Мамочка, пожалуйста… (Н. Д. Маркова, 2014)

«Мамочка, пожалуйста…» – сколько раз в своей жизни вы произносили эту фразу? С какой интонацией? С каким ожиданием? Произнесите еще раз – и вы поймете, что вас с вашими родителями связывает не только генетический код, но и богатое прошлое, которое неизбежно накладывает отпечаток на настоящее. Надежда Маркова, автор этой книги, много лет ведет частную психотерапевтическую практику по методу семейных расстановок. За это время она не один десяток раз становилась свидетелем настоящего чуда: вспоминая и осознавая травмирующие события из детства, связанные с родителями, люди освобождались от тяжкого груза обид и боли и, таким образом, открывали себя для нового позитивного опыта в отношениях и самореализации. В историях, которые Надежда Маркова приводит в книге «Мамочка, пожалуйста…», вы найдете ответы на многие вопросы об отношениях детей и родителей. А авторские медитации и психологические техники помогут вам избавиться от ревности и страхов, наполнить отношения любовью, доверием и благодарностью. Книга рассчитана на широкий круг читателей – родителей и повзрослевших детей. С профессиональной точки зрения она также будет интересна психологам, воспитателям, социальным педагогам.

Оглавление

Из серии: Волшебная сила семейных расстановок

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Мамочка, пожалуйста… (Н. Д. Маркова, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Все дети хорошие…

Слово Мастера

«Все дети хорошие…» – такими словами в Москве начался семинар Берта Хеллингера – великого мастера, человека-легенды нашей эпохи, психотерапевта, давшего мировую известность уникальному методу семейных расстановок. Переполненный зал притих. Психотерапевты, педагоги, родители, дети… Эта фраза шокирует, отрезвляет, озадачивает… и исцеляет: «Да? Я хорошая? Не лентяйка, не дура, не безрукая, не бестолочь, не…», как когда-то мне говорили самые родные и близкие на свете люди – мама и папа.

Мы все в этой жизни чьи-то родители, а если еще не успели ими стать, то чьи-то дети – это точно. Всем нам известна тема отцов и детей – извечная тема ограничений и насилия из лучших побуждений, непонимания, боли, обид, ожидания любви, отчуждения, страдания, бессилия.

В сердце даже самого удачливого, самого избалованного ребенка есть печальное воспоминание, когда он был «плохим», не таким, как этого ожидали его родители.

В нашей культуре принята древняя формула воспитания с помощью кнута и пряника. Правда, о прянике часто забывают. Критика, осуждение, непримиримость, наказания используются намного чаще, чем похвала и поддержка. Если я сейчас напишу слово «рибенок», то каждый читающий увидит, что я неверно написала одну букву, сделала ошибку, и укажет мне на нее. В Японии меня бы похвалили, ведь я целых шесть букв написала правильно!

«Все дети хорошие», – эти слова произносит Мастер, в прошлом священник и богослов, и от этих слов к глазам подступают слезы.

Да, все дети хорошие: и наркоманы, и агрессивные, и те, которые не хотят учиться, уходят из дома, воруют, пьют и болеют.

Все дети не одиноки. У них есть родители. А у их родителей есть свои родители, а у тех – свои. Мы все являемся частью своей семьи, своего рода, своего семейного созвездия, даже если мы живем в детдоме, не зная никого из родных и близких. Мы являемся частью чего-то большего, и мы все связаны широким духовным полем своих предков. Каждый из нас является частью и неоспоримой ценностью нашей семейной системы.

Но в жизни семьи происходят разные события. Развод, самоубийство, смерть при родах, аборты, мертворожденные дети. Репрессированные родственники и те, кто репрессировал, преступники и жертвы, бывшие супруги, внебрачные дети…

Вспоминать о них больно, стыдно, страшно, невыносимо. И мы о них забываем. Мы вычеркиваем их из своей памяти, из своего сердца, из своей жизни, из своей семьи.

Но поле нашего рода – это большая душа. Она принимает всех и не допускает, чтобы кого-то забыли, исключили из семейной системы. Эта большая душа помнит каждого исключенного и заставляет других вспоминать этого человека. Кто-то другой в этой семье, чаще всего самый младший и невинный, начинает представлять этого забытого члена семьи. Делает он это неосознанно.

В процессе проведения семейной расстановки можно увидеть, на кого смотрит ребенок, и возвратить этого человека в систему. И тогда ребенок освобождается и становится хорошим. И всей семье становится лучше и легче.

Б. Хеллингер так характеризует свой подход:

«В отличие от классической семейной терапии, самым важным элементом моего подхода является осознание того, что за любым поведением, даже за тем, которое кажется нам очень странным, стоит любовь. Следовательно, очень важно, чтобы психотерапевт нашел ту точку, где сосредоточена вся энергия любви человека, так как здесь находится и корень его семейной проблемы, и ключ к решению трудностей».

Причины

Когда дети в семье создают, на первый взгляд, трудности, этому может способствовать одна из следующих причин:

Ребенок говорит своим поведением: «Я уйду вслед за тобой». Это происходит в случае, если кто-то в семье ушел из жизни раньше времени (братья, сестры, кто-то из родителей, другие родственники, или перед ними были абортированные дети). Так дети проявляют свою любовь. Из любви к близким они следуют этому «Я уйду вместо тебя», когда в семье кто-то не хочет жить, болеет, тоскует об ушедших.

Ребенок может выражать перенятые чувства, некогда табуированные в семьях прародителей, бабушек и дедушек (гнев, ярость, вину, обиду, стыд и другие).

Дети злятся на болезнь, злятся на смерть и становятся агрессивными. Они слепы, но переполнены любовью: «Я буду нести это вместо тебя. Я возьму твою вину, твою боль на себя».

Я бы назвала неадекватное поведение детей голосом совести, сигналом и светом в тайных лабиринтах семейно-родовых систем. И своим поведением маленький человек делает нечто важное для всей семьи. Часто ребенок в душе говорит своей матери или отцу: «Не волнуйся, для тебя я сделаю все, даже если мне придется заплатить своей собственной жизнью».

А что в этом случае делают взрослые? Нервничают, кричат, раздражаются, наказывают. Наказывают невинно попавших в ловушку семейных перипетий, наказывают своих спасителей.

Хочется сказать: «Остановитесь! Посмотрите внутрь себя, посмотрите вглубь своего рода. О ком сегодня напоминает ваш ребенок, о ком взывает вспомнить?»

Протяните ему руку помощи, помогите освободиться от уз прошлого, сделайте расстановку, примите в свое сердце исключенного из семьи родственника, помяните ушедших с почтением и любовью.

На вопрос о том, с какого возраста можно делать расстановку для детей, на пресс-конференции в Киеве София Хеллингер ответила:

– Еще до рождения ребенка, а лучше – еще до зачатия, а еще лучше – чтобы родители, бабушки и дедушки до того исцелили весь свой род.

Родители, по определению Б. Хеллингера, тоже хорошие, потому что они были хорошими детьми. И если они делают что-то не так, возможно, они вплетены в чью-то судьбу или ориентируются на кого-то, находятся во власти прошлого.

И подтверждение этого мы наблюдаем практически в каждой расстановке.

Я уйду вместо тебя

Лия – миловидная блондинка с тонкой талией, мастер спорта по плаванию. Ее сыну 11 лет. Женщина еле сдерживает себя, с раздражением говоря о мальчике:

– Я могла бы сделать из него чемпиона! А он трусливый, воды боится. Учится плохо. Ведет себя ужасно. Вчера застала его сидящим на подоконнике и плюющим жвачкой на прохожих. А мы живем на 7-м этаже.

Муж Лии – крымский татарин (чего женщина почему-то стесняется), в сталинские времена его семья была выселена в Казахстан.

РАССТАНОВКА

Мы делаем расстановку семьи Лии. Поставили Лию, ее мужа Магсура и их сына Алика. В расстановке муж и жена не смотрят друг на друга. Мальчик мечется между ними, пытаясь обратить на себя внимание. Мужчина долго смотрит в пол, потом падает на колени и начинает стонать. Я укладываю перед ним женщину. Мальчик подходит к ним, опустив голову, а потом ложится рядом с женщиной, оттесняя своим телом отца.

Лия ничего не знает о предках мужа, поэтому в расстановке приходится продвигаться на ощупь. Мальчик говорит лежащей женщине:

– Я тоже умру.

Она отрицательно качает головой и отодвигается. Тогда он говорит:

– Смотри на меня доброжелательно, если я буду жить долго.

Женщина успокаивается и закрывает глаза. Мальчик встает и пытается поднять с колен отца. Я прошу его произнести фразу:

– Папа, пожалуйста, останься.

Заместитель мальчика повторяет слова.

– Я остаюсь, – отец поднимается с колен и, кажется, впервые видит сына.

Мать подходит к сыну:

– Сынок, я прошу тебя, останься.

– Мама, я остаюсь.

Ввожу в расстановку деда. Отец, сын и внук обнимаются.

– Теперь я остаюсь, – говорит отец. Лия с надеждой смотрит на мужчин.

Лия не хотела смотреть на родственников мужа, стеснялась его национальности. Муж чувствовал это и отстранялся еще больше от своих корней. Сын вел себя неадекватно, потому что он вместо родителей смотрел на предков своего отца. Своим поведением ребенок фактически способствовал справедливости и восстановлению семейно-родовых связей.

Смерть от воды

Помимо этого, как показало дальнейшее исследование истории семьи, страх воды был у мальчика перенятым.

Мать Магсура и бабушка мальчика, Амира, была свидетельницей смерти своей матери. Девушке было 15 лет. Они с соседским мальчиком прогуливались по степи, среди волнующегося моря алых маков. Ей послышался зов матери, но было так хорошо идти, взявшись за руки, под песнопение жаворонков, что она не сразу поспешила домой.

Когда Амира подходила к дому, соседи вынимали мать, упавшую в колодец. Ударившись головой, она захлебнулась и умерла.

Дальше жизнь девушки проходила как в сомнамбулическом сне. Она вышла замуж за этого соседского паренька, родила ему шестерых детей, но сердце ее съедали тоска и чувство вины перед матерью. Магсур очень любил свою мать, но никогда не видел ее жизнерадостной.

Его мать хотела уйти вслед за своей матерью, а Магсур хотел уйти вместо нее. Его сын делал то же из большой детской любви к отцу. Такова динамика этой семьи.

Через некоторое время мы сделали еще одну расстановку для сына Лии, исцелив его от панического страха воды, перенятого от бабушки и прабабушки по отцовской линии.

Сейчас мальчика будто подменили, впервые в жизни он смог войти в бассейн и начал учиться плавать. В школе Алика начали хвалить за успеваемость. В поведении еще проскальзывают непредсказуемые реакции, но здесь все зависит от его матери, которой до сих пор еще нелегко принять своего мужа, его национальность и его предков.

Она знает об этом и, желая счастья своему сыну, делает все возможное, чтобы изменить ситуацию, а вернее, свое отношение к ней.

Через года, через века

Веру на расстановки привела подруга. На лице молодой женщины растерянность и отчаяние. Ее сын, которому нет еще четырех лет, убегает из дома. В первый раз его нашли в нескольких кварталах от дома. После этого в квартире поменяли все замки на дверях. Второй раз, пока мать хлопотала на кухне, Антоша открыл сложный замок и был таков. На этот раз искали малыша с милицией. Нашли под вечер в другом районе города. В это непростое время муж ушел из дома, сказав, что Вера плохая мать.

В третий раз мальчик усыпил бдительность матери, сказав, что проголодался и хочет йогурт. Магазин находился на первом этаже того же дома, но когда через пять минут Вера вернулась, сына в квартире уже не было. Через три часа, подняв на ноги всех знакомых, Вера нашла мальчика в парке здоровым и невредимым. На вопрос, почему он уходит из дома, мальчик неизменно отвечал:

– Мне надо идти.

– Куда?

– Надо найти – и все.

Как часто в таких случаях бывает, необходимая информация отсутствует, поэтому приходится действовать методом «научного тыка». В семье Веры не было никого, кому нужно было что-то найти; о семейной истории мужа женщина знала очень мало, практически ничего.

РАССТАНОВКА

Мы начали делать расстановку. Следуя интуиции, я поставила рядом с заместителем мальчика семерых мужчин по отцовской линии. Какое-то время стояла мертвая тишина, никто не двигался. Вдруг третий в линии, прадед мальчика и дед его отца, начал испуганно крутить головой, потом сквозь зубы мучительно произнес: «Я не могу найти, я ничего не вижу, ничего не слышу, я оглох. Ребятки, где вы?»

Он смотрел вниз и, держась за голову, куда-то начал медленно идти. Он шел, как слепой, на ощупь.

Я попросила двоих человек лечь перед ним. Заместитель Антона неотрывно смотрел на прадеда и медленно повторял его движения ходьбы на ощупь.

Прадед, дойдя до лежащих, остановился. На его лице отразилась блаженная улыбка. Он нагнулся. Погладил по лицу одного, второго, облегченно вздохнул, сел рядом и произнес: «Теперь можно и умереть».

Отец и дед мальчика повернулись после этих слов в его сторону. Заместитель Антона подпрыгнул на одной ножке и, радостно улыбаясь улыбкой ребенка, отошел от прадеда. Несмотря на то, что в расстановке все разрешилось с помощью незримого движения души, я попросила парня из роли Антоши поклониться своему деду и сказать:

«Дед, я горжусь тобой, ты жил как герой. Я чту твою судьбу, твою жизнь и твою смерть. Покойся с миром. Я помню о тебе, и в моем сердце есть хорошее место для тебя! Радуйся, если я буду жить долго».

Отголоски войны

На передовой стояло временное затишье. Пахло весенней землей, по прошлогодней стерне прыгали голодные синицы, апрельское солнце нагрело танковую броню так, что от духоты плавились мозги.

Из танка высунулись два замурзанных детских лица – близнецы Петя и Павлик. Ребята прибавили себе в военкомате год, чтобы попасть на фронт.

«Михалыч, сгоняй к ручью, водички хочется», – 22-летний Михалыч, писавший письмо в тени танка, отвлекся от теплых воспоминаний о милой жене и маленьком сынишке, подхватил котелок и понесся к ручью.

«Мессеры» налетели внезапно. Взрывной волной Михалыча ударило о камни и завалило землей. Придя в себя, он, контуженный, с окровавленной головой, на ощупь шел через перепаханное бомбами поле, крепко сжимая ручку от котелка: «Ребятки, я ничего не вижу, где вы? Я принес вам воды».

Из кровавого месива раненых вывозили на подводе, запряженной уставшими лошадьми. Когда поняли, что парень с залитым кровью лицом еще жив, мест уже не было. Сердобольная молодая медсестра настояла, чтобы за красивым, но беспомощным, как ребенок, танкистом вернулись. Когда она его увидела, то обомлела от ужаса – синицы склевали ему лицо.

Михалыч выжил, несмотря ни на что. Вернулся к жене и сыну. Периодами на него накатывали сильные головные боли, он впадал в беспамятство, начинал разговаривать сам с собой, потом собирался и куда-то уходил. Его находили, но он снова уходил. В конце концов, жена отправила его в психиатрическую больницу. Поначалу его навещали, потом только оставляли передачи, потом забыли совсем.

Из лечебницы ему тоже удалось уйти. Медперсонал спохватился не сразу. Нашли Михалыча в придорожной канаве. Раскинув руки в стороны, он смотрел в небо: «Ребятки, где вы? Я принес вам воды».

Где именно его похоронили, родственники не знают.

В семье о Михалыче забыли. Совсем. Маленький Антошка заставил вспомнить и отдать дань уважения, признательности и любви этому человеку, своему прадеду, танкисту, герою войны.

Низкий поклон и вечная слава всем опаленным огнем войны.

Благодаря вам мы живем, над нами мирное небо, у нас есть возможность творить, радоваться и любить.

Папа пришел!

…После расстановки прошло три года. Мальчик больше ни разу не уходил из дома. Вера спокойна: как бы далеко от нее ни отошел сын, он обязательно возвращается. Его талант открывать замки любой сложности уже не раз пригодился родным и соседям по дому.

Однако со школой мальчик так и не подружился. Активный и любознательный Антон не вписывается в рамки школьного стереотипа. Ребенок должен быть послушным, тихим, удобным, а этот мальчик может встать посреди урока, подойти к окну и начать пересвистываться с птицами. Он отказывается прописывать кружочки и палочки, но знает таблицу Менделеева. Все дети следуют за ним и с удовольствием ему подражают. Учительница – в панике, школа пытается избавиться от нестандартного ребенка.

Своим поведением мальчик протестует против ухода отца. По всей квартире он прикрепил кнопками его фотографии и на каждый звонок бежит к двери с криком: «Папа пришел!» А папа недоступен: он живет с другой женщиной, присылает раз в месяц на нужды ребенка когда сто, когда триста гривен; занес номер телефона бывшей жены в черный список и сам Антошке никогда не звонит.

Зная все о тисках семейных переплетений, я не могу заставить себя уважать этого человека, я злюсь на него. Во мне закипает гнев на всех отцов, бездумно зачавших и бросивших своих детей, злость на их безответственность, на повальную безотцовщину в стране, где давно нет войны.

Я отказываюсь делать Вере расстановку ее нынешней семьи. Я не вправе. Я вплетена и проецирую на их отношения свое отношение к этой истории. И посылаю женщину к своему коллеге. Может быть, это непрофессионально, но я тоже человек…

Я ничего не хочу слышать

Сделать расстановку для своей 3-летней девочки пришла молодая красивая пара – Валентина и Валерий. Оба выглядели предельно уставшими. Любимая дочечка Настенька, с ангелоподобным личиком, белокурыми локонами и небесными глазами в пол-лица, родилась глухонемой. Год назад родители решились на операцию по вживлению имплантата. Они поставили на карту все: рискнули продать квартиру, одолжили денег у родных и знакомых. Стоимость операции – 24 тысячи долларов, плюс 15 тысяч у. е. – на его настройку в течение года, плюс ежегодное обслуживание порядка 500 долларов. Имплантат постоянно требовал денежных вливаний.

Вживление имплантата прошло успешно, но обучение слушанию и речевая практика у ребенка продвигались с трудом. Девочка стала упрямой, капризной, раздражительной. Родители выбились из сил и морально, и материально. В связи с кризисом бизнес Валерия, связанный с продажей автомобилей, застопорился. У молодых людей одновременно несколько запросов на расстановку. Они хотят понять причину болезни ребенка. Они желают помочь ему адаптироваться среди слышащих и активных сверстников. У них есть насущные вопросы, например, как сделать, чтобы продалась хотя бы одна машина? Нужны деньги. Но мы приходим к обоюдному мнению, что самой важной для них является причина рождения глухонемого ребенка. Важна она еще и потому, что они мечтают о сыне и боятся, чтобы история не повторилась.

РАССТАНОВКА

Так как никакой конкретной информации нет, в центре комнаты я ставлю заместительницу девочки. Взгляд ее направлен вдаль, она хочет уйти за пределы комнаты. Я ставлю перед ней заместителя человека, к которому стремится ее душа. Заместитель этого человека перестает слышать. Он не понимает моих вопросов. Постоянно переспрашивает: «Что? А?» Его бьет дрожь.


«Люди в расстановке начинают дрожать и не могут сопротивляться этому. Так и ребенок не может сопротивляться, так как он подвержен влиянию силы, которая хочет соединить разделенное».

Б. Хеллингер


– Кто это может быть? – спрашиваю я у супругов.

– Это мой папа, – отвечает Валя, тело которой начинает трястись, как в лихорадке.

– Я только недавно узнала, что у меня есть родной отец. А тот, кого я называла отцом, на самом деле мой дядя.

В расстановку мы ставим Валю. Она после слов признательности и любви просит отца посмотреть доброжелательно на свою внучку и благословить ее на то, чтобы слышать.

Два отца

История, которая всплыла благодаря расстановке, потрясает драматизмом: девочка Тамара (мама Валентины) и два брата – Роман и Рустам – выросли в одном абхазском селе. Рустам и Тома были влюблены друг в друга со школьной скамьи, но замуж Тамару выдали за Романа.

Целый месяц девушка не допускала к себе нелюбимого. Вернее, она смирилась, но тело ее сводило судорогой от отвращения. Он овладел ею ночью, когда она крепко спала после работы на винограднике. Утром молодая женщина подошла к мужу, колющему во дворе дрова, и, дрожа от омерзения, сказала:

– Если ты еще раз тронешь меня, я отрублю вот этим топором твое «хозяйство» по самый корень.

Они были вместе один раз, но этого оказалось достаточно, чтобы она забеременела. Роман любил жену и надеялся, что после родов все изменится к лучшему.

Но лучшим было только одно – любимая дочурка Валюшка.

Тамара же тайком бегала к Рустаму и возвращалась счастливая, с горящими глазами. Жили все в одном доме, и родители намекали сыну на неверность жены. Рома резко останавливал их: «Хватит! Я ничего не хочу слышать! Я люблю ее». Когда же его взгляд остановился на вновь округлившемся животе жены, он взбесился, перебил в доме всю посуду.

– Надо поговорить, – сказала женщина.

– Слышать тебя не могу. Это невыносимо, – ответил муж. Через два дня он собрал вещи и уехал добровольцем в Афганистан. И пропал без вести.

Рустам и Тамара зажили вместе. Родилась вторая дочка, Рая, а старшую Рустам удочерил. Но сестры почему-то не любили друг друга.

Когда Валя училась в десятом классе, у ворот школы девушку кто-то окликнул: «Валюшка, дочка!» Она оглянулась. Еще не старый, но совсем седой мужчина с обожженной левой частью лица тепло смотрел на нее.

Девушка подумала, что он обознался, и поспешила к подружкам.

Дома рассказала о встрече родителям. Мать неожиданно расплакалась и поведала Вале всю правду о ее родном отце. Почувствовав боль, негодование и обиду на мать и прилив нежной любви к отцу, Валя бросилась на его поиски. Уехала в Сухуми. Там следы отца оборвались. Но поездка была судьбоносной. В маленьком южном городе на берегу Черного моря девушка познакомилась с Валерой, который увез ее к себе домой, в поселок под Одессой. Отца она больше не искала и старалась не вспоминать о нем – воспоминания ранили до глубины души.

Не было бы счастья, да несчастье помогло

В ходе расстановки мы сделали все, чтобы выпутать ребенка из затянувшейся петли семейных перипетий. Кроме того, я посоветовала Вале продолжить поиски отца или его последнего пристанища.

После расстановки у Валентины и Валерия все в жизни сдвинулось с мертвой точки: через неделю продалась первая машина, потом вторая. Они пошли на прием в Горисполком к городскому голове, и их поставили на квартирную очередь в Одессе, пообещав солидную материальную помощь для обслуживания имплантата.

Валю приняли на работу в детский сад, а в соседнюю группу в порядке исключения определили малышку. Среди здоровых детей у нее начался стремительный прогресс в освоении речи. Кроме всего, волею случая девочка попала к логопеду от Бога, лучшему специалисту в этой области на Украине, которая сейчас успешно с ней занимается.

Я радуюсь так, как будто это произошло с моим ребенком. И вдруг, как кипятком, меня обжигает неизвестно откуда взявшаяся мысль: «Глухота спасает ребенку жизнь».

Оцепенев на мгновение, я начинаю страстно молиться: «Господи, спаси и сохрани рабу божию Анастасию. Господи, Боже мой, спаси и сохрани, спаси и сохрани, спаси и сохрани!»

Я любила твоего папу

Нина счастлива. Она любима и у нее есть семья – муж и два сына. У них с мужем недавно родился малыш, в котором молодой отец души не чает. Одна беда: муж не ладит со старшим сыном – восьмилетним Павликом.

В доме война. Чем строже муж, тем невыносимее поведение мальчика. Добрый и ласковый с женой и младшим сыном, Геннадий становится раздражительным и жестким со старшим. Наказывает его, лишает развлечений, запирает в комнате. На нервной почве у Нины пропало молоко. Она уже перепробовала многое, но расстановкам долго сопротивлялась. Когда Геннадий поднял руку на Пашу, она решилась сделать расстановку своей семьи.

РАССТАНОВКА

Я расставляю семью Нины – саму Нину, ее мужа Геннадия, Павлика и младшего сына Мишу. Заместитель Павлика носится по залу, не находя себе места, будто ищет и не находит кого-то. Он похож на затравленного волчонка. Его поведение так экспрессивно, что в какой-то момент я начинаю сомневаться в правдоподобности такого урагана чувств и принимаю решение заменить человека, замещающего мальчика. Через минуту второй заместитель начинает вести себя точно так же, как первый. Другие заместители сбились в кучку и тревожно поворачивают головы вслед мечущемуся по залу заместителю ребенка.

«Кого потерял мальчик? Что он не находит? Кого он ищет?» – размышляю я.

Лицо Нины покрылось красными пятнами, она опустила голову, ей невыносимо смотреть на происходящее. Я понимаю, что она знает ответы на мои вопросы. И понимаю, что у нее есть причина не открывать правду.

Я подхожу к клиентке и довольно резко спрашиваю:

– Нина, за что ты не любишь своего сына? За что ты злишься на него?

Женщина долго молчит, затем прячет голову в ладони и заливается горькими слезами. Скороговоркой, всхлипывая, Нина признается в том, что скрыла:

– Он похож на своего отца. А тот – пьяница, сволочь, слюнтяй. За столько лет ни рубля ребенку не дал.

Вот она, правда. Геннадий – не родной отец Павлика. Я ставлю в расстановку мужчину-заместителя родного отца ребенка. В пространстве повисает священная тишина. Женщину будто расколдовали, она нежно улыбается и медленно идет к бывшему мужу. Он протягивает ей руки, и они долго стоят обнявшись. Заместитель Павлика успокоился сразу после появления отца. Он идет к ним тихо, как в замедленном кино, и они берут его в свои объятия. Через некоторое время я ввожу в расстановку настоящую Нину и прошу ее сказать сыну только одну фразу:

– Я соглашусь, если ты станешь таким, как твой отец.

Женщина смотрит на меня, как на врага. Она наотрез отказывается произносить эти безумные, по ее мнению, слова.

Я понимаю ее и стараюсь говорить, взвешивая каждое слово:

– Ребенок принадлежит обоим родителям и любит обоих одинаково. Фраза, которую я прошу тебя повторить, дает ребенку право выбора. Он сможет выбрать: быть таким же, как его отец, или вести себя по-другому. Без твоего согласия выбора у него нет. На внешнем уровне мальчик следует твоему запрету, а на внутреннем, из верности отцу, будет именно таким, как отец, которого ты не принимаешь.

Нина произносит фразу и неожиданно для себя самой сквозь слезы добавляет:

– Сыночек, родненький, я так любила твоего папу! Я и сейчас его люблю.

В лапах зеленого змия

Первый муж Нины, Николай, был четвертым ребенком в семье железнодорожников. Все в доме умели и любили выпить: и свекор, и свекровь, и сестра, и старшие братья.

От дородных членов семьи Коля отличался не только внешностью, но и характером. Он рос хрупким и тихим ребенком. Играл на скрипке и гитаре, любил петь. Пить не любил, но был вынужден участвовать в семейных застольях.

С Ниной Николай познакомился на ее выпускном вечере. Он был приглашен как солист. Играла живая музыка. Он смог пригласить ее только на один, последний танец, и был очарован обаянием девушки.

Через три месяца они поженились. Через три года у них родился Павлуша. Коля пил все чаще, иногда прогуливал работу, иногда не приходил домой. А протрезвев, падал на колени, читал жене свои стихи, пел под гитару и носил на руках. И Нина все прощала. Когда из дома пропали последние деньги, отложенные на молоко ребенку, и их обручальные кольца, женщина поняла, что замужем за алкоголиком, и забила тревогу.

Что только она не предпринимала! И профилакторий, и капельницы, и бабок-целительниц. Выпивка была сильнее их любви – Колю выгоняли со всех предприятий после очередного запоя. Нина тогда была в декретном отпуске. Сама она могла голодать, но еще неродившийся ребенок требовал еды, и женщина вернулась к родителям.

Свекровь уговаривала:

– Он же тебя так любит, так любит, Ниночка! Он же готов твои ножки мыть и воду эту пить, когда не пьяный.

– А когда он не пьяный? – в сердцах спрашивала невестка. Свекровь молчала, отвечать было нечего – Коля теперь пил постоянно.

Жизнь продолжалась. Нина встретила Геннадия. Он был именно таким, как она мечтала. Надежным другом. Верным, хозяйственным, поддерживающим мужем. Правда, немного нудным, но зато не пил вообще и сразу сказал, что усыновит Павлика. Сердце Нины расцвело новыми надеждами, она решилась на второго ребенка. Но все в одночасье пошло наперекосяк – Павлика будто подменили.

Встреча с любовью

Магия расстановки начала действовать незамедлительно. Бывший муж, которого она не видела несколько лет, позвонил сам через неделю. Он попросил о встрече. Нина согласилась, но пришла с Павликом.

Когда она увидела такие родные, зеленые с поволокой глаза, в один миг вдребезги разбились четыре года разлуки и их несчастливая семейная жизнь. Она шла к нему медленно-медленно. Он протянул ей руки, и они утонули в блаженстве узнавания. Так же, как в расстановке, к ним тихо подошел Павлик, и они приняли его. Все трое обнялись.

Николай не пьет уже два года после того, как его вынули из петли, в которую он влез в пьяном угаре от отчаяния и бессилия что-то изменить.

Он прошел курс лечения и реабилитационную программу для зависимых – двенадцать шагов анонимных алкоголиков.

Он написал книгу стихов, посвященную ей, своей первой и последней любви, которую он пропил. На его стихи написаны песни, одну из которых исполнила известная певица.

Получив неплохой гонорар, Николай хотел посоветоваться, что лучше для сына сейчас – купить компьютер, съездить с ним на отдых в Турцию или просто дать деньги.

Счастливый Павлик радостно подпрыгнул:

– Компьютер! Ура! Супер!

А потом обнял отца и тихо произнес:

– Папа, а можно, вместо компьютера, ты будешь жить с нами? – и затаил дыхание…

Я больше не верю в Бога

Соня похожа на девушку из XIX века: рыжие колечки волос, бледная фарфоровая кожа, миндалевидный разрез солнечных каштановых глаз и застенчивый взгляд.

Десять дней назад она похоронила сына, которому еще не было и четырнадцати лет, – одного из двух близнецов. После похорон она напилась таблеток – хотела уйти из жизни вслед за ним. Спасли в реанимации. Сейчас Соня под воздействием успокоительных препаратов. В глазах застыла невыносимая боль.

У нее вопрос: «Почему именно Никита? Такой дорогой, ласковый, любимый, самостоятельный мальчик, на которого возлагалось столько надежд!»

Второй сын, Максим, – совершенно другой и вообще не похож на Никиту. Что будет с ним и трехлетней малышкой Олечкой? Соня обращалась по совету родных и знакомых в разные места в надежде хоть как-то уменьшить нестерпимую душевную боль.

Мы работали с Софией в режиме индивидуальных сессий, и после третьей встречи причины случившегося стали ясны. Я смогла успокоить Софию, что Максим и Оля под защитой ЖИЗНИ и в полной безопасности.

Для меня вся история этой семьи похожа на сюжет запутанного телесериала с роковым исходом…

Ваш сын умер

Несколько дней Соня с семьей отдыхала на побережье. Погода была не пляжная. По приезде домой у Никиты поднялась высокая температура. Вызвали участкового врача. Он диагностировал грипп, выписал лекарства. Сын жаловался на боль в ноге, Соня думала, что это ноют кости от простуды. Температура не падала.

К вечеру третьего дня вызвали скорую помощь. Доктор сказал, что ничего не видит, кроме легкого покраснения горла, и посоветовал поехать в больницу. После детального обследования определили острую форму инфекционного остеомиелита. На фоне переохлаждения дала о себе знать старая травма ноги (мальчик много лет занимался спортом). Срочная операция. Реанимация. Соня с мужем три дня провела под дверью реанимации – внутрь не пускали. Она молилась. Цепенея он страха, боли и бессилия, мать взывала к небесам. Только жаркие слова молитвы и надежда не давали ей сойти с ума.

Выстрелом в висок прозвучали слова измученного бессонными ночами доктора: «Ваш сын умер». Соня упала без чувств.

Пришла в себя дома, обвела взглядом комнату, в которой уже никогда, НИКОГДА, не зазвучит веселый голос любимого мальчика. Взгляд упал на икону в красивом иконостасе, и плотину ее терпения прорвал мучительный крик: «Боже! Где же ты, Господи? За что? Ненавижу! Не верю!» Зазвенели осколки разбитого стекла, на пол полетели подсвечники, кресты, разорванные страницы Библии.

Кроме того, виски сверлили суровые слова матери: «Это ты виновата в смерти ребенка! Дура, если бы ты вовремя сообщила мне, он бы жил». Мать всегда вела себя жестко, властно и безжалостно. Никита был единственным, к кому она испытывала теплые чувства.

Ночью Софья выпила горсть таблеток, не в силах терпеть эту душераздирающую муку потери, горя и вины.

РАССТАНОВКА

Мы сделали индивидуальную работу для Сони. Я в расстановке представляла ее погибшего сына.

Меня в роли Никиты физически тянуло вниз, тянуло за кем-то в смерть. Я явственно почувствовала мужчину недалеко от себя, мое тело начало оседать. Здесь совершенно очевидно проявлялась динамика «Я уйду вслед за тобой». Но за кем?

Ответ Софьи на этот вопрос вскрыл еще одну семейную трагедию. Двенадцать лет назад был убит ее отец.

Любимый папа

Отец Сони – бывший военный. После перестройки остался на Камчатке, где осваивал разные направления предпринимательства. В конечном итоге он прочно встал на ноги (занимался продажей и ремонтом автомобилей, операциями по продаже цветных металлов), но к числу крутых бизнесменов не относился. Мать Сони, всегда и всем недовольная, уехала на юг и занялась челночным бизнесом. Чтобы не скучно было, забрала с собой дочку с близнецами, насильно разлучив с отцом.

В то лето Соня с мальчишками гостила у отца. Он снял для них домик на озере в живописном месте. Каждую свободную минуту возился с ребятишками, брал их на рыбалку и рассказывал веселые байки. Но часто оставался ночевать на металлобазе, ссылаясь на бесконечные дела. Соня, которая боялась матери, души не чаяла в отце. Он был для нее другом и защитником.

В тот день отец к ним не приехал. Утром из Одессы позвонила мать и сказала, что его нашли убитым.

Отца нашли на базе, привязанным к стулу, со следами пыток на теле, скотчем на губах и простреленной головой. Мать пыталась подробно рассказать дочери об ожогах от сигарет и о колотых ранах на теле мужа. Соня отказывалась слушать. На похоронах она стояла в стороне, боясь посмотреть в гроб. Ей было так невыносимо больно, будто это ее пытали, мучили и убивали.

Папочка, самый близкий, самый любимый на свете человек! Больше ее никто так не будет любить. Никто на всем белом свете. Рана от случившегося была такой сильной, что она хотела одного – стереть все из своей памяти. Она не приезжала на могилу отца 12 лет. Она закопала свою боль в глубине сердца, и только смерть сына оживила и стократно усилила эту боль.

Неизвестно, остался бы жить Никита, если бы София не исключила из своей жизни память об отце.

Над этой семьей будто висел рок. Я стала так думать, когда Соня в разговоре обмолвилась, что мать ее находилась в тюрьме под следствием.

– Почему?

Второй муж Маргариты Сергеевны, известный бизнесмен, был найден убитым в подвале ее дома. И вот что я узнала в дальнейшем…

Как больно терять любимых!

Более пятнадцати лет горячей и страстной любви соединяли родителей Сониной матери – Сергея и Полину. Мальчишки-близнецы уже помогали по дому, а под сердцем у Поли стучала ножками новая жизнь. Беда пришла негаданно – в лице черноокой красавицы Марты, дочки председателя. Нечаянно прижавшись к Сергею пышной грудью на сенокосе, молодая женщина опьянела от его мужской силы, запаха и своего желания. Она потеряла голову и сделала все, чтобы прибрать понравившегося мужика к рукам.

Сам не зная, что с ним происходит, как в хмельном чаду, ушел Сергей от любимой жены. Знал, что любит жену, но сила, которая была выше его понимания, тянула к Марте.

Будучи на сносях, затосковала Полинка по мужу, захотела поговорить с ним, и пошла к дому соперницы. Сергея дома не было. Марта грубо окликнула ее с порога:

– Что пришла пузом трусить? Он теперь мой муж и никуда от меня не уйдет! – закричала она на всю улицу.

Покраснев, чуть сквозь землю не провалившись от позора и держась за низ живота, Полина пошла к калитке. Некая сила остановила ее, она развернулась, подошла к Марте и, глядя в глаза, сказала:

– За твою подлость я желаю тебе только одного: чтобы ты узнала, как это больно – терять любимых мужчин!

Через неделю Полина родила девочку, которую назвала Маргаритой. Через год началась война. Сергей ушел на фронт и не вернулся. Красавица Марта во вдовах не засиделась. Вышла замуж, родила сына. Муж, красивый и сильный, умер неожиданно от фронтового осколка в груди. Когда попал в аварию единственный сын, Марта вспомнила слова Полины: «Чтоб ты узнала, как это больно – терять любимых мужчин!»

Она это узнала сполна. Только уже ничего не могла изменить.

Нелюбовь спасает жизнь

Самое печальное в этой истории – судьба невинного ребенка в утробе матери. Для Маргариты слова матери, сказанные сгоряча другой женщине, стали ее жизненной программой. Программой, которая преследовала ее в течение всей жизни.

После выпускного вечера в школе машина сбила Костю – ее первую, самую сильную и романтическую любовь.

Мужа она полюбила после рождения дочки, он открыл в ней женщину. И как только после многих лет скитаний по гарнизонам жизнь начала налаживаться, его убили. Последний мужчина был намного моложе ее и дорог тем, что не видел разницы в возрасте. Он до безумия ревновал и обожал ее, задаривая подарками. Его тоже убили.

Никита был ее единственной любовью среди внуков. Она и его потеряла.

Максиму и Оле не грозит ранняя смерть. Оля не мужского пола, а Максима бабушка не любит. Это один из немногих случаев, когда нелюбовь спасает жизнь.

Соня не верит, что дети в безопасности. Она бежит от смерти (или от жизни?) – увозит детей в Таиланд, где хочет поселиться навсегда.

В последнем письме к матери измученная горем женщина просит Маргариту Сергеевну купить ей на острове дом и привезти урну с прахом любимого мальчика.

Сережа + Сережа

Сереже 8 лет, но у него уже имеется солидный послужной список травмирующих ситуаций в его жизни. Он получил сотрясение мозга после падения с велосипеда, лежал в реанимации после страшных укусов собаки, при лечении воспаления легких его заразили гепатитом С. Наложение швов на разбитые коленки, перелом ключицы, бесконечные синяки и ссадины измучили и ребенка, и его мать Джульетту, и всю семью…

В ходе беседы выяснилось, что до рождения мальчика мать сделала аборт, а еще один ее ребенок умер в младенчестве.

Джульетта

Джульеттой дочку назвал отец. В детстве она много настрадалась из-за папиной любви к Шекспиру – в маленьком уральском поселке Джульеттами почему-то называли коз. Магия этого романтического, но печально известного имени довлела над девочкой. В тринадцать лет она влюбилась в старшеклассника. Забросив школу, мальчик и девочка открывали для себя тайны любовного наслаждения. Их как магнитом тянуло друг к другу. В обеих семьях родители тяжело работали, по вечерам выпивали, детьми интересовались только в бытовом плане: «Картошку прополол?», «Борщ сварила?», «Младшие накормлены?»

Когда в пятнадцать лет Джульетта стала матерью, малолетки получили взбучку от поздно опомнившихся родственников. Их с трудом заставили расписаться. Но что делать с юной то беременной, то кормящей женой, когда нет секса, Игорь не знал. Снова пошел учиться, чтобы окончить школу и получить аттестат. Джульетта целыми днями была одна с маленьким Сережей. Мальчик превратил день в ночь, а ночь – в день: капризничал, хныкал, часто простужался. Измученная чередой бессонных ночей, мать уложила сына рядом, дала ему грудь и заснула глубоким молодым сном… Утром она нашла тельце мальчика уже холодным. То ли он захлебнулся молоком, то ли она придавила его своим телом. В то утро Джульетта поседела и повзрослела в одно мгновение.

Никто ее не винил, никто не интересовался причиной смерти ребенка. Но ужас осознания, что она убила собственного сына, рвал на части сердце юной матери.

Молодой муж не то что не переживал об утрате, казалось, он радовался свободе своей возлюбленной. Он не был в восторге, когда через год Джульетта снова забеременела. Пришлось сделать аборт. После этого девять лет детей у них не было. Жили они на удивление дружно и весело. Словно не наигравшись в детстве, могли играть в прятки, кувыркаться на сеновале и петь песни. Голоса у них были удивительные – звонкие, чистые.

Работник филармонии из Екатеринбурга отпаивал у бабушки козьим молоком своих бледнолицых наследников. Услышав пение сладкоголосой парочки, он пошел на эти звуки… А когда увидел их воочию, подумал, что находится на съемках фильма-сказки. Красивая пара – девушка с великолепной косой ниже пояса и парень с золотыми кудрями – пела самозабвенно, ладонь в ладонь, глаза в глаза, будто никого не видя вокруг. Иосиф Борисович (так звали директора филармонии) увез их в город.

У них началась новая жизнь: гастроли, слава, деньги, комфорт. Они любили друг друга, и это чувствовалось в их песнях. Только иногда женский голос начинал вибрировать такой мукой, такой мольбой, что зал затихал, затаив дыхание, а потом аплодировал стоя.

Этот ребенок был желанным, долгожданным, но… любимым ли? Мальчика назвали Сережей, как и первого сына, – так Джульетте хотелось искупить свою вину перед тем невинным, маленьким, беззащитным, убитым ею ребенком.

Прошло восемь лет. И за эти годы не было месяца, чтобы с сыном не происходили какие-нибудь приключения.

РАССТАНОВКА

В расстановке заместительница Джульетты с тоской и болью смотрела на своего первого сына.

Она тянула его за руки, отказываясь верить, что спасти его невозможно. Отчаявшись и устав, она легла рядом с ним, обняла рукой его и второго, абортированного, ребеночка.

Вся любовь и печаль матери была направлена на этих детей, она испытывала глубокое подсознательное чувство вины и желание уйти вслед за малышами.

Ее нынешний сын, второй Сережа, был не в поле ее зрения и внимания. «Я уйду вместо тебя, мама», – всей своей жизнью, болезнями, злосчастными случайностями и поведением говорил мальчик своей любимой маме.

Расстановка вернула и мать, и сына к жизни. И да хранит их Бог!

Иногда в душе всплывает вопрос, что было бы со всеми этими людьми, детьми и родителями, если бы не была сделана расстановка? И сколько еще человеческих душ невинно страдает во имя любви к матери, к семье, к роду? И каждый раз убеждаешься, воочию видишь, чувствуешь незримое, но сильное и действенное влияние расстановки на выявление динамики семьи и осознание ее иногда рокового воздействия.

Я не устану повторять, что расстановка семьи – это действенный, эффективный метод выявления и разрешения вышеуказанных проблем. В расстановке важно увидеть, на кого смотрит ребенок, по отношению к кому он проявляет лояльность, о ком он заставляет вспомнить своим неадекватным поведением или болезнью, кого хочет вернуть. И возвращая этого кого-то, отдавая этому человеку дань памяти и уважения, ребенок освобождается и становится хорошим. И всем в семье становится лучше.

Последние десять лет я занимаюсь практикой семейных расстановок по Б. Хеллингеру. В моем арсенале большой опыт чудесных случаев исцеления и высвобождения невинных детских душ из тисков семейных переплетений, изменений в родительско-детских отношениях, признания отцовства, исцеления от бездетности, воссоздания семьи, гармонизации отношений между всеми членами семейной системы.

Можно приводить множество примеров. Но поверьте мне, как бы я ни описывала аромат восхитительной алой розы, которая сейчас находится в моих руках, только понюхав розу и вдохнув ее тонкий нежный запах, вы сможете понять, о чем идет речь. Посещение терапевтических групп и семинаров по семейным расстановкам и участие в них помогли тысячам и тысячам жителей во многих странах мира найти решение своих насущных задач.

Посмотрите на своего ребенка внимательно и с любовью. Не важно, сколько ему лет – три годика или девятнадцать.

На кого он похож? Как его зовут? В честь кого вы его назвали? Какие ожидания вы на него возлагаете?

И даже если вам сейчас нелегко, помните: все дети хорошие!

Чтобы помочь детям всех поколений, в любом возрасте, в расстановках используются следующие виды интервенции: поклон, упражнение «вернуть тяжелое» или «круг взросления».

Каждый человек может сделать два первых действия самостоятельно либо с помощью специалиста по расстановкам, мысленно представив перед собой родителей или одного из них.

УПРАЖНЕНИЕ «ПОКЛОН»

Поклон оказывает исцеляющее действие на отношения между детьми и родителями.

Человек становится перед родителями, смотрит по очереди каждому из них в глаза. Потом опускает голову на грудь и склоняется до пола.

Смысл такого поклона – «Я в этих отношениях меньше, и я с этим соглашаюсь». «Ты большой, я маленький. Ты даешь, я беру».

Когда родители не дали необходимой любви, человек становится перед ними на колени и протягивает к ним руки ладонями кверху. Он готов принять то, чего не получил в детстве: «Мамочка, пожалуйста», «Папа, пожалуйста».

В более тяжелых случаях, когда осталась детская травма, есть чувство вины или родители не хотят отпускать, клиент ложится перед ними на живот, протягивает руки к маме ладонями кверху. Он с ожиданием смотрит в ее глаза.

Поклон приводит в движение неведомые силы. После него участники расстановки чувствуют освобождение и легкость, быстрее наступает момент принятия.

Родители не могут кланяться перед своими детьми. Это признак парентификации (о ней будет рассказано в соответствующей главе).

УПРАЖНЕНИЕ «ВЕРНУТЬ ТЯЖЕЛОЕ, ПЕРЕНЯТОЕ»

С помощью этого упражнения можно возвратить перенятое чувство, паттерн поведения, болезнь, симптом, чувство вины и другое.

Установить расстояние между клиентом и заместителями его родителей. Определить то, что он хочет вернуть.

Берем какой-нибудь предмет, вещь, как символ чего-то тяжелого, например стул, стопку книг, бутыль с водой, тяжелую коробку или полную сумку.

Терапевт говорит человеку:

– Возьми это тяжелое в руки. Можешь прикрыть глаза. Почувствуй, как все ненужное, перенятое, чужое уходит, перетекает в этот груз. Открой глаза и посмотри на мать (отца, другого родственника).

Дальше он просит его произнести:

«Дорогая мама, я нес (несла) это с любовью, хотя это было нелегко для меня. Теперь я хочу вернуть это обратно. Я взял (взяла) это из любви. Но если я буду нести это и дальше, моя жизнь не сложится. Я взял (взяла) это на время, но несу через всю свою жизнь. Возьми то, что принадлежит тебе. Остальное передай дальше».

Передать груз родителю или другому члену семьи. Поклониться. Если не берет – поставить рядом с его ногами.

Когда мы несем что-то с другими или за других людей, груз тяжелой ноши не делится, не уменьшается. Наоборот, в отличие от физического мира, он отягощается, увеличивается, перенимается. Тяжелее становится всем.

Отдавая груз переплетения тем, кому он принадлежит, мы отдаем дань уважения их выбору, их судьбе и силе. И освобождаем себя для своей собственной жизни.

МЕДИТАЦИЯ НА ПРИНЯТИЕ ВНУТРЕННЕГО РЕБЕНКА (для самостоятельной или групповой работы)

Закройте глаза. Расслабьтесь. Сделайте глубокий вдох и выдох.

Представьте себя на цветущем лугу. Поют жаворонки, жужжат пчелы, летают стрекозы. Запах трав и цветов кружит голову.

Вы идете по проселочной дороге. Ваши ноги утопают в мягкой теплой пыли. Ласковое солнышко ласкает лицо, ветерок развевает волосы. Вам хорошо и спокойно.

Вдруг до вашего слуха издалека доносится детский плач. Ваше сердце сжимается от жалости и тревоги, вы ускоряете шаг. Через время на обочине дороги, возле цветущего куста шиповника, вы видите плачущего маленького ребенка.

Ему годика три-четыре, его личико в слезах, он горько всхлипывает.

Вы приближаетесь к нему, он поднимает на вас полные слез и горя глаза, и вы понимаете, что это вы сами, только в детстве.

Вы бережно берете ребенка на руки, начинаете его качать, успокаивать, говорите самые нежные и ласковые слова: «Родненький мой, любимый, я больше никому не дам тебя в обиду. Я нашел (нашла) тебя и буду оберегать и лелеять. Никто больше не посмеет обижать тебя, критиковать тебя и наказывать за ошибки. Ты имеешь право быть таким, какой ты есть. Ошибки – это наши жизненные уроки и опыт на будущее. Я люблю тебя, я ценю тебя. Ты самый лучший, самый желанный, самый восхитительный. Чем я могу побаловать тебя? Что ты хочешь больше всего на свете?»

Ваш внутренний малыш успокаивается и засыпает у вас на руках. Постепенно он уменьшается, как Алиса в Стране чудес. Становится размером с ладошку, а затем уменьшается еще больше. Вы находите укромное место в своем сердце и бережно кладете туда свое драгоценное дитя. Вы чувствуете себя умиротворенным и целостным. Побудьте какое-то время в этом состоянии счастья и покоя. Сделайте глубокий вдох и выдох. Потянитесь и откройте глаза.

Не у каждого человека есть возможность сделать семейную расстановку своей семьи или погрузиться самостоятельно в глубины исцеляющей медитации, но верующим людям всегда придет на помощь молитва. Страстная молитва, обращенная с верой к Творцу и светлым небесным силам, действительно творит чудеса, исцеляет души и судьбы, освещает путь к истине.

МОЛИТВЫ О ДЕТЯХ

Молитва о чадах (эту молитву может читать как отец, так и мать)

Отче Святый, Предвечный Боже, от Него же исходит всяк дар и всякое благо, Тебе прилежно молюся о чадах, яже дарова ми благость Твоя. Ты дал еси им бытие, оживотворил еси я душею бессмертною, оградил святым Крещением во еже жити им сообразно с волею Твоею и наследовати Царствие Небесное. Сохрани я в благодати Твоея до конца жизни их и освящай Твоею истиною, да святится в них имя Твое. Содействуй ми Твоею благодатию, дабы воспитал я во славу Твоего имени и в пользу ближним. Подаждь ми к сему потребные средства, терпение и силу. Господи! Просвящай я Светом Премудрости Твоея, да любят Тя всею душею и всем помышлением своим. Насади в сердцах их страх и отвращение от всякого беззакония, да будут непорочны в путях своих. Господи! Украси души их целомудрием, долготерпением и всякою честностию. Да всяка клевета, ложь и лесть будет мерзостна им. Окропи я росою благодати Твоея, да преуспевают в добродетели и святости, да возрастают в любви Твоей и в любви благочестивых человек. Ангел-Хранитель да пребывает с ними всегда и соблюдает юность их от помышлений суетных, от прелестей и соблазнов мира сего и от всяких наветов лукавого. Аще же когда и согрешат пред Тобою, не отврати лица Твоего от них, но буди им милостив, возбуди сокрушение в сердцах их и, по множеству щедрот Твоих, очисти согрешения их. Не лиши я и земных Твоих благ, но пошли им вся нужная во времени во приобретение блаженныя вечности. Сохрани я от всякия болезни, гнева и напасти, беды и скорби и осеняй Твоею милостию во вся дни живота их. Боже Благий! Еще молюся Ти. Даждь ми веселие и радость о чадех моих и сподоби мя предстати на Страшном Суде Твоем и с непостыдным дерзновением рещи: Се аз и чада моя яже ми дал еси, Господи, да купно с ними прославляя неизреченную Твою благость и вечную любовь, превозношу пресвятое имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.


Молитва к Господу Иисусу Христу о детях (эту молитву может читать как отец, так и мать)

Милосердный Господи, Иисусе Христе, Тебе вручаю детей наших, которых Ты даровал нам, исполнив наши моления. Прошу Тебя, Господи, спаси их путями, которые Ты Сам знаешь. Сохрани их от пороков, зла, гордости, и да не коснется души их ничто противное Тебе. Но веру, любовь и надежду на спасение даруй им, и да будут они у Тебя избранными сосудами Духа Святого, и да будет свят и непорочен пред Богом их жизненный путь. Благослови их, Господи, да стремятся они каждую минуту жизни своей исполнить волю Твою святую, дабы Ты, Господи, мог всегда пребывать с ними Духом Своим Святым. Господи, научи их молиться Тебе, дабы молитва была им опорой и отрадою в скорбях и утешением жизни их, и да молитвою их спасались и мы, их родители. Ангелы Твои да охранят их всегда. Да будут дети наши чутки к горю ближних своих и да исполнят они Твою заповедь любви. И если согрешат они, то сподоби их, Господи, принести покаяние Тебе, и Ты по своей неизреченной милости прости их. Когда же окончится жизнь их земная, то возьми их в Свои Небесныя Обители, куда пусть ведут они с собою других рабов Твоих избранных. Молитвою Пречистыя Твоея Матери Богородицы и Приснодевы Марии и святых Твоих (перечисляются все святые семьи), Господи, помилуй и спаси нас, яко препрославлен еси со Безначальным Твоим Отцом и Пресвятым Благим Животворным Твоим Духом ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.


Молитва к Божьей матери о чадах

О Пресвятая Владычице Дево Богородице, спаси и сохрани под кровом Твоим моих чад (имена), всех отроков, отроковиц и младенцев, крещеных и безымянных, и во чреве матери носимых. Укрой их ризою Твоего Материнства, соблюди их в страхе Божием и послушании родителям, умоли Господа моего и Сына Твоего, да дарует им полезное ко спасению их. Вручаю их Материнскому смотрению Твоему, яко Ты еси Божественный Покров рабам Твоим.

В конце этой главы хочу напомнить слова Дениз Линн, автора книги «Преемники»:

«Наследственные структуры переходят из поколения в поколение. Мы можем считать, что передаем детям собственные ценности, однако в действительности мы одновременно и преемники, и учителя в многовековой традиции, вбирающие в себя ценности и качества, сделавшие нашу семью такой, какая она есть. Переданные нашим детям ценности переживут нас и наших детей. Решения, принимаемые нами в течение всей жизни, не уникальны – они выражение всего опыта, который существовал до нас. Чем больше мы осознаем нашу семейную наследственность и вплетенность в нашу семейную систему, тем больше свободы мы обретаем для использования положительных наследственных качеств и исцеления от отрицательных.

Ребенок, живущий среди стыда, учится быть виноватым.

Ребенок, живущий среди критики, учится осуждать.

Ребенок, живущий среди враждебности, учится быть агрессивным.

Ребенок, живущий среди подавления, учится подавлять.

Ребенок, живущий среди страха, учится бояться.

Ребенок, живущий среди одобрения, учится быть уверенным.

Ребенок, живущий среди похвалы, учится одобрять других.

Ребенок, живущий среди честности, учится быть справедливым.

Ребенок, живущий среди понимания, учится принимать себя.

Ребенок, живущий среди любви, учится любить».


В главе, где я пишу о самом светлом в нашей жизни – о детях, я даю слово ребенку.

«Четверг. 8:10 утра. Облил ковер одеколоном. Прекрасный запах. Мама злится. Одеколон запретили.

8:45. Бросил в кофе зажигалку. Получил по попе.

9:00. Был на кухне. Вылетел пулей. Кухню запретили.

9:30. Вытащил из шкафа ключ. Играл с ним. Мама не знала, где он. Я тоже. Мама ругалась.

10:00. Нашел помаду. Разрисовал обои. Запретили.

10:20. Вытащил из вязания спицу. Согнул. Брать спицы запретили.

11:00. Заставляли пить молоко. Хотел воды! Здорово орал. Получил по попе.

11:20. Написал в штаны. Получил по попе. Писать в штаны запретили.

11:30. Разломал сигарету. Внутри табак. Невкусно.

11:45. Преследовал сороконожку. Нашел мокрицу. Интересно, но запретили.

12:15. Ел кал. Вкус изысканный, но запретили.

12:30. Выплюнул салат – несъедобно. Выплевывать запретили.

13:15. Тихий час. Не спал. Вылез и сидел на перине. Замерз. Замерзать запретили.

14:00. Размышлял. Понял, что запретили все. Зачем же мы все живем?»

Гельмут Холтхаус. «Из дневника двухлетнего»

Оглавление

Из серии: Волшебная сила семейных расстановок

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Мамочка, пожалуйста… (Н. Д. Маркова, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я