Международные финансы. Учебник. Часть 1 (С. В. Матросов, 2011)

Учебник «Международные финансы» предназначен для студентов, изучающих тенденции и перспективы развития международных финансов, особенности регулирования и использования финансовых инструментов в международных финансовых отношениях.

Оглавление

  • Введение
  • Глава 1. Международные финансы в условиях глобальной экономики

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Международные финансы. Учебник. Часть 1 (С. В. Матросов, 2011) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1. Международные финансы в условиях глобальной экономики

1.1. Теоретические основы, понятие и сущность международных финансов.

Предмет, особенности и масштабы мирового финансового рынка

Финансовая глобализация является важным результатом истории экономической интеграции. Международные экономические отношения в настоящее время имеют интернациональный и противоречивый характер, влияющий на деятельность субъектов хозяйствования.

Анализ теоретических основ интернационализации экономических связей в условиях глобализации показал, что к настоящему времени накоплена обширная теоретическая база по указанной проблеме и имеются разнообразные определения этого процесса.

Теоретики рассматривают глобализацию в двух основных направлениях:

Первое – поддерживается исследователями, которые считают, что экономическая глобализация является феноменом международного хозяйства, принципиально изменивший мир. По своим глубоким и масштабным последствиям глобализацию можно сравнить с индустриальной революцией XIX в. Концепция глобализации мирового хозяйства основывается на анализе сформировавшихся мировых экономических рынков и их глобальной конкуренцией. В свою очередь, для представителей концепции, которая отмечает негативные стороны глобализации, типичны рекомендации денационализации и широкой приватизации национальных экономик. По мнению представителей теории «геофеномена», компетентные стратегические решения возможны только с участием международных институтов, которые способны разработать меры по ускорению глобализации экономического пространства.

Второе направление представлено концепциями, в которых признается наличие глобализации на уровне мировой экономики, где происходит перераспределение сфер влияния стран, компаний, банков. В основе этого процесса лежит эволюция международного разделения труда.

Важно отметить, что между глобализацией и интернационализацией существует тесная взаимосвязь и взаимозависимость, что подтверждается нарастающей взаимозависимостью субъектов хозяйствования различных стран. По нашему мнению, глобализация в сфере экономики и финансов является новым этапом распространения интернационализации на весь мир.

Так, Г. Колодко определяет сущность современной интернационализации экономики как «исторический процесс либерализации и интеграции рынков товаров, капиталов и труда, которые прежде функционировали в определенной мере изолированно, в единый мировой рынок»[1].

В. Теперман, В. Давыдов и В. Бобровский отмечают, что финансовую глобализацию «можно определить как длительный исторический процесс поэтапного формирования общепланетарной хозяйственной системы…»[2].

Л. Зевин считает, что «пока мы имеем дело не с интеграцией страновых хозяйственных систем, а лишь с ростом значения внешней торговли и международных рынков капитала»[3].

Противоположную позицию формулируют Н. Абдулгамидов и С. Губанов, которые выделяют противоречия процесса финансовой глобализации и пишут, что «.глобализация во всех проявлениях обнаруживает себя как яркий антипод интернационализации. Обе тенденции…полярно противоположны и находятся в состоянии противоборства. Коренное различие между ними таково: интернационализация объединяет, а глобализация разъединяет и сталкивает»[4].

Реально оценивая экономические и политические предпосылки развития процесса финансовой глобализации на базе интернационализации экономических связей представляется целесообразным отметить, что развитие системы мирового хозяйствования связано с совершенствованием рыночных отношений и финансовой системы, которая в значительной мере предопределяет содержание и механизм взаимодействия субъектов и является результатом объективного процесса взаимосвязанности экономических отношений.

С нашей точки зрения, финансовая глобализация как один из аспектов глобализации экономики и интернационализация финансовых связей являются взаимообусловленными процессами.

К. Аннан предложил рассматривать глобализацию «как сложный комплекс трансграничных взаимодействий между физическими лицами, предприятиями, институтами и рынками»[5].

В свою очередь, основной движущей силой международного экономического сотрудничества на базе взаимодействия финансовых связей является рыночные отношения факторов производства и обмена или интернационализация хозяйствования на региональном и глобальном уровне.

Под «финансовой глобализацией» мы понимаем процесс взаимодействия и трансформации национальных экономик и их субъектов хозяйствования, товаров, услуг на базе движения и совмещения капитала в целостном пространстве производства и обмена.

В целях определения экономического содержания понятия «финансовая глобализация» необходимо выявить взаимосвязь и взаимообусловленность понятий «интернационализация» и «интеграция».

Ю. В. Шишков отмечает, что отличительной чертой интернационализации является «наиболее общее понятие нарастающего межнационального (межстранового) общения на самых разных его исторических стадиях… в самых разных его пространственных масштабах – от двустороннего до регионального и глобального уровней»[6].

Мы придерживаемся указанной позиции и полагаем, что развивающийся процесс интернационализации, в том числе финансовой, выступает в качестве общей основы процесса глобализации и региональной интеграции. В свою очередь для международного интегрирования как высшей ступени интернационализации характерно «сращивание национальных рынков, товаров, услуг, рабочей силы и формирование целостного рыночного пространства с единой валютно-финансовой системой, единой в основном правовой системой и теснейшей координацией внутри и внешнеэкономической политики… государств»[7].

В результате взаимопроникновения отдельных макроэкономических организмов, к которым относится и национальная финансовая система формируется целостное хозяйственное пространство, которое структурируется в новый экономический организм. В связи с неравномерностью экономического развития стран в настоящее время представляется возможным говорить о международном интегрировании некоторых сегментов указанного экономического организма, в частности торговли и финансов. Правомерность нашего положения подтверждают выводы, представленные МВФ о «быстром интегрировании национальных экономик во всемирном масштабе посредством торговли, финансовых потоков, перелива технологий, информационных сетей и межкультурных обменов»[8].

Основные аспекты интернационализации финансовых связей в условиях глобализации представлены в таблице 1.

Эволюция мирохозяйственных связей, имеющая прочную экономическую основу подтверждает отношение к интернационализации финансовых связей как к самостоятельному глобальному явлению. Процесс этот начался в XVI в. вместе с развитием мануфактур, когда усилились экономические связи стран и международная торговля приобрела новое значение в качестве постоянного фактора сотрудничества, сложилась специализация стран по производству, экспорту отдельных товаров и услуг, сформированы основы международного разделения труда, требующего финансирования. В конце XIX – начале XX в. интернационализация мировой экономики получила новый импульс и основу – вывоз капитала. На протяжении XX столетия постепенно формировались международные технологические, производственные, финансовые цепочки. В 80‑е гг. прошлого века мировая экономика пришла к единому «мировому конвейеру», в котором звенья технологической цепочки производились в разных странах. Таким образом, проявилась тенденция замены акцентов: финансирование не только межотраслевой национальной торговли, а преимущественно – внутриотраслевой и межотраслевой международной.


Таблица 1. Аспекты интернационализации финансовых связей в условиях глобализации


Характерной чертой современного этапа интернационализации финансовых связей является то, что международные потоки товаров, услуг, капитала регулируются в первую очередь не национальным, а международными нормами и контролируются международными институтами. В свою очередь, интернационализации финансовых связей способствуют объективные и субъективные факторы развития. В основе объективных факторов – интернационализация производства и капитала компаний и банков, которые выходят за рамки национальных границ. Субъективная сторона выражается в формировании и регулировании процесса глобализации международными организациями: ООН, Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк (ВБ), Всемирная торговая организация (ВТО), Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Специальная финансовая комиссия по проблемам отмывания денег (ФАТФ), Базельский Комитет и др.

Таким образом, термин «геофинансы» закономерно возник для обозначения нового явления в мировой экономике, значительного по содержанию для всестороннего обеспечения финансовой интернационализации экономических связей на стадии глобализации.

Всесторонняя оценка теоретических основ современных интеграционных процессов мировой экономики показала, что наука располагает теорией международной торговли, иностранных инвестиций, финансовых рынков по отдельным секторам, концепциями банковского посредничества, транснационализации и мультинационализации кредитных, финансовых институтов, корпоративных структур (ТНК, ТНБ и МНК). Однако каждая теория существует раздельно. В свою очередь, финансовая глобализация – сложный процесс, требующий комплексного анализа с учетом достижений указанных исследований в целях определения ее влияния на функционирование национальных банковских систем для эффективного обеспечения потребностей геоэкономики. Представляется возможным определить термин «геоэкономика» как совокупность международной взаимодополняемой деятельности субъектов хозяйствования, направленной на производство и распределение товаров и услуг.

Геоэкономика способствует интернационализации финансовых связей, основными причинами которой являются:

Во-первых, экономический фактор, выразившийся в концентрации и централизации капитала, росте крупных наднациональных холдингов и финансовых групп. Значительное расширение сферы деятельности ТНК и ТНБ, стало возможным в результате быстрой технологизации и расширения администрирования на базе киберкоммуникации. Немаловажным фактором возрастания роли ТНБ и ТНК в современном мире является рост эффективности их операций за счет конкурентных преимуществ универсальных банков и финансово-промышленных групп. Многие банки и их клиенты, ориентировавшиеся раньше только на местные рынки, расширили свои потребности, производство и услуги, вышли на международный (глобальный) уровень.

Во-вторых, научно-технический фактор. Технический прогресс, привел к резкому сокращению коммуникационных издержек, значительному снижению затрат на обработку, хранение и использование информации. Информационное обслуживание участников многосторонних хозяйственных связей связано с успехами в электронике – формированием новых механизмов электронного финансового бизнеса, систем связи и пр.

В-третьих, либерализация мировой торговли и рынков капиталов и услуг, дерегулирование ряда национальных рынков укрепило тенденции к интернационализации финансово-экономической деятельности и способствовало свободному движению объектов и субъектов интернациональной экономики.

В-четвертых, политический фактор. Государственные границы, в связи с процессами финансово-экономической интеграции, становятся открытыми для бизнеса, дают большие возможности миграции капиталов и услуг.

В-пятых, международный фактор. Крупные международные инициативы стимулируют международные формы сотрудничества, что стимулирует процесс глобализации.

В-шестых, в целях качественного обеспечения потребностей клиентов – субъектов международных экономических отношений, банки расширяют деятельность на глобальных рынках кредитно-финансовых продуктов и услуг и формируют стратегическое партнерство с иностранными кредитными и финансовыми институтами, консолидации экономического капитала, диверсификации деятельности и проч.

В-седьмых, национальные банковские системы в условиях интернационализации финансово-экономического сотрудничества идут по пути унификации контроля и регулирования деятельности банков с целью профилактики кризисных явлений и разумного управления рисками.

Предпосылками современных процессов финансовой интернационализации являются:

– технологический прогресс в области транспорта и связи, образующих инфраструктуру международных экономических отношений;

– многофакторный процесс конкуренции на национальном и международном уровне, стимулирующий финансовую глобализацию. Именно конкуренция, главными средствами которой является снижение издержек, улучшение качества и расширение ассортимента товаров и услуг, становится генератором глобализации. Важным шагом на пути интернационализации экономических связей и установления системы многосторонних отношений является создание ВТО в январе 1995 г. на базе Генерального соглашения по тарифам и торговле (далее – ГАТТ).

По данным Всемирного банка, лидерами мирового экономического развития, интернационализации экономики и трансформаций в 2004–2007 гг. оставались развивающиеся страны. Рост ВВП этих стран составил 6,4 процента, что значительно превышает общий объем развития промышленно-развитых стран. Рост ВВП США составил 3,5 % (4,2 % в 2004 г.), европейских стран – 2,4 %, Японии – 5 %. Рост общего мирового ВВП составил 3 % (5 % в 2004 г.). По прогнозам экспертов, в 2007 г. рост мирового ВВП составит 2,1 %, что будет способствовать расширению экспортно-импортных операций (28,1 % – 2005 г., 29,4 % – 2006 г.), увеличению объема иностранных инвестиций (22 % – 2005 г., 22,5 % – 2006 г.) и, следовательно, интернационализации финансовых связей с развивающимися странами[9].

Новым явлением, характерным для современных процессов развития экономических связей является совершенствование денежного, кредитного и финансового рынков, оказывающих влияние на сферу производства и мировой торговли. По данным международных экспертов, в 2005 г. ежедневные операции мирового валютного рынка, например, составляли 2,9 млрд долл. по сравнению с 1 млрд долл. в 1997 г.[10]

В начале XXI в. рост количественных показателей вызвал качественные изменения экономической, финансовой, банковской сферы. До середины XX в. кредитно-финансовые, денежные рынки обслуживали реальный сектор экономики, но в 90‑е гг. XX в., сфера движения капиталов: кредитных и финансовых операций приобрела самостоятельное значение. Это произошло в связи с широкими возможностями использования банками и финансовыми компаниями кредитных, производных, спекулятивных и страховых инструментов на внутренних и международных рынках. Эти возможности расширились с появлением новых финансовых инструментов: фьючерсов, опционов и пр. В целом объем торговли производными финансовыми инструментами с 1986 по 1993 г. вырос с 618,8 млрд долл. до 7,8 трлн долл., т. е. в 12,7 раза. Ежегодный темп роста международного рынка производных инструментов, обеспечивающих финансирование международной торговли и услуг в конце XX в., составил – 43,7 %. Темп роста указанного рынка в начале XXI в. продолжал расти. Так, например, в 2003 г. глобальный биржевой оборот производных инструментов составил 625,1 трлн долл., а сумма внебиржевых производных контрактов, выпущенных в обращение к концу 2003 г. равнялась 197,2 трлн долл. США, при этом количество контрактов в обращении на конец июня 2004 г. составил 150,8 млн шт.[11] В 2010 году объём глобального рынка деривативов составил 600 трлн долл. аров США. Объём реальной мировой экономики – 70 трлн Долл. аров США. В результате мирового финансового кризиса уровень частной и государственной задолженности в начале 2009 г. составил: США и ЕС –300 %, Испания – 350 %, Британия – 380 %, Япония – 450 %. Согласно прогнозам экспертов государственные долги по отношению к ВВП в 2020 г. составят в странах с развитыми рыночными экономиками, в среднем -133 %, а в странах с развивающимися рыночными экономиками -35 %. Критическим является уровень задолженности в 60 %.

Международные рынки капиталов и финансовых услуг оказывают значительное влияние на развитие мировой экономики. Финансовый кризис, начавшийся в 90‑е гг. XX века в Мексике и кризис 2008 года, проявившийся в США, продемонстрировал негативные явления интернационализации экономических связей, основанных на чрезмерной роли финансовых рынков. Системный кризис оказал влияние на рынки, Азии, Европы, включая Россию. Мирохозяйственным связям в посткризисный период свойственны следующие тенденции развития интеграционных процессов:


1) международное движение факторов производства: капитала (прямые инвестиции), рабочей силы (миграция рабочей силы и «утечки мозгов») в более благоприятные экономические зоны;

2) восстановление и развитие международной торговли товарами, услугами, технологией, объектами интеллектуальной собственности и проч.;

3) совершенствование международных кредитных и финансовых отношений: частное, государственное, международное финансирование экономического сотрудничества; расширение операций с ценными бумагами, производными финансовыми инструментами; валютные операции, страхование.

Соотношение указанных направлений деятельности имеет тенденцию к изменению. Интернационализации экономических отношений в современных условиях свойственно опережение темпов роста торговли, движения капиталов и финансовых операций, а не реального сектора экономики. Среди указанных направлений преобладают следующие тенденции:

– увеличение объема международных финансовых операций;

– расширение международного движения капитала и международной торговли.

В свою очередь, в рамках финансовых операций стремительно растут валютные операции и объем международных сделок с ценными бумагами, включая производные финансовые инструменты, что отражает тенденцию секъюритизации современных финансовых рынков.

По данным экспертной оценки Всемирного банка, процессы глобализации в финансово-банковской сфере расширяются, прежде всего, в промышленно развитых странах. Развивающиеся страны участвуют в этом процессе в меньшей степени, а так называемые, наименее развитые страны, практически не участвуют в этом процессе. В этой связи представляется возможным сделать вывод о недостаточном уровне финансовой глобализации одних стран и интенсификацию глобальных процессов других. Следовательно, по-нашему мнению, целесообразно рассматривать интернационализацию финансовых связей применительно к развитым и развивающимся странам.

Интернационализация финансовых связей не имеет границ и является новой формой организации мирового хозяйства в условиях глобального воспроизводства, обеспечивающего взаимодействие производства и потребления, распределения ресурсов в интересах участников на основе мировой конкуренции.

Интересен финансовый феномен, известный как «парадокс Филдстайна-Хориока», которые предположили, что сбережения вне зависимости от местонахождения должны искать пути наиболее эффективного использования. В ряде стран (например, ЦВЕ) внутренние инвестиции не ограничиваются национальными сбережениями и источником инвестиционных средств является международный рынок капиталов. Однако, во многих странах с высокой нормой сбережений и стабильной экономикой имеют место и значительные инвестиции. Корреляция между сбережениями и инвестициями состоит в том, что экономическая политика государства направлена на ликвидацию значительного дисбаланса. Практика в ряде случаев противоречит теории.

Согласно исследованиям, проведенным М. Обстфельдом и А. Тейлором в 1997 г., объем международных потоков капитала промышленно развитых стран (равный отношению счета по текущим операциям к номинальному ВВП), накануне Первой Мировой войны в среднем составлял 3 %. В отдельные периоды показатель международной мобильности капитала достигал 4–5 %. В 20‑х, 30‑х гг. и в период функционирования Бреттон-Вудской системы в 50–60 гг. XX в. это отношение снижалось. С момента перехода к режиму плавающих валютных курсов в 70‑х гг. показатель мобильности капитала составлял 3 % и оставался в 1995–2003 гг. приблизительно на том же уровне. Изменения в чистых международных потоках капитала тесно связаны с выбором целей макроэкономической политики государств: стабильностью валютного курса, устойчивостью внутренней хозяйственной деятельности или свободным движением капитала. История показала, что в условиях «золотого стандарта» до Первой мировой войны индустриальные страны сделали выбор в пользу стабильности валютных курсов и свободного движения капитала. За этот период финансовые рынки продемонстрировали высокую международную мобильность. Во время функционирования Бреттон-Вудской системы промышленно развитые страны сформировали главную цель – обеспечение независимой денежно-кредитной политики и твердых валютных курсов в ущерб международным потокам капитала. С переходом к плавающим валютным курсам после завершения периода Бреттон-Вудской системы государственным приоритетом стала стабильность внутренней экономики и либерализация движения финансовых потоков, в результате – проявилась тенденция возрастания подвижности капитала.

На пути интернационализации финансовых связей стоят барьеры регулирования, издержки инвестирования, недостаток информации, инерция и консерватизм менеджмента. Национальные границы могут препятствовать международному движению капитала и реальные преимущества международного инвестирования, во многом зависят от уровня рисков страны – реципиента. Практика показала, что затраты и риски международного инвестирования в целом велики, что снижает стимулы для международной диверсификации инвестиционного портфеля. Анализ международных экономических отношений в конце XX в. и начала XXI в. показал, что к наиболее типичным барьерам финансовой интернационализации в условиях глобализации можно отнести риски, остающиеся в поле зрения государственных и частных финансовых институтов:

– финансовые;

– суверенные;

– функциональные риски.

Многие элементы финансовой глобализации возникли как результат развития финансовой сферы, а именно:

– роста свободных капиталов;

– технологического обеспечения международного перемещения «горячих денег»;

– новые финансовые инструменты;

– образование региональных валют (евро).

Финансовая глобализация получила значительное развитие на базе укрепления международной торговли. В 1960‑х гг. процесс интернационализации финансовых связей начал развиваться на основе интеграции производства, капитала и сбыта в товарной сфере. Финансовая взаимозависимость национальных экономик развивалась постепенно на фоне дальнейшего углубления разделения труда. Сырьевые ресурсы были объединены первыми через систему косвенного кредитования через посредников – банки, прямого финансирования – биржи, за ними последовали валюты, производные финансовые инструменты и пр. Тем не менее, в современной геоэкономике торговля уступила лидерство финансам. По оценкам «Гарвард бизнес ревю», на каждый долл. ар, вложенный в реальный сектор мировой экономики, в настоящее время приходится более 50 долл. аров, обращающихся в финансовой сфере[12].

Объединение финансовых рынков, характер операций заемщиков и кредиторов, диверсификация их активов и пассивов по странам и регионам, наличие мощной сети представительств, филиалов и дочерних организаций за рубежом уже не позволяют отождествлять финансовые ресурсы только со страной национальной принадлежности. На геоуровне капитал характеризуется мобильностью и подвижностью, он стремится в направлении к самым привлекательным и выгодным возможностям его приложения. Участники георынка – банки, финансовые корпорации, биржи, правительства, центральные банки, заемщики, кредиторы и инвесторы оказывают влияние на важнейшие факторы финансовой глобализации. К этим факторам относятся:

– международные потоки капиталов;

– современные теории управления портфелями финансовых ресурсов;

– профессионализм участников;

– финансовые инновации;

– либерализацию и дерегулирование рынков;

– конкуренцию;

– свободное движение капитала;

– информационные технологии;

– секьюритизацию;

– стандартизацию финансовых продуктов.

Характерной чертой современности является взаимозависимость стран и их субъектов хозяйствования в результате расширения международного экономического сотрудничества, финансовых операций и использования современных технологий. Предпосылками финансовой интеграции являются:

1) быстрый рост объемов финансовых операций для обеспечения потребностей мирового производства;

2) рост активности и финансовых потребностей субъектов хозяйствования;


3) технологический прогресс: новые формы организации производства превращают финансовые операции в необходимое условие развития национальных экономик;

4) объектами внешних финансовых связей становятся не только товары, продукты и услуги, но и факторы производства;

5) совершенствование информационных технологий интенсифицировало интернационализацию финансовых связей. Например, в 2000 г. ежедневно продавалось валюты 1,5 трлн долл., государственных и частных облигаций – на 900 млрд долл., акций частных компаний – на 800 млрд долл.

6) развитие конкуренции и широкое использование различных продуктов и услуг клиентами банков;

7) укрепление международных позиций ведущих банков и финансовых корпораций за счет централизации капитала, слияний и поглощений (далее – СиП). По данным Всемирного банка, суммарный стоимостной объем СиП, осуществленных только в первом периоде 2001–2002 годы составил 594 млрд долл. США, а их количество – более 6000 единиц.

Оценка сложившийся к 2005 г. мировой финансовой системы позволила выделить основные признаки финансовой глобализации:

– свободное обращение капиталов между странами;

– наличие мирового финансового рынка как части георынка;

– формирование систем международного регулирования кредитно-финансовых отношений (Базельский комитет, ФАТФ);

– реализация международных стратегий ТНК и ТНБ; Для сферы финансовой глобализации характерен ряд противоречивых процессов:

– либерализация международного движения капиталов и рынка финансовых услуг при ослаблении национальных систем контроля за деятельностью финансовых и банковских структур.

– выработка единых требований к деятельности финансовых, банковских структур путем достижения международных соглашений по созданию наднациональной системы регулирования финансовых рынков (соглашение в рамках ВТО о либерализации рынка финансовых услуг; поэтапное создание единой валютной системы в рамках Европы; основные принципы регулирования банковской деятельности, предложенные Базельским комитетом, Швейцария;

– совмещение национальных, региональных финансовых интересов и мирового финансового регулирования;

– усиление конкуренции на мировых рынках между кредитными и финансовыми институтами, а также между национальными и иностранными банками на внутренних рынках;

– концентрация банковского капитала.

Финансовая глобализация – объективный процесс развития интернационализации экономики. К преимуществам финансовой глобализации представляется возможным отнести следующее:

– более эффективное использование сбережений и инвестиций: развивающиеся страны получают доступ к рынкам капитала, в котором нуждаются, а инвесторы, не ограниченные рамками собственных стран, ищут возможности для наиболее выгодного вложения своих средств с учетом диверсификации инвестиций в целях снижения рисков;

– концентрация капитала, создание глобальных ТНК и ТНБ, которые способны реализовывать крупные проекты;

– совершенствование и унификация технологического обеспечения экономических связей. К негативным последствиям относятся:

– сокращение нормы сбережений;

– чрезмерный дефицит платежного баланса по текущим операциям;

– финансовые кризисы;

– «валютизация» экономики.

Валютизация экономики – бегство от использования национальной денежной единицы для обеспечения потребностей национальной экономики к резервным иностранным валютам (разновидность бегства капитала без пересечения границ).

Реализация интересов хозяйствующих субъектов в условиях георынка требует стабильной финансово-экономической основы: устойчивых денежных и кредитных условий деятельности. В свою очередь, анализ практической деятельности автора показал, что частники международных рынков капиталов и финансовых услуг заинтересованы в нестабильности, например, валютных курсов (экспортерам выгодно понижение, а импортерам повышение курса национальной денежной единицы по отношению к валюте контракта) и, преследуя частные интересы, участники хозяйственных связей «раскачивают» валютный рынок.

Рост операций на международных финансовых рынках привел к тому, что в настоящее время рынки обладают значительной «властью», а ежедневные котировки на валютных и фондовых рынках под влиянием политических или экономических событий воздействуют на состояние глобальных и локальных бизнес-процессов. Кроме того, имеет место проблема злоупотреблений инсайдеров, которые провоцируют лоббирование финансовых интересов частных структур (ТНК, ТНБ), что негативно влияет на состояние мировой экономики. Поспешная интеграция в глобальный рынок связана с проявлением следующих тенденций:

1. Основные преимущества получают промышленно развитые страны и происходит поляризация доходов, а не их выравнивание. Несправедливое распределение благ порождает конфликты на региональном, национальном и международном уровнях. С географической точки зрения это выглядит как миграция капитала преимущественно в зоны стабильных экономик. В результате – бедные страны все больше отстают в экономическом развитии. Нарастающий разрыв государственных и частных доходов чреват международными конфликтами.

2. Потенциальная нестабильность из-за взаимозависимости финансовых рынков. Локальные экономические колебания или кризисы в одной стране могут иметь серьезные последствия, что подтверждает финансовый кризис в Азии, начавшийся летом 1997 г. в Таиланде, а затем перекинувшийся на другие страны Юго-Восточной Азии. Такие явления свидетельствуют о большой уязвимости взаимосвязанных экономик.

3. Контроль над экономикой отдельных стран имеет тенденцию к переходу от суверенных правительств к сильным государствам, ТНК, ТНБ, или международным организациям. По этой причине финансовая глобализация может вызвать у населения и правительств ряда стран чувство беспомощности и антипатии. Важно отметить, что экономические аспекты являются основными компонентами интернационализации бизнес-процессов.

4. Глобализация имеет последствия неэкономического характера, сопряженные со значительными рисками и издержками, причинами которых могут быть отсутствие безопасности и политической гибкости регулирующих структур в реализации международного экономического сотрудничества.

Западные политики, придерживаются неолиберальной теории развития геоэкономики, которые переносят на рынок ответственность за имеющиеся трудности[13]. Крупнейшие ТНК используют неолиберальную модель глобализации для обоснования отказа от государственного регулирования, контроля, социальной ответственности бизнеса в странах – операций (деятельности) корпораций. Такой подход доказал необоснованность и способствовал возникновению мирового финансового кризиса 2007–2009 гг.

В развитых странах с рыночной экономикой политика неолиберализма проводилась выборочно, а применительно к развивающимся и наименее развитым странам требования переходного к рынку периода были следующими:

– приватизация государственной собственности;

– либерализация торговли и цен;

– дерегулирование предпринимательской деятельности;

– сокращение хозяйственной роли государства;

– форсирование экспорта и усиление интернационализации финансовых связей[14].

Финансовая глобализация связана с либерализацией внешнеэкономических связей и трансграничным перемещением капитала, товаров и услуг. По мере ликвидации барьеров происходит переход количественных изменений интернационализации финансовых связей в качественные – формируется система глобальных финансов, функционирующих на георынке.

Примером организации рынка в современных условиях является интеграционная деятельность Европейского Сообщества (ЕС), особенностью администрирования которого являются межгосударственные соглашения, а не хозяйственные связи транснациональных структур.

Трансформация рынка стран ЕС позволил выявить особенности интеграционных процессов:

Централизация регулирования финансовых рынков; усиление конкуренции кредитных, финансовых институтов, национальных и иностранных участников рынка и унификация их деятельности; развитие инновационных процессов в области информационных технологий; сокращение традиционных видов банковской деятельности и развитие прямого финансирования.

Объединение национальных фондовых бирж.

Развитие новых производных финансовых инструментов в единой валюте.

Элементы валютной интеграции в Западной Европе формировались задолго до создания ЕС и были результатом интеграционных процессов регионального кредитного и финансового рынка, как элемента глобализации экономических связей. Например, Римскому договору, закрепившему создание ЕС, предшествовали соглашения о многосторонних валютных компенсациях между Францией, Италией, Бельгией, Нидерландами, Люксембургом и присоединившимися к ним в 1947 г. западными оккупационными зонами Германии. Соглашения 1948 и 1949 гг. о внутриевропейских платежах и компенсациях между 17 государствами ОЭСР, а также создание Бенилюкса[15] способствовало формированию единого экономического пространства. Однако интеграция валютного рынка началась после создания экономического союза, в пределах которого обеспечивалось свободное перемещение товаров, услуг, капиталов, валют на основе равной конкуренции и унификации законодательства стран – участниц в этой сфере.

Введение единой денежной единицы создает дополнительные стимулы администрирования, капитализации рынка и ускорения концентрации (слияния) банков и бирж, развития финансовых операций. С технической точки зрения введение единой валюты не составляет трудностей для кредитных и финансовых институтов, особенно для тех, которые имеют опыт работы в мультивалютном режиме на финансовых рынках.

Высокие риски рынков внешних заимствований и активное использование производных финансовых инструментов на финансовых рынках способствовали возникновению турбуленций мировых финансов. Мировые финансовые кризисы середины 90‑х гг. XX в. и 2008–2009 годов выявил проблему поиска путей трансформации глобального рынка для предотвращения финансовых кризисов. Для этого имеются следующие причины: недостатки администрирования глобальной экономики и необходимость унифицированных поступательных реформ.

В исследованиях российских экономистов в настоящее время отсутствует единый подход к определению глобального финансового рынка, его роли и функций в мировой финансовой системе. Так, в монографии «Банки и финансовый рынок» Ю. И. Львова финансовый рынок определяется как «сфера функционирования финансового механизма»[16]. Один из ведущих отечественных специалистов в области финансового менеджмента И. Т. Балабанов в своей работе «Финансовый менеджмент» представляет финансовый рынок с позиции механизма управления движением финансовых ресурсов как «сферу проявления экономических отношений между продавцами и покупателями финансовых ресурсов и инвестиционных ценностей (т. е. инструментов образования финансовых ресурсов)»[17]. Подход к международному финансовому рынку нашел отражение в учебном пособии В. С. Торкановского: «Финансовый рынок – это совокупность всех денежных ресурсов страны, причем ресурсов, находящихся в постоянном движении, распределении или перераспределении, меняющихся под влиянием соотношений спроса и предложения на эти ресурсы со стороны различных субъектов экономики»[18]. С. И. Лушин и В. А. Слепов рассматривают финансы как всеобъемлющую систему формирования, движения и использования денежных доходов в соответствии с решениями их собственников[19]. По мнению А. З. Дадашева и Д. Г. Черника финансовый рынок является механизмом перераспределения денежных средств субъектов экономических отношений[20].


В отличие от представлений российской экономической школы, ведущие западные экономисты объединены взглядом на финансовый рынок, как на сферу обращения финансовых активов. В упрощенном виде это рынок, предполагающий существование двух видов активов: валюты и валютных ценностей. Однако, такое определение финансового рынка отражает, прежде всего, практические основы теории портфельного инвестирования и носит прикладной характер. Более глубокое теоретическое обоснование финансового рынка представлено в монографии Дж. К. Ван Хорна «Основы управления финансами», который определил основное назначение финансовых рынков как эффективное распределение накоплений между конечными потребителями[21]. Условие возникновения финансовых активов заключается в превышении инвестиций субъекта рыночных отношений над сбережениями. Возникающий перерасход позволяет искать источники финансирования.

1.2. Движущие силы интернационализации финансовых связей. Финансовый рынок и его структура. Глобализация и регионализация в финансовой сфере

Мировой финансовый рынок не есть нечто самодовлеющее. Он является неотъемлемой частью глобализирующегося хозяйства. Налицо тесная связь между развитием финансовой сферы и мировой экономики. С одной стороны, эволюция финансовых рынков в решающей степени зависит от общего состояния мировой экономики; оно в огромной мере определяет объем функционирующих в мире финансовых средств. С другой, к настоящему времени сам мировой финансовый рынок превратился в мощный двигатель развития мировой экономики. Он стал важным источником ресурсов не только для развитых стран, но и для обширной группы развивающихся стран и стран с переходной экономикой. Изменения в мировой финансовой системе оказывают растущее влияние на воспроизводственные процессы в отдельных странах и международное перемещение факторов производства. Субъекты этой системы достигли такого уровня самостоятельности, который в значительной степени изживает прежний «обслуживающий» статус финансов и кредита, подчиненный производству.

В 2000‑е годы финансовая картина мира претерпела серьезные изменения. В их основе – одновременное действие двух фундаментальных процессов: ускорения инновационного развития экономики и ее глобализации. Инновации влияют на качественные параметры происходящих в мировой финансовой сфере процессов, глобализация – на их количественные характеристики. Эти движущие силы развития мирового финансового рынка определяют масштабы, динамику и направления международных финансовых связей.

Реализация финансового потенциала мировой экономики зависит от многих как объективных, так и субъективных факторов.

Среди них можно выделить следующие.

– особенности современного циклического развития; кризис и его последствия, эффективность национальных и международных стратегий выхода из кризиса;

– масштабы и норма глобального накопления капитала; эффективность его использования, мобильность капитала, в том числе межстрановая, интенсивность процесса аккумуляции сбережений и их трансформации в инвестиции; дисбалансы в сфере сбережений и накопления; глобальные экономические дисбалансы;

– изменения в отраслевой структуре хозяйства; роль нематериального производства, в том числе финансовых услуг, в экономике, ее финансовая глубина и финансиализация; опережающее развитие виртуальной экономики; отрыв финансовых активов от реальной экономики.

– экономическая, в том числе финансовая, политика государства и действия финансовых регуляторов, взаимодействие рыночного и государственного регулировании; состояние государственных финансов и долга;

– глобализация экономики и финансовой сферы; усиление тенденции к их регионализации и интеграции; либерализация системы международных экономических отношений;

– неравномерность экономического развития и вызванное этим мировое перераспределение финансовых ресурсов, создание новых финансовых центров; тенденция к формированию многополярного устройства глобальной финансовой системы;

– огромные масштабы спекуляций, вызывающие неоправданные скачки цен в разных сегментах мирового хозяйства.

Особенности развития международных финансов отражают общие закономерности развития современной глобальной экономики. Большое воздействие на эволюцию мирового финансового рынка оказывают характер циклического развития, смена трендов в экономической динамике. В периоды подъема условия для расширения мирового финансового рынка и интернационализации финансовых связей улучшаются, в периоды кризисов ухудшаются. Изменение этих условий неразрывно связано с масштабами глобальных сбережений и накопления капитала (инвестиций). Между этими показателями и экономической динамикой существует прямая связь.

В конце прошлого столетия и вплоть до конца 2007 г. в мировой экономике наблюдался подъем – наиболее продолжительный и интенсивный за последние 60 лет. Он позволил за пять лет на четверть увеличить мировой ВВП. Особенностью подъема стало то, что он охватил все группы стран современного мира и был одним из самых синхронизированных за всю историю деловых циклов. Подъем опирался на повышение эффективности производства и ускорение инновационного развития.

В их основе лежали возрастание доли фонда накопления капитала в ВВП и повышение эффективности накопления, измеряемой как отношение нормы накопления к темпу прироста конечного продукта. Одновременно приростная капиталоемкость мирового ВВП имела устойчивую тенденцию к снижению. Росту обеспеченности мировой экономики капиталом способствовали несколько факторов. Важнейшие из них: – существенное возрастание массы корпоративной прибыли, динамичное развитие финансовых рынков, активизация участия государства в инвестиционном процессе, стимулирующее воздействие глобализации. В этом же направлении действовали последствия более рационального использования ресурсов, в том числе финансовых, вовлекаемых в мировой воспроизводственный процесс.

В результате в предкризисный период денежный капитал в целом перестал быть в принципе дефицитным ресурсом. В целом обеспеченность мировой экономики в финансовых ресурсах была достаточной, чтобы поддерживать высокие темпы роста хозяйства. Такое положение сложилось благодаря высокой степени организации мирового финансового рынка, его способности максимально полно аккумулировать имеющиеся в мире свободные денежные ресурсы и эффективно трансформировать их в инвестиции. Эти процессы предопредели возрастание роли заемных – в особенности зарубежных – финансовых ресурсов в обеспечении экономического развития и снижение доли собственных ресурсов, прежде всего нераспределенной прибыли, в общих объемах инвестиций.

Расширилась база образования в экономике многих стран относительно избыточных финансовых ресурсов, притом не только за счет свободных средств бизнеса, но и – прежде всего – вследствие повышения доходов населения и возрастания на этой основе размеров сбережений. В мировой экономике образовался избыток ликвидности (средств, которые могут быть легко конвертированы в наличность и использованы для покупки других активов). Признаками избыточной ликвидности в глобальной экономике считается снижение премий за риск в различных классах активов, динамично растущие цены на рынках акций, облигаций и недвижимости, низкие реальные долгосрочные процентные ставки и увеличивающиеся трансграничные потоки капитала. Оценка предкризисных трендов показателей ликвидности указывает на наличие этих признаков. Не находя приемлемых условий инвестирования в национальной экономике, избыточные ресурсы устремлялись на мировой финансовый рынок.

С конца 2007 – начала 2008 г. интенсивность подъема резко снизилась. В огромной мере падение темпов роста было вызвано финансовым кризисом, развернувшимся вначале в США, а затем перекинувшимся на весь мир. К концу 2008 г. он стал перерастать в глобальный экономический кризис, который по своим масштабам является самым глубоким со времен Великой депрессии начала 30‑х годов XX века.

Вследствие глобализации негативные процессы в финансовой сфере стремительно распространялись по миру и, чем дальше, тем больше, тормозили развитие реального сектора экономики. С конца 2008 г. кризисные импульсы из финансового сектора начали распространяться на реальный сектор экономики. Результатом стало резкое замедление роста ВВП – до 3,0 % в 2008 г. по сравнению с 5,2 % в 2007 г. В 2009 г. произошло абсолютное падение этого показателя на 0,6 %.

Кризис вновь продемонстрировал теснейшую связь между финансовым и реальным секторами мировой экономики. Как фундаментальными причинами, так и толчком, приведшим в действие кризисный механизм, стали проблемы на финансовом рынке. Основным каналом распространения кризиса из финансовой в производственную сферу стало усложнение доступа к кредитным ресурсам.

Ключом к пониманию причин финансового и последовавшего за ним экономического кризиса стало бегство от реальных в финансовые активы, внедрение инноваций в финансовую сферу. Стало очевидным перенакопление капитала в финансовой сфере и перепроизводство отдельных видов финансовых услуг. В частности, избыток ликвидности в экономике США явился ведущей макроэкономической причиной финансового кризиса. В результате мировое хозяйство оказалось перенасыщенным рискованными активами и операциями. Чрезмерная сложность современных финансовых систем – следствие глубоких изменений в механизме и инструментарии мирового фондового рынка. И в развитых и в развивающихся странах нарастал перегрев экономики, он во все большей мере подпитывался небывало быстрым увеличением финансового оборота. Не случайно в эпицентре экономического кризиса оказалась финансовая сфера экономики.

Кризис прервал процесс роста сбережений и накопления в мире, снизилась их норма. Уменьшилась величина избыточного капитала. На смену излишкам во многих странах пришел дефицит ликвидности. За этим последовало сокращение международных финансовых потоков.

Кризис привел к резкому обесценению мировых финансовых активов. Замедлился процесс секьютиризации финансового сектора. Активизировался процесс формирования рыночных пузырей на рынках недвижимости, акций и сырьевых товаров, что стало важной составной частью кризисного механизма. Финансовое регулирование не было оснащено инструментами для преодоления рисков и искаженных стимулов, скрывавшихся за бумом финансовых инноваций.

В этих условиях общая тенденция к дерегулированию национальных хозяйств и мировой экономики в целом, рефлексивность оценки поведения на рынке, неадекватное управление рисками в финансовых учреждениях и корпорациях привели к кризису доверия. Он стал одно из важнейших причин финансового кризиса.

Осенью 2009 г. появились первые признаки стабилизации в мировой экономике и улучшения положения на финансовых рынках. Наиболее острая фаза кризиса оказалась позади. Началось восстановление мировой экономики. В 2010 г. глобальный ВВП увеличился на 5 %. Вновь усилилась тенденция к росту сбережений и накопления, особенно в развивающихся странах. Возобновился рост мировых финансовых активов. Финансовая глобализация набирает обороты.

Изменение экономической картины мира побуждает правительства как развитых, так и развивающихся государств переосмысливать свою политику с учетом уроков кризиса, существенно преобразившего условия мирохозяйственного развития.

На пути перемен в глобальном экономическом ландшафте немало ухабов. Обостряются проблемы государственных финансов. Бюджетная дисциплина становится центральной проблемой мировой экономики. Расползается кризис государственных долгов. Не восстановлена атмосфера доверия в мировых финансово-экономических кругах. Нуждается в улучшении управление рисками и финансовыми потоками не только на национальном, но и на международном уровне. Сохраняются противоречия между глобальным характером финансовой индустрии и национальным характером ее регулирования.

Интенсивность международных финансовых связей во многом определяется величиной дисбалансов между сбережениями и накоплением (инвестициями) и неравномерностью в их динамике в различных странах мира.

Любой дисбаланс между сбережениями и инвестициями внутри страны отражается на состоянии текущего платежного баланса с зарубежными государствами. Если сбережения превышают инвестиции, сальдо платежного баланса по текущим операциям положительное. Если же внутренние инвестиции превышают сбережения, сальдо текущего платежного баланса отрицательное, существует дефицит. Важнейший источник международного финансирования дефицита текущего платежного баланса а, следовательно, и покрытия дисбалансов реального сектора экономики, – приток капитала из-за рубежа. На международном финансовом рынке государства, в которых сбережения превышают инвестиции, а сальдо платежного баланса по текущим операциям положительное, выступают в качестве кредиторов; напротив, страны, где внутренние инвестиции превышают сбережения, а сальдо текущего платежного баланса отрицательное, – в качестве должников.

Современная мировая экономика построена на модели, созданной после Второй мировой войны. Согласно ей, в центре системы находятся США, которые обладают наибольшим влиянием. Помимо них есть Евросоюз и Япония – две другие «державы», управляющие мировой экономикой. Можно сказать, что вся власть в системе принадлежит «большой семерке»: она контролируют международную финансовую систему, МВФ, Всемирный Банк, Банк международных расчетов.

Эта модель основана на том, что в течение нескольких десятилетий США, страны ЕС и Япония были странами – кредиторами. Однако старая система больше не отражает экономическую реальность в мире. Прежние кредиторы, за исключением Японии, превратились в должников. Иными словами, в международных финансовых институтах господствуют крупнейшие в мире страны-должники. Между тем кредиторами стали Китай, Саудовская Аравия, Корея, Тайвань, Россия, Индия.

Мировая финансовая система начинает меняться вслед за мировой экономикой. Локомотивами роста мировой экономики развивающиеся страны (прежде всего Китай и Индия) стали еще в 2000–2005 годах. Сейчас же происходит трансформация экономического влияния развивающихся стран в сфере международных финансов, которая на протяжении нескольких столетий контролировалась западными институтами. Центр тяжести мировых финансов постепенно перемещается с «глобального Запада» на «глобальный Восток».

В результате сложился режим противоположный прежней модели глобализации. Если в 1990‑х годах главное направление движения капитала и технологий было из развитых рынков в развивающиеся, то в 2000‑х гг. процесс пошел и в обратную сторону. Начиная с 2000 г., вывоз капитала из развивающихся стран во все нарастающей степени стал превышать ввоз. В 2000 г. отток капитала из развивающихся стран составил 201 млрд долл., в 2007 г. – 2,3 трлн.

В основе формировании глобальных экономических и финансовых дисбалансов лежало нарастание дисбалансов в этих двух группах стран – между производством и потреблением, сбережениями и инвестициями. В группе развитых стран, за рядом исключений (Германия, Япония), потребление превышало производство, импорт товаров был больше экспорта. В этих странах наблюдались нехватка сбережений и дефициты платежных балансов по текущим операциям, Экономика накопления здесь уступила место экономике потребления, финансируемой за счет наращивания долга и эксплуатации богатства, воплощенного в недвижимости. В 2008 г. сбережения составляли здесь 19,5 % ВВП, инвестиции – 21,0 %.

Напротив, хозяйство развивающихся стран в целом характеризовалась превышением производства над потреблением, экспорта над импортом. На смену суммарному дефициту платежного баланса по текущим операциям в этих странах пришел профицит. В 2008 г. он достиг 900 млрд долл. Образовался огромный «избыток» (профицит) сбережений – 34,8 % ВВП – над инвестициями – 30,0 %. В 2008 г. он превысил 2 трлн долл. Источниками этих избыточных сбережений стали неразвитость систем социальной защиты и пенсионного обеспечения, вынуждающая население развивающихся стран активно сберегать, в том числе из-за недоверия собственным сберегательным институтам и инструментам, слабое развитие в них внутренних финансовых рынков.

В результате, наряду с ростом привлекаемых инвестиций, развивающиеся страны и страны с переходной экономикой резко увеличили экспорт финансовых ресурсов. В 2000–2007 г. он вырос примерно в 6 раз. Таким образом, в 2000-ые годы впервые в истории мирового хозяйства развитые государства в целом превратились в чистых импортеров капитала, а развивающиеся страны – в их экспортеров, стали нетто-экспортерами финансовых ресурсов. При этом импортировался ими почти исключительно частный капитал, а экспорт в основном осуществлялся по государственным каналам.

Безусловным лидером здесь является Китай, который благодаря стремительному росту экспорта и активного внешнеторгового сальдо в 2007 г. обеспечивал уже 21,4 % глобального чистого вывоза капитала. Поток сбережений из развивающихся стран составлял в последнее десятилетие примерно 1 % нормы накопления развитых стран, компенсируя нехватку их собственных сбережений. Размещая свои временно свободные резервы на мировом рынке, группа стран с положительным сальдо платежного баланса превратилась в основных мировых кредиторов. Высокий уровень потребления во многих развитых странах в значительной мере обеспечивался за счет кредитования, средств, поступавших из развивавшихся государств.

Главный вклад в перекосы структуры мировой экономики внесли США, которые к началу XXI в. превратились в крупнейший мировой центр привлечения иностранного капитала. На долю США приходится около 20 % всего мирового производства, однако потребляет она значительно больше – примерно 35 %.

Фундаментальной причиной финансового кризиса в США стал дефицит внутренних сбережений. В 2008 г. сбережения в этой стране составляли 12,6 %, инвестиции – 18,2 %. В результате дефицит платежного баланса по текущим операциям в США стране достигал 4,5 % ВВП. Модель воспроизводства, базирующаяся на масштабном внешнем финансировании, позволяла получать дополнительные ресурсы для экономического роста. С 2000 г. по 2008 г. приток средств, поступивших в нее из-за рубежа, превысил 5,7 трлн долл., что составило более 40 % ВВП США 2007 г. Экономика США требовала все больше ресурсов для рефинансирования своих долгов за счет роста средств внешних кредиторов.

Одним из важных каналов притока капитала в США явилось накопление долл. аров другими государствами за счет актива их торговли в эту страну. Подавляющее число кредиторов и сегодня предпочитает хранить свои средства в американских государственных облигациях, а не в каких-либо иных инструментах. Многие иностранные агенты соглашаются на отрицательный доход ради надежности. Это привело к странному для наблюдателей укреплению американской валюты в разгар кризиса. Долл. ар был и остается главным резервным средством в мировой экономике; долл. аровые денежные потоки обслуживают около 70 % всех международных транзакций в мировой финансовой системе.

В последние годы ведущим экспортером товаров в США стал Китай, ныне обладающий крупнейшими в мире золотовалютными резервами, в основном в долл. арах. Инвестирование в американские ценные бумаги Китаем и нефтяными фондами, прежде всего стран Персидского залива, способствовало образованию избытка ликвидности в экономике США, что стало макроэкономической причиной развертывания кризиса в этой стране.

Дисбалансу на глобальном уровне соответствовали дисбалансы внутренние. С одной стороны, в США доля личного потребления в ВВП интенсивно расширялась. Американцы не привыкли экономить и откладывать на черный день. В течение большинства лет нынешнего десятилетия экономика США в значительной мере была построена на буме консюмеризма. Одновременно резко упала доля сбережений в совокупном доходе домохозяйств. Практически американские домохозяйства стали крупнейшими нетто-заемщиками в мировой экономике. С другой стороны, домохозяйства и правительство Китая имели высокую норму сбережений и являлись крупнейшими нетто-кредиторами. По сути дела, высокий уровень сбережений в Китае обеспечивал высокий уровень потребления в США. В 2008 г. Китай превзошел США по абсолютным размерам сбережений.

Негативные последствия глобальных экономических дисбалансов усиливаются несбалансированностью внутри стран, вызванной, прежде всего, высоким уровнем бюджетных дефицитов и ростом государственного долга в развитых странах. Отрицательное сальдо бюджета означает потерю сбережений в государственном секторе экономики. В США наблюдается двойной дефицит – платежного баланса и бюджета. В европейских странах дефициты бюджетов и размеры государственного долга существенно превышают нормы, установленные в ЕС, – соответственно 3 и 60 % ВВП. Финансовая нестабильность на периферии зоны евро создала угрозу возникновения суверенного дефолта в южных странах Европы и Ирландии. В 2010 г. в развитых странах в целом дефициты бюджетов равнялись 8 % ВВП, а размеры государственного долга достигали 96 %. В развивающихся государствах уровень государственного долга составлял 37 %. Значительная часть дефицитов финансировалась за счет внешних источников, в том числе ресурсов международных финансовых организаций, прежде всего МВФ, а в Еврозоне – созданного в 2010 г. временного Европейского фонда финансовой стабильности, на смену которому после 2013 г. придет постоянный Европейский механизм стабильности. Кроме того, если одна страна сокращает дефицит и уменьшает заимствования, то ставки процента снижаются, финансовый капитал перемещается в другие страны и тем самым облегчает им поддержание высокого дефицита. Если речь идет о бюджетных дефицитах стран-эмитентов резервных валют, их макроэкономическая стабильность влияет на благосостояние стран – держателей резервов. При всех проблемах долл. ара и евро альтернативы им в качестве резервных валют не предвидится.

Кризис уменьшил глобальные экономические дисбалансы. В США в связи с падением спроса населения импорт сократился больше, чем экспорт, инвестиции упали меньше, чем сбережения. Значительно возросла норма сбережений сектора домохозяйств. Дефицит платежного баланса по текущим операциям упал с 6 % в 2006 г. до 3 % в 2009 г. Рецессия из-за сокращения международной торговли привела к снижению положительного сальдо платежного баланса в Китае. Германии и Японии.

Однако по мере восстановления экономики усиливаются симптомы восстановления докризисной структуры глобальных дисбалансов. Экономический рост в странах с большими дефицитами по внешним операциям все еще опирается на внутренний спрос. А рост в странах с большими профицитами по-прежнему обеспечивается экспортом. Полностью устранить эти дисбалансы чрезвычайно трудно – для этого потребовалось бы, во-первых, существенно ограничить потребление населения в США и изменить модель воспроизводства в этой стране, базирующуюся на масштабном внешнем финансировании. И, во-вторых, резко переориентировать экономику Китая с экспорта на внутреннее потребление. Развивающимся странам необходимо диверсифицировать источники роста. Как предупреждал МВФ и подчеркивала Группа 20‑ти, глобальные экономические дисбалансы ставят под угрозу устойчивость подъема. Для достижения более сбалансированного развития необходимы построение более стабильной и устойчивой международной валютно-финансовой системы, создание системы управления, которая отражает реальный баланс глобальных экономических сил.

Важным фактором развития мирового финансового рынка стало усиление неравномерности мирового экономического развития.

Долгое время на международном финансовом рынке безраздельно господствовали только экономические субъекты индустриальных стран. Но в последние полтора-два десятилетия на этот рынок все активнее выходят развивающиеся государства. В основе расширения их присутствия в глобальных финансах – значительное укрепление позиций этих стран в мировом хозяйстве. С 2000 г. по 2009 г. доля развивающихся государств и стран с переходной экономикой в мировом ВВП возросла с 37,5 % до 46,5 %. За этот период суммарный ВВП развивающихся государств и стран с переходной экономикой по отношению к ВВП развитых государств возрос с 60 до 88 %. Удельный вес развивающихся стран в мировом экспорте товаров и услуг вырос с 20 до 29 %.

Опережающий (по отношению к импорту) рост экспорта в этих странах обусловил увеличение положительного сальдо платёжного баланса по текущим операциям. Если в 2000 г. сальдо баланса было равно 40 млрд долл., то в 2008 г. превысило 400 млрд долл. В то же время за прошедшее десятилетие этими странами были накоплены колоссальные валютные резервы. В 2000 г. они составляли примерно 674 млрд долл., а к концу 2008 г. увеличились до 4,3 трлн долл., то есть выросли в 6,5 раз. В результате их доля в мировых валютных резервах выросла с 30 % в 2000 г. до 56 % в 2008 г.

Ведущие развивающиеся страны выступили локомотивами развития мировой экономики. Несколько сократился разрыв по уровню экономического развития – ВВП на душу населения – между развивающимися и развитыми странами.

Быстрое развитие производства в развивающихся странах, особенно Юго-Восточной Азии, во многом определялось ускоренным расширением внутреннего спроса. Оно опиралось как на высокую норму накопления – доля инвестиций в ВВП Китая, Малайзии, Сингапура превышала 40 %, а в Индии достигала 30 %, так и на огромный приток рабочей силы. С 1990 г. по 2007 г. численность занятых в развивающихся странах увеличилась с 1,8 млрд до 2,5 млрд человек.

В этих государствах нарастала индустриализация производства. С 1990 г. по 2007 г. вклад промышленности в ВВП здесь увеличился с 35,6 % почти до 40 %.

Одновременно ускорилось перемещение мировой промышленности из развитых в развивающиеся страны, прежде всего в Китай и Индию. В настоящее время в процесс индустриализации вовлечено более 1,5 млрд человек. Сегодня развивающиеся страны уже доминируют во многих отраслях промышленного производства. Так, Китай, Индия, Южная Корея и Индонезия стали ведущими поставщиками массовой продукции – от электроники и текстиля до автомобилей и судов. На наших глазах Китай превращается в «промышленную мастерскую мира».

Сильный импульс росту в быстро развивающихся странах дало изменение самого характера развития – возрастание в нем инновационной составляющей. Крупные корпорации уже не довольствовались перемещением в эти страны промышленного производства, но и стали переводить в них свои исследовательские центры и лаборатории. Основными реципиентами стали Китай и Индия. По отдельным информационно-коммуникационным технологиям они перешли от «догоняющего» развития к «лидирующему».

Кроме того, во многих из этих стран были проведены масштабные либеральные реформы, улучшившие инвестиционный климат, повысилась эффективность экономической деятельности государства.

Немалую роль в повышении динамики производства в них сыграл чистый приток капитала из развитых экономик – в 2007 г. он составил 929 млрд долл., или 7,7 % ВВП развивающихся стран.

В текущем десятилетии увеличилась роль развивающихся стран и в международных потоках ПИИ, притом не только в качестве импортеров, но и экспортеров капитала; свою нишу в этом – пока скромную – заняли страны Центральной и Восточной Европы с переходной экономикой. За пять предкризисных лет доля этих государств в объеме международного перетока капитала удвоилась. В 2009 г. впервые в истории в развивающиеся страны и страны с переходной экономикой поступила более половины глобального импорта прямых иностранных инвестиций (ПИИ). В 2007 г. на них приходилась почти одна треть мирового экспорта ПИИ. Усиление вывоза капитала из этих стран обусловлено, прежде всего, накоплением весьма значительных валютных резервов. Дело в том, что страны с развивающимися рынками вывозят свои финансовые ресурсы в значительной степени в государственной форме путём размещения валютных резервов центральных банков и заграничных вложений суверенных инвестиционных фондов. По некоторым оценкам, до половины экспорта капитала развивающихся стран связано именно с размещением их официальных валютных резервов.

Вследствие изменения конфигурации сил в мировом хозяйстве усилились позиции развивающихся стран и с переходной экономикой и в сфере международных финансов, которая на протяжении нескольких столетий контролировалась западными институтами. Важнейший мирохозяйственный сдвиг – дальнейшее перераспределение позиций на глобальном рынке финансовых услуг в пользу развивающихся стран.

Быстрый экономический подъем дал мощный толчок развитию внутренних рынков капитала в развивающихся странах и с переходной экономикой. За пять предкризисных лет общая емкость их финансовых рынков увеличилась более, чем в 3 раза, совокупная капитализация национальных рынков акций возросла более чем в 6 раз, объем рынка долговых ценных бумаг – в 3–4 раза. В большинстве из этих стран активы и капитал банков, объемы кредитования ими экономики увеличились в 2,5–3 раза. В результате развивающиеся страны и с переходной экономикой удвоили свою долю в объеме мировых финансовых активов, доведя ее почти до 20 %.. В 2007 г. на них приходилась примерно треть капитализации глобального рынка акций, пятая часть всех банковских активов в мире.

Переход всё большей группы развивающихся стран к состоянию зрелости способствует росту финансовой глубины экономик (financial deepening) этих государств – их «пронизанности» финансовыми отношениями, насыщенности деньгами, финансовыми инструментами и институтами. Так, отношение финансовых активов к ВВП развивающихся стран повысилось с 63 % в 1990 г. и 139 % в 2000 г. до 218 % в 2007 г.

Пока на мировые рынки капитала выходят главным образом компании и банки (государственные и частные) быстро развивающихся стран и стран с переходной экономикой – так называемых формирующихся рыночных экономик, где уже сложились достаточно зрелые финансовые институты. Речь идет о Китае, Индонезии, Мексике, Южной Корее, Малайзии, Аргентине, Бразилии, России и некоторых других. Серьезную конкуренцию Нью-Йорку и Лондону создают новые финансовые центры, возникшие в Гонконге, Дубае, Сингапуре, Бомбее, Шанхае и др. Для большинства развивающихся стран выход на международные рынки капитала ограничен, с одной стороны, бременем внешнего долга, а с другой – неразвитостью их финансовой инфраструктуры.

Рост цен на сырьевых рынках обеспечивал подъем компаний из этих стран. Отличительная черта современной транснснационализации – быстрое возрастание их в числе крупнейших ТНК. Если в 2006 г. среди 500 ведущих корпораций мира насчитывалось 20 компаний из стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), то к 2009 г. их число выросло до 124, среди 100 крупнейших – 18. Участились случаи приобретения ими контроля над западными корпорациями.

Успех интеграции стран развивающихся и с переходной экономикой в глобальную экономику зависит от скорости подтягивания капитала и финансовых услуг по объемным, качественным, технологическим параметрам к стандартам, задаваемым развитыми странами.

Если ранее страны с развивающимися рынками были преимущественно реципиентами капиталов из развитых государств и местом локализации ресурсо– и трудоёмких производств, то теперь их встречное влияние на мировую экономику в виде собственного экспорта товаров, услуг и капиталов становится важным фактором развития глобального хозяйства.

Сокращение разрыва между двумя группами стран по объемным показателям не устраняет превосходства развитых экономик по степени диверсификации, инновационному уровню и качеству производимой продукции. Но это отставание, видимо, будет сокращаться, учитывая успехи в развитии образования и повышение профессионализма кадрового потенциала в целом ряде развивающихся стран, их стремление максимально продуктивно использовать накопленный в мире фонд научного знания, технологий и производственного опыта.

Усилению тенденции к опережающему росту финансового оборота и финансовых активов по отношению к динамике реальной экономики способствуют сдвиги в отраслевой структуре мирового хозяйства.

Главное в них – изменение соотношения между материальным и нематериальным производством, усиление тенденции к доминированию невещного сектора мировой экономики, ее сервисизация. Сфера обращения и услуг развивается опережающими темпами по отношению к отраслям материального производства. С 1990 г. по 2008 г. доля сферы обращения и услуг в мировом ВВП возросла с 61,2 до 65,9 %.. В производстве нематериальных благ сосредоточена основная часть мировых трудовых ресурсов. Отрасли услуг стали главным источником занятости, компенсируя ее сокращение в материальном производстве. Одновременно усиливается интеграция вещного и невещественного производства.

Основой преобразований в сфере услуг стали информационно-коммуникационные технологии (ИКТ): на новый технологический уровень поднялась материальная база, в короткие сроки сформировался и достиг крупных масштабов целый комплекс новых отраслей – мобильной телесвязи, разработки программного обеспечения, системной интеграции, управления и обслуживания компьютерных систем и т. д. Изменились родовые характеристики многих услуг: подорвана их локальная привязанность, создаются возможности накопления продукта, его передачи на расстояние на разных носителях и в режиме реального времени; модели массового обслуживания замещаются и дополняются индивидуализированным и кастомизированным сервисом.

В ходе поступательного движения сектора услуг непрерывно усложнялся ого отраслевой состав. В нем лидирует комплекс деловых и профессиональных услуг – маркетинг, реклама, менеджмент, лизинг, а также информационно-компьютерные, консультационные, аудиторские и бухгалтерские услуги. Бурно развиваются телекоммуникационные услуги. Устойчив перелив общественных ресурсов в услуги социальной и гуманитарной ориентации. «Непроизводительный» сектор стал стержнем постиндустриальной экономики. Быстро увеличиваются инвестиции в человеческий капитал. Отсюда рост значения отраслей интеллектуальной сферы – образования, здравоохранения, науки. Затраты на услуги превратились в важнейший элемент накопления. При этом нематериальное накопление происходит не только в рамках образования и науки – ядра нематериального инвестиционного комплекса. На него наслаивается огромный массив накопления опыта, которое происходит во всех отраслях и сферах воспроизводства. Развитие этого сегмента экономики преимущественно на рыночных началах, наряду с дерегулированием и приватизацией структур общественного сектора существенно раздвинуло границы рынка и конкуренции в услугах, стимулировало их трансграничную экспансию. Услуги все активнее встраивались в международные потоки товаров, капитала, рабочей силы.

Одна из важнейших особенностей развития мирового хозяйства последнего времени – его финансиализация – гипертрофированное расширение финансово-кредитной сферы, бурное развитие фондового рынка. Рынок ценных бумаг создал свою собственную, искусственную реальность. Происходило разбухание и усложнение денежно-кредитной надстройки, т. е. виртуальной экономики. Она все более отрывалась от реальной экономики. Финансовые операции все больше обособлялись и от товарного производства, и от торговли и развивались автономно по собственной динамике и правилам. Усилилась роль виртуальных факторов в формировании важнейших хозяйственных пропорций.

По сути, финансиализация стала периодом усиливающегося доминирования финансового сектора в общей экономической деятельности. Этот процесс представляет собой способ накопления, в котором прибыль все больше производится не посредством торговли или производства товаров, а через финансовые каналы. Характерно, что цены на сырье все меньше зависят от действий их производителей. Сегодня они в основном формируются на финансовых рынках.

Быстрое развитие финансовых рынков определило расцвет финансовых институтов. Банки, прежде всего инвестиционные, превратились в ведущих экономических игроков, влияние которых заметно превышало их формальную роль в качестве посредников на рынках капитала. Произошел бум в индустрии хедж фондов – инвестиционных фондов, операции которых характеризуется высоким риском и агрессивностью, а также фондов частных инвестиций – частных компаний, которые вкладывают капитал в другие фирмы, реструктурируют их и таким образом повышают стоимость их активов, а затем продают эти фирмы с прибылью.

Финансовые службы стали занимать главенствующие позиции в управлении компаний, финансовые активы – среди всех активов. Фондовый рынок доминирует как рынок корпоративного контроля в определении стратегий компаний, а колебания фондового рынка начали определять бизнес-циклы. Модель капитализма «акционерной стоимости» наилучшим образом прижилась в странах англосаксонской культуры– США, Британии, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Ирландии. В годы предкризисного подъема максимальное дерегулирование финансовых рынков способствовало усилению позиций этих стран в мировой экономике. Напротив, в период кризиса именно это обстоятельство сделало их менее защищенными перед лицом финансовых шоков. В последнее время усиливается тенденция к конвергенции моделей финансирования бизнеса, «основанных на банках», и «основанных на рынке ценных бумаг».

В течение более четверти века вплоть до наступления последнего кризиса происходило возрастание финансовой глубины мировой экономики – расширение финансового оборота и увеличение финансовых активов опережало динамику реальной экономики. Наиболее быстрыми темпами расширялся рынок частных ценных бумаг – суммарная капитализация рынков акций и долговых государственных, муниципальных и корпоративных ценных бумаг. С 2000 г. по 2007 г совокупная капитализация национальных рынков акций возросла вдвое – с 32 до 64 трлн долл. Общее число сделок с акциями увеличилось на 700 %, а их стоимость – на 61 %. Стремительно развивался более свободный от банковского контроля рынок международных облигаций и других долговых обязательств. С 1990 г. по 2007 г. объем долговых ценных бумаг в целом увеличился более чем в 50 раз – с 1,5 трлн долл. до 79,8 трлн долл. Значение выпуска ценных бумаг как источника финансирования компаний и финансовых учреждений существенно увеличилось. Динамично повышалась нарицательная стоимость биржевых и внебиржевых деривативов.

Вследствие быстрого нарастания процесса секьютиризации – превращения все большей части товарных и финансовых активов в обращающиеся финансовые инструменты – в глобальных финансовых активах возрастала доля рынка ценных бумаг, и падал удельный вес банковских депозитов. Если в 1990 г. соотношение между ними составляло 60 и 40 %, то в 2007 г. – 71 и 29 %. Наряду со снижением доли коммерческих банков в структуре финансовых активов, возрастает удельный вес институциональных инвесторов (инвестиционных фондов, фондов частного капитала и других пулов активов, страховых компаний, пенсионных фондов, эндаументов и т. п.).

Кризис привел к существенному сужению рынка ценных бумаг. В результате в 2008 г. его доля в глобальных финансовых активах снизилась до 65 %. Капитализация рынка ценных бумаг к 2009 г уменьшилась до 48 трлн долл., но в ноябре 2010 г. вновь достигла 52 трлн долл.

В 2008 г. финансовые активы мира сократились на 8 %. Однако финансовая глубина ведущих развитых государств остается чрезвычайно высокой. Так, в 2008 г. в Японии она составляла 533 %, в США – 385 %, в Великобритании – 326 %, в странах Еврозоны – 314 %. В развивающихся странах, где финансовые активы в 2008 г. снизились на 15 %, этот показатель ниже, но также велик: в Китае – 278 %, в Индии – 162 %.

Цены на сырье и другие ресурсы во всё большей мере формируются на финансовых рынках. Усиливается корреляция цен на финансовые и товарные активы на всех сегментах финансовых рынков (валютный курс, процент, курс и доходность ценных бумаг, цены базисных активов, формируемые финансовыми и товарными деривативами, инфляция и другие финансовые переменные).

Важнейшим фактором развития мировой экономики и финансового рынка стала глобализация. Суть экономического измерения глобализации состоит, во-первых, в резком, даже взрывном, возрастании роли интернационального компонента во всех факторах, звеньях и механизмах процесса общественного воспроизводства на национальных уровнях при самостоятельности воздействия и даже преобладании внешних тенденций развития над внутренними во все большем количестве государств. Во-вторых, в опережающем развитии международной сферы экономики в целом по сравнению с внутренним производством. Наконец, в интенсивном укреплении международных экономических взаимосвязей и взаимозависимостей различных стран и регионов мира, хозяйствующих субъектов различного уровня. Разные сферы мировой экономики предрасположены к глобализации в различной степени. Наиболее интенсивно глобализируются финансы.

По настоящему нынешний этап экономической глобализации начался на рубеже 1980‑х – 1990‑х гг., когда к главному течению процесса присоединились третий и особенно второй мир, в прошлом называвшийся социалистическим. Оба теперь называют формирующимися рынками, поскольку именно такими их видят с высоты развитого капиталистического рынка, который возник уже давно.

Сочетание глобализации и инновационного развития обеспечило ускоренное расширение мировой торговли товарами и услугами и еще более стремительный перелив капитала, нарастание потока мигрантов, быстрый рост числа ТНК. Эти факторы в сочетании с дальнейшей либерализацией внешнеэкономического обмена способствовали увеличению масштабов трансграничного движения огромных финансовых средств, намного обгонявших темпы роста обслуживаемых ими производств и торговли.

В 1990–2008 гг. объем мировой торговли расширялся в 1,6 раза быстрее реального ВВП. Возрастало значение внешнего рынка в экономическом развитии всех стран мира. С 1990 г. по 2008 г. доля экспорта товаров и услуг в мировом ВВП возросла с 20,2 до 30,8 %. Подобным же образом увеличивалась роль импортных поставок в покрытии внутреннего спроса.

Важно отметить, что услуги (маркетинг, инжиниринг, консалтинг, финансовые и другие услуги), которые гораздо больше локализованы, чем товары, и раньше имели в основном национальную привязку, все активнее выходили в международный оборот. В настоящее время они составляют около одной пятой всего мирового экспорта товаров и услуг. Причем это те коммерческие услуги, которые пересекли границу в открытой форме. Часть операций с услугами скрыта в торговле товарами. Значительный их объем мигрирует между странами в процессе зарубежного инвестирования капитала. В последние годы быстро развивалась такая форма международных экономических связей, как оффшорный аутсорсинг услуг – передача компаниями отдельных функций иностранным коммерческим организациям.

Глобализация способствовала ускорению международной миграции населения. По данным ООН, количество людей в мире, проживающих в иной стране, чем та, где они родились, возросло с 120 млн в 1990 г. до 191 млн чел. в 2005 г. Ежегодно 8 % населения мигрирует в поисках работы.

Важнейшее проявление глобализации – формирование общемирового инвестиционного пространства на основе крупномасштабного перелива капитала, в том числе в производительной форме Размеры трансграничного перетока капиталов за последние десять лет увеличивались втрое быстрее ВВП и вдвое быстрее оборота международной торговли. Доля притока ПИИ, составлявшая в 1991–1993 гг., 1,6 % ВВП, к 2007 г. возросла до 3,6 %. В 2007 г. прямые частные иностранные капиталовложения (ПИИ) достигли 2 трлн долл., что превышало показатель 1990 г. почти в 10 раз. Суммарный объем накопленных прямых иностранных инвестиций на конец 2009 г. составил 19,0 трлн долл., то есть увеличился по отношению к 1990 г. в 9 раз.

Значительная часть кочующих по миру инвестиционных ресурсов в последнее время – это сбережения государственных институтов, возникающие либо в связи с резервированием нефтегазовых доходов (в случае стран – экспортеров нефти), либо в целях поддержания заниженного курса национальных валют.

Усилилась зависимость экономики развитых стран и развивающихся рынков от размеров международного движения капитала. Если в 1990 г. международные потоки капитала формировали немногим более 4 % мирового накопления, то в 2007 г. эта величина 13 %. Привлечение иностранного капитала становится важным фактором развития национальных хозяйств. При этом ПИИ выступают не просто в качестве источника финансовых средств, но и означают передачу новых технологий, внедрение в дочерних фирмах современных методов управления и сбыта.

Максимального уровня за всю историю наблюдений достигла такая форма ПИИ как трансграничные слияния и поглощения. В том числе масштабных, так называемых мегасделок, т. е. на сумму свыше 1 млрд долл. Это было вызвано резким повышением цен акций, которые компании использовали для оплаты таких сделок, а также ростом числа приватизируемых предприятий. К 2007 г. стоимость сделок по слияниям и поглощениям достигла 1,6 трлн долл. – на 21 % больше, чем в 2000 г. Процессы консолидации бизнеса наблюдались повсеместно в мире и охватывали все сферы экономической деятельности. В результате конфигурация корпоративной системы претерпела существенные изменения.

На формирование мировой экономической среды растущее воздействие оказывало быстрое нарастание процесса транснационализации производства. В 2009 г. в мире насчитывалось 82 тыс. транснациональных корпораций. ТНК имели около 810 тыс. филиалов за рубежом. С 1990 г. занятость на них утроилась и в 2008 г. достигла 77 млн человек. Если в 1990 г. на иностранные филиалы ТНК приходилось 7 % мирового ВВП, то к 2007 г. эта доля достигла 10 %. В 2008 г. их экспорт составлял одну треть мирового экспорта. В большинстве стран в проведении НИОКР возрастает участие иностранных фирм. ТНК создают новые научно-исследовательские центры за пределами своей страны. В последнее время не менее половины всех заявок на патенты, поступавших в патентные бюро США и Европы, имели иностранное происхождение. 3/4 лицензионного оборота приходилось на внутрифирменные отношения ТНК. Важно отметить, что формирование глобальных телекоммуникационных сетей, нарастание использования Интернет-технологий позволило вовлечь в трансграничные хозяйственные контакты большое число средних и даже малых компаний.

Указанные выше факторы стали движущими силами финансовой глобализации. Этот процесс выражается в быстром увеличении размеров и укреплении единства мирового рынка за счет расширения национальных финансовых рынков, опережающего роста международного финансового рынка и укрепления их взаимодействия, в усилении многообразия и интенсивности взаимодействия национальных рынков вплоть до их сращивания по ряду направлений, например в зоне евро; в росте зависимости развития национальных экономик от направлений и размеров международного движения капиталов и других финансовых ресурсов.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Введение
  • Глава 1. Международные финансы в условиях глобальной экономики

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Международные финансы. Учебник. Часть 1 (С. В. Матросов, 2011) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я