Новая эра. Потерявшая память

Мила Ильиных, 2020

Каково это, не знать, что ждёт тебя впереди? Как жить, не зная даже собственного прошлого? И что делать со всем этим, сидя в тюрьме по неведомой причине? Я не знаю, вытерпела бы я больше. И когда ко мне в камеру заходит наследный принц Империи и предлагает очень заманчивую сделку, я соглашаюсь. Вот только нельзя заключать договор, не прочитав его полностью. И теперь я оказалась втянута в сомнительную авантюру, дворцовые интриги и конфликт с другой расой. Что-то ещё? Ах да, еще мне надо справиться со странным даром хранителя и не запутаться в страшных тайнах прошлого.

Оглавление

  • Часть 1. Коридор.

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Новая эра. Потерявшая память предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть 1. Коридор.

Глава 1. Клетка.

Пусто. Сыро. Холодно. Одиноко. Впрочем, как и всегда. Тусклая лампочка, едва излучающая свет; мертвая тишина, нарушаемая лишь каплями воды, стекающими из верхнего угла задней стены; мороз, пронизывающий до костей. Сейчас, ровно через две минуты, начнётся новый день. Земля ещё не пробудится, но в воздухе запахнет предстоящими событиями. Луна не уйдёт со своего положенного места, но солнце начнёт непременно сменять тьму. А на стене появится новая палочка, выдолбленная железным прутом, выдернутым из изголовья кровати.

И часы в моей голове затикают вновь, досчитывая до нового дня. Зачем это нужно? Я не знаю, но мне так легче. Я помню рассветы и закаты, розовеющее и темнеющее чистое небо, помню жар и зной полудня летнего солнечного дня. Я помню темно-зеленые леса и кристально-прозрачные озёра, горы с белоснежными вершинами и овраги, полные темной, влажной глины. И я отчаянно стремлюсь сохранить хоть долю этих мгновений, отпечатанных в моей голове, чтобы вновь почувствовать радость, захлестывающую меня при смене дня и ночи, невероятного чуда.

Все, полночь. Встаю с кровати, и традиционно иду к левой стене, на которой уже мало места для новой заметки о наступивших сутках. Внизу лежит металлический прут с заострённым концом для удобства. Мне нужна только минута, чтобы выцарапать новую палочку. Отошла. Я тут уже четыре года, три месяца и шестнадцать дней. Сегодня наступил семнадцатый. Четыре года и три месяца я сижу в тюрьме, не зная о своём прошлом, будущем и настоящем.

Мои самые частые вопросы: кто я, кем была и за что нахожусь здесь. Ни на один мне не дают ответа. Единственные люди, кого я вижу — надзиратели, приходящие к моей крохотной и темной камере для просовывания в маленькое окошко еду. Хотя это не еда. Ломоть черствого хлеба и стакан мутной воды все равно оставляют меня голодной. Здесь нечего делать. Ты только сидишь и думаешь, силясь вспомнить, кем была раньше. Ответа нет.

Пусто. Сыро. Холодно. Одиноко. Через шесть часов снова придут надзиратели. И я снова спрошу мучающие меня вопросы. И я снова услышу ответ: «Замолкни, малая. Как будто ты сама не знаешь». И все. Снова двенадцать часов ожидания и все повторяется. Так невозможно жить. Наверное те, кто посадил меня сюда, думали что я сойду с ума от незнания и одиночества. Но они не учли того, что я очень хочу жить, и именно жить с полным сознанием происходящего, не просто существовать. И с тех пор, как я осознала себя, а если точно, то примерно четыре года назад, я прокручиваю в своём мозгу те воспоминания, что остались. Да, я не вижу личностей, не вижу животный и точный облик растений, но я знаю, что когда-нибудь я замечу то, что даст мне подсказку, кем я была раньше.

«Я ещё маленькая, лет десять от силы. Где-то рядом стоит мой дом. Я не вижу его, как всегда, но чувствую его тепло и уют. Рядом кто-то бегает. Я не знаю кто, но он маленький и человек. Ребёнок? Он подбегает ко мне и кричит что-то. Я слышу отдельные слова.

— Эй!.. заснула… мама… сказала, что… я боюсь, что…, — с этими словами он отдаляется от меня и устремляется к дому.

Я плохо понимаю охватившие меня тогда чувства. Страх, горечь, тоска, схватившее сердце… и злость. Всепоглощающая ярость, устремлённая на кого-то, не характерная для ребёнка стольких лет. И боль…»

Я знаю этот фрагмент. Я видела его несколько раз. Считаю, что в тот момент кто-то родной для меня умер, из-за этого все эти эмоции. Кто тот ребёнок, понятия не имею. Брат ли, или какой-нибудь хороший друг из соседнего двора. Но сегодня я впервые почувствовала те эмоции, что были в тот момент. Это было новое ощущение.

В железную дверь заколотили.

— Подходи к окну! Завтрак, — сообщили мне снаружи громким криком.

Я подошла поближе к двери. За дверью с грохотом стали отодвигать щеколду и замки, запирающие маленькое окошко. Наконец надзиратель справился с этой задачей. Окно приоткрылось, впуская в камеру больше света, но вскоре его загородил поднос с привычным ломтем чёрного хлеба и деревянным стаканом воды. Я молча взяла «завтрак» и отошла в глубину помещения, чтобы заглянувший в щель надзиратель не увидел меня.

— А как же стандартные вопросы? — хохотнул мужчина в коридоре, грохоча железными латами.

Я не ответила. А толку? Все равно мои слова не слушают, им просто надо же повеселиться.

— Ну ладно, как знаешь, — явно разочаровался страж и закрыл окно, отсекая последние лучики света.

Был почти полдень, когда в дверь снова постучали. Странно. Обычно кроме завтрака и ужина мне ничего не дают, а тут в середине дня. К хорошему это точно не приведёт.

— К тебе посетитель! — крикнули мне и стали методично открывать многочисленные замки и щеколды.

Посетитель? Что-то тут не так. Это одновременно пугало и окрыляло. Неужели я сейчас увижу живого человека, разгляжу его лицо и услышу настоящую речь? Я не помнила, как выглядят люди, не знала, как они говорят, но этот визит мог дать мне хотя бы крупинку информации!

Наконец дверь открылась. Я не помнила ни один раз, когда открывали бы целую дверь, а не окошко. В камеру без окон ворвался свет. Пусть и тусклый, пусть и не солнечный, но я уже устала приглядываться в темноте. Я встала с кровати, надеясь подставить руку под лучик… но дверь уже закрыли.

Разочарованно выдохнув, я обратила внимание на темную фигуру у выхода. Света не хватало, чтобы разглядеть что-то, но я увидела у фигуры ноги, руки… Человек!

Посетитель вскинул руку, прошептал какие-то слова, и вся комната озарилась сотнями маленьких светлячков, прилипших к потолку. Стало светло, и я только сейчас разглядела человека.

Это был мужчина. Надеюсь я не ошиблась, но во мне осталось чутьё, которое идентифицировало предметы, как кровать, хлеб и стакан. И вот сейчас оно говорило мне, это существо мужского пола, довольно молодое, на вид, старше меня на пять лет. Стоп! А сколько мне лет? В общем, неважно. У него были темные, даже чёрные волосы, правильные черты лица, хорошая осанка и полный превосходства и уверенности взгляд каре-золотых глаз. Он был в каком-то костюме и тяжелом бордовом плаще, по краям украшенным белым мехом. Но самое главное, на его голове красовалась корона.

Глава 2. Сделка.

— Хочешь жить? — был первый вопрос посетителя.

Что? Жить? А меня кто-то убивает? Я только собиралась произнести все это вслух, как ледяной взгляд каре-золотых глаз прервал мои мысли. Странный человек давил на меня своей аурой, ореолом властности и холода.

— А что? — мой собственный голос показался тихим и незначительным.

— У меня вопрос, на который есть два ответа: да или нет.

Так, прекращаем дрожать. Это было мне не на руку. Внимательные глаза незнакомца посмотрели на мое лицо, и он усмехнулся.

— Может быть, — ответила я наконец. Не собираюсь я играть по его правилам.

— Может быть? Интересно, — поднял брови он. — У меня есть предложение. Ты можешь согласиться на него или умереть. Все просто.

— Просто, — горько хмыкнула я и отвернулась от него. — Ни капельки не просто. Я не знаю, кто ты; я не знаю, кто я; я не знаю, почему я здесь; продолжать?

— Крис, хватит, — внезапно мужчина устало потер лоб и присел на краешек моей кровати. — Мы оба знаем, что ты сделала и кто я. Не надо разыгрывать тут комедию.

— Комедию? — внезапно вскрикнула я. — Какую комедию? Я сижу здесь четыре года без понятия даже своего имени, а?! Тебе этого мало? — я запоздало кивнула на стену, испещрённую моими заметками. — Все, что я помню, касается однозначных вещей или смутные воспоминания о детстве без людей. Ты меня слушаешь?

Мужчина сидел и весело смотрел на меня, но в глубине его глаз была видна печаль и сожаление.

— Я раньше не замечал за тобой актерского таланта, Крис. А зря! Стань ты актрисой, а не хранительницей, не было бы ни одной проблемы.

— Меня зовут не Крис! — я стукнула по стене кулаком и ахнула. Я вспомнила!

— А как ещё, Кристалл?

— Эра, — я посмотрела мужчине в глаза и повторила, — Меня зовут Эра.

— Эра? — недоверчиво переспросил мужчина, округлив глаза. — Ты точно не знаешь, какое у меня имя?

Я подтвердила, кивнув.

— Не может быть! — воскликнул посетитель в короне и выбежал за дверь.

Кард.

Эра… Это имя он запомнил ещё в детстве. Великая воительница прошлого, легендарная хранительница и первое существо, объединившее людей и хранителей. Ее почитали везде, кроме Империи. Ее имя было навсегда вбито в историю всего мира, но не людей. Ей поклонялись все, кроме людей. Люди ее ненавидели.

Кровожадный монстр, забирающий трёх детей из каждого города по непонятным причинам, злая ведьма, пытающая и убивающая своих врагов, и наконец колдунья, проклявшая королевский род. Исчадие ада.

Ее убили, затерли память у людей, видевших ее, убрали из книг истории, говоря о ней, как о сказке. Все забыли события давно прошедших дней, почти выиграли войну и… теперь он слышит, как давно пленённая хранительница Кристалл называет себя Эрой. Да, можно было бы посчитать все это выходкой сошедшей с ума хранительницы, но та уверенность, с которой говорила эта девушка о незнании собственной жизни, его имени и всего прочего подвергала сомнению доводы его разума. И ещё этот голубой блеск волос. Интересно, будут ли они голубоватыми на свету?

Нет, надо выкинуть прочь из головы эти мысли. Это просто бред сумасшедшей, в который он имел глупость поверить. Но… он проверит ее на Книге Правды, а если она окажется той, имя которой говорит, то Кард предложит ей сделку, от которой она не сможет отказаться.

Прошло более часа, как снова, скрипнув, открылась дверь. Я нетерпеливо встала и окинула глазами фигуру вошедшего. Тот же самый, который с короной. Я не понимала, как я узнала своё имя, но теперь все мои мысли были только об этом. Эра. Имя не плохое, но как? Я же была уверена, что не помню ничего! И вот, мучаясь любопытством, я дождалась этого момента.

В этот раз у коронованного было кое-что в руках. Приглядевшись, я поняла, что это книга в золотой обложке. По ее краям пробегали синие искры, а моя рука просто тянулась к ней.

— Что это? — зачарованно прошептала я и коснулась книги.

Я вскрикнула и отдернула руку. Голубые искры, прежде прыгающие по всей поверхности книги, собрались в кучу и укололи до крови. Алая жидкость выступила на пальце, а затем капнула вниз, ровно на книгу.

Я удивленно подняла глаза на мужчину, но он напряжённо смотрел на закрытую книгу. Спустя некоторое время он судорожно вздохнул, словно испугался чего-то, и взглянул на меня по-другому, уважительнее и заинтересованнее.

— Тебе здесь нравится? — начал он.

— Ты о чем? — нахмурилась я. — Как это, — я обвела взглядом камеру, — может нравиться?

— Вот и я о том же, — кивнул пришедший. — Поэтому… у меня есть предложение, которое наверняка тебя заинтересует.

Это мне не очень понравилось. В чем выгода сделки с сидящей за решеткой девушкой? Или это что-то противозаконное.

Мужчина видимо понял, о чем я думаю, и отрицательно покачал головой.

— Нет, ничего страшного и вредоносного. Просто надо посетить с королевской делегацией некоторые места, побыть среди дипломатов… и понять, какой у тебя дар. Но последнее можно сделать буквально за три минуты.

Дипломаты и посещение каких-то мест? Звучит неопасно, но так ли оно на самом деле?

— А в чем выгода для меня? — после долгих раздумий спросила я.

— Свобода, — просто ответил мужчина, и как я понимаю, член королевской семьи.

— Нет, — твёрдо ответила я. — При таком условии — ответ только «нет».

— Тебе лучше живётся здесь? — хмыкнул королевич.

— Знаешь, свобода бывает разной. Можешь жить на воле, но без гроша в кармане, спать на земле и быть искусанным насекомыми. А можешь хотя бы иметь дом и огород, чтобы иметь деньги, на которые можно было бы жить дальше. И кроме того, откуда я знаю, что меня точно отпустят?

— Умна! — похвалил мужчина. — Хорошо, меня зовут Кардимиус Лоренский, и я средний принц и второй по наследованию престола Империи. И я составлю договор, в котором будет говориться, что при выполнении тобой всех пунктов, ты будешь обеспечена деньгами в размере трёх тысяч золотых корунов, килограммом самоцветов и грамотой на твоё освобождение. И кстати, ты ведь хочешь узнать о нашем мире?

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Часть 1. Коридор.

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Новая эра. Потерявшая память предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я