Возвращение на Остров Потерянных

Мелисса де ла Круз, 2016

Иви и Джей – теперь учатся в Аурадоне, забросив свое злодейское прошлое. Мэл стала девушкой принца Бена, Иви подружилась с Дагом, Джей и Карлос играют в школьной спортивной команде. И все было бы хорошо, если бы в один прекрасный день друзья не получили одинаковые сообщения с приказом немедленно возвращаться на Остров Потерянных. Они начинают подозревать, что родители что-то замышляют. Мэл, Карлос, Иви и Джей решают вернуться на Остров и разузнать, что задумали злодеи-родители. У дастся ли друзьям помешать коварным планам величайших злодеев или они встанут на их сторону и Аурадон будет обречен?

Оглавление

Из серии: Наследники

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Возвращение на Остров Потерянных предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Мелисса де ла Круз

Возвращение на Остров Потерянных

«Мне в голову пришла блестящая идея!»

Принц Бен, «Остров Потерянных»

«Хорошая» жизнь

«И как любой сон — это не может длиться вечно».

Фея-крестная, «Золушка»

Глава 1

Древняя, как мир, история

Если бы Мэл предложили выбрать то, что ей больше всего нравится в Аурадоне, она вряд ли смогла бы остановиться на чем-нибудь одном. Только на то, чтобы выписать на бумагу все достоинства своей новой школы, у нее ушел бы, наверное, целый день. Во-первых, школа Аурадона в отличие от школы Дрэгон Холл на Острове Потерянных, находилась в красивом уютном здании, а не в вонючем сыром подземелье. Во-вторых, оказалось, что в школе можно не только строить планы злодейских заговоров, но и изучать целую кучу самых разных и интересных предметов. Больше всего Мэл нравились уроки живописи, на которых она с упоением рисовала на холстах загадочные туманные пейзажи и мрачные темные замки. Она предпочитала именно эти сюжеты в отличие от большинства остальных учеников, выбиравших веселенькие рассветы-закаты или яркие сочные натюрморты с фруктами-ягодами.

Как может кому-то нравиться рисовать такую тупую штуковину, как стеклянный горшок с яблоками, Мэл никогда не сможет и даже не будет пытаться понять.

Сейчас Мэл сидела за длинным столом в читальном зале школьной библиотеки — просторном, светлом, с высокими потолками, украшенными свисающими желто-синими флагами (это, если вы помните, были цвета школы). Мэл пыталась сделать домашнее задание, но постоянно отвлекалась на входящих и выходящих из читального зала учеников. Кроме того, от сочинения о том, что такое доброта, над которым корпела Мэл, ее ужасно клонило в сон. И кто только придумывает такие скучные темы для домашних заданий? Так что гораздо интереснее Мэл было смотреть не в свою тетрадь, а в огромные, от пола до потолка, окна читального зала, за которыми виднелись изумрудные, идеально подстриженные лужайки, на которых она играла в крокет (точнее, не столько играла сама, сколько подтрунивала над другими игроками), и крохотная дубовая рощица, где она любила перекусить во время ланча со своими друзьями, присев на одну из поставленных в тени скамеек.

Да, что и говорить, жить в Аурадоне было хорошо, гораздо лучше, чем шататься по темным ночным улицам или воровать серебряные ложки в лавках, интереснее даже, пожалуй, чем быть приглашенной на крестины к новорожденной принцессе.

— Ты счастлива? — послышался голос, который вывел Мэл из необычной для нее задумчивости.

Она покраснела и улыбнулась через стол сидевшему напротив нее красивому парню, который улыбнулся ей в ответ, тряхнув своей пышной золотисто-каштановой челкой.

— Почему ты об этом спросил? — поинтересовалась она.

— Просто потому, что ты выглядишь такой… восторженной, — сказал Бен и, потянувшись, легонько постучал по кончику носа Мэл карандашом, который держал в руке. Наверное, хотел этим показать, что пытается ее поддразнить.

— Ошибаешься, — небрежно ответила Мэл, поведя бровями. — Я просто прикидывала, какой шум поднимется, если приклеить Пину фальшивый нос.

Пин, которого она имела в виду, был сыном Пиноккио. Нервный такой первокурсник.

Бен хмыкнул, и у него загорелись глаза. Он и сам очень любил розыгрыши.

Итак, возвращаясь к тому, с чего мы начали. Знаете, больше всего в Аурадоне Мэл нравился, пожалуй, именно этот парень, сидевший сейчас напротив нее. Бен, сын Белль и короля Чудовище, был не только самым славным и добрым человеком, которого она когда-либо встречала, но еще и красивым (потрясающе красивым, нужно признать) и умным. А что самое главное, он горячо полюбил Мэл, полюбил, невзирая на то, что она была полной противоположностью остальным принцессам — а их в Аурадоне было пруд пруди. От этого Мэл чувствовала себя легко и уютно, словно в своей любимой старой кожаной куртке, которую предпочитала всяким кружевам-блесткам-бантикам. Нет, носить бальные платья Мэл умела, в одном из них даже была совсем недавно на коронации Бена, но ходить в них постоянно не хотела бы. В таких платьях и двигаться свободно невозможно, и дышать тяжело, и чешется под ними все почему-то.

Бен еще раз улыбнулся и снова уткнулся в свое домашнее задание. Мэл попыталась сделать то же самое, хотя ей то и дело приходилось отрываться, чтобы перекинуться парой слов с теми, кто проходил мимо.

— Привет, Мэл! Классный у тебя сегодня прикид! — Это была Лонни, дочь Мулан. Она стала особенно приветливо держаться с детьми злодеев после того, как узнала об их ужасно тяжелом детстве на Острове Потерянных.

— Мэл! — А это уже была Джейн. — Слушай, когда освободишься, поможешь мне с домашней работой по основам справедливости? Боюсь, мне самой не разобраться.

Джейн всегда была не уверена в себе, а уж после переполоха, который она устроила во время коронации Бена, тем более. Впрочем, Мэл понимала ее и жалела. Согласитесь сами, разве просто быть дочерью Феи-крестной, особенно если твоя мать еще и директор школы?

— Ну, конечно! — откликнулась Мэл. — Сделаем, не волнуйся!

— И кто это здесь у нас такой популярный? Кто это у нас нарасхват? — ехидно спросил Бен, когда девушки отошли достаточно далеко, чтобы его услышать.

— А, — небрежно махнула рукой Мэл. — Просто все рады до смерти, что моя мамочка-дракон их не поджарит. — Она кивнула в сторону охраняемых, запертых на несколько замков дверей в конце зала, за которыми находилась тюрьма Малефисенты. — Должна признаться, что хорошо понимаю их и нисколько не осуждаю.

Привычка ко всему относиться с изрядной долей юмора помогала Мэл хотя бы отчасти притупить преследовавшее ее чувство вины из-за поведения своей матери. Что и говорить, не каждый ученик может похвастать тем, что его мамаша едва всю школу дотла не спалила.

Интересно, напишут какое-нибудь пособие, которое будет учить студентов, как себя вести в таких ситуациях?

— Мы все уцелели только благодаря тебе, — посерьезнел Бен. — Без тебя у нас не было бы шансов спастись.

— Ладно, я придумаю, как ты сможешь поблагодарить меня за это чудесное спасение, — беззаботно улыбнулась Мэл. — Хотя что там долго раздумывать? Спой-ка ты, пожалуй, еще разок после матча перед всей школой о том, как ты любишь меня, вот и будем квиты.

— Договорились! — широко улыбнулся Бен. — В следующую субботу у нас игра, буду готовиться. Специально для этого пару новых танцевальных движений разучу.

— С нетерпением буду ждать, — рассмеялась Мэл, поправляя выбившуюся у нее из-за уха прядь ярко-лиловых волос.

— Надеюсь, ты не откажешься потанцевать со мной в паре во время проигрыша? — спросил Бен, начиная негромко напевать себе под нос какую-то прилипчивую мелодию.

— Ладно, только, пожалуй, спрячу при этом свое лицо под одной из масок Мулан, — ответила Мэл, и в этот самый момент пол у них под ногами зашатался, а вместе с ним затрясся и весь читальный зал. Мэл удержала свои книги, не давая им свалиться на пол, а Бен схватился за край стола, чтобы не потерять равновесие.

— Новый подземный толчок, — сказала Мэл. — Уже третий за последнюю неделю!

Она по привычке оглянулась через плечо в сторону дверей тюрьмы Малефисенты. Пол во время этих подземных толчков трясся в точности как под тяжелыми шагами огромного дракона во время коронации, поэтому каждый такой толчок напоминал Мэл о матери, и тут уж она ничего не могла с собой поделать.

— Я слышал, что земля трясется повсюду, не только в Аурадон-сити, — нахмурил брови Бен, — так что это природное явление, можешь не беспокоиться и не оглядываться. Просто так называемые тектонические плиты сдвигаются под океаном и все такое прочее. Наука, одним словом.

— Лучше бы эти… плиты вели себя спокойно. Меня от их движений тошнит и голова кружится, — сказала Мэл.

— Неприятно, согласен, — кивнул Бен. — Одно хорошо — успокаиваются эти толчки очень быстро.

«Да, успокаиваются. В отличие от некоторых людей», — подумала Мэл, усилием воли заставляя себя не обернуться еще раз в сторону темницы своей матери.

Повторных толчков, к счастью, не последовало, и уже через час Мэл благополучно забыла о маленьком землетрясении. Сидевший напротив нее Бен начал складывать свои книги в рюкзак, и Мэл взглянула на часы. Нет, до звонка на обед времени оставалось еще немало.

— Уже уходишь? — спросила она. — Дела королевства зовут?

— Да, типа того. Я должен разрезать ленточку на открытии нового оздоровительного центра для Статистов. Не хочу опаздывать, а то еще обидятся. И вообще точность — вежливость королей, сама знаешь.

Бен закончил укладывать книги и надел свой синий блейзер с вышитым на левом нагрудном кармане королевским гербом.

— Смотри, не промахнись мимо ленточки, — усмехнулась Мэл, но Бен в ответ на ее шутку не улыбнулся. Что ж, Мэл знала, насколько серьезно относится Бен к своим королевским обязанностям, включая заботу о второстепенных персонажах — Статистах… и о злодейских отпрысках тоже.

— Спишемся попозже? — спросил Бен, ласково касаясь волос Мэл.

— Напишешь — отвечу, — пообещала она.

Мэл еще немного посидела над своей домашней работой, но вновь оторвалась, услышав зазвеневший в рюкзаке мобильник. Она подумала, что это Бен уже перерезал ленточку и хочет увидеться, однако сообщение пришло с незнакомого ей номера. Странно. Мэл открыла сообщение и прочитала его.

«Возвращайся, откуда пришла».

«Простите? — набрала ответ Мэл. — Как вас понимать?»

Она огляделась по сторонам, но все сидевшие в библиотеке студенты были заняты своим делом: кто-то работал за компьютером, кто-то читал книгу, которую предстояло обсудить во время занятий на следующей неделе: автор — Белоснежка, название книги — «Как содержать в чистоте и уюте дом для семьи из семи человек (например, гномов)».

Мэл перевела взгляд на телефон, ожидая, что будет дальше, и чувствуя неприятный холодок под сердцем. Ответ долго не приходил, потом крошечная волшебная палочка в нижнем правом углу экрана ожила и задвигалась, давая знать, что адресат пишет сообщение. Наконец, на экране появился новый текст:

«Ты должна возвратиться на Остров Потерянных. Немедленно! До Новолуния!»

«Кто это?» — вновь набрала Мэл, чувствуя скорее не страх, а раздражение.

«Ты знаешь, кто я. Я — М…».

Просто «М», и больше ничего.

«Кто это — М? — размышляла Мэл, глядя на экран мобильника. — Кто может требовать, чтобы я возвратилась на Остров Потерянных? И почему я должна сделать это непременно до Новолуния? Кстати, а когда оно, Новолуние-то, между прочим?»

Мэл могла вспомнить нескольких своих знакомых, имена которых начинались на «М», однако все они не в счет, потому что такое сообщение ей мог написать только один человек — Малефисента. Все это так, конечно, однако совершенно не понятно, каким образом Малефисента могла набрать сообщение из своей тюрьмы, где она пребывает сейчас в виде ящерицы. Хотя с другой стороны, Малефисента — самая могущественная злая колдунья среди всех, кто жил когда-либо на этой земле, поэтому кто его знает, на что она способна. Может быть, и на такие фокусы с мобильником тоже.

Хочет ли Малефисента, чтобы Мэл вернулась домой? Конечно, почему бы нет. Наверняка считает, что Мэл нечего прохлаждаться в Аурадоне. Самой Малефисенте на Аурадон было наплевать, она презирала его ухоженные леса, луга и очаровательные реки и рвалась сюда не для того, чтобы любоваться всем этим.

Если бы Малефисенте удалось осуществить свой злодейский план, весь Аурадон выглядел бы сейчас таким же мрачным, темным и мерзким, как Запретная крепость. Проще говоря, ее аурадонские друзья и представить себе не могут, как погано здесь стало бы…

Нет, допустить этого Мэл не может. И не допустит, чего бы ей это ни стоило.

Мэл еще раз перечитала загадочный текст, и от дурных предчувствий ее сердце забилось еще чаще, еще сильней. Затем она собрала свои вещи и решила немедленно найти друзей и с их помощью постараться понять, что же происходит.

Впрочем, и без этого Мэл чувствовала, что ее сладкой жизни в Аурадоне приходит конец.

Глава 2

Сражающиеся рыцари

Джей с детства привык увертываться от разгневанных лавочников и базарных торговок, взбешенных тем, что их драгоценные товары исчезают в руках стремительно передвигающегося воришки в красной вязаной шапочке и пурпурно-желтой куртке-безрукавке, поэтому играть в турнирной команде ему было легко. Намного легче, чем воровать. По крайней мере, в тебя здесь не швыряют гнилыми помидорами и разорвать на куски не грозят. Знай себе беги зигзагами к чужим воротам, да следи за тем, чтобы не зазеваться в полосатой красно-белой «убойной зоне» в середине поля. Вот и сегодня Джей с удовольствием тренировался, поглядывая по сторонам. День стоял чудесный — теплый, ясный, на синем небе ни облачка, деревья вокруг игрового поля стоят пышные, зеленые, пахнет свежестью густая трава под ногами. На трибунах пусто, лишь кое-где заметишь пришедшую сюда поговорить вдали от посторонних глаз парочку или голову студента, склонившегося над тетрадью с домашним заданием. Да еще у бровки поля репетируют очаровательные чирлидерши в желтых топиках и коротеньких синих юбочках.

Когда земля под ногами Джея задрожала и заколыхалась, он не обратил на это никакого внимания — просто вильнул влево, поймал мяч на свою клюшку, пронес его, нырнув под пушки «убойной зоны», вперед и аккуратно, точно уложил в ворота. Победно вскинув руки вверх, Джей упал на колени, заскользил по траве и остановился как раз в тот момент, когда подземные толчки прекратились. Джей радостно улыбался, его длинные темные волосы прилипли к мокрому лбу и шее, испачканная травой футболка потемнела от пота. Честно говоря, землетрясения ничуть не пугали и даже не интересовали Джея, потому что они не могли помешать ему прорваться к воротам соперника и забросить мяч в сетку. И вообще забивать голы ему не могло помешать ничто на свете.

Раньше быстрые ноги и молниеносная реакция служили Джею только для того, чтобы набивать ворованными вещами полки в лавке своего отца-старьевщика. Неблагодарное, незавидное и опасное занятие. То ли дело здесь, в Аурадоне! Те же ноги и та же реакция сделали Джея звездой школьной команды, он даже, можно сказать, уже привык к тому, что после каждого нового — победного, разумеется! — матча товарищи уносят его с поля на плечах, как какого-нибудь императора. А Азиз, сын Аладдина, даже попросил Джея немного похудеть, чтобы его не так тяжело было таскать на себе. В шутку попросил, само собой.

Хорошенькие девочки-чирлидерши оценили проход и бросок Джея, принялись хором выкрикивать его имя. Джей снял с головы свой шлем и раскланялся. Чирлидерши захихикали и еще быстрее затрясли в воздухе своими мохнатыми помпонами.

Джей подошел к бровке, залез в рюкзак, чтобы вытащить из него бутылку с водой и напиться, и обнаружил среди прочих своих вещей помятый, неровно сложенный листок линованной бумаги.

Это что еще за послание? Джей развернул листок. На нем фиолетовыми крупными буквами были небрежно нацарапаны — иначе и не скажешь! — две строчки. Всего две строчки:

«Вали, откуда пришел! Возвращайся на Остров Потерянных до Новолуния!»

Что еще за чертовщина? И при чем здесь Луна?

— Привет, старина! Хороший проход! — раздался голос Чеда Чарминга. Этот светловолосый изнеженный сыночек Золушки крепко недолюбливал Джея — что это с ним сегодня? Чед протянул руку, и Джей принял ее, хотя и не без опаски.

— Спасибо, приятель, — сказал Джей, продолжая ощупывать свободной рукой лежащую у него в кармане странную записку.

— Впрочем, от Герки-то уйти любой сможет, — хохотнул Чед, сжимая руку Джея и указывая кивком головы на стоящего перед воротами сына Геркулеса. — Он, конечно, крепкий парень, но бегунок никакой.

Герки действительно был сильным, как его отец, но далеко не самым быстрым на поле.

— Хочешь сказать, что запросто сможешь его обойти? — спросил Джей. Рука парня была по-прежнему сжата в ладони Чеда.

— Да хоть с завязанными глазами, — ответил Чед и, недобро улыбаясь, принялся с силой трясти руку Джея вверх и вниз. — Видишь ли, дорогой мой Джей, уйти от того, что тебе известно — от Герки, от пушек в убойной зоне, — легко. В игре нужно опасаться того, чего не ждешь.

С этими словами Чед резко повернул свою руку и опрокинул Джея на землю. Прямо в грязь лицом. Упс!

— Теперь ты понял, что я имел в виду? — усмехнулся Чед. — Ну, вот, считай, что тебе преподали дружеский урок.

— Ах, Чед, ты такой прикольный, просто слов нет! — это заворковала Одри, подошедшая тем временем от бровки поля к своему приятелю.

— Ну, у меня-то на этот счет слова нашлись бы, хоть отбавляй, — проворчал себе под нос Джей, сплевывая грязную воду. О чем он там недавно думал? О том, что ему надоело, когда его таскают на плечах? Нет, ребята, ездить на плечах куда приятнее, чем валяться в грязи у ног Золушкиного сынишки.

— С тобой все в порядке, Джей? — спросила Одри. Спохватилась наконец-то!

— Он в порядке, бэби, — развязным тоном ответил за него Чед, обнимая Одри за плечи. Появившаяся при этом на его лице улыбочка была фальшивой и приторной, как стакан чая, в который бухнули восемь ложек сахара. Или десять. — Пойдем, здесь нет ничего интересного, мусор один. Эй, это правда, что вы, ребята, питаетесь на своем острове нашими объедками?

— Ох, бедненькие, — вздохнула Одри. — Мусор! Объедки! Кошмар, ужас! Неужто в самом деле?

— Все, все, пойдем, принцесса, — сказал Чед, увлекая ее прочь. — Нам с тобой здесь больше делать нечего.

Отчасти понять Чеда было можно. Он считался одним из лучших — если не лучшим — игроков в команде, пока не появился Джей. С приходом Джея Чед оказался отодвинутым на второй план, но смириться с этим принцу ох как не хотелось! Отсюда и вражда.

Джей вздохнул, поднял голову, посмотрел в синее чистое небо. Он оставил свою прежнюю жизнь лихого воришки, променял ее на карьеру звездного игрока аурадонской школьной команды, так что Чеду, считай, повезло. Представляете, что запел бы этот изнеженный принц, окажись он на Острове? Там за то время, пока они жали друг другу руки, Джей спокойно оставил бы его без часов, бумажника и ключей.

Так что Чед пускай радуется тому, что они сейчас в Аурадоне. Сами аурадонцы часы и бумажники не крадут, не принято у них это, поэтому и Джей воздерживается, хотя, честно сказать, искушение своровать что-нибудь на него накатывает, причем частенько. Но он крепится, потому что знает — кража обернется большими неприятностями и для него самого, и для его друзей с Острова, а ведь Чеду именно этого и надо.

— Эй, ты здесь надолго разлегся? К обеду уже звонили, — раздался тоненький голос. Джей повернул голову и увидел Джордан. Она стояла рядом и протягивала ему руку.

— Ой, не видел, как ты подошла. Словно из ниоткуда вынырнула.

— Штучки джиннов. Наследственное, — подмигнула она.

Темные волосы Джордан были связаны в конский хвост, ярко-синие джинсы отлично смотрелись вместе с желтой кожаной курткой. Рядом с Джордан — и тоже словно прямо из воздуха — возникли еще две девушки, и все они сочувственно разглядывали лежащего в грязной луже Джея.

Джей принял протянутую Джордан руку, поднялся с ее помощью на ноги.

— Спасибо, — хмуро сказал он.

— Не бери в голову, Джей. Этот Чед со всеми себя так ведет, правда, Элли? — обратилась Джордан к стоявшей рядом с ней миниатюрной светловолосой девушке.

Блондинка кивнула. На ней был голубой сарафан, надетый поверх белой блузки. Черты лица у девушки были тонкими, двигалась она изящно, только робко, пожалуй.

— Да, он хуже, чем Твидлди и Твидлду, вместе взятые, — вздохнула она.

— Это уж точно. Мой папочка, пожалуй, и похлеще сказал бы про него, — согласилась Джордан. Следует заметить, что ее отец был очень разговорчивым джинном и умел ругаться на многих языках, в том числе древних. — Так ты уверен, что с тобой все в порядке? Ты не пострадал?

— Если что и пострадало, так только моя гордость, — фыркнул Джей. Рядом с этими девчонками он сразу почувствовал себя лучше.

— Это как раз нестрашно, — рассмеялась третья девушка, поправляя на голове надетую набекрень маленькую шляпку. Ее звали Фредди, она была дочерью доктора Фасилье. Одна из новеньких, совсем недавно переправленная сюда с Острова в рамках программы перевоспитания злодейских отпрысков в Аурадоне.

— Ну, спасибо тебе на добром слове, Фредди, — пробурчал Джей.

— На здоровьице, — не полезла в карман за ответом Фредди.

— Ты не думай, Джей, мы не все такие, как Чед, — сказала Джордан. — Многие из нас знают, что без тебя и твоих друзей все в Аурадоне были бы сейчас подданными Малефисенты.

— Гоблинами, — уточнил Джей. — Подданные Малефисенты — гоблины.

— Стать зеленым гоблином — какой ужас! — на полном серьезе сказала Элли. — Зеленый — совершенно не мой цвет.

Все вместе, вчетвером, они двинулись в кафетерий, где возле дверей буквально столкнулись с Беном. Девушки закатили глазки от восторга, сделали книксен, затаив дыхание, а вот Джей отнесся к юному королю намного спокойнее.

— Ты тренировку пропустил, — безо всяких предисловий начал Джей, и они с его величеством ударились сжатыми кулаками. В команде они давно играли в связке — Джей обычно посылал мяч, а Бен точным ударом направлял его в сетку.

— Знаю, знаю, но ты понимаешь, дела, — ответил Бен. Было заметно, что он куда-то спешит. — В следующий раз обязательно буду, обещаю.

— Без тебя у нас защита трещит. И в нападении тоже не клеится.

— Понимаю, — вздохнул Бен и с тоской взглянул в сторону зеленого игрового поля.

— Смотри, обязательно приходи на игру с «Лост Бойз», — напомнил Джей. В эту субботу им предстояла встреча с сильнейшей командой Небландии.

— Сделаю все, чтобы не подвести.

Джей кивнул. Ему вдруг пришло в голову, что будь сейчас здесь, в Аурадоне, его папенька Джафар, уж он бы точно заболтал такого покладистого короля, как Бен. И уговорил бы его отдать ему не то что корону, но, пожалуй, все королевство. Ох, Джафар, Джафар… А вот Джею ничего этого не нужно — ему хочется просто играть в команде и тусоваться. Тусоваться и играть. И еще просто доказать всем, что яблочко может падать далеко от яблони. Или в его случае правильнее будет сказать, что иногда и маленькая кобра может уползти далеко от родительского гнезда?

Если уж совсем честно, то Джей не был на все сто уверен в том, что он такое яблочко или такая змейка. Не был, но очень хотел в это верить.

— Эй, постой, — сказал Бен, только сейчас обратив внимание на лицо Джея. — Что случилось на тренировке? Кто это тебя так? Чед?

Джей неопределенно пожал плечами, потрогал глаз и нащупал набухающую шишку. Ябедой Джей, само собой, не был, однако Чед явно перестарался.

— Пустяки. Несчастный случай. Я уверен, что он не хотел так сильно приложить меня лицом о землю.

— Ну, я с ним поговорю, — нахмурился Бен.

— О, нет, нет. Выброси из головы. У тебя других проблем хватает, поважнее, — запротестовал Джей. — А с Чедом я и сам разберусь.

Меньше всего ему нужно, чтобы Чед потом трепался на каждом углу о том, что Джей, как маленький, чуть что бежит жаловаться Бену. Подумаешь, грязи слегка наелся, тоже мне проблема!

Бен посмотрел на Джея так, словно хотел возразить ему, но потом передумал и коротко кивнул в ответ:

— Хорошо.

— Обедать идешь? — спросил Джей, кивком указывая на кафетерий, из которого накатывали волны восхитительных запахов. Миссис Поттс сегодня явно была в ударе.

— Нет, я же сказал, у меня дел невпроворот.

— Бедняга, — усмехнулся Джей. — Ну, скажи, что толку быть королем, если даже пообедать толком некогда?

— И не говори, — рассмеялся в ответ Бен. — Ну, ладно, увидимся. Выше нос, приятель! До свиданья, леди!

— Счастливо, Бен! — радостно прощебетали девушки.

— Дамы, — галантно пригласил Джей, открывая перед ними дверь и чувствуя себя стопроцентным джентльменом. На секунду он вспомнил о найденной в рюкзаке записке. Интересно, кому это так захотелось, чтобы он поскорее вернулся на Остров Потерянных?

Впрочем, задерживаться мыслями на той дурацкой записке Джей не стал — какие могут быть записки, когда вокруг него хлопочут такие хорошенькие девушки? Элли обещала заварить ему чашку своего любимого чая и спросить у своей мамы какое-нибудь дикое снадобье Безумного Шляпника от синяков. Джордан развлекала его забавными историями о путешествиях на ковре-самолете и обещала полетать когда-нибудь вместе с Джеем. Фредди? Ну, а Фредди все строила планы, как бы отомстить Чеду.

— Пожалуй, я постараюсь заменить его гель для волос взбитыми сливками. На вид они очень похожи. Как ты думаешь, стоит это сделать или что-нибудь покруче придумаем?

Джей чувствовал себя просто замечательно. Какое ему дело до какой-то странной записки с требованием покинуть Аурадон? Зачем ему отсюда уезжать? Не хочет он отсюда уезжать. Плевать он хотел на набитые золотом пещеры. Ему и так хорошо. Вот сидит он сейчас в кафетерии, в окружении друзей, в компании симпатичных девчонок и чувствует себя богаче и счастливее самого султана из Аграбы.

Глава 3

Гонцы из Камелота

Тогда, в библиотеке, Бен сказал Мэл чистую правду. Дела королевства не могут ждать, будь ты хоть простой человек, хоть сам король. Соединенные Штаты Аурадона были огромной империей, в которую входило множество добрых королевств, от залива Тритона на западе до Небландии на востоке, от гористого побережья на севере до прибрежной деревушки Белль на юге. Управлять такой страной было очень непросто.

Попрощавшись перед входом в кафетерий с Джеем и его девушками, Бен отпер свой шкафчик и поменял повседневную корону на парадную, которую он обычно надевал, отправляясь на заседания Королевского Совета.

Да, вы можете сказать, что это была не самая удачная идея — хранить украшенную бесценными бриллиантами корону в обычном школьном шкафчике, — но давайте не будем забывать о том, что это происходило в Аурадоне, в стране, где никогда не случается ничего плохого.

Вот представьте себе — ничего. Ни крупных краж, ни мелкого воровства. Бен как-то раз медную монетку обронил, так его тут же нагнали и ее вернули.

Аурадон, что тут еще скажешь!

Поменяв корону, Бен сделал также для себя пометку в дневнике: «Поговорить с Чедом». Понятно, что Джей и сам может все уладить, но у Бена из головы не шел громадный синяк у него под глазом. Собственно говоря, Бен не ждал, что все люди в Аурадоне постоянно будут добрыми и ласковыми — они же люди, а не ангелы! — но при этом был уверен, что каждый человек должен стремиться стать лучше, чем он есть. Лучше, а не хуже. Иначе что за смысл тогда держать злодеев в изоляции? Тогда можно выпустить их. Или, напротив, с таким же успехом всех можно загнать под купол, включая аурадонцев.

Несколько недель назад родители Бена отплыли на своей роскошной яхте в морской круиз вокруг королевства, а его самого оставили, что называется, «на хозяйстве» — за всем следить, все решать и всеми управлять. Привыкать к королевской доле, проще говоря. И вот уже который день Бен мог лишь с тоской смотреть на спортивную площадку, проходя мимо нее к себе во дворец или из дворца, да вздохнуть, да помечтать на ходу о том счастливом времени, когда у него снова появится свободное время для тренировок. Многое изменилось сейчас в жизни Бена. Королевские обязанности почти полностью вытеснили все остальное, вот и приходилось ему, например, раздавать героям ордена на торжественных приемах, вместо того чтобы посидеть с друзьями, или принимать высокопоставленных гостей вроде Фитцгербертов, которых как раз принесло на этой неделе в город, вместо того чтобы оттянуться за компьютерными видеоиграми.

Иногда Бен даже чувствовал себя старше своих шестнадцати лет.

Открыв оздоровительный центр и пожав множество рук — а может быть, лап (сегодняшние Статисты оказались на редкость симпатичными и веселыми пушистыми существами), Бен поспешил на следующую встречу. Он надеялся, что не опоздает на нее — ведь точность — вежливость королей, не правда ли?

— Готовы, сир? — спросил Люмьер, стоявший у дверей в королевский зал совещаний.

Бен кивнул и разгладил лацканы своего пиджака.

— Его величество король Аурадона! — зычно провозгласил Люмьер, распахивая перед Беном двери.

— Король Аурадона! — повторили собравшиеся советники. — Да здравствует король Бен!

— Тише, спокойнее, — сказал Бен, усаживаясь в приготовленное для него кресло. В этом кресле всегда сидел его отец, и Бен до сих пор чувствовал себя неловко, садясь в него. Не совсем его до сих пор было это кресло, точнее, совсем не его. Усевшись, Бен окинул взглядом длинный стол, улыбаясь и приветствуя своих советников. В центр стола Люмьер поставил, как всегда, блюдо с пирожными и кувшин ледяного мятного чая, чтобы каждый мог слегка перекусить и напиться перед началом совещания.

— Приветствую вас, Док. Сегодня вы один? — спросил Бен своего самого старого по годам советника.

— Да, сир, — кивнул старый гном и прихлебнул из своего стакана. — Ворчун просил извиниться за то, что не смог прийти. Он что-то не в духе сегодня.

Бен понимающе улыбнулся и обратился к следующему советнику:

— А как ваше самочувствие сегодня, уважаемый Джинн? Между прочим, по пути сюда я встретил Джордан.

— Самочувствие прекрасное, ваше величество, — ответил огромный синий Джинн со своей фирменной кривоватой усмешкой. — Очень рад, что школьное начальство разрешило ей ночевать не в общежитии, как все, а в своей лампе. Сами знаете, нам, джиннам, спокойнее и привычнее спать в закупоренном виде.

Бен хмыкнул, еще раз обвел взглядом стол для совещаний и заметил, что несколько кресел за ним пустуют.

— Я не вижу некоторых членов Совета. Где они? — спросил он.

— У всех имеется уважительная причина, — пояснил Док. — Далматинцы проводят экскурсию для своих коллег, которых ровно сто один. Мэри, Гус и Жак помогают Золушке готовить ее ежегодный бал, поэтому сегодня на совещание смогли прийти только я, Джинн и три добрые феи.

При этих словах старого гнома три сидевшие за столом феи — Флора, Фауна и Меривеза заулыбались и приветственно помахали королю ладошками. Все три феи были средних лет, в ярких веселеньких платьях и остроконечных шляпках.

— Отлично, — сказал Бен.

— Позволите начать? — спросил, часто моргая ресницами, Док, уже успевший нацепить на нос очки и развернуть пергаментный свиток.

— Да, прошу вас.

Бен откинулся на спинку кресла и принялся слушать отчет о положении дел в стране. Похоже, что после шока, вызванного так называемым «чрезвычайным происшествием с Малефисентой», жизнь королевства постепенно возвращалась в свое привычное — спокойное и даже ленивое — русло.

Правда, были сообщения, которые можно считать тревожными, но и то лишь отчасти. Ученые-метеорологи выражали свою озабоченность участившимися природными феноменами — помимо землетрясений в Аурадон-сити это были необычные заморозки на юге, сильнейшие грозы в восточных районах и некоторые другие редкие явления. Бен согласился с тем, что все это странно, однако не понимает, чем он может помочь, потому что управлять погодой не под силу никому, включая короля. Док продолжал бубнить, глядя в свой длиннющий свиток, а Бен зевнул, чувствуя, что у него слипаются глаза, и он ничего не может с этим поделать. Бен уже начал проваливаться в сон, когда Док неожиданно громко прокашлялся, заставив короля вздрогнуть.

— Кх-кх… гм… Прошу прощения, сир.

Старый гном много лет прослужил у Спящей Красавицы и потому очень хорошо умел будить тех, кто вдруг начинал засыпать на ходу.

Бен выпрямился в своем кресле, несколько раз моргнул и смущенно спросил:

— Простите, я что-нибудь успел пропустить?

— Ничего существенного, ваше величество. Сплошная рутина. Однако теперь, если позволите, я просил бы вас принять послов. Они прибыли из Камелота и очень хотят встретиться с вами. Послы уверяют, что их страна оказалась в серьезной опасности, и потому я предложил им обождать прямо здесь, во дворце. Надеюсь, я поступил правильно? Ведь они проделали долгий путь, — сказал Док.

— Конечно, — кивнул Бен. — Вы абсолютно правильно поступили, дорогой Док. Прошу вас, пригласите их.

Люмьер вновь распахнул двери и громогласно объявил:

— Волшебник Мерлин и Арти, сын Артура!

В зал вошел старый морщинистый маг Мерлин в синем, расшитом серебряными звездами плаще и вместе с ним — Арти, совсем еще юный парнишка лет двенадцати в простом голубом кителе оруженосца.

Арти огляделся по сторонам и, конечно же, сразу был очарован видом Джинна, висевшего в воздухе рядом с феями. Не то чтобы в Камелоте не было своих странных и необычных обитателей, они встречались, конечно, но Джинн… Вот Джиннов в Камелоте точно не было. Ни одного. Джинн, разумеется, заметил, с каким восторгом смотрит на него Арти, и состроил ему уморительную рожицу — уж что-что, а это Джинн умел. Юный оруженосец захихикал в ответ.

— Артур выражает вам свое почтение, — торжественным тоном сказал Мерлин, низко кланяясь Бену и одновременно бросая сердитый взгляд на Арти. — К сожалению, он очень занят возникшей в Камелоте проблемой и не смог присоединиться к нам.

— В чем состоит проблема, с которой вы столкнулись? — спросил Бен.

— В Камелоте объявился монстр! — выпалил Арти, опережая Мерлина.

— Монстр? — удивленно переспросил Джинн.

— Да, я думаю, что это монстр, — слегка смутился Арти.

— Арти хотел сказать, что в Камелоте появилось нечто, — пояснил Мерлин. — И это нечто сеет в нашем городе хаос, пугает окрестных крестьян, устраивает пожары. Вызывает тревогу и волнения.

— Даже так? — спросил Бен.

— Да, даже так, — кивнул Мерлин. — Это продолжается уже несколько недель. Разумеется, мы пытались поймать эту тварь, но она очень ловко уходит от всех наших ловушек и всякий раз бесследно исчезает, словно растворяется в воздухе. Исчезнет, на пару дней притихнет, а потом снова появится словно ниоткуда и опять начинает куролесить. Ворует у крестьян овец и кур. Опустошает сады и огороды. По целой грядке капусты за раз. — Тут Мерлин снял свою остроконечную шляпу и вытер выступивший у него на лбу пот. — Эта тварь стала нашей головной болью. Вот почему Артур на всякий случай остался в Камелоте, пока мы отправились к вам сюда за помощью.

— Да, но только скажите, чем мы можем вам помочь? — спросил Бен, наклоняясь вперед так, словно сам был готов броситься на помощь ходокам из Камелота. Загадочный монстр появился! Это же в тысячу раз интереснее, чем пришедшая откуда-то с юга просьба еще раз пересмотреть закупочные цены на куриные яйца, правда?

Мерлин пошаркал ногами, повздыхал и только после этого ответил:

— Ваше величество, мы обращаемся к вам со смиренной просьбой разрешить нам использовать в борьбе с этим монстром… магию.

— Ах, вот оно что, — протянул Бен, откидываясь на спинку своего кресла. — Магию…

— Причем он имеет в виду настоящую магию, — прошептал Док, наклонившись к уху Бена. — Не игрушечную, с помощью которой можно цвет рубашки поменять или прическу модную сделать. Такое ерундовое колдовство сейчас даже в школе случается, об этом мне мой племянник Даг рассказывал. Но настоящая магия, как вы сами понимаете…

— А без магии этого монстра никак поймать нельзя? — спросил Бен, хмурясь и постукивая по столу кончиком своей ручки.

— Мы испробовали все, что могли, но безрезультатно, к сожалению, — ответил Мерлин. — Иначе бы и не пришли сюда.

— И вы действительно верите, что с помощью магии вам удастся поймать этого своего… монстра? — строго спросила Флора.

— А если не удастся? Тогда что? Магия — вещь небезопасная, уж что-что, а это нам с сестрами известно не понаслышке, — добавила Фауна, поправляя выбившуюся у нее из-под красной шляпки седую прядь волос.

— Последствия применения магии в самом деле могут таить большую угрозу, — согласилась Меривезер, с тревогой глядя на сестер.

Все сидевшие за столом советники дружно закивали головами.

Мерлин вытянулся в полный рост. Честно говоря, старый волшебник был не намного выше самого обыкновенного гнома, однако выглядел достаточно грозно. Убедительно выглядел. Он окинул Королевский Совет ледяным взглядом и процедил:

— Есть ли необходимость напоминать кому-нибудь о том, что я знаменитый волшебник Мерлин? Что я прекрасно знаю обо всех опасностях магии и сумею разумно использовать ее для того, чтобы поймать адское создание и сделать так, чтобы оно никогда впредь не потревожило никого из нас. Даю вам слово чести.

Члены Совета повернулись к своему королю.

— Я отлично вас понял, маг Мерлин, — сказал Бен, встречаясь взглядом с волшебником и при этом стараясь не дать тому понять, как сильно он нервничает. А нервничать Бену было от чего. Отец оставил его на время отвечать за безопасность всего королевства, и тут нате, пожалуйста. — Я подумаю над вашей просьбой, но перед тем, как ответить на нее, мне нужно будет проконсультироваться со своими советниками. А пока что благодарю вас за то, что вы проделали столь долгий путь, чтобы сообщить нам о ситуации в Камелоте, — закончил юный король, тщательно подбирая слова.

Старый волшебник угрюмо кивнул.

— Пойдем, Арти, — сказал он, обращаясь к маленькому оруженосцу. — Перекусим чем-нибудь, пока они здесь совещаться будут.

Когда маг с мальчиком вышли из зала, Бен обратился к своим советникам с вопросом:

— Ну, как вы считаете, могу я пойти ему навстречу? Довериться опыту Мерлина и разрешить ему применить магию?

— Вы король, а значит, можете делать все, что захотите, — ответил Док. — Вы обладаете абсолютной властью.

«Абсолютная власть абсолютно развращает», — подумал про себя Бен, понимая, насколько осторожным ему следует быть, обладая такой властью.

— Когда в последний раз использовалась в Аурадоне такая же или близкая к ней по силе магия? — спросил он членов Совета.

— В последний раз? Такая же по силе? — переспросил Джинн. — Пожалуй, это было тогда, когда Фея-крестная создала купол, не пропускающий магическую энергию на Остров Потерянных. Именно с того времени ваш отец и Фея-крестная взяли курс на то, чтобы в Аурадоне учились жить без магии, даже не имея над своей головой защитного купола. Поначалу было очень трудно, но постепенно все приспособились.

— Даже мы, — шмыгнула носом Флора. — Что ж, немного тяжелой работы никому не повредит, даже феям.

Бен покивал. Собственно говоря, всё или почти всё это он и сам знал. Магия в Аурадоне не была полностью запрещена, скорее, скажем так, не рекомендована к использованию, и эта рекомендация строго соблюдалась во всем королевстве. Просто никто не хотел, даже подумать не мог о том, чтобы выступить против курса, избранного королем и Феей-крестной. Так стоит ли юному королю настолько резко отклоняться от установленного его отцом порядка ради единичного чрезвычайного происшествия в одном-единственном и самом удаленном районе империи? Тем более что известны случаи неприятных последствий после применения магии, даже если ее использовали опытные, знающие свое дело волшебники. Да вот хоть Джинна взять, к примеру. Он без злого умысла, просто по неосторожности оставлял где попало свою лампу, и чем это закончилось? А тем, что с ее помощью смогли исполнить свои желания те, кому категорически не следовало этого делать. Пришлось потом повозиться с последствиями. Даже три феи порой слишком уж щедро, всем подряд, исполняли желания налево и направо. И что получилось с тем замком, помните? Исполнили феи чье-то «доброе желание», построили огромный ледяной замок, чтобы отпраздновать в нем день рождения Бена. А потом нагрянула жара, ледяной замок стремительно растаял, а поскольку был он большим-пребольшим, случилось из-за этого такое же большое-пребольшое наводнение.

Мерлин, как известно, один из самых могущественных магов, и если позволить ему использовать магию с его размахом, то кто знает, чем это может обернуться?

Бен дал знак Люмьеру, чтобы тот вернул в зал Мерлина и Арти.

— Я обдумал вашу просьбу, — сказал им Бен.

— Благодарю вас, ваше величество, — с надеждой в голосе ответил Мерлин.

Бен поднял свою руку вверх, давая понять, что он еще не закончил и радоваться рано.

— Но в настоящее время я не разрешаю вам использовать магию для поимки вашего… э… существа.

Мерлин нахмурился и покраснел так, что это было заметно даже сквозь его густую бороду. Это был явно не тот ответ, на который он надеялся, а отступать и смиряться старый маг не умел и не хотел. Не менее угрюмым выглядел и Арти. Юному оруженосцу наверняка не терпелось увидеть, каким образом древняя магия сумеет справиться с одолевшим его страну чудищем.

Не давая Мерлину возразить, Бен продолжил:

— Я решил лично отправиться в Камелот и более подробно ознакомиться с ситуацией прямо на месте. Завтра рано утром я выезжаю вместе с вами.

Бен уже прикинул, что из-за этого визита в Камелот он пропустит в школе день, ну, может быть, два, но к субботнему матчу против «Лост Бойз» успеет вернуться наверняка. Кроме того, отправиться в Камелот — это же было хоть какое-никакое, но приключение, а их, приключений, так всегда не хватало в жизни Бена! Особенно до того, как в Аурадоне появилась Мэл со своими друзьями.

— Очень хорошо, сир, — с поклоном сказал Мерлин и подтолкнул локтем Арти, напоминая ему, что тот тоже должен отвесить поклон. — Хочу надеяться, что к нашему прибытию Камелот все еще будет по-прежнему стоять на своем месте.

Глава 4

Никогда не читай комментарии

Собственно говоря, надпись «Самая красивая» на всех ее футболках была, пожалуй, лишней — Иви и без нее знала, что она самая красивая девушка на свете. И кричать об этом на каждом углу было совсем не обязательно, хотя, что уж там скрывать, сердце Иви эта надпись согревала. Итак, Иви сидела сейчас в одной из футболок с этой надписью в их с Мэл комнате, глядя на две одинаковые кровати с балдахинами и кружевные розовые занавески, которые так презирала Мэл. На словах, во всяком случае. С обшитых деревянными панелями стен улыбались портреты былых аурадонских принцесс, словно напоминая Иви о ее собственном призвании. Она продолжала расчесывать свои длинные волосы до тех пор, пока на них не заиграли синие блики, а затем выпятила губки, наблюдая за своим отражением с помощью камеры смартфона.

Попробовала несколько оригинальных поз для своего аккаунта в ИнстаРойяле — выкладывать селфи в Сеть стало новой модой, охватившей в последнее время весь Аурадон. Самым потрясным было сфотографироваться в красивых хрустальных туфельках или на фоне плюшевой отделки кареты (особенно, если — пышные атласные подушки были сшиты мышами Золушки). Хотя своим аккаунтом в ИнстаРойяле Иви обзавелась совсем недавно, у нее уже набралось немало подписчиков, и она с удовольствием собирала их лайки.

Если честно, ИнстаРойял нравился Иви гораздо больше, чем другая популярная социальная сеть, БумЧат, в которой слишком уж любили смаковать неприглядные стороны аурадонской жизни. Там, к примеру, можно было найти фотографии потных, с мутными дикими глазами игроков школьной команды, распивающих после игры тыквенный сок у себя в раздевалке, или каких-то глупых принцесс, целующих лягушек, которым — это и с первого взгляда понятно — никогда не превратиться в заколдованных прекрасных принцев. Иви прокручивала новостную ленту, когда пол у нее под ногами качнулся от очередного подземного толчка. Пол качнулся, дрогнула рука, в которой Иви держала смартфон, палец случайно нажал на одну из иконок, а иконка эта оказалась фотографией Дага, который поместил ее в ИнстаРойяле с репетиции оркестра и написал, что балдеет от музыкальной темы «Как в тумане».

«Эй, ты почувствовал, как качнуло? Помнишь, «Тряхни башкой, махни рукой, ударь ногой» — вроде так в одном старинном рок-н-ролле пелось?» — написала она Дагу. В отличие от Мэл Иви особого внимания на подземные толчки не обращала.

Отослав сообщение, Иви вернулась к своим фотографиям в аккаунте, хотела прочитать комментарии к ним. Ей нравилось, как писали жители Аурадона — всегда так тепло, добрые, без грубости и оскорблений. О-па! Новенький коммент на одной старой фотографии появился. Что у нас там?

Эту фотографию Иви выложила в ИнстаРойял уже довольно давно, на ней они стояли все вчетвером — она, Мэл, Джей и Карлос — и смотрели сверху вниз на превратившуюся в ящерицу Малефисенту.

Как вы сами уже догадались, сделана эта фотография была в день коронации Бена, и изображен на ней тот самый миг, когда силой добра они, четверо подростков, победили самую злую колдунью на свете.

Снимок сделал корреспондент «Аурадон таймс», и на следующий день он появился на первой полосе этой газеты. Фотография настолько понравилась Иви, что она скопировала ее и поместила в свой аккаунт. Сколько решимости и отваги было написано на лицах ее друзей! И каким растерянным выглядело драконье лицо Малефисенты! Эта фотография всегда напоминала Иви о том, что хотя их команда приехала сюда с Острова Потерянных, они ни в доброте, ни в храбрости ничуть не уступали местным принцам и принцессам, с которыми учились в одной школе, и что в минуту смертельной опасности весь Аурадон спасли именно они — четверо подростков, родители которых были отъявленными злодеями.

Итак, под этой фотографией появился новый комментарий. Иви бросилась читать его и очень удивилась. Во-первых, комментарий был совсем не приятным, а во-вторых, пришел от неизвестного ей человека.

«Тебе нет места в Аурадоне! Возвращайся, откуда явилась! Домой, на Остров Потерянных, немедленно! Чтобы до Новолуния и духа твоего здесь не осталось!»

Фу! Как грубо! И в то же время таинственно… Но Луна-то здесь при чем?

Иви все еще сидела, уставившись на экран смартфона, когда в дверях ее спальни показался Даг.

— Как дела? — спросил он. — Червячка заморить не желаешь?

В брюках на подтяжках и галстуке-бабочке Даг выглядел просто очаровательно. Выражение его лица осталось точно таким же, как на той фотографии в ИнстаРойяле, на которую случайно нажала Иви.

Формально принцем Даг не был, однако по благородству сердца и широте души не уступал никому из них. Он был прекрасным, можно сказать, идеальным бойфрендом, о каком только может мечтать любая девушка. А уж танцевал вообще как бог.

— Конечно! — радостно откликнулась Иви, откладывая в сторону свой смартфон. Ей все еще не давал покоя странный и неприятный комментарий, однако должна же девушка питаться, как вы считаете? Иви знала, что на полный желудок сразу почувствует себя намного лучше, а те слова? Их она чуть позднее покажет Мэл, а уж Мэл сообразит, что делать. Она всегда знает, что делать.

А тут и сама Мэл оказалась легка на помине, вошла в комнату в тот самый момент, когда Иви и Даг собирались выходить.

— Иви! — воскликнула Мэл. — Очень рада, что поймала тебя! Мне нужно тебе кое-что показать!

— Ой, Мэл, мне тоже нужно тебе кое-что показать, но сейчас нам стоит спешить, иначе не успеем ничего перехватить в кафетерии, — извиняющимся тоном ответила Иви.

— Нет-нет, это ждать не может, — сказала Мэл, решительно просачиваясь мимо Дага. — Потом поешь.

Зеленые глаза Мэл опасно блеснули, стало понятно, что она очень сильно чем-то рассержена. Пожалуй, Иви не видела Мэл такой с того дня, когда они только что приехали в Аурадон, и ее здесь раздражало буквально все на каждом шагу. Это ощущение усилилось, когда Мэл, несмотря на то что спешила, первым делом подошла к окну и задернула его розовыми занавесками — точно так же она поступила и тогда, в свой первый день в Аурадоне.

Похоже, есть привычки, которые не меняются никогда. Например, привычка зашторивать окна.

Иви нервно взглянула на Дага, тот наблюдал за происходящим, удивленно подняв брови.

— Иди, я потом тебя догоню, — сказала ему Иви. У нее даже аппетит сразу пропал.

— Может быть, я могу чем-то помочь… — предложил Даг. Мы же знаем, каким отзывчивым и добрым парнем он был.

Мэл закатила глаза, подбоченилась и отрезала в ответ:

— Прости, Даг, но нам с Иви нужно переговорить с глазу на глаз. Не волнуйся, разговор пойдет не о том, где нарыть из-под земли ведро алмазов.

— Как скажешь. Увидимся позже, Иви, — сказал Даг и быстренько удалился, насвистывая себе под нос.

— Ну, в чем дело? — спросила Иви, садясь за швейную машину. В напряженную минуту Иви всегда любила чем-нибудь занять руки, это помогало ей снять стресс.

Мэл ответила не сразу, вначале долго и внимательно следила за тем, как Иви расправляет ткань под лапкой швейной машинки, как опускает иглу.

— Это твое платье для субботнего бала? — спросила она. — Очень красивый цвет.

— Ага, — расцвела Иви. — Тебе в самом деле нравится?

Вот что значит быть занятым каким-то делом! Иви моментально обо всем забыла, склонилась над блестящей тканью, принялась разглаживать простроченные швы. Платье было ярко-синим (любимый цвет Иви), с ярко-красным, цвета отравленных яблок, лифом.

— Очень, — коротко ответила Мэл.

— А твое платье уже готово, я повесила его в твой шкаф. На этот раз сделала меньше оборок, как ты просила. Ну ладно, так о чем ты хотела со мной поговорить? — спросила Иви.

Мэл вытащила свой мобильник, вывела на экран странное сообщение.

— Вот, — сказала она. — Смотри.

Иви прочитала сообщение, и ее лицо сделалось белым как снег.

— Такое же сообщение кто-то оставил под моим фото. — Иви показала сообщение на своем смартфоне. Мэл прочитала его и нахмурилась.

— Как ты думаешь, кто это мог написать? — спросила Иви, чувствуя, как у нее по всему телу побежали мурашки. Мурашки по телу? Недопустимо! С мурашками необходимо покончить. Немедленно. От мурашек кожа становится пупырчатой и некрасивой. — Имя того, кто мне это прислал, выяснить невозможно, у него скрытый аккаунт.

— Понятия не имею, — ответила Мэл и прикусила губу.

— И почему в обоих сообщениях упоминается Новолуние? Луна-то здесь при чем?

— Не знаю. Сначала я подумала, что все это — просто чья-то глупая и злая выходка. Но поскольку в обоих случаях упоминается Новолуние, то, полагаю, все это неспроста. Может быть, кому-то действительно нужно, чтобы мы вернулись домой, причем к определенному времени?

Иви вновь перечитала сообщение на мобильнике Мэл.

— Кому-то… Твое сообщение подписано буквой М.

— Знаю, видела, — вздохнула Мэл. — И о том, что моя маменька предпочитает считать дни по лунным циклам, а не по календарю, тоже помню. Все злые колдуньи время по Луне считают, традиция у них такая.

Иви сложила руки на груди. О том, кто в таком случае может скрываться за буквой М, и гадать нечего было. Злая колдунья, время по Луне считает, имя на М начинается — одна она такая в этом мире! Но все же…

— Нет, не может быть это сообщение от нее, — сказала Иви. — Она же теперь… это… ящерица, так? А ящерицы сообщений не набирают и не рассылают. Значит, М — это не она?

— Не знаю. Может, и не она, — с надеждой в голосе откликнулась Мэл.

— А если все-таки… она? — прошептала Иви.

— Так, давай прикинем, кто кроме нее может хотеть, чтобы мы возвратились на остров? Да еще так сильно хотеть… — сказала Мэл. — В таком случае, это могут быть… Это могут быть…

— Наши родители? — пискнула Иви. — Ты в самом деле так думаешь?

— Есть лишь один способ выяснить это. Волшебное зеркальце все еще у тебя, верно? Так давай попросим его показать наших родителей. Если моя мать способна покидать свою тюрьму и вновь становиться собой, мы, возможно, за этим делом ее и застукаем.

Иви вытащила осколок волшебного зеркальца, который ее мать подарила ей перед отъездом в Аурадон.

— Покажи мне Малефисенту! — приказала она зеркальцу.

Застилавшие поверхность зеркальца серые облака разошлись, как театральный занавес, показался пьедестал и мирно спящая на нем под стеклянным колпаком ящерка. Мэл и Иви облегченно вздохнули.

— А как насчет твоей матери? — спросила Мэл. — Давай взглянем. Ну, просто так, на всякий пожарный.

Иви кивнула и приказала зеркальцу:

— Покажи мне Злую Королеву!

Но вместо того чтобы показать Злую Королеву, увлеченно выщипывающую пинцетом себе брови или замазывающую тональным кремом бородавку на щеке, зеркальце оставалось мутным и серым.

— Волшебное зеркальце! Немедленно покажи мне мою мать. Я приказываю тебе, слышишь? — прикрикнула на зеркальце Иви.

В зеркальце по-прежнему отражались одни только лениво плывущие завитки серых облаков. Иви несколько раз с силой встряхнула зеркальце, даже постучала им о коленку. Никакого эффекта.

— Зависло, что ли? — хмыкнула Иви. — Первый раз с ним такое.

Потом она приказала зеркальцу показать ей Круэллу Де Виль, затем Джафара, но зеркальце упрямо оставалось мутным и серым.

— А что, если попросить его показать нам замок Злой Королевы, Хелл Холл или лавку старьевщика? — предложила Мэл. — Может, так сработает?

Иви попросила, и на этот раз зеркальце откликнулось, заработало, однако ни малейших следов трех злодеев не обнаружилось. Замок был пуст, Хелл Холл пуст, и лавка старьевщика тоже пуста.

— Странно, однако, — сказала Иви. — Очень странно. Куда это они все могли подеваться?

И тут у нее в душу начало закрадываться ужасное подозрение относительно того, куда могли подеваться злодеи.

А Мэл все никак не могла успокоиться.

— Спроси про них еще раз, — потребовала она.

Иви попыталась, но как ни старалась, зеркальце продолжало молчать.

— Может, сломалось все-таки? — с надеждой спросила Иви.

— Нет, работает, — покачала головой Мэл. — Замки и лавки показывает же. Значит, не зависло. Тут что-то другое, и чует мое сердце, что это «другое» напрямую связано с сообщениями, которые мы с тобой сегодня получили.

— Интересно, ты предполагаешь то же самое, что и я? — внимательно посмотрела на нее Иви.

— Давай не будем ходить вокруг да около. Мы обе с тобой понимаем, что Круэлла, Джафар и Злая Королева опять принялись за старое, и их штучки каким-то образом связаны с Малефисентой. Вот так, если в двух словах, — сказала Мэл.

У Иви все сжалось внутри, мелькнула в голове глупая мысль о том, как хорошо, что она перед этим разговором пообедать не успела, хоть не вытошнит, по крайней мере.

— Мы не знаем, кто именно послал нам эти сообщения, но это не так уж важно, — сказала Мэл, расправляя плечи. Она больше не выглядела испуганной или растерянной, и Иви, глядя на нее, тоже воспряла духом. — Достаточно понимать, что злодеи не успокоятся, пока не отомстят Аурадону.

— И очень может быть, что они решили где-то спрятаться до тех пор, пока не приведут в действие свой злодейский план, — добавила Иви.

— Нам нужно действовать, Иви, причем без проволочек, — сказала Мэл.

— Согласна.

— Тогда пошли искать Карлоса и Джея.

Глава 5

Запретная сеть

В школе Дрэгон Холл на Острове Потерянных доступ в библиотеку, которую называли еще Хранилищем Зла, для большинства обычных учащихся был закрыт. Однако Карлос Де Виль обычным учеником не был никогда и библиотеку посещать мог, хотя, как выяснилось, читать-то там в принципе было нечего. На библиотечных полках пылились в основном старые программы телепередач да такие же древние выпуски журнала «Кучер и экипаж». Если и были в библиотеке какие-нибудь действительно стоящие книги, то отыскать их было ничуть не легче, чем какой-нибудь пиратский клад.

То ли дело школьная библиотека в Аурадоне! Едва дождавшись окончания уроков, Карлос летел сюда и с наслаждением погружался с головой в расставленные на полках сокровища в солидных кожаных переплетах.

Чего здесь только не было! У Карлоса просто глаза разбегались, и он жадно читал буквально все подряд, от мемуаров Рапунцель «Чем занять себя, когда шестнадцать лет сидишь одна в башне» до путеводителя по планетам для джиннов «Увидеть Вселенную за три желания». Сидеть в библиотеке не надоедало Карлосу никогда.

Однако сегодня он не спешил в библиотеку и не торчал перед огромным плазменным телевизором с его бесчисленными видеоиграми, но сидел, по-турецки поджав под себя ноги, на своей кровати, плотно задернув синие занавески на окнах. Как выяснилось, не только Мэл предпочитала сидеть в темной комнате, как крот. Чем был занят Карлос настолько сильно, что даже пропустил сегодняшнюю тренировку команды? Ну, как вам сказать… Хотите — назовите это исследованием, хотите — попыткой хакерского взлома Сети. Уж как посмотреть.

Сразу заметим, что любопытным Карлос был всегда, и уже с детства его тянуло узнать, как что устроено. Заводная машинка, например — пока не разберешь ее по винтикам, не узнаешь, как она работает, верно? А уже здесь, в Аурадоне, Карлос, например, заинтересовался статистикой подземных толчков и, посидев в библиотеке, выяснил, что за последний месяц их случилось в Аурадон-сити больше, чем за весь прошлый год. Со своим открытием он собирался обратиться к преподавателю Чудес и загадок Земли, но это у него пока что как-то не сложилось.

Ну, а сегодня Карлоса заинтриговала вещь ничуть не менее странная, чем подземные толчки. И не просто заинтриговала, но и буквально взбесила. Дело в том, что еще утром он получил сообщение по электронной почте. Видите ли, в отличие от большинства остальных учеников аурадонской школы, Карлос не увлекался социальными сетями. Да, у него был свой аккаунт в ГрейсБуке, но там болтался всего лишь один старый-престарый пост, и все. А в БумЧат Карлос и вовсе не заходил ни разу. Всем этим новомодным штучкам он предпочитал добрую старую электронную почту, которая, нужно заметить, работала в Аурадоне как часы.

Так вот, сегодня утром Карлос решил заглянуть в почту, узнать, когда же ему доставят заказанную по Сети видеоигру «Высший долг», и обнаружил новое письмо. Отправитель неизвестен. Письмо оказалось неприятным, в нем Карлосу предлагали убираться туда, откуда он взялся, на Остров Потерянных, причем сделать это он должен был до Новолуния. Разозлившись, Карлос решил докопаться, откуда же приходят такие письма, и принялся взламывать персональные данные отправителя.

Довольно скоро Карлос начал раздражаться еще сильнее, когда понял, что отправителем не был какой-то обычный тролль. Вот уже полдня, считай, прошло, а Карлос смог только обнаружить сервер, с которого ушло письмо, но прорваться сквозь защиту отправителя ему никак не удавалось.

— Далматинцы полосатые, — пробормотал Карлос и только потом сообразил, что это любимое ругательство его матери. — Прости, Чуви, — извинился он перед дремавшим у него на коленях песиком. Чуви заскулил, и Карлос ласково почесал его за ухом.

В этот момент раздался громкий нервный стук в дверь, от которого Карлос вздрогнул.

— Войдите! — крикнул он и, подняв голову, увидел в дверях Мэл и Иви. Вид у них обеих был мрачный и какой-то… всклокоченный, что ли.

Карлос вскинул свою руку вверх и первым заговорил, опережая подруг:

— Погодите, помолчите, дайте-ка я сам попробую догадаться. По-моему, вы обе получили неприятные сообщения, в которых вам довольно грубо предлагают поскорее возвратиться на Остров Потерянных. Ну, что, я угадал? Ведь именно с этим вы пришли? Я тоже получил сегодня такое же письмо по электронке.

— Но как ты?.. Откуда?.. Ладно, не важно, — пробормотала Иви. Вообще-то смекалистый Карлос часто опережал их всех на шаг. А то и на два.

— Да, получили, — сказала Мэл. Она подтянула к себе стул, присела на него и коротко пересказала все детали. — А ты что-нибудь нашел? Узнал, кто и откуда тебе написал? — спросила она в конце.

— Еще нет, — ответил Карлос, стуча пальцами по клавиатуре. Еще нет, но был уже близко к разгадке, он чувствовал это. Так… Еще немного… Ага, есть! Ему удалось прорваться сквозь первый файервол. Теперь оставалось лишь подобрать пароль. Чтобы сосредоточиться, он старался не отвлекаться, но не так-то просто это сделать, когда рядом с тобой сразу две девушки!

— Интересно получается, — задумчиво протянула Мэл. — Ты получил сообщение по электронке, Иви в своем аккаунте в ИнстаРойяле, я эсэмэской на мобильник. Такое впечатление, что тот, кто прислал эти сообщения, очень хорошо знает нас. Слишком хорошо, я бы даже сказала.

— Тонко подмечено, — кивнул Карлос. — Я крайне редко бываю в сетях, ты пользуешься только мобильником, а Иви, как всем известно, не вылезает из ИнстаРойяла. Как думаешь, а до Джея они тоже добрались? Но как, интересно? В Сети он не бывает, а телефон… Джей то и дело мобильники теряет, чуть ли не каждую неделю.

— Я почему-то не сомневаюсь в том, что они и с ним сумели связаться, — мрачно заявила Мэл.

— Мы с Мэл думаем, что эти сообщения могли прийти от наших родителей, — чуть слышно выдохнула Иви.

Вот уж это было совершенно не то, что хотел услышать Карлос.

— Что?.. Как?.. — Он нервно задергался, завертел головой, словно был уже готов увидеть перед собой свою мать, Круэллу Де Виль, с ее дикими черно-белыми волосами, хищной, злобной усмешкой на губах и неизменной сигареткой в длинном тонком мундштуке.

Чуви жалобно взвыл.

— Успокойтесь вы оба, их здесь еще нет. Пока, во всяком случае, — сказала Мэл, а затем рассказала Карлосу о том, как странно повело себя волшебное зеркальце, отказавшись показать злодеев на острове.

— Можете считать меня сумасшедшим, но последнее время я чувствую, что она здесь. Рядом. Будто смотрит, следит за мной все время. Никак не могу отделаться от этого чувства, — дрожащим голосом сказал Карлос и с опаской покосился на дверь, словно ожидая, что в нее сейчас войдет Круэлла. Если Малефисента умела превращаться в дракона время от времени, то Круэлла таким драконом была постоянно.

— Нет, ты не сумасшедший, — со знанием дела сказала Мэл. — Ты просто параноик.

Карлос пожевал губами, переваривая эту информацию, потом спросил:

— Ладно. Параноик. Может быть. Но вы же сами говорите, что за этими сообщениями действительно могут стоять наши родители. И что они хотят вернуть нас назад. Но зачем? Можете вы мне объяснить — зачем им это надо?

— Наверное, соскучились и горят желанием обнять нас и погладить по головке, — криво усмехнулась Иви. — Шутка. С какой стати, например, моей маменьке обо мне вспоминать? Разве для того только, чтобы спросить, не забываю ли я раз в неделю грязевую маску для лица делать да каждый вечер массаж перед сном.

— Они хотят, чтобы мы вернулись и помогли им отомстить Аурадону, это и так понятно, — сказала Мэл. — Поражения лишь сильнее заводят злодеев и заставляют их поднапрячься. Я прямо-таки слышу, как сказала бы сейчас моя мать: «Эй, вы, бедные примитивные дурачки! Вы думаете, что можете победить меня? Меня? Повелительницу тьмы и владычицу Зла? Дудки!» — И Мэл загоготала, захихикала точь-в-точь как Малефисента.

— Очень похоже. Прямо один в один, — испуганно поежилась Иви.

— Это комплимент или как? — хихикнула Мэл.

— Или как, — ответила Иви.

Карлос тоже передернул плечами и продолжил искать компьютерный пароль. Перебирал слово за словом, но ничего не получалось.

— Далматинцы полосатые, — снова выругался он, а потом сообразил, что если Мэл права и за этими сообщениями действительно стоят их родители-злодеи, то в этом направлении и следует искать пароль, это же совершенно очевидно, не правда ли?

«П-Е-Щ-Е-Р-А-Ч-У-Д-Е-С», — напечатал он. Ничего.

«М-А-К-И-Я-Ж». Полный ноль.

«Д-А-З-Д-Р-А-В-С-Т-В-У-Е-Т-З-Л-О». И опять мимо.

Тогда, собравшись с духом, он дрожащими пальцами набрал:

«Д-А-Л-М-А-Т-И-Н-Ц-Ы».

В первый момент снова ничего не произошло, Карлос уже собирался облегченно вздохнуть, но тут экран ожил, по нему быстро побежали строчки зеленых букв и символов. Есть! Он взломал защиту. Или, деликатно говоря, удовлетворил свое любопытство. Одним словом, вошел в чужую закрытую Сеть.

— О, нет, — прошептал он спустя несколько секунд.

— Что не так? — спросила Иви, вглядываясь в экран прищуренными глазами.

Появившийся на экране сайт не был похож на привычные аурадонские сайты. Выглядел он, мягко говоря, примитивно, грубовато. Убого выглядел, положа руку на сердце. Ни тебе заставочек, ни тебе ярких рисуночков, ни тебе замысловатых иконок. Одни только черные окошки с зелеными буквами, как в допотопном ДОСе.

— Темная Сеть, — прошептал Карлос, глядя на экран и не веря своим глазам. — Неужели это правда она? Да, у нас ходили слухи, что после того как Малефисента во время своего побега с Острова Потерянных пробила защитный купол, злодеи сумели создать свою закрытую Сеть, и уж конечно, не для того чтобы обмениваться в ней фотографиями кошечек и собачек. Вот уж не думал, что когда-нибудь сумею попасть в нее.

— Но на Острове нет доступа к Интернету, он отрезан от него, ты что, забыл? — сказала Мэл.

— Может быть, что-то изменилось, после того как был пробит купол, — предположила Иви.

— Да, все могло быть, — кивнул Карлос. — Особенно после того, как сквозь брешь в куполе на Остров снова прорвалась магическая сила. Я полагаю, что, поскольку Темная Сеть тщательно скрыта от аурадонских серверов, злодеи на Острове Потерянных используют ее для того, чтобы напрямую общаться друг с другом. Строить и оттачивать через Темную Сеть свои планы, не боясь, что кто-нибудь сможет разузнать о них.

— Так, значит, злодеи обмениваются по Темной Сети электронными письмами? И ссылочками? — хмыкнула Мэл.

— И фотками, — хихикнула Иви. — Селфи на фоне помойки!

— Я серьезно! — обиделся Карлос. — И совсем это не смешно.

— Да, ты прав, прав, — сразу посерьезнела Мэл. — Онлайн они могут эффективнее и быстрее сговориться о чем угодно.

— Ладно, сейчас попробую еще пошарить, посмотрю, может, что-нибудь выловлю, — сказал Карлос.

— Ой, но ты же сам говорил, что за всем этим стоят злодеи! — воскликнула Иви. — Разве это не рискованно — копаться в сети у них под самым носом?

— Можешь считать, что мое второе имя — Лев, — бодрым тоном объявил Карлос. Чуви, который хорошо знал этот тон, сполз на пол и уютно устроился у ног Карлоса — знал, что теперь хозяин будет сидеть еще долго-долго, не сходя с этого места. А Карлос, увидев перед собой новую цель, забыл все свои страхи. На время, по крайней мере. — Да, хотел бы я иметь такое второе имя, — вздохнул он. — Но на самом деле мое второе имя Оскар. Карлос Оскар Де Виль. Тьфу!

Он какое-то время стучал клавишами, а потом вдруг широко улыбнулся и снова вернулся к вопросу об именах.

— А впрочем, вторые имена и похуже встречаются. Мэл, ведь твое второе имя Берта, если я не ошибаюсь?

— К сожалению, не ошибаешься. Малефисента Берта… Брр… — Мэл повела плечами и добавила: — Ладно, давай уж ищи. Но я думаю, что независимо от того, что ты там нароешь, нам пришла пора подумать о возвращении.

— О возвращении? Куда? — спросил Карлос, хотя и сам знал ответ на этот вопрос.

— На Остров Потерянных, куда же еще, — буркнула Мэл, засучивая рукава.

— Но зачем? С этим возвращением мы можем попасть там в ловушку, — возразила Иви. — Родители, не родители, неважно кто — они же не просто так хотят, чтобы мы вернулись!

— Да, но нам по-любому нельзя здесь оставаться, мы должны выяснить, что там у нас дома затевают злодеи. Как ты хорошо сказала, родители, не родители, неважно кто, — ответила Мэл. — Кроме того, я не допущу, чтобы эти родители, не родители доставали меня своими дурацкими сообщениями! Риск? Что ж, нам придется пойти на риск, иначе снова случится что-нибудь вроде того, что было во время коронации.

— Это точно, — раздался голос Джея, который за это время успел появиться в двери и стоял там с поцарапанным лицом, фингалом под глазом и со смятой, исписанной фиолетовыми чернилами бумажкой в руке. — Как я понимаю, вы тоже получили сегодня такие писульки, в которых требуют, чтобы мы возвратились на Остров Потерянных?

— Ну, конечно же! Записка! От руки! По-старинному! — воскликнул Карлос, невольно восхищаясь изобретательностью своих таинственных противников.

— Типа того, — ответила Джею Мэл. Двое остальных молча кивнули, и Джей сразу заметно успокоился.

— Что у тебя с глазом? Ты вообще-то в порядке? — спросила Иви. — Может, попросим Мэл мешочек со льдом наколдовать?

— Не стоит. На тренировке упал. Ерунда, — отмахнулся Джей.

— Так вот, перед твоим приходом я говорила, что мы должны вернуться домой, потому что все мы знаем, что злодеи не успокоятся, пока не превратят Аурадон в груду щебня, а всех нас в своих слуг, — воскликнула Мэл с таким пылом, словно у нее за спиной стояла целая армия, которую она готова была немедленно вести в бой.

— В гоблинов, — поправил ее Джей. — У Малефисенты гоблины в слугах. Почему об этом никто из вас не помнит? Гоблины. Зеленые.

Глава 6

Досточтимая Малефисента

После того как они все ушли, оставив Карлоса изучать Темную Сеть, чтобы попробовать найти еще какую-нибудь информацию о планах злодеев и их местонахождении, Мэл решила навестить свою мать. Решение это возникло не на пустом месте. Мэл очень напрягало то, что подписавшийся буквой М автор записки мог действительно оказаться Малефисентой, и она просто хотела лишний раз своими глазами убедиться в том, что ее мать по-прежнему остается ящерицей. В библиотеку Мэл пришла довольно поздно, почти перед самым ее закрытием. Королевские стражники, обучением которых в Аурадоне занималась сама Мулан, стояли, разумеется, на своем посту перед запертой дверью тюрьмы и преградили Мэл дорогу.

— В чем дело, ребята? Вы же знаете меня, — сказала Мэл. — Давайте, отпирайте. Свидания с родственниками разрешены королевским указом, не мне вас учить, — напомнила она.

К слову сказать, этот разговор повторялся каждый раз, когда Мэл отправлялась повидать Малефисенту.

— Вижу, вижу, что вы родственницы, — усмехнулся стражник, который стоял слева. — У вас одинаковый язычок. Раздвоенный на конце.

Эту шутку он тоже повторял каждый раз.

— Ха-ха, — уныло откликнулась Мэл, толкая дверь.

— Пять минут, — напомнил второй стражник.

— Знаю, — кивнула Мэл.

Стражники заперли за ней дверь, и Мэл подошла к торчавшему посреди комнаты постаменту, вершину которого прикрывал стеклянный колпак.

Свою мать Мэл ужасно боялась с самого детства. С ней не забалуешь. Малефисента была не из тех матерей, что готовят со своими детьми уроки, а в свободное время пекут им сладкие плюшки. Вот какое-нибудь невыполнимое задание дать — например, отыскать волшебный посох — это пожалуйста. И только попробуй ответить «нет» на такую пустяковую просьбу Повелительницы Тьмы!

Но сейчас, после того, что произошло во время коронации Бена, бояться Малефисенту Мэл перестала. Видите ли, просто очень трудно по-настоящему бояться такого маленького… Такой маленькой… Ну, вы понимаете.

Хотя послание от анонима, подписавшегося буквой М, из головы Мэл не шло и тревожить ее не переставало.

Подойдя к постаменту, Мэл уставилась на свою мать. Малефисента казалась спящей и сейчас под своим колпаком выглядела самой обыкновенной, совершенно не опасной ящеркой. Даже симпатичной, пожалуй. Но Мэл умиляться, глядя на ящерку, не спешила, она слишком хорошо знала, что в грудке этого безобидного на вид существа бьется сердце самой злой волшебницы в мире, сердце самой Повелительницы Тьмы.

А что, если Малефисента обладает тайным даром, о котором никто не знает? Даром, позволяющим ей на время становиться самой собой, чтобы потом снова превратиться в крохотулечку-симпатюлечку? И вообще, кто поручится, что вот эта ящерка — в самом деле Малефисента? Разве не может такого быть, что ящерка — обычное земноводное, а самой Малефисенты и след давно простыл?

Мэл внимательнее присмотрелась к крошечной рептилии. В прошлый раз ящерка не спала, и глаза у нее были такими же изумрудно-зелеными, как у Малефисенты. Сейчас ящерка спит, ее глаз не видно, однако выглядит она вроде точно так же, как и прежде. Вот и гадай тут.

— Эй, мама, можно с тобой поговорить минутку? — спросила Мэл, удержавшись при этом от желания постучать ногтем по стеклянному колпаку. Она где-то слышала, что ящерицы очень этого не любят.

Ящерка не пошевелилась, даже кончик язычка не высунула.

Собственно говоря, в те считаные разы, когда Мэл навещала здесь свою мать, она вела себя точно так же. Или, можно сказать, никак себя не вела. В упор не видела свою дочь, вот и все.

— Скажи, это ты мне прислала? — спросила Мэл, показывая ящерице свой мобильник с открытым на экране текстом. — Это ты — М?

Никакой реакции.

— Послушай, мам, кроме нас двоих здесь никого нет, так что скажи, не бойся — ты что, умеешь превращаться в себя, а потом снова в ящерку? Если да, то я была бы очень рада увидеть тебя в твоем привычном виде.

Такую откровенную ложь Мэл вообще ложью не считала.

Глядя на ящерку, трудно было решить, поняла она хотя бы слово из того, что сказала Мэл, или нет.

— Подозреваю, что даже если ты и задумала что-то, все равно со мной не поделишься, — вздохнула Мэл. — Считаешь, что это по моей вине ты здесь сидишь. Считаешь так, да? Ну и напрасно. Вот увидишь, я найду способ выпустить тебя на свободу. Только ты мне сначала поклянись, что не попытаешься снова разнести здесь все на клочки. — Мэл подумала немного и решила подсластить пилюлю. — Ну, хорошо. Можешь покрыть замок Спящей Красавицы колючками-ползучками. Хоть весь целиком. Какое-никакое, а все-таки развлечение.

Ящерица оставалась такой же неподвижной, как каменная вершина постамента, на которой она лежала. За дверью прозвонили колокольчики — библиотека закрывалась. Мэл неохотно потянулась к выходу, сказав на прощание:

— Ладно, не хочешь со мной говорить — не говори. Я понимаю, глупо все это было, прости. Ведь ты даже при желании сказать ничего не можешь — в таком-то виде.

И в ту же секунду пол дрогнул под ногами Мэл от очередного подземного толчка. Мэл покачнулась, замахала руками, чтобы сохранить равновесие, и, почувствовав неприятный холодок под сердцем, вновь посмотрела на ящерицу.

— Я не знаю, как ты это делаешь, но почему-то все сильнее подозреваю, что и за этими толчками тоже ты стоишь. Скажешь, я не права?

Когда Мэл вышла за дверь, она заметила в полумраке библиотеки чью-то тень и невольно напряглась, но тут же расслабилась, увидев перед собой знакомое лицо.

— Привет, Фредди, — сказала Мэл. Она была рада встретить свою старинную приятельницу с Острова, хотя своей собственной реакцией осталась недовольна. С каких это пор она, как пуганая ворона, начала кустов бояться?

— Привет, Мэл, как дела? — откликнулась Фредди, делая вид, что ничего не заметила.

— Да так, потихоньку, — неопределенно махнула рукой Мэл, и тут ей в голову пришла одна мысль. — Послушай, Фредди, ты сегодня никаких странных сообщений не получала? Ну, эсэмэсок, там, или электронок?

— А насколько странных? — уточнила Фредди.

— Ну, анонимных, например, — ответила Мэл. — Или от кого-нибудь, кто остался на Острове Потерянных.

— Нет, — покачала головой Фредди. — Таких — нет. Я не думаю, что кто-нибудь вообще знает о том, что я сейчас в Аурадоне, а не на Острове. Из нашей шайки-лейки уж точно никто. Наверняка думают, что я, как всегда, просто прогуливаю.

— Ясненько, — сказала Мэл. Подумать только, она совсем недавно в Аурадоне, а уже успела подзабыть о том, что за порядки царят в их островной школе. Однако то, что сказала Фредди, было очень интересно. Выходит, в отличие от них четверых, Фредди не получала сообщения с требованием возвратиться на Остров, следовательно, тому, кто посылал эти сообщения, нужно, чтобы туда вернулись именно они. Или только они. Но почему? Зачем? Любопытно, любопытно…

— А ты получила какое-то анонимное сообщение? — спросила Фредди. Вывод совершенно правильный и логичный.

Мэл быстренько все прокрутила в голове и решила, что Фредди можно доверить их тайну.

— Да, получила, — сказала она. — Сообщение с требованием возвратиться на Остров Потерянных. Срочно. Точно такие же сообщения получили Джей, Карлос и Иви. Очень странно, правда?

— Да уж… И что вы собираетесь делать?

— Не знаем пока, — ответила Мэл. — Вот, пытаемся решить.

— Может быть, вам действительно стоит… Ну, вернуться на Остров. На время или как… Посмотреть там, что к чему, то-сё… Это же не опасно, правильно?

— Ты в самом деле так считаешь? — спросила Мэл.

— По себе сужу, — пожала плечами Фредди. — Окажись я на вашем месте, непременно захотела бы узнать, кому это я так понадобилась. — Она посмотрела на тяжелую, окованную железом дверь, из которой вышла Мэл, и резко сменила тему разговора: — Слушай, это там держат твою… э…?

— Мамашу-ящерицу? Да, — ответила Мэл. — Это именно та квартира, в которой сейчас проживает Малефисента.

— Ф-фу! Знаешь, если бы такое стряслось с моим папенькой, можешь быть уверена, я бы ему лишний раз на глаза не попадалась, а уж после того, как он освободится — тем более. — Фредди испуганно тряхнула головой, взлетели в воздух и вновь опустились на место ее хвостики. — Ты бы тоже пореже светилась здесь. Сама знаешь, как только она вырвется на волю, первым делом с тобой захочет рассчитаться.

— А то я сама этого не знаю, — угрюмо ответила Мэл и прикусила губу.

Тут Фредди вдруг неожиданно успокоилась и с широкой улыбкой закончила:

— Но она, я думаю, никогда больше на свободу не вырвется, так что все у тебя будет хорошо, не волнуйся. Да, кстати, будешь на Острове, передай от меня привет моему папе.

С этими словами она хлопнула Мэл по спине и пошла прочь, а вслед за ней поспешила темная тень, которую Фредди отбрасывала на стену.

Глава 7

Разговор за Круглым столом

Камелотское нагорье располагается на севере королевства, а сам город Камелот находится в его центре, окруженный Шервудским лесом с одной стороны и Эдемом с другой. Бен сдержал свое обещание и провел весь следующий день вместе с Мерлином и Арти в королевской карете, за которой — уже в обыкновенных каретах — ехала его свита: слуги и лакеи. Бен решил на этот раз отказаться от более привычного для него автомобильного кортежа — уж слишком плохими, не приспособленными для машин были грунтовые дороги Камелота, королевства, где по-прежнему предпочитали передвигаться на лошадях.

Не успели они отъехать из Аурадон-сити, как старый маг уже задремал на своем заднем сиденье, а Арти, напротив, возбужденно и азартно принялся исследовать королевский экипаж — крутить все ручки подряд и нажимать все кнопки.

Сильнее всего Арти очаровала раздвижная крыша кареты, он то открывал, то закрывал ее, жмурясь от удовольствия, а потом печально объявил:

— Нет, такую крышу на нашей карете папа никогда не разрешит установить.

Затем Арти занялся наушниками, которые заглушали цокот копыт и грохот колес, после чего обнаружил установленный над задним сиденьем телевизионный экран и принялся до бесконечности переключать каналы.

Бен наблюдал за всем этим молча, спокойно давая Арти оттянуться от души.

Путь из Аурадон-сити в Камелот был неблизким, дорога вначале вела путешественников через луга Саммерленда, потом к замку Белоснежки, где король и его свита должны были заночевать, чтобы утром двинуться дальше, через Заколдованный лес, по мосту через реку, и снова лесом, до самого Камелота. Сначала Бен пытался расслабиться и подремать на мягких подушках сиденья, потом начал набирать эсэмэски, хотел напомнить Мэл о том, что постоянно думает о ней, но она не отвечала — сигнал, может быть, не проходил. Бен вздохнул, откинулся на сиденье и снова прикрыл глаза.

На следующий день рано утром Бен, Мерлин, Арти и их свита выехали из дворца Белоснежки, а спустя несколько часов перед ними показался и замок короля Артура с высокими, ярко освещенными солнцем башнями из красного камня.

— Вот мы и дома, — ерзая от нетерпения, объявил Арти. — Смотрите-ка, они будто знают, что мы не одни возвращаемся, а вместе с вами.

И правда, на башнях рядом со стягами Пендрагонов, из рода которых был король Артур, развевались и королевские штандарты со стилизованной головой Чудовища.

— Все правильно, это я послал вперед Архимеда, — спокойно сказал проснувшийся на заднем сиденье Мерлин, имея в виду своего ручного филина. Затем старый маг с хрустом потянулся, сдвинул набекрень свою остроконечную шляпу и принялся почесывать бороду. — А это что еще за чертовщина? — воскликнул он, когда ворота открылись и королевская карета вкатилась во двор замка.

Бен зевнул и выглянул в окно. Весь двор был забит палатками и наскоро сколоченными укрытиями.

— Здесь что, всегда так тесно? — спросил он.

— Нет, — раздраженно ответил Мерлин, вылезая из кареты и путаясь в полах своего длинного плаща. — Очевидно, что-то случилось.

Вторым из кареты выпрыгнул Арти, вслед за ним степенно, как и подобает королю, вышел Бен, с наслаждением вытягивая затекшие от долгого сидения ноги. Первым делом на приехавших обрушились запахи. Ароматы здесь стояли крепкие, ядреные. Пахло горьким дымом, подгоревшим мясом, гнилью, выгребными ямами. Средневековьем здесь пахло, другого слова и не подберешь. Конечно, Бен знал о том, что народ в Камелоте привык жить по старинке, а о всяких современных новшествах и слышать не желает, однако…

«Это, конечно, замечательно — традиции и все такое, однако очень не помешало бы все здесь как следует дезодорантиком побрызгать», — подумал он.

— Похоже, поселяне оставили свои дома и перешли сюда, искать защиту за стенами замка, — нахмурившись, сказал Мерлин и негромко добавил себе под нос: — Должно быть, та тварь снова нанесла удар.

— Дорогу! Дорогу королю! — кричали королевские стражники, прокладывая Бену путь ко входу во дворец.

— Король Бен! — восторженно кричали из толпы. Мужчины низко кланялись, женщины приседали перед ним. — Король Аурадона приехал! Сам король! Наконец-то! Теперь есть на что надеяться, братцы!

Бен радушно махал в ответ, скрывая под уверенной улыбкой свою тревогу.

Подданные надеялись на него, полагались на него, и сейчас Бен как никогда начинал понимать, насколько важно королю всегда выглядеть сильным и уверенным. Таким всегда выглядел его отец. Легко ли это ему давалось?

— Сюда прошу, — указал рукой Мерлин, когда они вошли внутрь замка. Здесь, как и во дворе, было полно людей, они лежали на полу — одни на расстеленных одеялах, другие просто на соломе. Навстречу приехавшим поспешил лорд-гофмейстер, поклонился Бену, а потом что-то зашептал на ухо Мерлину.

— Для вас приготовлены покои в восточном крыле замка, — сказал Мерлин. — Артур просит извинить его за то, что не смог лично встретить вас, но он сейчас разъезжает по стране, уговаривает своих подданных спешить спасаться в Камелот. Артур полагает, что это займет у него еще какое-то время, и надеется, что вы тем временем согласитесь занять его место за Круглым столом и выслушаете рыцарей, которые подробно доложат вам обстановку.

— Благодарю вас, — ответил Бен. — Прошу передать Артуру, что никаких извинений не требуется, и я с большой охотой поговорю с его людьми.

— Сир, могу ли я отправиться вперед и распаковать ваши вещи? — спросил Люмьер, отправившийся в путешествие в качестве королевского камердинера. Старый француз недовольно поглядывал на толпившихся вокруг немытых крестьян и явно мечтал поскорее возвратиться в уютный, чистый, пахнущий лавандой, а не навозом, королевский дворец в Аурадон-сити.

— Да-да, конечно, будьте любезны, Люмьер, — ответил Бен, кивком головы позволяя удалиться Мерлину и Арти.

— Приготовить для вас королевские доспехи, сир? — уточнил Люмьер, имея в виду старомодные металлические латы, которые когда-то носил еще отец Бена. — Я привез их сюда, они вычищены и смазаны, так что если вам будет угодно…

— В этом нет необходимости, я думаю, — сказал Бен и невольно поморщился, представив себя в этой железной консервной банке. — Хотя мы и в Камелоте, я все-таки король современный, а не из двенадцатого века.

— Очень хорошо, сир, — заметно повеселел Люмьер, сверкнув белозубой улыбкой.

Для встречи с рыцарями Бен выбрал тот же самый темно-синий костюм с золотыми эполетами и гербом Аурадона на рукавах, который был на нем во время коронации. Люмьер начистил до блеска походную корону, и Бен почувствовал, что готов к тому, чтобы занять место за легендарным Круглым столом рядом с самыми прославленными рыцарями Камелота. Зал, куда его привели, выглядел очень скромно — голые каменные стены, скудный свет горящих факелов — но посреди него стоял тот самый Круглый стол — огромный, тяжелый, с расставленными вокруг него высокими дубовыми креслами. Один из самых знаменитых, а может быть, и самый знаменитый стол во всей истории.

Собравшиеся за столом рыцари вели себя очень просто, и Бен сразу же почувствовал себя спокойно, как дома, слушая их разговоры о результатах последних матчей и турниров. Но все разговоры немедленно прекратились, как только Мерлин призвал всех к порядку и предложил перейти к делу. С этого момента разговор становился все напряженнее, горячее, особенно когда рыцари заспорили о том, как лучше всего справиться с чудовищем, разорявшим их земли.

— Вчера эта тварь подожгла лес, и пожар добрался почти до самого Шервуда! — возбужденно воскликнул один молоденький рыцарь. — Кончать, кончать с ней, пока она новых бед не натворила!

— Столько людей лишилось из-за нее своих домов, своих хозяйств — кошмар! — подхватил другой рыцарь. — До чего же хорошо, что Мерлин вернулся, уж теперь-то он с помощью своей магии свернет шею мерзкому чудовищу!

— Гм, — хмыкнул Мерлин, протирая очки краем своего длинного рукава. — К сожалению, разрешения применить магию мы от короля Бена не получили.

Бен обвел взглядом огорченные, недоумевающие лица разом замолчавших рыцарей, прокашлялся и сказал:

— Как вы знаете, мы считаем, что применение магии на столь высоком уровне может быть опасно, поэтому я и приехал сюда, чтобы лично ознакомиться с ситуацией и принять окончательное решение прямо на месте.

— Опасно! А вы знаете, что на самом деле опасно? Чудовище, вот что! Оно, а не магия! — крикнул один из рыцарей. — Оно рыскает в ночной темноте, ворует домашний скот, устраивает пожары, а затем исчезает в облаке дыма!

— Мерлин говорил, что само чудовище никто в Камелоте своими глазами не видел. Это действительно так? — спросил Бен.

Рыцари неловко заерзали в своих креслах, принялись нервно переглядываться друг с другом.

— Ну… типа того, — неохотно согласился рыцарь, сидевший слева от Бена.

— Так ведь темно… — попытался оправдаться один из рыцарей.

— И очень уж стремительно оно движется, — вставил другой.

— Но разве можно победить, если не знаешь, с кем ты сражаешься? — сказал Бен. — Мы не можем гоняться за тенью или облаком дыма. Мы должны точно знать, кто нападает на ваши земли. Я отношусь к вам с огромной симпатией и сочувствием, я готов во всем пойти вам навстречу и помочь всем, чем могу, но я не имею права разрешить Мерлину использовать магию, пока не буду совершенно точно знать, против кого она будет применена.

Слушая Бена, рыцари согласно закивали головами. В зал влетел Архимед, сел на плечо к Мерлину, и, глядя в сторону Бена своими круглыми оранжевыми глазами, что-то зашептал волшебнику на ухо.

— Я полностью согласен с королем, — сказал, наконец, Мерлин. — Мы должны вначале увидеть чудовище своими глазами, а уж потом решать, как нам бороться с ним.

Арти, до сих пор тихо сидевший в углу, поднялся на ноги и сказал:

— Папа говорил, что видел множество следов чудовища возле реки, в лесочке на краю Эдема. Может быть, стоит разбить там лагерь и посмотреть, не явится ли туда наше чудище.

— Отличная мысль, — согласился Бен. — Сегодня же перебираемся к реке.

Королевская свита, включая Бена, Мерлина, Арти и нескольких рыцарей, расположилась в наскоро разбитых на берегу реки палатках. Они прождали одну ночь, вторую, но так и не увидели ни дыма, ни пламени, никаких других следов загадочного чудовища.

Вечером третьего дня Бен вновь сидел на речном берегу, надеясь на то, что, может быть, сегодня таинственная тварь даст о себе знать. Он до сих пор колебался относительно того, можно ли позволить Мерлину использовать магию. Бен не мог принять такое решение, не увидев чудовища, и продолжал ждать, хотя и замечал, что старый волшебник становится все нетерпеливее не то что с каждым днем — с каждым часом.

Король Артур все еще ездил по стране, уговаривал своих подданных спешить укрыться в своем замке, хотя, конечно, не резиновым был его замок, Артур и сам это понимал.

Между прочим, камелотский монстр был не единственной головной болью Бена. Приближалась суббота, Бену хотелось успеть на матч, а после матча, сами понимаете, будет школьный бал, а ему так хотелось потанцевать с Мэл… Но о танцах мог мечтать лишь сидевший глубоко внутри Бена мальчишка, а король Аурадона… Король Аурадона точно знал, что его место сейчас здесь, в Камелоте, и он прогонял от себя ненужные мысли, настраивался и дальше, сколько будет нужно, сидеть на краю леса и спокойно ждать, когда загадочное чудовище выйдет на свет из густой тени.

Перед самым рассветом Бен задремал в своей палатке, но почти сразу же проснулся от мальчишеского крика.

— Он здесь! Он здесь! — кричал Арти. — Это дракон!

Бен выскочил из своей палатки, задрал голову и увидел парящего в небе фиолетового дракона — ревущего, роняющего из пасти огненные шары, падавшие на лагерь, поджигавшие деревья на краю леса.

У Бена пересохло во рту, оборвалось сердце. Его самые дурные предчувствия сбылись, страхи стали явью. Один раз он уже встречал этого дракона…

Глава 8

Красные кресты

В четверг, спустя несколько дней после того как было обнаружено существование Темной сети, Карлос бежал по кампусу. Бежал так, словно по-прежнему боялся собак, а их за ним гналась целая стая.

— Давай, Карлос, поднажми! — кричали ему вслед знакомые и приятели по школьной команде, думая, что он тренируется, готовясь к субботнему матчу.

Добежав до женского общежития, Карлос на полном ходу врезался в дверь спальни Мэл и Иви. Дверь оказалась не заперта, Карлос не удержался на ногах, буквально ввалился в комнату, но при этом умудрился удержать свой ноутбук, не дав ему удариться об пол.

— Карлос! — взвизгнула Иви, бросаясь вместе с Мэл поднимать его. — Ты живой?

— Живой-то я живой, но кое-что обнаружил, — проворчал Карлос, поднимаясь на ноги.

— В Темной сети? — спросила Иви.

— Ага, где же еще? — Он присел на кровать Мэл, которая была застлана не розовым, а лиловым покрывалом. Правда, белые кружева из-под него все еще торчали. — Паршивые новости, — предупредил Карлос, включая ноутбук.

— Ясен пень, что плохие, если из Темной сети, — вполне резонно заметила Мэл.

На экране ноутбука появился знакомый уже сайт с черными окошечками и зелеными буквами. Карлос порылся, застучал клавишами, вывел на экран то, что искал.

— Вот! — сказал он. — Смотрите!

— А что это вообще? Ну, то, что мы смотрим? — спросила Иви.

— Это форум. Люди выходят в Сеть и пишут… пишут… Анонимно в основном. И в основном недобрые вещи пишут. Жалуются, выражают недовольство, просто поливают грязью все вокруг. И друг друга тоже. Ну, ты же знаешь, что такое тролль?

— Тролль? Знаю, но разве они могут печатать своими лапищами? Да и неграмотные они, — с сомнением покачала головой Иви.

— Это ты про настоящих троллей, которые большие и зеленые. Я про других. В Интернете тролль — это человек, который пишет грубости и гадости, оскорбляет, вредничает, — пояснил Карлос.

— Оскорбляет? Гадости? — побледнела Иви. — Кто же этим занимается? И зачем?

Видно, слишком долго прожила Иви в Аурадоне, подзабыла уже, как живется на ее родном злом острове.

— Зачем, зачем. Это же Темная сеть. Место, где онлайн встречаются злодеи. Что же им еще писать, как не гадости? — пожал плечами Карлос.

— Ну, да, конечно, о цветочках-щеночках они писать не станут. И о кошечках тоже, — хихикнула Мэл.

Карлоса ее шутка не развеселила.

— Я рыл, рыл и нарыл один форум, — хмуро сказал он. — На нем обсуждают так называемое Движение Антигероев.

— Антигероев? — скривилась Мэл. — Не нравится мне что-то это название.

— И правильно, что не нравится, — кивнул Карлос. — Вот, смотрите.

Он нажал одну за другой несколько клавиш, и открылась большая, во весь экран, цветная картинка.

— Это же мы! — вскрикнула Иви.

Да, это была фотография их четверки. Лицо каждого из них перечеркнуто жирным красным крестом, под крестами вдоль фотографии протянулась надпись, сделанная тоже красной, «подтекающей», словно кровь, краской: «Вступай в клуб Антигероев!»

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Наследники

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Возвращение на Остров Потерянных предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я