Нейтральные миры (К. Н. Муравьёв, 2015)

Пробиваясь через орды нежити и стараясь покинуть город древних магов, оказавшийся смертельной ловушкой для нашего современника и его отряда, Баг благодаря встрече с одной симпатичной демоницей нашёл очень рискованный выход. Он и его друзья перебираются через древний портал в сеть нейтральных миров, которые контролирует могущественная магическая гильдия. Оттуда Баг должен не только найти дорогу к себе домой, но и помочь это сделать двум милым и таким разным девушкам, которые оказались рядом с ним. Но старый путь отрезан, нужно искать новый. А на это требуется немало времени. Значит, нужно пока обустраиваться здесь. Нужно как-то вписаться в местное общество. Сможет ли сделать это простой воин, маг и рейнджер, каким его считают все остальные?

Оглавление

Из серии: Миры за гранью

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Нейтральные миры (К. Н. Муравьёв, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Муравьёв К.Н., 2015

© Художественное оформление серии, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015

* * *

Глава 1

Время ожидания, пока вернётся Баг, растянулось в бесконечность. Эрея не знала, что и подумать.

Она попыталась завести разговор с корнолом, но он как-то сразу не заклеился. На вопрос, что могло понадобиться тут хуману, Лениавес лишь пожал плечами, и девушка на каком-то интуитивном уровне поняла, что пока лучше к оборотню с разговорами не приставать.

После этого небольшого обмена словами корнол погрузился в полумедитативный транс, в который периодами входил с того момента, как ушёл Баг. Так он лучше контролировал прилегающую территорию.

О чём-то подобном Эрея слышала, но она почему-то всегда думала, что этому учат лишь их королевских рейнджеров и телохранителей князя. Но, как оказалось, были и другие, кто владел подобными умениями.

Вообще, девушка заметила, пообщавшись с Лениавесом и Багом, что многое из того, о чём им сообщали их воспитатели, а потом и в Школе магии, имело под собой очень мало оснований.

Например, сейчас она была уверена в том, что Лениавес гораздо более сильный и опытный маг, чем большинство эльфаров, да и лучником он был отменным, которому был бы рад любой Лесной легион.

«Наверное, отец с дядей тоже прекрасно осведомлены об этом несоответствии, – впервые задумалась девушка о столь странном обмене студентами, который должен был состояться между Лесным княжеством и империей Ларгот. – И похоже, именно с этой целью было организовано наше посольство в империю. Мы должны перенять их умения и поближе познакомиться с их способностями и возможностями, а также узнать их сильные и слабые стороны. Но главной задачей, как мне кажется, было сбить с нас всю нашу высокородную спесь. Иначе когда-нибудь это могло стоить нам жизни».

Теперь девушка уже не удивлялась дальновидности своего отца, князя эльфаров, и его брата и друга, а также своего дяди, главы Совета магов княжества, которую им приписывали. Оценив их совместное решение, она поняла, что этот тандем двух главных эльфаров в их княжестве многие недооценивали. И она порадовалась этому, ведь столь мудрые правители – это залог процветания их государства.

Тем более под эту цель вписывалось сотрудничество именно с империей и их Академией магии, где можно было среди студентов встретить представителей всех рас и магических школ.

Наличие же такого облечённого властью, высокородного и прозорливого воспитателя, как главный аналитик Княжеской службы безопасности, который должен был отправиться с ними в посольство, должно было выявить все проблемы во взаимоотношениях эльфаров и остальных рас. Локализовать их причины и по возможности устранить их или доложить об этом наверх. Как раз поэтому был подобран такой странный состав их группы.

А она-то всё гадала, почему выбрали не столько самых одарённых, а, как она поняла теперь, совершенно различных по темпераменту и происхождению молодых эльфаров. Как юношей, так и, что было очень необычно, девушек, ведь этих признанных во всём мире красавиц старались пореже выпускать за пределы княжества.

Существовала даже легенда, что в старину из-за одной такой девушки разразилась кровопролитная война, когда два королевства не смогли определиться между собой, чей же представитель станет мужем этой эльфарки. И звали, насколько знала Эрея, эту девушку так же, как и её. Как рассказывала её мама, дедушка и назвал её в честь той красавицы и воительницы. Впоследствии она стала одной из самых сильных и уважаемых правительниц среди королевств хуманов.

Но если вернуться к составу их группы, то в результате их тесного взаимодействия с империей должны быть более ясно прорисованы перспективы сотрудничества именно с хуманами и оборотнями как главными представителями этого государства.

И вот тут совершенно выбивался из общей картины её странный, непонятный, вечно выкидывающий дурные шутки и живущий сугубо по своим правилам и понятиям он, её муж. Хуман, с необычным именем Баг. Ар’Тур Лесной.

О нём и говорить было особо нечего. Эрея до сих пор не могла оценить степени его подготовки и возможностей. Слишком уж неординарными и неявными они были. Казалось, он совершенно не подготовлен к жизни в окружающем мире. Но как показывают обстоятельства, только он и способен был справиться с теми превратностями и неприятностями, что попадались им на пути. У Эреи никак не получалось определить, насколько Баг был подготовленным и хорошим бойцом, определить его уровень по известной ей градации мастерства воинов. Но после того боя со стражем она оказалась в ещё большем затруднении. Если Лениавес был прав, то выжить после такого боя невозможно даже самому подготовленному и опытному воину без помощи хотя бы одного сильного мага, но Баг не только выжил, он победил.

Но у него были и другие странности.

Если все хуманы такие, то тогда становится вполне понятно, почему они стали доминирующей расой на планете.

Однако это было не так, хотя она и не встречалась с хуманами очень давно, но в школе-то их расовые особенности они проходили. Так вот, ничего необычного и уникального в них не было.

А в Баге она видела слишком много загадок. Начиная от его странного появления до совершенно непонятного поведения и уникальных возможностей и способностей.

Его способности больше подходили бы какому-нибудь лорду-демону или мастеру-оборотню. Тогда многие его странности укладывались в известную схему и становились на свои места.

Но он точно не оборотень. Это утверждал Лениавес. И тут девушка ему полностью доверяла. Она сама давно бы признала его демоном, но и демоном он не был. Те были сплошь маги тьмы и смерти, притом очень сильные. А в молодом хумане можно было едва наскрести способностей слабенького мага. Да и тьма не проглядывала в нём такой сплошной пелёной, как у демонов, Эрея всё-таки уже не раз просматривала его ауру. Конечно, она присутствовала в нём, как и в любом представителе любой расы.

Свет и тьма присутствовали всегда и везде, но именно что присутствовали, а не составляли основу и саму суть, как в любом демоне. И даже здесь Баг умудрился выделиться: в его случае наличие любой магической энергии было нереально мало даже для обычного простого хумана. Например, в ней способностей к магии тьмы было гораздо больше, чем у него, хотя это совершенно не её стихия.

«Не маг он», – уже в который раз думала девушка, ведь будь этот хуман магом, как всё было бы значительно легче и проще сейчас, да и в будущем.

Но он не маг.

Хотя Лениавес и надеется каким-то образом устроить его в Академию магии, но она-то видела, что он еле дотягивает даже до уровня самых слабых рейнджеров. Его единственная надежда – это факультет искателей, вот туда он попадёт без труда. Но никак не на какой-то из магических факультетов, именно на одном из которых почему-то и настаивал корнол.

«Не маг», – в который уже раз с грустью подумала девушка. Она разбиралась в этом гораздо лучше оборотня и поэтому была уверена в своей правоте.

Это было ясно видно как по ауре Бага, так и по его ментальному телу, с которым корнол ввиду своей расовой специфики работать не мог. А именно ментальное тело Бага указывало на то, что он обычный хуман. С совершенно мизерными способностями к магии. Чуть более сильный, здоровый, выносливый, но простой хуман.

И всё это несоответствие внутреннего видения девушки и внешнего содержания, то есть поведения, действий и поступков самого хумана настораживало и притягивало девушку. Этот молодой хуман был для неё тайной, загадкой, которую она очень желала раскрыть, но которая с каждым шагом становилась всё больше и больше, даже не приоткрывая своего покрова. А каждый, казалось бы, шаг, приближающий её к истине, на самом деле уводил девушку ещё больше в сторону.

Вот и сейчас Эрея сидела и гадала: «Куда мог подеваться этот несносный хуман? Что он мог забыть в этих туннелях, тем более один?»

Хотя она переживала и волновалась за Бага (правда, спроси кто у неё об этом, она бы всё яростно отрицала), но сейчас Эрея прекрасно понимала, что с большинством встреченных тут опасностей и неприятностей он сможет справиться самостоятельно. Она догадывалась, что эти туннели, которые, казалось, таили в себе смерть для всего живого, не представляют для него серьёзной угрозы.

«Ну да, – с сарказмом подумала она, – кто может быть опасен для хумана, в одиночку одолевшего магического боевого голема. – И сама же ответила: – Два голема или даже восемь. – И эта мысль сначала развеселила её, но потом она почему-то ещё более обеспокоенно стала смотреть в темноту проглядывающего через небольшой коридорчик туннеля. Вспомнив внешний вид Бага и его состояние после схватки с големом, девушка поняла, что хотя он и выглядел относительно нормально, но тот бой дался ему с огромнейшим трудом, каким бы на самом деле он ни был. – А он ещё, даже толком не оклемавшись, рванул куда-то по своим непонятным делам», – со злостью на этого глупого хумана подумала девушка.

И именно в этот момент темноту туннеля перегородила ещё более тёмная тень, возникшая на его фоне.

– Лениавес! – в испуге воскликнула девушка и указала на темнеющую у входа фигуру.

Но оборотень был уже готов к бою, он стоял справа от входа в коридор с наведённым на тень луком.

– Знаю, – спокойно и тихо ответил тот, – он стоит там уже несколько секунд. Я не пойму только, один он или нет. Я и этого-то почувствовал, когда он оказался напротив входа. Но хорошо, что это не маг, а скорее просто какой-то скелетон-воин…

Вдруг корнол, даже не договорив, быстро и резко натянул тетиву с наложенной взрывной, как он её называл, стрелой и выпустил её в направлении виднеющейся фигуры, уже начавшей движение в их сторону.

Мгновение – и звуки сильного грохота и взрыва разнеслись в обе стороны туннеля, а возникшая в результате него вспышка осветила коридор и небольшую часть прилегающей к нему комнатки.

Тень оказалась скелетоном, и он там был не один. Вспышка света от взрыва осветила ещё как минимум четверых, находившихся с левой стороны от входа. Лениавес их видеть не мог, а Эрея успела рассмотреть их очень хорошо.

– Там ещё четверо, – быстро проговорила она, указав на левый угол.

– Значит, их ещё семеро, – быстро ответил ей оборотень. – Отойди назад и активируй браслет, но сначала наложи на меня укрепляющее и обезболивающее плетения, – приказал он.

– Поняла, – сказала девушка, мгновенно отбежав в дальний угол помещения.

Там она села на пол, успокоилась и, войдя в медитативный транс, чтобы не совершить никаких ошибок, активировала оба плетения.

В трансе было проще. Там она могла успокоиться, сосредоточиться, собраться с мыслями и не слышать, как сильно и резко забилось её сердце от выброса адреналина. Поэтому оба плетения вышли у неё идеально точно, будто на занятиях в школе.

Свою посильную помощь оборотню она оказала. На всякий случай Эрея активировала плетение лечения средних и лёгких ран, но пока не стала его применять, оставив это заклинание на всякий случай: вдруг оно понадобится Лениавесу в дальнейшем. Так будет и быстрее и эффективнее его использовать во время боя.

Девушка вообще действовала как на учебном занятии или тренировке, делая всё на уровне автоматизма, заложенного ей различными преподавателями в школе, даже не отдавая себе отчёта в этом. Ведь часть их подготовки и была направлена на то, чтобы сделать из них превосходных боевых магов-лекарей.

После этого девушка, не ослушиваясь приказа, активировала браслет, и её тело покрылось защитным силовым полем.

«Идеальное построение», – восхитилась она работой древних магов.

Теперь этот подарок не казался ей таким уж вызывающим отторжение, как это было в момент, когда этот браслет надел ей на руку Баг. Эрея не призналась бы в этом самой себе, но этим подарком она очень дорожила.

Однако события почему-то всё ещё не сдвинулись с мёртвой точки, и поэтому девушка спросила у корнола:

– Что происходит? Почему они не нападают?

– Похоже, кого-то ждут, – ответил ей оборотень и сразу добавил: – Но вот кого, мне неизвестно.

Однако ждать пришлось недолго. Буквально через несколько секунд в коридоре возникла ещё одна фигура. Её силуэт на фоне темнеющего входа выглядел более массивно, чем тёмная тень пытавшегося первым пройти по коридору в комнату скелетона.

– Похоже, это скелетон-рыцарь, – даже как-то отстранённо прокомментировал увиденное корнол.

Он не стал сообщать девушке, что это не просто рыцарь, а рыцарь тьмы, наивысшая форма нежити среди скелетонов-воинов. Вместо этого он выпустил очередную стрелу. Но она, не долетев каких-то десяти сантиметров до тела мёртвого рыцаря, уткнулась в мгновенно окружившее его чёрное марево, застряв в нём. Ни сама стрела, ни последовавший за нею взрыв не причинили надвигающейся фигуре никакого вреда.

– Рыцарь, да ещё и прикрытый каким-то защитным плетением из области магии тьмы, – бесстрастно и сосредоточенно сообщил Эрее оборотень, но потом тихим голосом добавил: – Что бы ни произошло, не снимай щита и не выходи из этой комнаты.

А сам тем временем выпустил следующую стрелу, но стрелял он не в рыцаря, а в мелькнувшего за его спиной скелетона. Вот его-то взрыв достал основательно.

Однако девушка не успела порадоваться этому маленькому успеху, как увидела ещё одного рыцаря, входящего в коридор.

– Там ещё один, – испуганно сказала она.

– Я вижу, – спокойным и тихим голосом ответил Лениавес.

Девушка не знала, каким трудом даётся ему это спокойствие, ведь оба рыцаря тьмы сфокусировали на нём основное своё оружие и способность, умение вызывать у противника панический ужас и страх.

Корнол из последних сил старался держать ментальный щит, постепенно рушащийся под ментальной же атакой столь сильных противников.

Внезапно давление на него хоть и не сошло на нет полностью, однако уменьшилось.

«Один из рыцарей отвлёкся на кого-то другого, – понял оборотень. Да и чего гадать, тут было слишком мало существ, которые смогли бы привлечь внимание рыцаря тьмы. – Где-то рядом Баг». – Лениавес даже не понял, насколько он ждал помощи от своего странного друга и насколько был уверен в нём.

Сейчас же он усвоил, что у них появился неплохой шанс выбраться из этой западни.

Шедший вторым рыцарь остановился и развернулся в направлении выхода из коридора, а буквально мгновение спустя осыпался, как развалившаяся груда костей.

Лениавес даже заметить ничего не успел, как за спиной шедшего первым рыцаря возникла размытая фигура. Взмах меча – и ещё один противник лежит на полу мёртвой, давно иссохшей кучкой нетленного праха.

Несколько мгновений стоит тишина, а потом в коридоре напротив входа возникает какой-то незнакомый силуэт. При этом из коридора раздаётся тихий и такой знакомый голос:

– Лениавес, Эрея, это я. Выходите. Тут безопасно.

И тень говорившего сдвигается в сторону.


Подходя к месту, где должны были поджидать меня товарищи, я на интуитивном уровне понял, что что-то не так. Но ничего заметить не мог. Хотя опасность исходила опять из того же закутка, где ранее нёс свой тысячелетний пост голем.

«Там кто-то есть», – понял я.

Внезапно туннель и часть комнаты, к которой я подбирался, осветила сильная вспышка света, а потом раздался звук взрыва.

«Лениавес от кого-то отбивается». Но мне всё ещё было непонятно, кто же скрывается там в комнате.

Не знаю почему, но даже после того, как маскирующее плетение с неё было снято, сохранился какой-то странный остаточный эффект. Никакие сканирующие плетения не проникали внутрь этой комнаты. Они начинали работать только в зоне прямой видимости.

Когда я загонял туда корнола с Эреей, то не обратил на этот странный эффект никакого внимания, а теперь понял, в какой опасности они оказались. Ведь они и сами никого не могли заметить, находясь там, пока противник не войдёт внутрь комнаты.

И сейчас там кто-то был.

Накинув на себя маскирующее плетение, которое мне досталось в наследство от Исчадия, я расставил телепортационные маркеры для экстренного отхода, создав для этого пару меток с помощью магических камней. После чего стал осторожно перемещаться вдоль ближней стены к входу в помещение.

Вот раздался второй взрыв и последовала вторая вспышка. А чуть позже ещё взрыв и вспышка повторились.

«Значит, противников несколько или один, но сильный», – рассудил я, продвигаясь вперёд.

Вообще странно сейчас работало моё тело. Я получил возможность наблюдать картинку того, как я двигаюсь, благодаря интерфейсу костюма, который дублировал все мои движения.

Так вот, получалось, будто всё моё тело, не шевелясь, при этом перетекает из одного места и положения в другое. Как такое могло происходить, я даже не догадывался, но данный способ движения был совершенно бесшумен и незаметен со стороны. Это, как я понимал, не относилось к технологии скрыта, которая в основном действовала как некое ментальное поле, отводящее от меня любое направленное или ненаправленное внимание.

Это было что-то из совершенно иной области. И это также оказалось подарком Исчадия, которым я смог воспользоваться лишь благодаря своему экзоскелету. Иначе моё тело просто бы не смогло достигнуть такой гибкости, текучести и лёгкости в перемещении. Я и раньше в лесу мог перемещаться практически незаметно, но это был какой-то совершенно иной уровень бесшумного и скрытного движения, какой-то нереально плавной крадучести, доставшейся мне в наследство от совершеннейшего убийцы. И он напрямую относился к физике тела, никакой магии.

Подобравшись вплотную к проходу, ведущему в комнату, я наконец смог просканировать находящееся передо мной помещение. Всё оказалось не так и плохо, если, конечно, шесть скелетонов и ещё какая-то разновидность нежити, в количестве двух штук, с которой мне раньше не приходилось встречаться, не является серьёзным аргументом для беспокойства.

«Зарегистрировано восемь менто-информационных полей, шесть из них ранее классифицированы как скелетон-воин, два объекта – с неизвестным типом менто-информационных полей, аналогичных друг другу», – отрапортовал ментоинтерфейс и обозначил на виртуальной карте месторасположение всех восьми обнаруженных противников.

Скелетоны стояли по сторонам от прохода и, похоже, просто контролировали подходы к нему, стараясь не попадать на предполагаемую линию огня неизвестного стрелка (кроме Лениавеса, я мало кого могу представить в этой роли), засевшего по ту сторону коридора. Два же неизвестных субъекта перегородили коридор и неторопливо продвигались по нему вперёд.

Из своих друзей я пока никого не видел, но это и понятно: для того, чтобы я смог их обнаружить, мне необходимо оказаться напротив входа в следующую комнату.

Следующим ожило интерфейсное окно кластера:

«Обнаружены конструкты пятого и восьмого уровней.

Конструкт пятого уровня. Описание: конструкт удержания сущности. Точкой материальной привязки служит скелет органического существа. Свойства: поддержание „нежизни” в материальном носителе. Интерфейсное управление: отсутствует. Энергопотребление: пять энеронов в час.

Конструкт восьмого уровня. Описание: сложный составной конструкт, состоящий из трёх модулей. Модуль удержания сущности. Модуль силового барьера облачного типа седьмого уровня. Модуль подавления воли седьмого уровня. Точкой материальной привязки служит скелет органического существа. Свойства: поддержание „нежизни” в материальном носителе. Создание защитного силового поля для материального носителя. Фокусированное воздействие при ментальной атаке на противника. Особое свойство: геометрическая прогрессия для усиления эффекта при совместном действии нескольких аналогичных конструктов. Интерфейсное управление: отсутствует. Энергопотребление: пятьсот энеронов в час».

После этого конструкт вывел подробнейшую виртуальную структурную схему для каждого из обнаруженных менто-информационных полей. Наложив все полученные данные друг на друга, я получил полную картину возможностей каждого присутствующего в помещении объекта.

Разобрав ментоструктуры, я выделил узловые точки в каждой из них для того, чтобы разрушить плетения, удерживающие это подобие жизни в нежити.

Со скелетонами существовала уже вполне отработанная схема, для двух новых экземпляров пришлось немного потрудиться, добавив сначала разрушение защитного поля и только потом уничтожение самого умертвия.

Уже собравшись начать отрабатывать по ранее испробованной и немного дополненной схеме, я разместил виртуальные метки для локальной телепортации над каждым умертвием, когда кластер предложил мне новый, полностью переработанный алгоритм действий. И он показался мне более интересным вариантом.

Во-первых, новый алгоритм гарантированно позволял упокоить мне всю эту нежить. Во-вторых, не тратить на каждого из них больше одного удара. Ну и в-третьих, я всё время забываю о своих новых способностях, таких как поглощение сущности и поглощения сути.

Но ни кластер, ни ментоинтерфейс об этом не забыли, и поэтому для меня был разработан новый алгоритм действий при столкновении с любыми магическими или иными противниками и существами.

Каждый из моих противников всегда нёс в себе два полезнейших ресурса: ментоэнергию и информацию (умения, способности, какие-то возможности и естественные природные модификации, необходимое подчеркнуть). Так вот, вновь созданный алгоритм, переработанный в гипнопрограмму и зашитый в меня на уровень рефлексов, теперь помогал мне не забывать об этом и при любом удобном случае пользоваться этими моими способностями.

Если в напавшем на меня противнике было хоть какое-то врождённое свойство, которое я был способен перенять хотя бы с наименьшей долей вероятности, то я работал с этим существом по алгоритму поглощения сути.

Если же никаких подобных свойств в моём противнике не было, то я просто поглощал ментоэнергию, составляющую сущность любого существа.

«Вот и превратился в ментального вампира», – пошутил я над собой, когда разобрался в сути нового, предложенного кластером алгоритма магической составляющей моего атакующего аспекта. Тем более этот алгоритм гарантировал мне уничтожение абсолютно любого противника в ближнем бою, то есть в зоне действия моих способностей. А она была ограничена длиной моего вооружения.

На данный момент это были мечи, хотя, я так понял, это может быть любой предмет, который я держу в руках и который смогу использовать для нанесения повреждений противнику.

Кластер вообще оценил наличие этих способностей даже более приоритетно, чем свойство аннигиляции материи, которое я мог вызывать. Ведь получение новых источников энергии и тем паче новой дополнительной информации имело для него более высокий приоритет, чем их простое уничтожение, пусть и гарантированное.

Хотя он и способность аннигиляции оценил очень высоко. Например, для боя с противниками, аналогичными встреченному голему, он уже сейчас подготовил и прошил мне в сознание с помощью искателя схему боя, когда время было решающим фактором для обеспечения своего выживания и нужно было за минимально короткий срок уничтожить опасного и неуправляемого противника.

Кстати, как оказалось, свойство аннигиляции вещества и материи не было знакомо кластеру ни в каком виде и не было описано неизвестными создателями в его базе знаний, что меня несколько удивило. Получается, это или чисто природное явление, или разработано оно было гораздо позже создания кластера.

Однако у ментоинтерфейса в его собственной базе знаний оно хоть и в достаточно урезанном и малопригодном для понимания общей теории виде, но присутствовало. И это натолкнуло меня на одну интересную идею.

«Нужно слить базы Искателя и кластера в одну единую базу знаний, – решил я. – При этом необходимо выполнить соотнесение информации между уже имеющимися данными как в одной, так и в другой базе знаний. Есть у меня подозрения, что частично они должны совпадать, только описание к этим данным будет совершенно различное. Вот на основе этих совпадений постараться привести всю имеющуюся в базе знаний информацию к единому виду. Тогда и ориентироваться в ней станет проще, и как кластер, так и ментоинтерфейс будут иметь доступ к одним и тем же данным».

«Построение единого канала для обмена данными с виртуальным аналитическим аппаратом начато», – отреагировал на мои размышления Искатель, обозвав кластер виртуальным аналитическим аппаратом.

На что тот в свою очередь отреагировал следующей фразой:

«Интерфейс взаимодействия с симбиотическим конструктом пользователя настроен. – Однако после этого добавил: – Копирование базы знаний с сервера на локальный носитель не завершено. Выполнено двенадцать процентов. Слияние баз знаний и их анализ станут доступными лишь после завершения копирования базы знаний на локальный носитель».

«Задание по объединению баз знаний в единую область виртуально-эмпирического хранилища временно приостановлено в связи с недоступностью базы знаний аналитического аппарата», – дополнил полученное сообщение кластера Искатель.

Но я и не ждал мгновенного результата, главное, что такая своевременная и полезная мысль не вылетела просто так из моей головы и её выполнение поставлено моими виртуальными помощниками в очередь запланированных на будущее задач и ждёт лишь благоприятного момента для своей реализации.

Однако сейчас пора вернуться к решению наших текущих проблем. Хотя мои мысли и не заняли много времени и обстановка в комнате не сильно изменилась, но и затягивать нельзя. От этого зависит жизнь моих друзей.

И вот сейчас был прекрасный шанс испытать новый алгоритм магической атаки, совмещённый с моими реальными действиями, на практике.

В комнате передо мной присутствовало два типа противников, которые подпадали под обе категории целей: источники ментоэнергии – это все скелетоны и источники знаний и умений – это два последних умертвия, которые передавали мне и необычную защиту. Высокая вероятность в этом случае фокусированной ментальной атаки была обусловлена полной идентичностью структур обоих противников.

Последним шагом отработки и корректировки плана сражения стал анализ вооружения и защитных свойств моих противников как мной самим, так и кластером и Искателем. Были выявлены слабые и сильные стороны их вооружения и экипировки. Магических доспехов у них не было. Магическое вооружение присутствовало у каждого воина. Обычные воины-скелетоны были вооружены мечами с укрепляющими свойствами, при этом они были зачарованы на повышение скорости и силы удара на двадцать процентов.

Кластер сразу постарался получить доступ к конструктам мечей, но они были неуправляемы, что и неудивительно, лично я не стал бы создавать оружие, которое может быть отключено кем-то удалённо.

Он вообще почему-то любое плетение проверял на возможность удалённого подключения и получения контроля, что в общем-то неплохо. Именно эта его особенность помогла мне во время боя с големом.

А вот два последних умертвия были вооружены несколько более серьёзно.

Во-первых, их мечи были зачарованы так же, как и у простых скелетонов, однако дополнительно в них было внедрено заклинание «Поглощение жизни». По сути, оно работало аналогично моей способности поглощения сущности, только было более слабым её аналогом. При нанесении повреждений этим оружием часть ментоэнергии от раненого противника переходила умертвию, восстанавливая его энергетический баланс. Это позволяло ему на протяжении всего боя не чувствовать усталости или апатии, связанной с магическим истощением, его же противники, наоборот, с каждым удачным ударом умертвия слабели всё больше и больше. Но, как и с вариантом обычных скелетонов, этот магический конструкт, привязанный к мечу, не был управляем.

И во-вторых, магическая защита двух умертвий генерировала силовое поле облачного типа, из описания, данного кластером. Так вот к нему мой виртуальный компьютер смог подключиться и получить доступ. Правда, всё управление ограничивалось только панелью регулировки мощности генерируемого силового щита, но и этого уже было достаточно.

Подключившись к нему, я выставил мощность каждого защитного поля на минимум, подготовив тем самым плацдарм для атаки на этот неизвестный мне пока тип нежити. И уже на основе новой информации распределил этапы предстоящего сражения в соответствии с шагами, необходимыми для правильной отработки алгоритма, построенного кластером.

Проанализировав предложенную мной и кластером последовательность действий, Искатель внёс свои дополнительные корректировки для минимизации угрожающей мне опасности и уменьшения вероятности и длительности моего нахождения в зоне повышенного риска и угрозы моей жизни.

На этом была окончена корректировка частностей предстоящего столкновения с нежитью в соседней комнате. Тактическое планирование, уместившееся буквально в сотые доли секунды, растянувшиеся для меня в часы, было полностью завершено.

А дальше начался бой.

* * *

Прыжок.

Наложение структурной схемы, созданной кластером и ментоинтерфейсом на реально видимое мной менто-информационное поле противника.

Внедрение руны построения канала в строго определённую узловую точку, выделенную кластером на ментальной схеме и подсвеченную красным маркером цели, который начинал гореть именно в этом месте.

Взмах меча, взятого у стражей.

Удар и активация свойства поглощения ментоэнергии.

Мгновение – и скелетон кучкой безжизненных костей падает к моим ногам.

Но я этого уже не вижу, так как перехожу к следующей цели.

Прыжок. Внедрение руны. Удар. И активация способности поглощать энергию.

И так ещё четыре раза.

Следующим стало одно из умертвий, которые пытались пройти по коридору в направлении комнаты, где держал оборону Лениавес. Оно почувствовало моё присутствие у себя за спиной и развернулось в сторону выхода, но было уже поздно. Я прыжком оказался возле него.

Внедрение руны создания канала перекачки ментоэнергии в этом случае было лишь резервным вариантом развития событий. Ставка делалась на другое.

Вижу магический силовой щит, окружающий менто-информационное поле нежити, и отмеченную кластером точку с наименьшей областью сопротивления поля.

В этом бою необходимо было работать более надёжным оружием с нейтральным магическим полем, и кластер порекомендовал мне воспользоваться мечом мёртвого медведя. Направленный в выделенную точку, он беспрепятственно прошёл защитное поле и поразил область лёгких, если бы они были у нежити.

Второй меч, вытащенный ранее и взятый на изготовку, выступал сейчас лишь как страховка и был подготовлен для отражения возможной контратаки умертвия.

Активирую способность поглощения сути и знаний этого умертвия.

Возникает ощущение какого-то ледяного потока, пробегающего по телу.

«Регистрирую наличие нового ментомодуля, – сообщает Искатель. И практически сразу: – Регистрирую наличие дополнительного ментомодуля. Источник ментомодулей в обоих случаях один и тот же».

На что ему тут же вторит кластер:

«Обнаружено подключение модульной конструкции седьмого уровня. Модуль один. Описание: защитное поле облачного типа. Модуль два: фокусированное ментальное воздействие. Свойства: защитно-атакующий конструкт. Энергопотребление: дискретное, тридцать энерон на одну активацию».

Нежить стала заваливаться на бок. Я быстро активирую способность поглощения сущности и, откачав из него какую-то часть ментоэнергии, прыжком оказываюсь за спиной последнего противника. По-моему, он даже не отреагировал на моё появление.

Удар сквозь поле. Активация способности поглощения сути.

«Регистрирую наличие нового ментомодуля.

Регистрирую наличие дополнительного ментомодуля. Источник ментомодулей в обоих случаях один и тот же», – сообщает мне Искатель.

Кластер говорит совершенно иное:

«Обнаружены аналогичные конструкты одинакового типа. Произвожу их слияние и усиление направленного воздействия. Текущий уровень конструкта: восьмой».

Всё, бой окончен. Даже не знаю, но горячки схватки не было. Тем не менее хотя в действиях и ощущалась некая рутина, однако радовала слаженная и отточенная работа моего тела, ментоинтерфейса и кластера как единого симбиотического организма. Мы очень органично дополняли друг друга – моя интуиция, ощущения и видение, тактическое мышление ментоинтерфейса и аналитические способности кластера. Всё это работало как единый, хорошо отлаженный механизм.

Проведя этот небольшой бой, я практически мгновенно получил аналитический отчёт по его результатам.

Кластер во время работы с ментоэнергиями заметил узкое место в период активации способности поглощения сущности и внёс несколько предложений по более оптимальному построению моего менто-информационного поля. Им было подмечено, что текущее преобразование ментоэнергии замедляется в момент прохождения её через мой составной преобразователь. Причиной этого послужило то, что он был создан из не настроенной под мои параметры структуры плетения, скопированной у Рыкуна, и моей собственной, аналогичного назначения.

Для Искателя подогнать ментоструктуру Рыкуна под мои параметры было проблематично без проведения многочисленных экспериментов, а вот кластер выполнил эти расчёты всего за пару секунд. А дальше он предложил разделить мою внутреннюю ментальную структуру на две параллельно существующие и не связанные между собой системы циркуляции ментоэнергии.

Одна из них оставалась, как и сейчас, системой внутренней циркуляции ментоэнергий и никак не была завязана на внешнее поступление ментоэнергии. Эта система замыкалась только на получение и передачу ментоэнергии из моего внутреннего накопителя. Получала она её напрямую, так как в моём собственном накопителе ментоэнергия уже была преобразована под оптимальный тип энергии. А вот возвращалась энергия из системы внутренней циркуляции через мой старый, но немного усовершенствованный, благодаря плетению Рыкуна, преобразователь. Делалось это для дальнейшей очистки, циркулирующей в системе, ментоэнергии от различных шлаков и прочего энергетического мусора.

В этом случае скорость циркуляции ментоэнергии по внутреннему кругу повышалась в разы (ни кластер, ни ментоинтерфейс не смогли назвать точную цифру, коэффициент значения варьировался от семи до девяти единиц), эффективность её использования возрастала в два целых три десятых раза. И что самое важное, мой организм постоянно работал с чистой ментоэнергией оптимального для меня типа.

Вторую же систему однонаправленной циркуляции ментоэнергии предстояло ещё создать. Из неё ментоэнергия поступала из-за пределов моего менто-информационного поля через настроенный под мои параметры преобразователь ментоэнергии Рыкуна прямо в мой внутренний накопитель.

Так как преобразователь, скопированный у Рыкуна, работал с гораздо большей эффективностью, чем мой собственный, то и поглощение ментоэнергии теперь не являлось моим узким местом, я мог закачать в накопитель и переработать любой поток поступающей ко мне энергии. Такого высокого КПД преобразования, как в этом модуле ментоструктуры, найденном в ментальном теле маленького зверька, ни кластеру, ни ментоинтерфейсу встречать ещё не приходилось.

Он был мгновенно зарегистрирован кластером как моя собственность и помечен как информация для личного пользования. Кстати, к этой же категории особо ценной информации были отнесены мои способности поглощения сущности, сути, аннигилятор материи, невидимость, доставшаяся мне от Исчадия, его стиль незаметного перемещения и моя система боя, построенная на основе гипнопрограмм, полученных от Искателя и адаптированная во время сражения со стражем.

К реализации параллельно циркулирующих систем ментоэнергии Искатель приступил почти мгновенно, как просчитал эффективность именно такого построения менто-информационной структуры. Особенно его порадовало, что теперь мне были совершенно безопасны любые типы ментоэнергии и работал я с ними с одинаковой эффективностью. Главное, добиться их поступления в моё менто-информационное поле и накопитель.

Дополнительно наличие двух систем позволило разделить выполнение задач по сбору и поглощению ментоэнергии в отдельную подкатегорию и привязать её только к внешней системе закачки ментоэнергии, разгрузив систему внутренней циркуляции от непрофильных функций, которые теперь совершенно не требовалось проводить и контролировать.

Уже в процессе построения выяснилось, что данные параллельные системы циркуляции энергий настолько разноплановы в своей основе, что это позволило ещё больше уплотнить структуру моего менто-информационного поля. Внутренняя система была сжата, и её обтекала более развернутая система поглощения ментоэнергии.

Это создало странный эффект. Как утверждал кластер, я теперь практически не обнаружим никакими сканирующими плетениями. Запеленговать моё местоположение теперь можно было, только если я находился где-то в непосредственной близости от сканирующего, и то меня в этом случае не смогли бы опознать, а только понять, что в этом месте кто-то есть.

Кстати, после того, как кластер и Искатель стали работать совместно, я заметил ещё одну особенность: информация теперь от них поступала в более понятном и упрощённом виде, убирая ненужные подробности. И с каждым разом у них выходило всё лучше и лучше.

Так вот, сейчас, закончив бой и осмотрев место битвы, я убедился, что все противники уничтожены и можно вызволить моих друзей из той западни, в которой они были заперты нежитью.

Я сделал пару лёгких тихих шагов и остановился напротив прохода, так чтобы меня хорошо было видно с той стороны коридора.

– Лениавес, Эрея, это я. Выходите. Тут безопасно, – сказал я в коридор и отошёл в сторону, ожидая пока в комнату войдут мои спутники.


Пока мои друзья собирались и шли по коридору, я быстро осмотрел помещение уже с сугубо хомячьей точки зрения. Мне были интересны мечи и, возможно, ещё какая-то мелочовка, которая могла оказаться здесь.

Но кроме оружия скелетонов и останков умертвий непонятного вида, которые даже сейчас были переполнены энергией тьмы или хаоса, как её тут именовали, в помещении ничего не было.

Я уже собирался пройтись по комнатке и собрать примеченные трофеи, как активировался «инвентарь».

«Переместить выбранные объекты?» – задал вопрос он.

Я не понял, как «инвентарь» определил, что именно эти предметы мне интересны, но были отмечены все мечи и скелеты умертвий.

Я согласился на выполнение поставленной задачи, и все выбранные и помеченные предметы исчезли из комнаты, оказавшись в своеобразном виртуальном отображении «инвентаря», на самом деле попав в различные секции моего подпространственного склада. Причём почти всё оружие попало на склад обычных вещей, кроме мечей двух умертвий, отнесённых к ценностям, а скелеты их хозяев оказались в секции особо опасных предметов.

«Может, из-за того, что они заполнены опасной магией тьмы?» – подумал я и понял, что не ошибся: именно из-за наполнения этих останков энергией хаоса они были очень опасны.

Кластер мгновенно предложил мне несколько конструктов, или плетений, как их именовали местные, которые бы превратили любую из подобранных костей в очень опасный артефакт. Особенно мне понравилось достаточно простое плетение, которое создавало своеобразную мину-ловушку, активировавшуюся, если любое существо, имеющее собственное менто-информационное поле, например та же нежить, пересекало небольшой сторожевой контур. Этот сторожевой контур шёл комплектом к данному плетению и имел достаточно небольшую площадь своего покрытия.

Я практически сразу оценил всю прелесть таких подарков, если их периодически оставлять по ходу нашего движения. Тем более и создать этот артефакт, мину-ловушку, не составляло большого труда. Плетение действительно было очень простым.

«Нужно будет попробовать, – решил я, – тем более чувствую, что оно нам может пригодиться в скором будущем. А радиуса сторожевого контура как раз должно хватить, чтобы перекрыть любой туннель с достаточным запасом».

Подумав об опасных сюрпризах, я вспомнил о боевом големе, так и лежащем посреди туннеля.

Сделав пару шагов назад, я посмотрел на него.

«Переместить?» – загорелась надпись.

«Да», – решил я, буду разбираться с ним позже.

Голем, что меня нисколько не удивило, также был перемещён в секцию опасных артефактов.

Если получится его восстановить, это будет отличный страж. И я знаю, к кому приставлю его в первую очередь.

В этот самый момент в комнату, где только что прошёл мой бой с нежитью, вошёл Лениавес и, остановившись посередине, осмотрел помещение. За ним несмело проследовала та, о ком я думал несколько мгновений назад.

«Эрея. Как же я беспокоился за тебя! – вдруг понял я. – Стража я точно восстановлю, и достаточно быстро». Решение было принято, осталось его реализовать.

Не хочу больше переживать о её безопасности, а лучшего охранника мне найти для неё вряд ли удастся.


Эрея была в недоумении. Она прекрасно видела силуэт воина, появившегося в коридоре, и это не мог быть Баг.

Молодой человек всегда был загружен как какой-то поисковик, с горбом за спиной, являющимся кучей его имущества, в броне, созданной своими руками, и с торчащей во все стороны навесной амуницией.

И поэтому он больше напоминал какого-то дикаря-бродягу, а не бывалого бойца или наёмника-путешественника. Хотя последних она практически никогда не видела, но слышала, что и они относятся к своей экипировке и внешнему виду очень тщательно. Ведь от этого зависели их существование, жизнь и работа.

Но сейчас она могла поклясться, что в соседней комнате был кто-то, больше напоминающий телохранителя её отца или воина тайной стражи, под командованием её деда, но уж никак не Бага. Однако из соседней комнаты однозначно доносился именно его голос. Значит, и он там был.

«Неужели он встретил какой-то отряд или к нам пришла помощь?» Мысль была бредовая, но девушке так хотелось поверить в удачу и счастливое стечение обстоятельств, что она была готова ухватиться даже за эту соломинку.

А поэтому она тихонько спросила у корнола:

– Лениавес, кто там с ним?

– С кем? – не понял тот.

– Ну как с кем, с Багом, он ведь там не один, – ещё тише произнесла она и показала рукой в направлении соседней комнаты.

– Как не один?! – насторожился оборотень, мгновенно выхватив лук и наложив на него стрелу. – Почему я никого не чувствую? – будто у самого себя спросил Лениавес.

Предположив, что сказала что-то не то, Эрея уже менее уверенно продолжила:

– Ну, ты ведь видел воина, что стоял в коридоре, это не может быть Баг?

Поняв, о чём говорит девушка, корнол расслабленно опустил лук и ответил:

– Это он.

И стал собирать вещи, разложенные на полу, вернее, укладывать в колчан стрелы, которые он вытащил, когда готовился к предстоящему бою. Так он быстрее мог выбрать нужную стрелу и произвести выстрел.

– Всё, пойдём, – сказал он девушке. И, посмотрев на неё, вдруг добавил: – Да ты защиту-то сними. – В этот момент на его лице впервые с начала столкновения с нежитью мелькнула улыбка. – Поверь, там, кроме нашего друга, уже никого нет.

Только осознав смысл сказанной оборотнем фразы, девушка увидела, что у неё до сих пор активированы как заклинание лечения средних и лёгких ран, так и защитный браслет. И, быстро распустив плетение, деактивировала браслет. После чего, кивнув Лениавесу, ожидающему её, пошла за ним.

Она почувствовала, что хуман находится где-то рядом, но сразу не смогла увидеть его. Зато в глаза ей бросились кучки костей, бывшие когда-то скелетонами-воинами. Она насчитала восемь штук. Двух должен был поразить оборотень. Ещё шесть кучек останков нежити находилось здесь, в помещении.

«Получается, эти на счету Бага», – подумала девушка.

Однако что-то не сходилось.

И, только подумав об этом, поняла, что она заметила только восемь кучек костей, однако не хватало ещё останков скелетонов-рыцарей. Но она не могла их пропустить. Они должны были остаться в коридоре. И девушка быстро оглянулась. Но и там ничего не было.

«Странно». Так и не поняв, что же её всё-таки смутило – ну, пропали и пропали, – Эрея опять повернулась к лежащим в помещении останкам.

Ещё раз быстро осмотрев помещение, она так и не заметила Бага. Но зато обратила внимание на другую особенность останков нежити. Все кости скелетонов-воинов были целыми, будто тут и не было никакого боя. Однако Эрея прекрасно знала: для того, чтобы уничтожить нежить без применения магии, её нужно разрубить на мелкие части. Иначе она продолжала бы нападать и нападать.

Но скелеты выглядели так, будто развалились сами под действием времени или здесь поработал профессиональный некромант, упокоивший их.

Правда, никакого некроманта тут не было, был только Баг.

«Что же здесь произошло?» – задумалась девушка, вспомнив о ещё двух пропавших скелетонах, которые, по идее, должны были лежать в коридоре.

До неё только сейчас стало доходить, что это сражение пролетело как-то слишком быстро для боя воина и нежити.

«Кто же тут воевал?» – задала вполне уместный вопрос девушка.

Но ответа на него у девушки не было.

Снова осмотрев помещение, но уже более пристальным взглядом, она заметила ещё одну странность. Эрея нигде не смогла увидеть оружие, которое, как она точно знала, должно было быть у напавшей на них нежити.

«Ну, уж это точно дело рук Бага». Ей было приятно, что хоть в чём-то этот странный хуман был верен себе, подчистив это помещение от всех мало-мальски ценных вещей.

И тут она почувствовала направленный прямо на неё взгляд.

Как она могла не заметить его раньше, Эрея не могла понять, однако Баг стоял прямо напротив неё, около выхода из комнаты в туннель. Да это был он, но как же он преобразился за те полчаса, что она его не видела! Теперь стоящий перед ней юноша вовсе не напоминал лесного оборванца. Одет он был в костюм рейнджера-лесовика, похожий на тот, в котором ходил корнол.

Рукояти оружия всё так же угадывались за его плечами, но было там и ещё что-то, укрытое плащом.

«Неужели щит? – предположила девушка. – Тогда откуда он его взял? Хотя при чём тут щит? Вообще, где он смог взять всю эту одежду? И куда делся этот его вечно оберегаемый и огромный рюкзак с вещами? Где он?»

Сейчас хуман был одет, будто собрался на небольшую прогулку недалеко от дома. Никакой сумки с запасами и прочего походного скарба при нём не было. Однако всё же что-то не давало покоя девушке в его облике. Что-то настораживало её. Что-то заставляло поверить в то, что он подготовлен к любому походу лучше и тщательнее многих.

«Опять загадка», – вздохнула Эрея, уже смирившись с тем, что если она хочет разобраться в этом странном парне, то ей нужно просто дождаться, когда он сам ей всё расскажет.

«Но где же он всё-таки?» – этот вопрос так и не давал ей покоя.

Видимо, и у Бага были свои мысли на этот счёт. Однако лицо его оставалось спокойным и каким-то бесстрастным. Девушку это даже несколько обидело. Обычно молодые эльфары так и вились вокруг неё, а вот так спокойно и даже равнодушно к ней относились впервые.

«Ведь ты мой муж, – чуть ли не всплакнув, подумала девушка, мысленно обращаясь к Багу. – Прояви хоть капельку доброты и уважения. Пожалей меня. Знаешь, как мне было страшно здесь, пока тебя не было?!»

И этот упрёк или скрытая правда, казалось, достигли адресата.

Взгляд хумана на мгновение потеплел и просветлел, а потом он заговорил:

– Привет. Это я.


– Привет. Это я, – сказал я смотрящим на меня корнолу и девушке. – Нужно уходить отсюда и побыстрее. Нам идти ещё часа полтора. И мы будем на месте.

Я старался говорить, чтобы отвлечь себя от больших и удивлённых глаз девушки, смотрящей на меня с каким-то недоверием и немым вопросом во взгляде.

Я старался говорить, чтобы отвлечь себя от мыслей, что, по сути, опасности Эрея сейчас подверглась по моей вине.

Нужно было тщательнее выбирать место, где их укрыть. Или не секретничать и взять их с собой. Это я и назначил приоритетным постулатом для ментоинтерфейса и кластера. Всё, хватит мандражировать, впредь больше таких ошибок не повторится. Об этом позаботятся мои виртуальные помощники.

– Значит, так: сейчас выступаем, – сказал я. – Порядок следования прежний. Я впереди, Эрея посередине, Лениавес прикрывает тылы. Вопросы? – И, заметив, как уже начала открывать свой чудесный ротик девушка, закончил: – Вижу, вопросов нет. Тогда вперёд. – И вышел в туннель, направляясь в нужную сторону. Сейчас, если честно, не время для долгих задушевных разговоров.

Когда я вытягивал умения и способности из умертвий, то узнал, что это рыцари тьмы и что они уже успели передать хозяевам города как то, что туннели сейчас практически безопасны, так и то, что они нашли нас. А это значит, за нами уже следует погоня и, скорее всего, нам должны подготовить более серьёзную встречу где-то на выходе.

Конечно, всей нежити, которая есть в городе магов, там не будет по той простой причине, что хозяева города не знали точно, где мы должны были выйти из подземелий, и воины сейчас рассредоточены по всей территории города.

Именно поэтому шанс встретить самих хозяев этого города у портальной арки для нас сильно возрос, особенно если, как полагаю, они очень умны, коль так долго смогли как держать в секрете существование самого города, так и поддерживать подобие жизни в нём.

Поэтому я готовился к большому бою и, возможно, тому, что его придётся вести на два фронта или, если брать в расчёт самый плохой для нас расклад, в полном окружении.

«Нужно подготовиться, – понял я. – Мне необходим небольшой привал. – Решение о предстоящей подготовке к встрече с нежитью было принято. – Придётся сделать те мины, о которых я думал. Они, по крайней мере, на время отсекут погоню, которая уже должна двигаться в нашу сторону. Эта уловка даст нам небольшой шанс на прорыв к портальной арке».

Поэтому я стал высматривать подходящее помещение для небольшого привала. Жаль, что мы уже прошли секретную комнату, она идеально бы подошла для этой цели.

И тут я сообразил, что давно не слышал своего маленького друга. Вернее, когда я последний раз его видел, он был в моём рюкзаке. И я не помнил, покинул он его или нет до боя с големом. Но, разбирая рюкзак и перекладывая его содержимое на склад, Рыкуна я не видел, да и сейчас я его практически не чувствую.

Я сосредоточился на своём маленьком друге и вдруг вполне отчётливо почувствовал, что этот гад, чем-то наевшись, где-то сейчас дрыхнет.

«Рыкун, мы уходим». – Чуть ли не вдолбив эту мысль в его сознание, я поразился произведённому эффекту.

Как-то я забыл о своей теперь способности фокусированного ментального удара. А ведь, по сути, этот мой призыв и был одной из разновидностей подобной ментальной технологии.

В результате бедный зверёк, вскочив, со страшным визгом рванул в направлении моего предполагаемого места нахождения. И добрался он до нас всего за какие-то десять секунд. Не знаю, как он смог преодолеть так быстро разделявшее нас расстояние, но из вентиляционного отверстия под потолком этот визжащий комок яростного и праведного гнева свалился мне чуть ли не на голову достаточно быстро. Потом минут пять я выслушивал его возмущённую речь о разных «тупых детёнышах прасвы», до смерти пугающих бедного старого и больного Рыкунчика, который только и делает, что целыми днями напролёт вытаскивает этого детёныша из неприятностей. И вот только выдался вполне приличный случай, и он наконец собрался немного отдохнуть, как возник «глупый детёныш» и не дал ему этого сделать.

«Глупый детёныш», – вздохнул уже вполне миролюбиво зверёк и полез на своё место, но, не обнаружив у меня за спиной рюкзака, сначала застыл в недоумении, однако, совершенно не растерявшись, растянулся вкруг моей шеи в форме такого пушистого и тёплого воротника. Благо теперь его размеры это вполне позволяли. Так мы и продолжили путь.

По дороге к портальной площади мне стало попадаться всё больше различного магического барахла. Однако теперь во время движения мне не нужно было обязательно идти за ним и стараться как-то его достать, раздобыть или выковырять. С появлением интерфейса «инвентарь» мне стало очень удобно собирать этот различный заинтересовавший меня хлам и прочие вещи, даже если они находились где-то в толще стены, потолка или под землёй. Для меня сейчас главным стало именно их обнаружение и нахождение, а «инвентарь» уже самостоятельно перемещал их ко мне на склад и параллельно проводил сортировку.

Так я в дополнение разжился ещё парой комплектов магических стражей, неизвестной мне металлической конструкцией со следами магии земли, а также прочим магическим мусором, который попадался иногда в совершенно неожиданных местах. Старые обломанные клинки, различные части амуниции магов и воинов, обломки колец, ожерелий, поясов и браслетов, всяческие разряженные амулеты и снаряды от разнообразного стрелкового оружия. Пару раз встретились какие-то драгоценные камни с магическим следом или даже всё ещё заряженные магией.

Заинтересовали меня и различные живые организмы, которые встречались по дороге. Я сканировал их на наличие необычных органов, похожих на те, что притащил мне Рыкун ещё на дереве. А найдя нужные экземпляры, выделенные Искателем по каким-то известным только ему параметрам и назначению, так же помещал на склад, не боясь, что они сбегут или испортятся. На складе любая вещь находилась вне времени и пространства, поэтому с ней ничего не могло случиться.

Кластер старался проанализировать наши находки, но пока никакой особой помощи от него не было, данные магические конструкты, которыми, по сути, и были необычные органы животных, ему были совершенно незнакомы, что однозначно указывало на их естественное происхождение.

В одной замурованной комнате мне попалась пара кольчуг, явно созданных под женскую фигуру. Прикинув на глаз размеры одной из них, уточнённые ментоинтерфейсом, я понял, что она идеально подходит Эрее.

Материал изготовления этих кольчуг, кстати, был тот же самый мифрил, из которого были сделаны мои столовые приборы. Но здесь наличие такого металла меня совершенно не смутило.

Отдать её я решил во время привала, чтобы пока не останавливать отряд и не отвечать на вполне закономерный вопрос, откуда она, который наверняка последует за тем, как я передам кольчугу девушке.

Я решил предупредить своих друзей о предстоящем привале и причинах, из-за которых его задумал.

– Лениавес, Эрея, – тихо позвал я, понимая, что и корнол, и девушка меня прекрасно слышат. – Нужно сделать небольшой привал. Он нам необходим перед прорывом к портальной арке. Нужно подготовиться к тому, что встреча там будет более тёплой, чем я рассчитывал поначалу.

– Это из-за напавшей на нас нежити? – сразу догадался Лениавес.

– Да, это так, – согласился я.

– Их послали специально на наши поиски? – в удивлении спросила девушка.

– Нет, – ответил я ей, – это обычный патруль. В его обязанности, как я понял, входила разведка вновь освободившейся территории и проверка безопасности перемещений на этом участке туннелей. Мы если и были целью этого отряда, то уж точно не основной.

– Почему ты так решил? – спросил корнол.

– Это достаточно сильный отряд, – постарался разъяснить я свои мысли, – чтобы провести простую разведку территории, и при этом не слишком ценный, чтобы бояться его потерять. – И уже более уверенно добавил: – Хозяева этого города очень разумные и циничные существа. Они не будут жертвовать ради такой незначительной для них цели, как разведка подземелий, достаточно ценный ресурс. Вы заметили, что среди напавшей на нас нежити не было ни одного мага, а это говорит о том, что охота была явно не на нас.

– А рыцари тьмы? – спросил корнол. – Это ведь очень сильная нежить.

– Да, – кивнул я, – но не для самой нежити. Магов среди них, как я понимаю, практически нет или их очень мало, а вот существ, наделённых магическими способностями, множество. Потому они представляют гораздо меньшую ценность для хозяев города, чем маги. – И, увидев, что убедил корнола, продолжил: – Так что в задачу встреченной группы нежити входил лишь простой контроль территории. Но вот то, что они успели предупредить своих хозяев, я не сомневаюсь. Поэтому уверен, что погоня уже движется по нашему следу, а у портальной арки нас ждут достаточно серьёзная ловушка и тёплый приём. Отсюда следует, что нам нужно подготовиться и к погоне, и к предстоящей встрече. Чем я и планирую заняться на привале. Нужно кое-что сделать. Да и вам, думаю, нужно будет отдохнуть перед этим.

– Понятно, – кивнул корнол и спросил: – Когда привал?

– Как только найду подходящее место, – ответил я и как раз в этот момент заметил вполне приличный закуток, вернее, обвалившийся туннель. – Остановимся здесь, – указал я на темнеющий чуть впереди поворот.


И направился в нужную сторону. Но не успел сделать и нескольких шагов, как взвыло моё чувство опасности. Видимо, не только я выбрал этот закуток удачным местом для отдыха. Прямо оттуда в мою сторону метнулось что-то крупное, напоминающее мышь-переростка размером с небольшого бычка.

Почему никакие сканирующие плетения не обнаружили эту тварюгу, я не знаю, но даже сейчас в магическом плане она была совершенно невидима.

Ментоинтерфейс мгновенно построил траекторию движения и наиболее вероятный вектор атаки этого подземного монстра. Кластер, как успел, провёл поверхностный анализ, основываясь на данных, полученных от Искателя, и у меня перед глазами появилась виртуальная модель этого животного, наложенная на реально видимого мной монстра, с наиболее уязвимыми его точками.

К сожалению, кластер, да и сам Искатель большего сделать не могли. Казалось, напавший на нас монстр совершенно не имеет менто-информационного поля. Хотя, из их же собственных объяснений, любое живое существо и многие неживые предметы просто обязаны обладать им.

«Значит, или оно неживое, – пошутил я, но это явно было не так, вон как сверкнули клычки этой маленькой мышки, – или оно как-то его маскирует, что более вероятно. Ведь в соседях у этого монстра были такие опасные существа, как исчадия и симбиоты, а и тех и других очень привлекала любая ментальная активность. И они могли сосуществовать здесь рядом друг с другом неизвестно сколько тысячелетий. А значит, это свойство врождённое или приобретённое в процессе эволюции. Не факт, что это сейчас имеет какое-то значение и является важным для меня. Более интересно мне другое: каким образом этот эффект достигается?»

Дальше домысливать я не стал, мы сблизились с этим существом на расстояние удара.

И тут взвыл Искатель:

«Ментальная атака десятого уровня!»

Спасибо. Но было поздно, я уже вполне почувствовал эту самую атаку. Виски сжало с такой силой, будто мою голову собиралось раздавить железными тисками. Даже искры полетели из глаз. Но я удержал сознание, а главное, не сбился с начатой атакующей связки.

Было неясно, насколько живучим окажется это существо, а потому Искатель предложил целую связку ударов, разработанных на основе полученных параметров существа, с десятикратно завышенным предполагаемым уровнем его регенерации, живучести, быстроты и силы. Эта связка должна была с положительной вероятностью обеспечить мне гарантированное поражение особо важных органов этого монстра.

Параллельно с нанесением ударов я друг за другом активировал свои способности.

Удар. Поглощение сути.

Ничего.

Построение канала внутри одного из мечей.

Следующий удар.

Поглощение сущности.

«Регистрирую поступление упорядоченного потока энергии», – сообщил Искатель.

«Хорошо, значит, ментальное тело в тебе всё-таки есть», – понял я.

Будем работать дальше.

Удар, поглощение. Удар, поглощение.

Эта мышь-переросток оказалась не менее живуча, чем, к примеру, тот же страж. Да ещё и по скорости едва уступала мне. Жаль, что её не впечатлило моё мастерство фехтовальщика. Это был как раз один из тех случаев, когда для победы были нужны грубая сила и скорость. И моё тело не подвело, я оказался всё же более быстр и смертоносен, чем встреченный монстр.

После десятого удара животное уже не смогло пошевелиться, и я спокойно выкачал из него всю оставшуюся энергию.

За весь этот бой я пропустил всё-таки пару ударов, но благоразумно успевал подставить под них спину, прикрытую щитом. Поэтому они не причинили мне никакого вреда.

Искатель наконец сообщил, что с вероятностью, превышающей девяносто процентов, такая маскировка была следствием странных и необычных свойств шкуры этого животного. К тому же, когда я наделал в нём энное количество дырок, сканирующее плетение ментоинтерфейса да и я сам смогли заметить внутри этой тушки несколько отсвечивающих магией органов. Кроме того, мне было интересно, с помощью чего этот монстр генерировал настолько сильное, подавляющее волю ментальное поле. Поэтому это чудо местной природы, как и некоторые встреченные до него, тоже отправилось в «инвентарь», получив пометку особо ценного экземпляра.

«Ну всё, и эта скоротечная схватка осталась за нами, – подумал я, осматривая место, где я схлестнулся с монстром. Однако что-то не давало мне покоя и смущало меня в этой фразе. – Да, за нами». – Ещё раз повторив последнюю фразу, я остановился, так как вспомнил о своих спутниках и обернулся.

Все трое лежали за моей спиной. Лениавес ещё подавал какие-то признаки жизни, в том плане что постанывал и беспорядочно шевелил одной ногой, а вот Эрея была совершенно неподвижна. Рыкун же, как это ни странно, лишь потрясывал головой да ругал непонятного зверя. Затем обратил внимание на меня, ругнулся на то, что я сбросил его так неаккуратно, и потом подбежал ко мне. Правда, остановившись на том месте, где лежал труп монстра, спокойно обнюхал капли крови, оставшиеся от мыши, забавно сморщил мордочку и, несколько раз чихнув, взобрался ко мне на плечо. Покрутившись на нём, устроился поудобнее и опять завалился спать.

«Ничем его не проймёшь», – подшутил я над своим маленьким другом и побежал к лежащим на полу туннеля Эрее и Лениавесу.

Быстро оценив их состояние с помощью Диагноста, я наложил на обоих ментомодуль лечения средних ран из своего арсенала и, подхватив девушку на руки, пошёл с ней в найденное мной убежище.

Своей привлекательности от пребывания там монстра оно не потеряло. Внутри его больше никого не было. Оно нам идеально подходило, поэтому я не стал искать что-то другое, а остался там. Тем более логово такого монстра, даже временное, должно гарантированно отпугивать всю местную живность.

Оставив в убежище Эрею, я сбегал за Лениавесом и принёс его туда же.

Ещё раз оценив их состояние, я убедился, что оба пошли на поправку. Правда, состояние девушки было похуже, поэтому на неё я наложил ещё одно плетение исцеления.

По показаниям Диагноста, в себя они должны были прийти минут через десять – двенадцать. Этого времени мне должно было хватить, чтобы сварганить парочку мин.

Просканировав наше убежище и ближайший отросток туннеля и ничего не обнаружив, я сел поближе к выходу из помещения, чтобы вовремя отреагировать на опасность, и занялся созданием артефактов.

Вытащив самую маленькую кость одного из рыцарей тьмы, я просканировал её всеми доступными способами. Сам я видел эту косточку как небольшой тёмный объект, заполненный тёмно-серой ментоэнергией, хотя я почему-то считал, что она должна быть чёрной: видимо, сработал стереотип. Также в ней наблюдались некоторые потоки и нити протекания ментоэнергии. Но сейчас практически все они уходили в никуда, и я это увидел, как только осколок умертвия оказался у меня в руках.

Искатель также провёл сканирование как структуры самой органической материи, то есть костной ткани, так и его менто-информационного поля. Его менто-информационная схема оказалась менее точной, чем моя, однако она была напрямую привязана к материальному носителю.

Кластер же просто констатировал наличие энергии в данном некачественном накопителе и предложил или преобразовать этот накопитель во что-то более надёжное и полезное, или изъять всю энергию из этого объекта, пока она не была полностью утеряна.

Для создания артефакта к материальному носителю необходимо было привязать определённый конструкт (плетение), наполнить его энергией и активировать. В нашем случае оставалось только внедрить плетение в кость и активировать уже полученный артефакт. Ну и позаботиться о том, как ликвидировать утечку ментоэнергии, которая постоянным потоком вытекала из останков умертвия.

Получив все эти данные, кластер оценил моё видение менто-информационных полей как неординарное и уникальное. Поэтому постарался выделить это моё умение как некую уникальную способность, однако у него ничего из этой затеи не вышло. И тогда он принял эту мою особенность за данность и просто внёс коррективы во все свои расчёты и измерения, выставив данным и информации, полученным именно от меня, самый высокий приоритет достоверности. Привязку и соотнесение он уже проводил совместно как по моему видению окружающего мира, так и по данным, полученным от ментоинтерфейса. Объединив все данные в общее математико-аналитическое описание процесса, кластер сливал их в единую менто-информационную структуру, на основании которой строил виртуальную модель находящегося у меня в руках заряженного каким-либо типом энергии предмета.

Так он собирался работать и впредь. Тройная проверка данных, полученных из разных источников, его устраивала, как никого другого.

Дальше, уже работая только с полученной виртуальной моделью менто-информационного поля предмета, он проводил внедрение необходимого конструкта в её структуру, вычисляя наиболее оптимальные и эффективные точки привязки. Создавал в структуре менто-информационного поля предмета необходимые каналы и силовые линии, связывающие материальный предмет и внедрённый в него конструкт. Прокладывал эти каналы с учётом перекрытия наведённых полей, узких мест и взаимоблокировок.

После чего полученная, уже преобразованная структура передавалась ментоинтерфейсу, который, ориентируясь на материальный носитель, совместно со мной проводил слияние созданной виртуальной модели и её реального оригинала.

Таким образом выполнялось замещение текущей структуры менто-информационного поля на его уже изменённый и доработанный вариант. И что самое важное, провести эту операцию оказалось гораздо легче, чем самостоятельно выполнять привязку созданной кластером структуры к каждой узловой точке реального менто-информационного поля предмета.

Мы экономили очень много времени и, как оказалось, энергии на связывание структур, так как в случае прямого внедрения всей структуры, созданной кластером, энергия требовалась только на воссоздание виртуально построенной модели в уже существующей структуре предмета. При ручном самостоятельном построении требовалось учитывать затраты на закрепление и удержание уже воссозданных участков. Здесь же внедрялась уже стабильная и работающая ментальная модель.

Следующим шагом должно было стать внедрение ментомодели и активация артефакта. Но тут возникла одна проблема.

Хотя виртуальная модель и давала достаточно стабильный результат, однако в результате мне пришлось поработать и руками. Причина заключалась в том, что, по сути, в одном артефакте невозможно было смешивать различные функции. И если артефакт служил накопителем ментоэнергии, как это было в нашем случае, то внедрение любого другого плетения или их связки в этот артефакт уже было провести невозможно. Находящаяся внутри артефакта, уже выполняющего роль накопителя, ментоэнергия дестабилизировала внедрённое плетение, и артефакт либо разрушался, либо срабатывал преждевременно с моментальным высвобождением ментоэнергии. Что чаще всего приводило к мгновенному взрыву.

Однако существовало одно исключение. Это правило можно было обойти, если создавался артефакт разового использования. В этом случае дестабилизация плетения и служила его активирующим фактором. В результате нужно было управлять лишь критерием стабилизации плетения и моментом начала его срабатывания. Тем более в нашем случае взрыв и являлся тем результатом срабатывания плетения, что мы хотели получить, следовало только каким-то образом внешне произвести стабилизацию плетения в артефакте. И тогда, как просчитал кластер, для оптимального и стабильного построения ментоструктуры внутри уже готового и существующего поля на материальный носитель необходимо было предварительно нанести определённые связывающие или ограничивающие иероглифы-руны. Благо полный их список был уже доступен кластеру без постоянных запросов к серверной базе знаний.

Так же неплохо было бы создать благоприятные для протекания ментоэнергии естественные каналы в структуре материального носителя, но это уже как получится.

Так вот этим я и занялся перед тем, как внедрить в кость созданную кластером ментальную модель.

По сути, следующие минуты я был занят тем, что увлекательно осваивал азы резьбы по кости, в чём, кстати, мне очень помог ментоинтерфейс. У него была какая-то странная гипнопрограмма, позволяющая осваивать народные ремёсла, которую он мне и закачал. В ней был небольшой подраздел, связанный с различными типами декоративного искусства, в том числе несколько гипномодулей, посвящённых резьбе по дереву и кости.

Когда кластер узнал о наличии у меня этих новых умений и оценил их возможности, то он к тому же пересчитал и общую оптимальную форму, которую я должен был подготовить для материального носителя.

И уже с учётом новой схемы построения артефакта я начал работу.

Хотя раньше я никогда ничего подобного не делал, однако кластер счёл результат моего кропотливого труда удовлетворительным.

По своей форме артефакт теперь больше напоминал какой-то сюрреалистический цветок, созданный воображением сумасшедшего, но при этом гениального мастера, который был изготовлен из кости явно какого-то разумного. Честно говоря, получилось одновременно жуткое и завораживающее изделие, я даже первые несколько мгновений не мог поверить, что это дело моих собственных рук. Однако кластер уверял, что это наиболее оптимальная форма для изготавливаемого артефакта. К тому же его активация теперь должна была проводиться достаточно просто, нужно было всего лишь переломить стебель цветка – и его бутон уже работал как активированный артефакт. Ну и конечно, можно было активировать этот же артефакт стандартным магическим способом, отправив в одну из его узловых точек небольшой посыл ментоэнергии.

В общем, моей творческой работой все остались довольны, и я перешёл к следующему шагу. Внедрение и закрепление новой структуры в моём первом, самостоятельно созданном артефакте. И оно прошло на ура. Никаких проблем и неувязок не было. Все узловые точки и каналы были расположены в строго отведённых для них местах. Циркуляция ментоэнергии внутри артефакта была равномерной, узких мест и заторов я не наблюдал. Утечка ментоэнергии пропала. Артефакт теперь мог прослужить достаточно долго. Жаль, что мне этого не нужно.

Активацию мины-ловушки я оставил на потом, когда буду её применять, а сейчас я просто смотрел представленный мне по этому артефакту отчёт от кластера и Искателя.

«Описание: артефакт, созданный на основе кости некогда живого органического существа. Тип существа: неизвестен. С вероятностью более шестидесяти процентов расовая принадлежность – хуман (местное самоназвание). В основе ментального поля зарегистрирована ментоактивная структура.

Свойства структуры: артефакт объёмного взрыва, активация производится при помощи пассивного сигнального контура».

«Дополнительное описание, – тут шло описание, представленное уже кластером, – конструкт пятого уровня. Составной конструкт. Модуль один. Высвобождение энергии. Модуль два. Сигнальный контур. Свойства: мгновенное высвобождение энергии, сопровождающееся взрывом. Активация модуля происходит по сигналу, полученному от системы внешнего обнаружения. Внешнее управление: не предусмотрено.

Энергопотребление: не требуется, работает за счёт внутреннего энергозапаса».

С первым артефактом пришлось повозиться немного дольше, однако потом дела пошли гораздо веселее. Основное время теперь тратилось на моё художественное творчество. Всё остальное происходило практически мгновенно: сканирование нового материального носителя, корректировка модели в связи с поступлением новых параметров; расчёт и разработка оптимальной формы носителя; подготовка материального носителя для внедрения менто-информационной модели. И само внедрение.

И так ещё два раза.

* * *

Я как раз заканчивал пятый артефакт, когда почувствовал, что очнулся Лениавес.

– Как себя чувствуешь? – не отрываясь от работы, спросил я у него.

– Бывало и лучше, – ответил корнол и в свою очередь спросил: – Что произошло? Я помню только момент, когда на нас кинулась какая-то огромная тварь. А потом мой ментальный щит не выдержал, и я провалился в забытье.

– Всё так и было. Какая-то местная зверюга, похожая на мышь-переростка (хотя я и сказал мышь, но корнол почему-то прекрасно понял, о ком идёт речь) кинулась на нас. Я уже был достаточно близко от неё, когда она, видимо, применила свой коронный удар. Именно он и вырубил вас. Я выдержал, хотя и с трудом. Ну а дальше было делом техники разделаться с этим монстром. Была с этой мышкой пара странностей. Может, ты сможешь объяснить?

– Хорошо, – согласился он, – только ещё пара вопросов.

– Давай, – кивнул я.

– А куда делся труп животного? Я его не вижу. И в туннеле его нет. Чувствуется только кровь. Неужели я так долго был без сознания, что ты его уже успел разделать? Но не может такого быть, моё чувство времени говорит, что не прошло и получаса с момента нападения.

– Оно тебя не подводит, – согласился я. – Тварь я не успел ни разделать, ни приготовить. К тому же я был занят более важными делами. А её я решил просто забрать с собой, вот и всё.

– Как это? – По лицу Лениавеса не было заметно, что он хоть что-то понимает.

– Ну, тут всё просто, – я похлопал по сумке медведя, перекинутой через моё плечо и висящей сейчас чуть сбоку, – у меня есть одна замечательная котомка, которая внутри гораздо более вместительная, чем выглядит снаружи. Вот туда я и закинул тушку этого монстра. Ну и весь свой остальной скарб.

– Неужели это настоящая сумка странника?.. – удивлённо проговорил корнол. – Я знаю о подобных артефактах. Даже у меня есть подобная сумка, вернее, её жалкая копия, вот она. – И он встряхнул свой небольшой мешок, висящий на поясе.

«А я всё думал, как он оттуда умудряется доставать различные вещи, а секрет-то вот в чём».

– У эльфаров и гномов, – продолжил между тем говорить Лениавес, – тоже существуют её аналоги, и они более качественные, чем моя. Например, та, что принадлежит Эрее. Но чтобы добиться такого, как у тебя, соотношения размера и внутреннего объёма… Я даже и не знаю, что сказать. – И, немного подумав, корнол всё-таки добавил: – Этот артефакт должен был создать или очень талантливый маг, скорее всего маг иллюзий и воздуха, или это может быть какая-то поделка демонов, или это может быть ещё более ценная разработка древних магов. Хотя, конечно, возможно, кто-то ещё способен добиться таких результатов.

Лениавес осторожно протянул руку и попросил у меня сумку. Повертев её в руках, рассмотрел со всех сторон, стараясь не заглядывать внутрь, объясняя, что это может быть очень опасно, если это сделает не хозяин. После этого Лениавес уже более тщательно обследовал её с помощью «магического ока».

– Жаль, – разочарованно произнёс он, – я думал, это артефакт древних, но это всего лишь очень качественное изделие какого-то из демонов-магов.

– Разве демоны работают не только с магией тьмы? – уточнил я, хотя и сам понимал, что это было бы достаточно глупо и не очень дальновидно с их стороны, но кто этих демонов знает?

– Нет, конечно, – улыбнулся корнол, – это ещё одно общественное заблуждение. Среди них есть маги различных направлений. Просто в большинстве своём демоны более склонны к магии тьмы и смерти, как, впрочем, и большинство жителей нижних планов, но встречаются среди них и маги любых других школ и направлений. Основным ограничением среди их магов служит то, что у них практически нет универсалов. А это значит, что работать один и тот же маг с разнонаправленными типами энергии не может. Зато каждый демон-маг неимоверно силён именно в своей стихии, и поэтому прямые столкновения с ними на его территории чаще всего обречены на поражение. Ну и конечно, существуют различные расовые ограничения, от них никуда не денешься. Также среди демонов очень мало магов жизни, а если и есть, то невероятно слабые, и практически не встретишь светлых жрецов и магов света. – Немного помолчав, он добавил: – И если мы уж заговорили о различных планах реальности… Сейчас мы находимся в одном из срединных планов. Здесь основной упор делается на магов различных стихий и элементалей. Однако из-за нашей близости к нижним планам тут достаточно много магов и тьмы, и смерти. Также встречаются целые расы, способные работать с каким-то определённым типом магии. Ну и очень много магов жизни. Вообще, отличительным знаком срединных миров является наличие большого количества магов жизни.

– А ещё какие планы существуют?

Этот интерес был вовсе не праздным, я прямо кожей чувствовал, что портал, к которому мы движемся, ведёт куда-то за пределы этой реальности.

– Ну, есть ещё верхние планы. Там обитают существа, которых многие именуют богами и ангелами. Но на самом деле это такие же разумные, как и мы. Где живут настоящие боги, никто не знает. Возможно, это было известно древним, но нам они никаких подсказок на этот счёт не оставили. Маги верхних планов тяготеют к магии света, но там так же есть и представители всех остальных школ, как и у нас или на нижних планах, просто их гораздо меньше.

– А что за прорыв инферно, о котором ты говорил и свидетелями которого мы стали? – спросил я. – И что за инфернальная магия?

– Ну, это уже внутренняя градация нижних планов, к инферно относятся более нижние и удалённые от нас планы. Здесь бы тебе более подробно рассказал какой-нибудь демонолог или некромант, это в основном их рабочие области. Но вообще сейчас общепринято называть случайно образовавшийся портал в нижние планы или из них прорывом инферно. Через подобные порталы в наш мир часто попадают очень странные существа, и чаще всего это какие-либо монстры, привлечённые мощнейшим выбросом магической энергии при образовании естественного портала. Пробои же в верхние планы называют светлыми порталами. Через них к нам также проходят монстры и волшебные существа, ведь и там обитают разнообразные животные и хищники. Но об этом почему-то многие забывают или предпочитают не думать. Хотя иногда сквозь такие случайные естественные порталы в наш мир попадают и существа, которые потом органично ассимилируются в нашей реальности. Например, таковы грифоны, они попали к нам из одного нижнего плана, кстати расположенного очень удалённо от нас. И свободно расселились по территории всего Леса и прилегающим к его границам горным отрогам и скалам на побережье. Тот портал, через который они попали в наш мир, между прочим, до сих пор устойчив, и на его границе постоянно несут вахту рейнджеры империи Ларгот. Другим же примером удачной ассимиляции являются единороги, которые к нам были завезены из верхних планов реальности. Именно завезены одним из первых посольств, но в результате какого-то происшествия несколько их табунов оказались на территории Леса. Где они и расселились. Кстати, те единороги, что обитают у нас, очень сильно отличаются от своих далёких предков. Они более сильны, выносливы и обладают уже своими собственными магическими способностями. Так вот, и те и другие животные приручены и используются во всём мире как отличные верховые животные. И таких примеров множество: виверны, пегасы, василиски и многие другие. Так что через такие порталы происходят не только вторжения, какое мы могли наблюдать с тобой в Лесу, но и не менее полезные результаты. Ну а с инфернальной магией ещё проще. Ею называют смесь магии тьмы и смерти. Маги, обладающие сочетанием именно этих двух направлений, очень редки в срединных планах, зато среди жителей нижних планов это основное сочетание магических способностей.

– Понятно, – ответил я на весь этот рассказ корнола и решил сразу уточнить, коли он так точно смог определить принадлежность котомки медведя к демоническим изделиям: – Тебе, случайно, незнаком материал изготовления моей котомки? – И я вновь протянул ему сумку.

Лениавес снова взял её в руки и более тщательно прощупал её поверхность.

– Знаешь, не очень. Вроде и похоже на шкуру дракона, но это точно не она. Более эластична, хотя так же нейтральна к магическому воздействию. Нет, не знаю. А тебе что, и самому не известно это? – спросил он.

– Да. Жаль, конечно, думал побольше узнать о месте её изготовления или о том, кто её сделал.

– А что, бывший её владелец ничего тебе не рассказал? Или ты не спрашивал? – задал мне вопрос оборотень, явно намекая на что-то.

Намёк был мной понят правильно, и я ответил на него, улыбнувшись во весь рот:

– Бывший её владелец мёртв, – и, посмотрев на корнола, добавил: – Несколько уж сотен лет как. – И уже довольно обыденно сказал удивлённо смотрящему на меня Лениавесу: – Да нашёл я её.

– А-а-а… – протянул он. – Ты везунчик, не всякий сможет похвастаться такой находкой.

– Да я и не отрицаю, – усмехнулся я.

Лениавес, посмотрев на меня, над чем-то задумался, а потом, будто вспомнив что-то, сказал:

– Ты ведь хотел что-то у меня спросить?

– Хм, – задумался я, – да я и не знаю, может, ты и ответить не сможешь.

– А ты попробуй.

– Ну… – протянул я, – на первый мой вопрос ты, по сути, уже ответил. О сумке ты сейчас рассказал достаточно много. Ещё я хотел уточнить у тебя как раз о её бывшем владельце. Думал, возможно, ты что-то слышал о представителях их расы и кто это вообще такие. – И я описал найденного в потайной комнатке мёртвого медведя.

– Знаешь, ты всё время подкидываешь мне такие вопросы, на которые у меня нет ответа. О такой расе я даже не слышал. Если это оборотень, то он после смерти должен был принять свой истинный облик, получается, ты видел именно истинный облик того разумного. Но никого подходящего под твоё описание я вспомнить не могу, даже среди вымерших рас. Думаю, это кто-то из демонов, коль и сумка твоя примерно того же происхождения.

– Согласен, – ответил я, – примерно так я и подумал, когда услышал твой рассказ. Но решил всё-таки уточнить. – И замолчал, так как в этот момент нужно было внедрять плетение в заготовку артефакта.

Лениавес не понял, что я отвлёкся от разговора по другой причине, и спросил:

– Что-то ещё?

А меня удивило другое: почему корнол не заметил моих манипуляций с магией. Но на этот вопрос мне дал ответ кластер.

Оказывается, я при внедрении работал с настолько малым объёмом ментоэнергии, что обнаружить его без специальной подготовки было практически невозможно. Мою работу с энергиями сейчас мог заметить только другой сильный видящий, похожий на меня. Но таких личностей поблизости не наблюдалось.

Однако, как сообщил тот же кластер, если начнёт работать моя вторая система циркуляции ментоэнергии, то и эти мои манипуляции станут совершенно незаметны, так как система сбора ментоэнергии будет успевать закачивать в свой внешний контур любые близлежащие выбросы ментоэнергии. А это наступит очень скоро. Ментоинтерфейс обещал закончить построение второго уровня циркуляции ментоэнергии уже в ближайшие десять минут.

Кстати, как рассчитал кластер, для меня станут совершенно безопасны любые энергетические выбросы и воздействия (в том числе и магические атаки) вплоть до пятого уровня. Дальше уже пойдёт уменьшение степени воздействия до тех пор, пока моя система закачки ментоэнергии будет справляться с поступающим в неё потоком. Ну а потом нужно будет работать как вполне обычному магу, то есть использовать щиты и прочие отводящие и защищающие плетения.

Что и предложил сделать кластер, привязав автоматическую генерацию нескольких защитных конструктов к перегрузке моего менто-информационного поля. Это должно было защитить меня как от энергетического перенасыщения, способного выжечь мне всю ментальную структуру, так и меня самого от разного рода магических атак и воздействий.

Я конечно же согласился на столь нужное предложение. Однако его пришлось пока отложить. Во-первых, не была закончена система внешней циркуляции ментоэнергии. И во-вторых, не были доступны схемы предложенных кластером конструктов. В серверной базе знаний они проходили под грифом ограниченного доступа, но он обещал, скопировав полностью всю базу знаний, разобраться со всеми доступами и получить возможность работать с закрытой пока информацией.

Все эти мысли пролетели в моей голове мгновенно, и я увидел ожидающий моего вопроса взгляд корнола. Поэтому спросил его о том, что хотел узнать ещё, когда он очнулся:

– А о том звере, что напал на нас сейчас, ты ничего не слышал? Просто у него слишком уж необычные свойства, чтобы о нём не просочилось какой-нибудь информации.

– Я, честно говоря, и не увидел ничего особенного. Сильной ментальной атакой обладают многие обитатели Леса. Под твоё внешнее описание подпадает пара животных, но они не достигают таких размеров и не живут под землёй. Даже не знаю. Может, есть ещё какая-то особенность, на которую ты обратил внимание? – спросил он у меня.

«Чёрт, как же я забыл!» – отругал себя я.

Я же забыл рассказать, почему нападение твари оказалось настолько неожиданным для нас.

– Да, есть ещё одно, – ответил я Лениавесу. – Не знаю, важно это или нет, но это существо совершенно невидимо магически. Будто у него вообще нет ауры. Хотя ранив его, я понял, что это обычное животное и его магические способности и аура находятся внутри его и скрыты его уникальной шкурой.

Лениавес задумался, а потом ответил:

– Я слышал о чём-то подобном, но это было лишь мельком и очень давно. Я сейчас даже не могу вспомнить, при каких обстоятельствах у меня оказалась эта информация. Но, по крайней мере, точно помню, что именно о животном с такими магическими свойствами и шла речь.

– Это раланг, – вдруг раздался из-за спины корнола голос девушки.

Я, если честно, уже давно почувствовал, что она полностью пришла в себя, да и Диагност мне вовремя сообщил об этом. Но мне не хотелось привлекать к этому внимания.

«Пусть полежит и оклемается немного», – решил я.

И сейчас Эрея сама решила напомнить о себе.

– Как ты? – первым делом спросил я у неё.

– Да вроде неплохо, – ответила девушка. – Такое ощущение, что со мной поработал неплохой лекарь.

– Ну, молодой организм и не на такое способен, – сказал я, не говорить же, что это я лечил её и корнола. Тем более её лечением я занимался дважды.

– Странно. – Девушка как-то подозрительно посмотрела в мою сторону и перекинулась взглядом с оборотнем. Она поднялась со своего места и подсела поближе к нам. – Даже голова не кружится, – удивлённо добавила она. И, посмотрев на меня, уже прямо спросила: – Ты ничего не хочешь сейчас рассказать?

– Да не очень, – честно ответил я.

– Ладно.

Как-то было даже странно, что она так спокойно отнеслась к моему отказу. Раньше Эрея реагировала более импульсивно на подобные отговорки. Похоже, девушка стала свыкаться, что если я не хочу, то рассказывать ничего не буду.

Лениавес-то это понял давным-давно и перестал задавать мне всякие вопросы насчёт моего прошлого или моих способностей и умений. Ну, знаю, умею – и хорошо.

– Так что за раланг? – спросил у неё корнол, чтобы как-то разрядить обстановку и отвлечь девушку от щекотливой ситуации.

– Странно, что вы не помните, – удивлённо проговорила девушка, обращаясь к корнолу на высоком эльфаре, – ведь о подопечных моего деда вы знаете.

Видимо, последняя фраза девушки разбудила цепочку воспоминаний корнола.

– Всё, я вспомнил, при каких обстоятельствах слышал об этом животном, – проговорил он и замкнулся в себе, похоже не собираясь продолжать разговора, пока по крайней мере.

Я же сидел и думал о том, что же это должны быть за подопечные, которые вызывали у него такую бурю чувств.

«Жаль, что я не слышал их прошлого разговора», – проскользнуло сожаление о пропущенной возможности узнать побольше о моём загадочном друге.

То, что он не простой боевой маг-путешественник и преподаватель Академии магии, я понял уже давно. Но все основные ответы на мои вопросы крылись в его прошлом, о котором он, как и я, особо не распространялся. Видимо, это служило ещё одним из факторов, сдерживающих собственное любопытство корнола. Если ты не хочешь, чтобы кто-то копался в твоём прошлом, так и не делай этого сам.

«А я сам вроде и не хочу, и мне очень любопытно. Поэтому придётся до всего доходить самому. Ну или узнать у Эреи, о чём же тогда шла речь», – решил я.

Ладно, а пока, я думаю, она не будет против рассказать мне о том животном, которое на нас напало.

– Эрея, – уже я спросил у девушки, – так что насчёт напавшего на нас животного, что ты можешь о нём рассказать? Что это за раланг? Я так понял, тебе он знаком, ну или, по крайней мере, ты о нём слышала?

– Да, – согласилась девушка, – этот зверь известен Лесному народу. – И, вздохнув, начала рассказывать: – Насколько я знаю, он ценится именно из-за своей уникальной шкуры, полностью скрывающей ауру укрытого под ней разумного. Из неё делают специфическую одежду, позволяющую незаметно проникать через охранные заклинания.

«Угу, – понял я, – теперь я догадываюсь, о каких подопечных деда Эреи идёт речь. Диверсанты и убийцы на службе короны. Незаметно пришёл и незаметно ушёл. Никакой особой защиты эта шкура не даёт. А невидимость обеспечивает идеальную. Незаменимая вещь в их профессии. Ну, ещё для воров, думаю, полезна. Для разведчиков. Или если нужно скрыть чьи-то уж слишком выдающиеся способности к магии жизни. – Я посмотрел на девушку. – Нужно будет найти кожевника, который сможет правильно обработать эту шкуру, а то я, если примусь, только испорчу её».

Видимо почувствовав мой взгляд, девушка посмотрела на меня и, как-то зябко передёрнув плечами, продолжила рассказ:

– Кроме того, есть несколько ценных внутренних органов, которые перекупают алхимики, знахари и маги жизни. Из них создаются целебные настойки и ингредиенты. Также мне известно, что из какого-то органа этого существа изготавливается эликсир, который используется воинами, чтобы увеличить свою силу и выносливость. И этот эликсир очень ценен. Но я не знаю, из какого именно. Однако если мне их изучить, то я думаю, сумею с этим разобраться. По сути, это всё, что мне известно. Как и кем добывается это животное, я не знаю. Но теперь понимаю, что это не такое уж простое занятие. Тем более я не предполагала, что оно встречается в подземельях городов. Я думала, это животное обитает где-то на территории Леса.

– Всё возможно, – сказал я девушке, – и, вероятно, встречается не только здесь.

Пока мы говорили, я машинально уже заканчивал сооружать шестой артефакт, и наконец мои действия, которые я проводил с какой-то даже автоматической монотонностью, привлекли внимание девушки.

– А что ты делаешь? – спросила она у меня.

Она ещё не до конца пришла в себя и поэтому пока не применяла заклинания магического видения, чтобы рассмотреть мои творения, но это было лишь делом времени.

– Ну, помнишь, – ответил я, – перед тем, как на нас напала эта мышь-переросток, я говорил, что мне нужно подготовиться. Вот, по сути, для создания этих вещичек мне и нужно было время. Думаю, что ещё четыре-пять штук – и полученных мин нам хватит с запасом.

– Что? – не поняла девушка.

– Ну, я называю их мины-ловушки, – дал я своё разъяснение девушке.

– Что за мины-ловушки? – так и не поняла Эрея.

– Ну, это такие артефакты, которые должны сработать, а по сути, произойдёт взрыв, правда, я не знаю, какой силы, когда границу их сторожевого контура пересечёт какое-либо существо, обладающее хоть какой-то аурой. Например, нежить.

– Интересно, – сказала девушка, – я о таком не слышала.

– И я тоже, – вступил в наш разговор Лениавес. – И кто научил тебя делать эти артефакты?

– Были знакомые, – ответил я, не вдаваясь в подробности.

– Дай мне, пожалуйста, взглянуть на один из них, – попросил он и протянул руку.

Скрыть эти подарки, которые я собирался оставить для нашей погони, у меня вряд ли получится, а поэтому я передал ему один из уже законченных артефактов.

– Только поосторожнее, а то рванёт, хотя они ещё не активированы, – предупредил я Лениавеса.

В ответ на моё замечание раздались укоризненный смешок со стороны девушки и ворчливое бормотание корнола:

– Поучи меня ещё тут. – Однако мне ответил он вполне серьёзно: – Хорошо, я понял.

И начал рассматривать попавшую в его руки мину.


– Ну, что скажете? – спросила у Лениавеса девушка на эльфаре. – Я, как только вы заговорили о них, проверила. Это неплохие артефакты, заряженные магией тьмы и смерти.

– Неплохие, – усмехнулся на её слова корнол, – да во всей академии найдётся не больше десятка магов тьмы, способных изготовить нечто подобное. Это же чистейшая работа. – И корнол показал девушке обводы получившегося у молодого хумана артефакта, принявшего форму увядающего цветка. – Взгляни на это магическим зрением. – Он протянул Эрее артефакт. И, дождавшись, пока она активирует плетение «Взгляд Цеперны», продолжил: – Ты видишь, он даже не внедрял в артефакт плетение, он, по сути, вырезал структуру плетения на нём самом, тогда как тот является уже заряженным накопителем. Посмотри на эти идеально проложенные линии силы и тока магической энергии, напрямую связанные с выбранной формой и внешним видом заготовки. Благодаря этому токи энергии нигде не пересекаются, не мешают друг другу и не смогут во время работы вызвать дестабилизацию структуры плетения. А теперь взгляни на эти закрепляющие руны. Это простейшие руны изначального алфавита, он явно подсмотрел их у меня. Правда, и вырезал он их слегка изменив. Но я думаю, это связано с тем, что он видящий и смотрит не на внешний вид предмета, руны или плетения, а старается заглянуть в их суть и рассмотреть её и изображает их уже в соответствии со своим видением. Я даже подозреваю, что его руны дают больший эффект, чем стандартные. Кстати, нужно будет это как-нибудь проверить. Трудно сказать, кто и где мог его подобному обучить, ведь это позволяет создавать артефакты даже не магам. Я так думаю, что во многом ему помогли его способности видящего, но факт-то остался фактом. Он, по сути, не применяя магию, создал вполне рабочий магический артефакт. Это значит, что подобному можно обучить и других видящих. Это очень ценная информация. Ведь как маги раньше они были абсолютно бесполезны, а теперь они самостоятельно смогут создавать простейшие одноразовые артефакты на основе уже подготовленных накопителей магической энергии. Правда, сложно будет создать основу подобного курса, но, думаю, наши маги-артефакторы с этим прекрасно справятся. Тем более я постараюсь притащить к ним или самого Бага, или парочку его изделий.

Лениавес замолчал, продолжая рассматривать необычной формы артефакт, который так и притягивал взгляд своей странной и непривычной красотой и смертельной опасностью.

– Интересная идея, – не сильно разделяя его восторга, сказала девушка, – но меня больше интересует другое. Ведь он работал сейчас с артефактом, заряженным магией тьмы и смерти. Откуда он взял все эти кости, которые и являются своеобразными накопителями магической энергии?

– Видимо, ты всё же не слышала начало нашего разговора, – обратился к ней Лениавес. И, помолчав, сказал: – Моё подозрение, что в Лес он попал через это подземелье города древних, подтвердилось. Я так понимаю, что и этот ход выбран им был не случайно.

– Почему вы так думаете? – даже несколько официально спросила у него девушка.

– Ну, хотя бы потому, что у него явно был тут сделан небольшой схрон, – ответил ей корнол. – Ты думаешь, откуда у него вся эта одежда и сумка, а возможно, и остальная амуниция, вооружение и мечи? Ведь в Лесу у него их не было. И появились они только здесь, в городе.

– Думаете, он проходил здесь раньше? – сразу догадавшись, о чём идёт речь, всё же уточнила девушка.

– Уверен в этом. И знаешь, есть у меня подозрение, что он догадывается, куда должен вести тот портал, к которому мы идём. Может, он этого и не знает точно, но какие-то предположения у него на этот счёт точно есть.

– Ну, это и неудивительно, – в ответ сказала ему девушка, – я тоже полагаю, что этот портал может вывести нас куда-то за пределы этого мира.

– Нет. Ты немного не о том. Его мысли более обоснованны, чем наши с тобой. Например, ты ведь обратила внимание, что он сейчас одет в немного необычную одежду, хоть она и похожа на мою. Однако хотя она и выглядит вполне обыденно и просто, как у любого рейнджера, но я уверен, что это какой-то очень дорогой материал, наподобие вашей эльфарской ткани или паутинного шёлка тёмных эльфаров. Но это не так, и тот и другой я встречал ранее, а это что-то иное. Потом посмотри на его сумку. Ты спрашивала, откуда он взял все эти заготовки для создания своих артефактов. Так вот. Это те два рыцаря тьмы, что напали на нас. Он просто прихватил их останки с собой.

– Но как такое возможно? – не поняла поначалу девушка, но практически сразу сообразила: – Сумка путешественника.

– Верно. Одна из её разновидностей и очень качественная. К тому же изготовлена демонами, я в этом уверен. У меня была возможность хорошенько её изучить. Именно туда он и поместил всё своё имущество, а также убитую тварь. Видимо, на сумку наложены ещё и заклинания нетления и стазиса, коль он так спокойно забрасывает туда как магические артефакты, так и убитые тушки разных монстров. Тем более материал изготовления этой его котомки, как он её называет, мне тоже неизвестен, но полностью идентичен по своим свойствам шкуре чёрного дракона, и самое главное, он также магически нейтрален. А это значит, никто не узнает, что лежит внутри его сумки. Я думаю, и свою одежду, и прочие вещи он прятал там же. А сейчас просто забрал сумку. Чтобы спрятать такой небольшой предмет, особо большого тайника не нужно. – Немного помолчав, он добавил: – У него слишком много вещей, которые изготовлены демонами или предназначены для борьбы с ними. Поэтому я практически уверен, что он сбежал с какого-то из нижних планов.

На что девушка вполне логично предположила:

– Тогда, возможно, в этом городе, вернее, где-то здесь в подземельях, есть ещё один портал, но Баг, – и Эрея слегка кивнула в сторону молодого хумана, – по какой-то причине не хочет воспользоваться именно им. Он или односторонний, или… – Эрея, задумавшись, на несколько мгновений замолчала, поражённая своей догадкой.

Но за неё закончил Лениавес:

– …или он не хочет возвращаться туда, откуда пришёл.

И они одновременно посмотрели на молодого хумана, который в этот момент как-то насторожился, а затем резко обернулся в сторону невидимых сейчас туннелей.

– Всё, время вышло, – произнёс Баг и забросил последний, недоделанный им ещё артефакт к себе в сумку.

А затем поднялся и скользящим текучим шагом переместился на середину туннеля.

И только тут Эрея почувствовала волну накатившегося на них страха и ужаса. Но он прошёл, даже не достигнув их, разбившись о небольшую фигурку хумана, возникшую на пути этого неживого воплощения ужаса и смерти.

Оглавление

Из серии: Миры за гранью

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Нейтральные миры (К. Н. Муравьёв, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я