Шоколадная вилла
Мария Николаи, 2018

Любовь – как шоколад: горечь лишь усиливает сладость. Юдит мечтала работать на шоколадной фабрике своего отца Вильгельма Ротмана. Она любит экспериментировать, создавая новые вкусы, вплетая в сладость новые оттенки. Но, чтобы спасти предприятие от банкротства, Ротман собирается выдать дочь за избалованного сына банкира фон Брауна. Девушка в отчаянии. Судьба оказывается горькой на вкус. Правда, иногда это лишь усиливает сладкое послевкусие. Неожиданно в жизни Юдит появляется мужчина. Он так же, как и она, влюблен в шоколад. Быть может, вместе им удастся создать нечто удивительное? Открыть новый вкус… или новую любовь.

Оглавление

Глава 16

Ветер был неистовый. Он обдувал дом, вырывал кровельную черепицу, сотрясал двери. Раскаты грома предвещали одну из последних гроз этим летом. Молния сверкала всю ночь и через неравные промежутки времени освещала комнату Юдит. Затем упали первые тяжелые капли дождя. Вслед за этим они начали бить по оконным стеклам.

Сначала Юдит не собиралась из-за погоды отказываться от безмятежного сна, однако громкий лязг на улице ее напугал.

Она неохотно откинула мягкое одеяло, подошла к окну, отодвинула тяжелую занавеску, чтобы посмотреть, что же там происходит.

На улице было беспросветно: потоки дождя, льющиеся по окнам, не давали ничего рассмотреть. Было невозможно разглядеть хоть что-то — лишь расплывчатые тени раскачивающихся на ветру деревьев.

Юдит некоторое время стояла в темноте и прислушивалась, может, шум повторится, но, если не учитывать гул ветра, все было спокойно. Разочарованно вздохнув, она задернула занавеску и легла в кровать. Возможно, это разбилось стекло уличного фонаря. Или ей просто послышалось.

Как только она снова задремала, ее разбудили. На этот раз знакомый скрип входной двери ее комнаты.

— Антон? — Юдит села в кровати.

Она услышала пару быстрых тихих шагов, и вот один из братьев уже стоял перед ее кроватью.

— Юдит? — прошептал он.

Юдит протянула к нему руки.

— Иди сюда, садись ко мне, Антон. Ты испугался? Это ведь просто гроза.

— Нет, — тихо сказал Антон. — Карл так голоден. — Он взял ее руки и сильно сжал. — И я тоже!

Юдит не смогла сдержать улыбку, и одновременно с этим она была очень зла на своего отца. Всякий раз, когда ее братьев в качестве наказания лишали ужина, они не могли спокойно спать.

— Я сделаю вам горячий шоколад, — сказала она и снова встала с кровати.

— О да, — прошептал Антон. — Карл будет очень рад!

— Ну и ты, разумеется, тоже, — заботливо сказала Юдит. — А пока возвращайся в кровать, Антон. — Раздался громкий раскат грома, и Юдит инстинктивно обняла брата. Она почувствовала, как он дрожит. — Тебе страшно!

— Нет, мне не страшно!

— Веди сюда Карла, и мы вместе пойдем на кухню.

— А если отец нас заметит? Сегодня же такая неспокойная ночь!

— Это и хорошо. Чем громче снаружи, тем хуже ему будет нас слышно. Давай же, быстрее. И тихо!

Антон пошел за братом.

Тем временем Юдит надела халат на ночную рубашку и зажгла свечу, которая стояла в покрытом эмалью подсвечнике, украшенном яркими цветами. Услышав шепот и шлепки босых ног, она быстро закрыла защитным стеклом пламя свечи и вышла в коридор.

— Юдит! Положи мне побольше сахара в шоколад! — Карл чуть не врезался в нее.

— Эй, тише, Карл! — предупредил его Антон. — Иначе отец заметит нас и опять накажет!

— Антон прав, — сказала Юдит. — А сейчас давайте осторожно проберемся на кухню. Как индейцы по тропе войны. Никто не должен ее найти, иначе их сразу схватят.

Как можно тише друг за другом они спустились в вестибюль, пока на улице бушевала гроза. В тусклом свете молнии в доме виделось что-то тревожное, и Юдит охватило странное чувство, что-то среднее между приглушенным страхом и жаждой приключений, с которой ее братья следовали за ней. Ее свеча мерцала.

Юдит, которая так же, как и ее братья, с удовольствием ходила босиком, было приятно идти босыми ногами по мягкому ковру, затем по бархатно-прохладной поверхности мраморного пола, которая сменилась холодной керамической плиткой в помещении для прислуги.

Она открыла дверь в царство кухарки. Близнецы зашли за ней.

— Может, где-нибудь есть еще и кексы, — вслух подумал Антон и быстро начал обыскивать полки.

— Да, точно, — прошептал Карл и принялся помогать брату.

— Вы там точно ничего не найдете, — объяснила Юдит, отставляя свечу на большом деревянном столе, за которым изо дня в день работала кухарка со своими помощниками. — Кексы хорошо спрятаны. Кроме того, Герти не любит, когда вы здесь лазите и переворачиваете все вверх дном.

Юдит и сама была частым гостем на кухне, поэтому знала, что кухарка не любила внезапные налеты на ее суверенную территорию. Кладовая со своим соблазнительным содержимым была всегда закрыта.

Юдит ловко залезла за висящую на стене форму для выпечки и достала оттуда ключи. Именно в тот момент, когда она собиралась открыть царство лакомств, стукнула дверь в кухню. Не громко, но достаточно шумно, чтобы Юдит сразу же обернулась, а мальчики от страха уронили металлический кувшин для молока, который со стуком упал на пол.

Узкий силуэт остановился на пороге, держа свечу в руке, которая и освещала помещение.

— Кто здесь? — прошептал голос.

— Это мы. — Юдит вышла в видимость огня свечи.

— А, мадам! И близнецы! Гроза привела вас в кухню?

Юдит тихо засмеялась.

— Нет, Дора. Я хотела приготовить двум голодающим горячий шоколад. — Она указала на детей, которые тихо решали вопрос, кто будет поднимать кувшин с пола. Карл настаивал на том, что Антон его упустил и, соответственно, ему и поднимать его. Антон же отрицал свое причастие к произошедшему.

— Это хорошая идея, — сказала Дора, многозначительно посмотрев на мальчиков. — На голодный желудок не уснешь.

— А ты, Дора, тоже голодна?

— Нет, собственно говоря, нет. Я услышала шум и проснулась. И решила пройтись по дому, чтобы посмотреть, все ли в порядке.

— Да, я тоже что-то слышала. Я думала, это с улицы, — сказала Юдит. — А вы двое немедленно успокойтесь! — прошипела она своим братьям, которые как раз начали настоящую потасовку из-за все еще лежащего на полу кувшина.

— Возможно, вы правы, госпожа Юдит. Но на улицу сейчас нельзя, там такой ветер, такой дождь. Я тогда вернусь наверх.

Комнаты Доры и других слуг были расположены на мансарде просторной виллы.

— Оставайся и выпей с нами шоколад, Дора, — предложила Юдит.

Дора уже несколько лет работала в доме Ротмана и в основном выполняла задания горничной Юдит. И задания ее матери, когда та была дома.

— Шоколад, да, с удовольствием, госпожа Юдит. Благодарю.

Пока Дора ставила свою свечу на стол рядом со свечой госпожи, Юдит подошла к ссорящимся детям и взяла их за воротники.

— Сейчас же успокойтесь! Вы разбудите весь дом. Гром не может так громко греметь, чтобы заглушить вас!

Карл и Антон повернулись и успокоились. Антон поднял кувшин и поставил его на полку.

— Вот видите, — довольно произнесла Юдит. — У вас все получается. Собственно говоря, отец прав. Вам действительно следовало бы поголодать ночью. Без наказаний вы не поумнеете. — Она вздохнула. — Карл, возьми кувшин и принеси молоко!

Она опять подошла к двери кладовой.

— Может, окно разбилось, — размышлял Карл. — Я имею в виду, когда на улице что-то зазвенело.

— Что зазвенело? — спросил вдруг мужской голос, и Дора, испугавшись, обернулась.

— Роберт! Дружище, ты меня напугал!

Молодой парень засмеялся:

— В это время тебе следовало бы быть не на кухне, Дора.

Юдит ответила вместо Доры:

— Вам тоже, Роберт!

Роберт насторожился и внимательно вгляделся в сумрачный свет свечи вокруг Доры.

— Добрый вечер, мадам, Антон и Карл. Простите мне мою дерзость, — сказал он отчасти в шутку.

— Ладно, — примирительно сказала Юдит, так как Роберт ей был симпатичен, хотя ее отец и считал, что он потенциальный возмутитель спокойствия в доме.

— Я тоже слышал шум, дребезжание или что-то в этом роде, — объяснил Роберт. — Я лучше проверю. В такую погоду что-то может сломаться.

— Да, мы с Дорой это тоже слышали. Будет хорошо, если вы посмотрите, — ответила Юдит и повернула ключ кладовой.

— Подождите, мадам, я сварю шоколад! — Дора тотчас же подошла к Юдит.

— Нет-нет, Дора. Я сама! — Юдит зашла в кладовую.

— Подождите, госпожа Ротман, там же непроглядная тьма! Вы ничего не увидите! — сказал Роберт, взял керосиновую лампу с полки и зажег ее. Когда на кухне стало светло, он отдал ее Доре. — Вот, посвети ей. А я пока схожу на улицу. А когда вернусь, мне тоже хотелось бы получить горячий шоколад! Так сказать, в качестве благодарности. — Он подмигнул Доре.

Дора смеясь покачала головой.

— Какой же ты наглец, Роберт!

Она взяла лампу и поставила ее так, чтобы кухня и кладовая были освещены. Пока Роберт застегивал свою курточку и направлялся к двери, она подошла к большой украшенной плиткой печи. Она была еще горячей, из-за чего в летние месяцы в кухне постоянно было невыносимо душно. Зато в зимний период помещение становилось особенно уютным, а тепла печи в любое время было достаточно, чтобы разогреть шоколад.

Дора поставила эмалированную кастрюлю на большую темную поверхность, в это время Юдит вышла из кладовой с двумя консервными банками из белой жести. На одной из них была нарисована молодая танцовщица среди цветочных орнаментов, на другой на белом фоне черным росчерком с завитками было написано слово «сахар».

Карл принес из подвала свежее молоко, и Дора осторожно налила его в кастрюлю.

— Сделай пряный шоколад, Юдит! — попросил сестру Антон.

Юдит взяла венчик со стены возле плиты, на которой висело много всякой утвари, и посмотрела на братьев.

— У нас же сейчас не Рождество!

— Но пряный шоколад намного вкуснее, чем обычный, — доказывал Антон.

Карл пришел ему на помощь:

— Точно, обычный на вкус очень скучный!

Юдит посмотрела на Дору.

— Я тоже люблю пряный шоколад, — сказала она и подмигнула мальчикам.

— Ну хорошо. Принесешь приправы, Дора?

Юдит тем временем взяла ложку, тщательно отмерила какао-порошок, затем сахар и насыпала и то и другое в нагретое молоко. В конце она все взбила венчиком, чтобы порошок и сахар растаяли.

Дора добавила щепотку корицы, кардамона и аниса, и сразу же кухня наполнилась необыкновенным ароматом экзотических приправ и шоколада. Юдит словно парила в воздухе вслед за деликатным ароматом, но от звонкого голоса брата быстро спустилась на землю.

— Не хватает ванили! — возразил Карл.

— Я не нашла ни одного стручка, — ответила Дора. — Мы же не можем перевернуть Герти всю кухню.

— Будет вкусно и без ванили, — решила Юдит и передала Карлу венчик. — Теперь ты взбивай, пока не образуется пена.

Карл взбивал изо всех сил, пока шоколад не начал испускать пар.

— Принесешь чашки, Антон? — спросила Юдит.

— И не забудь одну для Роберта! — напомнила Дора.

Под присмотром Юдит Карл осторожно разлил горячий шоколад в пять кружек из фаянса. Близнецы устроились на полу у плиты, Юдит и Дора сели за большой деревянный стол в соседнем помещении, который прислуга использовала в качестве обеденного обеденного.

— Они все еще не наигрались в индейцев, — сказала Юдит, глядя на братьев. — Я уже и не знаю, когда это закончится.

— Мои братья в таком возрасте уже должны были помогать во дворе, — сказала Дора и сделала маленький глоток шоколада. — Работать на поле, ухаживать за животными, рубить дрова. Только зимой было легче, так как было меньше работы. Тогда они могли ходить в школу.

— У тебя много братьев? — спросила Юдит.

— Четыре брата. Но они все сводные. Моя мать умерла рано, поэтому отец женился во второй раз.

— Ты родом из Альба, не так ли?

Дора кивнула.

— Да, из маленькой деревни. Но я уже давно там не живу. Мачеха не очень хорошо ко мне относилась, так всем лучше.

— Да, для меня тоже. Кто бы укладывал мне волосы? — ободряюще сказала Юдит и посмотрела на дверь. — Я думаю, Роберт возвращается.

В этот момент он вошел, и сразу в помещении стало влажно.

— Ну? Что ты нашел? — сразу спросила Дора.

Роберт засмеялся и достал из-под курточки клубочек в рыжую полоску.

— Вот что я нашел.

— Владимир! — Юдит вскочила и взяла у него котенка. — Он был на улице?

— По-видимому, да.

— Это он устроил шум? — спросила Дора.

— Нет, он забился в павильон в саду и почти запрыгнул мне на руки, как только увидел меня. Шум был от двух высоких амфор в саду. Вероятно, они упали и разбились. Это просто безобразие. Я завтра все уберу, когда ветер утихнет. А сейчас мне не помешает горячий шоколад. — С этими словами Роберт присел на лавку у длинного стола.

Дора принесла ему кружку, и Юдит присела рядом с котом на руках.

— Странно. Амфоры такие тяжелые. До настоящего момента никакому урагану не удавалось их опрокинуть, — сказала она.

— Я еще раз посмотрю, когда будет светло. Но ветер на этот раз был очень сильный.

— Как бы там ни было, здесь внизу с вами мне намного уютнее, — объяснила Юдит и погладила кота. — И горячий шоколад намного вкуснее, если его пить не с отставленным пальцем и не из дорогой фарфоровой чашки с золотым ободком.

Роберт и Дора удивленно посмотрели друг на друга и рассмеялись.

Вдруг Дора приставила палец к губам:

— Тш-ш. Мне кажется, сюда кто-то идет!

Все прислушались. Карл и Антон прервали свою игру. Вдали слышались отзвуки уходящей грозы.

— Это отец, — прошептал Антон в ужасе. — И мамзель с ним!

— Быстро, в кладовую! — приказал Роберт близнецам. — И кружки возьмите с собой! — Он повернулся к Юдит. — Вам тоже нужно с ними, госпожа Ротман.

Юдит кивнула, посадила кота на пол и прошла за братьями в кладовую.

— Быстро здесь все убери. И иди в свою комнату, — тихо сказал он Доре.

Затем Роберт вышел из кухни, чтобы встретить хозяина и экономку.

Он решил, что проводит их в вестибюль, подробно расскажет о необычном шуме, о разбитых амфорах и таким образом сможет их отвлечь. До рассвета оставалось недолго. И молодой хозяйке с братьями нужно вернуться в свои комнаты.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Шоколадная вилла предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я