Русский Медведь. Царь

Михаил Ланцов, 2015

Новый фантастический боевик от автора бестселлера «Русский медведь. Цесаревич»! Наш современник в теле Петра Первого не просто «рубит окно в Европу», но сносит ей крышу залпами российских орудий. Разгромив Швецию, десантник из будущего начинает «ВОЙНУ НА ОПЕРЕЖЕНИЕ» против Британской империи. Русский медведь показывает когти! Как ликвидировать короля Карла XII и присоединить Стокгольм к России? Кого поставить во главе «шотландской весны», чтобы поднять доблестных горцев на борьбу против лондонской хунты? Чем помочь ирландским ополченцам, сражающимся за независимость от Англии? И выстоит ли Русский медведь против всей Европы?

Оглавление

Из серии: В вихре времен

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Русский Медведь. Царь предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

В оформлении переплета использована иллюстрация художника П. Ильина

© Ланцов М.А., 2015

© ООО «Издательство «Яуза», 2015

* * *

Пролог

10 ноября 1700 года. Москва

Заканчивался последний год XVII века и восемнадцатый год с того момента, как обновленный Петр взялся за преобразование России.

Кем был тот человек, что вселился в Петра в его юности? Сложно в двух словах описать человека, прошедшего тяжелый путь от увечного старшины ВДВ, списанного на обочину жизни, до руководителя одной из наиболее успешных транснациональных корпораций на планете.

И вот этот умудренный годами и опытом, матерый танк оказался в шкуре подростка…

Впрочем, мы увлеклись.

Франсуа Овен[1] сидел в плетеном кресле и наблюдал за тем, как русский царь плавал. Быстро. Энергично. И удивительно долго. Он бы давно выдохся, а Петр продолжал раз за разом отмахивать руками, рассекая водную гладь бассейна единственного в мире оздоровительного центра.

Какой оздоровительный центр в 1700 году, спросите вы? Самый что ни на есть обычный. Ведь Петр строил его для себя и своих близких, не желая прозябать в плену высокой духовности тех лет. А значит, стоял за крепкое тело и здоровое отношение к физической культуре и спорту. Как бы пафосно это ни звучало.

Просторный бассейн с теплой водой. Вышка для прыжков в воду. Сауна, ну или, если хотите, баня, благо различий между ними кроме названия не имеется. Купель. Мелкий бассейн с гидромассажем. Чудо! Франсуа был от него просто в восторге! Кроме того, имелось несколько залов для гимнастики и прочих групповых занятий, например рукопашного боя. Массажные комнаты. Тренажеры различные. Всевозможные турники, гимнастические стенки, канаты, брусья и так далее. Оснащение такого центра даже для начала XXI века было более чем достойным, разве что уступая в технологичности. Например, без той же электроники…

Как несложно догадаться, стоил абонемент в этот оздоровительный центр натурально безумных денег. И не имел льгот или исключений. Даже сам государь платил, дабы соблюсти порядок. И, как следствие, такое удовольствие могли себе позволить очень немногие. Что, в свою очередь, привело к заоблачному престижу, образовав своего рода элитный клуб России на весьма благостной платформе. Ведь такой формат общения много лучше коллективных пьянок или каких еще глупостей.

Кроме того, этот центр занимался ускоренным переформатированием мозгов, перестраивая людей на новый лад. Тот же Франсуа Овен никогда бы не надел плавки, чтобы в оных выйти перед людьми. Но то в обычных условиях. А тут… да за такие деньги… Ему «жаба» просто не позволила ломаться. Не говоря уже о том, что только в этом клубе можно было регулярно общаться с самыми влиятельными людьми государства в неформальной обстановке. А это дорогого стоило. Пожалуй, он бы и голышом щеголял ради такого, если бы потребовалось.

Аналогично обстояли дела и с дамами, которые поначалу совершенно не могли переступить через черту внутренних комплексов и надеть купальник. Однако Анна Росс[2] и Мария Голицына[3] потихоньку подтянули и остальных. Причем с Марией ситуация оказалась довольно щекотливой. Ведь она являлась духовной особой. Вот Петр и использовал ее в качестве приманки, выискивая людей с «фимозом головного мозга» в своем окружении, которые, по какому-то недоразумению, считают презрение тела и отрицание естества базисом духовного развития.

А какие разговоры там шли? Загляденье! Настоящий островок далекого будущего, совершенно не вписывающийся в 1700 год, резонируя с ним настолько, насколько это только было возможно.

— О, я вижу, ты снова пришел! — произнес Петр, вырывая руководителя российского отделения ордена иезуитов от задумчивого изучения филейной части одной уже не юной, но вполне симпатичной боярыни, крутящей педали велотренажера рядом с Ромодановским и о чем-то весело с ним щебечущей.

— А? — растерянно переспросил Франсуа.

— Как спина, спрашиваю, — с улыбкой сказал царь.

— Уже намного лучше. Вчера снова приходил — распаривал. А потом немного потренировал.

— А чего не плаваешь? Тоже ведь помогает.

— Так я не умею. Да и не хочется особо. Боюсь я. Разве что вон, в бурлящую ванну залезть можно.

— Ладно. Пойду погреюсь, — кивнул Государь в сторону сауны, намекая, что он готов пообщаться, раз уж Франсуа в очередной раз переступил через себя и пришел сюда в столь ранний час, а не как обычно — после полуночи.

Иезуит все понял и засеменил следом за царем, пользуясь его благодушным настроением.

— Итак, — произнес Петр, вопросительно посмотрев на иезуита. — Я весь внимание.

— Мне хотелось бы обсудить с тобой события, происходящие сейчас на западе Балтики…

— Успехи юного шведского короля?

— Да. Они озадачили многих серьезных людей. И это совершенно неожиданное вмешательство протестантских флотов…

— А что в этом удивительного? — пожал плечами Государь и, ловко подчерпнув ковшиком воды, поддал на камни. — Или ты думаешь, что коалиция, готовящаяся выступить против Франции, монолитна? Там натуральная свора собак, которые перегрызутся между собой при первой возможности. Я точно знаю, что целью как Англии, так и Голландии является всемерное ослабление и Франции, и Испании, и Священной Римской империи. Да и между собой они не ладят особо. Конкуренты как-никак. Поэтому их помощь шведам — замечательный повод ослабить Вену, которая не сможет успешно воевать с французами, помня о такой проблеме в своих тылах. А это лишние расходы. Да, Саксония и Пруссия не наследные владения Габсбургов, но сюзеренитет может потребовать отработки.

— Пока все слишком неопределенно…

— Почему же? — удивился Петр. — Карл — талантливый тактик. Если никаких случайностей не произойдет, то он относительно легко разобьет и Фридриха, и Августа. Тем более что они, насколько мне известно, никак не могут решить, кто главнее. Это, безусловно, приведет к кризису. Подумай сам — понравится ли Леопольду, что какой-то там шведский король так грубо вмешается в дела Священной Римской империи?

— Но Карл может проиграть.

— Может. Но пока он выигрывает. Пруссии нанесено серьезное поражение, которое, впрочем, не позволило Фридриху Вильгельму взяться за ум и уступить первенство Августу, чтобы хоть на какой-то платформе объединить армии. Вместо этого он отступил и готовится к новой битве. В сущности, это приведет только к одному — Карл их перебьет поодиночке, а потом начнет гонять ссаными тряпками по округе, подспудно разграбляя оба курфюршества. Согласись, хороший подарок императору, а главное — свое-временный. Ведь из Испании доходят очень тревожные сведения.

— Ты прав, эта ситуация очень неприятна, — чуть пожевав губы, произнес Франсуа.

— Не удивлюсь, если через несколько лет и Османская империя вступит в войну на стороне Франции.

— Но ведь она разбита!

— Франция смогла склонить ее к миру раньше, чем закончились ее силы. Много раньше. А потом тренировала и обучала армию. Продавала оружие. Уверен, что сейчас Стамбул сможет уже выставить тысяч восемьдесят, а то и все сто, вполне приличных строевых. И не только может, но и выставит, когда Леопольд уведет свои основные силы на запад, сражаться с Францией. Англия же с Голландией в силах предотвратить эту неприятность, но не станут. Ибо им нужно поражение не только Франции с Испанией, но и Священной Римской империи. Фактическое. А если и не полный разгром, то всемерное истощение.

— А ты?

— Что я?

— Ты не хочешь вступить в эту войну?

— Зачем? — улыбнулся Петр.

— Ну как же? Разве Россию не интересует выход в Балтийское море? — удивленно поднял бровь Франсуа Овен.

— У меня могут быть большие аппетиты, — лукаво подмигнул Государь. — Ты думаешь, Леопольд пойдет им навстречу? Особенно памятуя о Крымском ханстве.

— Не думаю, что в такой сложной обстановке он станет сильно воротить нос и привередничать. Тем более что его супруга, которая, как известно, имеет очень большое влияние на него, твоя поклонница.

— Ты серьезно?

— Более чем. Я с ней постоянно переписываюсь, рассказывая о том, как и что ты устраиваешь в России. И, признаться, более ярких хвалебных отзывов я еще не встречал. Особенно ее заинтересовало то, как ты выстроил отношения с Земским собором. А книга «Мер и весов», описывающая введенную в России практику государственного стандарта и единой взаимосвязанной системы измерений, произвела так и вообще натуральный фурор.

— Не думал, что она увлекается наукой.

— Она очень многогранная женщина, — лукаво улыбнувшись, отметил иезуит.

— Оттого и переживаю. Ведь такая мудрая женщина, как она, может начать испытывать вполне закономерные опасения. Россия крепнет с каждым днем, расширяет свои владения. Не удивлюсь, если она посчитает ее угрозой для короны своего супруга. Даже несмотря на хорошее отношение ко мне.

— Разумные опасения, — кивнул Франсуа. — Однако я уверен, что ту ситуацию, в которую загоняют Габсбургов их извечные враги — французы в союзе с протестантами, она видит еще отчетливее. А из двух зол выбирают то, что меньше вреда приносит. Кроме того, насколько я знаю, в Вене считают тебя важным союзником в борьбе с Османской империей. Ты нужен им.

— Так же, как и Людовику, — усмехнулся Петр. — Ты же помнишь, какое шапито они организовали вокруг польского наследства.

— Да, не очень красивая история, — согласился Франсуа с наигранно печальным видом.

— Как бы все не повторилось… Нет, я, конечно, люблю только Анну, но все равно не хочется вреда для Татьяны. Она хорошая женщина.

— Ты опасаешься повторения?

— Более чем. У Леопольда есть дочери вполне подходящего возраста. И я не исключаю того, что ему таким образом захочется оформить наш союз.

— Леопольд? — удивился Франсуа. — Но ведь, насколько мне известно, в покушении на Марию участвовали агенты Людовика.

— Конкретно в покушении — да, но люди Леопольда обо всем знали… — лукаво улыбнулся Петр. — Впрочем, это все не важно.

— Тогда ситуация становится еще печальнее, — уже с искренним разочарованием произнес иезуит, понявший то, что Петр все знал от начала до конца, держа руку на пульсе всей той вакханалии.

— Как я уже сказал — все это не важно. Сделка была вполне достойной. Элеоноре же можешь написать, что я готов сотрудничать и помочь своим союзникам в предстоящем деле. Тем более что у меня действительно есть там определенные интересы. Пусть присылают полномочного посла — будем поговорить.

После чего царь кивнул, говоря о том, что беседа закончилась, и, стремительно покинув сауну, с ходу окунулся в купель с холодной водой…

Оглавление

Из серии: В вихре времен

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Русский Медведь. Царь предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Франсуа Овен — лидер ордена иезуитов в Российском царстве.

2

Анна Росс — возлюбленная Петра и его верная спутница.

3

Мария Голицына — первая супруга Петра, выбранная им взамен Лопухиной. Была вынуждена принять постриг, дабы сохранить жизнь во время интриг.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я