Развитие познавательной самостоятельности студентов университета в процессе изучения иностранного языка (Т. В. Минакова, 2008)

В монографии представлены результаты изучения проблемы развития познавательной самостоятельности студента университета в процессе изучения иностранного языка.

Оглавление

  • Введение
  • 1 Теоретические предпосылки развития познавательной самостоятельности

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Развитие познавательной самостоятельности студентов университета в процессе изучения иностранного языка (Т. В. Минакова, 2008) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

1 Теоретические предпосылки развития познавательной самостоятельности

1.1 Познавательная деятельность как психолого-педагогическая проблема

Обращаясь к познавательной самостоятельности как к педагогическому феномену, следует отметить её важность в профессиональной деятельности будущего специалиста, испытывающего потребности в самообучении, саморазвитии и самоактуализации, показать сущностные ее особенности и раскрыть пути формирования как интегративного личностного качества.

В данной работе мы рассматриваем познавательную самостоятельность с позиции общей теории деятельности, отправным моментом, которой является идея С.Л. Рубинштейна о том, что в деятельности человека, в его практических делах психическое и духовное развитие не только проявляется, но и совершенствуется [1].

Категория деятельности является ключевой в понимании человека, его социальных характеристик.

Трактовки человеческой деятельности разнообразны, ее рассматривают "и как социальную форму движения материи, и как феномен существования человечества, и как путь отражения человеком предметного мира, и как возможность активного преобразования человеком действительности" [2, с.5]. В.С.Швырев связывает понимание деятельности с "выявлением определенного типа отношений к миру, определенного типа бытия в мире, который составляет существо деятельности" [3, с.10].

Философия толкует деятельность как "специфически человеческую форму активного отношения к окружающему миру, содержание которого составляет его целесообразное изменение и преобразование в интересах людей. Деятельность человека предполагает определенное противопоставление субъекта и объекта деятельности: человек противополагает себе объект деятельности как материал, который должен получить новую форму и свойства, превратиться из материала в предмет и продукт деятельности" [4]. Это понятие легло в основу понимания "деятельности" в психологии и педагогике, в которых внимание сосредоточивается не на самой деятельности, а на ее процессе, определяющем не только качества и свойства человека, но и формирующем их.

Эта мысль находит свое обоснование в трудах психологов Л.С. Рубинштейна [5] и А.Н. Леонтьева [6]. С.Л. Рубинштейн утверждает: " Основным способом существования психического явления является его существование в качестве процесса, в качестве деятельности" [5, с.255].

Современные философы и психологи выделяют такие свойства деятельности, как целеполагание, предметность, осмысленность, преобразующий характер (Г.С. Батищев, А.В. Брушинский, Л.П. Буева, В.П. Зинченко, А.Н. Леонтьев, В.С. Швырев, Э.Г. Юдин). Эти свойства являются сущностными характеристиками деятельности любого вида. Они выражают единство объективного и субъективного в деятельности.

Для определения сущности познавтельной самостятельности важны исследования о соотношении общностного и индивидуального в деятельности [3, 7] и личностносубъектной основе деятельности [8, 9, 10, 5]. С.Л. Рубинштейн писал, что деятельность человека не является реакцией на внешний раздражитель, что это не внешняя операция субъекта над объектом. Деятельность выражает сложные переходы, в процессе которых формируется сам субъект в условиях совместной человеческой деятельности [1].

Анализ взглядов психологов на теорию деятельности [9, 11, 12, 13] и исследования в области теории деятельности [14, 10, 6, 15] позволяет утверждать, что теория деятельности создает возможности проникнуть в объективные и субъективные условия, в субъектно-объектные отношения, выделяющие механизмы формирования и развития личности.

Идея М.С. Кагана [10] о взаимодополняемости деятельности различными видами раскрывает перспективу в развитии и формировании склонностей, способностей индивидов, включенных в процесс совместной деятельности.

Г.И. Щукина рассматривает познавательную деятельность в качестве фундаментальной, так как познание – исторический процесс, который целенаправленно отражает в сознании людей законы природы, общества и человеческого сознания (Б.Г. Ананьев), и в качестве "необходимейшей деятельности растущего человека, благодаря которой не нужно открывать то, что уже известно" [16, c.56]. Знания, приобретенные в процессе познавательной деятельности, являются фундаментом для раскрытия творческого потенциала индивидуальности.

Говоря о познавательной деятельности с точки зрения теории деятельности, следует отметить, что она имеет два взаимосвязанных аспекта: внешний и внутренний [17, 6], а в качестве структурных компонентов – собственно действия и операции [18, 6, 1, 15]. В свою очередь ученые-педагоги В.Б. Бондаревский [19], Т.И. Шамова [20], Г.И. Щукина [21] совершенно обоснованно в деятельность включают цель и мотив.

Ученые утверждают, что познавательная деятельность в процессе обучения соотносится с движением обучаемых от незнания к знанию, от неумения к умению, от случайных наблюдений к системе познания действительности. При этом человек, добывая новые знания, воздействует на мир, который в свою очередь оказывает влияние и на человека (С.Л. Рубинштейн).

В результате человек приобретает определенный опыт, вырабатывает различные способы воздействия, обогащается новыми знаниями и умениями, без которых невозможно самостоятельное познание действительности. Именно поэтому познавательная деятельность человека представляет собой непрерывный процесс интериоризации (теоретической деятельности) и экстериоризации (практической деятельности), но уже на более высоком уровне.

Взгляды С.Л. Рубинштейна в значительной степени перекликаются с выводами А.Н. Леонтьева, который также определяет деятельность как активный процесс взаимодействия субъекта с объектом [6].

Исследование проблемы самостоятельной познавательной деятельности идет по разным направлениям:

– поиск эффективных методов и приемов познавательной деятельности: Е.Н. Кабанова-Меллер [22], Б.И. Коротяев [23] и др.;

– активизация познавательной деятельности обучаемых: Л.П. Аристова [24], Т.И. Шамова [20], Г.И. Щукина [25];

– формирование познавательных интересов обучаемых: Л.И. Божович [17], Г.И. Щукина [16];

– развитие творческопоисковой познавательной деятельности: В.Г. Разумовский [26], А.В. Усова [27] и др.;

– организация самостоятельной познавательной деятельности: Б.П. Есипов [28], П.И. Пидкасистый [29], Н.А. Половникова [30], Т.И. Шамова [20].

Разделяя мнение этих ученых-педагогов, на наш взгляд, необходимо особо выделить проблему активизации познавательной деятельности, на основе которой развивается познавательная самостоятельность.

Определяя познавательную самостоятельность, В.И. Зольникова подчёркивает важность познавательной активности: "Это такая деятельность, которая несёт в себе элементы творчества, обязательно подразумевает активность обучаемого" [31, c.8].

Г.И. Щукина отмечает: "Ученик всецело зависит от его деятельной активной позиции, поэтому формирование его деятельной позиции в познании – главная задача всего учебного процесса" [25, c.48].

Активность – это способность и стремление личности к энергичному осуществлению деятельности. Познавательная активность – это деятельностное состояние личности, которое характеризуется стремлением к энергичному овладению знаниями при упорных волевых усилиях.

Познавательная активность свидетельствует о том, что человек не только усвоил какую-то тему, но и то, что у него прочно сформировалась потребность в качественной познавательной деятельности, сильные и устойчивые мотивы.

Т.И. Шамова, рассматривая активность не просто как деятельное состояние индивидуума, а как качественное проявление отношения обучаемого к содержанию деятельности и достижению познавательных целей, выделяет три уровня познавательной активности: – воспроизводящая активность как стремление понять, запомнить и воспроизвести по образцу; – интерпретирующая активность как стремление к выявлению смысла изучаемого явления, желание понять взаимосвязи между явлениями и процессами; – творческая активность как интерес найти новые способы освоения действительности [20, c.54].

Все указанные уровни познавательной активности взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Активность можно рассматривать в двух взаимосвязанных аспектах: активность в конкретной учебной ситуации и активность как качество личности. Первая участвует в формировании второй. Постепенно усложняются структура потребностно-мотивационной сферы, возрастает уровень самостоятельности и сознательности учащегося. Активность начинает реализовываться в деятельности и, благодаря практике, становится привычной формой поведения [32, c.45].

Можно говорить о внешней и внутренней стороне познавательной активности. Внешней является результативность. Внутреннюю сторону составляют потребностно-мотивационная сфера, умственные, физические и нравственно-волевые усилия субъекта, направленные на достижение цели обучения, стремления реализовать свои познавательные возможности в самостоятельной познавательной деятельности.

На основе анализа исследований, посвященных проблеме познавательной активности, можно выделить следующие условия ее развития:

– индивидуализация цели обучения;

– аксиологизация содержания предмета;

– аксиологизация потребностей и мотивов;

– оптимизация средств обучения.

К условиям развития познавательной активности можно отнести поиск путей эффективного процесса обучения. Этой проблеме посвящены работы Б.И. Коротяева [23], И.Я. Лернера [33], М.И. Махмутова [34], М.Н. Скаткина [35].

Ученые – педагоги разных лет уделяли большое внимание рассмотрению проблем целеполагания, содержания и средств обучения [36, 18, 37, 38]. Проблемы личностного смысла в обучении интересовали больше психологов, чем педагогов. Однако в настоящее время имеются фундаментальные труды педагогов, открывающие новые возможности в области образования на основе изучения личностного смысла, потребностей и мотивов в процессе обучения: Т.К. Ахаян [39], Б.С. Гершунский [40], А.Г. Здравомыслов [41], В.П. Зинченко [7], Н.С. Розов [42], В.В. Сериков [43], Г.Я. Шишмаренкова [44].

Основным критерием познавательной активности является личностный мотив, на основе которого формируется цель познания. Достижение цели составляет базисную основу познавательной самостоятельности. В процессе целеполагания заложен личностный смысл, ценностные ориентации личности, что и определяет систему ценностей или личностное ядро индивидуума [45, 46, 47].

Таким образом, анализ психолого-педагогической литературы [14, 48, 12, 37, 49, 29, 50, 1, 20, 25] приводит нас к необходимости признать, что познавательная активность и самостоятельность есть взаимопроникающие качества личности, характеризующиеся её стремлением и умением без посторонней помощи овладеть знаниями и способами деятельности. К числу существенных признаков познавательной самостоятельности, которые могут выступать показателями её сформированности, можно отнести:

– потребность в знаниях;

– потребность в самореализации;

– желание глубже познать не только усваиваемые знания, но и способы овладения ими;

– критический подход к изучаемому материалу, суждениям других людей;

– желание высказать свою собственную точку зрения;

– умение самостоятельно мыслить;

– умение самостоятельно приобретать новые знания и использовать их для дальнейшего самообразования и практической деятельности.

Анализ научных работ показывает, что в педагогической науке уже определились различные подходы к познавательной самостоятельности обучающихся. Так, И.И. Махмутов [49] разработал подход к познавательной самостоятельности, основанный на интеллектуальных способностях обучаемого и его умениях, позволяющих самостоятельно учиться, добывать знания.

Т.И. Шамова [20] видит путь становления познавательной самостоятельности в сочетании стремления своими силами овладеть знаниями и одновременно способами деятельности, адекватными этому процессу. Н.А. Половникова [50] рассматривает познавательную самостоятельность как готовность и стремление учащегося своими силами продвигаться в овладении знаниями.

Ряд учёных считает, что познавательная самостоятельность проявляется в умении решать учебные задачи, полагая, что учащийся, владеющий приёмами познавательной деятельности, способен на самостоятельность в познании [51, 22, 23, 52]. П.Я. Гальперин и Н.Ф. Талызина в основу познавательной активности кладут обобщённые знания, составляющие основу ориентировочной деятельности [18, 15]. П.И. Пидкасистый [29] основу самостоятельности видит во введении методологических знаний и самоконтроля.

Познавательная самостоятельность рассматривается как качество личности, выражающееся в способности обучаемого самому организовывать свою познавательную деятельность для решения новой познавательной проблемы (И.Я. Лернер), как потребность и умение овладевать знаниями и способами деятельности, готовность решать познавательные задачи без непосредственной посторонней помощи, определять цели деятельности и своевременно их корректировать (Г.Н. Кулагина).

Г.Я. Шишмаренкова [44] рассматривает познавательную самостоятельность учащихся на основе взаимодействия интегративности свойств личности и целенаправленной деятельности преподавателя в личностно-ориентированном обучении.

Познавательная самостоятельность- это, прежде всего, процесс познавательной деятельности, которая сосредотачивается не на самой деятельности, а на результатах, определяющих качественно новое развитие личности. Эта мысль находит свое обоснование в трудах А.Н. Леонтьева [6] и С.Л. Рубинштейна [1].

Учёный-дидакт М.А. Данилов [48], характеризуя познавательную самостоятельность как качество личности, раскрывает его на основе следующих признаков:

– стремление и умение самостоятельно мыслить;

– способность ориентироваться в новой ситуации, найти свой подход к новой задаче;

– желание не только понять усваиваемые знания, но и способы их добывания;

– критический подход к суждению других;

– независимость собственных суждений.

Различные подходы учёных к познавательной самостоятельности представлены в таблице 1.


Таблица 1 – Научные подходы к познавательной самостоятельности обучающихся



На основе анализа различных научных подходов к проблеме познавательной самостоятельности можно сделать вывод, что познавательная самостоятельность – это качество личности, основу которого составляют интеллектуальные способности и умения, готовность и стремление к самостоятельности, корректировка деятельности, владение приёмами познавательной деятельности, обобщённые методологические знания, самоконтроль. Итоговым результатом проявления самостоятельности в образовательном процессе служит степень осознания студентом значимости учения, умение учиться, формирование индивидуального стиля познавательной деятельности.

Прежде всего, эффективный процесс обучения ориентирован на личностное развитие обучаемого, его достижения и самовыражение. Самовыражение, самоактуализация и самосовершенствование составляют «самость» личности.

Познавательная самостоятельность как педагогический феномен характеризуется различными уровнями усвоения знаний:

– знания – знакомства;

– знания – копии;

– знания – умения;

– знания – трансформации.

Каждому индивидууму нужны знания всех уровней: об одних он должен иметь представления, другие – прочно усвоить, третьи – уметь использовать в других областях.

Л.Г. Вяткин [53] и П.И. Пидкасистый [29] называют показателем мастерства учителя сформированность у учеников такого качества личности, как самостоятельность. П.И. Пидкасистый указывает, что не столь важно передавать знания, сколько формировать у учеников умение работать и потребность учиться, использовать различные источники знаний, т.е. обучать их ставить адекватные цели и добиваться их достижения [29, c.9]. Отсюда следует, что первоосновой в самостоятельности являются знания и интеллектуальные умения.

Таким образом, исходя из анализа исследований, посвященных проблеме развития познавательной самостоятельности, очевидно, что познавательная самостоятельность базируется на знаниях, воспроизводстве этих знаний и их творческом использовании. Если у студентов достаточно развиты интеллектуальные умения (анализ, синтез, классификация, систематизация и т.д.), то он быстро продвигается в поиске нового, т.е. поднимается на творческий уровень деятельности. Задача педагога – создать студенту ситуацию успеха. Результатом таких действий явятся обобщенные знания, именно они и будут фундаментом будущей познавательной самостоятельности.

В основе творческой деятельности всегда лежит исследовательский поиск, который в учебной работе может выступать как научный поиск и как поиск, внешне сходный с исследовательским. Тогда он носит чисто учебный характер, и новизна его результатов носит субъективный характер.

Процесс познавательной деятельности требует значительной затраты умственных сил и напряжения, поэтому проблема усвоения составляет не только овладение знаниями, но и процесс устойчивого внимания, волевых усилий. В связи с этим важнейшим условием успешной познавательной деятельности является необходимость согласовывать внешнюю и внутреннюю стороны обучения.

Преподаватель может не только осуществлять систематическое и целеустремленное руководство познавательной деятельностью учащихся, но и специально готовить их к творческому способу усвоения научной информации. В этой подготовке он предварительно вооружает учащихся методами изучаемой науки, конечно, теми, которые доступны им.

В процессе творческого усвоения теоретического материала перед учащимися возникают две последовательные задачи:

1) распознать явление, объект, его признаки, связи и отношения, алгоритмы преобразования;

2) описать его, объяснить причину или способ существования, сформулировать правило на предмет преобразования.

При решении первой задачи учащиеся пользуются такими методами, как: а) распознавание существенных, достаточных и необходимых признаков и свойств явлений, лежащих на поверхности и не требующих доказательств, с помощью наблюдения, пробных преобразований, анализа, синтеза, сравнения, аналогии, противопоставления, отвлечения; б) распознавание закономерных связей и отношений с помощью наблюдения, пробных преобразований, схем, ключевых идей и принципов, индукции и дедукции, восхождения от конкретного к абстрактному, построение идеальных объектов и примерка их к эмпирическим; в) распознавание правил и алгоритмов преобразования явления с помощью наблюдения, пробных преобразований и нахождения ключа алгоритма.

Вторая задача – конструирование, изложение и развертывание знаний требует уже других методов: а) описания распознанных признаков явлений с помощью определений и повествования; б) объяснения распознанных связей и отношений с помощью формулирования утверждений, тезисов, принципов, раскрывающих связи и отношения, и с помощью обоснования и доказательств закономерного характера связей и отношений; в) выведение предписаний с помощью формулирования правил, алгоритмов, рекомендаций и применение их на практике с помощью самых различных способов, в том числе по образцу, аналогии и т.п. Области применения этих методов – описание, объяснение, выведение предписаний и применение их на практике.

Репродуцируемая информация – это учебный материал, который усваивается обучаемым в готовом виде. Он в своем сознании фиксирует поступающую информацию и затем воспроизводит ее в речевой практике. Прогнозируемая же информация – это учебный материал, который воссоздается учеником на основе опережения его поступления. Обучаемый конструирует знания и пути их усвоения в своем сознании и своей внешней речи, а затем сверяет их правильность с эталонными.

В основе репродуктивной деятельности лежит один только вариант, точное выполнение которого ведет к заданному результату. В основе прогнозируемой деятельности лежит перебор непроверенных вариантов. Чем их больше, тем меньше вероятность совпадения полученного результата с ожидаемым. В этом и состоит принципиальное отличие творческой деятельности от нетворческой. Де Э. Боно даже терминологически разграничил обычное шаблонное мышление от творческого как нешаблонного.

Нешаблонность мышления характеризуется визуализацией, сдвигом внимания в сторону непривычного, гибким изменением подходов к различным явлениям [54, c.219]. Воспитание "творческости" (creativity) почитается в США краеугольным камнем современного образования [55, c.176].

Педагоги-ученые В.А. Беликов [46], Е.В. Бондаревская [47], В.В. Сериков [43] и др. рассматривают личностно-ориентированный образовательный процесс как наиболее раскрывающий возможности личности проявлять и осознавать себя в окружающем мире. Исходная позиция личностноориентированного подхода заключается в признании абсолютной ценности личности, и для этого необходимо создать такие условия, в которых личность могла бы самореализоваться.

Если говорить об учебном личностно-ориентированном процессе, то можно выделить следующие основные функции, которые выполняет обучаемый:

– сознательное обоснование деятельности на основе внутренних мотивов и ценностей;

– видение в окружающем мире скрытых проблем и конфликтов;

– рефлексия и самооценка своей деятельности;

– определение смысла и значимости самой личности;

– творчески преобразующее отношение к деятельности;

– стремление к самореализации.

Чем полнее реализует обучаемый эти функции, тем более в нем развито личностное начало. От преподавателя университета требуется большое педагогическое мастерство, чтобы определить, в какой момент общение со студентом приобретает личностный характер.

Признаком того, что в процессе обучения возникает личностноориентированная учебная ситуация, является изменение позиции студента к познавательной деятельности. Он более активно участвует в осмыслении, конструировании, дополнении изучаемого материала, более активно включается в те виды деятельности, где можно проявить свои творческие возможности, выразить мнение и отношение к изучаемому.

Подлинная самостоятельность, как писал С.Л. Рубинштейн [5], предполагает сознательную мотивированность действий и их обоснованность. Это проявление самостоятельной воли для того, чтобы поступать так, а не иначе.

Во всех видах деятельности человека проявляются два связанных между собой процесса: воспроизводящие и творческие. Они также характеризуют всю учебно-познавательную деятельность студентов и все виды их самостоятельной деятельности [29, c.6].

Воспроизводящая деятельность характеризуется усвоением готового, уже добытого наукой знания.

Творческий путь познания обусловливается движением от незнания к знанию, когда на пути студента стоит задача добывания неизвестного знания, когда он объективно сталкивается с проблемной ситуацией, побуждающей его к выявлению необходимых способов решения научной проблемы. Именно в процессе такой познавательной деятельности студент проявляет свою самостоятельность в том, что он не берёт всего на веру и поэтому пытается проверить получаемую информацию в различных источниках, сам ищет ответ на возникшие вопросы, прибегая к помощи своих знаний.

П.И. Пидкасистый рассматривает постановку вопроса-проблемы в качестве основного условия, которое побуждает студента к систематическому обогащению своего опыта, активизации мыслительной деятельности, воспитание у него потребности в знаниях. Процесс познания является глубоко продуманным и прочным. Проявлением самостоятельности является развитие познавательных сил и действий [29, c.21].

Анализ работ Л.С. Выготского [56], А.Н. Леонтьева [6], И.Я. Лернера [37], С.Л. Рубинштейна [42, 5], Т.И. Шамовой [20], Г.И. Щукиной [57, 21] позволяет признать, что познавательная самостоятельность есть личностное качество, характеризующееся стремлением и готовностью без посторонней помощи овладеть знаниями и способами деятельности.

Основными показателями сформированности познавательной самостоятельности могут служить:

– наличие знаний;

– потребность в знаниях;

– ценностное отношение к знаниям;

– желание познать способы овладения знаниями;

– критический подход к информации;

– умение осуществлять поиск;

– умение получать и трансформировать полученную информацию.

Однако сами по себе знания не могут быть толчком или стимулом познавательной самостоятельности. Стремление к их усвоению вызывается образовательной и профессиональной потребностью личности. Как отмечает Г.И. Щукина, осознанное отношение субъекта к объекту потребности соотносится с ценностным [21]. Развитие познавательной самостоятельности можно рассматривать в связи с этим как ведущий аксиологический мотив обучения студентов в университете.

Усвоение знаний о мире – это эмоционально-волевой процесс познавательной деятельности. Интеллектуальное развитие в этом процессе базируется на формировании ценностного отношения к миру. Человек включается в познавательную деятельность всем разнообразием своих внутренних сил и возможностей.

Содержание понятия "ценность" ученые В.П. Здравомыслов [41], М.С. Каган [58], В.Я. Ядов [59] характеризуют через видение целого ряда признаков, свойств, присущих так или иначе всем организационным формам: значимость, полезность, необходимость, целесообразность.

Содержание конкретной ценности выражается через комплекс идей. В связи с этим ценности и ценностные ориентации динамичны, скачок в новое состояние становится возможным, если возникает потребность, мотив, цель. По мнению В.В. Веселовой [60], ко всякой ценности могут быть применены такие характеристики как, познавательность, директивность, эмоциональность.

Существуют различные подходы к проблеме ценностей. Весьма важными для понимания сущности познавательной самостоятельности являются идеи Ф. Вернера, Т. Олпорта [61], которые считают, что фундаментальной основой системы ценностей является интерес познания.

Наиболее важными аспектами интереса в условиях иноязычной среды Э.А. Вертоградская [62] считает: получение информации, глубокое познание действительности, собственные переживания и устремления. Отсутствие направленного стремления на познание определенного круга предметов и явлений свидетельствует о низкой мотивации и расплывчатых целях.

Сдвиг мотива на цель имеет прямое отношение к развитию познавательной самостоятельности личности (А.Н. Леонтьев). Через это потенциальное свойство мотивации, ценностное отношение к познанию осуществляется выход на целостное развитие личности, которое определяет степень активности будущего специалиста и является основополагающим критерием личностного познания окружающего мира, развивает эмоционально-мыслительное восприятие действительности.

Новые возможности развития познавательной самостоятельности заключаются в определении личностного смысла, потребностей и мотивов обучаемых, что неразрывно связано с ценностными ориентациями личности и ее аксиологическим потенциалом. Познавательная самостоятельность как ценность развивается в процессе эффективного обучения и является ведущим аксиологическим мотивом обучения студентов в университете.

Формирование самостоятельности требует такой организации в процессе обучения, чтобы целенаправленно приобщать студентов к добыванию знаний, вырабатывать у них способность и потребность действовать независимо. Как и активность, самостоятельность реализуется в деятельности и, благодаря практике становятся привычной формой поведения.

Итак, на основе исследования научных работ [46, 63, 64, 65, 66, 67, 68] можно констатировать, что процесс развития познавательной самостоятельности представляет собой комплекс личностных образований, рассматриваемых с позиции теории познания (Я.С. Выготский, А.Н. Леонтьев), теории деятельности (Б.Г. Ананьев, М.Я. Гальперин, П.К. Пидкасистый, С.А. Рубинштейн и др.) и теории ценностей (А.В. Кирьякова, Н.С. Розов, В.Н. Сагатовский, В.П. Тугаринов).

Интегративные образования в структуре личности студента способны расширить процесс развития познавательной самостоятельности и трансформировать познавательную активность с одного предмета на другой.

Следовательно, правомерно рассматривать познавательную самостоятельность с позиции общей теории деятельности, в которой происходит развитие и совершенствование будущего специалиста.

Деятельность как сложный процесс создаёт возможности выделить механизмы формирования и развития личности. В результате деятельности происходит обогащение личности новыми знаниями и умениями, без которых невозможно самостоятельное познание действительности. В процессе познавательной деятельности развиваются умения, на которых базируется познавательная самостоятельность.

Таким образом, познавательная самостоятельность – это интегративное динамическое качество личности, основу которой составляют стремление к самостоятельности, обобщённые знания и умения, самоконтроль, ценностное отношение к знаниям и совокупность умений познавательной деятельности.

Развитие познавательной самостоятельности рассматривается как ведущий аксиологический мотив обучения студентов. Ценностное отношение к познанию мира позволяет студенту включиться в познавательную деятельность всем разнообразием своих внутренних сил и возможностей.

Основа развития познавательной самостоятельности как качества личности заключается в определении личностного смысла, потребностей и мотивов обучаемых, что неразрывно связано с ценностными ориентациями и аксиологическим потенциалом личности.

1.2 Особенности развития познавательной деятельности студентов в процессе изучения иностранного языка

Язык – явление сложное и многогранное, именно по этой причине он неоднократно являлся предметом изучения не только для языкознания, но и для целого ряда других наук: философии, психологии, педагогики, логики, истории. Язык их интересует постольку, поскольку он является непременным условием познавательной деятельности человека, и сам процесс познания мира получает свое отражение в формах и категориях языка.

Педагогика сосредотачивает внимание на способах познания языка, вычленяет содержание и методы обучения.

Язык – это система символов, которая помогает нам выражать наши мысли, чувства, отношения.

Как отмечает Т.Гамбл, мы в наибольшей степени зависим от языка, который помогает нам познавать, мыслить, принимать решения с помощью значения слов, взаимосвязи и взаимозависимости. Взаимодействие слов и их значений организует работу языка.

С помощью языка люди обмениваются мыслями и достигают взаимного понимания. На основе взаимопонимания создаются все материальные и духовные ценности, без которых немыслима жизнь современных людей. Поскольку язык представляет собой общественное явление, языкознание следует считать не естественной, а общественной наукой (Н.И. Гез, Б.Ю. Городецкий, Ю.Н. Караулов, А.Е. Кибрик, Ю.Е. Прохоров, Э. Сепир, Г.Н. Филонов, Н. Хомский).

Мир языковых представлений возникает и развивается в процессе познания; обусловленный имманентными законами данного языка, он обладает относительной самостоятельностью [29]. Г.А. Брутян особо подчеркивает именно относительность этой самостоятельности: выдвижение на первый план моментов, причинно обусловливающих языковую модель мира, допустимо лишь для того, чтобы отстоять правомерность ее существования и, следовательно, возможность видения мира через призму языка [70, c.57]. Нельзя, однако, гипертрофировать ситуацию, так как в своей основе, во всем существенном "языковая картина мира" совпадает с логическим отображением действительности [71].

На каком бы языке ни говорили люди, отображение мира в их сознании при прочих равных условиях в принципе является одним и тем же.

Однако наблюдаются явления, когда одни и те же слова вызывают разные представления, модели и картины, что порождает нежелательный эффект. Для того, чтобы отражения содержания языковых явлений понимались в соответствии с вложенным в них смыслом, необходимо точное осознание связи между знаком и его значением.

Особенности познания всецело зависят от специфических особенностей языковых явлений. Л.С. Выготский писал, что роль инструментов играют различные системы знаков, а способы оперирования ими представляют собой технологию поведения [56]. Процесс этого движения и выражает собой развитие связанной системы личностных смыслов, т.е. становления языковой личности (А.Н. Леонтьев).

Развитие языковой личности – процесс непрерывный, состоящий из ряда последовательно сменяющихся связей, качественные особенности которых зависят от конкретных условий и обстоятельств. Развитие языковой личности включает прежде всего познание через призму языковой деятельности, что остается процессом глубоко личностным и индивидуальным. Как отмечает А.Н. Леонтьев, этот процесс дает сильные смещения по абсциссе возраста, конкретных условий и среды. Происходит "складывание личности", "рождение сознающей себя личности", "сознательной личности" [6].

Как отмечает С.Л. Рубинштейн [5], языковая личность представляет собой образование особого рода, появляющееся на определенном этапе развития. Языковая личность проявляется, когда языковые представления и модели в процессе познания создают глубинные концептуальные "конструкции" и порождают новообразования в виде творческого самопознания.

Б.С. Гершунский [40] поддерживает эту концепцию и связывает развитие языковой личности, прежде всего, с динамическим процессом единства типичного и индивидуального, устойчивого и изменяющегося, случайного и планомерного.

Структура языковой личности представляется состоящей из трех уровней:

1) Вербально-семантического, предполагающего для носителя нормальное владение естественным языком, а для исследователя – традиционное описание формальных средств выражения определенных значений;

2) Когнитивного, единицами которого являются понятия, идеи, концепты, связывающиеся у каждой языковой индивидуальности в более или менее упорядоченную, более или менее систематизированную «картину мира», отражающую иерархию ценностей. Когнитивный уровень устройства языковой личности предполагает расширение значений и переход к знаниям, а значит, охватывает интеллектуальную сферу личности, давая исследователю выход через язык, через процессы говорения и понимания к знанию, сознанию, процессам познания человека;

3) Прагматического, заключающего цели, мотивы, интересы, установки и интенциональности. Этот уровень обеспечивает в анализе языковой личности закономерный и обусловленный переход от оценок ее речевой деятельности к осмыслению реальной деятельности в мире [72, c.3, 5].

Целесообразным является выделение аксиологического уровня языковой личности, направленного на формирование ценностей, отношений и способов поведения в речевой деятельности [61, 66, 73].

В процессе осмысления "Образа "Я" в языке" формируется ценностное сознание языковой личности, ценности и принципы, которые в будущем могут получить преимущественное значение и развитие. Через ценностное отношение к иностранному языку (мотив "хочу"), воздействие педагогических условий, выбор ценностных ориентиров и деятельность по самообразованию происходит дальнейшее становление "Образа "Я" в языке" (мотив "могу").

Ориентируясь в широком спектре общечеловеческих ценностей, языковая личность выбирает из них те, которые наиболее связаны с ее потребностями. Динамика формирования мотива "надо" сопровождается приобретением новых знаний и умений, что в конечном итоге приводит языковую личность к определенному "образу жизни".

Рассмотрение языковой личности Ф.И. Буслаевым сводится к освоению многокомпонентных языковых знаний, умений, способностей и свойств, проявляющихся в готовности осуществлять действия по различным видам речевой деятельности. Совмещение "речевой деятельности" и "языковой личности" наблюдается в трудах Ю.В. Рождественского. Он оценивает языковую личность по возможности пользоваться полнотой речи в различных видах словесности [2].

Таким образом, базовой основой языковой личности является язык и речь, окрашивающие познавательную деятельность спецификой собственных родовых и видовых системообразующих особенностей.

А.Н. Ксенофонтова в научных исследованиях по речевой деятельности определяет языковую личность как совокупность способностей к созданию, восприятию речи и речевых текстов, которые различаются глубинным содержанием, определенной направленностью и структурно-языковой сложностью [2, c.42].

Языковая личность в процессе познавательной деятельности опирается на изучение, интерпретацию и усвоение текстов [74]. Текст как система речевого продукта носителей изучаемого иностранного языка представляет собой особую ценность в качестве систематизированного образца функционирования языка в рамках темы, контекста, ситуации, проблемы, сферы и жанра общения, ориентации на определенного адресата, с отображением определенного социального, деятельностного фона, выражением социальной, профессиональной, личной позиции [75, c.145].

Познание в процессе освоения языка как иностранного развивается на основе текстов, представляющих собой более высокий уровень организации знаковой системы языка, и в этом случае мы имеем познавательную текстовую деятельность.

Текстовая деятельность является основным видом деятельности, развивающей познавательные умения в процессе изучения иностранного языка. Как и любая другая деятельность, текстовая деятельность имеет структуру: цель, мотив, предмет, способ, средство и результат.

В познавательной текстовой деятельности активизируются субъектсубъектные и субъект-объектные отношения. Тексты как носители смысловой нагрузки обладают определенной степенью информативности. Информацией является "мера неопределенности", снимаемая в процессе познания (В. Винер). Степень информативности текстов повышается при выборе соответствующих источников, учёте характерных особенностей текстов и личностных характеристик, определяющих готовность к восприятию текстовой информации.

Информация создает предпосылки эффективной познавательной текстовой деятельности, если она определяется как своевременная, достаточная, актуальная. Нахождение оптимума количества и качества информации активизирует процесс познавательной деятельности.

Текстовая деятельность тесно связана проблемой аутентичности при освоении иностранного языка как создающей ситуацию развития познавательной самостоятельности в процессе познавательной текстовой деятельности.

В переводе с английского языка "аутентичный" означает "естественный, подлинный". Западные ученые в области обучения иностранным языкам Д. Вилкинз, Л. Лиер, К. Морроу, Дж. Хармер, считают, что термин "аутентичность" используется для характеристики текстов, а само понятие относится к многоаспектным [76].

Л. Лиер выделяет три типа аутентичности: аутентичность текстового материала, прагматическую аутентичность и личностную аутентичность.

Аутентичность текстового материала связана с такими признаками как связанность, информативность, эмоциональная насыщенность, а также с учетом потребностей и интересов обучаемых, и особенностями естественного языка.

Прагматическая аутентичность включает использование языковых средств, адекватных конкретной ситуации, направленных на получение эффекта в процессе познания.

Личностная аутентичность соотносится с индивидуальными особенностями личности, ее потребностями, мотивами и целями [76, c.12].

Одним из важных аспектов аутентичности, по мнению М. Брина, является аутентичность текстов, которые рассматриваются не как таковые, а в контекстной среде [77]. В пользу применения аутентичных текстов, используемых непосредственно носителем языка, свидетельствуют следующие аргументы:

– упрощение затрудняет понимание естественных текстов;

– адаптация лишает текст авторской индивидуальности, социокультурной специфики и реальной ситуации;

– естественность вызывает большую познавательную активность;

– аутентичность вводит в реалии изучаемого языка и демонстрирует действие языка в естественном социальном контексте.

В процессе изучения иностранного языка в вузе чтение рассматривается как один из основных видов речевой деятельности, где особое место занимает чтение с целью извлечения информации из читаемых текстов. Научить читать – это значит не только выработать умение правильно озвучивать текст на иностранном языке, но и извлекать содержащиеся в нем мысли, идеи, факты – понимать его, оценивать, использовать полученную информацию [78, c.19].

В связи с этим развитие способности к профессиональноориентированному чтению, сопряженной со стремлением к постоянному обогащению и обновлению приобретенных знаний, а следовательно развитием познавательной самостоятельности, должно занять в формировании будущего специалиста главное место.

По словам великого русского писателя И.А.Гончарова, "… профессорские лекции, как бы они ни были полны, содержательны, исполнены любви к знанию самого профессора, все-таки суть не что иное, как только программы, систематически постепенные указатели, регулирующие порядок приобретаемых знаний. Кто прослушает только их и сам не заразится живой жаждой чтения, у того, можно сказать, все прослушанное в университете будет как здание на песке … только тому университет и служит свою службу, кто из чтения сделает себе вторую жизнь" [79, c.29-30].

Обратимся к ряду определений понятия "чтение", имеющихся в психологической и методической литературе. Так, И.М. Берман пишет: "Чтение представляет собой сложный психолингвистический процесс восприятия текста, результатом которого является его понимание" [80, c.99]. Чтение, по И.М. Берману, есть рецептивная речевая деятельность, характеризующаяся спонтанностью и протекающая при постоянной активности читающего.

З.И. Клычникова рассматривает чтение как "процесс восприятия и активной переработки информации, графически закодированной по системе того или иного языка, как один из процессов речевого общения" [81, c.5-6].

Говоря о чтении иноязычной литературы по специальности, Г.И. Славина определяет его "как внутреннее речевое действие познавательного характера, являющееся составным компонентом трудовой деятельности специалиста" [82, c.11]. Специфика интересов профессионально ориентированного читателя такова, что он обращается не ко всей информации, содержащейся в читаемой им литературе, а лишь к той, которая удовлетворяет профессиональную информационную потребность, т.е. потребность в информации, необходимой для производственной деятельности. Профессионально ориентированное чтение предполагает наличие у читателя информационных возможностей, на основе которых осуществляется обмен информацией, опытом, знаниями, результатами труда, способностями.

Несомненно, важной представляется точка зрения Т.С. Серовой, которая рассматривает профессионально ориентированное чтение как речевую деятельность, обусловленную профессиональными информационными возможностями и потребностями, представляющую собой форму активного косвенного вербального письменного общения, которое позволяет преодолевать пространственные и временные барьеры в социальной деятельности людей. Основной его целью является прием, присвоение и последующее применение накопленного человечеством опыта на родном и иностранных языках в профессиональных областях знаний, а также преодоление благодаря этому ограниченности индивидуального опыта, ведущее к профессиональному самообразованию, саморазвитию и самосовершенствованию личности [83, c.10].

Рассматривая профессионально-ориентированное чтение как средство познания, имеется в виду информативное чтение аутентичных текстов лингвопрофессионального содержания, призванное решать широкие познавательные задачи. Аутентичность текстов в развитии познавательной деятельности студентов университета при освоении иностранного языка создает условия лингвопрофессиональной среды.

Среда – это окружение человека, то пространство, которое делает индивидуума активным в поиске и познании. Содержание понятия "среда" философы, психологи, педагоги характеризуют как:

– реальную действительность, в условиях которой происходит развитие личности (Я.А. Пономарев);

– совокупность явлений, процессов и условий, оказывающих влияние на изучаемый объект (философский словарь);

– совокупность различных факторов (философская энциклопедия).

Среда как окружение непосредственно влияет на развитие познавательной самостоятельности обучаемого, поскольку среда является движущей силой саморазвития личности [84].

Лингвопрофессиональная среда представляет собой совокупность факторов, оказывающих влияние на развитие познавательной самостоятельности личности будущего специалиста в процессе изучения иностранного языка.

Французский социолог Реклю разделял среды на статическую и динамическую. Лингвопрофессиональная среда относится к категории динамических сред и состоит из следующих компонентов:

– лингвопрофессиональное содержание;

– лингвопрофессиональная обучающая технология;

– лингвоорганизационное взаимодействие.

Лингвопрофессиональная среда формирует ценностное отношение к профессии, составляющее аксиологическую компоненту языковой личности. Студенты открывают для себя профессионально значимые ценности, что активизирует познавательный поиск профессионально значимых знаний. Владение базовым уровнем английского языка (General Language) и фоновыми знаниями позволяет студенту перейти к языку для специальных целей или профессионально ориентированному. Профессионально ориентированный английский язык (LSP) имеет междисциплинарный характер, определяющий готовность к познавательной самостоятельности в процессе профессиональной деятельности.

В работах лингводидактов [85, 18, 86, 2, 87, 88] раскрыты теоретические основания достижения интегративного знания. Лингвистика, язык для специальных целей (LSP), страноведение, съинтегрировавшись, составляют элемент сопряженности трех областей знаний, синтезирующих "Образ профессионального мира" – профессиональный круг знаний в его многообразных проявлениях.

Отмечается, что усиление LSP происходит на фоне социокультурной компетентности. Наличие социокультурной компетентности является одним из главных условий понимания человека человеком, как одна из составляющих "диалога культур" (М.М. Бахтин, В.С. Библер). Социокультурная компетентность достигается фоновыми лингвострановедческими и социокультурными знаниями, которые усиливают профессионально ориентированный язык.

Лингвострановедение – это страноведение, читаемое на иностранном языке, специальный курс обучения иностранному языку, в ходе которого обучаемые получают страноведческую информацию не только и не столько для решения общеобразовательных задач, сколько для расширения объема фоновых знаний, обеспечивающих успешную коммуникацию на иностранном языке. С.Г. Тер-Минасова замечает: "В основе языковых структур лежат структуры социокультурные" [89, c.29].

Страноведческие фоновые знания – это те фоновые знания, которые в противоположность общечеловеческим и региональным, характерны только для жителей определенной страны и отсутствуют у иностранцев [90].

Таким образом, фоновые знания, которыми располагают члены определенной этнической и языковой общности, являются основным объектом лингвострановедения.

LSP – Language for Specific Purposes, быстро развивающаяся область обучения. Ее отличает: тесная связь теории с потребностями практики обучения, растущая специализация курсов, применение английского языка специфическими областями: наукой, техникой, экономикой, юриспруденцией и международными программами.

Первой стадией конкретной программы LSP является анализ потребностей обучаемых на основе подробной информации относительно целей, задач, ролей, функций, для выполнения которых нужен английский язык. Следующая стадия – это определение объема научно-технического содержания программы, т.к. для студентов важно овладение коммуникативными и грамматическим аспектами языка. В зависимости от того, является ли изучение языка частью другой учебной деятельности, предшествует ей или следует за ней, колеблется уровень мотивации студентов. Поэтому задача преподавателя LSP – подготовить подходящий материал и научить участников общаться на языке. Преподаватель, работающий по программе LSP, должен обладать более высокой квалификацией, чем преподаватель, работающий по программе General Language.

Функциональное использование LSP приближает процесс обучения к профессиональной деятельности человека. Для овладения LSP приняты следующие положения:

– удовлетворение профессиональных потребностей будущих специалистов, что требует овладения базовым уровнем английского языка;

– выделение специфических функций, характерных для будущей профессии.

Интеграция базового языка, профессионально ориентированного языка и лингвострановедения выводит на новый качественный уровень познавательную деятельность студентов.

Лингвопрофессиональная обучающая технология.

Обращаясь ко второму компоненту лингвопрофессиональной среды – лингвопрофессиональной обучающей технологии, следует отметить, что проектирование основных направлений содержания языкового профессионально-ориентированного образования, способствующих развитию познавательной самостоятельности будущих специалистов – необходимое, но недостаточное условие для решения данной проблемы. Многое зависит от технологий обучения (методов, средств и организационных форм).

Понятие "педагогическая технология" зародилось в 60-е годы и распространилось во всех странах мира. Слово “технология” произошло от смешения двух греческих слов: "технос" и "логос" и дословно означает наука о мастерстве. Исконный смысл понятия "технология" – "в научном понимании законов и закономерностей искусства и умений человека как истинного Преобразователя мира и самого себя. Как хозяина своей судьбы" [91, c.28].

Технология выявляет закономерности с целью определения и использования на практике наиболее эффективных и экономичных процессов. Она представляет собой совокупность методов, направленных на изменение состояния объекта. Педагогический аспект технологии заключается в технологизации учебного процесса, разработке приёмов, повышающих образовательную эффективность, путём применения алгоритма действий и оценки имеющихся результатов.

Технология обеспечивает процесс восхождения личности к ценностям как к процессу возвышения потребностей посредством механизмов ценностных ориентаций: поиска, оценки, выбора и проекции, обеспечивающих весь цикл ориентации от побуждающей поиск потребности через выбор, оценку к проекции, определяющей, где и зачем необходима присвоенная ценность.

Педагоги-исследователи (В.П. Беспалько, Б.С. Блум, М.В. Кларин и др.) выделили наиболее существенные признаки, присущие педагогической технологии. Это – экономичность, алгоритмичность, проектируемость, целостность, управляемость, корректируемость, визуализация, диагностичность, результативность и др. Экономичность выражает качество педагогической технологии в резерве учебного времени и достижения запланированных результатов обучения в сжатые промежутки времени.

Оперативная обратная связь предполагает корректируемость целеобразования и результативности [92].

Вместе с тем, появляется смешение понятий педагогическая система и педагогическая технология. Ученые-исследователи отмечают, что технология является составной частью дидактической или методической системы и отвечает на вопрос, как учить результативно. Технология обучения предполагает результативность в заданных условиях и имеет признак "исчерпывающей оптимальности" (М.А. Чошанов) на данном отрезке времени.

В исследованиях компаративного плана сравниваются результаты обучения, построенного на современных технологиях, с результатами традиционного. Вывод делается на основе тестов, которые выявляют заметные различия в результатах измеренных показателей. Результаты свидетельствуют в пользу положительного влияния технологии, интегрируемой в учебный процесс. Результаты самооценки студентов свидетельствуют о том, что использование технологии обещает: рост мотивации к учебе и самооценке; языковых навыков; степени взаимодействия с ведущим преподавателем; объема интеллектуальной деятельности и знаний; объема получаемой информации.

С точки зрения преподавателя использование технологии: усиливает взаимодействие преподаватель-студент; увеличивает производительность труда и эффективность обучения; исключает предвзятое отношение студента.

Необходимо отметить, что с точки зрения учебных планов характер и контекст технологии, которую нужно использовать, определяются в зависимости от цели обучения: конкретное знание и совокупность умений; компетентность в области инструментальных методов и средств; развитие интенциального обучения; формирование навыков творческого мышления, рефлексии, открытой познавательной установки.

Выбор той или иной лингвообучающей технологии определяется целым рядом причин: возрастными особенностями обучаемых, конкретными целями обучения, различием языков (сугестопедический метод Г.Лозанова, интенсивные методы обучения Г.Китайгородской, И. Шехтера).

Под лингвопрофессиональной обучающей технологией понимается совокупность профессиональных методов и приемов, обладающих алгоритмом действий, и позволяющих проследить процесс от цели до результата при профессионально ориентированном обучении иностранному языку.

С точки зрения А.А. Леонтьева профессиональность метода – это его адекватность целям и условиям обучения; обеспеченность усвоения всех сторон языка; возможность и наличие технологии контроля эффективности обучения; обеспечение медицинской стороны контроля [93, c.14].

Лингвоорганизационное взаимодействие.

Третьим компонентом лингвопрофессиональной среды является лингвоорганизационное взаимодействие. Понимая под лингвоорганизационным взаимодействием совокупность элементов, находящихся во взаимодействии и взаимосвязи друг с другом для создания целенаправленного педагогического влияния на развитие познавательной самостоятельности личности при изучении иностранного языка, необходимо значительное место уделить раскрытию аксиологического потенциала личности и творческой инициативы для проведения познавательной деятельности, активности и поиска.

Самостоятельное извлечение знаний и их качественное усвоение, подведение итогов и анализ результатов продвижения в усвоении знаний, наряду с развитием умений, обеспечиваются предметной деятельностью на основе лингвообучающей технологии. Познавательное развитие происходит в ходе логических и поисковых творческих процессов и имеет результирующий эффект в репродуктивных и продуктивных процессах.

Совокупность задач и заданий не должна быть случайной, она должна представлять собой системы в зависимости от целей и круга изучаемых проблем (Ю.А. Кустов). Эти системы состоят из последовательных учебных процедур (упражнений, построенных с использованием определенных психолого-педагогических знаний о процессе усвоения знаний обучаемыми).

В.П. Беспалько [36] сформулировал исходные положения системы упражнений в учебном процессе:

– постепенный переход по уровням усвоения (от исходного уровня к его конечному уровню);

– постепенный переход по уровням усвоения в процессе выполнения студентами системы упражнений, в которых задаются учебно-познавательные действия соответственно формируемым уровням усвоения, обеспечивающие познавательную активность студентов;

– упражнения разрабатываются в виде упорядоченной последовательности, развивающей познавательный поиск.

Лингвоорганизационные формы обусловлены содержанием процесса обучения (И.Я. Лернер, М.И. Махмутов, П.И. Пидкасистый). Целостность лингвоорганизационного взаимодействия предполагает единство связей и взаимообусловленности как фактора функциональной деятельности педагога и студента. В контексте нашего исследования целесообразно выделить две группы принципов лингвоорганизационного взаимодействия: организация учебного процесса и управление деятельностью студентов.

К принципам организации учебного процесса овладения иностранным языком относятся:

– принцип системности: определение целей, задач, мотивов, критериев обучения студентов;

– принцип динамичности: вариативная гибкость в определении содержания, форм, средств, методов обучения, исходя из меняющихся требований к подготовке специалистов [94, 95];

– принцип ситуативности: создание в процессе обучения социальнопроблемных ситуаций, требующих от студента для своего разрешения продуктивного мышления, обмена результатами труда, согласования интересов, взаимодействия и общения, т.е. не только компетентных предметных действий, но и прежде всего поступков [96];

– принцип обратной связи: получение информации о результатах обучения, анализ трудностей, обеспечение корректировки форм, средств, методов обучения, анализ мотивационно-потребностной сферы обучаемых.

К принципам управления деятельностью студентов мы относим:

– принцип доступности: учет уровня языковой и профессиональной подготовки студентов, анализ условий, в которых происходит развитие познавательной самостоятельности студентов. Обучение должно быть доступным и посильным по возрасту, уровню развития и опыту обучаемых. Степень трудности учитывается при развитии познавательной самостоятельности;

– принцип самосознания: развитие способности индивида к рефлексирующему мышлению, в процессе которого осуществляется непрерывное осознание реально протекающей деятельности и осуществление на этой основе обобщения таких приемов и процедур деятельности, которые способствовали бы достижению цели [84, c.345];

– принцип синергетики: проектирование и реализация в образовательной программе взаимосвязи многофакторных взаимодействий во встречных процессах воспитания и самовоспитания, образования и самообразования, обучения и самообучения, приводящие к новообразованиям, повышению энергетического и творческого потенциала личности, и, обеспечивающие её переход от развития к саморазвитию [84, c.103];

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Введение
  • 1 Теоретические предпосылки развития познавательной самостоятельности

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Развитие познавательной самостоятельности студентов университета в процессе изучения иностранного языка (Т. В. Минакова, 2008) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я