#любовь, или Куда уплывают облака
Михаил Самарский, 2016

Семен – хулиган, вернее, его считают таким, а Лена – отличница и пай-девочка. И, как водится, между ними вспыхнула любовь. Вот только отец девушки категорически против их отношений и готов на многое, лишь бы удержать парня подальше от своей дочери. Смогут ли влюбленные противостоять чуть ли не целому свету, ведь против них ополчились и родители, и некоторые одноклассники, и, кажется, сама судьба… Историю первого сильного чувства рассказал молодой и талантливый писатель Михаил Самарский.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги #любовь, или Куда уплывают облака предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Самарский М., 2016

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2016

* * *

Влюбленным посвящаю

Человеческая совесть побуждает человека искать лучшего и помогает ему порой отказываться от старого, уютного, милого, но умирающего и разлагающегося — в пользу нового, сначала неуютного и немилого, но обещающего новую жизнь.

Александр Блок

Глава 1

Предчувствие Семена Щетинина не обмануло. Весь день ему казалось, вот-вот что-то произойдет. Сначала он думал, что его позовет «помахаться» за школу Витька Карманов — вчера они поговорили с ним на повышенных тонах, и как бы само собой разумеющееся, Семен должен был тому уступить, поскольку Витька на два года старше. Но Щетинин не из тех, кто так просто и легко сдается. И не потому, что Семка упрямый, нет… Просто Карман был на сто процентов неправ — нарушил неписаное правило: не обижать ребят из начальной школы. На глазах у Щетинина Виктор отпустил звонкий щелбан второкласснику, да так, что тот даже расплакался. Семен сделал замечание одиннадцатикласснику, тот в ответ надменно бросил ему «не твое дело». В общем, слово за слово, подростки наговорили друг другу дерзостей, нагрубили, нахамили — в общем, расстались не совсем хорошо. В таких случаях пацаны говорят: «продолжение следует». Семену с этими продолжениями «везло» как никому другому. А все из-за того, что подросток не мог промолчать, когда видел, что кто-то творит несправедливость. К сожалению, в школе не всегда считается виновным тот, кто все затеял. Очень часто виновный в результате оказывается в стороне, а наказывают того, кто пытался исправить несправедливость. Семен Щетинин был из тех, кто не искал справедливость по кабинетам. «Наказали и наказали, — рассуждал он, — зачем кому-то что-то доказывать? Придет время, сами разберутся…»

Был еще один повод поволноваться. Прасковья Степановна, «классная», пообещала накатать докладную директору школы и поставить вопрос о переводе Семена в другой класс, если тот решит продолжить учебу в десятом классе.

«Почему она замечает только меня? — мысленно рассуждал Семен. — Каждую мелочь, каждый жест, каждое слово, ей даже моя мимика не нравится. Я в школу хожу или в цирк? При чем тут моя мимика? И так реагирует, словно я школу собрался разрушить. Глаза закатит, схватится за сердце и чуть ли не плачет. Артистка какая-то, а не учительница. Ну, вырвалось у меня грубое словечко. У всех ведь бывает! Я же не нарочно. Да и допек меня этот Игореша, сидит, носом весь урок хлюпает. Если ты заболел, сиди дома. Ты же всему классу мешаешь учиться. Так нет, Игорь у нее хороший, а я негодяй. Конечно, Игорек у нас отличник, гордость школы, он все городские олимпиады выигрывает. Можно сказать, будущий ученый. А если разобраться, что я сказал? Всего лишь «выйди в коридор, приведи свой хобот в порядок и потом приходи». Согласен, получилось смешно. Даже наша Катька-отличница и та до конца урока хихикала. Почему это я сорвал урок? Игорю сопливому и делайте замечание. Не я же сопел и чихал. Почему ему вообще разрешили в таком состоянии в школу приходить? Никакой справедливости…»

Однако беда пришла совсем с другой стороны, откуда он ожидал меньше всего: Ленка Нестерова после занятий объявила Семену, что, наверное, скоро перейдет учиться в другую школу.

«Слово «наверное», — подумал Щетинин, — Ленка употребила для смягчения удара. Могла бы и прямо сказать. Я уже давно об этом подумывал, удивляюсь, почему это не произошло раньше…»

— Как? — наигранно удивился Семен. — Что случилось?

— Так решил мой папа, — грустно ответила одноклассница и тяжело вздохнула.

— И в какую? — поинтересовался юноша. — В смысле, от нашей далеко?

— Номер я не запомнила, но это где-то в районе метро «Динамо».

— Ничего себе! — присвистнул Семен. — А как же ты добираться будешь?

— С этим нет никаких проблем, — махнула рукой девчонка, — папа сказал, что выделит машину с водителем, и тот будет возить меня туда и обратно.

Семен какое-то время шел молча, он просто не знал, что нужно говорить в таких случаях и как правильно себя вести — то ли неодобрительно отозваться об отце своей девушки, но ведь та может и обидеться. То ли перевести все это в шутку, дескать, будешь, как «большой босс», в школу и из школы на машине ездить, то ли просто сказать: «Ну, и ладно! Это все равно не сможет повлиять на наши отношения».

Первой молчание нарушила девушка.

— Что будем делать? — спросила она.

— А что мы можем сделать? — усмехнулся Семен. — Ты же не можешь ослушаться своего папу? Правильно я понимаю?

— Не могу, — обреченно согласилась Лена.

— Из-за меня сыр-бор, что ли? — спросил юноша и нахмурился.

— Ну, а из-за кого? — развела руками одноклассница. — Он как с цепи сорвался, вчера вынес мне весь мозг — воспитывал до часу ночи…

— Слушай, ну чем я ему так не понравился?

— Чем-чем? Разгильдяем тебя называет, — улыбнулась в ответ Лена. В ее устах слово «разгильдяй» прозвучало даже как-то возвышенно, она взглянула на Семена с нежностью.

— Да он видел-то меня всего один раз! — возмущенно воскликнул парень.

— Он в школу недавно приходил. Может, учителя что наговорили? — предположила Нестерова.

— Эта может! — кивнул Семен. — Они спят и видят, чтобы меня из школы выгнали, особенно наша новая «классная».

— Ты сам виноват, — вдруг сказала Ленка. — Я тебе сколько раз говорила: учись, Сема, учись. Ты же можешь, я в этом уверена. Между прочим, я тебя тоже в этом вопросе не понимаю. Тебе нравится в двоечниках ходить? Я бы еще поняла, если бы ты не мог, но ведь ты просто не хочешь хорошо учиться. Правильно? Ну, скажи…

— Ну, началось, — скривил лицо Семка. — Лен, может, не будем об этом…

— А ты не перебивай меня, послушай, — завелась Ленка. — Послушай! Ты думаешь, почему мой отец так против тебя настроен? Потому что…

— Слушай, — перебил Семен, — может, мне с ним поговорить?

— Ты с ума сошел! — испуганно воскликнула Ленка. — О чем? О чем ты собрался с ним говорить? Хочешь, чтобы он убил тебя?

Семен неожиданно рассмеялся.

— Ну, чего ты ржешь? — удивленно спросила Ленка.

— Представил ситуацию, — пояснил Семен, — я лежу в гробу, отец твой в тюрьме, а у тебя самый широчайший выбор учебных заведений…

— Да ну тебя, дурачок, — махнула рукой Ленка, — тебе все шуточки.

Семен резко остановился, взял девушку за плечи и повернул ее к себе лицом.

— Ну, давай разрыдаемся, распустим нюни, будем охать-ахать, волосы начнем на себе рвать. Что изменилось, Лен? Скажи: ты любишь меня?

— Ты это к чему сейчас спрашиваешь? — нахмурилась Ленка. — Хочешь меня обидеть?

— Нет, не хочу, — стиснув зубы, процедил Семен. — Но все же прошу ответить.

— Люблю, — почему-то шепотом ответила девушка, в ее глазах блеснули слезы.

— Ну-ну-ну, — Семен обнял Лену и прижал к себе, — давай только без слез. Я ведь тоже тебя люблю и не вижу никакой проблемы. Хочешь, я тоже переведусь в твою новую школу?

— Ой, Семка, — девушка замахала руками, — скажу тебе честно: мне иногда хочется сбежать из дому…

— Во! — радостно воскликнул Семен. — Вот это отличная идея! Давай уедем в Тамбов.

— Почему в Тамбов? — от удивления глаза девчонки округлились. — У тебя там что, родственники?

— Да нет у меня там никаких родственников, — рассмеялся Семен, — просто песня есть такая: «Мальчик хочет в Тамбов…»

— А, ну да, — вздохнула Ленка, — только от моего папы не спрячешься ни в Тамбове, ни в Магадане.

— Лен, мне кажется, ты преувеличиваешь. Если мы действительно надумаем сбежать…

— Ты что, серьезно говоришь об этом? — оторопела девушка.

— Ну вот! — рассмеялся Семен. — Сама предложила…

— Да пойми же ты, Сема, — перебила Ленка, — не в нашем возрасте бегать от родителей.

— Мы что, малые дети? — удивился Семен. — Не проживем без предков?

— Да разве в этом дело? — хмыкнула девушка.

— А в чем? Я пойду грузчиком работать. Я же тебе рассказывал, как мы с пацанами вагоны разгружаем с яблоками и пустыми бутылками. Или, к примеру, можно устроиться в автомастерскую. Я автомобиль знаю не хуже любого мастера.

— Смешной ты, Семка. Я в твоих способностях не сомневаюсь, но я говорю о другом: нас через два дня вычислит полиция и отвезет родителям.

— Ну, тогда ничего не поделаешь, давай терпеть до восемнадцати, — Семен взял Ленкину руку и поднес ее к своим губам, — в принципе ждать осталось совсем недолго, всего два года. Потерпим?

— Потерпим! — улыбнулась девушка.

Подростки не заметили, как подошли к дому, где проживают Нестеровы.

— Давай расстанемся здесь, — предложила Лена, — до подъезда я сама дойду.

— Не нравится мне все это, Лен, — тяжело вздохнул Семен, — ты, словно в каком-то рабстве, живешь. Ну сама подумай: что это такое — туда не ходи, с тем не дружи, то не говори, там не учись. Ерунда какая-то, честное слово.

— А что я могу поделать? Твои предложения? — усмехнулась Лена.

— Я уже предложил: давай я поговорю с твоим отцом, — повторил Семен.

— Только не это. Знаешь что? — девушка задумалась на мгновение, а потом сказала: — А давай я сама попробую поговорить с ним. Если не получится, тогда решим, как нам быть дальше. Попробую через Злату…

— Злата — это твоя старшая сестра? — спросил Семен.

— Да, — кивнула Лена. — Ей недавно исполнился двадцать один год. Кстати, она собирается замуж.

— Отец не против? — язвительно спросил Семен.

— Нет, — усмехнулась Нестерова и в той же тональности язвительно добавила: — Жених собеседование прошел успешно.

— Везет ему, — ухмыльнулся Семен, — хорошо, попробуй. Может, царь твой и смилостивится над нами.

— Прекрати, Сема, паясничать, — нахмурилась Ленка.

— Да шучу я, шучу, — ласково сказал юноша.

Семен на прощание поцеловал девушку в щеку, и они расстались.

* * *

«Не дай бог таких родителей! — направляясь домой, мысленно произнес Семен. — Все под строжайшим контролем. Сдохнуть можно! Что за жизнь такая? Никак не могу понять, почему иногда родители пытаются принимать решения за своих детей, не вникнув в ситуацию и не выслушав мнение ребенка? Когда мы уже станем взрослыми и сможем самостоятельно действовать! Обидно то, что все время нас считают какими-то недоумками и думают, что мы обязательно что-нибудь натворим. Я, конечно, согласен, что у нас маловато жизненного опыта, о котором так часто твердят взрослые. Но ведь если создать определенные благоприятные условия, то мы будем регулярно советоваться с нашими наставниками. А в большинстве случаев выходит так: придешь посоветоваться, а в ответ тебе — ты еще молод, ничего не понимаешь, и вообще ты не имеешь права задавать такие дурацкие вопросы. Может быть, поэтому у подростков часто складываются не совсем хорошие отношения с родителями?»

Семка на мгновение остановился. Махнул рукой, со стороны могло показаться, что он словно пытался отогнать от себя какое-то невидимое насекомое, и продолжил свои рассуждения: «А вообще, все это странно. Почему у ее отца такое плохое мнение обо мне? Хотя… Что тут странного? Ленка права — она отличница, у нее благополучная семья, и тут вдруг я, нарисовался такой д’Артаньян. С учебой — полная труба, поведение учителям не нравится, уроки пропускаю… Хотя как не пропускать — вагоны разгружаю, подрабатываю, у меня же такого папы нет, как у Ленки. А с другой стороны, зачем дочери запрещать дружить с парнем? Да я, если захочу…»

На этой мысли Семен неожиданно остановился. Он поглядел по сторонам и вдруг почему-то вслух выпалил: «Да если надо, я тоже стану отличником!»

Подойдя к своему дому, Семен увидел возле подъезда своего друга Саньку Рыжкова.

— Рыжий, ты кого ищешь? — шутливо спросил Сема.

— Тебя ищу. Кого еще? — ответил товарищ. — Есть предложение. Мы с пацанами собрались в кино, пойдешь с нами?

— Санек, с удовольствием бы, — ответил Семен, — но сегодня не могу. Много всего накопилось, хочу позаниматься, уроки сделать, завтра у меня «контра» по математике…

— Уроки? — опешил Рыжий. — Семыч, ты чего? Ты, случайно, не приболел, друг? — ехидно спросил товарищ.

— Нет, не приболел, — нахмурился Семен. — Просто решил подготовиться. Так надо. Пацанам передавай привет и хорошо вам погулять! Удачи.

— Хм, — пожал плечами Сашка, — странно все это. Ну ладно, давай. Успешной тебе подготовки.

Конечно, Сема понял, сколько будет удивлений, когда Рыжий все расскажет друзьям, но почему-то именно сегодня ему было все равно, кто и что подумает. Впрочем, Рыжий поддержит любое его начинание, на то он его и закадычный друг.

Открыв дверь в подъезд, Семен вдруг услышал тихое мяуканье. Он оглянулся по сторонам, никого не было видно, но мяуканье повторилось. И вдруг юноша заметил под лавкой у подъезда в углу маленький серенький комочек. Сема встал на колени и, протянув руку, вытащил из-под лавки котенка. Тот дрожал и смотрел широко открытыми глазами. На вид котенок был ухоженным.

— Как ты сюда попал, ребенок? — улыбнулся Семен. — Потерялся или выгнали из дома?

Котенок зажмурил глаза и, почувствовав тепло человеческих рук, замурлыкал.

— Ну вот, сразу песни петь! — Парень сел на лавку, соединил ноги и положил свою «находку» на спину. Тот сразу же стал размахивать лапами и ловить руку.

«Дерзкий какой! — мысленно произнес Семен. — Сам с палец величиной, а уже охотника из себя строит».

Семен заигрался и даже не заметил, как из подъезда вышла соседка с первого этажа. Заметив котенка у Семена на коленях, она стала ругаться:

— Ты зачем снял его с подоконника?

— Никого я не снимал, — попытался объяснить Семен. — Он…

— Ага, рассказывай мне сказки, — продолжила соседка. — Еще скажи, он сам сюда прибежал. Я вот бабе Лиде все расскажу.

— Теть Оль, — протягивая котенка женщине, сказал Семен, — честное слово, я только что нашел его под лавкой. Я даже не знал, что это ваш котенок. Я его ни разу не видел.

— Да когда бы ты его увидел, мне его только вчера подарили. Вот, — соседка кивнула в сторону окна, — выпустила погулять на подоконник, но он вниз и не собирался прыгать.

— Не собирался, а потом, видимо, спрыгнул, — рассмеялся Семен, удивляясь беспечности соседки. — Он же не будет вечно сидеть на подоконнике.

— А что ему тут внизу делать? — подбоченившись, спросила тетя Оля.

Семен дальше не стал спорить, поняв бесполезность этого мероприятия.

* * *

На пороге квартиры Семена встретила бабушка, Лидия Михайловна.

— Сынок, ну где же ты бродишь? — всплеснула она руками. — Уроки-то давно закончились, а тебя все нет и нет.

— Бабуль, я немного прогуляться решил, — став на колено и расшнуровывая ботинки, ответил Семка. — Мыслей много накопилось, думы всякие, — поднявшись, он обнял бабушку.

— И о чем же твои думы? — хитро прищурилась старушка.

— Да так, ба, о разном, о жизни, — улыбнулся Сема.

— Ты в школе покушал? — спросила бабушка. — Я тебе тут вареничков приготовила. Твои любимые — с картошечкой и грибами.

— Спасибо, бабуль, но давай чуть попозже. Я сейчас не очень голодный, — ответил Семен и прошел в свою комнату.

Лидия Михайловна молча взглядом проводила внука и тяжело вздохнула. Она достаточно хорошо знала Семена и поняла, что сейчас лучше оставить его в покое.

«Эх, — мысленно произнесла она, — что-то он какой-то сегодня странный. Может, случилось что? Хотя Семка умный парень. Если бы что-то случилось серьезное, думаю, подошел бы ко мне, посоветовался. Он ведь всегда так делает…»

Не успела бабушка закончить свою мысль, как услышала позади себя голос Семена:

— Ба, ты знаешь, я решил учиться!

— Где? — не сразу сообразив, что внук имеет в виду, воскликнула бабуля.

— Как где? — рассмеялся внук. — В школе.

— Так а… ты разве… что-то я не пойму…

— В смысле, хочу начать учиться хорошо, — увидев замешательство бабушки, пояснил Семен. — Понимаешь? На четыре и пять.

— Ах, вон оно что, — бабушка вдруг перекрестилась. — А я уж испугалась. Ну что я могу сказать? Молодец, давно пора. Значит, повзрослел мой парень. Дай я тебя поцелую.

Семен наклонился, бабуля обняла его и, поцеловав в лоб, перекрестила.

— Молодец ты, Семушка, — повторила старушка и, смахнув слезу, неожиданно спросила: — А что случилось?

— Да ничего не случилось, бабуль, — рассмеялся Сема. — Ну почему сразу «случилось»? Странные вы люди. Плохо учишься — «что случилось?». Хочешь учиться хорошо — опять «что случилось?». Просто думал-думал и вот надумал: это необходимо для меня, да и для нас с тобой. В общем, нужно получать образование и это… как ее… делать карьеру, становиться человеком, и все такое. Правильно ведь?

— Семен, да у меня сегодня прямо праздник — горжусь тобой! — бабушка всплеснула руками. — Я очень рада, что ты наконец-то стал задумываться о таких вещах. Я полностью с тобой согласна: да, это необходимо! Батюшки мои! — вдруг запричитала старушка. — А парень-то вырос!

Лидия Михайловна все же уговорила внука поужинать, впрочем, от ее угощений и сытый не сможет отказаться. Старушка внимательно наблюдала за парнем, разговор за варениками не стала продолжать, а когда перешли к чаю, тут и пошли расспросы:

— А все-таки, Семка, что это тебя вдруг натолкнуло на такие мысли? — спросила Лидия Михайловна и улыбнулась.

— Ну вот так, пришло в голову, — смущенно ответил Семен.

— Можешь быть со мной до конца откровенным. Говори прямо!

Сема поначалу колебался. Но в душе он понимал, что бабушка права. Она не раз помогала ему в трудную минуту, но чтобы помощь была действительно эффективной, Семен знал, что в таких случаях нужно говорить открыто и честно.

— Понимаешь, ба, девчонка у меня отличница, — улыбнувшись, сказал Семен, — а я… понимаешь, в общем, я решил… как бы правильно сказать…

— Не отставать, — подсказала Лидия Михайловна.

— Ну, да! — радостно закивал Семен.

— Любишь ее? — спросила она.

— Очень, — кивнул внук. — Только вот… — замялся Сема.

— Ну, говори-говори, не стесняйся, — бабушка подошла к внуку и погладила его по голове. — Говори все, выкладывай, мы же свои. Разве могут быть у нас секреты друг от друга?

— Понимаешь, бабуль, и я ее люблю, и она любит меня. Но она такая, знаешь, правильная вся — учится хорошо, уроки не прогуливает, иными словами, как ты иногда говоришь, «комсомолка, красавица, спортсменка», — улыбнулся Семен.

— Это не я так говорю, — поправила бабуля, — был такой фильм «Кавказская пленница», там один персонаж так говорил.

— Это не имеет значения, — махнул рукой Семка. — Ты меня поняла…

— Конечно, поняла: хорошая и воспитанная девочка, значит, — сделала вывод Лидия Михайловна и спросила: — А в чем сомнения?

— Да нет никаких сомнений, просто она из богатой семьи, а ее отец против нашего общения.

— Ну, родители всегда сначала против, а потом привыкнут, все от девки зависит…

— Тут другой случай. Отец настолько против, что переводит ее в другую школу, ну, чтобы мы даже с ней не виделись.

— Вон он как! Это уже серьезно, — покачала головой бабушка. — А девчонка что говорит?

— А что она скажет? — хмыкнул Семен и пожал плечами. — Договорились с ней терпеть до восемнадцати лет, а потом сбежим куда-нибудь.

— Тю! — бабуля замахала руками. — Господь с вами! Зачем куда-то бежать? Выбросьте это из головы. За два года все уладится еще сто раз. Начал так хорошо, «буду учиться», «человеком стану», а закончил какими-то побегами. Вот чего надумал! Ты скажи, насчет учебы, образования ты это серьезно?

— Конечно, серьезно, — ответил Семен. — Я сегодня даже в кино не пошел с пацанами. Завтра контрольная, буду сейчас готовиться.

— Ох, уж эти твои пацаны! — тяжело вздохнула Лидия Михайловна. — Сегодня утром участковый приходил, спрашивал, что я знаю об этом… как его… Ну, дружок твой, Сашка Рыжиков.

— А ты тут при чем? — удивленно спросил Семен.

— Да я-то как раз и ни при чем, — ответила бабушка, — он ведь не обо мне спрашивал, а о тебе, мол, дружите вы или нет, как часто видитесь и так далее.

— А ты что?

— Сказала, что понятия не имею, к нам в гости не ходит, а что там на улице, не знаю.

— Ну и правильно, — кивнул Семка.

— А что он натворил? — спросила Лидия Михайловна.

— Не знаю, — ответил Семен и, заметив недоверчивый взгляд бабули, добавил: — Честное слово, ба! Ты что, мне не веришь?

— Да верю-верю, — улыбнулась старушка. — Не ершись ты.

— А почему ты у участкового не спросила?

— Спросила, конечно, да ответа так и не дождалась. Буркнул что-то, рукой махнул и ушел недовольный.

— Да он вечно недовольный, — подтвердил Семен. — Во всех врагов видит. Ходит, рычит на всех.

— Что поделаешь, — вздохнула старушка. — Работа у него такая, собачья. Вот и рычит…

— Не согласен, — перебил Семен. — На соседней улице участковый вместе с пацанами в футбол играет, в волейбол, в баскет, зимой — в хоккей. Вот такой мужик, — Семен показал большой палец. — И к пацанам уважительно относится. Даже когда жалоб ему напишут жильцы, он выслушает, подумает, если есть возможность, всегда поможет.

— Люди все разные, Семушка, — сказала Лидия Михайловна. — И участковые — не исключение.

— Понятно, что разные, — согласился внук, — но, если ты с людьми работаешь, сам прежде всего будь человеком. Ладно, пойду заниматься.

Семен удалился к себе в комнату. Нашел учебник, полистал и задумался:

«Интересно, как мои друзья отнесутся к такой идее? Наверное, будут посмеиваться, подкалывать, шуточки разные отпускать в мой адрес — типа, за ум взялся, в отличники метишь и так далее. Ну и ладно! Первое время поглумятся, потом привыкнут. Я ведь ни с кем не собираюсь рвать отношения, как дружили, так и будем дружить. Просто реже придется видеться, а с другой стороны, мы ведь не собираемся всю жизнь тусоваться вместе. Все равно после школы разбежимся. Вон наши одиннадцатиклассники сдали ЕГЭ и разъехались по всей стране. Никого днем с огнем не найдешь. Даже Федька и тот куда-то поступил — то ли в колледж какой-то, то ли в училище. А с другой стороны, над Жориком ведь не смеются. Пусть он и не отличник, но учится без троек. А вообще, дураки мы. Обзываем тех, кто хорошо учится, «ботанами» всякими. Вместо того чтобы брать с них пример. Образование ведь никому не помешает. Рано или поздно придет время заводить семью, обеспечивать ее, зарабатывать, кормить детей, обувать их, одевать. И что? Чем заниматься? Всю жизнь грузчиком работать? Так и они сейчас все больше с техникой работают. Рыжий говорит, что сейчас даже в автошколу без среднего образования не принимают. Может, наврал? А удивляться нечему, все может быть. Так что пусть смеются, а я решил и — точка!»

* * *

Контрольную на следующий день Семен с горем пополам, но написал. Через несколько дней учительница не без удивления объявила, что Щетинин получил «тройку». А удивилась она не случайно, поскольку в последнее время Семен сдавал просто чистый тетрадный лист или писал на нем крупными буквами фразу «Пифагоровы штаны на все стороны равны!» и пририсовывал снизу смешную рожицу.

— Щетинин, к сожалению, на «четверку» у тебя не получилось, но я заметила, что ты старался.

— Ничего страшного, — буркнул Семен, — меня пока и «тройбан» устраивает.

— Нет-нет, Семен, — возразила учительница, — у тебя все получится, просто нужно взяться за… — она, видимо, хотела сказать «за ум», но, уловив взгляд ученика, добавила: — …за математику.

Учительница истории та и вовсе во время урока едва не упала в обморок, увидев, как Семен Щетинин поднял руку и вызвался отвечать у доски.

— Ты что, Ще… Семен, хочешь пойти к доске? — вытаращив глаза, спросила она.

— Да, — ухмыльнулся ученик, — вы же сами спросили, «кто хочет пойти к доске?».

— Ну да, ну да, — взволнованно ответила «историчка», — хорошо, давай… иди… к доске…

Класс замер, все подумали, что Сема сейчас что-то отмочит невероятное. Но когда Щетинин начал отвечать, одноклассники поняли, что «урок Петросяна» отменяется. Учащийся ответил четко, все строго по учебнику. В тот день в дневнике у Семена впервые за пять последних лет появилась «пятерка», а рядом с ней не только подпись учителя, но и приписка: «Молодец!»

* * *

Бабушка с этого дня окончательно поверила, что ее внук взялся за учебу серьезно. Вечером в тот же день состоялся разговор с внуком.

— Семушка, — начала бабуля, — я хочу тебя попросить: ты давай прекращай с этими вагонами. Не ходи туда больше. Это ведь тоже отражается на учебе.

— Да не волнуйся, ба, — возразил внук, — я же не каждый день туда хожу.

— Вижу, — согласилась бабуля, — но и через день тоже много. — Бросай ты это дело, всех денег не заработаешь.

— Да зачем мне все? — ухмыльнулся Семен. — Жить-то на что-то надо?

— Ой, — махнула бабушка рукой, — я тебя умоляю. Проживем, ты не переживай.

— Не смеши, ба, — ответил Семен. — На твою пенсию?

— Почему на пенсию? Ты знаешь, не хотела тебе говорить, но я ведь тоже подрабатываю!

— Где? — новость ошарашила подростка. — Где это ты подрабатываешь?

— В доме напротив! — бабушка кивнула в сторону окна.

— И что ты там делаешь? — раскрыл рот внук.

— В подъезде убираюсь, — ответила Лидия Михайловна. — А в одной квартире стираю и глажу. Работа не тяжелая, — словно оправдываясь, говорила бабушка, — а платят хорошо. Так что бросай ты свои вагоны. Хватит, наелись яблок досыта.

— Бабуль, — нахмурился Семен, — а почему ты мне раньше не сказала о подработке? Сама все время говоришь, что мы свои, что нужно говорить правду, и все такое. А сама партизанишь. Почему?

— А я тебя разве обманула? — покачала головой женщина. — Ты что такое говоришь?

— Хорошо, не обманула, — согласился Сема, — но ведь не сказала, скрыла!

— А это уже другой разговор! Я думала, будешь ругаться. Ты же знаешь, молодежь стесняется, когда их родители… — Лидия Михайловна перекрестилась, — делают такую работу…

— Ты же меня знаешь, сама учила, никакой работы не нужно стесняться, но не тебе с высшим образованием уборщицей работать. Ты чего?

— А при чем тут образование? — рассмеялась Лидия Михайловна. — Ты знаешь, в девяностые профессора на рынке селедкой торговали. А я знаю одного, так он и по сей день на рынке фруктами торгует. Говорит, понравилось, и уходить не хочет. Вот так!

— Ладно, проехали! — недовольно махнул рукой Семен. — Давай так: я буду на базу ходить в пятницу вечером и в субботу.

— Это другое дело. Поддерживаю! — воскликнула бабуля. — А в учебные дни учись. Хорошо?

— Хорошо! — ответил внук, и они обнялись с бабушкой.

Поразмышляв некоторое время, Лидия Михайловна вдруг спросила:

— Семка, а как они тебя пускают туда работать? Ты же несовершеннолетний.

— Можно подумать, у нас там кто-то паспорта проверяет, — рассмеялся внук. — Это же тебе не завод или фабрика. У нас все просто: вагон разгрузил, получи зарплату и отдыхай.

— А своих грузчиков у них нет, что ли?

— Ба, я в такие тонкости не вникаю. Кто его знает, что там у них есть, чего нет. Знаешь, как наш бригадир говорит? «Меньше знаешь, больше заработок!»

— Мне кажется, обманывают они вас, — пришла к выводу Лидия Михайловна.

— Каким образом? — удивленно спросил Семен.

— Не знаю, — махнула рукой бабушка. — Но странно все это, нельзя подросткам грузчиками работать. Мне так кажется.

— Ты как разведчица, — рассмеялся внук. — Во всем видишь подвох.

— Ладно, давай не будем думать о плохом, — предложила Лидия Михайловна. — Иди уроки делай.

Вечером Семен позвонил Ленке, и они придумали хитрый план, как им встретиться после школы и вместе погулять. Как всегда, никто и подумать не мог, что в тот день случится беда.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги #любовь, или Куда уплывают облака предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я