Игра в детектив. Выпуск 1 (Алексей Мамин)

В отличие от обычных детективов, в этой книге вам предлагается поиграть в сыщиков, участвуя в расследовании интеллектуальных криминальных историй. Вместе с персонажами историй вы посетите различные уголки земного шара: побываете в отеле, среди красивого горного пейзажа; совершите увлекательное путешествие на «Дикий Запад» и морской круиз на современной яхте, окунувшись в теплые воды тропического острова; поиграете в игру, где вместо мнимого разыгрывается реальное преступление.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Игра в детектив. Выпуск 1 (Алексей Мамин) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Происшествие в горном отеле

Действующие лица:

Алекс. Страстный коллекционер древних монет. Скрупулезно ведет дневник, записи которого очень помогли следствию.

Хулио. Владелец горного отеля, любитель бильярда и ценитель редких монет.

Рулиссимо. Человек неопределенного возраста и профессии. Путешествует по миру в сопровождении въедливого запаха одеколона.

Катя. Туристка из далекой России. Горит желанием увидеть мир и в один прекрасный день – найти свою вторую половинку.


Ваши помощники:

Шерли Перл. Очень интересная во всех отношениях студентка Кембриджа, попавшая на практику в горы.

Инспектор Форрестер. Человек весьма проницательный. По совместительству ведет курс лекций в Кембридже.

Сержант Шустер. Правая рука Форрестера. Предпочитает физическую силу умственной деятельности.


Рассказывает Шерли Перл

Каждый преподаватель, читающий лекцию, обязательно чем-то отличается от своих коллег, будь то манера говорить, жесты или мимика лица. Инспектор Скотланд-Ярда Форрестер не составлял в этом плане исключения. Закончив очередную мысль, он суровым, пронзительным взглядом в течение минуты осматривал аудиторию. В эти моменты никто из студентов юридического факультета университетского городка Кембриджа не решался поднять не только на него глаза, но даже кашлянуть. Сегодня инспектор особенно подчеркивал каждое свое изречение, поскольку со следующего дня студенты должны были выйти на практику и провести самостоятельное расследование реального преступления.

– Можно выделить три основных мотива совершения преступлений. Первым является любовный мотив. Любви все возрасты покорны, но любовь не только возвеличивает человека, возносит его в романтические выси, но и бросает из этих высей прямо в пучину неистовых страстей, порой заканчивающихся на преступной стезе. Второй мотив также стар как этот мир – денежный. Деньги – это и величайшее благо и зло одновременно, наркотик, толкающий миллионы или даже миллиарды людей на неверный шаг по отношению к своему ближнему. Третьим я хотел бы выделить так называемый бытовой мотив. Сюда можно отнести личную неприязнь индивидуума к индивидууму, антагонизм во взглядах или убеждениях, нежелание просто видеть рядом с собой определенного человека. В ряде случаев преступник своими действиями преследует реализацию сразу нескольких мотивов.

Инспектор сделал паузу и, слегка подавшись вперед, сурово ловил взгляды слушателей. Было слышно, как запоздалая для второй половины октября муха неспешно пролетела по аудитории. Никто не поднял глаз. Инспектор продолжил:

– Иногда особую сложность для расследования представляет способ достижения преступником своих целей, иначе сказать игра преступника против сыщика или полиции. На этот счет у меня есть много примеров. Все вы читали роман нашей королевы детектива, неподражаемой и непревзойденной Агаты Кристи «Убийство по алфавиту», где преступник кроме намеченной жертвы убивает двух неповинных людей, у которых первые буквы имен следуют в алфавитном порядке с первой буквой имени намеченной жертвы. Полиция сначала была уверена, что действует серийный маньяк, убивающий людей по алфавиту…

Инспектор опять сделал паузу. Я воспользовалась этим и достала маленькое зеркальце. Оттуда на меня взглянула симпатичная девятнадцатилетняя брюнетка. Природа не обделила меня внешностью: черные волнистые волосы удачно сочетались с широко-распахнутыми зелеными глазами… Почти как у кошки, только ночью не светятся. Прижатые ушки, аккуратные губки… Как точно моя фамилия подходит к моей внешности1… вот только нос… не слишком ли он у меня длинный? Моя соседка по комнате в общежитии говорит, что это – следствие привычки всем интересоваться.

С детства я не страдала отсутствием любознательности. Так получилось, что воспитывалась я у своей тети в небольшой деревушке Девоншира. Моя любознательность проявлялась во всех областях моего бытия, начиная от домашних забот и заканчивая насморком соседской собаки. Я росла послушной и старательной девочкой и потому без особого труда, имея в кармане солидные тетушкины сбережения, окончила престижную частную школу. Поступила на юридический факультет университетского городка в Кембридже. Здесь учатся целеустремленные, серьезные люди, соблазнов мало, и мне посчастливилось избежать бурных романов и несчастной любви. Учеба занимала основную часть моей теперешней жизни. Голос инспектора вернул меня к лекции.

– Чтобы не сесть в лужу, приготовленную для вас преступником, вы, сыщики, прежде чем делать выводы и строить гипотезы, должны уметь видеть, слышать и анализировать увиденное и услышанное. Немаловажную роль в этом может сыграть следственный эксперимент. Но подходить к этому нужно с особой тщательностью, чтобы каждый участник эксперимента максимально точно воспроизводил свои действия на момент совершения преступления. Очень часто преступники попадаются, проговариваясь о том, что они не должны были видеть, слышать или знать и, наоборот, не говорят то, что им положено было видеть, слышать и знать. Нужно правильно интерпретировать все непонятные моменты, все загадки, которые вам задаст преступник. Это подобно строительству из отдельных кирпичиков целого дома. Если какой-то из них вы положите неправильно, то ваш дом рухнет. Пока вы не уяснили для себя все шаги преступника, вы не можете на сто процентов изобличить его. Цель вашей ближайшей практики – это научиться выявлять эти моменты. Каждый из вас получит индивидуальное задание и будет направлен в определенное место, где только что совершено реальное преступление. Наше ведомство заключило договор по обмену студентами, и у некоторых место практики будет вне пределов Великобритании. Это не означает, что расследование преступления будет только вашим делом. Местная полиция в обычном порядке будет проводить свое расследование. По прибытии на место происшествия, вы должны будете самостоятельно провести все необходимые следственные мероприятия по выявлению и задержанию преступника. Ассистировать вам будет один из сотрудников Скотланд-Ярда.

В это время зазвонил звонок окончания лекции, и инспектор разрешил нам покинуть аудиторию. Свежий прохладный воздух приятно освежал лицо, а раскидистые дубы, вязы и клены, расцвеченные незримым художником, пестрели на фоне голубого неба.

На следующее утро инспектор Форрестер торжественно вручил каждому из нас запечатанный конверт с индивидуальным заданием на практику. Открыв его, я прочитала:


Шерли Перл.

Вам надлежит прибыть в отель «Горная слеза», находящийся в 10 км к юго-западу от Базеля (Швейцария), где вчера было совершено преступление. Ассистировать вам будет сотрудник Скотланд-Ярда, сержант Шустер. Отчет о проделанной работе предоставить мне в письменной форме.

Инспектор Скотланд-Ярда Форрестер


Отель «Горная слеза» прятался за металлической оградой, густо увитой плющом, и представлял собой довольно ухоженное двухэтажное здание. Дверь мне открыл мужчина в форме английского полицейского:

– Сержант Скотланд-Ярда, Шустер.

Это был субъект мужского пола, лет тридцати, под два метра ростом, с широкими скулами и низко посаженным лбом, глядя на которого, я вдруг ощутила себя в доисторическом музее перед неандертальцем, который примерил форму полицейского.

– Полагаю, вам надо отдохнуть с дороги. Ваша комната на втором этаже, рядом с моей. Располагайтесь. Чай и ужин я подам в ваш номер.

Поднявшись на второй этаж, я очутилась в уютном одноместном номере с ванной комнатой. В гостиной был растоплен камин, а из окна открывался вид на горы.

На следующее утро, наскоро позавтракав, я спустилась в холл отеля. За небольшим журнальным столиком возвышался сержант Шустер. Он открыл папку, разложил на столе бумаги и, прокашлявшись, начал:

– Тринадцатого октября сего года, в пятницу, в 23.35 в центральный комиссариат Базеля позвонил неизвестный и, назвавшись Рулиссимо, сообщил, что в отеле «Горная слеза» произошло преступление, но… я думаю, вам лучше будет сначала ознакомиться с дневником француза Алекса…



Сержант протянул мне толстую тетрадь с потертой обложкой.

Я вернулась в свой номер. Сквозь полуоткрытое окно в комнату проникал прохладный, влажный воздух. Растопив посильнее камин, расположилась в кресле, поставив рядом столик с чашечкой чая и коробкой конфет.

Открыла дневник. Бегло пролистав основную его часть, я углубилась в описание событий последних дней…

…Десятого октября Алекс прибыл в Базель и у местного нумизмата приобрел альбом со старинными монетами. Узнав, что неподалеку есть недорогой отель со свободными номерами, Алекс решил остановиться в нем на неделю.

11 октября.

Прибыл в отель «Горная слеза». Довольно сносное местечко. Самое главное – это уединение, возможность приобщиться к природе здесь поистине безгранична. Только в таком месте начинаешь понимать всю никчемность нашего суетного мира… После ужина, когда я смотрел в холле отеля телевизор, приехала новая постоялица – девушка в черном костюме. Хозяин, по имени Хулио, в котором я, к сожалению, узнал продавца моих монет, отвел ей номер на первом этаже.

Через час она вышла в холл и присела в кресло, напротив меня. Неброский аромат духов, ярко накрашенные губы и стрижка под каре. На щеках слегка проступают веснушки… Взгляд ее больших карих глаз с любопытством устремился на меня.

– Что за фильм? – спросила она бодрым голосом.

Я сдержанно ответил. Ей около тридцати лет, довольно милое личико. Похоже, она не замужем. Во всяком случае, обручальное кольцо отсутствует.

– Я туристка из России, зовут – Катя, а вы мистер…

– Алекс… француз… турист.

– Давно в Швейцарии?

Через полчаса активного интервьюирования я вежливо переместился от Кати в свой номер. Ее напор несколько смущал меня.

12 октября.

Встал пораньше, отправился встречать утро в горах. Октябрь. Холодно. Быстрой походкой преодолеваю очередной подъем. Густой туман непроницаемой пеленой мягко укутал еще не проснувшиеся горные вершины…

В отеле появился новый жилец. Странный тип по имени Рулиссимо. Мужчина неопределенного возраста, лысеющий, с постоянно бегающими глазками. Он выглядит и на пятьдесят, и на семьдесят. Но все было бы ничего, если бы не терпкий, бьющий в нос запах дешевого одеколона, всегда его сопровождающий. Хриплым, тявкающим голосом он поздоровался со мной, протянув мне свою худую волосатую руку:

– Рулиссимо. Мы еще познакомимся поближе. Нам ведь жить вместе, – с этими словами он со всей силой хлопнул меня по плечу.

Пообедал у себя в номере. Быстро оделся и отправился на прогулку. В холле Рулиссимо пытался вовлечь в беседу Катю, в то время как молодая женщина со скучающим видом смотрела телевизионное шоу.

Я быстро прошел к выходу. Через пару минут Катя догнала меня.

– Уф, – переводя дух, сказала она. – Этот пахучий джентльмен так прямолинейно ухаживает за мной и делает такие откровенные предложения… – она кокетливо поправила прическу и продолжила, – вижу, вам нравятся горы и одиночество. А у меня свой тур бизнес в России…

Я понял, что романтическое одиночество в горах сегодня минует меня. Постепенно разговор перешел на межличностные взаимоотношения мужчин и женщин. Я не привык ходить медленно. Девушка раскраснелась от быстрого темпа, от чего ее веснушки еще ярче проступили на лице.

– Я не скрываю свои планы на ближайшие годы – хочу найти свою вторую половинку. Но это не означает, что я готова соединить судьбу с любым… да и, вообще, всегда жду первого шага от мужчины…

Мы стояли на краю тропинки, откуда открывалась красивая панорама долины и блестевшей глади озера. Ее яркие губы вдруг оказались совсем близко, я почувствовал, как волнение охватывает меня. Не было никаких препятствий, и я вдруг привлек ее к себе и поцеловал.

– Простите, мне нужно идти, – Катя вырвалась и убежала, оставив меня в одиночестве.

В восемь вечера я спустился на ужин. Хулио и Рулиссимо тихо разговаривали, но при моем появлении замолчали. Катя, как положено всем женщинам, появилась с опозданием. Она предстала перед мужской компанией в коротком голубом платье. Свободным оказалось место между мной и Рулиссимо, которое она и заняла, предоставив моему взору высоко оголившиеся, стройные, почти не загорелые ноги.

Хулио взял на себя роль капитана стола:

– Прошу всех отведать мой фирменный салат с креветками и прекрасный «Порто». Рекомендую его вам как истинный португалец.

– Поухаживайте за мной, – тихонько шепнула мне Катя.

– С удовольствием, но себе я налью чашечку кофе.

– Как не попробовать мой «Порто» пяти лет выдержки, – не унимался Хулио. – Иначе, я вас не отпущу вас из-за стола.

Камин был сильно растоплен, и в комнате было жарко. От выпитого вина лицо Кати раскраснелось, она вспотела и часто промокала лоб салфеткой. Рулиссимо постоянно бросал на нее плотоядные взгляды. Подавая очередное блюдо, Хулио нечаянно подтолкнул мою руку, и кофе пролился мне на брюки.

– Прошу великодушно извинить меня, – спохватился хозяин отеля. – Как я неловок.

Но горячий напиток пропитал брюки, и мне пришлось быстро направиться в свой номер.

– Не беспокойтесь, я вечером зайду к вам и заберу брюки для стирки, – услышал я вдогонку голос Хулио.

Вечер был испорчен, и чтобы поднять настроение я открыл альбом… Неприятные воспоминания дня улетучились как утренний туман. В такие минуты не замечаешь ход времени…

Из задумчивости меня вывел голос Хулио:

– Прошу меня еще раз извинить. Я постучал, но вы не открыли, тогда я воспользовался своим ключом. Зашел забрать ваши брюки.

13 октября.

За окном, окутав горы плотной пеленой, моросил осенний дождь, низко опустились тяжелые, темные тучи. Катя с книгой в одиночестве сидела в холле, и я почему-то решил присоединиться к ней.

– Не привлекает сегодняшняя погода? – после приветствия, спросила девушка.

Мне показалось, что при моем появлении она слегка покраснела, но быстро поборола смущение. Я сел напротив, откинувшись на спинку кресла, и некоторое время молча смотрел на нее. Катя тоже молчала, потом произнесла:

– Можно вас спросить, чем вы занимаетесь?

– Если быть кратким, то основная моя работа – это покупка и продажа денег.

Встретив удивленный взгляд Кати, я пояснил:

– Я – биржевой игрок, маклер. С деньгами действительно связана вся моя жизнь. Это – и моя работа, и мое хобби.

С минуту она молчала, глядя задумчиво мне в глаза, потом, вздохнув, сказала:

– Мои школьные и студенческие годы прошли в атмосфере сильной финансовой неустойчивости: страну лихорадило от реформ, причем страдали от них люди, подобные мне. Я была студенткой, и приходилось рассчитывать только на свои силы. Поэтому я знаю цену деньгам. Деньги для меня означают все: и место в обществе, и статус, и престиж.

В этот момент из бильярдной появился Рулиссимо. Увидев меня рядом с Катей, он нахмурился, затем резко выкрикнул:

– Недоброе сегодня утро, юноша. Можно вас на минутку.

Мы вышли на крыльцо отеля. В обтянутом кожей морщинистом черепе Рулиссимо шла напряженная работа мысли. Пустые выцветшие глазки перебегали с предмета на предмет. Молчание затягивалось. Наконец натянутая улыбка осветило лицо Рулиссимо, обнажив несколько неровно торчащих зубов.

– Знаете, что я вам скажу, юноша, – срываясь на фальцет, начал он. – Дело в том, что на счет Кати у меня есть свои собственные соображения. Она – славная девушка, и я сразу положил на нее глаз. И вот что, юноша… не разевай роток на чужой пирожок.

Я развернулся и молча ушел.

Пообедал у себя в номере. Настроение было прескверным. Наконец дождь прекратился, солнце озарило комнату, и я отправился в горы. Вернувшись в номер после прогулки, я обнаружил свои брюки на спинке стула чистыми и отглаженными, но моя сумка была сдвинута с места. Я осмотрел ее: хотя альбом и был на месте, было очевидно – в сумке кто-то рылся… Ключ от номера находился только у хозяина отеля Хулио, и цель его поисков была мне ясна. Я принял окончательное решение – на следующий день покинуть этот отель.

С книгой я устроился напротив камина. Постепенно мной овладело сонливое состояние, и я незаметно уснул… Проснулся от стука в дверь. Стук повторился. Подумал, что это Хулио. Что ему надо на этот раз? Почему не открывает дверь своим ключом? Возможно, проверяет дома я или нет. Я открыл дверь и… на мгновение растерялся. В дверях стояла Катя в длинном, обтягивающем платье темно-синего цвета с розовыми цветами.

– Можно войти? – вкрадчиво спросила она.

– Проходите, – ответил я, чувствуя дрожь в голосе. – Проходите, присаживайтесь… в кресло…

Она вошла, неуверенно ступая на высоких каблуках, и тут я заметил глубокое декольте, низко открывающее спину девушки.

– Чудесная погода, – произнесла она, затем, немного помолчав, неуверенно добавила, – Хулио уехал по делам в Базель, а Рулиссимо храпит у себя в номере. Я подумала… не помешаю вам, если зайду… пообщаться.

Последние слова она произнесла с заметным смущением, ее щеки покраснели. Только сейчас я заметил, какие у нее красивые темные глаза с поволокой. На ее блестящих губах огоньки пламени камина переливались маленькими разноцветными звездочками.

– Уютные тут номера… – она огляделась. Я согласился. Пауза затягивалась.

– Чашечку кофе? – предложил я.

– Я предпочла бы напиток покрепче, но… пожалуй, соглашусь.

Я приготовил две чашечки кофе и сел в кресло, напротив нее. Только теперь я заметил, что кроме глубокого декольте на спине, платье имело большой разрез сбоку. Катя присела таким образом, что разрез платья сдвинулся, высоко оголив стройную белую ногу.

– Я тут подумала, – продолжала негромким голосом Катя, – не будет ли нескромностью с моей стороны прийти к вам и попросить показать мне монеты.

Всплеск негодования охватил меня, но в этот момент Катя закинула ногу на ногу. Разрез платья переместился вверх и ближе «к центру фигуры». От нового открытия сердце забилось у меня в груди, захватило дыхание: на Кате под платьем ничего не было, вернее сказать, там просматривалось нечто, что недвусмысленно указывало на это. Я почувствовал, как кровь бросилась к моему лицу и толчками стучит в висках. Похоже, мое волнение не ускользнуло от внимательного взгляда девушки, и это придало ей уверенности. Она обворожительно улыбнулась и настойчиво повторила:

– Покажите мне монеты.

Действуя как во сне, я подал Кате альбом. Она не торопливо переворачивала страницы, периодически задавая различные вопросы. Я что-то отвечал, безнадежно погружаясь в волну захлестнувшего меня желания. Инициатива дальнейших действий все более обособлялась от моего сознания. Катя сменила позу. Разрез платья сместился еще выше…

…Я обнимал ее, жадно ловя все время ускользающие от меня губы девушки. Она пыталась сопротивляться, но… я не буду описывать в этом дневнике то, что происходило в моем номере…

Комнату освещали прыгающие огоньки камина. Мы сидели в кресле, полностью соприкасаясь обнаженными телами.

– Такая прекрасная погода. Я зашла только взглянуть на монеты и пригласить тебя на прогулку, – Катя рассмеялась.

Мир словно повернулся ко мне другой, цветной стороной. Я понял, как обкрадывал себя. Мне тридцать два года. Вся моя жизнь сводилась к работе, дому и безграничному, всепоглощающему коллекционированию монет. Я опять начал целовать ее все время ускользающие губы…

Мы не представляли, как долго находились вдвоем. Снизу, из холла, доносились голоса Хулио и Рулиссимо.

– Берегись, Алекс, Рулиссимо страшно ревнив, – Катя приготовила кофе, добавив в чашки кусочки лимона.

– Мне все равно. Завтра я увезу тебя к себе в Париж.

– А что будет с моим турбизнесом в России?

– У тебя будет свой турбизнес во Франции.

Катя встала. Она одевалась, до сих пор не поборов смущения под моим пристальным, пожирающим взглядом.

– Как только часы пробьют полночь, мы снова будем… изучать монеты… До встречи милый, – прошептала на прощание и скрылась за дверью.

А я так и сидел в кресле. Планы, один грандиознее другого, громоздились в моей голове. Я парил так высоко в небесах, что с трудом обнаружил свой драгоценный альбом с монетами, лежащий под креслом. Все монеты были на своих местах.

Стук в дверь вернул меня к действительности. Накинул халат и с замиранием сердца подошел к двери. На пороге стоял Хулио.

– Алекс, не составите компанию в бильярд?

– С удовольствием, – я одарил его широкой улыбкой. – Через пару минут присоединюсь к вам.

Когда я спустился в холл, часы гулко отбивали удары. Было 22.00. Катя смотрела телевизор. Загадочно улыбнувшись, я послал ей воздушный поцелуй. В бильярдной, кроме Хулио, присутствовал Рулиссимо и, видимо, давно: запах его одеколона подтверждал мое предположение. Мы начали игру.

– Предлагаю удвоить ставки, – сразу предложил я, немало удивив Хулио.

Я играл самозабвенно. Мой кий, подобно палочке дирижера, точно направлял очередной шар в лузу. Поначалу выигрывал Хулио, но потом наступил перелом в игре. Моя уверенность и излучаемая жизненная энергия подавили его. Он стал играть вяло, допуская обидные промахи в заведомо выигрышных моментах. Я не заметил, когда Рулиссимо покинул нас. Почти следом за его уходом в бильярдную зашла Катя.

– Представляешь, – тихонько шепнула она мне, – этот пахучий джентльмен сел в холле напротив меня и… сделал мне предложение… поиграть в карты в его номере на раздевание. Оставила его одного ароматизировать холл. Ну ладно, не буду тебя отвлекать, милый, я иду к себе, встретимся в полночь.

Послав мне воздушный поцелуй, Катя удалилась. Мой выигрыш уже составил двести евро, но Хулио упорно не хотел прекращать игру. Жажда реванша не покидала его.

Часы в холле пробили 23.00.

– Всегда нужно вовремя остановиться, – было видно, что Хулио расстроен. – Сегодня не мой день. Сколько я вам должен?

– Итого… триста семьдесят евро, – победно констатировал я.

Хулио отсчитал деньги, и я направился к себе. В холле никого не было. Войдя в номер, я почувствовал сильный чадящий запах, источаемый камином. Но другое открытие удивило меня еще больше: окно в гостиной было широко распахнуто, что создавало тягу камина через гостиную в окно. Камин до сих пор работал исправно. Но вскоре мне стала ясна причина неполадки моей домашней печки. Признаюсь, это озадачило меня еще больше: задвижка, регулирующая тягу камина через трубу, была почти полностью закрыта. Неудивительно, что комната наполнилась чадом тлеющих дров, несмотря на то, что через распахнутое окно в нее проникал холодный горный воздух. Термометр за окном показывал три градуса мороза. Я ничего не мог понять: зачем полностью открывать окно и при этом устраивать тягу камина в комнату? Вспомнил, что во время игры Хулио ненадолго отлучался. Он отсутствовал около минуты. Но когда он выходил? До ухода Рулиссимо или после? Я не мог сказать. Опять припомнилась его странная, вялая игра сегодня. Уж не заболел ли он, сотворив такие дела в моем номере? Нормализовав работу камина и прикрыв окно, я сел за дневник. Но внезапная мысль пронзила мой мозг: Хулио! Он опять был здесь! Я ринулся к сумке, где лежал альбом с монетами. Его не было на месте. В нервном потрясении я перебрал все вещи в комнате. После ухода Кати я положил альбом на место. Теперь он отсутствовал. Я почувствовал внезапную ярость. Как он посмел…


На этом месте запись обрывалась. Некоторое время я задумчиво сидела в кресле в полной тишине, нарушаемой только легком потрескиванием дров в камине. Передо мной, на журнальном столике, находились открытая коробка конфет и чашечка остывшего чая. У меня было ощущение незримого присутствия в отеле при всех описанных в дневнике событиях. Тревожное предчувствие закралось в сердце.

Собрав все свое мужество, я решительно постучала в номер сержанта. Шустер возник в дверях с рассеянным, заспанным взглядом. На нем были спортивные штаны и рубашка, воротник которой смялся. Волосы на затылке стояли дыбом.

– Извините, что побеспокоила вас, – робким голосом начала я. – Вы, наверное, отдыхали?

– Именно так мисс, – глубоко зевнув, ответил сержант. – Не люблю сидеть без дела. Или работаю или сплю.

Безуспешно борясь со смущением, я продолжила:

– Я подумала, что… пора ввести меня в курс дела…

– Это всегда можно, – лицо сержанта расплылось в широкой улыбке.

Через пару минут Шустер открыл мне номер хозяина отеля Хулио. Комната представляла собой поле боя. Перевернутые стулья, опрокинутый стол со сломанной ножкой. Шкаф с посудой лежал на боку, стеклянные перегородки разбились. Посуда разлетелась по полу, оставив кучу острых режущих осколков.

– Судя по показаниям свидетелей, Алекс зашел к Хулио, чтобы разобраться с пропажей альбома, – сержант говорил будничным голосом, пытаясь побороть зевоту, – между ними произошла ссора, закончившаяся смертью обоих. На место происшествия сразу же выехала оперативная группа во главе с комиссаром полиции.

Почти посередине комнаты, на полу, мелом были нарисованы контуры человеческих тел. Судя по рисункам, эти тела располагались в неестественных для обычного человека позах. Темно-бурые пятна отчетливо проступали на полу. Холодный пот выступил на моем лице.

– Это что кровь?

– Да, кровь жертв, – небрежно махнул рукой сержант. – Сразу ее не отмоешь. Раз пять хорошо протрут и следов не будет. У одного в руке был пистолет, у другого – нож. Мужчина с пистолетом оказался хозяином отеля, португальцем по национальности, по имени Хулио. Второй, с ножом в руке, был одним из постояльцев, француз по имени Алекс. Медицинская экспертиза показала, что смерть Хулио наступила от ножевого ранения, нанесенного ножом Алекса, а Алекс погиб от пули, выпущенной из пистолета Хулио.

У меня возникло странное ощущение нереальности происходящего. В мозгу не укладывалась мысль, что молодой человек, полный жизненных сил, любви, целеустремленный и энергичный, погиб совершенно неожиданным и непредсказуемым образом. Нелепая случайность, спонтанная ссора буквально за пару минут перечеркнула судьбу человека.

– Наверное, будет проще вам и мне, если вы, мисс, будете задавать вопросы, а я постараюсь на них ответить, – предложил Шустер. – Местные полицейские предоставили мне результаты работы экспертов.

Пытаясь сосредоточиться и подавляя сильное волнение, я с радостью ухватилась за предложение сержанта.

– Чьи отпечатки пальцев были обнаружены в этом номере?

– Судя по характеру борьбы, Алекс и Хулио касались различных предметов обстановки и мебели, что и подтвердили эксперты. На ручке входной двери отчетливо видны отпечатки руки Алекса. Катя и Рулиссимо своих пальчиков в этом номере не оставили.

– Время смерти жертв согласуется со временем борьбы между ними?

– К моменту приезда полиции в 23.50 Хулио и Алекс уже были мертвы. Смерть наступила где-то за 20 минут до этого.

Опустившись на колени, я пыталась найти какую-нибудь улику среди нагромождения разбитых предметов. Увы, ничего стоящего моего внимания обнаружено не было.

– Сержант, – продолжила я более уверенным голосом. – А нельзя ли проверить слышимость звуков борьбы? Давайте проведем небольшой следственный эксперимент. Я спущусь в холл, а вы погремите тут чем-нибудь. Постарайтесь имитировать звуки борьбы.

– Для вас, мисс, я готов на любой эксперимент, – лицо сержанта растянулось в гримасе отдаленно напоминающую улыбку.

– Подождите пару минут и начинайте, – я спустилась в холл.

Эксперимент начался. Сначала в холле была тишина, которую нарушали редкие порывы ветра, доносившиеся с улицы. А потом послышался грохот, словно гулкий раскат грома потряс отель. Я поспешила на второй этаж. Сержант, потирая руки, с довольным видом стоял в коридоре.

– Что это было, Шустер?

– Как вы и просили мисс. Изобразил шум борьбы, путем своего запланированного падения на пол.

– Вы же перепугаете наших свидетелей.

– Не беспокойтесь. Они уже привыкли. Местные полицейские проводили тут всякие эксперименты. Как продвинулись в расследовании?

– Одно могу сказать точно. Звуки борьбы внизу отчетливо слышны. Теперь давайте осмотрим номер Алекса.

Окно в номере француза было закрыто, ощущался слабоватый запах гари от камина. Я оценивающе осматривалась вокруг. Судя по всему, Алекс был аккуратным человеком – каждая вещь занимала положенное ей место.

– Как насчет отпечатков пальцев? – спросила я.

– Эксперты обнаружили отпечатки пальцев Алекса, Хулио и Кати.

– Как открывается окно. Можно открыть его снаружи?

– Исключено. Это прочное французское окно. Открывается вверх. Автоматическая щеколда закрывает окно изнутри.

– Есть ли на ручке окна и на щеколде отпечатки пальцев?

– Нет мисс. Похоже, последний раз его открывал человек в перчатках. Отпечатки стерты.

Я внимательно вглядывалась в окружающие меня предметы. И вдруг почувствовала ощущение, что здесь что-то не так. Но что? Я не могла ухватить суть, и навязчивая мысль постепенно исчезла.

– Сержант. Я сейчас проведу еще один следственный эксперимент. Для него мне понадобится секундомер. Дайте мне ключи от бильярдной и от номера Алекса.

Я опять спустилась в холл. Справа была дверь. Открыв ее, увидела просторную комнату с большим бильярдным столом посередине. Зашла внутрь и подошла к столу. Включив секундомер, неторопливым шагом покинула бильярдную и закрыла за собой дверь. Теперь из биллиардной меня не видно, можно и побегать. Стремглав вознеслась на второй этаж и вставила ключ в дверь номера Алекса. Замок не поддавался. Как я не подумала попробовать открыть дверь заранее. Если Хулио украл альбом, то дверь он, конечно, открыл без проблем. Наконец замок сжалился надо мной. Но эксперимент надо было проводить заново.

На этот раз все пошло по плану. Но, проникнув в номер Алекса, я споткнулась о стоявшие в прихожей туфли и упала. Сержант Шустер счел нужным вмешаться в происходящее. Не успела пикнуть, как две огромные руки вернули меня в вертикальное положение.

– Кто поставил эти туфли прямо на дороге?! – недовольно вскрикнула я.

– Мисс, – виноватым голосом пробормотал сержант – это туфли покойного мистера Алекса. Ведь это его номер.

– Спасибо, сержант, – я почувствовала, что краснею до кончика носа, – пока вы мне не нужны, – буркнула я, растирая рукой ушибленную коленку.

Убрала туфли с дороги и окинула взглядом путь предстоящего эксперимента. Продолжая немного злиться на себя, опять вошла в бильярдную. Третья попытка довести эксперимент до логического завершения удалась. Проникнув в номер Алекса, я около тридцати секунд двигалась по комнате, как бы в поисках альбома. Затем сбежала вниз, чуть не оступившись на лестнице, и выбежала на улицу. Походив около входа еще секунд двадцать, быстрым шагом вернулась в бильярдную и выключила секундомер. Все мои действия заняли минуту и десять секунд. В настенном зеркале увидела отражение своего лица: запыхавшаяся и раскрасневшаяся. Но Алекс в своих записях не упоминал, что Хулио был запыхавшимся и покрасневшим.

Сержант послушно дожидался меня около номера Алекса.

– Шустер, не подскажете, сколько лет было Хулио?

– Судя по документам, пятьдесят пять лет.

– А какого он был телосложения.

– Средней упитанности мужчина.

– Значит, такой марафон дался ему бы еще труднее, – задумчиво резюмировала я.

– Простите меня, если вмешиваюсь в эксперимент, мисс, – Шустер, нетерпеливо почесал затылок, – но вы кое-что забыли проделать.

– Что я еще забыла проделать?! – я почувствовала, как обычно дремлющий во мне зверь начинает шевелиться.

– Когда Алекс вернулся после игры в бильярд, то его номер был закрыт на ключ, – неуверенно переступая с ноги на ногу и глядя в пол, заметил Шустер. – Вы, убегая, забыли это сделать…

Я пристально смотрела на сержанта, готовая вцепиться в него как пантера. Наверное, он почувствовал это, потому как совсем неуверенно добавил:

– Еще, мисс, вы забыли закрыть задвижку камина, подбросить в огонь дров и открыть окно.

– Тогда придется еще добавить время, затраченное на манипуляцию с камином и окном, – серые клеточки моего мозга зашевелились, пытаясь подытожить полученные данные. – Плюс – на запирание двери. Выходит, что Хулио просто не мог успеть по времени совершить кражу альбома. Как следует из всех данных, кража произошла именно во время игры Алекса в бильярд. Следовательно, у Хулио есть сообщник в отеле: Рулиссимо или Катя. Альбом нигде не обнаружен. Вывод – он спрятан вне отеля. Окружает отель поросшая густым лесом горная местность. Если заранее подготовить тайник, то можно так упрятать небольшой альбом, что найти его будет очень проблематично…


Нашу дискуссию прервал субъект, вошедший в холл шаркающей походкой. Его голова своей формой напоминала огурец и была покрыта потрескавшейся кожей серо-бурого оттенка с большой плешью посередине. Узконосые ботинки далеко не первого года выпуска хорошо гармонировали с протертыми замшевыми брюками коричневого цвета и желтым пиджаком. Но главным критерием его присутствия был запах, сразу ударивший мне в нос – сильный запах дешевого одеколона. Хриплым, срывающимся на высокие нотки голосом, он прокричал:

– Сколько еще продлится наше заточение?! Где полиция и чем она занимается?!

Тут он увидел меня и с удивлением спросил:

– А это еще что за красавица здесь объявилась? – и, повернувшись к сержанту, повысил голос. – Почему меня не известили? Я сижу все время в своей конуре, а в это время тут новая девица!

Он повернулся ко мне. Его скуластый череп изобразил подобие улыбки, обнажив ряд из четырех гнилых передних зубов:

– Позвольте представиться, леди. Меня зовут Рулиссимо.

– Шерли.

– Смею спросить, откуда занес ветер такую красавицу в эти горы?

– Шерли представляет здесь полицию и проводит дополнительное расследование, – официальным тоном ответил за меня Шустер.

– Полицию, – тягуче пропел Рулиссимо. Его брови поползли вверх, а подобие улыбки сменилось гримасой удивления. – А что, мужики в полиции закончились, раз таких дам присылать стали?

– Рулиссимо, присядьте, пожалуйста, – сержант указал на кресло.

– Нет уж, предпочитаю стоять, когда дама сидит. И вам того же советую, господин полицейский, – сказал Рулиссимо.

– Тогда приготовьтесь ответить на ряд вопросов, которые вам задаст мисс Шерли.

– А так вы еще мисс, – с этими словами Рулиссимо наклонился, вплотную приблизившись к моему лицу. – Посмотрите на меня внимательнее, юная леди. Я ведь свободный мужчина.

Теперь мне стала ясна причина, по которой Рулиссимо не расставался со своим одеколоном. Вблизи я почувствовала, что даже сильный одеколон не справляется со своей задачей. Рулиссимо источал специфический запах, мгновенно напомнивший мне скотный двор, где за животными давно не убирали. От меня не ускользнула улыбка на лице сержанта. Стараясь придать своему виду и голосу официальный тон, я начала:

– Рулиссимо, объясните мне цель вашего приезда в этот отель?

Промолчав некоторое время, он ответил:

– Видите ли, юная леди, я не имею постоянного места проживания, я – космополит, член мира! – на его лице мучительно отразилось подобие улыбки, – болею из-за мировых несправедливостей, а еще… я, – он потряс поднятым вверх кривым указательным пальцем с облезлой кожей, – патриот Северной Ирландии! – улыбка опять скривила его лицо.

– Скажите, а в этот отель вы приехали случайно или нет?

– В этот отель я заехал совершенно случайно, по пути из Базеля… двенадцатого октября.

– Вы раньше останавливались здесь?

– Не припоминаю.

– Расскажите о ваших взаимоотношениях с постояльцами отеля.

– Мне не понравился этот молодой выскочка, француз… ничего путного я в нем не увидел. Не мудрено, что он устроил потасовку, закончившуюся так трагично! – Рулиссимо покачал головой и поцокал языком. – Хозяин отеля, Хулио, был хорошим человеком. Вот его мне искренне жаль. Что касается дамы, мисс Кати, то она сначала вела себя вполне благопристойно, а потом начала любезничать с этим французом и нагрубила мне. Признаюсь вам, юная леди, – лицо Рулиссимо опять исказила улыбка, – я рассматривал ее как претендентку себе в жены.

Во время беседы с Рулиссимо я периодически подавляла распирающий меня смех, но тут не сдержалась. Отвернувшись, попыталась выдать смех за кашель.

– Простудились, – простодушно заметил Рулиссимо. – Я знаю одно хорошее средство от простуды. После беседы зайдите ко мне в номер, и я дам вам рецепт, – он лукаво прищурил глаз, подмигивая мне.

– Расскажите, что вы делали в вечер происшествия. Постарайтесь не упускать никакие детали.

– Ох, какая вы резвая. Дайте подумать… Дело было так… поужинал в своем номере. Помню… около девяти часов вечера ко мне постучал хозяин отеля Хулио и предложил поиграть в бильярд. Я согласился. Мы играли около часа. Потом Хулио пошел за Алексом. Помню, он сказал, что чувствует себя немного виноватым за инцидент с пролитым кофе и хочет загладить вину перед французом. Я поначалу смотрел их игру… и не скажу, на чьей стороне был явный успех.

– Не помните, покидал ли Хулио во время игры бильярдную?

– Припоминаю. Он вышел буквально на минутку и тут же вернулся. Потом я решил навестить Катю, вышел в холл и к своей величайшей радости сразу увидел ее. Она смотрела телевизор.

– Вспомните, в какое время вы вышли?

– Алекс и Хулио сыграли пару партий. Возможно, было половина одиннадцатого. Точнее не скажу. Так вот, я предложил Кате зайти ко мне в номер, поиграть в карты… – лицо Рулиссимо исказила слащавая гримаса. – Но она убежала в биллиардную, но почти тут же вернулась и прошла в свой номер. Я посидел еще минут десять… пятнадцать. Она не вышла. Тогда я пошел к себе.

– Вы можете вспомнить, какую передачу вы смотрели?

– Э… нет, не смогу. Я переключал с канала на канал. Был взбешен поведением этой… дамы!

– Вспомните, пока вы сидели в холле, не выходил ли Хулио из бильярдной?

Рулиссимо в задумчивости скривил лицо, затем резко ответил:

– Нет.

– Итак, вы вернулись в свой номер. Опишите ваши дальнейшие действия.

– А что тут описывать… лег спать. Меня разбудили крики и шум, доносившиеся сверху. Я вышел в коридор, и Катя также вышла. На втором этаже, похоже, шла драка. Крики и ругань чередовались с ударами и грохотом ломаемой мебели и бьющейся посуды. Потом послышались сильный вскрик и выстрел… и все смолкло. Мы с Катей поднялись наверх. Номер Хулио был открыт, и мы увидели все это… Катя сказала, что нужно вызвать полицию и врачей. Я побежал звонить. Приехала полиция.

– Вы не догадываетесь о причине конфликта Алекса и Хулио?

– Не знаю. Возможно, увлеклись игрой, вошли в азарт и не смогли остановиться.

– У Алекса был альбом с ценными монетами. Он пропал. Как установила полиция, был украден во время их вечерней игры в бильярд.

– Полиция мне сказала про этот альбом. До этого я ничего про него не знал… – Рулиссимо присвистнул и пристально уставился на меня, – так вы подозреваете меня? Вот что я вам скажу, юная леди… эта русская, Катя… у нее есть что скрывать. Недаром она ездит по всему миру и высматривает глупцов с денежками. Я все видел, все замечал. Как она плела шуры-муры вокруг этого смазливого француза. Она и украла альбом! Мой вам совет – хорошенько припугните ее. Она расплачется и все расскажет…


Рулиссимо прервала появившаяся в холле высокая, стройная, молодая женщина в домашнем халате и тапочках.

– Добрый вечер, – произнесла она звонким дискантом. – Мне послышалось, что здесь называли мое имя. Могу узнать, в связи с чем?

– Сейчас узнаете, мисс, – галантно вмешался в разговор сержант Шустер. – Рулиссимо, пройдите в свой номер. Нам нужно побеседовать с мисс Катей.

– Я пойду, – уходя, резко бросил Рулиссимо, – но последнее слово будет за мной!

Катя уверенно расположилась в кресле напротив, задумчиво глядя на меня.

– Полагаю, вы из полиции, – ее голос звучал уверенно. – Мне тяжело оставаться в этом отеле, поэтому давайте без лишних формальностей перейдем сразу к делу. Я уже объяснила вашим коллегам, что не имею никакого отношения к произошедшим трагическим событиям и считаю мое дальнейшее пребывание здесь бессмысленным.

Признаться, я не имею никаких предубеждений по отношению к чужестранцам, но самоуверенная, деловая поза Кати не понравилась мне с первого взгляда. Собравшись с мыслями, я повела беседу:

– Когда вы приехали в отель?

– Меня уже спрашивали об этом… – Катя откинула назад голову и глубоко вздохнула. – Приехала вечером одиннадцатого октября, подышать чистейшим горным воздухом и полюбоваться красивыми местами. Повторяю, я случайно остановилась здесь, о чем теперь искренне сожалею.

– Вы останавливались в этом отеле раньше?

– Нет.

– Встречались ли вы прежде с кем-либо из постояльцев или с хозяином отеля?

– Нет.

– Расскажите о взаимоотношения, которые сложились между вами и людьми, проживающими в этом отеле.

– Хорошие, – раздраженно ответила Катя.

– А нельзя ли охарактеризовать их поподробнее, – глядя ей прямо, в глаза, спросила я. – Дело в том, что мне попал на глаза дневник Алекса. Там он, возможно, чересчур подробно описал ваш… роман.

– Хм. Понятно. Раз вы все прочитали, зачем спрашивать? – с невозмутимым выражением лица произнесла Катя.

– Мистер Алекс погиб. В его комнате был альбом с дорогостоящими монетами. Так вот, этот альбом исчез. Полиции пока не удалось его обнаружить. Вы, как следует из записей Алекса, последняя, кто держал этот альбом и видел, какую ценность он представляет. Судя по всему, вы – человек не избалованный деньгами. Следовательно, у вас был мотив – украсть альбом. Полицией установлено, что кража совершена тринадцатого октября в промежуток времени от десяти до одиннадцати часов вечера. Вспомните, чем вы занимались в указанное время?

Раздраженное состояние Кати постепенно отодвигалось на задний план, уступая место неуверенности и даже страху. Похоже, она чувствовала, что полиция будет держать ее и, возможно, попытается отыграться на ней, в случае неудачи с поиском альбома. Я с интересом наблюдала за ней, пытаясь постичь ее тайные мысли, уловить малейшие колебания ее души. Я включалась в игру, и эта игра начинала мне нравиться.

Катя заговорила, но теперь ее голос звучал неуверенно и слабо:

– В тот вечер я действительно была в номере Алекса. Но целью моего посещения была не кража альбома. Когда я прибыла в отель, то с первого взгляда отметила симпатичного молодого человека и решила познакомиться с ним. Высокий, темноволосый, он производил впечатление уверенного в себе мужчины, что так не хватает современной женщине. Наше знакомство состоялось и… – Катя с трудом подбирала слова, – мы оказались в его номере. Он стал настойчиво ухаживать за мной, и я… уступила… Прощаясь, мы договорились… провести следующую ночь вместе. Я должна была прийти к нему в номер около полуночи. Я была так счастлива… – она осеклась, голос ее задрожал и, достав платочек, девушка разрыдалась.

Моя жесткость по отношению к ней сменилась жалостью. Я понимала эту одинокую женщину, которая потеряла полюбившегося человека.

– Сержант, принесите воды, – шепнула я Шустеру.

Сержант мигом вернулся с чашечкой воды. Девушка сделала пару глотков, глубоко вздохнула и тихим голосом произнесла:

– Прошу прощения. Все эти прошедшие события… они… глубоко потрясли меня, – она вытерла глаза. Минутная слабость прошла, и девушка снова взглянула на меня проницательным, твердым взглядом. Я с интересом смотрела на нее и чувствовала, что передо мной – женщина с сильным характером, энергичная, целеустремленная…

– Катя, расскажите поподробнее, как вы провели вечер тринадцатого октября, начиная с вашего возвращения от Алекса.

– Да… пятница, тринадцатого. Вот и не верь после этого приметам. Я хорошо помню, что в 21.20 вышла в холл и включила телевизор. В это время идет ток шоу с моим любимым телеведущим. Я смотрела передачу, пока не появился этот пахучий джентльмен. Не помню точно его имя…

– Рулиссимо, – подсказала я девушке. – Когда вы вышли в холл, то не заметили присутствие кого-либо в бильярдной?

– Я слышала голоса, доносившиеся из бильярдной. Дверь туда была закрыта, поэтому я не видела кто там.

– Не вспомните время, когда Рулиссимо вышел из бильярдной?

– Отчего же… вспомню. Телеведущий беседовал с первой парой участников. Прошло минут десять от начала передачи, когда появился этот неприятный субъект и сделал мне непристойное предложение. Меня это просто взбесило, и я в гневе покинула холл… зашла в бильярдную и перебросилась парой фраз с Алексом. Боже мой, – девушка закрыла лицо руками, – ведь я видела его тогда последний раз живым. Дайте воды, пожалуйста.

Шустер в два прыжка очутился около Кати со стаканом воды. Катя отпила немного. Плотно сжав губы, она некоторое время сидела молча.

– Потом я вернулась в свой номер, – тихо сказала она.

Опять воцарилось неловкое молчание.

– Вспомните, пожалуйста, – начала я, – Пока вы смотрели телевизор, Хулио выходил из бильярдной?

– Хулио… да. Выходил. Буквально за минуту до появления этого…

– Рулиссимо.

– Да, Хулио вышел из бильярдной и неторопливо прошел к выходу отеля. Я слышала стук входной двери. Почти тут же он вернулся в бильярдную.

Я переглянулась с сержантом и спросила:

– Следовательно, он отсутствовал менее минуты?

– Да. Не больше минуты.

– Итак. Вы вернулись в свой номер. Рулиссимо остался в холле?

– Да. С наглой усмешкой он развалился в кресле. Я прошла к себе и прилегла на диван, все время думая об Алексе… Я потеряла ощущение времени, и только грохот, доносившийся сверху, вернул меня к реальности. Послышались крики, удары и шум ломаемой мебели. Я выскочила в холл, там был Рулиссимо. Помню, я спросила, что происходит? Он ответил, что не имеет понятия, в чем дело. А потом мы услышали выстрел и вскрик человека. И неожиданно все стихло. Мы поднялись наверх. Дверь номера Хулио была полуоткрыта, и там был такой погром, а они лежали… – Катя опять разразилась рыданиями.

Шустер обладал даром успокаивать дам, и вскоре беседа продолжилась.

– Катя, извините, что вынуждена мысленно вернуть вас в тот ужасный вечер. Что было дальше?

– Я попросила Рулиссо или…

– Рулиссимо, продолжайте.

– Да. Попросила его вызвать полицию и скорую, а сама, осторожно ступая, подошла к Алексу, но он…

– Катя, каково ваше мнение о произошедшем?

– Не знаю даже что и подумать? – Девушка сидела, низко опустив голову. Говорила она медленно и тихо. – Как я поняла, Алекс вернулся после игры в бильярд и обнаружил пропажу альбома. У него монеты занимают первое место среди жизненных ценностей. У Хулио были ключи от всех номеров, поэтому Алекс пошел к нему разбираться. Ради монет он был готов на все, даже пожертвовать жизнью. Так и случилось…

– У меня больше нет к вам вопросов Катя.

– Мне можно уехать? – девушка подняла голову, ее взгляд выражал мольбу.

Я вопросительно посмотрела на сержанта. Он отрицательно покачал головой:

– Пока попрошу остаться здесь, мисс.

Катя вернулась в свой номер.

Подсказка

Я сидела в кресле перед камином, из окна открывался вид на горы. На столике передо мной лежала уже почти пустая коробка конфет. Как бы я хотела, чтобы сейчас открылась дверь, и в номер вошел Шерлок Холмс. Попыхивая трубкой, он присел бы напротив меня и четко разложил по полочкам все это дело, положив на стол пропавший альбом с монетами. Увы, в лучшем случае может зайти сержант Шустер, но он не имеет права высказывать мне свои версии.

У меня сложилось мнение, возможно, ошибочное, что сержант Шустер выполняет в полиции функции задержания преступников, а интеллектуальная подоплека расследования находится в компетенции инспектора Форрестера…

Итак, все формальности соблюдены, и теперь мне предстоит назвать преступника. Одна мысль не давала мне покоя: когда я находилась в номере Алекса, что-то насторожило меня, какое-то обстоятельство, на которое я до сих пор не нашла ответа…

Я вызвала сержанта. Мы вместе прошли в номер Алекса. Я осматривалась вокруг, словно ища таинственно-спрятанную улику. Все предметы были на своих местах. Ничего не прибавилось и не убавилось. И все же назойливая мысль опять проникала в мои серые клеточки.

– Вы ничего не находите подозрительного, сержант?

– Э… нет. Только до сих пор чувствуется запах от камина. Надо же было оставить закрытой заслонку…

Не успел сержант закончить свою фразу, как мне все стало ясно. Как будто включили свет в темной комнате, и все предметы заняли свои привычные места.

– Шустер, я все проняла, – прервала я сержанта и загадочно посмотрела на него.

– Мисс, вы хотите сказать, что знаете, кто украл альбом? – сержант с удивлением вскинул брови.

– Полагаю, что знаю. Я разгадала загадку открытого в холодный вечер окна и чадящего камина. Как только сможете на это ответить, сразу назовете преступника.

– Пока для меня не все ясно, мисс, – сержант неловко переминался с ноги на ногу. – Но если вы знаете, кто преступник, то надо разоблачить злодея. Я полагаю, что это либо Рулиссимо, либо Катя.

– Правильно полагаете, сержант. Это один из них. Он является сообщником Хулио. У меня появилась одна идея, как разоблачить преступника. Для этого я предлагаю разыграть небольшую сценку, – я подошла к сержанту и шепотом изложила ему свой план.


Разгадку смотрите в конце книги.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Игра в детектив. Выпуск 1 (Алексей Мамин) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я