Сын лекаря. Переселение народов

Матвей Курилкин, 2018

Иногда для того, чтобы человек изменился, ему недостаточно попасть в другой мир. Да и зачем, если все по большому счету осталось прежним. Дома ты был студентом медицинского вуза, а, попав в другой мир, оказался учеником лучшего в городе лекаря. Но судьба может сильно поменять жизнь. Вначале армия, которая уже год ведет войну, терпя поражение за поражением. Тяжелое испытание для того, кто знает жизнь исключительно по книжкам. Затем племя орков, которое вроде встретило Эрика, бывшего лекаря и бывшего тысячника Охотничьего легиона, очень радушно. Вот только за гостеприимство положено платить – оркам нужны новые территории для жизни, и они надеются найти помощь у людей. Эрик и сам мечтает вернуться, очень уж много незаконченных дел осталось на родине. Вот только возвращение оказалось намного труднее, чем представлялось, ведь неизвестные земли грозят новыми опасностями. Да и родной дом встречает не ласковей старого врага.

Оглавление

Из серии: Попаданец (АСТ)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сын лекаря. Переселение народов предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Путь через Западный хребет

На то, чтобы добраться до подножья гор, у нас ушло всего два дня. Эта часть хребта была оркам незнакома. Неудивительно — горы выглядели абсолютно непроходимыми. Мы смогли подняться над уровнем болота всего на несколько десятков метров. И уперлись в отвесную стену. Линия снегов здесь была высока, но я так и не смог в обозримом пространстве увидеть хоть чего-то похожего на тропу или, тем более, перевал.

— Как мы собираемся тут перебираться? — удивлялся Муганген. — Здесь вообще нельзя пройти, уж мы-то знали бы! Злые горы, не то что у нас. Здесь даже козы редко встречаются — только птицы. Да и чего здесь козам делать? Трава-то тут не растет. Попробуй, удержись на таком камне!

Однако Туус вел племя уверенно, и заподозрить его в том, что он заблудился, было трудно. Время от времени он указывал на очередную скалу, радостно подпрыгивая, и сообщал на ломаном эльфийском, который он довольно быстро осваивал: «Верный примета! Знакомый камень!» Ни я, ни кто-то из моих спутников был не в состоянии понять, чем именно эта скала отличается от всех прочих, но оснований не доверять гоблину у нас не было. Зачем ему вести свое племя в ловушку? Хотя мысли о ловушке все равно появлялись часто. Ящеров становилось все больше. Таких больших стычек, как когда мы встретились с гоблинами, больше не было, однако за два последующих дня разведчики встретили множество небольших отрядов рептов. Некоторые из этих отрядов шустрым гоблинам удавалось увести за собой и запутать на время, оставив ящеров недоуменно выискивать оказавшуюся слишком хитрой добычу. Если же разведчики чувствовали, что не в состоянии справиться, они выводили рептов к основному племени. В таком случае ящеров убивали — с помощью орочьего посольства удавалось обходиться без потерь. Крупных отрядов пока не попадалось, но это было делом времени — рано или поздно репты узнают точное положение племени, и тогда нам всем не поздоровится. Хуже всего, что повернув к горам, мы лишили себя свободы маневра. Покинув осточертевшее, хоть и гостеприимное болото, и мы с Иштрилл и орки были донельзя довольны. Впервые за несколько дней почувствовать под ногами по-настоящему твердую, сухую почву казалось счастьем. Вот только очень скоро мы поняли — если будет необходимо бежать, придется возвращаться той же дорогой, что мы шли. Пройти хотя бы километр на юг или на север было бы невозможно — слишком загромождено камнем было пространство предгорий. Скалы, крупные и не очень, валуны, трещины в земле. Более-менее проходимая тропа вела именно на восток, к исполинской каменной стене. Нет, совсем непроходимым ландшафт не был. При желании можно было бы двигаться и вдоль горного хребта. Только вряд ли мы смогли бы за день пройти достаточно, чтобы потерять из виду предыдущую ночную стоянку. Правда, не могу сказать, что по «тропе» получалось идти сильно быстрее — из болота на твердый камень мы выбрались через два дня после встречи с гоблинами, а в стену уперлись к середине четвертых суток совместного путешествия. Оказавшись на площадке, кем-то заботливо расчищенной от мелких валунов, вся компания с облегчением остановилась и принялась располагаться на длительную стоянку. Выглядели гоблины так, будто уже достигли цели путешествия.

— И куда ты нас привел? — мрачно поинтересовался Лотар, когда понял, что дальше двигаться никто не собирается.

— То место, — лаконично ответил Туус, радостно улыбаясь. — Отдыхать, ждать разведчики прийти, потом идти через камень-стена. Трудная дорога, надо дать племя отдых.

— Да где эта дорога?! — я тоже потерял терпение.

— Там! — показал пальцем гоблин куда-то наверх и убежал о чем-то советоваться с женщинами племени.

Я внимательнейшим образом осмотрел стену и в очередной раз убедился, что никакой тропы не вижу.

— Если окажется, что это какая-то дебильная шутка, я его сам убью, — мрачно констатировал Лотар.

Впрочем, уже через пару часов выяснилось, что Туус и не думал шутить. К этому времени гоблин раздобыл где-то сплетенную из травы веревку, с помощью импровизированных костылей из плохого железа взобрался на уступ, который находился в полутора десятках метров над нами, и довольно замахал оттуда. Я не выдержал и полез вслед за ним. Мне, правда, не пришлось пользоваться тем же инструментом — у орков нашлась крепкая веревка и костыли из хорошей стали, а я за время подготовки в орочьем селении успел немного научиться всем этим пользоваться. Только оказавшись на уступе, я, наконец, понял, что имел в виду Туус, говоря о «дороге через камень». Совершенно невидимый снизу, здесь был вход в пещеру.

— Надеюсь, дальше будет пошире, — протянула Иштрилл, которая не стала ждать внизу, взобравшись наверх чуть ли не быстрее, чем я сам. — Иначе мы здесь не пройдем.

Действительно, вход в пещеру больше походил на нору какого-нибудь животного. Я начал опасаться, что ширококостные орки могут и застрять — даже малорослому гоблину пришлось заползать внутрь на четвереньках. Впрочем, впоследствии оказалось, что пролезть, хоть и не без труда, смогут все, включая широкоплечего Лотара. Жаль только, спокойно забраться в пещеру у нас не вышло. Последняя группа гоблинских разведчиков, которых оставили у начала тропы, явились как-то слишком быстро. Остальные гоблины вдруг резко засуетились.

— Чего так торопитесь? — поинтересовался у пробегавшего мимо Тууса Эйк.

— Ящеры! Много! Идти сюда!

— Насколько много?!

— Много, как нас! — уточнил гоблин. — Уходить быстро, а то не успеть!

Эйк, услышав предполагаемое количество рептов, грязно выругался, а потом добавил:

— Предки, не успеем ведь. У них по шесть ног, они идут быстрее.

— Раненых бросить — успеть, — тяжело вздохнул гоблин. — Женщины говорить, оставить надо, или все племя умереть.

Тут уже я не выдержал. Ситуация донельзя напоминала ту, что случилась со мной совсем недавно, в первый поход к Пеларе. Тогда тоже решили оставить раненых.

— Вы как хотите, а я раненых оставлять не буду, — мрачно решил я.

— Правильно, — вмешался появившийся откуда-то из-за спины Квотар. — Предки такое предательство не оценят. То есть нашим-то наплевать, но все равно нехорошо. Раненых будем забирать.

— Я тоже думать, раненых оставлять плохо, — согласился Туус. — Но женщины говорят — надо.

— Нам твои женщины не указ, парень, — мотнул головой шаман. — И вообще, как у вас принято — кто лучше разбирается, тот и верховодит. Сейчас лучше разбираемся мы. Так что давай сюда своих разведчиков и пару бабенок заодно, с ними надо переговорить. И вспоминай удобные места для обороны, которые мы проходили. Так, чтобы проход узкий и камней вокруг побольше.

Такое место я и сам помнил — совсем недалеко от площадки перед пещерой было особенно плотное нагромождение скал, пройти там можно было только по одному — несколько часов назад мы там даже раненых на носилках перенести не смогли, пришлось аккуратно перетаскивать их на руках. Туда мы и отправились с двумя десятками гоблинов и орками. Гоблинши, которых привел Туус, протестовать против такого нашего решения не стали — они, похоже, и сами предпочли бы не разбрасываться собственными соплеменниками. Остальные гоблины в срочном порядке организовывали удобный подъем в пещеру — взобраться наверх по веревкам мог далеко не каждый из племени — особенно это касалось маленьких детей, раненых и баб на сносях. После более внимательного осмотра места предстоящей драки настроение у меня даже улучшилось:

— Слушайте, братья, а давайте этот проход просто заложим? — опередил мою мысль Гуричет. — Поработать, конечно, придется, но и обороняться легче будет. Достаточно просто постреливать на них сверху, или даже не стрелять, чего болты и стрелы тратить. Камнями закидаем.

Предложение было принято с энтузиазмом всеми, даже гоблины, которые понимали с пятого на десятое, радостно закивали. Правда, энтузиазм быстро утих — таскать камни было тяжело. В строительстве не участвовала только Иштрилл — она в это время устроилась на одной из скал и следила за тропой. От разведчиков мы так и не смогли добиться точного ответа, сколько ящеров нам предстоит встретить, но то, что репты догонят нас очень скоро, сомнений не вызывало.

— Нет, ну какие настойчивые твари, — пыхтел Лотар, перетаскивая на плечах камень размером с две мои головы. — Ну, пришли вы на новые земли. Очистили себе место, поубивали всех. Некрасиво, но понять можно. Но зачем преследовать тех, кто уходит? Чем их так обидели эти гоблины? Они их даже убивали только защищаясь!

— Репты не хотеть нас убивать, — ответил Туус, который тоже из последних сил тащил камень. Размером булыжник был раза в четыре меньше, чем тот, что волок орк, но для него и того было много. — Ящеры любить гоблинов. Они кормить гоблинов лягушки, трава, много-много кормить. Потом есть. Те, кто сопротивляйся, есть сразу.

Лотар даже остановился на секунду.

— Подожди, ты хочешь сказать, они вас разводят, чтобы жрать? Как коз каких-нибудь?

— Так, — согласился гоблин. — Ящеры большие, есть много. Охотиться долго, мало пищи находить. Лучше растить пища дома. Давно-давно гоблины все жить с ящер, потом немного сбежали. Не хотели, чтобы их есть.

— Кошмар какой, — вставил спешащий мимо Аган. — Дадут предки, вернемся, надо нашим это рассказать. С этими рептами надо что-то делать, больно прожорливые. Не надо нам таких соседей под боком.

— Они все равно скоро умереть, — пожал плечами Туус. — Их раньше быть много-много, сейчас не так. Гоблины так быстро не расти, чтоб им хватало.

— Голодают, значит, бедолаги, — кивнул Калитиш. — А чего они неразумных животных не разводят? Они же быстрее плодятся, чем гоблины.

— Моя видеть коз, — кивнул Туус. — Козы болота плохо жить. Сыро, тонут. Только гоблины болота хорошо жить. Сыро, еды много. Тепло. Ящеры раньше в другой место жить. Сухо, жарко, песок, много-много. Бабки говорили, что их бабки говорили, что их бабки говорили, раньше там все жить, и ящеры, и гоблины. Только ящеры тогда гоблинов не есть. Когда жарко, они меньше есть. А потом духи разозлились, холодно стало, ящеры стали много есть.

— Это все ужасно интересно, только не отвлекайтесь от строительства, — проворчал Гуричет. Ему приходилось тяжелее всех — он укладывал камни в стенку. И получалось у него удивительно ловко. Я рассчитывал, что мы просто засыплем проход, а из-под рук Гуричета выходила настоящая стена, ровная и широкая. Такую, пожалуй, непросто будет разобрать.

— Эх, жаль, глины нет, — в который раз посетовал орк. — Мы бы здесь настоящую крепость построили. Можно было бы какой-нибудь форпост здесь устроить.

— Да зачем стараться? — удивился Эйк. — Нам всего пару часов продержаться, а ты строишь укрепления, будто мы тут месяц сидеть собираемся. И нас заставляешь! У меня уже плечи болят, а ведь еще драться!

— Лучше пусть у тебя сейчас болят плечи, чем потом откусят голову. Хотя ты, наверно, и не заметишь ее отсутствия, думаешь-то ты все больше задницей.

— Замечу, замечу, — уверил охотник. — Я головой еще много чего делаю, например, слушаю таких упертых каменщиков, как некоторые.

— Репты идут! — крикнула сверху Иштрилл.

— Чтоб им все хвосты поотрывало, гадам! — выругался Гуричет. — Нам бы еще час!

— Ничего, и так хорошо, — не согласился Квотар. Он, похоже, даже рад был, что больше не нужно ничего таскать.

Рептов было много — со скалы, на которую мы забрались, было хорошо видно, что их даже больше полутора сотни. Пока еще ящеры были далеко, но передвигались они значительно быстрее, чем мы с гоблинами несколько часов назад. У них ведь не было раненых и детей.

— Иштрилл, начинай стрелять, как только они окажутся в пределах досягаемости, — велел Лотар. — Выдадим себя, конечно, но нам их не победить надо, а просто задержать. Только стрелы особенно не трать, мало ли как дальше будет. Еще пригодятся.

Девушка кивнула и начала готовиться. Стрелять она начала гораздо раньше, чем я мог предположить — собственно сразу, как только Лотар закончил говорить. Выстрелив дважды, она остановилась. Два репта упали, остальные попрятались за камнями. Через пару минут, поняв, что больше не стреляют, ящеры снова начали выползать на тропу. Иштрилл пустила еще одну стрелу, репты снова попрятались. Сделать рывок, как они это делали на болотах, здесь было проблематично — ландшафт не позволял.

— Какая-то дурацкая ситуация, — признался Лотар спустя минут десять. — Я себя тут бесполезным чувствую.

Действительно, за это время репты потеряли еще троих ящеров и продвинулись едва ли на десяток метров.

— Сейчас они понять, что стрелок мало, и идти, — не согласился гоблин. — Репты не бояться. А те, которых умрут — съесть потом. Родичам польза.

Гоблин оказался прав — еще через какое-то время ящеры, наплевав на опасность быть подстреленными, упорно поползли вперед. И уперлись в недавно построенную стену. Теперь я понял, что мы постарались на славу. Несмотря на то что Гуричет был недоволен, стена вышла загляденье — даже двухметровые ящеры не могли уцепиться за ее верхний край. Искусству каменщика можно было только позавидовать. Не думал, что за час можно отгрохать такое сооружение, даже с помощью большого количества добровольных помощников. Репты пытались проломить сооружение, однако и это им пока не удавалось. Тем более теперь, помимо стрел — довольно редких, надо сказать, Иштрилл старалась экономить, — им на головы летели крупные камни.

Я чувствовал себя странно. Непривычно было сражаться, ничего не опасаясь — ящеры были совершенно беззащитны, до нас они дотянуться никак не могли, и при этом продолжали попытки перебраться через стену, несмотря на град камней, сыплющийся им на головы. Черепа у них были достаточно крепкие, насмерть зашибить никого из рептилий пока не получалось, но определенно неудобства мы им создавали немалые. Некоторые из ящеров откатывались от преграды, баюкая сломанные руки и держась за разбитые головы, на их место вставали те, кому до этого не хватало места возле преграды.

Так продолжалось еще несколько минут, пока кому-то из ящеров не пришла, наконец, в голову мысль, что они вообще-то тоже могут швыряться камнями. Видно, до сих пор необходимости в дальнем бое у них не возникало, но репты открыты для нового. Нам от этого факта, правда, сразу стало нерадостно. Моя совесть, так не вовремя проснувшаяся, теперь могла быть спокойна — враги были достаточно сильны, чтобы добрасывать до нас настоящие валуны.

— Одно хорошо, теперь снарядов хватит, — ошеломленно пробормотал Лотар, держась за окровавленный лоб. Ему досталось первому, и он, не ожидая такого от ящеров, не успел увернуться.

— Жаль, что у нас не из чего соорудить щиты, — посетовал в ответ Гуричет.

— Да сохраните предки! — возмутился Квотар. — Эти ребята слишком быстро учатся. Если щиты будут и у них, нам придется тяжеловато.

Нам и без того теперь приходилось тяжело. Чтобы не дать ящерам взобраться на стену, приходилось выглядывать из-за края площадки, на которой мы расположились, и рисковать получить в лицо булыжником размером с голову, а то и больше. Через полчаса такой перестрелки мы уже еле передвигали ноги — частично от усталости, частично от того, что мало кому удалось обойтись без травм. Тяжелых ранений пока никто не получил, не иначе как благодаря помощи предков. Если бы хоть один из крупных камней попал кому-нибудь в голову или в грудь, последствия были бы фатальными. Мы, в отличие от рептов, не могли себе позволить терять товарищей и также не могли меняться, если кто-то оказался ранен. Приходилось осторожничать, отчего мы начали терять инициативу. Теперь, когда наши действия почти не мешали рептам, они более успешно штурмовали стену, построенную между скалами. Пару раз Иштрилл пришлось сбивать особенно упорных из лука — ящерам удалось перебраться через нее, пока мы были заняты остальными.

— Туус, пошли кого-нибудь из покалеченных поторопить ваших! — крикнул Лотар. — Мы тут долго не простоим, нас обойдут!

Гоблин послушно скомандовал кому-то из своих подчиненных, и тот, пошатываясь, отправился к спуску. Я не следил за временем, но показалось, что прошло не меньше часа, прежде чем Туус закричал:

— Немножко держаться! Раненых взяли, детей взяли, воины уходят.

— Пускай твои ребята тоже потихоньку уходят, — решил Лотар. — Мы-то, если что, быстро в эту пещеру влезем, а вы не особенно ловко по горам ходите. Да и толку с вас, от вашего гравия рептам ни жарко ни холодно.

— Так есть. Мы зато по болоту хорошо, — согласился гоблин. — Тоже пойду, как род уйти, вернусь вам сказать.

То, что толку от гоблинов не было, это Лотар погорячился. Да, особого ущерба субтильные коротышки врагу не наносили, но все равно здорово мешали рептам — попробуй сообрази быстро, достаточно ли крупный камень в тебя летит, чтобы от него уклоняться, или можно потерпеть. Теперь, когда количество камней, летящих в ящеров, уменьшилось, они свои усилия удвоили, а нам стало еще тяжелее. Впрочем, мы все же продержались. Когда откуда-то снизу донесся вопль Тууса, что можно идти, никто задерживаться не стал. Побросав те камни, что были в руках, мы спустились с гостеприимной скалы и побежали к пещере. Надеяться на то, что никем не обороняемая стена надолго задержит рептов, не стоило.

— А ну как они и дальше за нами пойдут? — поинтересовался на ходу Лотар.

— Не пролезут, — уверила Иштрилл.

— А если все же пролезут, то замерзнут, — добавил я. — В пещерах вроде бы холодно должно быть, там солнца нет.

Мы все же успели уйти до того, как ящеры нас догнали. И никто из орков в узком проходе даже не застрял, хотя Лотара пришлось одновременно тянуть изнутри и толкать снаружи. Как назло, проход оставался узким метров на десять вглубь пещеры, а орк так и не успел снять кольчугу, так что пришлось постараться, выслушивая непрекращающуюся ругань кузнеца — он, похоже, чуть не впал в истерику, поняв, что не может двигаться ни вперед, ни назад.

— Да чтоб я еще раз в такую задницу полез! — возмущался кузнец, выбравшись из ловушки. — Да никогда в жизни. Лучше бы я там остался, с рептами драться. Хрена с два бы они меня с того карниза сковырнули!

— Не гневи предков, Лотар, — строго велел шаман. — Пробрались — и хорошо.

Гоблинов мы догнали совсем скоро. Они далеко не ушли, остановились в большом зале всего метров за сто от входа. Кстати, мое предположение о том, что в пещерах холодно, оказалось ошибочным. Удивительно, но здесь было очень влажно и душно, по лицу моментально начали стекать струйки пота, хотя, казалось, что вся вода из организма ушла еще во время обороны тропы от рептов. Правда, того, что ящеры последуют за нами, можно было все же не бояться — пробраться через вход в пещеру они не могли. Они даже и не пытались. Туус остался у входа и проследил за преследователями. Ящеры дошли до тупика, но так и не сообразили, куда же мы исчезли. Попытавшись найти продолжение тропы, они исследовали площадку перед пещерой, а потом убрались восвояси.

Племя мы нашли в небольшом природном зале недалеко от входа в пещеру. Нас ждали, рассевшись прямо на камне, вдоль стен. Оказалось, гоблины хорошо видят в темноте — в свете нескольких факелов их глаза отсвечивали, будто кошачьи, призрачным желтым светом. Зрелище для нас с орками было странное — неровный рядок светящихся кружочков, периодически мерцающих или гаснущих на секунду. Обернувшись на Иштрилл, я с удивлением заметил, что и ее глаза светятся. Не так, как у гоблинов. Глаза моей супруги светились, в зависимости от направления взгляда то бледно-голубым, то ярко-зеленым.

— Что? — шепотом поинтересовалась супруга, по-видимому разглядев мое удивление.

— Ничего, — так же тихо ответил я и, улыбнувшись, пояснил: — У тебя глаза светятся. Красиво. Я и не знал.

Вместо ответа она приблизилась ко мне и быстро поцеловала. Я не успел ответить, даже осознать поцелуй в полной мере. Почувствовал тепло на своих губах, услышал аромат любимой, а в следующую секунду все закончилось.

— Я соскучилась, — тихо прошептала Иштрилл мне на ухо, и я так же тихо согласился. Последние несколько дней мы не могли побыть друг с другом. Вроде бы идем вместе, но времени на то, чтобы даже просто посидеть рядом, катастрофически не хватало.

— Туус, здесь есть вода? — голос Лотара нарушил тишину.

— Есть вода. Чистый, чтобы пить. Родник, — ответил гоблин.

— Тогда предлагаю остановиться на длительный отдых. Все устали, все с трудом держатся на ногах. Если пойдем сегодня, толку не будет, только ноги попереломают или заблудятся. Твои женщины как, согласны?

— Женщины не мои, женщины сами свои, но женщины согласны. Тепло, пить есть. Еды мало, идти долго без еды, отдыхать долго нельзя. Но один ночь нужно.

— Вечно ты портишь настроение, — проворчал кузнец. — Вот зачем было про еду напоминать?

Ему никто не ответил.

Кажется, Туус уснул первым. Гоблины, один за другим, укладывались спать, и мы последовали их примеру. Последние дни действительно выдались очень тяжелыми, и я был рад, что перед трудным и наверняка опасным переходом под горным хребтом у нас есть возможность хотя бы выспаться. Выбрав относительно сухое и ровное место, мы с Иштрилл уложили головы на рюкзаки, да так и уснули, прижавшись друг к другу.

Удивительное переживание — спать, чувствуя себя в безопасности. Я даже не сразу смог понять, где нахожусь, когда проснулся, столь крепок был мой сон. Да и немудрено — факелы к «утру» погасли, костра мы не разводили. В пещере с топливом для костра, мягко говоря, трудновато. Проснулся я одним из первых, или даже вовсе первым, от того, что мне на лицо упала крупная капля холодной воды. Ощущение было такое, будто у меня похмелье. Болела голова, и даже для того, чтобы просто открыть глаза, потребовалось приложить определенное усилие. Впрочем, я мог бы и не стараться, темнота вокруг была непроглядная. Слух тоже не помогал сориентироваться. Было очень тихо, слышалось только дыхание множества разумных. Осторожно, стараясь не потревожить Иштрилл, я сел, поморщившись от головной боли. Что-то было не так. Слишком тяжело мне далось такое простое движение. Да, последние дни выдались нелегкими. И оборона тропы накануне тоже далась нелегко. Но все равно не должен я чувствовать себя настолько плохо. Да и странно, что все часовые спят и не поддерживают огня, ведь предусмотрительные гоблины, как оказалось, заготовили достаточно палок и ветоши для будущих факелов и лучин. Встряхнув головой, я заставил себя встать, с трудом справившись с одышкой. Обратив на это внимание, я, наконец, сообразил, в чем дело. Воздух. Мне просто не хватало воздуха, потому что вентиляции в пещере почти нет, зато есть больше сотни разумных, которые активно дышат, уменьшая содержание кислорода и увеличивая количество углекислого газа. Отсюда нужно срочно уходить, иначе мы все просто задохнемся!

Я растолкал Иштрилл, которая спросонья долго не могла понять, что от нее хотят, и не понимала моих объяснений. Больше ничего разъяснять я и не пытался — просто будил тех, кого мог, и сообщал, что из пещеры нужно поскорее убраться. Хуже было то, что не всех удалось разбудить. Если орки после некоторых усилий с моей стороны все же поднимались на ноги и начинали соображать, то большинство гоблинов привести в себя не удалось, хотя они были еще живы.

— Вытаскиваем их отсюда! — крикнул я. — И побыстрее, иначе они тут так все и останутся. И мы вместе с ними, если здесь задержимся.

— Куда тащить-то? — поинтересовался Лотар. — Тут три выхода, если не считать того, через который мы пришли. И я ни хрена не вижу! И огонь не зажигается почему-то!

— Самый широкий выбирай, предки тебя побери, — ругнулся откуда-то из темноты Квотар.

— Да где он самый широкий? Я не вижу!

— За мной идите, — услышал я голос Иштрилл. — Я немного вижу. На голос ориентируйтесь.

Я послушно ухватил первых двух подвернувшихся под руку спящих гоблинов и поволок их туда, откуда по моим ощущениям звучал голос девушки. Идти оказалось нелегко. Пол пещеры и без того не был идеально ровным, так к тому же я все время рисковал наступить на кого-то из умирающих, что определенно не добавило бы им здоровья.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Попаданец (АСТ)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сын лекаря. Переселение народов предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я