерживать привычный уровень жизни. Домушник привык жить на широкую ногу, никогда не считал денег и к старости почти ничего не накопил. Пенсии же, как нетрудно догадаться, ему не полагалось.

В результате, чтобы хоть что-то заработать, он давал платные консультации. Летом проводил время в известном всему Петербургу Катькином садике — в сквере возле памятника Екатерине Великой, играя в шахматы с такими же старичками приличного вида, а в холодное время года (которое в нашем городе длится восемь-девять месяцев, а то и больше) перебирался в уютный полуподвал ресторана, где его могли найти заинтересованные лица.

— Мое почтение, Иван Игнатьевич! — проговорил Леня, подсаживаясь к старику. — Рад видеть вас в добром здравии!

— Здравствуй, голубь! — приветливо отозвался ветеран подпольного фронта. — Давненько тебя не видел! На здоровье действительно не жалуюсь, скучно только. Может, в шахматишки со стариком сыграешь?

Не дожидаясь Лёниного ответа, он достал доску, расставил на ней старинные резные фигуры и махнул рукой. Из полутьмы тут же возник официант — долговязый молодой парень со странной прической: с одной стороны он был пострижен коротко, почти под ноль, с другой же свисали длинные темные волосы.

— Принеси-ка, голубь, две чашки кофе, — проговорил Иван Игнатьевич, не глядя на официанта. — Ну, ты знаешь, как я люблю, — по-турецки, и чтобы с коньяком!

Едва официант удалился, старик двинул вперед королевскую пешку и взглянул на Маркиза:

— Ну, голубь сизокрылый, с чем на этот раз пожаловал?

Леня сделал точно такой же ход и проговорил:

— Вы ведь, Иван Игнатьевич, все про всех знаете…

— Ну, ты мне льстишь, — старик сделал следующий ход и скромно потупился, — все про всех, может быть, сам Господь Бог не знает. Раньше, конечно, знал, но теперь такая публика пошла, что и Его вокруг пальца обведет. Но кое-что, конечно, и я, грешный, знаю…

— Ну, про своих коллег вы наверняка много знаете.

— Ну, смотря про кого… Кстати, сизокрылый ты мой, как у тебя с памятью?

— Да пока что не жалуюсь.

— Значит, должен помнить мои расценки.

— Само собой! Только скажите, в какой валюте вы сейчас предпочитаете?

Старик задумался.

— Вроде сейчас доллар растет… на гонконгской бирже с утра положительная динамика, десять пунктов прибавил… давай уж в нем!

— Нет проблем! — Леня достал из кармана бумажник и протянул Ивану Игнатьевичу несколько купюр.

Старик не глядя спрятал деньги в карман и проговорил:

— И кто тебя конкретно интересует?

— Конкретно меня интересует, кто работает в гостиницах.

— В гостиницах разные люди работают. Это бизнес обширный… нельзя ли еще конкретнее?

— Еще конкретнее — отель «Империал».

— «Империал», говоришь… — Иван Игнатьевич передвинул ладью. — «Империал» — это у нас Васильевский остров. А на Васильевском такими делами занимается Референт.

— Кто? — удивленно переспросил Леня.

— Есть такой господин, кличка его — Референт. Уж как он ее заработал, не знаю, но только человек ловкий и опасный. Сам по номерам не шастает, для этого у него имеется ловкая девица, зовут Паучок. У нее тату на запястье — голубой паучок на красной паутине.

— Как выглядит? — деловито осведомился Маркиз.

— Нормально выглядит. На все сто. Платиновая блондинка с голубыми глазами… ловкая девушка, в любую форточку пролезет, любой сейф откроет…

— А чем же тогда Референт занимается?

— Ох, сизокрылый ты мой! — вздохнул старик. — Ты же большой мальчик, такие вещи не хуже меня должен понимать. В форточку влезть — это не половина дела и даже не четверть. Главное — выяснить, в какую форточку стоит лезть, а с какой и связываться незачем. Главное — знать, где есть что-то стоящее, да когда хозяина этого стоящего не будет на месте. Главное — отпугнуть конкурентов. В общем, главное, голубь ты мой, — информация!

— Ну, с этим я совершенно согласен! Потому и плачу вам за эту самую информацию!

— Вот то-то! В общем, Референт готовит операции — выясняет, в каком номере остановился денежный постоялец, когда его не бывает на месте, обеспечивает прикрытие… кроме того, Референт находит в каждой гостинице, как говорится, слабое звено — служащего, который за энную сумму достанет ключ от номера, не лезть же и правда в форточку! — а также сообщит, когда постоялец номер покинет, и предупредит, когда он в него может вернуться.

— Ну, это понятно…

— Хорошо, что понятно. А вообще-то тебе шах, голубь ты мой сизокрылый!

— Что вы говорите? И правда шах! — Леня потер пальцем переносицу и переставил своего ферзя. — А вот вам, Иван Игнатьевич, тоже шах, а потом и мат, извините меня великодушно!

— Что?! Действительно мат… Ну, молодежь! Ну, прямо на ходу подметки рвет!

— Уж извините, Иван Игнатьевич! — Леня развел руками. — У меня к вам еще один вопрос будет. Где этого Референта можно встретить?

— Чаще всего его можно встретить в баре «Пуэбло» на Среднем проспекте. Там как раз гостиничные служащие тусуются, ну и он среди них трется — слушает да приглядывается. Наверняка у него там и свои уши имеются.

— А как его можно узнать?

— Ну, сизокрылый ты мой, в нашем бизнесе узнать кого-то трудновато, все стараются так выглядеть, чтобы никто тебя не приметил и не запомнил. Вот как ты, к примеру! Хотя… — Иван Игнатьевич задумался, — есть у Референта привычка одна. Когда он с кем-то разговаривает или о чем-то думает, мочку левого уха теребит.

— Ну, Иван Игнатьевич, вы просто кладезь информации! — восхитился Маркиз.

— Тогда мог бы и прибавить… — протянул старик.

— Иван Игнатьевич, я всей душой, но расценки вы сами установили, а доллар, как вы только что сказали, растет.

— Да ладно, это я так! — старик негромко засмеялся. — Больше для разговора. Тогда, может, еще одну партию сыграем? Мне страсть как отыграться хочется!

— Нет, извините — дела! — Маркиз вздохнул и развел руками. — Работать нужно!

Выйдя из ресторана, Леня позвонил боевой подруге и сказал, что для нее есть срочная работа.

Лола прекрасно умела по Лёниному голосу понять, когда можно немного покапризничать, а когда нужно стоять по стойке «смирно» и исполнять приказы. На этот раз она внимательно выслушала Маркиза и немедленно приступила к исполнению его задания.

Через час она уже приехала на Средний проспект Васильевского острова.

Средним этот проспект называется не из-за размера или значения, а лишь из-за расположения — как раз посредине между Малым и Большим проспектами. Зато он самый людный и оживленный из всех островных магистралей.

Лола без проблем нашла бар «Пуэбло», но на Среднем проспекте было очень трудно припарковать машину. С трудом найдя свободное место на одной из линий, Лола дошла до бара пешком.

Внутри заведение было оформлено с респектабельной роскошью, напоминающей холл дорогого отеля. Свободных мест за столиками почти не было — всюду сидели высокомерные молодые мужчины и женщины, которые нещадно гоняли измотанных официанток. Лола поняла, что это служащие окрестных отелей, которые на работе лебезят и пресмыкаются перед клиентами, а в свободное время хотят почувствовать себя господами положения и выместить свои комплексы на здешней обслуге.

За стойкой бара хозяйничал бармен — долговязый тип лет тридцати, с бегающими глазами. Лола подошла к стойке, заказала легкий коктейль и достала из кармана мобильный телефон.

Сделав вид, что набрала номер, Лола поднесла телефон к уху и защебетала:

— Алинка? Привет! Да, это я! А ты что, не узнала меня? Значит, богатой буду! — Лола звучно рассмеялась и продолжила: — А что? Все к тому идет! У нас в «Империале» остановился такой мужчинка! Такой… — Лола мечтательно закатила глаза. — Что? Красивый? Да черт его знает, и не все ли равно? Главное, сразу видно, что дико богатый. Одни часы чего стоят! «Филипп Патек», номерная серия, белое золото с бриллиантами… Да что часы! От него просто пахнет деньгами! На чай дал пять тысяч — и не поморщился!

Разговаривая, Лола быстро скосила глаза на бармена. Тот явно прислушивался к ее словам.

— Нет, я не я буду, если не затащу его в постель! — Лола понизила голос: — Ты меня знаешь, если я чего захочу, ни перед чем не остановлюсь! Затащу в постель, а дальше — дело техники! Спорим на сто баксов, что через год я буду госпожа Вишневская? Как при чем? Я тебе разве не сказала, что фамилия этого богатенького буратино — Вишневский? Кстати, и фамилия красивая! Ну ладно, ладно, это ты только от зависти говоришь! Ладно, посмотрим!

Лола еще немного пощебетала с вымышленной подругой и спрятала телефон.

Бармен отошел к дальнему концу стойки и мигнул одному из посетителей — неприметному мужчине лет сорока, который сидел за столиком с интересной платиновой блондинкой. Мужчина что-то сказал своей спутнице, встал из-за стола и подошел к стойке. Бармен наклонился к нему и что-то зашептал, время от времени поглядывая на Лолу. Собеседник слушал его внимательно, но головой не вертел. Правда, через минуту начал теребить мочку уха.

— Левого уха? — уточнил Маркиз, выслушав доклад боевой подруги. — Ну, значит, это Референт! Будем надеяться, что он заглотил наживку!

— Нет чтобы поблагодарить! — возмущенно проговорила Лола, обращаясь не столько к Маркизу, сколько к своему любимому песику. — Нет чтобы сказать: «Молодец, Лолочка, ты, как всегда, прекрасно выполнила задание!»

— Молодец, конечно, — равнодушно ответил Маркиз. — Но только это еще не задание. Задание впереди, и оно будет действительно сложным и ответственным.

Лола прекрасно разбиралась в голосах. Так, например, услышав женский голос даже по телефону, она могла угадать точный возраст женщины, сколько лет она себе убавляет и на сколько на самом деле выглядит. Могла сказать, замужем женщина или находится в творческом поиске, курит часто или балуется с подружками за компанию, придерживается здорового образа жизни (зеленые овощи, несладкие фрукты и минеральная вода) или все же позволяет себе за ужином выпить бокал сухого вина.

С мужчинами было еще проще — те вообще не умеют ничего скрывать. Тем более Маркиз, с которым она прожила бок о бок почти три года. Ленечка-то, конечно, считает, что он очень умный и хитрый. Ну да, только Лола читала его как открытую книгу. Причем не слишком интересную.

Сейчас она тут же определила, что ее компаньон нервничает. Казалось бы, с чего это? Пока все идет по плану, она выяснила все, что нужно, причем быстро. Что-то он задумал… Разумеется, Лола решила не показывать вида, что заподозрила Маркиза, а села на диван, сложив руки на коленях, как отличница в начальной школе, и приготовилась слушать.

— Лола, ты видела ту блондинку, которая сидела за столиком с Референтом? Хорошо ее разглядела?

— Уж как-нибудь, — фыркнула Лола, — даже сфоткала незаметно. В общем, ничего особенного, достаточно примитивна. Твоя неумеренная тяга к блондинкам тебя когда-нибудь погубит.

Удар не попал в цель. Хотя девушки любили Маркиза, да и он не оставлял их без внимания, этой блондинкой интересовался исключительно по делу. Так что Леня не обратил на Лолин выпад ни малейшего внимания. Впрочем, и сама Лола сделала его просто так, чтобы не терять квалификацию.

— Молодец! — Леня разглядывал снимки хорошенькой светловолосой головки и отдельно татуировки на запястье — бирюзового паучка на фоне темно-красной паутины.

— Абсолютно обычная девица, — сказала Лола, глядя через его плечо. — Парик, грим, нос чуть подправить, татушку сама наведу…

Маркиз еле слышно кхекнул.

— Что не так? — тут же отреагировала Лола.

Леня мог бы поклясться, что не издал ни звука, но Лолка способна уловить даже ультразвук. Просто не женщина, а подводный локатор!

Он сделал непонимающее лицо и отошел в сторону.

— Да говори уж, — вздохнула Лола, которую нисколько не обманули его маневры.

— Все правильно… — Леня почувствовал, что элементарно боится боевую подругу, и, рассердившись на себя, сказал более твердо: — Все хорошо, но вот насчет парика… Он будет заметен.

— Что значит — заметен? Я подберу отличный платиновый парик!

— И все равно узнают, что ты в парике! Бармена-то обмануть просто, в баре всегда темно, но вот охрана в холле. У этой блондинки волосы такие… — Леня сделал в воздухе пассы, как будто гладит кота Аскольда, который вертикально повис на занавесках, хотя за такое гладить кота не полагалось.

— Отутюженные… — деревянным голосом подсказала Лола.

— Вот-вот! — обрадовался Маркиз. — А у тебя волос много, так что под парик их с трудом запихаешь. Вот если бы тебе нужно было изображать дочь знойной Африки — тогда пожалуйста, а так… — Он сделал еще несколько мелких шажков в сторону от Лолы.

И правильно. Потому что когда Леня взглянул ей в лицо, то едва сдержался, чтобы вообще не убежать из комнаты и даже из квартиры. Да что там из квартиры, из дома нужно бежать! С этой улицы, из этого города, а лучше всего — из этой страны. Куда-нибудь в Африку. Или в дебри Амазонки.

Только что перед ним была красивая женщина, а теперь просто монстр. Глаза горят, зубы торчат, и слюна капает на пол.

— Ты хочешь сказать… — проскрежетала Лола, — ты хочешь сказать, что я должна…

— Ага, — Леня решил, что самое страшное уже миновало, — для этого дела ты должна перекраситься и изменить прическу. — И тут же выскочил за дверь, захлопнув ее за собой.

Отличная реакция, выработанная в свое время в цирке, не подвела и на этот раз, потому что в дверь с грохотом полетел горшок с фиалкой. Фиалка была красивая — темно-лиловая, с прожилками, и Лола разозлилась еще больше.

— Ты! — она стучала кулаками в дверь, которую Леня едва удерживал. — Ты смеешь предлагать мне такое? Чтобы я испортила свои прекрасные волосы, чтобы я утратила индивидуальность, чтобы навеки превратилась в вульгарную блондинку?

— Ну почему навеки, — пропыхтел Леня, — потом перекрасишься обратно, всего и дел-то!

— Ага, каждый день краситься — это все волосы вылезут, прямо как у тебя!

Удар достиг цели. Лёне уже давно доставляла беспокойство его макушка. Он вбил себе в голову, что волосы там начинают редеть. Несмотря на то, что парикмахер уверял, что нечего беспокоиться, что его волосы в полном порядке, Леня очень переживал по этому поводу. Но, конечно, ничего не говорил Лоле — прояви минутную слабость, потом всю жизнь насмешек не оберешься. И вот, оказывается, эта негодяйка Лолка уже давно все знает!

Маркиз почувствовал, что Лола ослабила напор, и за долю секунды связал ручки дверей Лолиной спальни своим галстуком. Итальянским, между прочим, ручной работы. Это был Лолин подарок на прошлое Рождество. А вот так ей и надо!

После этого Маркиз крикнул зверей и пошел на кухню. Лола подергала дверь, постучала кулаком, ногами. Потом проорала в замочную скважину какие-то ругательства. Никто не отозвался. Тогда Лола нежным голосом позвала Пу И. И снова никто не появился.

Через замочную скважину донесся запах свежезаваренного кофе, а также послышались музыка и лай Пу И. Ага, стало быть, все радуются жизни, и этот маленький предатель Пу И небось сидит у Леньки на коленях и лопает ореховое печенье. А она заперта тут, как полная дура, да еще и вся перемазалась землей из горшка.

— Открой немедленно дверь, а не то я просто не знаю, что сделаю! — заорала Лола. — Выброшусь в окно, удавлюсь шнуром от занавески, наемся земли из-под фиалки, а она ядовитая!

— Да тебя и цианистый калий не возьмет! — послышался голос Маркиза совсем рядом.

Оказывается, этот мерзавец тихонько подкрался и теперь стоял за дверью.

— В общем, так, — строго продолжал Леня, — либо ты немедленно записываешься к парикмахеру и ведешь себя прилично, либо будешь сидеть тут хоть трое суток. Надоели мне твои закидоны!

В ответ послышался скрип Лолиных зубов.

— Ну? — напирал Леня. — В последний раз спрашиваю.

Из-за двери раздались глухие сдержанные рыдания. И хоть Маркиз прекрасно знал, что его артистичная подруга умеет плакать по заказу, покажите мне такого мужчину, который не отреагировал бы на женские слезы!

— Ты хочешь, чтобы я облысе-ела… — рыдала Лола.

— Совсем не хочу! — с жаром уверял Леня.

— Ты знаешь, что мне не идет быть блонди-инкой…

— Очень идет, Лолочка, тебе все идет, как говорится, подлецу все к… Ой!

Тут Лола заревела уже по-настоящему, и Лёнина рука сама развязала галстук и открыла дверь.

— Ну ладно, девочка, не переживай так. Раз ты не можешь, я поищу кого-нибудь другого…

— Как это — я не могу? — Лолины слезы высохли мгновенно, словно их и не бывало. — Да кого ты еще собираешься искать?!

На самом деле она прекрасно знала, что никого ее компаньон не найдет. Но насчет парика тоже не уступит, так что перекрашиваться придется.

В конце концов они помирились. Лола записалась к парикмахеру, а Леня был так любезен, что замел землю и выбросил остатки несчастной фиалки на помойку.

Это случилось три дня назад. Потом Леня тщательно подготовил операцию, узнал, когда Референт намерен обокрасть постояльца отеля «Империал», описанного Лолой богатым человеком. Выследили блондинку, которая ехала на дело, с помощью Уха задержали ее и отправили вместо нее Лолу.

Но ничего не вышло, никакого списка Лола не нашла.

— Лолка, ты спишь? — Маркиз заглянул в комнату подруги.

— Отстань! — послышался ее недовольный голос.

Все ясно, Лола не в духе. Оно и понятно: перепсиховала, страху натерпелась в этом номере, а теперь у нее отходняк. И надо бы ее подбодрить, утешить, да времени совсем нет. Задание-то она не выполнила, никакого списка не достала. Точнее, задание не выполнил он, Маркиз, ведь это он договаривался с клиентом. И что теперь делать? Отказаться от заказа? То есть расписаться в своей полной несостоятельности? Поставить под удар профессиональную репутацию? Это было абсолютно неприемлемо. Леня Маркиз очень заботился о своей репутации.

Он решил еще раз смотаться в отель «Империал» и поразведать, как там и что. Потому что бармен-скотина должен был предупредить, что постоялец вернулся не вовремя. За это ему, бармену, деньги платят. Причем не такие уж и маленькие. И хоть лично он, Леня Маркиз, с барменом дела не имел и никаких денег ему не платил, все же невредно будет выяснить, что же случилось.

А Лолка пускай дома посидит, успокоится.

Леня прилично оделся, чтобы соответствовать постояльцам дорогого отеля, и тщательно наложил грим. Через некоторое время из зеркала на него смотрел мрачными глазами мужчина прилично за сорок, с крупным носом и нависшими бровями. Губы плотно сжаты, подбородок упрямый, что называется, волевой. Серьезный, в общем, мужчина, по пустякам такого не побеспокоишь.

Предусмотрительно оставив машину в стороне и кинув мимолетный взгляд на камеры на парковке, Леня направился ко входу в отель «Империал».

Охранник в холле был другой, и это хорошо, у некоторых такая наблюдательность — по жестам, по походке человека узнают. Конечно, такие встречаются редко, но вдруг… А ведь Леня болтался в холле — то в своем настоящем виде, то в униформе ремонтника.

Леня пересек холл и вошел в бар.

В баре по-прежнему царила благородная полутьма, играла тихая ненавязчивая музыка. Народу не было, очевидно, потому, что время обеденное. Бармен тоже отсутствовал.

Леня подошел к стойке и потряс вазочкой с орешками.

— Эй! Есть кто-нибудь?

Никто не отозвался. Странно. Если бы бармен ушел надолго, он бы запер помещение. А тут все открыто — заходи кто хочет. А в кассе ведь деньги небось… Куда его черт унес?

Интуиция подсказывала Лене, что дело нечисто, но ему нужно было выяснить, что же случилось. Поэтому он снова позвал бармена, прислушался, и ему показалось, что из-за стойки раздался какой-то негромкий звук.

Леня подтянулся, заглянул за стойку и увидел сидящего на полу человека. Одним прыжком Маркиз перемахнул через стойку и увидел все в подробностях. Бармен сидел в самой неудобной позе. Его глаза были широко открыты и абсолютно пусты, а в груди торчал нож для колки льда.

За долю секунды Маркиз сумел удержаться в воздухе, чтобы не приземлиться прямо в лужу крови. Реакция у него была отличная, недаром Леня в свое время с отличием окончил цирковое училище. Он приземлился на стойку боком, мигом соскочил назад и оглянулся. В баре по-прежнему никого не было.

Леня глубоко вдохнул, пригладил волосы, медленно развернулся и пошел к выходу.

Леня шел по улице, стараясь сохранять хотя бы внешнее спокойствие, чтобы не привлекать внимания прохожих. Пусть плохо, но ему это удавалось — за долгие годы он научился сдерживать эмоции, по крайней мере, их внешние проявления, иначе в его профессии не выживешь.

А эмоции Маркиза переполняли. Сердце колотилось, как африканский барабан, во рту пересохло, из головы не выходил бармен, скорчившийся на полу за стойкой в позе нерожденного ребенка…

Дело, которое поначалу казалось простым и безопасным, разрасталось, как снежный ком, и приобретало опасные черты. Неприятности и неудачи множились с самого начала. Сперва Лола не смогла найти в номере нужный заказчику список, затем таинственный Вишневский едва не застал ее на месте преступления, а теперь в деле появился труп…

Скверно!

Кто мог убить бармена?

Референт, который узнал, что тот вместо его подручной отправил в номер Вишневского какую-то постороннюю блондинку? Маловероятно… Гостиничные воры не склонны к насилию, им ни к чему такая серьезная статья Уголовного кодекса. Кроме того, Референту важно поддерживать хорошие отношения с гостиничной обслугой, а если по городу пойдет слух, что он убил бармена, никто больше не станет на него работать…

Нет, наверняка бармена убил таинственный Вишневский! Он каким-то образом узнал, что в его номере побывал посторонний, и сумел выяснить, что бармен к этому причастен.

Ладно, сейчас важнее даже не это. Сейчас самое важное — довести дело до конца. Необходимо любой ценой раздобыть этот злополучный список. На кон поставлена Лёнина профессиональная репутация, а ею Маркиз дорожил больше всего на свете…

Что же делать?

И тут Леня понял, с чего начать. Он должен кое-что выяснить, а для этого ему понадобится незасвеченный телефон. Как говорится, на ловца и зверь бежит: впереди Леня увидел вывеску салона связи.

Возле входа в салон с самым независимым видом стояла бойкая старушка в теплом не по сезону розовом мохеровом берете. По тому, как она целенаправленно разглядывала прохожих, Леня догадался, что старушка здесь стоит не просто так: она работает.

— Бабуля, — проговорил он вполголоса, остановившись в двух шагах от этой особы, — мне бы позвонить.

— Тоже мне, внучек нашелся! — процедила та. — Бабулю свою ищи в доме престарелых!

— Извините, дама, я не хотел вас обидеть!

— Какая я тебе дама? Дамы на иномарках разъезжают, в салонах красоты морды лакируют, а я работаю!

— Ну тогда как же к вам обращаться? — растерялся Маркиз.

— Известно как! Я кто, по-твоему? Женщина! Пока на своих ногах стою и сама зарабатываю, я женщина! Так и обращайся!

— Хорошо, как скажете! Женщина, мне бы позвонить! У вас телефончик найдется?

— Разумеется! А зачем, по-твоему, я здесь стою? Я здесь предоставляю услуги связи. Ежели у кого нет телефона или кто со своего номера звонить не хочет — я тут как тут! Я ведь, молодой человек, не первый год этим занимаюсь, научилась в людях разбираться, знаю, кому для чего телефон нужен. Вот тебе, к примеру, нужно полюбовнице позвонить, а она замужем. Так чтобы муж твой номер не узнал…

— Надо же! — Леня изобразил восхищение. — В самую точку угодили! И правда разбираетесь в людях!

— А то! — Старушка приосанилась. — Ну ладно, переходим к деловой части. Тебе какой телефон нужен?

— А что — у вас есть разные? — заинтересовался Леня.

— Само собой! Есть телефоны разных операторов, есть с разными тарифами. На все услуги, само собой, разные расценки. Ежели тебе, скажем, нужно внутри города позвонить — это одна цена, если по России — другая, а ежели в дальнее зарубежье — это уже совсем третья…

— Нет, нет, мне внутри города! — заверил ее Маркиз.

— Ну, тогда тебе вот этот телефон! — Старушка достала из кармана простенький аппарат. — Только, сам понимаешь, я работаю с предоплатой, а то такие ухари бывают — поговорит, а платить отказывается! — И хозяйка телефона назвала сумму.

— Нет вопросов. — Леня протянул ей купюру, взял телефон и шагнул в сторону.

Он набрал номер, который держал в памяти, и тут же услышал профессионально-вежливый голос:

— Отель «Империал», чем могу быть вам полезен?

— У вас остановился господин Вишневский, — проговорил Леня, сжав пальцами ноздри, чтобы изменить голос, — соедините меня, пожалуйста, с его номером.

— Господин Вишневский? — В трубке повисла недолгая пауза, затем Лёнин собеседник продолжил извиняющимся тоном: — К сожалению, я не могу вас соединить.

— Что так?

— Господин Вишневский выехал из нашего отеля.

— Вот как? — Леня почти не сомневался, что услышит такой ответ.

Служащий отеля еще что-то говорил, но Маркиз его не слушал, он выключил телефон и задумчиво смотрел перед собой.

— Эй, молодой человек! — напомнила о себе хозяйка телефона. — Телефончик-то отдай!

Лола услышала, как хлопнула дверь. Значит, Ленька куда-то улепетнул. Вот так всегда: когда ей нужны твердое мужское плечо и сильная рука, Ленька обязательно умудряется отсутствовать.

— Один ты меня любишь! — нежно сказала она крепко спящему рядом Пу И.

Песик приоткрыл один глаз и посмотрел недовольно — Лола помешала ему досмотреть интересный сон. В этом сне Пу И загнал на дерево большого наглого кота.

— И ты, Пу И! — сказала Лола голосом Юлия Цезаря и тяжело вздохнула.

Она вспомнила, как на последнем курсе театрального института играла Клеопатру. И какой у нее там был замечательный парик…

При мысли о парике настроение окончательно испортилось. Все из-за Леньки. Из-за него ей пришлось перекраситься в блондинку, и, как выяснилось, совершенно зря. И что теперь, интересно, делать?

Знакомая парикмахерша Маргарита уж так уговаривала Лолу этого не делать — дескать, не твой стиль. А теперь идти к ней снова и признаваться, что Марго была права? Придется, конечно, но Марго уж вволю попляшет на ее косточках!

Но долго ныть и жалеть себя было неинтересно — слушать-то некому, поэтому Лола пораскинула мозгами и решила, что Маркиз просто злится оттого, что не получилось выполнить заказ. Как ни крути, а ведь она не нашла этот проклятый список. Ленька наверняка пошел на встречу с заказчиком, а кому охота признаваться в собственной несостоятельности? Вернется компаньон злой как черт, а значит, нужно немедленно его накормить. В противном случае он съест ее, Лолу. Живьем, вместе с тапочками.

Лола встрепенулась и побрела на кухню. В морозилке нашлась упаковка отбивных из индейки. Лола поставила вариться рис, попробовала грибной соус, сказала себе: «Суховат!» — и добавила приличную порцию сливок. Потом мигом замесила песочное тесто — два яйца, мука и сахар. И вот уже в духовке запекается пирог с теткиным абрикосовым вареньем.

Явились звери. Точнее, попугай так и сидел в клетке, а вот кот материализовался неслышно, и Пу И прибежал, позевывая.

— Ждите Леню! — строго сказала Лола.

К тому времени, как Аскольд переместился к входной двери, что делал всегда перед приходом Маркиза, Лола вытащила пирог из духовки и посыпала его миндальной стружкой.

Когда запах пирога достиг прихожей, мрачная физиономия компаньона приобрела нормальный вид.

— Ребята, идите кушать! — пропела Лола.

Леня махнул рукой и подумал, что плохие новости подождут.

Наконец, отставив пустую чашку, Маркиз решил, что время для серьезного разговора пришло.

— Извини, Лола, что расстрою тебя, но, понимаешь… тот бармен в «Империале»… он убит…

— Убит? — удивилась Лола. — Ну надо же…

— Ты только не волнуйся…

— Да с чего мне волноваться? — Лола пожала плечами. — Я этого бармена раз в жизни видела. Противный тип! А кто его убил-то?

— Получается, что Вишневский и убил… ну, тот, к которому ты в номер влезла…

— Что-о? — Лола выронила из рук чашку и опустилась бы прямо на пол, если бы Маркиз не успел подставить ей табурет.

— Во всяком случае, из отеля он съехал. И где его теперь искать, понятия не имею. Получается, что заказ не выполнен.

— Ты только о заказах своих думаешь, а что меня убить могли — это тебе до лампочки!

В голосе Лолы не было должного драйва, она находилась в раздумьях — устраивать скандал или не стоит. По всему выходило, что не стоит, ибо Ленька все равно не отреагирует, у него голова другим занята.

Она выбросила осколки чашки, убрала посуду и заглянула в гостиную, где звери посматривали на телевизор.

— Вот я вам! — беззлобно погрозила Лола. — Снова пульт куда-то задевали!

В гостиной творился форменный кавардак. Диванные подушки сбились, на полу валялись то самое пальто цвета топленого молока и сумка, с которой она ходила в отель. Как они тут очутились — непонятно. Лола подняла сумку, раздумывая, что с ней делать. Сумка подходила блондинке, Лоле же совсем не нравилась. В то же время дорогая, новая, не выбрасывать же…

— А это что такое? — Маркиз подхватил упавшую на пол открытку.

— Понятия не имею! — Лола уставилась на открытку. — Это не мое.

— Но как-то она попала в твою сумку? Лолка, прошу тебя, сосредоточься, включи мозги! Сумка новая, ты ее специально купила для этой операции, так что…

— Вот именно, — задумчиво сказала Лола, забыв обидеться на «включи мозги», — там, в номере, в гостиной ничего не было, и я пошла в спальню. И там тоже ничего не было, а потом… потом пришел этот Вишневский, и я спряталась в шкафу… А он все ходил, ходил, а потом полез в шкаф, и тогда я почувствовала, что сейчас умру от страха… Но он только повесил пиджак, а я решила, что ты должен меня спасти и нажала кнопку срочного вызова на телефоне.

— Да понял я, понял, только пока клиент был в ванной, ты выскочила…

— Да, я снова убедилась, что рассчитывать можно только на себя! — подпустила Лола шпильку, но Леня не обратил внимания.

— Короче! — приказал он.

— Короче, телефон выпал, и когда я его искала, то, видимо, прихватила и эту открытку. Что-то там шуршало, но в темноте было не видно. А потом я вообще забыла в сумку посмотреть!

— Забыла? — переспросил Маркиз. — Это нехорошо… более того, это непрофессионально.

«Ты еще будешь меня учить!» — мысленно фыркнула Лола, но вслух ничего не сказала — было видно, что сытная еда не слишком помогла, Ленька находился на взводе.

Он оглядел открытку с обеих сторон.

Открытка современная, но сделана в стиле ретро, в ностальгических коричневатых тонах. На лицевой стороне — старинная фотография какого-то дореволюционного приморского городка. Залитый солнцем бульвар, обсаженный пальмами и олеандрами. Двухэтажный нарядный домик. Окно, над которым нависала полосатая маркиза, в окне — клетка с птицей, чуть выше — вывеска кондитерской. Приглядевшись, Леня прочел название: «Кондитерская Миколайчика. Кофе, горячий шоколад, венские пирожные».

На обратной стороне — надпись быстрым, наклонным, словно заваливающимся почерком:

Тетя Зина приезжает седьмого, в четверть одиннадцатого. Московский поезд 17–24, вагон 14. Ее непременно нужно встретить. Если не будешь успевать, позвони по телефону 12–38–44–69.

— Говоришь, ты эту открытку подобрала в номере? — проговорил Леня. — А где конкретно?

— Да говорю тебе, что в шкафу! Она, наверное, в ящике с бельем была, а я на него наткнулась, вот она и выпала… А в чем вообще дело? Что ты прицепился к этой открытке?

— Да ничего я не прицепился! Только ты ее оттуда забрала, а нужно было, чтобы все в том номере осталось так же, как до твоего прихода…

— Вот вечно ты так! — возмущенно воскликнула Лола. — Сначала посылаешь меня на самые опасные задания, а потом еще выговариваешь, что я не то сделала…

«Натоптала в шкафу, как слон, все передвинула, вот он и понял, что кто-то в номере был, вычислил бармена, убил его и съехал из отеля к чертовой матери. Вот что теперь делать?» — бессильно подумал Маркиз.

Он снова взглянул на открытку. В тексте была какая-то неправильность, какая-то нестыковка, но вряд ли это имело значение…

Маркиз подхватил кота и ушел к себе. Аскольд удобно улегся на диване и посмотрел вопросительно. После сытного обеда полагалось если не спать, то расположиться на диване и гладить кота, называя его всякими ласковыми именами. Кот замурлычет, и все будут довольны.

Однако на этот раз у Маркиза были другие планы, он хотел кое-что выяснить про своего заказчика. Раз в деле появился труп — стало быть, дело дурно пахнет и нужно быть начеку.

Леня включил компьютер.

В арсенале современного мошенника должны быть не только отмычки, парики и приспособления для грима. Гораздо важнее для него хороший компьютер и набор специальных программ для самых разных случаев. Среди прочего у Маркиза имелась отличная база данных, в которой по номеру машины можно было узнать имя и даже адрес ее владельца.

Леня ввел в программу номер машины, на которой заказчик уехал из ресторана, и включил поиск, ожидая увидеть на экране адрес и телефон Петра Порфирьевича Затонского. Однако компьютер издевательски подмигнул, и на экране появилась надпись: «Измените параметры поиска. По вашим данным ничего не обнаружено».

Маркиз несколько секунд смотрел на экран, не веря своим глазам. Затем нашел фотографию автомобиля, чтобы проверить, правильно ли он набрал номер. Ошибки не было.

Вот те на!

С виду Затонский казался таким респектабельным и приличным господином, и тем не менее его машины нет в базе данных… Что это значит? Неужели он ездит по городу на автомобиле с фальшивыми номерами? Правда, в следующую секунду у Лени возникла другая, более правдоподобная мысль.

Он проверял номера по базе, в которой хранились номера частных автомобилей. А что, если Петр Порфирьевич приехал в ресторан на автомобиле, который зарегистрирован на его фирму? Маркиз изменил параметры поиска, включив в них номера машин, зарегистрированных на фирмы и предприятия.

На этот раз поиск оказался более успешным. Машина с таким номером действительно была зарегистрирована на некую фирму — общество с ограниченной ответственностью под названием «Верный друг». Несколько странное название, но чего только не бывает в малом бизнесе…

Судя по названию, деятельность фирмы могла быть связана с уходом за домашними животными, скорее всего за собаками — ведь именно собаку чаще всего называют верным другом человека. Но зачем гадать, когда можно все выяснить? Маркиз снова запустил поиск, на этот раз по базе данных предприятий разных форм собственности. И программа моментально нашла нужную ему фирму.

Общество с ограниченной ответственностью «Верный друг» не имело никакого отношения к собакам, кошкам, хомякам, морским свинкам, сетчатым питонам и прочим братьям нашим меньшим. Фирма «Верный друг» занималась прокатом автомобилей и предлагала клиентам самые разные машины — от обычных седанов и семейных мини-вэнов до роскошных лимузинов и автомобилей представительского класса.

Все понятно. Неуловимый Петр Порфирьевич Затонский приехал на встречу с Леней не на личном автомобиле и не на автомобиле своей фирмы. Он взял машину напрокат.

О чем же это говорит? О том, что он путает следы, прячет концы в воду, темнит. То есть с этим клиентом не все чисто.

Леня с запоздалым сожалением подумал о том, что следовало более тщательно проверить клиента, прежде чем приниматься за его заказ. И еще о том, что Лола, узнав о маленьких хитростях Затонского, устроит скандал, попляшет на косточках своего боевого соратника и, как следствие, откажется от продолжения работы. А это чревато новыми сложностями и головной болью…

Что же теперь делать?

Фирмы по прокату предоставляют автомобили только после предъявления документов, причем фальшивые права у них не пройдут. Машина — это все же немалая ценность, и ее не отдадут первому встречному, махнувшему перед менеджером липовым удостоверением. И данные клиентов у них хранятся достаточно долго. Так что можно выяснить координаты Затонского в фирме «Верный друг». Но туда придется ехать, по телефону такие данные, конечно, не дадут…

Леня вздохнул: ему придется потратить немало времени на то, чтобы узнать адрес клиента… Может быть, координаты Затонского проще выяснить по его фамилии и инициалам?

Конечно, с этого можно было начать, но Леня догадывался, что в многомиллионном городе проживает не один десяток Затонских, поэтому и начал поиски с номера машины, который однозначно определяет ее владельца. Но теперь Маркиз решил проверить базу персональных данных жителей города.

И тут его ожидал тупик. Как он и предполагал, Затонских в Санкт-Петербурге оказалось очень много — даже не десятки, а сотни, конкретно — триста пятьдесят четыре человека. Однако Петра Порфирьевича среди них не оказалось. Было двенадцать Петров Затонских, но у всех совершенно другие отчества. Нашелся и один Затонский с отчеством Порфирьевич, но звали его Михаилом.

Итак, какой можно сделать вывод? Очень простой: клиент назвался вымышленным именем.

В принципе, это не значит, что у него были какие-то дурные намерения. Может быть, он просто параноик, помешанный на секретности, или же чего-то очень боится. Чего-то или кого-то.

Леня нахмурился и решил позвонить адвокату Левако. В конце концов, заказчик сослался на него, стало быть, Илья Аронович должен быть в курсе, кто он такой.

Мобильный адвоката не отвечал, офисный телефон тоже. Леня взглянул на часы и понял, что рабочий день давно кончился и придется отложить все на завтра.

Спал он плохо, несмотря на интенсивно мурлычущего кота рядом. Аскольд был умным и проницательным, он всегда понимал, когда хозяину нужна его моральная поддержка, но на этот раз его старания не увенчались успехом.

Едва дождавшись положенного времени, Маркиз позвонил в офис Левако, и секретарша ответила, что Илья Аронович взял отпуск по семейным обстоятельствам — решил навестить двоюродную сестру в Вышнем Волочке.

«Хе-хе, — мысленно усмехнулся Леня, — все ясно, старикан решил отдохнуть в обществе молодой красивой женщины. И чтобы никто не мешал, выбрал такое место, где не бывает знакомых. И телефон отключил, иначе не расслабишься. Есть у него такая привычка. Разумеется, верная секретарша найдет способ связаться с ним, если случится что-нибудь экстраординарное, но никому его номер не скажет, хоть пытай ее каленым железом».

Так что остался единственный способ выяснить настоящую личность заказчика.

Прежде чем ехать в фирму «Верный друг», Маркиз немного поработал над своей внешностью. Он подобрал темный, с седеющими висками парик, слегка состарил лицо, наклеил аккуратные усики. Теперь из зеркала на него смотрел респектабельный мужчина примерно сорока пяти лет. В галерее образов, которые периодически примерял на себя Маркиз, такой персонаж носил условное название «мечта секретарши». Он непременно должен вызвать доверие у менеджера фирмы, особенно если этот менеджер — девушка.

Девушки Леню любили, и прежде всего девушки определенного сорта — секретарши небольших коммерческих фирм, продавщицы парфюмерных магазинов, стюардессы внутренних авиалиний, медсестры небольших частных клиник, сотрудницы салонов красоты. И менеджеры различных фирм, в частности таких, как «Верный друг». Так что Леня не сомневался в том, что без большого труда получит всю необходимую информацию.

Для завершения образа он надел чудный итальянский пиджак серо-голубого оттенка и отправился на разведку.

Офис фирмы располагался в современном стеклянном павильоне. На просторной площадке рядом красовались принадлежащие фирме автомобили. Здесь действительно было из чего выбрать — солидные, респектабельные немецкие автомобили, легкомысленные и роскошные итальянские модели, практичные японские и корейские. Отдельной группой, как аристократы среди простолюдинов, стояли роскошные представительские авто и длинные, как зимняя ночь, лимузины.

Маркиз обошел площадку с автомобилями и вошел в офис.

И тут его ждал неприятный сюрприз. За серо-стальной стойкой сидела не привлекательная улыбчивая девушка, мечтающая о моложавом бизнесмене в итальянском пиджаке, а сухая поджарая особа сорока с лишним лет, похожая на гончую, готовую взять свежий след. У этой особы был пронзительный взгляд, который, казалось, насквозь просвечивал каждого входящего в офис, а выступающие вперед челюсти напоминали волчий капкан. Причем капкан, приведенный в боевую готовность. Эта особа ни о чем уже не мечтала — она все повидала и всему знала цену.

Леня стер с лица заготовленную заранее улыбку. Он должен был сделать всего десять шагов, чтобы пройти от двери офиса до стойки, и, пока преодолевал это расстояние, успел полностью перестроить свою стратегию. С этой суровой особой персонаж «мечта секретарши» не имел никаких шансов. Здесь нужен был совершенно другой образ, желательно выступающий с позиции силы.

Подойдя к стойке, Маркиз придал своему взгляду холодный стальной блеск. Однако женщина встретила его столь же холодным взором, только в ее случае сталь была на порядок прочнее, а температура градусов на двадцать холоднее.

— Майор Несгибайло! — процедил Леня, торопливо выбирая в своем бумажнике подходящее к случаю удостоверение. — Государственная инспекция дорожного движения…

— В таком пиджаке? — ехидно ответила женщина, и волчий капкан челюстей сомкнулся с железным лязгом. — Не трудитесь, молодой человек, не ищите удостоверение — все равно не поверю! Я на своем веку столько гаишников повидала, что вам и не снилось… Чтобы их узнать, мне никакие бумажки не нужны!

— Вы не дали мне договорить! — продолжил Леня, на ходу перестраиваясь. — Это прежде я был майором и служил в ГИБДД, а теперь вышел в отставку и работаю в страховой компании «Инцидент». И пришел к вам, чтобы выяснить обстоятельства ДТП с участием одной из ваших машин…

— И снова мимо! — проскрежетала женщина. — Дознавателей из страховых компаний я тоже каждый день вижу. Вы не из их числа. Даю вам еще одну попытку. Говорите, кто вы такой на самом деле и зачем пришли — или я позову охрану и выставлю вас за дверь.

— Так-то вы встречаете потенциальных клиентов! — протянул Леня, пытаясь выиграть время и придумать новую стратегию, способную пробить оборону этой железной женщины.

— Вы не клиент! — отрезала та. — Даже не потенциальный! Говорите, зачем пришли, или…

И тут Леню озарило. Он еще раз оглядел собеседницу, разглядел под ледяной коркой в ее глазах незажившую сердечную рану, а на правой руке — еще заметный след от обручального кольца… Если она больше не носит кольца на правой руке — значит, разведена. Если не переодела на левую — значит, развод был тяжелым и мучительным, стоил ей немалой крови и она больше не хочет вспоминать о своем прошлом.

Леня перегнулся через стойку и доверительно понизил голос:

— Вы правы… вы совершенно правы. От вас ничего не утаишь. Я не гаишник и не страховщик. У меня собственный бизнес, небольшая топливная компания… и у меня жена. Я безумно любил ее… все для нее сделал, носил на руках, заваливал подарками, устилал ее путь цветами, а она…

Маркиз на мгновение замолчал, тяжело вздохнув и прикрыв глаза, как будто не в силах был продолжать, на самом же деле обдумывая следующую реплику. Открыв глаза, он перехватил взгляд железной женщины. В этом взгляде уже не было льда и металла, теперь в нем сквозил жгучий интерес, а еще, пожалуй, сочувствие.

А если ему удалось вызвать в этом монстре сочувствие — значит, дело сделано…

— Но в последнее время я стал замечать в ней перемены, — продолжил Леня импровизировать. — Она стала какой-то задумчивой, рассеянной. Несколько раз я замечал, как она стирает сообщения в своем телефоне или запирается с телефоном в ванной. Я ни на минуту не переставал любить ее, но в мою душу закрались страшные подозрения. Поверьте, у меня и в мыслях не было следить за ней, я не хотел унижать ее подозрениями, но однажды…

Маркиз снова замолчал, как будто ему трудно было продолжать, и быстро взглянул на собеседницу. Та слушала его как зачарованная, подперев кулаком подбородок. Ее взгляд совершенно оттаял и был полон сочувствия.

— Но однажды… — повторил Леня трагическим тоном, — однажды я ехал по городу и увидел свою жену, выходящую из какого-то бутика. Поверьте, я залюбовался ею. Она показалась мне такой трогательной, такой беззащитной. Я подумал, что все мои подозрения беспочвенны и оскорбительны, что я должен поговорить с ней, признаться в том, что ревновал ее неизвестно к кому. Я притормозил и хотел остановиться, чтобы поговорить с ней, чтобы попытаться вернуть нашим отношениям прежнюю теплоту…

Леня сделал трагическую паузу. Железная женщина жадно его слушала.

— И тут, — выпалил Маркиз, — рядом с ней остановилась машина. И она — моя жена — села в нее… Я растерялся, земля, как говорится, ушла у меня из-под ног… Я не знал, что делать — ехать за той машиной или не унижаться… Пока я колебался, машина уже исчезла, и я не смог найти ее в потоке транспорта. Еще какое-то время я колесил по городу, пытаясь успокоиться и как-то объяснить произошедшее, пытаясь найти какое-то оправдание. Может быть, жена остановила случайную машину, чтобы доехать до дома? Но тут же я понял, что это не так. Ведь она не голосовала. Кроме того, неподалеку стояла ее машина… — Леня тяжело вздохнул и развел руками: — Вот… я все вам сказал, во всем признался, и честно скажу: мне даже стало немного легче. Знаете, мне почему-то кажется, что вы понимаете мои чувства…

— Я понимаю… — отозвалась женщина за стойкой и быстро взглянула на след от обручального кольца. — Я вас очень понимаю… понимаю вас лучше, чем вы думаете… — Тут она спохватилась и добавила: — Я не понимаю только одного: зачем вы пришли в наш офис? Чем может помочь наша фирма и лично я? Даже если предположить, что я захочу вам помочь.

— Сейчас я все вам объясню, — поспешно проговорил Маркиз, пока с таким трудом завоеванное доверие не улетучилось. — Дело в том, что тот момент… момент, когда моя жена садилась в незнакомую машину… он запечатлелся в моей памяти навсегда, как фотоснимок. Стоит мне закрыть глаза — и я отчетливо вижу жену, и ту машину… ее номер. Как только вернулся домой, я попытался узнать имя того человека, который разрушил мою жизнь, разрушил мою вселенную. Я позвонил своему знакомому, который служит в ГИБДД, и попросил выяснить имя владельца по номеру машины… Но в базе данных стояло название фирмы проката автомобилей. Вашей фирмы. Вот поэтому я и пришел к вам, надеясь, что вы поможете мне узнать имя того человека…

Леня снова замолчал, опустив глаза и всем своим видом выражая страдание.

Женщина за стойкой уже не казалась железной. Взгляд ее был полон сочувствия.

— Я понимаю… — проговорила она после долгой паузы и покосилась на дверь за своей спиной. — Я очень понимаю ваши чувства и хотела бы помочь, но это… это противоречит правилам нашей фирмы… мы не разглашаем личные данные своих клиентов…

— Я так и думал… — вздохнул Леня с трагической интонацией ослика Иа-Иа из мультфильма о Винни Пухе. — Я не слишком надеялся, что вы поможете мне. Это была всего лишь попытка… безнадежная попытка. Что ж, я вас не виню, в конце концов, это ваша работа…

Он развернулся и пошел к двери, ссутулившись и с трудом переставляя ноги, как будто к каждой была подвешена гиря.

— Нет, постойте! — окликнула его женщина из-за стойки. — Не уходите! Я вам помогу!

Леня медленно повернулся, изобразив не только лицом, но и всей фигурой слабую надежду. Если бы в этот момент его видела Лола, она, несомненно, оценила бы его актерское мастерство.

Вернувшись к стойке, Леня облокотился на нее и уставился на женщину глазами печального спаниеля.

Женщина же с решительным видом придвинула к себе клавиатуру и проговорила:

— Ну, и какой же номер?

Леня перегнулся через стойку и продиктовал номер той машины, на которой уехал заказчик после встречи в ресторане. Женщина снова оглянулась на дверь за своей спиной, набрала номер и заговорщицким тоном проговорила:

— Записывайте!

— Мне не нужно ничего записывать, — ответил Леня трагическим тоном, — я запомню каждое ваше слово, каждую цифру, каждую букву. Мне даже не нужно их запоминать — они сами отпечатаются в моей памяти огненными знаками!

Произнеся эту эффектную фразу, Леня прикусил язык: пожалуй, это уже перебор. Однако, скосив глаза на собеседницу, он не увидел в ее взгляде ни насмешки, ни подозрения. Она была впечатлена. Ну, надо же, такая ударопрочная особа — и не устояла перед самой примитивной мелодрамой!

— Тогда запоминайте. Эту машину брала напрокат Майя Антоновна Снегиренко, зарегистрированная по адресу…

Женщина отбарабанила адрес и телефон таинственной Майи Антоновны и только после этого уставилась на Маркиза удивленным взглядом:

— Постойте, но это женщина…

— Да, несомненно, женщина… — повторил за ней Маркиз. На этот раз ему не пришлось разыгрывать удивление — оно было самым настоящим и непритворным.

— Значит, ваша жена села в машину к женщине, — проговорила менеджер, — значит, вы зря ее ревновали…

— Выходит, зря… — растерянно отозвался Маркиз.

— Так, выходит, у вас все хорошо, жена вам не изменяет, она просто подсела к какой-то своей подруге!

— К какой-то подруге… — как простуженное эхо, повторил Маркиз. — Или к косметологу… кажется, ее косметолога действительно зовут Майя… отчества, правда, не знаю…

— Так что же вы мне голову морочите! — процедила женщина за стойкой, и в ее голосе снова зазвучал металл. — Что же вы у меня время отнимаете!

— Извините… — пролепетал Маркиз, отступая к двери.

Он выскочил из офиса, спиной чувствуя ненавидящий взгляд менеджера. Как только эта женщина перестала ему сочувствовать, она тут же преисполнилась к нему ненавистью. Ненавистью, какую испытывала к любому человеку с благополучной личной жизнью…

Ну да бог с ней, они больше никогда не встретятся. Леня выяснил в этом офисе все, что хотел. Правда, информация оказалась неожиданной — машину брала напрокат женщина, но в принципе в этом нет ничего невероятного. Возможно, фальшивый Петр Порфирьевич поручил эту несложную операцию секретарше. Хотя, учитывая, что он назвался вымышленным именем, более вероятен другой вариант — клиент запутывает следы, чтобы Леня не узнал его настоящего имени.

В принципе, это еще не значит, что у него какие-то недобрые намерения. Просто осторожничает человек, а осторожность в наши дни никому не помешает.

Лола сидела в кресле перед телевизором с Пу И на руках. С утра она съездила в парикмахерскую, и теперь ее волосы приобрели нормальный, как она считала, вид. Марго хоть и ворчала, но дело свое знала, так что Лола долго крутилась перед зеркалом и очень себе нравилась. Они с Марго выпили кофейку, расцеловались напоследок, и Лола отправилась домой. Платиновая блондинка с отутюженными волосами была забыта ею, как страшный сон.

— Лолка, — проговорил Маркиз, входя в комнату с таким видом, как будто принес трагическое известие, — мне нужно с тобой поговорить. Серьезно поговорить.

— Да-а? — Лола повернула голову, чтобы было лучше видно ее новую прическу. — Поговори-ить? — И встряхнула волосами.

Каково же было ее возмущение, когда Маркиз ничего не заметил. Да что он, ослеп, что ли?

— Ленечка, ты ничего не хочешь мне сказать? — сделала она вторую попытку.

— Многое! — возвестил Леня. — Так что отвлекись. И вообще, Пу И вредно смотреть телевизор!

— Отстань, — огрызнулась Лола, так и не дождавшись комплиментов по поводу прически. — В кои-то веки по телевизору передают действительно интересную передачу… интересную и мне, и Пу И… приходи через час, тогда и поговорим…

— С каких пор вас с Пу И интересуют дорожные новости? — удивился Маркиз. — Пу И, ты что, собираешься сдавать на права?

На экране действительно представитель ГИБДД рассказывал о пробках, развязках и аварийной обстановке на дорогах города.

— Да это перерыв, — отмахнулась Лола, — вообще-то мы смотрим неделю высокой моды для собак, проходящую в Милане. Ты не представляешь, какую замечательную коллекцию представили Дольче и Габбана! Все исключительно в черно-белых тонах, как старое кино…

— Пока я вижу только коллекцию разбитых машин! — фыркнул Леня. — Могли бы хоть на время перерыва звук выключить… нет, постой, сделай погромче!

— Тебя не поймешь! — фыркнула Лола. — То выключи, то сделай погромче…

— Тише! — шикнул на нее Леня. — Слышишь, что говорят?

— Сегодня утром на Загородном проспекте произошло еще одно ДТП со смертельным исходом, — продолжал полицейский. — Гражданин Миколайчик тысяча девятьсот семидесятого года рождения, находясь в состоянии алкогольного опьянения, не справился с управлением автомобилем «Хонда», вылетел на тротуар и врезался в столб. Водитель погиб на месте. К счастью, прохожих на тротуаре не было, так что больше никто не пострадал. Еще раз повторяю: водители, не садитесь за руль в нетрезвом состоянии!

— Ты слышала? — проговорил Леня, глядя на экран, где показывали разбитую и покореженную машину.

— Что не нужно водить машину, будучи под градусом? — фыркнула Лола. — Тоже мне новость!

— Да нет, я не об этом! — отмахнулся Леня.

— А о чем же тогда?

— Сейчас… я тебе покажу, и ты все поймешь…

Маркиз обшарил стол и повернулся к Лоле:

— Ты ее не выбросила?

— О чем это ты?

— Ну, о той открытке, которую ты принесла из отеля.

— Да я ее не трогала! Больно нужно! Я ее вообще в глаза не видела после того, как отдала тебе.

— Тогда куда же она делась? — суровым тоном осведомился Маркиз.

— Ну вот, как всегда! Как что в доме пропало — так сразу надо на меня стрелки переводить!

Леня хотел было ответить, чтобы за Лолой не осталось последнее слово, но тут обратил внимание на странное поведение Пу И. Песик смущенно повизгивал и закрывал лапами мордочку.

— Пу И! — воскликнул Маркиз строго. — Так это ты, негодник?

— Ну вот, теперь ты решил все свалить на ребенка! — возмутилась Лола. — Пу И, не бойся, я не дам тебя в обиду этому ужасному, эгоистичному человеку!

— Пу И, — проговорил Леня, изменив интонацию со строгой на заговорщицкую, — если ты покажешь мне, где открытка, я дам тебе орехового печенья!

— Пу И, не соглашайся! — воскликнула Лола. — Он тебя обманет! С него станется!

Но доверчивый Пу И уже спрыгнул с ее коленей и засеменил под шкаф. Через полминуты он выбежал оттуда с открыткой в зубах. Подошел к хозяину и сел перед ним, свесив одно ухо.

— Ага, так это все же ты ее утащил! — воскликнул Маркиз, осторожно отбирая открытку.

Пу И тихонько заскулил: а как же печенье?

— Ну, понимаешь, сейчас его нет, но я схожу в магазин и куплю… обязательно куплю! Сам же и сожрал небось целый килограмм! Я тебя знаю…

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***
Из серии: Наследники Остапа Бендера (Частные детективы Лола и Леня Маркиз)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Особенности кошачьей рыбалки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я