Гитлер, Баксков и другие… Книга третья

Мирослав Палыч, 2021

Оглушающей поступью Он – "идёт-гудёт" по планете. …Это не "Зеленый шум". Это – Его Величество – Стимпанк, выпаривающий из мозга человечества "вредные привычки", а заодно, – и простую человеческую способность – безошибочно угадать посреди засилья всевозможных паро-механических шевелений – свою любовь. В романе есть все. От бездумного флирта в городе стимп-Европы – до шпионских страстей и политических интриг… ...До осознанной любви и явлений всемогущих "мониту", влияющих на судьбы граждан, и мира в целом. Роман пестрит – заметными лоскутами из «парамаразмического» небывалого, и из нарочито безалаберной поэзии – наложенными на повседневность предвоенной, яростной стимп-действительности. Как же без этого в заявленном автором жанре! Многие эпизоды романа Палыч подает читателю – суховато, в «дайджестной» манере «литературного «тик-тока», без излишков – пространности, метафоричности, – не проигрывая, однако, в ненавязчиво увлекающей легкости изложения. Содержит нецензурную брань.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Гитлер, Баксков и другие… Книга третья предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

— О, Марта!.. О! Солнце!.. — Непроизвольно восклицал от вибрации всех напряженных в теле любовных жил, только что исторгший из, себя в Марту, накопленную любовь — Николай… Тело Марты не переставало приводить его в восторг и умиление, даже после самой заключительной любовной судороги… Все и везде — внутри и снаружи Мартиного организма — его восторгало и приводило в нескончаемый трепет.…И шелковая кожа которую хотелось нескончаемо гладить ладонью… И, словно, нехотя освобождающиеся от боевого духа любви, смущенно подрагивающие соски женственно округлой груди..,…И прилипшие к щеке локоны… Высвобождая Марту от своей"мертвой"любовной хватки и переходя, взамен страстных — к утренним посторгазмическим, больше нежным, объятиям — Баксков с удовлетвореним слышал в себе затихающее звучание полифонического аккорда высшей человеческой взаимности…

–…Нет это — ты… Ты мое солнце… — едва шевельнула губами, приходя в себя от любви, раскрасневшаяся Марта.

— Нет ты! Ты — солнце!.. — сказал Николай.

— Нет — ты снова слабо, но настояла Марта.

— Не спорь со мной, с мужчиной — сказал Николай. — Солнце у нас — ты!…

— Что ты! Нет! Ты — солнце!.. — Не сдавалась Марта……Николай остановил поток взаимных назначений"солнцем"коснувшись теплых губ Марты своими… Бережно целуя любимые уста, он ощутил, как бы знакомый запах своей же спермы, который организм утомленной любовью счастливой партнерши обогатил ландышево-лавандовой запашной ноткой… Не это ли начало нового человека… Нашего общего ребенка… мелькнуло в голове сопрана…

…Ты в в Оперу, Коля? Будь осторожен. И возьми, не забудь, зонтик!

Купаясь в своей, всесторонне расцветающей любви к Марте, Баксков перестал отвечать на международные звонки наркома внутренних дел. В ближайшее время он — никак не собирался возвращаться в стимп-СССР. На фоне своих всепоглощающих — разной степени сладости — любовных переживаний, Николая было не испугать даже незавидной участью Бронштейна, или главкома украинских националистов.…Колька-баянист со Стаханова уже разносил по Арбату своими нехитрыми куплетами, добравшиеся до советской столицы слухи об амурных похождениях в Праге ведущего стимп-советского певщика:

"Баксков в Чехии стал жабом.

Жабом прыгает по бабам.

Выпья, с жажды, пива кварту,

с Насти — прыгнул он на Марту…

Хоть наломано им дров,

Не щемит его Ежов.

Колин облик — аморален!

Так, куда же смотрит Сталин…

И куда же, в жизни светской,

смотрит наша власть, советска…»…Знали бы арбатские зеваки — до какой пребольшой задницы были нынче влюбленному Бакскову все кольки, со своими куплетами, и все сталины, с их ежовыми…

По неожиданно счастливой случайности, майору Путену удалось сблизиться с Баксковым и уже самовольно, без согласования с начальством, начать — слегка-слегка, совсем неосязаемо для всех и для самого певщика — начать осуществлять его вербовку в стимп-совразведку. Несмотря на то, что сопран, в ресторане, где они встретились, был в темных очках, Путен его узнал сразу. Узнал — по светловолосой голове и наручным часам за 500 000 дойч-евро, таких же, как и у усатого пресс-секретаря Кормчего. Майор, естественно, — подошел, извинившись, вежливо поздоровался… и, испросив позволения сопрана представиться, — назвался туристом из Германии, обожающим оперетту. В конце-концов, рассыпаясь в восторженных комплиментах своему визави, майор вежливо попросил у того автограф.…Баксков был совсем непротив, чтобы допить свой бокал с шампанским в компании вежливого туриста-Макса из Германии.

Так, мало-помалу, сидя за ресторанным столом, они, как стремился к тому майор разведки, непринужденно разговорились. Поначалу, как водится, о погоде,…а потом — о взметнувшемся, в связи с присоединением немцами Судет, росте цен на шампанское и гражданские дирижабли. По окончании этого — второго сопранового завтрака с шампанским, майор, стараясь выглядеть непринужденным и раскованным — Максом-«рубахой-парнем», притворившись для пользы дела вербовки, опьяненным, как мог, но в итоге — фальшиво и хрипло, — рискнул негромко напеть почти в самое ухо собеседника:

«…Тут же вынь сухим,

если сунул в чай

ты его нечаянно.

Лучше промолчать,

за разливы слов

платиться отчаянно…».

Баксков не подхватил за подвыпившим туристом и, без удовольствия прослушав свой собственный текст, который почти уже успел забыть — поморщился. Вызвавшись, «из уважения к таланту», оплатить заказ известного исполнителя, майор щедро бросил на стол несколько, разумеется подотчетных, дойчмарок с изображением шахтера… Баксков, увидев купюры, отчего-то поморщился еще больше и отвернул голову в сторону… «Большой талант презирает деньги» — отметил майор. Баксков понял, что от взора Макса Бользена не укрылась его аллергическая реакция к изображению на купюрах. Он пояснил, что ему якобы не нравится изображение на деньгах простых тружеников, а не лиц государственных.…Но развитое шестое чувство разведчика — Путену подсказывало, что сопран неискренен, говоря о своем предпочтении «лиц государственных» на германских купюрах.. Сам резидент, как известно, также с некоторых пор не любил — ни шахтеров, ни Донбасс и не на этой-ли почве — между новыми «случайными» знакомцами — стала зарождаться взаимная симпатия…

Отчего майор не любил Донбасс — нам известно. А, вот, — отчего Бакскову не нравились известные изображения труженика Рурского угольного бассейна на купюрах довоенного времени — никто не знает до сих пор. Однако, совсем не потому, как некоторые думают, что певщица Бьянка вместо него поехала с концертом в шахтерские края — Сталино и Ворошиловград, вопреки желанию госдепартамента Соединенных Штатов. Тут дело было совсем — в другом, о чем мы, чуть позже, — но обязательно поведаем нашему преданному читателю, не на секунду не мысля оставить его в неведении.

С прошлого понедельника, Тот, Кто в сапогах в своей Канцелярии, на летучке — окончательно утвердил мероприятия — о скорейшем объявлении города Луганска Центром земного Мира. Он, Глав-стимпБог, — постановил, чтобы на этих территориях жили избранные, еще не успевшие привиться вакциной имени Гила Бейтса. Ведь для дальнейших стимп-божеских опытов по совершенствованию человека Стимпанк-эпохи требовались чистые невакцинированные люди с неубитым"арбиферонами"и"боярышниками" — иммунитетом. Место им, Глав-стимпБогом, — для опытов над созданными им людьми — было выбрано не случайно и безошибочно. Территория Луганщины не подвержена обширным подтоплениям, селям, торнадо и другим природным катаклизмам. Тамошний, и без того весьма комфортный для проживания климат, стимпСоздатель тут же еще более улучшил, добавив на своем Большом компе на два плюсовых градуса к среднегодовой температуре. Но главное, — издревле образующееся смешение карм людских — на Луганщине весьма выражено и разнообразно, что должно было именно там облегчить стимп-Создателю селекционную деятельность. Ко всему — намеченная быть заповедной — Луганщина — находилась на соответствующих, удобных для стимп-божеских воздействий широте и долготе, недоступных для манипуляций вечно мешающего Князя Мира сего. Да и и законы — запрещающий разводить кур на дачных подворьях и об обязательной вакцинации — на Луганщине — еще не были приняты, что, само-собой, способствовало — быть более свободной, проживающей в тех местах, избранной из человечества, части населения…

…Многие знают, уверены, и готовы свидетельствовать, что на посту Кормчего Охлобыстинг сделал для стимп-России совсем не мало дел — весьма и весьма полезных. Как впрочем, в свои стимп-времена, — и Людовик 16-й, для Франции. Однако, в результате внезапного прихода к власти лидеров радикального «Донецкого сектора» и не совсем легитимного занятия высшей кремлевской должности простафицером Стрелкоффым — временщика Охлобыстинга постигла та же участь, хотя обошлось без обезглавливания. Бездыханное тело, завернутого в ковер Охлобыстинга, — в темное время суток было вынесено из кремля и неизвестно где захоронено. Все было проделано быстро и без лишнего шума. Немногочисленным наиболее свободным периферийным — районным радио и паро-медийным изданиям «стрелкоффцы-простафицерцы» — быстро заткнули рты, напомня тем о стимпанкической ответственности за разглашение государственной тайны в предвоенное время.…Спустя месяц, главштаб «стрелкоффцев» информировал население о злоупотреблениях Охлобыстинга властью и, в связи с демократическими принципами стимп-советского судопроизводства, объявил о начале референдума, касательно судьбы, якобы взятого под стражу временщика, которому вменялось в вину нецелевое использование средств Пенсионного фонда. Народ, возмущенный тем, что ненавистный временщик тратил деньги пенсионеров на закупки неоправданно циклопических количеств крафтового ладана — вынес вердикт однозначный и безжалостный. По результатам всенародного референдума бывший кормчий, а на самом деле — уже его двойник — был изолирован в тюремной камере, сроком на десять лет, где через сутки покончил с собой, перегрызя ночью под одеялом свои вены…

В спешке предыдущих бытописаний быстротекущих моментов Стимпанкического мира повсеместно дышащего разно-оттеночными клубами шипящего пара — мы так и не раскрыли биографическую тайну нелюбви сопрана Бакскова к образу шахтера. Сегодня, в нашем современном мире, которому стимпанк параллелен, мы не будем делать из этого большого секрета. Все дело было — в квасе.…Одним жарким летний днем в пятилетнем возрасте, гуляя «за ручку» среди атракционов по парку с мамой, маленький Коля, обпившийся кваса, захотел, как говорят в Лондоне — ту писс, и мама, пристроив его за ближайшими кустами, отошла поодаль. повернувшись к писающему чаду спиной, что-то искала в своей сумочке. Она, естественно, не видела, как из кустов выпозло страшное щетинистое существо с веками, закрашенными угольной пылью и хрипло зарычало на маленького писающего мальчика Колю: «Чтож ты, сученок, ссыш прямо на головы моих братьв — шахтеров! Ща они — как вылезут из-под земли, как оторвут тебе пиписку!». Понятно, что после этого ребенок стал из брюнета натуральным блондином, трое суток не мог сказать и слова, и ночами просыпался в слезах, пока не сводили его к известному психоаналитику — Роднему Гнату Захарычу.…Гнат знал свое дело. Он отложил в сторону толстый литературный ежемесячник с"Синими берегами Желтой реки…"и занялся ребенком. Вскоре о психотравме гениального в будущем маленького пациента могла свидетельствовать только его, изменившая навсегда цвет, белокурая шевелюра…

— Где же еще самое большее счастье, о Прост? Спросил Баксков.

— Я пою для людей и люблю Марту, свою половину. Потом у нас родятся дети… Потом вырастут… Все это немного грустно… В чем настоящее счастье, скажи, о много знающий Прост. Вот, — в чем для тебя лично счастье?

— Судя по твоему вопросу — ясно, что пытаешься, Коля, сравнить несравнимое, или сопоставить несопоставимое. Сам вглядись — где я, а где ты…

— Прост, Ну, все же?

— Эх, Коля… Где ты видел на вашей грешной земле счастье. Счастье, для вас, людей, это — смерть, конечно. Но вы, люди не представляете себе это состояние, пока, естественно, не умрете. Баксков задумался и заключил:

— Значит я буду по-настоящему счастлив, когда у меня не будет возможности летать на своем дирижабле, петь свои песни и временами ощущать пронизывающее тепло тела Марты?..

— Коля, ты потерял все, когда родился, поэтому живи здесь и сейчас и не задавайся вопросами о смысле существования, потому что и Глав-стимпБог этого не любит. Да и Князь Мира может на этом твоем желании — узнать смысл — притянуться вместо меня и будет тебе морочить голову. Он это любит — морочить головы…

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Гитлер, Баксков и другие… Книга третья предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я