Древние семитские цивилизации (Сабатино Москати, 1949)

Итальянский археолог и лингвист, профессор семитской филологии Римского университета Сабатино Москати в своей книге описывает основные формы и отличительные черты древних семитских цивилизаций (вавилоняне, ассирийцы, хананеи), концентрируя внимание читателя на наиболее интересных фактах и характерных особенностях жизни и мышления людей. Это попытка реконструировать политическую, экономическую и религиозную сферы жизни этого общества, по жизненным обстоятельствам разведенного по разным землям.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Древние семитские цивилизации (Сабатино Москати, 1949) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 4

ВАВИЛОНЯНЕ И АССИРИЙЦЫ

ОТКРЫТИЯ

Самые ранние зафиксированные перемещения семитских народов велись в направлении Месопотамской долины; они подтверждаются начиная с 3-го тысячелетия до н. э. Именно они привели к образованию больших и сильных семитских государств.

Наши знания о месопотамской цивилизации – сравнительно недавнее приобретение. До середины XIX века мы о ней почти ничего не знали. Фрагментарная информация была почерпнута из Библии и отрывочных рассказов путешественников. Считалось, что великие державы Древней Месопотамии исчезли под слоями песка навсегда. Однако примерно с 1850 года систематически проводимые раскопки начали давать блестящие результаты. Среди первых археологов, добившихся крупных успехов, были Ботта в Хорсабаде и Лэйард в Ниневии. Остатки храмов и дворцов, колоссальные статуи, печати и надписи стали находить все чаще и в большом количестве.

Трудностей, которые пришлось преодолеть, было множество, особенно на ранних этапах. Работа исследователей шла очень медленно и была довольно опасной из-за отсутствия средств и более или менее открытой враждебности местных властей. Не все находки попали в Европу: одни были поглощены водами Тигра при перевозке, другие уничтожены или брошены в реку фанатиками-бедуинами, которые оказывали вооруженное сопротивление тому, что считали кощунственными действиями иностранцев.

Тем не менее важность результатов, полученных во время первых раскопок, вскоре заставила европейские научные учреждения и фонды оказать поддержку археологам, и дальнейшие работы велись более интенсивно и эффективно. Было обнаружено много древних городов, а с ними – весьма впечатляющие памятники искусства, а также великое множество глиняных табличек с клинописными текстами.

В рамках этой книги невозможно дать даже самое краткое описание долгой и славной истории ассириологии. Скажем только, что ее последние успехи являются воистину блестящими. В Мари французский археолог Парро обнаружил не только храмы, дворцы и статуи, но и более двадцати тысяч табличек с экономическими и дипломатическими текстами. В Нимруде профессор Маллоуэн продолжил раскопки, которые велись там в прошлом, обнаружил новые здания и скульптуры и великолепную коллекцию резных изделий из слоновой кости. В районе Киркука профессор Брейдвуд идентифицировал ряд археологических памятников, что дало нам некоторые сведения о древнейших культурах Месопотамии.

Литературные и художественные сокровища, найденные археологами в Месопотамии, помещены в величайшие музеи мира. В парижском Лувре собрана замечательная коллекция, в которой представлены все эпохи истории вавилонской и ассирийской цивилизаций. В Британском музее много экспонатов, относящихся к более поздним временам, а древние эпохи представлены менее полно. Первоклассные коллекции имеются в Константинополе (Стамбул) и Багдаде.



Месопотамия и Сирия


История перевода месопотамских текстов сама по себе чрезвычайно интересна из-за сложности использованной в них системы письменности. Ее расшифровка началась с изучения надписи на трех языках. Британский консул в Багдаде Роулинсон, долгое время принимавший участие в поисках персидских и ассирийских текстов в Месопотамии и на Иранском плато, обнаружил в Персии, в районе Бехистуна, клинописную надпись, в которой использовались три разные системы письма. Один из текстов был написан на персидском, который к тому времени был уже расшифрован, и появилась возможность использовать этот текст в качестве ключа для перевода самого сложного из трех остальных – вавилонского.

Ученые подошли к проблеме с разных сторон, было выдвинуто много различных гипотез и достигнут определенный прогресс. В 1857 году была проведена своеобразная проверка. Лондонское азиатское общество поручило перевод одного и того же текста четырем разным ассириологам. Четыре версии оказались практически одинаковыми, и стало очевидно, что перевод – вовсе не итог беспочвенных догадок, и месопотамские тексты, наконец, перестали быть тайной.

Вскоре стало ясно, что в Месопотамии одна и та же система использовалась для написания текстов на двух совершенно разных языках. Один из них был не семитским – это язык шумеров, населявших Месопотамию в 3-м тысячелетии до н. э. Другой был языком вавилонян и ассирийцев, семитских народов, которые постепенно наводняли Месопотамию.

Когда система письма стала понятной, переводчикам вавилонских и ассирийских текстов помогло знание других семитских языков. Эта часть работы оказалась не очень сложной; сам язык – аккадский – легче, чем другие семитские языки.

Но хотя сам язык не представлял большой сложности, система письма, шумерская по происхождению, оказалась очень сложной. Используемые в ней знаки трансформировались из рисунков предметов. Такой тип письма, использованный также древними египтянами, называется пиктографическим, поскольку обозначаемый предмет изображается в нем целиком (или его характерная часть). Например, чтобы написать слово «рыба», рисовали контур рыбы, «бык» – голову животного с рогами, а чтобы написать «злак», рисовали колос. Рисунки, применявшиеся для обозначения действий, могли быть весьма замысловатыми: изображение ноги означало «идти», головы человека и еды или воды – «есть» или «пить». Однако нанести точное изображение или провести кривую линию на мягкой глине не просто. И постепенно рисунки предметов трансформировались в стилизованную комбинацию линий, выражая лишь идею прежнего рисунка. Так появились идеограммы.

Знаки первоначально наносились вертикально сверху вниз, начиная с верхнего правого угла таблички. Однако, чтобы писать было удобнее, писцы стали поворачивать табличку против часовой стрелки на 90 градусов, так чтобы текст начинался в верхнем левом углу и располагался по горизонтали. Читать его следовало слева направо. Аккадский – один из немногих семитских языков, в котором слова наносились таким образом, в большинстве случаев семиты предпочитали писать наоборот – справа налево.

Но при использовании только этих знаков клинописное письмо имело серьезные недостатки. С его помощью невозможно было выразить, к примеру, многие абстрактные идеи или разные формы глагола. В процессе преодоления этого недостатка оно претерпело значительные изменения: знаки начали использоваться для обозначения не идеи предмета или явления, от которой они произошли, а соответствующих звуков. Например, шумерский знак для слова «молоко» – ga. Разумеется, использовались и другие слоги, и, комбинируя их, жители Месопотамии могли писать слова (или части слов, к примеру, в глагольных формах), не прибегая к идеограммам. Так, чтобы написать слово gaz, означающее «ломать», ставили значок ga («молоко»), а затем значок az («медведь»). Получалось ga-az.

Новая форма письма, получившаяся таким образом, была названа фонетической, и ее внедрение стало большим шагом вперед в деле упрощения письменности и обеспечения ее полноты. Однако она все еще оставалась сложной. Идеограммы не исчезли совсем, так что некоторые значки можно было интерпретировать или идеографически, или фонетически – в соответствии с контекстом. Более того, большинство идеограмм, коих очень много, состоят из знаков, каждый из которых может иметь более одного фонетического значения. Например, знак, в который трансформировалось изображение человеческой ноги, можно прочитать gin — «идти», gub — «стоять», tum — «нести». Есть и другие прочтения. Правильному чтению знаков способствовало добавление детерминативов (символов, уточняющих принадлежность слова к определенным смысловым группам) или фонетических дополнений (уточняющих идеограмму фонетически). При отсутствии таких вспомогательных средств можно руководствоваться контекстом. Иными словами, легко понять, что расшифровка текстов, особенно если таблички повреждены, часто оказывалась неразрешимой загадкой. Месопотамская система письма действительно является одной из самых сложных из всех использовавшихся в древности.

Нас, привыкших к алфавиту, который состоит из небольшого числа знаков, такая неудобная система письма не может не привести в недоумение. Тем не менее она является значительным шагом вперед в искусстве письма. Другие семитские народы, правда намного позже, дали миру свое ценнейшее изобретение – алфавит.

ИСТОРИЯ

Доминирующий фактор в истории Западной Азии в древнейшие времена – деятельность народов, живших в Месопотамской низменности. Хотя благодаря ее географическому положению они больше всего тяготели к Индийскому океану, но также оказывали влияние, с одной стороны, на горные районы Ирана и Армении, а с другой – на Средиземноморский бассейн. Воздействие их армий и форм цивилизации в обоих этих направлениях явилось решающим фактором при установлении культурного и политического равновесия на Ближнем Востоке.

Главными «строителями» месопотамской культуры и истории были два народа, имеющие совершенно разное происхождение. Они явились создателями величайших литературных памятников региона. Это народы Шумера и Аккада. Причем они перемешались, в результате чего месопотамская культура и история стали продуктом синтеза, из-за которого зачастую невозможно понять, кто из них что построил.


Шумеры, вероятно, обосновались в Южной Месопотамии еще в доисторические времена, и их цивилизация достигла высокого уровня развития. Они создали систему каналов, рационально использовали почву, возводили храмы и создавали статуи. Последние позволяют нам составить представление о внешнем облике шумеров – низкий лоб, орлиный нос, в ранний период они носили длинные разделенные на пробор волосы и широкую бороду, позже брили лица и головы.

Шумерская культура наложила непосредственный отпечаток на ассирийскую, сирийскую и египетскую, но без сопутствующей политической экспансии. Шумерам так и не удалось создать сильную политическую власть. Они жили в городах-государствах, цари которых также были жрецами и представителями местных божеств. История шумерских городов – это повествование о постоянном соперничестве, в процессе которого нормальное состояние неустойчивого равновесия постоянно нарушалось коротким возвышением того или иного города. Единственным государством, достигшим более или менее стабильного положения, было то, что создал Лугальзагеси вокруг города Уммы. В конце концов, около 2350 года до н. э. оно было завоевано семитской династией.


Семитские группы уже некоторое время жили в Месопотамии, расселившись вокруг шумерских городов и продолжая следовать традициям пастушеской жизни, когда, наконец, они вышли на политическую арену. Впервые они самоутвердились как политическая сила, свергнув Лугальзагеси и основав собственную династию Аккада. Правда, следует отметить, что правители с семитскими именами царствовали и несколькими веками ранее.

Последние исследования, основанные на новых источниках (архивы Мари и хорсабадский список ассирийских царей), позволили создать новую хронологическую таблицу для Древнего Ближнего Востока. В ней династия Аккада помещена между 2350 и 2150 годами до н. э. Новая хронология, ассоциирующаяся с именами Олбрайта и Корнелиуса, сегодня признается большинством ученых, однако следует отметить, что существуют и другие системы, в которых датировка отличается на несколько десятилетий.

Основателем аккадской династии был знаменитый Саргон. Если верить легенде, он был садовником, а ребенком его оставили в корзине на реке, откуда он чудесным образом спасся. Исторические источники подтверждают, что Саргон распространил свою власть на Вавилонию, Ассирию и Сирию и даже проник в Малую Азию. В период его правления было создано сильное централизованное государство, ставшее моделью для государств будущего. Здесь мы видим возникновение тенденции к неограниченной монархии, которая пройдет сквозь всю историю Западной Азии вплоть до появления ислама.

История Саргона окутана мифами. В действительности же его заслуга состоит в создании прочного Вавилонского государства, которое продержалось несколько веков, пока не пало под натиском мятежных племен гутиев с гор востока. Падение Вавилона под натиском врагов позволило шумерским городам снова набрать силу. Это был период шумерского правителя Гудеа из Лагаша, известного своим миролюбием и пристрастием к строительству храмов.

Шумерская интерлюдия длилась недолго. Около 2000 года до н. э. новый семитский народ утвердился в Палестине и Сирии и примерно в это же время в Месопотамии. Это были амореи, основавшие ряд государств и династий. Среди них было царство Мари в среднем течении Евфрата, Исин и Ларса в Южной Месопотамии. Одна из аморейских династий, так называемая первая вавилонская (около 1850–1530 до н. э.), достигла небывало высокого положения.

Шестым царем этой династии был знаменитый Хаммурапи, живший около 1700 года до н. э. Его правление знаменовало еще один период расцвета. Политическая власть Вавилона распространялась на Ассирию и часть Сирии. В религиозной сфере Хаммурапи способствовал возвышению бога Мардука, который стал вождем всех богов и впитал черты, ранее свойственные старым шумерским божествам. Хаммурапи также реорганизовал и усовершенствовал экономику страны посредством ускоренного развития земледелия и создания системы каналов. На берегу главного из них он сделал надпись: «Хаммурапи – изобилие для народа».

Его правление стало периодом расцвета литературы. Но самую большую славу ему принесло составление кодекса законов, который пользовался широкой известностью по всей Месопотамии. Этот труд стал кодификацией существующих норм права и включил в себя как шумерские нормы, так и правовые традиции семитов. Известно, что Хаммурапи активно интересовался всеми событиями, происходившими в его царстве. Сохранилась его переписка с правителями отдельных областей, доказывающая, что он глубоко вникал во все государственные дела.

Конец правления первой вавилонской династии наступил примерно в 1530 году до н. э. Набег хеттов – народа из Малой Азии, хотя и имел непродолжительный характер, стал началом периода иностранного господства. Настало время, когда на Ближнем Востоке возвысились «люди с гор», существенная часть правящей верхушки которых имела индоевропейское происхождение.


Как только ушли хеттские налетчики, над Вавилоном установили господство другие иностранные завоеватели – касситы, народ с востока, который, судя по именам их божеств, содержал индоевропейские элементы. Они оказались в Вавилоне после длительного периода мирного проникновения, однако, имея перед глазами пример хеттов, они решили захватить власть и удерживали ее до 1160 года до н. э., то есть в течение нескольких веков. Уровень развития их цивилизации был намного ниже, чем на земле, которую они завоевали, и потому их господство принесло упадок культуре Месопотамии. Однако у них хватило ума признать духовное превосходство своих подданных и попытаться принять и уважать их традиции. В этот период даже отмечена тенденция к восстановлению шумерской культуры.

Пока касситы оставались в Вавилоне, в Северной Месопотамии на передний план выдвинулся семитский народ – ассирийцы. Ассирия была прежде всего военным государством и завоевала престиж благодаря высокой организации и дисциплине армии.

К этому времени Ассирийское государство существовало уже несколько веков. На рубеже XIX и XVIII веков до н. э. у власти там находилась аккадская династия, основанная Илушумой. Ее сменила аморейская династия Шамши-Адада I, которого архивы Мари называют современником и соперником Хаммурапи. За этим периодом ассирийского владычества последовало длительное время упадка, кульминация которого пришлась на XV век, когда Ассирия оказалась в зависимости от хурритского царства Митанни. Только в следующем веке, когда власть хурритов была свергнута хеттами, Ассирия сумела снова возвыситься и стать сильным государством. Независимая политика, начатая царем Ашшурубаллитом, достигла своего расцвета при Тукульти-Нинурте (1243–1207 до н. э.), когда Ассирия подчинила себе всю окружающую территорию и разоренный Вавилон.

После Тукульти-Нинурты ассирийская экспансия прекратилась и возобновилась веком позже благодаря неуемной энергии Тиглатпаласара I. Новая империя раскинулась от Черного моря на севере до Средиземного моря на западе и Вавилона на юге. После Тиглатпаласара давление со стороны Ассирии в течение полутора веков сдерживалось арамеями, а затем началась еще одна волна завоеваний: Ашшурнасирпал II восстановил державу в прежних границах, а Тиглатпаласар III (745–727 до н. э.) вознес ее на вершину могущества. Ассирийская политика велась в трех основных направлениях: на севере правители хотели обеспечить контроль за горными перевалами, таким образом обезопасив себя от угрозы вторжения с этого направления. На западе они подчинили Сирию и Палестину, обязав их выплачивать дань, и установили контроль над путем в Египет и выходом к морю. Они относились к расположенной на юге Вавилонии с дипломатичным благоразумием, что в конце концов привело Тиглатпаласара III и на вавилонский трон тоже. Такая политика была успешно продолжена Саргоном II, а когда Асархаддон сумел покорить Египет, на какое-то время (671–653 до н. э.) создалось впечатление, что тысячелетняя борьба между двумя великими государствами навсегда завершилась.

Ашшурбанипал (668–626 до н. э.), которого легенда назвала Сарданапалом, был последним великим правителем Ассирии. Его последователи вскоре сдались под натиском мидийцев, которые пришли с Иранского плато и в 612 году захватили и уничтожили Ниневию. Таков был конец Ассирийской державы. Ее великолепные дворцы и превосходную библиотеку, которую Ашшурбанипал терпеливо собирал ради величия и славы своего народа, на тысячелетия поглотили пески. Сбылись слова иудейских пророков, которые в период расцвета державы предрекали ее падение от рук могучего врага.


Вавилония после касситского периода и правления нескольких местных династий стала частью Ассирийской империи, увидела в упадке последней возможность восстановить былое величие. При завоевании Ниневии союзником мидийцев стал вавилонский военачальник Набопаласар, основавший в Вавилонии халдейскую династию (625–538 до н. э.). С этой династией власть перешла в руки арамейского элемента, который в течение веков медленно, но верно проникал в Вавилонию. Сын Набопаласара Навуходоносор довел вавилонские завоевания до границ Египта, захватив и уничтожив в 586 году Иерусалим, столицу Иудеи.

В Библии Навуходоносору приданы черты воина. Но в своей стране он заслужил славу прежде всего благодаря мирным работам: в период его правления активно строились храмы, каналы и дороги, в результате чего Вавилон приобрел былое великолепие. Военные деяния Навуходоносора записаны в Вавилонской летописи, опубликованной в 1956 году Уайзманом. В то же время Ксенофон и Геродот сообщают о возведении гигантских фортификационных сооружений, включая массивную стену, которая должна была сделать Вавилон неприступным.

Все было напрасно. Кир и его персы, сменившие мидийцев у власти в Малой Азии, вскоре обратили свои взоры на Вавилонию, где политический упадок сопровождался усилением власти жрецов бога Мардука. Последний представитель халдейской династии – Набонид – до недавнего времени считался мирным собирателем древностей, не ведавшим о надвигающейся опасности. Но сейчас его называют инициатором последней попытки восстановить самые древние формы вавилонского культа. Персы, к которым благоволили жрецы Мардука, не дали ему время. Война началась в 539 году, а когда стена города пала и Кир вошел в Вавилон, могущество последнего исчезло навсегда.


В целом можно утверждать, что древняя история Месопотамии характеризуется заслуживающим внимания единством в том смысле, что там смогли возникнуть и распространиться мощные политические силы. Между тем возникшие там государства были довольно сложными по своему составу. В 3-м тысячелетии шумеры, до этого бывшие бесспорными хозяевами, вступили в контакт с различными иммигрантами и постепенно уступили им превосходство, сильно повлияв на их культуру и цивилизацию. Во 2-м тысячелетии превосходство уже находилось в руках семитских народов, продвигавшихся с юга на север, из Вавилонии в Ассирию, при этом периодически в их долину проникали и внешние элементы. 1-е тысячелетие после апогея семитской власти на севере стало свидетелем их упадка и вторжения несемитских захватчиков. Последние периодически спускались с гор, и население долины было вынуждено постоянно уделять внимание обеспечению своей защиты от этой страшной угрозы. Те, к кому особенно благоволила судьба, оказались победителями. Примерно в 500 году до н. э. независимой истории Месопотамии пришел конец, и с тех пор политическая власть была сосредоточена в других местах, а Месопотамия стала всего лишь незначительным государством, находившимся в тени других политических сил, боровшихся друг с другом.

РЕЛИГИЯ

Месопотамская цивилизация была высокоразвитой, значительно отличавшейся и от семитской цивилизации в целом, и от цивилизаций отдельных семитских народов. Придя в Месопотамскую долину, семиты обнаружили установившуюся и ни на что не похожую культуру и, хотя, конечно, внесли в нее собственный вклад, в котором отразились особенности условий их жизни, все же неизбежно приспособились к новому окружению и впитали его черты. Это значит, что они еще больше удалились от условий жизни и культуры других семитских народов, ни один из которых, за исключением, может быть, эфиопов, не помещал себя в окружающую среду, и географически, и исторически совершенно не похожую на ту, из которой они вышли.

Самой типичной чертой вавилонской и ассирийской цивилизаций в сравнении с исходными семитскими институтами являлся переход от кочевничества к оседлости. Исторические и культурные условия, в которых жили семитские народы, совершенно изменились под влиянием самого факта закрепления неустойчивого состояния их цивилизации, когда они осели в постоянных жилищах. В то же время формы их адаптации к новой среде определялись контактами с другими народами.

Несемитский народ, с которым бывшие кочевники по большей части смешались в Месопотамии, – это шумеры, цивилизация которых достигла значительно более высокого уровня, чем цивилизация пришельцев. Абсорбирование последними шумерских элементов было настолько постоянным и широко распространенным, что многие аспекты вавилонской и ассирийской культуры сформировались под их непосредственным влиянием. О шумерских текстах мы узнали относительно недавно; тогда же мы научились и интерпретировать их. Чем больше информации мы получаем из этих текстов, тем яснее становится, как много традиций и представлений жителей Аккада не являлись их собственными, а стали продуктом синтеза с шумерскими элементами. Вавилоняне и ассирийцы, безусловно, привнесли в процесс ассимиляции свой дух и мировоззрение. Однако они находились под влиянием «чар» более развитой и оригинальной цивилизации, созданной древним народом. То же самое можно сказать об отношениях между римлянами и греками.

Вавилонская и ассирийская цивилизации, возникшие в результате сложного процесса ассимиляции, в свою очередь, оказали сильное и далекоидущее влияние на все окрестные территории. Месопотамия стала культурным центром, откуда распространялись космологические, мифологические и научные идеи. Значительная часть литературы и обычаев других семитских народов является более или менее прямым отголоском традиций Месопотамии. Кроме того, месопотамские идеи не ограничивались рамками семитского мира: они проникли в Малую Азию и даже достигли Греции. Современная наука свидетельствует, что греческая цивилизация, в целом, безусловно, оригинальная, обязана многими представлениями народам Месопотамии.

Нам следует рассмотреть следующие аспекты цивилизаций Вавилона и Ассирии: религию, литературу, юриспруденцию и искусство. Это не изолированные, а взаимопроникающие понятия, образующие вместе сложную единую структуру. Такое явление нормально для Древнего Ближнего Востока, где различие между этими аспектами культуры не столь явно выражено, как в современном мире. К примеру, не делается разграничения между религиозной и светской литературой, между гражданским и религиозным правом.

В человеческой жизни религия является главным фактором. Это утверждение, безусловно, справедливо для всего Древнего Ближнего Востока. В литературе и искусстве в Месопотамии доминировали религиозные мотивы; религиозные представления оказывали значительное влияние и на правовые нормы. Религия пронизывала каждую сторону жизни, составляя ее внутреннюю суть. Это отличительная черта древней ближневосточной цивилизации. Для того чтобы появились независимые философские рассуждения и художественное творчество, миру пришлось ждать появления греков.


Синкретический характер цивилизации Месопотамии наиболее отчетливо проявляется в религиозных институтах. Семитские боги были по большей части древними шумерскими божествами, принятыми с некоторыми изменениями победившими захватчиками. Подобные процессы часто происходили на протяжении истории. Более того, на протяжении времени по мере изменения политической ситуации в Месопотамии вавилонские и ассирийские божества сами неоднократно сливались и взаимодействовали друг с другом.

Аккадской религии свойствен политеизм. Качества ее богов схожи с теми, что свойственны для людей, только первых отличает совершенство и абсолютность. Боги одеваются как люди, но их облачения даже более роскошны, чем одежды царевичей, и испускают ослепительное сияние. Они имеют семьи и оружие и спорят между собой, как люди, но их конфликты имеют другой масштаб и уровень. Такое представление о богах ближе поэмам Гомера, чем семитской религии вообще, но, как уже было сказано, степень влияния на нее исконно семитских элементов неизвестна, но она определенно была не слишком велика.

Главная триада месопотамского пантеона – божества небес, воздуха и земли. Это соответственно Ану, Энлиль и Энки (Эа). Другая триада – это небесные тела: Солнце, Луна и планета Венера (Утренняя звезда). По мере развития религии каждый бог стал ассоциироваться с собственной звездой; почитание звезд возросло с прогрессом астрологии.

Еще одним богом – покровителем сил природы был Адад, который олицетворял бурю, причем явления не только такие мягкие и благодатные, как дожди и разливы рек, дающие жизнь растениям, но и свирепые, разрушительные – грозы и ураганы, лишавшие человека плодов его терпеливого труда. Огню тоже поклонялись. Его олицетворял бог Нуску.

В соответствии с представлениями, характерными для многих народов Западной Азии, природный цикл жизни растений и плодородие земли олицетворяло женское божество – Иштар, символизировавшая Землю-мать. Культ этой богини был очень важен и в Месопотамии, и за ее пределами, и ей был посвящен целый цикл мифов. Она считалась богиней любви, поэтому в рамках ее культа существовала и была широко распространена практика ритуальной проституции, связанная с поклонением плодородию. Богиня была покровительницей войн и сражений.

С ней был связан юный бог Таммуз, природа которого была одновременно божественной и человеческой. Он умирал и возрождался каждый год, олицетворяя смерть и возрождение растений. Миф, имеющий важное религиозное и поэтическое значение, повествует о том, как богиня Иштар спустилась в царство мертвых, чтобы освободить Таммуза.

И в Вавионе, и в Ассирии был государственный бог, важность которого была напрямую связана с политической ситуацией. В Ассирии это был Ашшур, а в Вавилонии – Мардук, который возвысился до господствующего положения во время правления династии Хаммурапи. Ему приписывали сотворение мира и установление порядка, а все другие боги стали его подчиненными и помощниками в гигантской творческой работе.


В повседневной жизни вавилонянам и ассирийцам постоянно угрожали демоны. Это странные существа, способные принять любую форму, вселиться в любое тело и переместиться невидимыми в любое место. Как правило, они предпочитали пустыри и темноту, развалины, кладбища и прочее вселяющее страх окружение. Они проявляли свое присутствие, издавая странные звуки: зачастую это были крики животных, что в уединенных местах выглядело особенно страшно.

Месопотамские художники, честно отображая жизнь людей, не обошли вниманием и демонов, обычно изображая их с человеческими телами и головами животных или совмещая части разных животных в устрашающее целое.

Демоны по большей части были злыми духами, явившимися из-под земли. Иногда это были призраки непогребенных усопших, странствующие с места на место и мстящие за свою несчастливую участь, нападая на людей и приумножая их несчастья.

Самой удивительной чертой месопотамской религиозной психологии в отношении демонов было то, что человек считался практически беззащитным против них. Даже тот, кто вел безгрешную жизнь и не противился воле богов, мог стать жертвой козней злого колдуна или ненамеренно войти в контакт с неким нечистым существом или вещью. Человек мог стать невинной жертвой злых сил. Такая глубоко пессимистичная концепция указывает на слабость моральных представлений и отсутствие веры в справедливое воздаяние в будущей жизни.

Но все же самым естественным способом проникновения демона в тело человека был грех. Причем грех мог быть любым. Это и несоблюдение религиозных обрядов, и воровство, и убийство. Между моральными и ритуальными проступками разницы не делалось. Они относились к одной категории благодаря доминирующей роли религиозных представлений в организации повседневной жизни.

Если человек согрешил, бог, под защитой которого он находился, покидал грешника, открывая дорогу для демонов, которые пользовались любой возможностью вторгнуться в человеческое тело. Их присутствие сразу начинало ощущаться – в доме происходили неприятные явления: странные шумы, порывы ветра, пугающие видения.

Самым обычным признаком того, что человеком завладел демон, являлась болезнь. Больше всего жители Месопотамии опасались демона лихорадки, у которого была голова льва, зубы осла и конечности пантеры. Его голос напоминал рев льва и леопарда, руки сжимали ужасных змей, а черная собака и свинья грызли грудь. Таким образом, больной был виновен, и его болезнь вызывалась присутствием демона.

Исходя из таких предпосылок месопотамская медицина, естественно, считала, что излечение болезни – по сути, изгнание демона. Для этой цели существовала детально описанная и очень сложная процедура. Сначала больному надо было идентифицировать демона, ответственного за его болезнь. В этом ему помогали традиции: имена демонов, вселявшиеся в разные части тела, были давно известны. Список демонов начинал ашакку — демон головы, вызывавший головную боль, которой чрезвычайно опасались жители Месопотамии. Если личность демона оставалась неустановленной, приходилось использовать превентивное средство: больной человек признавался в длинном перечне грехов, чтобы наверняка упомянуть тот, который он совершил и за который наказан.

Потом следовало изгнать демона. Этим занимался жрец, специализирующийся на этих процедурах. Для этого он применял ряд заклинаний и магических действий, нужных в конкретном случае.


Жрец, специализировавшийся на такой помощи больному, назывался изгоняющим (ашипу). До нас дошел вавилонский бронзовый амулет с любопытной картинкой, изображающей экзорцизм. С задней стороны амулета нарисован демон – его вид сзади – с крыльями, конечностями и головой животного. Лицо монстра выступает над передней частью амулета, на которой виден целый ряд сцен. В верхнем ряду, под символами богов, показаны семь демонов лихорадки; в среднем ряду мы видим больного человека, лежащего на кровати в окружении жрецов в ритуальных одеждах; в нижнем ряду – сцены изгнания демонов из тела человека и их бегство.

Процедура изгнания демона состоит из произнесения магических заклинаний, сопровождаемых ритуальными действиями. Церемония начинается с молитвы богам, в которой описывается прискорбное состояние грешника, просящего о прощении. Больного сбрызгивают святой водой, рядом разбрасывают куски мяса, чтобы демоны могли их схватить и отпустить тело несчастного.

Все это показывает, как широко распространено в Месопотамии было использование заклинаний и колдовства. В качестве примера приведем излечение от укуса скорпиона. Для начала над укушенной частью тела читаются заклинания, затем пациент берет в рот семь зерен чистой пшеницы с горными травами и жует их. Потом он идет и семь раз погружается в реку и, выныривая в седьмой раз, выплевывает в воду то, что прожевал.

Другие жрецы (бару) занимались гаданием, иными словами, они должны были толковать и предсказывать волю богов, которая, собственно, и решала исход земных дел. Эта – далеко не последняя – функция жрецов демонстрирует, насколько хорошо развита была жреческая организация в Месопотамии и какое большое влияние оказывали жрецы на повседневную жизнь людей.

Предсказания главным образом делались после тщательного осмотра печени животных. Вавилоняне и ассирийцы придавали особое значение этому органу, и его изучением занималась целая отрасль науки. Были обнаружены глиняные модели печени с подробным указанием всех ее частей и указания относительно значения каждой из них. Если, например, царь желал получить информацию о будущем, он звал предсказателя, который приносил в жертву животное, обычно овцу, и на основании признаков, которые он увидел в ее печени, давал ответы царю.

Другие внутренние органы животных тоже изучались в связи с формулированием предсказаний. Для этой же цели исследовались полет птиц, появление и поведение определенных животных, а также рождение детей. Считалось, что, если ребенок родился без правого уха, это предвещает падение государства, а если без левого уха, значит, боги услышали молитвы царя и он одержит победу над своими врагами. По сути, любой одушевленный или неодушевленный предмет, который люди имели возможность наблюдать, мог стать основанием для предсказаний.

Другой формой предсказаний была астрология. Перемещение небесных тел, их сближение и цвет – все это давало пищу для прогнозирования будущих земных событий, которые, по мнению жителей Месопотамии, были напрямую связаны с небесными явлениями. К примеру, вся жизнь человека зависела от положения небесных тел в момент его рождения.

Наблюдения за небесными телами привели к ускоренному развитию астрономии в Месопотамии, особенно в халдейский период. До нас дошло много табличек с астрономической информацией, доказывающей наличие обширных знаний о небесных явлениях.

Вавилоняне с самых ранних времен имели обсерватории, установленные на верхушках храмовых башен. Они использовали водные часы для наблюдения за звездами и вели довольно точные записи перемещения солнца и луны, в результате чего уже к VII веку до н. э. имели возможность предсказывать затмения.

Имена, которые они дали созвездиям, позднее были приняты на вооружение греками, в существенной степени обязанными вавилонянам своими успехами в астрономии. Именно она легла в основу календаря, состоявшего из двенадцати лунных месяцев.

Измерение видимых расстояний между звездами и другие астрономические расчеты, некоторые из них довольно сложные, показывают ускоренное развитие математики. Жителям Месопотамии были известны и шестидесятеричная и десятеричная системы счисления. Они умели складывать, вычитать, умножать, делить, возводить в степень и извлекать корни, а также решать сложные уравнения. В геометрии они умели измерять площади и объемы.

Астрономические и математические знания, безусловно, являются величайшим вкладом жителей Месопотамии, в первую очередь вавилонян, в эволюцию цивилизации. Как мы видели, развитие этих наук у них имело внутреннюю связь с религией, точнее, с искусством предсказаний.

Кроме экзорцистов и предсказателей существовали еще жрецы (калу), ответственные за погребальные церемонии и отправление заупокойного культа. Мертвых хоронили в керамических гробах или в тростниковых циновках, а рядом с ними укладывали разные предметы и продукты.

Этот обычай был связан с распространенными среди народов Месопотамии представлениями о загробном мире. Они верили в жизнь после смерти, не задумываясь при этом о воздаянии за добро и зло. В целом для них характерно негативное и пессимистическое представление о загробной жизни.

Жители Месопотамии верили, что после смерти душа человека спускается в подземный мир (араллу). Он представляет собой огромный город, укрытый пылью и тьмой. Там мертвые вели безрадостную жизнь, пили грязную воду и ели пыль. Их судьба могла облегчиться только благодаря приношениям живых родственников и друзей. Те, кого забывали, бродили неприкаянные и время от времени возвращались на землю в облике злых духов, принося людям неприятности. В месопотамской литературе найдено лишь несколько намеков на разницу между судьбой в загробном мире праведника и преступника. К примеру, мы узнаем о существовании острова благословенных, куда немногих избранных отправляли боги, даровав им бессмертие.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Древние семитские цивилизации (Сабатино Москати, 1949) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я