Шоколадная вилла
Мария Николаи, 2018

Любовь – как шоколад: горечь лишь усиливает сладость. Юдит мечтала работать на шоколадной фабрике своего отца Вильгельма Ротмана. Она любит экспериментировать, создавая новые вкусы, вплетая в сладость новые оттенки. Но, чтобы спасти предприятие от банкротства, Ротман собирается выдать дочь за избалованного сына банкира фон Брауна. Девушка в отчаянии. Судьба оказывается горькой на вкус. Правда, иногда это лишь усиливает сладкое послевкусие. Неожиданно в жизни Юдит появляется мужчина. Он так же, как и она, влюблен в шоколад. Быть может, вместе им удастся создать нечто удивительное? Открыть новый вкус… или новую любовь.

Оглавление

Глава 10

Шоколадная фабрика «Ротман», середина августа 1903 года

На улице было еще светло. Тео, кучер и водитель Ротмана, в этот четверг в виде исключения вез Юдит и ее отца на «мерседесе» вниз из Дегерлоха в Штутгарт. Такое случалось нечасто, так как автомобиль берегли и использовали в основном для коротких поездок на возвышенность Фильдер. Почему они поехали на автомобиле именно сегодня, Юдит не знала. Со склонами Вайнштайге он, однако, справился хорошо, хотя Тео и приходилось прикладывать усилия, чтобы управлять автомобилем и тормозить. Следовало ожидать, что так же без проблем он затем вернется наверх. Тео не понаслышке был знаком с авариями в пути, но все же это не уменьшало восторг ее отца своим автомобилем.

Вероятно, он хотел произвести на кого-то особое впечатление. Он вышел из автомобиля у банкирского дома фон Брауна, и оставшийся путь до Кальверштрассе Юдит ехала одна на заднем сидении открытого дорогого автомобиля. Как и прежде, автомобиль привлекал к себе внимание прохожих, и девушка чувствовала себя неловко, когда ехала на нем. Когда Тео остановился перед шоколадной фабрикой и помог ей выйти, у Юдит появилось ощущение, что она идет на шатающихся ходулях, настолько она была напряжена.

Вскоре после этого она вошла в женский зал предприятия. Как и все девушки, она надела чепчик и фартук: чистота была безусловно необходима при обращении с таким капризным, но очень вкусным продуктом, которым повсюду славилось предприятие Ротмана.

Юдит нравилось находиться в этом зале фабрики. Здесь множество работниц кропотливо создавали и оформляли лакомства. Над концентрированным спокойствием этого помещения витал внушительный треск закрывающихся и открывающихся жестяных форм, в которых мягкая шоколадная масса превращалась в шоколадные сигары, бутылочки или курительные трубки.

Гораздо тише было за другими нагретыми паром столами, где карамельные палочки покрывали шоколадной глазурью. Рядом молодые работницы поливали полужидким шоколадом ароматизированные карамельные шарики. Тихий шелест юбок сопровождал их путь к холодильным камерам, в которых на подносах охлаждались и образовывали хрустящую оболочку выложенные рядами шоколадные конфеты.

И сегодня Юдит нашла время, чтобы подойти к девушкам и понаблюдать за их работой. Она делала это регулярно и заметила, что девушки благодаря ее интересу чувствуют свою значимость и таким образом воодушевляются. Кроме того, она не только получала представление о тех или иных проблемах, но и узнавала о важных деталях, которые касались процесса изготовления. Постепенно она приобретала необходимые навыки кондитерского производства.

Начальница отдела, сделав знак рукой, обратила на себя внимание.

— Госпожа Ротман!

— Минуту, Марта.

Юдит стояла рядом с двумя девушками, которые умело моделировали сахарные розы, очень популярные среди клиентов. Она и сама уже пару раз пробовала их сделать, однако ее результат не шел ни в какое сравнение с изящными произведениями, которые сейчас создавались у нее на глазах. Поэтому Юдит очередной раз внимательно наблюдала за тем, как девушки аккуратно наносили красную карамельную массу из бумажного пакета на металлическую палочку с плоской головкой и так ловко ее при этом крутили, что лепестки укладывались ряд за рядом, превращаясь в розу.

— Замечательно, — похвалила их Юдит. — Ими сразу же хочется полакомиться.

— Сегодня после обеда мы будем делать фиалки, — бойко сказала одна из девушек. — На них поступил дополнительный заказ.

— Этому мне тоже хотелось бы научиться, — произнесла Юдит и выпрямилась. — Как только найду для этого время.

Она обернулась в поисках начальницы отдела, которая, очевидно, наблюдала за ней, так как сразу же подошла.

— Госпожа Ротман, кажется, одна из двух охладительных систем не в порядке, — сказала она.

— Тогда сообщите об этом в мастерскую, Марта. Механики точно смогут помочь.

— Я уже отправила Паулину, но подумала, что вы тоже должны быть в курсе.

— Спасибо. Пока пользуйтесь одной работающей холодильной камерой. И уберите все из неисправного аппарата.

— Хорошо, госпожа Ротман.

Марта подошла к одной из холодильных камер, которые размером были ей по пояс. Юдит на какое-то мгновение остановилась, а затем последовала за ней, ведь она не смогла бы убрать все сама. Необходимо временно разместить изделия в прохладном помещении, иначе они испортятся на жаре в летние дни.

Юдит с Мартой положили подносы с глазированной карамелью на два плоских жестяных листа. Они не успели еще все убрать, когда вернулась Паулина. К удивлению Юдит, она пришла в сопровождении знакомого ей Виктора Райнбергера, который тогда принес Карла домой. Она знала, что отец в знак благодарности взял его к себе на работу и Виктор Райнбергер с тех пор работал на сахарном складе, однако не видела его с момента того несчастья с Карлом.

Как только Виктор узнал девушку, на его лице появилась улыбка. Казалось даже, что он рад видеть ее. У Юдит в ту же минуту появилось легкое тянущее ощущение в области желудка, которое она не могла ни с чем сравнить и которое усиливалось, как только Виктор смотрел прямо на нее.

— Доброе утро, мадам.

Еще при первой их встрече Юдит обратила внимание на какой-то особенный блеск его глаз, сопровождавший приветствие мужчины. Как и в день несчастного случая, Виктор был полон спокойной решительности и положительной энергии.

— Добрый день, господин Райнбергер, — сказала она немного смущенно. — Как неожиданно вас здесь видеть. Я думала, Марта велела позвать механика.

Виктор Райнбергер радостно посмотрел на нее.

— Так и есть. Абсолютно случайно на днях ваш отец предложил мне именно эту должность.

— Правда? — Юдит с уважением улыбнулась. — Значит, он весьма доволен вашей работой. Очень рада за вас.

Она показала ему неисправную холодильную камеру.

— Взгляните, пожалуйста, на этот аппарат. Он не вырабатывает холод.

Она повернулась к Марте, которая в это время переставляла подносы.

— Вам с Паулиной лучше сразу же отнести все продукты в подвал, Марта. Я останусь здесь.

Пока Марта и Паулина брали металлические листы, Виктор присел перед открытой холодильной камерой. Он проверил температуру, потрогал обшивку внутренней камеры и встал, чтобы посмотреть на два охладительных отделения, обшитых изнутри цинковой жестью.

— Внутри мало льда, — сказал он. — Когда его последний раз наполняли?

— Насколько я знаю, лед добавляют ежедневно, — ответила Юдит. — А в такие жаркие дни — даже чаще. Возможно, сегодня утром еще не было для этого времени. Мне нужно спросить Марту.

Виктор открыл маленький кран, который был установлен на нижней грани спереди камеры. Сразу же полилась вода в стоявшую внизу чашу.

— Итак, — сказал он наконец, — я подозреваю, что где-то в обшивке появились трещины.

— Ага, — сказала Юдит, явно не имея ни малейшего представления об этом, что заставило Виктора снова улыбнуться.

— Чтобы поддерживать холод во внутреннем отделе, стенки холодильной камеры укрепляются деревом и корковым материалом, — объяснил он ей. — В каком-то месте с этим слоем что-то случилось. Возможно, это связано с одной из двух дверок, такой вариант напрашивается сам собой.

Юдит было очень приятно, что он потрудился все ей объяснить. Несмотря на то, что она была женщиной и ничего не понимала в технике, и, по мнению многих людей, ничего и не должна была в ней понимать.

Виктор Райнбергер тщательно закрыл как обе крышки морозильной камеры, так и дверцы холодильного отделения.

— Я найду кого-нибудь, кто мне поможет отнести аппарат в мастерскую, — сказал он. — Он слишком тяжелый и неудобный, чтобы нести его самому, а здесь я не смогу работать. Иначе клиенты будут покупать не шоколад, а опилки Ротмана.

Юдит засмеялась, а Виктор широко улыбнулся.

Пока он искал себе помощника, Юдит вышла через широкую межкомнатную дверь в соседнее помещение для отгрузки. Здесь комплектовались образцы и оснащались чемоданы с образцами для рабочих командировок фирмы Ротмана.

За двумя длинными деревянными столами работницы занимались тем, что прикрепляли к различным упаковкам соответствующую информацию о получателе. Юдит ходила вдоль столов и осматривала различные комплектации. Снова и снова она внимательно присматривалась, брала одну из коробочек со стола, открывала и проверяла отделенные кружевной бумагой ряды ванильного шоколада, айвовых и ананасовых леденцов или глазированной фиалковой карамели. Все было замечательно упаковано, каждое кондитерское изделие было без изъянов и надломов и защищалось ватными рядами.

Одна из девушек подошла к Юдит с красивой шкатулкой в руках.

— Здесь у нас еще миндаль в шоколаде и новые плитки молочного шоколада, мадам.

Юдит взяла у нее коробочку.

— Спасибо, Берта. Очень красиво. Молочный шоколад пользуется большим спросом. Без него нашим коммивояжерам даже не стоит отправляться в дорогу.

— Да, он очень вкусный, — улыбнулась Берта.

— Ты уже полакомилась?

— Одна плитка поломалась… — смущенно сказала Берта. — Я сразу же ее заменила, — быстро добавила она.

— Хорошо, со мной такое часто случается, — стараясь ее успокоить, сказала Юдит. — А шоколад действительно очень вкусный.

Берта с облегчением сделала реверанс, развернулась и быстро направилась в женский зал.

Юдит смотрела ей вслед.

Много поменялось для молодых девушек с появлением фабрик. Перед ними открылись новые возможности заработка, а ведь еще недавно они могли только наниматься прислугой или горничными. Ценили ли они работу на фабрике Ротмана? Можно ли было прожить на такую зарплату?

Примерно треть здешнего коллектива составляли девушки. Это значило, что они лучше мужчин умеют обращаться с продуктами питания. Однако Юдит не давал покоя тот факт, что женщин очень редко привлекали к серьезной работе, например в конторе. К тому же они зарабатывали значительно меньше, чем мужчины. На других фабриках работали женщины в качестве торговых ассистентов, Юдит знала это еще со времен учебы в коммерческом колледже Штутгарта.

Низкие голоса и громкий шум в женском зале заставили Юдит насторожиться. Она положила на стол плитку молочного шоколада и пошла посмотреть, что происходило с холодильной камерой.

Марта стояла возле Виктора и молодого парня, эмоционально жестикулируя. Они обвязали плечевым ремнем аппарат, чтобы его можно было нести.

— Нет, прикрепи его дальше, так, как я, — Виктор давал указания своему помощнику. — А теперь… оп!

— Пожалуйста, господа, будьте поаккуратнее с ним! — умоляла их Марта, на ее лице отчетливо читалось беспокойство.

— Господин Райнбергер точно вернет нам холодильную камеру в наилучшем виде, — сказала Юдит. — Он знает, что делает.

Виктор удивленно поднял глаза.

Юдит быстро опустила голову и скрестила руки на переднике. Эта похвала вырвалась у нее случайно и, по всей вероятности, была неуместной. Работницы не могли это не услышать. Но, вопреки всем манерам и назло сомнениям, она не могла удержаться, чтобы не посмотреть на него краешком глаза. Виктор был очень видным мужчиной. И очень привлекательным. Когда Юдит заметила его довольный взгляд, ее лицо невольно расплылось в теплой улыбке.

Во второй половине дня Юдит отправилась домой. Тео тем временем отвез «мерседес» домой и приехал на повозке. Он как раз привез Дору в город, ей нужно было сделать некоторые покупки для экономки, вернуться в Дегерлох ей следовало на зубчатой железной дороге. Юдит знала, что Дора очень любила ездить за покупками. Все, что происходило в магазинах, было очень занимательно, и чаще всего она встречалась там с другими горничными, чтобы поболтать полчасика.

У банкирского дома к Юдит подсел отец. Хотя она и была удивлена тем, что он провел там полдня, однако для решения финансовых дел необходимо было время. Это был неведомый для нее мир, там, за высокой входной дверью банкирского дома, мир, который был для нее закрыт и который в то же время очень ее увлекал. Ведь тот, кто располагает большими деньгами, может брать свою жизнь в собственные руки. Это же замечательно.

Пока Тео гнал лошадей рысью, Вильгельм Ротман удобно уселся возле Юдит. Казалось, что отец все уладил: когда он к ней повернулся, его лицо выражало самодовольство.

Юдит вопросительно на него посмотрела.

— Ах, детка, — произнес он с такой непривычной добротой в голосе. — Нас с тобой ждет замечательная жизнь.

— Вас со мной? — озадаченно переспросила Юдит.

— Разумеется. Прежде всего, тебя ожидает умопомрачительная свадьба. Во-первых, такая свадьба, которой Штутгарт еще не видел и о которой люди долго будут еще говорить, как о свадьбе герцога Ульриха. А это было… — он задумался. — В 1511 году, насколько я помню.

— Отец?.. — В душе Юдит зародился страх.

— Не беспокойся, — сказал он с ухмылкой. — Твой жених не очень старый! — Он сам посмеялся над своей шуткой.

— Мой жених…

— Да, детка, твой жених. Ближайшие месяцы будут посвящены подготовке к свадьбе. Сегодня же вечером я напишу твоей матери. Разумеется, она не может пропустить самый важный день ее дочери. Так или иначе, пришло уже время ей возвращаться домой. — Он взглянул на нее. — Ну же. Не бойся. Еще есть немного времени.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Шоколадная вилла предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я