Маркс – Энгельс – Ленин (Е. Ф. Мельник, 2013)

По учению Маркса (настоящее имя – Мардохей Леви) социальные преобразования мира возможны только при одном условии – люди должны уничтожить в себе веру в Бога. Энгельс, ближайший единомышленник Маркса, четко сформулировал цель революции: «Борьба с христианским миропорядком является нашим единственным насущным делом».

Оглавление

  • Маркс

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Маркс – Энгельс – Ленин (Е. Ф. Мельник, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

В первой части (К. Маркс) и второй – (Ф. Энгельс) настоящей книги использованы материалы из трётомника Ставрова Н. Т. Вторая Мировая – Великая Отечественная. – М., 2006.

Маркс

В теории мировой революции один из основополагающих моментов – необходимость мировой войны, цель которой очень далека от принципа насильственного установления социального равенства. Это непреложный исторический факт, многократно подтверждаемый и поныне. Те, кого коммунисты называют величайшими благодетелями человечества, – Маркс, Энгельс, Ленин – исповедовали в качестве одного из важнейших догматов вселенского коммунизма и осуществления мировой революции необходимость войны, мировой войны. Энгельс откровенно утверждал, что только посредством мировой войны будет достигнута желанная для коммунистов всех времен и народов цель: «всеобщее истощание и создание условий для окончательной победы».

Коммунизм ассоциируется с именами Маркса, Энгельса, Ленина. Чтобы понять сущность учения, которое проповедовали эти титаны зла, нужно проникнуть во святая святых доктрины, провозглашенной ими как достижение «высшей общественно-экономической формации человечества», по сравнению с которой, как гордо писал Энгельс, «вся предшествующая история есть лишь предыстория, которая служит подготовлением к началу подлинно человеческой истории», – то есть коммунизму.

Только чрезвычайно наивные люди способны думать, будто коммунизм уже в прошлом – как семидесятилетняя история исчезнувшего с карты мира СССР и народов, переживших заключение в «социалистическом лагере». Действительность обнаруживает, что человечество и в XXI веке стремительно движется к целям, которые с предельной откровенностью декларировали именно коммунисты, провозгласив коммунизм смыслом бытия всего человечества.

Маркс, Энгельс, Ленин. Их имена начертаны золотом на пурпурных знаменах коммунизма. Кем были эти люди? Подлинные портреты названных исторических лиц, ставших символами апокалиптических потрясений, слагаются из реальных деяний, из фактов жизни, всецело посвященной революции…

Маркс, если верить большинству его биографов, был глубоко человечен. Им будто бы владела единственная идея: помочь угнетенным массам. Это говорят нам многочисленные учебники по истории политологии и политэкономии, причем не только советских изданий, но и большинства западных. Согласно этой, официальной версии, Маркс, увлеченный благородным принципом социальной справедливости, не мог удовлетвориться частными делами в отношении отдельных лиц: он будто бы задался целью облагодетельствовать все человечество. В истинности такой трактовки личности и деяний Маркса был не вправе сомневаться ни один житель СССР.

Гражданам Советского Союза со школьной скамьи преподносилась аксиома марксизма: беднейшие массы безмерно страждут под игом капитализма. Капитализм в этой идеологической схеме – квинтэссенция зла; капитализм есть объяснение происхождения любой несправедливости, угнетения, войн, преступлений и всех социальных пороков современного общества.

Преподаватели в вузах на лекциях «исторического материализма» (особый предмет, входивший в число основных дисциплин, независимо от профиля и специализации каждого учебного заведения) вещали: Маркс сделал величайшее открытие всех времен. Он, истинный гений, каких не знала история, понял суть всех противоречий; он уяснил смысл исторического процесса, определив объективные законы общественного развития. По Марксу, для того чтобы осчастливить всех трудящихся, нужно уничтожить «прогнившую» систему, – то есть капитализм. Как только это свершится, после переходного периода «диктатуры пролетариата» возникнет общество, в котором каждый будет радостно трудиться на коллективных предприятиях «по способностям» и получать «по потребностям». В этом счастливом обществе – воплощенной мечте человечества – люди наконец обретут истинный смысл общественного и личного бытия, наслаждаясь всеми благами в абсолютной социальной гармонии. Не будет больше ни государств, которые ограничивают личность и ее свободу, ни войн, ни бедствий, – наступит всемирное братство на все времена, рай на земле.

Надо сказать, Маркс довольно оригинальным образом представлял себе это идеальное устроение общественной жизни. Он утверждал: «В коммунистическом обществе, где никто не ограничен… общество регулирует все производство и именно поэтому создает для меня возможность делать сегодня одно, а завтра – другое; утром охотиться, после полудня ловить рыбу, вечером заниматься скотоводством, после ужина предаваться критике, – как моей душе угодно, – не делая меня… охотником, рыбаком, пастухом или критиком». – Эту идеалистическую картину Карл Маркс изложил в своем труде «Немецкая идеология»[1].

Не требуется особых усилий, чтобы увидеть всю абсурдность таких фантазий основоположника «марксизма-ленинизма». «Делать сегодня одно, завтра – другое; утром охотиться, после полудня удить рыбу, после ужина предаваться критике» – все это при ближайшем рассмотрении оказывается чистейшим барством, которое с успехом воплощали в жизнь именно те, кто, попирая веления совести и заповеди Христа, узурпировали человеческий труд, – например, развращенный помещик-эпикуреец, обладавший достаточной недвижимостью и достаточным числом крепостных крестьян. Но этот идеал бытия, уготованный, по Марксу, якобы для всех, есть не что иное, как фантастическая сказка: по добровольному согласию рабов такая идиллия никогда и нигде не могла быть воплощена в жизнь – потому что рабы только силой принуждаемы обеспечивать любые прихоти своего хозяина.

Если все будут жить так, как хотел жить лично Маркс, то кто будет работать? Однако это не смущало Карла Маркса. В качестве гениально простого рецепта достижения такого образа жизни, – а, согласно Марксу, именно в таком бытии и заключается счастье, причем счастье для всех, – было провозглашено: уничтожить капитализм.

Коммунизм, по теории Карла Генриха Маркса, – это единственный и необходимый путь ко спасению человечества. В своей работе «К критике гегелевской философии права» Маркс конкретизировал метод построения коммунистического общества.

Но вот что странно: оказывается, по учению Маркса, главным условием всеобщего благоденствия, предваряемого уничтожением капитализма, должно быть «упразднение религии». – И все-таки: для чего это необходимо осуществить? Как уничтожение религии может обеспечить – экономически – всех людей всем потребным: пищей – в изобилии; полной социальной безопасностью; дать идеальные условия материального достатка? Но Маркс с убежденностью фанатика пишет: «Упразднение религии, как иллюзорного счастья народа, есть требование его действительного счастья… Критика религии есть… критика той юдоли плача, священным ореолом которой является религия».

Что является основанием столь странной концепции по устроению общественной жизни? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять настоящего Маркса, Маркса-революционера, эгоиста, циничного лжеца, беспредельно жестокого в достижении поставленных целей.

Экономическая теория Маркса неверна в принципе. Это общеизвестный факт, который с исчерпывающей полнотой и научной обстоятельностью проиллюстрировал в свое время еще Ойген Бём-Баверк, блестящий австрийский экономист. В отличие от Маркса, Бём-Баверк был деятельным и добродетельным человеком, а не «мечтателем-революционером». Именно благодаря Бём-Баверку (бывшему тогда министром финансов Австро-Венгрии) его страна дважды избегла ужасов инфляционного краха. Бём-Баверк обратил внимание на противоречие экономической теории марксизма и не только продемонстрировал ее несостоятельность, – он обнаружил нечто большее: подлинные цели этой теории, имевшие революционную, то есть разрушительную, а отнюдь не созидательную направленность.

Прежде чем ответить на этот вопрос, нужно понять: какова была цель Маркса? Самый верный ответ дает жизнь человека, вошедшего в историю под именем Карл Маркс, – жизнь, обнаруживающая его истинные, а не декларируемые перед публикой убеждения. В Евангелии сказано: По плодам их узнаете их (Мф. 7, 16).

Итак, обратимся к деяниям Маркса, к истории его жизни; проследим, как формировались взгляды человека, ставшего настоящим апостолом коммунизма, пророком мировой революции…

* * *

Его настоящее имя – Мардохей Леви. Ради выгод общественного положения юный Мардохей Леви, несколько поколений предков которого по мужской линии были раввины, принял крещение и получил новое имя: Карл Генрих Маркс. Так в ранней юности Маркс стал «христианином». Однако переход из иудейства в протестантизм не был самостоятельным решением Мардохея, превратившегося таким образом в Карла. Он лишь послушно следовал советам своего отца – адвоката Гершеля Леви. В свое время Гершель Леви, сын раввина, по тайному благословению своего отца (деда Мардохея Леви) в 1824 году принял протестантство, бывшее государственной религией в Рейнской Пруссии. Этот шаг положил начало его более чем успешной впоследствии адвокатской карьере. Мардохей Леви, трансформировавшийся в Карла Маркса, шел по стопам отца. Перед сыном состоятельного трирского адвоката открылись широкие возможности. Маркс становится студентом Боннского университета, затем – учеба в Берлинском университете.

Справедливости ради должно сказать, что Маркс был потомком рода раввинов не только по мужской линии. Его бабка Ева Людес Львов в числе своих предков имела известных деятелей иудаизма: Иосиф бен Герсон га Коген, Мейер Катцемэлленборген, Иосиф Гершель Львов – эти имена были весьма и весьма авторитетны для иудеев Германии.

В 1723 году один из предков Карла Маркса по отцовской линии, Иосия Гершель Леви, стал раввином Трира. С того времени этот руководящий пост трирской синагоги занимали наследники рабби Иосии. Так, дед Маркса Мейерга Леви передал должность Самуилу Леви – дяде Маркса. По линии матери Карла Маркса цепь преемственности раввинского служения была еще внушительней: родительница апостола коммунизма – Генриетта, голландская еврейка, принадлежала к роду, в котором все старшие сыновья в течение столетий были раввинами. Раввином был и ее отец – дед Карла Маркса.

Гершель Леви, отец Маркса, владел еще и виноградниками в Мозеле и, как уже было упомянуто, слыл вполне преуспевающим человеком. Когда Рейнская провинция перешла к Пруссии, Гершель обратился к новому правительству с призывом снять все ограничения со своих единоверцев. Но реальность была такова, что, согласно прусскому эдикту 1812 года, евреи Трира и всей Рейнской провинции не могли получать государственные должности и заниматься частной практикой. Но Гершель не растерялся: в одночасье превратившись в «патриотично настроенного немца» и «доброго христианина-лютеранина», в 1815 году он уже вовсю занимается адвокатурой. Это принесло большие деньги и позволило обзавестись солидным домом.

Гершель Леви – он же Генрих Маркс – действовал продуманно. Трир в то время был городом с населением в одиннадцать с половиной тысяч жителей – и едва лишь триста из них принадлежали к Лютеранской Церкви. Почему Гершель принял лютеранство, а не католицизм, – религию большинства жителей?

Ответ очень прост: государственной религией Пруссии являлось лютеранство и наиболее влиятельные и богатые граждане Трира были лютеране. В этот круг и попал – совершенно осознанно – трирский иудей. Результат? – Деньги, власть, членство в трирском обществе просвещенных «Казино-клубе» – и ревностное неафишировавшееся служение иудейству в новом статусе.

Здесь, прежде чем идти дальше в изучении биографии Маркса, необходимо сделать некоторые уточнения.

На первый взгляд, крещение Мардохея Леви есть лишь ловкий прагматический шаг, продиктованный исключительно меркантильными соображениями трирского иудея. Но такой вывод можно сделать, лишь не зная реалий жизни европейского еврейства, бытие которого вовсе не вмещается ни в тесные рамки житейского прагматизма, ни в прокрустово ложе иудейства – поразительного искусства приспосабливаться ко всему и отовсюду извлекать выгоду, – отточенного веками жизни в рассеянии.

Все обстоит гораздо серьезнее, чем это может показаться человеку, не искушенному в марксизме. Тем более трудно предположить, что раввины и талмудисты, поколения которых составили генеалогическое древо Мардохея Леви – Карла Маркса, руководствовались в своей жизни элементарным правилом: во всем преследовать выгоду – и только. Отмеченная черта, как известно, присуща еврейству, однако это не причина, а следствие той философии жизни, которую исповедует иудейство и которая отнюдь не ограничивается пределами сроков одной человеческой жизни.

Однако какое все это имеет отношение к Мардохею Леви, превратившемуся в Карла Маркса? – Самое непосредственное. Факты его жизни и созданное им учение обнаруживают эту связь. Но все по порядку.

Благодаря переходу в лоно государственной Церкви Пруссии, Мардохей Леви, сын трирского адвоката, получил большие возможности. Согласно планам отца и заветам князей изгнания, он должен был стать юристом. Но Маркс предпочитал проводить время в кафе «Stehely», пьянствуя в обществе своих новых друзей, компании «младогегельянцев». Как же учился будущий гений революционной теории коммунизма?

К своему удивлению, исследователь обнаружит довольно неожиданные свидетельства о жизни Маркса того периода. За первый курс 1837–1838 годов он посещал лекции лишь по одному предмету. Но оказался замешан в уголовном деле. В последующие годы Маркс сохранил привычку быть не в ладах с законом, причем его постоянные проблемы с полицией в 1842–1849 годы возникали совсем не на политической почве.

В конце концов он был вынужден оставить университет в Бонне, и это явилось вполне естественным следствием, мягко говоря, беспорядочного образа жизни молодого Маркса. Затем, благодаря деньгам отца, Маркс появился в Берлинском университете. Там он провел три семестра. И опять все повторилось. Маркс более всего усердствовал в проматывании денег, которые отец-адвокат предоставлял ему с щедростью очень богатого человека. За один год учебы Маркс прокутил 700 талеров – это была громадная сумма. Достаточно сказать, что в то время всего лишь 5 % населения Германии имело доход, превышавший 300 талеров в год.

На протяжении последующих четырех лет Маркс прослушал лекции только по семи предметам. «Гениальный» Маркс так и не смог закончить Берлинский университет. Тем не менее он получил диплом Иенского университета, хотя и ни разу не посетил ни одной лекции в этом учебном заведении: деньги адвоката работали безотказно.

В 1841 году Маркс наконец получает степень доктора философии. Примечательно, что темой его диссертации была философия Эпикура, – эпикурейцем, страстным и эгоистичным человеком Маркс оставался до конца своих дней. Увы, он не оправдал надежд большинства своих иудейских родственников, по расчетам которых Мардохей-Карл должен был стать юристом – богатым и влиятельным человеком, способным оказывать важные услуги единоплеменникам, будучи доверенным лицом сильных мира сего. Зато Мардохей-Карл вполне оправдал ожидания иудейства, взойдя на вершину власти над умами прельщенных.

Справедливости ради должно сказать, что разгульной и безалаберной жизни Маркса студенческих лет предшествовал очень краткий, но важный период, относящийся к его ранней юности. Это был «христианский» этап Маркса-гимназиста. Может даже показаться, что высокий идеал христианства произвел на юного Маркса сильное впечатление. Однако, чем больше мы узнаём о жизни Маркса, тем яснее отдаем себе отчет в том, что все обстояло несколько по-иному. Когда сын трирского адвоката окончил гимназию, характеристика этого юноши в графе «Религиозные познания» содержала такую запись: «Его знания христианского вероучения и нравоучения довольно ясны и обоснованны, и он до известной степени знает историю христианской Церкви». – Объективно ли свидетельство аттестата? Достоверно ли утверждение, что юный Маркс в известной степени испытал увлечение христианством?

Первая из работ Маркса, известная исследователям, относится к его гимназическому периоду; она называется «Единение верующих со Христом по Евангелию от Иоанна». Вот что писал юный Маркс: «Сочетание со Христом состоит в самом тесном и живом общении с Ним, в том, что мы всегда имеем Его перед глазами и в сердце своем и, проникнутые величайшей любовью к Нему, обращаем в то же самое время сердца наши к нашим братьям, которых Он теснее связал с нами, за которых Он также принес Себя в жертву»[2].

В упомянутом сочинении Маркса-гимназиста ясно различим голос школьного учителя, преподававшего немецким юношам Закон Божий. И тем не менее, Марксу, по крайней мере с гимназических лет, стало известно – теоретически, вследствие обязательного знакомства с христианством по школьной программе, – каким образом люди могут братски возлюбить друг друга и творить добро ближнему своему. В упомянутом сочинении он своей рукой написал: «Сочетание со Христом внутренне возвышает, утешает в страданиях, успокаивает и дает сердце, открытое человеческой любви, всему великому, благородному не из-за честолюбия, не из стремления к славе, а только ради Христа».

Эти неожиданные свидетельства о юном Марксе даже были опубликованы в СССР – в 3-й книге Архива Маркса и Энгельса (издание вышло под редакцией Рязанова[3] в 1927 году). Впрочем, влияние христианства на Маркса и не могло быть глубоким. Гораздо более действенным являлось воспитание отца, страстного почитателя Вольтера и французских просветителей. Этих авторов Генрих Маркс, некогда известный жителям Трира как Гершель Леви, часто читал своему сыну, воспитывая в нем атеиста, – по собственному образу и подобию.

В данном случае атеизм, убежденным приверженцем которого был отец Маркса, не должно понимать как полный индифферентизм в отношении к религии вообще. Трирский адвокат Гершель Леви, иудей, сын раввина, перешедший в 1824 году в протестантство, – чтобы, как сообщают советские биографы, «избавить себя и свою семью от мелочных и унизительных притеснений, которым подвергалось еврейство в Пруссии»[4], – на деле был убежденным богоборцем, последовательно шедшим по пути, предначертанному для европейского еврейства иудейскими князьями изгнания еще со времен разрушения Иерусалима, если же быть точным – со времени убийства иудеями Христа.

Безусловно, семейное воспитание и усердие отца были вознаграждены: упомянутое раннее сочинение Маркса свидетельствует более всего о том, что сын Гершеля Леви, внук раввина Мардохей Леви, превратившись в Карла Маркса, вполне успешно смог избавиться от «унизительных и мелочных притеснений», довольно хорошо усвоив пиитическую религиозную фразеологию, звучавшую в гимназиях Германии на занятиях Закона Божия. Но это, как и принятое христианское имя, было только покровом, за которым скрывалась суть настоящего Маркса.

Строки, написанные Марксом-гимназистом о Христе и христианской любви, не явились плодом серьезных размышлений, не могли они быть и следствием подлинно христианской жизни. Однако Маркс обладал вполне определенным духовным опытом, более того, этот опыт был содержателен, но именно эта сокровенная сторона жизни Маркса и представляла собой главную тайну человека, вошедшего в историю под именем Карл Маркс. Увлечение юного Маркса христианством было не столько искренним чувством в сердце еще не искушенного в житейской премудрости молодого человека, сколько желанием благоустройства в новой среде: немецкой системе христианского образования и в дальнейшем – обретение места в обществе.

Каков был духовный опыт Маркса? – Ответ на это дает собственно жизнь апостола коммунизма.

Для понимания того, каковы были философские и жизненные взгляды Карла Маркса, чрезвычайно важно проследить процесс их формирования в отроческие и студенческие годы. Богоборчество Маркса начало откровенно проявляться именно тогда. Семена зла, усердно всеваемые в сердце Мардохея Леви его отцом, дали обильные всходы…

Биограф рассказывает, что в одном из своих стихотворений Маркс, еще будучи студентом, писал: «Я жажду отомстить Тому, Кто правит свыше». – Значит, Маркс был убежден, что Правящий свыше существует? Чем же была вызвана эта злобная ненависть к Богу?

Ни один из биографов Маркса не упоминает о личных мотивах: Маркс не испытал ничего в своей жизни, что могло бы озлобить его и привести к богоборческому бунту. Судя по всему, таких личных мотивов у него и не было. Но было нечто иное: семейное воспитание; тщательно скрываемые от неевреев вековые традиции талмудического иудаизма; усвоенные идеи европейского Просвещения – модного учения, настоящим идолом которого был Вольтер, начертавший на своем знамени: «Раздавить гадину» – девиз, означающий непримиримую ненависть ко Христу и христианству. – И в своем стихотворении «Заклинание впавшего в отчаяние» Маркс-студент, юноша, еще только вступающий в жизнь, напишет:

Мне не осталось ничего, кроме мести!..

Я высоко воздвигну мой престол,

Холодной и ужасной будет его вершина.

Основание его – суеверная дрожь,

Церемонимейстер – самая черная агония.

Кто посмотрит здравым взором,

Отвернется, смертельно побледнев и онемев,

Схваченный слепой и холодной смертью…

Слова «я высоко воздвигну мой престол» на самом деле являются отчетливой реминисценцией, заимствованной Марксом из Ветхого Завета. В книге пророка Исаии так говорит… Люцифер: «Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой!» (Ис. 14, 13).

То, что Карл Маркс фактически повторял гимн сатаны, ясно свидетельствует: он хорошо знал иудейских пророков, ветхозаветное Писание, которое Талмуд истолковывает в духе ненависти к Богу и обетования победы над христианскими народами.

Религиозное, то есть иудейское, образование Карла Маркса, в глубине души никогда не перестававшего быть Мардохеем Леви, было вполне основательным. Тому есть и другие, весьма существенные доказательства. Это малоизвестная поэма, сочиненная Марксом, как и «Заклинание…», в студенческие годы. Поэма называется «Эуланем».

Характерно, что «Эуланем» – не что иное, как искажение священного имени, анаграмма, в которую превращено библейское имя Эммануил, в древности пророчески указывавшее на боговоплощение Сына Божия – Иисуса Христа. Эммануил в переводе с еврейского означает «С нами Бог».

Подобные искажения имен считаются весьма эффективными в иудействе: каббала прямо предписывает использование такого магического метода. Понять поэтическую драму «Эуланем» Маркса можно, только имея представление о тайном учении, хранимом иудейской синагогой и поныне.

В своей мистической поэме «Эуланем» Маркс предельно откровенен:

Все сильнее и смелее я играю танец смерти.

И они тоже: Эуланем, Эуланем.

Это имя звучит, как смерть,

Звучит, пока не замрет в жалких корчах.

Скоро я прижму вечность к моей груди

и диким воплем

Изреку проклятие всему человечеству.

В драме «Эуланем» Маркс фактически провозглашает своей целью – исполнить волю дьявола: он предает все человечество проклятию. Роберт Пейн, исследовавший судьбу основоположника коммунизма, пишет в своей работе «Карл Маркс»: «“Эуланем”, вероятно, единственная драма в мире, в которой все действующие лица уверены в своей порочности и щеголяют ею, как на празднике. В этой драме нет белого и черного… В ней всё и все обнаруживают черты характера Мефистофеля. Все участники ее демоничны, порочны и обречены на гибель».

Когда Маркс сочинил эту поэму, ему было всего лишь восемнадцать лет… Программа его жизни уже вполне установилась. Здесь не было и речи о служении человечеству, пролетариату или социальном равенстве. Он хотел разрушить мир. Его цель – воздвигнуть престол, основанием которого были бы человеческие страдания. Маркс очень редко говорил на людях о метафизических вещах, однако свидетельства о том, кому он поклонялся и служил, существуют, – о них сообщают как его собственные поэтические признания, так и убеждения тех, с кем он был идейно близок.

Поклонники сатаны – не материалисты. Они знают о загробной жизни. «Эуланем» – личность, устами которой говорит Маркс, «Христос наоборот», – то есть антихрист, – не отрицает существования загробной жизни. Он признает ее, но только как жизнь, исполненную ненависти в высшей степени.

Что произошло с молодым Марксом? В юности внук раввина декларирует христианские убеждения (но только на словах!). В его душе совершается какое-то странное, сокровенное делание. На этой стадии формирования взглядов Мардохея Леви – Карла Маркса должно обратить внимание на ключевую строку в одном из его писем к отцу. 10 ноября 1837 года студент Берлинского университета Карл Маркс пишет родителю: «Завеса спала, моя святая святых была опустошена, необходимо было поместить туда новых богов». Письмо действительно служит важной вехой, отмечающей путь восхождения Маркса на революционный Олимп.

Даже официальная биография Маркса, помещенная в первом издании Большой советской энциклопедии, подчеркивает значимость именно этого письма: «Университетские годы Маркса наполнены трудом, глубокой и серьезной работой по выработке своего мировоззрения. Сохранившееся письмо Маркса к отцу от 10.ХI.1837 г. показывает ту внутреннюю борьбу и огромную творческую работу, которую Маркс проделал»[5]. Эти скупые строки биографии Маркса лишь подтверждают существование тайны, но отнюдь не раскрывают ее. Столь же многозначителен был исполненный умолчания ответ трирского адвоката своему сыну. Генрих Маркс в письме к Карлу от 10 февраля 1838 года обронил такую фразу: «Я не настаивал на объяснении таинственного дела».

Что это было за таинственное дело? О чем так прикровенно говорят Маркс-отец и Маркс-сын? До сих пор ни один биограф не смог объяснить эту загадку. – Не смог или не захотел?

Однако ответ все-таки есть. Отец знал тайну сына: вполне сознательно он перелил в сердце своего отпрыска дьявольский яд богоборчества… Впрочем, совершенно точный ответ дает и сам сын Мардохей.

В своем стихотворении «Бледная девочка» он пишет:

Я утратил небо

И прекрасно знаю это.

Моя душа, некогда верная Богу,

Предопределена теперь для ада.

Как видим, все сказано очень ясно. Маркс объявил своей целью увлечь человечество в бездну. Это стало смыслом его жизни. В драме «Эуланем» Маркс открывает свою тайну – и тайну иудейства, отвергшего Христа:

Стой! Теперь я понял.

Оно поднимается из моей души

Ясное, как воздух,

Прочное, как мои кости!..

И все же тебя,

Персонифицированное человечество,

Силою моих могучих рук

Я могу схватить и раздавить

с яростной силой,

В то время как бездна зияет

Передо мной и тобой в темноте.

Ты провалишься в нее,

И я последую за тобой,

Смеясь и шепча тебе на ухо:

«Спускайся со мною, друг!»

Надо сказать, в строках «Эуланема» содержится не только проклятие всему человечеству. В откровениях Маркса заключен и приговор самоубийства – окончательный бунт богоборчества. Персонифицированное человечество – в данном случае это сам автор «Эуланема». Так Маркс изрекает свою мечту – быть антихристом. «Эуланем» – «Христос наоборот» – воплощается в нем, подымаясь из бездны и проникая в его душу. Это дух, Денница, Люцифер… – которого Маркс называет «ясным, как воздух», «прочным, как кости», обретшим полное владычество над его душой, сердцем и волей…

Марксизм скрывает тайну, в которую посвящены лишь немногие марксисты, – лишь те, кто, став под кровавые знамена революции, достигли иерархических высот в той всемирной организации, которая соблазнила и соблазняет миллионы лозунгами социальной справедливости.

В свое время Ленин писал, что спустя полстолетия после смерти Карла Маркса, «титана революции», ни один марксист не постиг Маркса. Ленин знал, что говорил.

Познав эту сокровенную тайну основоположника марксизма, можно понять, почему и Бухарин, видный советский марксист, тоже мечтал быть антихристом. Николай Бухарин, без сомнения, являлся одной из важных фигур в системе всемирной революционной организации. Он был генеральным секретарем Коммунистического Интернационала, одним из главных теоретиков марксизма в XX веке. Совсем не случайно Ленин называл Бухарина: «золотое дитя революции». Известно, что еще в двенадцатилетнем возрасте, прочитав Апокалипсис, Николай Бухарин страстно возжелал стать антихристом. Узнав из Священного Писания, что антихрист должен родиться от апокалиптической блудницы, он настаивал, чтобы его мать призналась, будто она была проституткой. – Все это рассказывает Георгий Катков в своем исследовании «Дело Бухарина» (George Katkov. Тhе Тrial оf Buharin. N.-Y., 1969).

Не менее разительные свидетельства того, что Маркс, как и остальные руководители революционного коммунистического заговора, был сатанистом, предоставляют факты его личной жизни. Сын Карла Маркса Эдгар 31 марта 1854 года отправил отцу письмо, которое начинается странным обращением: «Мой милый дьявол…» Это совершенно невозможно в христианской семье, но так пишут сатанисты тем, кого они любят и почитают. Адептом религии Люцифера, – скорее всего, под влиянием Маркса – стал и его сын. Впрочем, путь Эдгара Маркса и не мог быть другим. В архиве Маркса сохранилось очень любопытное письмо: десятью годами раньше, 6 августа 1844 года Женни Маркс обращается к своему мужу следующим образом: «Твое последнее пастырское письмо, о верховный жрец и владыко души, принесло твоим бедным овечкам мир и тишину». Жена именует его верховным жрецом. – Какой религии? Единственным верованием в Европе XIX столетия, где существовал верховный жрец, был сатанизм.

В данном отношении весьма любопытные факты содержатся в книге дочери Маркса Элеоноры, которую она назвала: «Мавр и генерал – воспоминания о Марксе и Энгельсе». Элеонора Маркс сообщает, что отец рассказывал ей и сестре много историй, когда они были еще маленькими детьми. Одна, которая ей больше всего нравилась, была о некоем Гансе Рекле.

«Эта история длилась много месяцев и никогда не кончалась. Ганс Рекле был волшебник, у которого был игрушечный магазин и куча долгов. И хотя он и был волшебником, однако постоянно нуждался в деньгах.

Поэтому, вопреки своему желанию, он вынужден был продавать все свои прекрасные вещи, одну за другой, дьяволу… Некоторые похождения были столь ужасны, что у нас волосы поднимались дыбом на голове».

Нормально ли это, чтобы отец увлеченно рассказывал своим детям столь ужасные истории о продаже самых дорогих сердцу вещей… сатане?

Биограф Маркса Роберт Пейн в своей книге «Маркс» тоже подробно рассказывает, со слов Элеоноры, о том, как несчастный волшебник Рекле неохотно продавал свои игрушки, удерживая их до последней минуты. Но, связанный договором с дьяволом, он не мог избежать этого. Роберт Пейн заключает: «Едва ли можно сомневаться в том, что эти бесконечные истории были автобиографическими. У Маркса был демонический взгляд на мир, и он обладал сатанинской злобой. Он отдавал отчет в том, что совершает работу дьявола».

Личная жизнь Маркса представляет немало загадок. Арнольд Кюнцли в своей книге «Маркс – психография» сообщает такие факты: Маркс был виновником самоубийства двух своих дочерей и зятя. Трое детей умерли от недоедания. Элеонора Маркс Эвелинг покончила жизнь самоубийством в 1898 году; согласно договоренности между супругами, муж должен был последовать за ней, но в последнюю минуту, как пишут биографы семейства Маркса, «он дрогнул». Здесь требуется уточнение: на самом деле все было несколько по-иному. Коммунист Эвелинг еще в 1897 году тайно незаконно женился на двадцатидвухлетней актрисе; после смерти Элеоноры он сразу же переехал к ней.

Дочь Маркса Лаура, жена социалиста Лафарга, как будто следуя примеру отца, тоже похоронила своих детей. Потом вместе с мужем она покончила жизнь самоубийством. Это произошло в 1911 году.

Элеонора Маркс заслуживает, чтобы о ней рассказать несколько подробней. Элеонора была особым ребенком для Маркса. Он называл ее Тусси и часто говорил: «Тусси – это я». С полного одобрения отца Элеонора вышла замуж за Эдуарда Эвелинга, друга Анни Безант[6], одной из основоположниц теософии. Эвелинг читал лекции на тему «Низость Бога», часто цитируя при этом поэтические опусы, проникнутые пафосом ненависти ко Творцу.

Мои стихи, необузданные и дерзновенные,

Да вознесутся

К тебе, о Сатана, царь пира.

Прочь с твоим кроплением, священник,

 И твоим заунывным пением,

Ибо никогда, о священник,

Сатана не будет стоять за тобой.

Твое дыхание, о Сатана,

Вдохновляет мои стихи…

Твоя молния потрясает умы…

Сатана милостив…

Подобно урагану,

С распростертыми крыльями

Он проносится, о народы,

Великий Сатана!

Это теософское стихотворение Эвелинга, зятя Маркса, мужа Элеоноры-«Тусси». Подобные произведения регулярно звучали в доме Маркса.

Таковы весьма любопытные факты из семейной жизни Маркса – апостола коммунистической революции. Их сообщает Татфорд на страницах своей работы о Марксе «Князь тьмы». Как видим, Маркса посещала вполне определенная публика, теософы регулярно читали в его доме богоборческие трактаты и стихи[7].

«Любящий всех людей Маркс» – это миф, планомерно и тщательно созданный уже после его смерти. Даже для своих близких Маркс, пользуясь словами его сына Эдгара, был «дьяволом». Он не любил ни своих детей, ни жену, ни отца и мать. В 1851 году у него появился внебрачный ребенок – незаконнорожденный сын от служанки Ленхен Демут. Чтобы скрыть скандальное происшествие, способное бросить тень на героическую фигуру «титана революции», борца за счастье всех угнетенных, Маркс объяснил появление этого ребенка усердием Энгельса, который с готовностью принял предписанную для него роль.

Маркс много пил. Рязанов, бывший директор Института Маркса и Энгельса в Москве, признает этот факт в своей книге, вышедшей на немецком языке, – «Карл Маркс как мыслитель, человек и революционер».

Маркс совершенно не чувствовал каких-либо обязанностей перед семьей. Он никогда не желал работать для материального обеспечения жены и детей, хотя легко мог прокормить семью с помощью одного только превосходного знания языков. Но Маркс предпочитал жить за счет Энгельса. За свою жизнь Маркс получил от Энгельса приблизительно шесть миллионов французских франков золотом (данные Института Маркса и Энгельса).

И тем не менее Маркс всегда страстно вожделел денег, мечтая о богатом наследстве. Когда один из его родственников, дядя жены, был при смерти, Маркс писал Энгельсу: «Если собака умрет, я вылезу из нищеты». Его друг отвечал: «Я поздравляю тебя с болезнью мешающего тебе получить наследство и надеюсь, что катастрофа не замедлит». – Эпистолярное наследие Маркса довольно выразительными красками дополняет портрет этого человека.

Когда «собака» умер, Энгельс получил от своего друга и наставника известие: «Весьма радостное событие. Вчера нам сообщили о смерти девяностолетнего дяди моей жены. Моя жена получит приблизительно сто фунтов стерлингов; могло бы быть и больше, если бы старый пес не оставил части своих денег экономке» (8. III.1855 г.)[8]. У него не находилось никаких нежных чувств и для людей, бывших ему гораздо ближе, чем этот родственник. Он не общался со своей матерью. В декабре 1863 года Маркс писал Энгельсу: «Два часа тому назад пришла телеграмма, сообщившая мне, что моя мать умерла. Я был уже одной ногой в могиле. Но в данных обстоятельствах я нужен больше, чем старуха. Я должен поехать в Трир по делам наследства». – Это все, что он нашел сказать о смерти матери.

Из писем Маркса к Энгельсу:

«Старик твой – сволочь…» (XI. 1848 г.)

«С моей старухой (о матери) ничего нельзя поделать, пока я сам не сяду ей на шею» (13. IХ. 1854 г.).

Маркс – Энгельсу о пролетариате: «Он (пролетариат) вынужден защищать меня от той бешеной ненависти, которую питают ко мне рабочие, то есть болваны» (18. V. 1859 г.).

Энгельс – Марксу о народе: «Любить… нас никогда не будет демократическая, красная или коммунистическая… чернь» (9. V. 1851 г.).

Маркс – Энгельсу о демократии: «стая новой демократической сволочи…» (10. XI. 1851 г.); «демократические собаки и либеральные негодяи» (25. XI. 1859 г.).

Энгельс – Марксу: «Какое значение имеет “партия”, то есть банда ослов, слепо верящих в нас?.. Воистину мы ничего не потеряем оттого, что нас перестанут считать адекватным выражением тех ограниченных собак, с которыми нас свели вместе последние годы…» (13. XI. 1851 г.)

Маркс – Энгельсу: «У меня ни одна душа не бывает, и это меня радует, ибо… (далее нецензурная брань) человечество может меня… (здесь еще одно грязное ругательство). – Сволочь! Привет Твой К. М.» (18. VI. 1862 г.).

Маркс проигрывал много денег на бирже. Замечательное занятие для вождя коммунистов! Будучи экономистом, этот «благодетель человечества» почему-то умел только проматывать деньги, которые, как свидетельствуют факты его биографии, он любил больше всего на свете: больше, чем соратников-революционеров, больше, чем революцию. Как известно, Маркс публично заклеймил сребролюбие евреев – нацию, чей бог – деньги и чей образ жизни – торгашество. Из этого как будто можно сделать вывод, что предводитель коммунистов всех времен и народов был чужд сребролюбия и как будто не считал себя евреем, – по крайней мере по духу.

Но Маркс, повторимся, приведя следующий факт его «революционной» деятельности, больше всего на свете любил деньги. Этот апостол коммунизма, столь обеспокоенный судьбой пролетариев и вообще всех неимущих, – в чем уверяют его последователи, был платным осведомителем австрийской полиции, сообщая «куда следует» о своих сподвижниках в борьбе за освобождение страждущего пролетариата.

Немецкая газета «Reinchshruf» в номере от 9 января 1960 года рассказала о том, что канцлер Австрии Рааб передал Н. С. Хрущеву оригинал письма К. Маркса, представлявшего собой финансовый договор между главным коммунистом и австрийской полицией. Согласно просьбе К. Маркса, за каждое сообщение о революционной деятельности его друзей полиция платила 25 фунтов. Так великий мыслитель зарабатывал себе на жизнь, поскольку денег Энгельса ему все-таки не хватало. Никита Хрущев с глубокой благодарностью и пониманием – как настоящий марксист, вооруженный ленинской диалектикой, – принял ценный подарок, который был незамедлительно упрятан в недрах партийных архивных хранилищ.

Маркс был страстным почитателем Гракха Бабёфа[9] – французского революционера, который говорил о себе: «Любовь к революции убила во мне всякую другую любовь и сделала меня столь же жестоким, как дьявол». Когда в 1871 году в Париже вспыхнула коммунистическая революция, коммунар Флоренс заявил: «Наш враг – это Бог. Ненависть к Богу – начало мудрости». Маркс очень высоко ценил французских коммунаров, открыто преследовавших эти цели и не останавливавшихся перед жесточайшим террором в отношении именно тех, кого они, согласно собственным лозунгам, намеревались «освобождать и защищать».

Стихотворные произведения молодого Маркса представляют по своей сути исповедание богоборческой религии Люцифера, человеконенавистнической, исполненной зависти ко христианским народам, принявшим веру в Мессию, распятого иудеями. Доктрина сатанизма, адептом которого был и Карл Маркс, проникнута чаяниями о пришествии иудейского царя, который покорит весь мир и повергнет человечество к ногам иудеев. Поэтическое творчество Маркса вдохновлено идеями, которые создали Талмуд. В своем стихотворении «Скрипач» Маркс пишет:

Адские испарения

Поднимаются и наполняют мозг,

Пока не сойду с ума

И мое сердце в корне не переменится.

Видишь этот меч?

Князь тьмы

Продал его мне.

Эти строки приобретают особое значение, если знать, что в ритуалах высшего посвящения в сатанинский культ адепту вручается заколдованный меч, гарантирующий успех. Он платит за него, подписывая собственной кровью договор с дьяволом, клятву в том, что его душа после смерти навечно будет принадлежать сатане, верным служителем которого он становится еще в земной жизни. Стихотворение Маркса «Скрипач», датируемое 1841 годом и опубликованное в журнале «Атенауэм», вполне откровенно раскрывает люциферианство Маркса, который поэтически исповедует свою веру:

Ты о чем? О песнях рая?

Саблей зарублю тебя я.

Бог не знает песен, – нет.

Песни – это адский бред,

Что ведет к безумью души.

Мне напел их дьявол в уши.

Дьявол такт мне отбивает,

Он – смычок мой направляет.

В свете всего сказанного совсем не пустыми словами оказывается признание основателя современной «церкви Сатаны» Елифаза Леви[10]. Верховный жрец сатанинского культа недвусмысленно провозгласил: «Талмуд есть основа черной магии». Впрочем, в этом нет ничего нового. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинополя, еще в V веке проповедовал: «Когда оставит Бог, тогда место то делается жилищем демонов. Конечно, иудеи скажут, что и они поклоняются Богу. Но этого сказать нельзя: никто из иудеев не поклоняется Богу. Кто говорит это? – Сын Божий. Аще Отца Моего бысте ведали, – говорит Он, – и Мене ведали бысте: ни Мене весте, ни Отца Моего… Вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего (Ин. 8, 19). Какое еще можно привести свидетельство достовернее этого? Итак, если они не знают Отца, распяли Сына, отвергли помощь Духа, то кто не может смело сказать, что место то, синагога, есть жилище демонов? Там не поклоняются Богу, нет, там место идолослужения… Синагога бесчестнее всякой корчемницы, потому что служит убежищем не просто разбойников и торгашей, но для демонов. А вернее сказать, не синагоги только служат таким убежищем, но и самые души иудеев… Место, где собираются христоубийцы, где преследуют Крест, где хулят Бога, не знают Отца, поносят Сына, отвергают благодать Духа, где находятся демоны, – такое место не более ли пагубно?..

Видишь, что демоны живут в душах их [иудеев], и нынешние – еще лютее прежних»[11].

Иоанн Златоуст, произнесший с церковного амвона восемь «Слов против иудеев», вполне подробно изъяснил религиозную сущность иудаизма – как люциферианской религии, отвергшей Богочеловека Иисуса Христа и предавшей Его на крестную смерть. Иудейство, став религией сатаны, начертало на своих знаменах: «Месть Богу!», «Уничтожение христианства!», «Владычество над миром!»

Факты биографии Маркса иллюстрируют принятую им богоборческую, революционную теорию и свидетельствуют о том, что апостол коммунизма свою жизнь посвятил достижению именно этих целей.

Когда Маркс писал «Эуланем» и другие произведения, в которых он исповедовал свою верность сатане, он вовсе не помышлял о социальной справедливости и братстве пролетариев. Это был период решительного и осознанного выбора, запечатленного клятвой верности дьяволу.

Среди людей, окружавших Маркса, есть таинственная личность, сыгравшая в его идейном становлении очень важную роль: Моисей Гесс – человек, не только приведший Маркса к социалистическим убеждениям, но и сделавший его апостолом коммунизма. Это произошло в 1841 году. В результате общения с Гессом двадцатитрехлетний Маркс превратился в глубоко и страстно антирелигиозного человека. Гесс убедил Маркса принять коммунистическую идею.

Как и Маркс, Моисей Гесс вырос в богатой еврейской семье. Как и Маркс, Гесс был воспитан семьей в традициях талмудистского иудаизма. Как и у Маркса, дед Моисея Гесса был раввином. Идеи, которые передал Гессу как важнейшее наследие иудаизма его дед, пронизывают все, что написал учитель Маркса. Осуществлению этих идей Моисей Гесс посвятил свою жизнь – как и Карл Маркс, внук раввина Мардохей Леви.

Ко времени знакомства с Марксом Гесс уже был автором двух довольно больших работ: «Священная история человечества» (Штутгарт, 1837) и «Европейская триархия» (Лейпциг, 1841). В первом трактате Гесс провозглашает ни много ни мало идею синтеза иудейства и христианства. Это, по Гессу, есть единственный путь «спасения человечества», – на деле же Гесс предначертывает план уничтожения христианства изнутри. Замысел не был бесплодной фантазией. Еще раз напомним содержание хартии, предназначенной вождями Израиля в качестве программы для европейского иудейства. Один из ее пунктов гласит: «Сделайте ваших детей христианскими священниками, чтобы они разрушали христианскую церковь».

В своей «Священной истории» Моисей Гесс предстает предтечей богословия революции, получившего распространение в середине XX века благодаря деятельности Всемирного Совета Церквей, пропагандировавшего новые тенденции в католицизме, провозгласившем в XX столетии правомочность идеи спасения без Христа.

Весьма характерным в этой связи оказывается откровение либерального англиканского теолога нашего времени. Пастор Остеррайхер публично в одной из своих проповедей произнес: «Сто лет назад не были пустой болтовней слова: “Религия – опиум для народа”. Мы, члены Тела Христова, смиренно покаявшись, должны признать, что находимся в глубоком долгу перед каждым коммунистом…» Эти поразительные для любого христианина призывы появились в 1968 году на страницах лондонского сборника «Проповедь у источника св. Марии»[12].

Ватикан, как свидетельствуют факты истории, тоже выполнял директивы иудейства, в свое время обнародованные Моисеем Гессом. 6 сентября 1938 года папа Пий XI (Ахилл Ратти), итальянец еврейского происхождения, в своем выступлении по радио Ватикана заявил на весь мир, что все христиане являются «духовными семитами». Второй Ватиканский собор в главе 4-й своей декларации «Nostra Aetate» (28 октября 1965 года) торжественно провозгласил, что иудаизм, хотя и не признает Иисуса Христа Мессией, «дорог Господу» и что «Церковь питается из корня маслины (иудаизм), к которой привиты ветви дикой маслины (христианство)». На этом же Всемирном Ватиканском соборе была принята «Молитва о прощении католическому миру за преследование евреев». Вот текст этой, с позволения сказать, молитвы:

«Милосердный Боже! Ныне мы убеждены в том, что на протяжении многих веков наши глаза были настолько слепы, что мы не в состоянии были увидеть всю красоту Твоего Избранного народа и узнать в чертах его лица наших привилегированных Братьев! Теперь мы поняли, что клеймо Каина было начертано на наших челах!

На протяжении многих веков Брат наш Авель лежит в крови и слезах по нашей вине, потому что мы забыли Твою Любовь!

Прости нам проклятия, что мы, по причине нашего невежества, в лице Еврея распяли Тебя! Аминь».

Итак, в XX веке идеи, открыто высказанные некогда Моисеем Гессом, учителем Маркса, оказались воплощены в жизнь. Однако Гесс, основоположник современного социализма, был и основателем как будто совершенно не связанного с ним национально-религиозного движения, известного как сионизм. Он, учивший Маркса принципам классовой борьбы, в своей книге «Рим и Иеру салим» (1862) сформулировал следующий догмат: «Прежде всего – расовая борьба, борьба классов – второстепенна».

Гесс создает концепцию сионизма – расовой борьбы, борьбы с теми, кто не принадлежит к еврейству. Гесс провозгласил: Иерусалим – для евреев, но без Иисуса Христа. Для Моисея Гесса Иисус Христос – это, как он пишет, «еврей, которого язычники обоготворили как своего спасителя». Гесс утверждает: «Каждый еврей имеет в себе задатки Мессии, каждая еврейка – задатки Скорбящей Богоматери». По Гессу, евреи как народ не нуждаются в Спасителе. Он принципиально отвергает стремление к святости как духовно-нравственному идеалу и не желает быть спасенным. Стремление к личной святости он презрительно называет «индогерманским», то есть совершенно чуждым еврейству и иудейской религии.

Целью евреев, по глубокому убеждению Гесса, должно быть создание «мессианского государства», «переделка мира согласно божественному плану». Это означает не что иное, как осуществление социалистической революции – с использованием методов классовой и расовой борьбы. Такие идеи Моисей Гесс открыто декларирует в своем «Красном катехизисе для немецкого народа», в котором он пишет: «Что черно? Черно духовенство. Эти богословы – худшие аристократы. Поп учит князей порабощать людей во имя Божие. Во-вторых, он учит народ позволять порабощать себя и эксплуатировать во имя Божие. В-третьих, и главным образом, он обеспечивает себе, с Божьей помощью, привольную жизнь на земле, тогда как людям рекомендуется ждать ее на небе.

Красный флаг символизирует непрекращающуюся революцию вплоть до окончательной победы рабочего класса во всех цивилизованных странах Красной Республики. Когда рабочие добьются победы в своей стране, они должны помочь своим братьям в остальном мире… Социалистическая революция – моя религия!»

Что же все-таки является основанием этой религии социализма? Моисей Гесс, возложивший на Маркса «задачу покончить со средневековой религией и заменить ее религией социалистической революции», изрек удивительное признание: «Меня всегда назидали еврейские молитвы».

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Маркс

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Маркс – Энгельс – Ленин (Е. Ф. Мельник, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я