Небесный страж (А. В. Макеев, 2013)

Из посольства крохотного африканского княжества Буттулал в Москве похищен «Небесный Лотос» – огромный бриллиант редчайшей окраски. Камень является главной исторической реликвией страны, и его утрата – невосполнимая, страшная потеря для всех жителей Буттулала. Посол княжества обращается за помощью в Московский уголовный розыск, лично к генералу Орлову, и тот поручает дело своим лучшим сотрудникам – полковникам Гурову и Крячко. Сыщики незамедлительно приступают к расследованию и очень скоро выясняют, что бриллиант похищен членами тайной китайской преступной организации – триады…

Оглавление

Из серии: Полковник Гуров

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Небесный страж (А. В. Макеев, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

В главк Гуров и Крячко вернулись уже после обеда, уставшие, но довольные. Особенно благодушествовал Станислав при воспоминании об обеде, которым их угостили в посольстве. Его необычайно впечатлило мясное блюдо из дикой козы, рыба, приготовленная по особому буттулальскому способу, и малоалкогольный напиток из горного винограда. Поднимаясь по ступенькам к входу в главк, Крячко не мог не причмокнуть:

– А женщины-то у них красивые. Вон, какая симпатяшка обслуживала нас в столовой. Если та княжна… Как ее? Лак-Мин… Вот, если она была наподобие, то понятное дело, отчего поручик Серебрянцев ею так увлекся.

– Ну, наконе-е-ц-то… – иронично рассмеялся Гуров. – А я-то все думаю – что ж это наш великий женолюб Стас никак не оседлает своего любимого конька? Что ж ничего не скажет о замеченных им в посольстве молодых сотрудницах? Но, к счастью, мир не перевернулся – он остался верен себе. Оседлал-таки любимую тему, отметил-таки стать хорошенькой буттулалочки…

– А ну тебя! – недовольно наморщив нос, отмахнулся Станислав. – Сухарь и зазнайка-всезнайка. Съел?

– А на обиженных воду возят, – смеясь, парировал Лев.

В этот момент зазвонил его телефон. Это был Орлов.

– Лева! Ну, как у вас там движется? Все нормально?

– Сейчас зайдем и все расскажем. Мы уже в «конторе»… – буднично сообщил Гуров.

– Хорошо! Жду, жду, жду!.. – обрадовался Петр.

– Как он точно подгадал! – саркастично «восхитился» Стас. – Прямо как старорежимная свекровка, которая следит за каждым чихом снохи.

Миновав свой кабинет, они прямым курсом направились к Орлову. Проходя через приемную, лишь иронично покосились в сторону Верочки, как и обычно, неумолчно тараторящей по телефону. Когда за ними закрылась дверь, Верочка неожиданно замолчала и, замерев, осторожно к чему-то принюхалась с выражением некоторого недоумения на лице.

А приятели, расположившись в креслах, вкратце рассказали о своем посещении буттулальского посольства. Итоги, конечно, были не ахти какими глобальными. Но кое-что существенное выяснить все же удалось.

…Пройдя в хранилище, где находились экспонаты, опера осмотрели само помещение. Окон оно не имело, в него вела единственная дверь. Каких-либо потайных лазов не замечалось, во всяком случае, на первый взгляд. Осмотрев стены комнаты, площадью со спальню типовой «двушки», Гуров и Крячко вместе с экспертами осмотрели витрины с лежащими под стеклом самыми разными предметами. Все экспонаты являли собой подлинные реликвии, выполненные с высочайшим мастерством.

– Надо думать, эти предметы тоже стоят очень дорого? – поинтересовался Лев, обернувшись к послу.

– О да! В определенном смысле они бесценны. Но если исходить из их возможной рыночной стоимости, то минимум миллионов десять долларов за них дал бы любой богатый коллекционер. Это – по минимуму! А по максимуму можно смело запрашивать втрое больше.

Военный атташе, он же по совместительству и начальник службы безопасности посольства, и начальник охраны, показал, где именно во время дежурства находились охранники. Эксперты-криминалисты тщательнейшим образом осмотрели пол, стены и даже потолок помещения, особое внимание уделив дверным ручкам и прочему, чего могли касаться руки похитителя. Столь же тщательно ими был обследован стальной ящик, в котором хранился «Небесный Лотос», а также золотой футляр бриллианта.

Как пояснил посол, ключ от ящика имелся только у Зага Ле Ашши. Помощник по вопросам культуры, религии и спорта, стоявший рядом, тут же подтвердил, что ключ он никому никогда не передавал и хранил круглосуточно при себе. Для этого у него вокруг пояса прямо на голом теле была замкнута плоская стальная цепочка, от нее отходила другая цепочка, на конце которой, собственно говоря, и был закреплен весьма замысловатой формы ключ.

Один из экспертов, попросив ключ, при ярком освещении довольно долго его осматривал под налобной лупой с большим увеличением. Затем столь же тщательно он осмотрел и скважину замка. Закончив осмотр и поправив лупу, эксперт озадаченно констатировал:

– По поводу ключа пока ничего сказать не могу. А вот замок имеет намеки на то, что его по меньшей мере один раз уже открывали не подлинником ключа, а копией. Здесь, – эксперт показал ключ, – признаков того, что он соприкасался со специальной формовочной пастой, я не заметил. Но вот на одной из граней скважины есть характерные микроцарапины. Я бы попросил предоставить и ключ, и ящик, чтобы в лаборатории провести трассологическую, химическую и иные экспертизы. Футляр бриллианта можете оставить здесь – он не нужен. Отпечатки пальцев с него уже сняли.

– Да, да, конечно! – согласился посол. – Можете взять. Мы готовы предоставить все, что угодно, лишь бы это помогло найти пропажу.

Он предложил использовать для бесед с сотрудниками посольства и охраной два рабочих кабинета на первом этаже и решил пройти данное собеседование первым. В разговоре с Гуровым посол рассказал, что он с самого начала сомневался в благополучном завершении выставочной миссии. По его мнению, такие вещи, как «Небесный Лотос», вообще нельзя вывозить за пределы своей территории.

– …Он один стоит дороже всех изумрудов, добытых в наших копях за все годы существования Буттулала, – сокрушенно резюмировал он. – Тем более что сразу несколько международных мафиозных кланов ведут за ним многолетнюю охоту. И при этом не гнушаются никакими средствами. Нам уже не раз поступала информация о том, как гангстеры пытались за огромные деньги купить хотя бы какую-то информацию об устройстве княжеского дворца и местонахождении сокровищницы. За последние пять лет среди послушников монастыря разоблачили уже семь человек, внедренных преступными группировками.

– А вы не могли бы поподробнее рассказать об этих группировках? – попросил Лев.

– Я сам знаю о них не слишком много… – огорченно развел руками посол. – Это ведь не какие-нибудь «Волонтеры общества святого Франциска», о которых можно узнать из любого справочника. Поэтому рассказать могу немногое. Ну, самая крупная группировка – это представители китайских триад, именующие себя «Клыки дракона». В составе банды, по некоторым данным, свыше тысячи человек. Базируется она в южных провинциях Китая и частично в Гонконге. За «Небесным Лотосом» охотится последние тридцать-сорок лет. Японские якудза из группировки «Демоны Окинавы» тоже не раз пытались внедрить своих людей в дворцовую стражу и в монастырь. Но пока, к счастью, эти попытки успехом не увенчались.

– А про японцев вам что известно? – спросил Гуров.

– Еще меньше, чем про китайцев. Эти засекречены весьма и весьма. О них даже в самой Японии знают немногие. У меня есть подозрение, что эта группировка или связана, или действует под прямым патронажем японской военной разведки. Третья преступная организация, которая уже лет десять упорно пытается завладеть «Небесным Лотосом», это сицилийская мафия. Но итальянцы, мне кажется, имеют самые слабые шансы на успех. У нас в Буттулале они все на виду, и провести какую-либо операцию по проникновению в сокровищницу дворца им просто нереально.

Гуров усмехнулся и лаконично обронил:

– Это там, у вас… А здесь?

Посол некоторое время напряженно молчал, обдумывая замечание сыщика, а потом стиснул кулаки и горестно покачал головой:

– О, великий Будда! Вы правы… Здесь они могли провести операцию по незаметному проникновению в здание посольства и захвату бесценной реликвии. Горе нам, горе! Это моя вина… Мне советовали усилить охрану посольства, обратившись к российским властям, но я самонадеянно счел это излишним, к тому же привлекающим излишнее внимание к «Небесному Лотосу». О, горе нам!..

Гуров упреждающе поднял руку.

– Секундочку! – поднял руку Гуров, окидывая посла строгим взглядом. – Горевать некогда, надо искать похитителей. Давайте подумаем вот о чем… Как могло случиться, что бриллиант, охраняемый несколькими охранниками, двое из которых неусыпно находились рядом с его вместилищем, тем не менее исчез? Что-то здесь не вяжется. Насколько надежны ваши люди?

– Им я могу доверять как самому себе, – категорично помотал головой посол. – Они выросли при монастыре и взращены в духе безграничной преданности своей земле. Этих молодых мужчин могут заживо резать на части, и они не скажут ни слова, если это нанесет ущерб Буттулалу. Они многократно проверены на деле, их сознание не единожды изучено мудрыми наставниками монастыря, умеющими читать мысли людей точно так же, как мы с вами читаем книгу.

– Впечатляет… – утвердительно кивнул Лев. – Но бриллиант-то исчез! Как охранники, стоявшие рядом с сейфом, не заметили того, что кто-то его открывает, достает драгоценность и уносит ее с собой? Камень-то ведь не испарился сам по себе! Да и спецов, способных телекинетически переместить его из одной точки пространства в другую, я что-то не припомню.

– У меня есть предположение… Но, боюсь, вы с ним не согласитесь. – Посол говорил, глядя куда-то в сторону. – Я не исключаю использования злоумышленниками черной магии. Вы же, наверное, слышали, что есть колдуны, которые способны, находясь на большом отдалении от какого-либо предмета, создавать подпространственные туннели и через них завладевать желаемым?

– Я приму это к сведению, – сдержанно отметил Гуров. – Какие-то еще предположения у вас имеются?

– К сожалению, нет… – сокрушенно вздохнул посол.

– Тогда расскажите мне о людях, которые последние пару недель появлялись в вашем посольстве. Я имею в виду тех, кто почему-то вдруг показался вам подозрительным, – попросил Лев.

– Да, да! – закивал посол. – Но, если позволите, я хотел бы сначала перелистать журнал приема, чтобы не упустить чего-то по-настоящему важного и значимого. Пока пообщайтесь с нашим военным атташе, а я схожу к себе, подготовлю нужную вам информацию.

Он поспешно вышел из кабинета, а вместо него через несколько мгновений вошел военный атташе. Как и предыдущий собеседник Гурова, он также пребывал в состоянии горестного ступора. Впрочем, атташе, как ответственный за безопасность посольства, выглядел еще более хмурым и угнетенным. Он с ходу заявил, что готов отдать на отсечение обе свои руки, но в своих «кшаттру», то есть воинах, не усомнится никогда. Что касается исчезновения драгоценности, то «Небесный Лотос», заявил он, мог быть похищен очень сильным экстрасенсом и гипнотизером. Атташе считал, что подобный человек, обладающий необычными способностями, без проблем способен пройти мимо любой охраны, а ящик с бриллиантом ему открыл, сам того не сознавая, советник посла по культуре.

– …Ничем иным происшедшего я объяснить не могу, – недоуменно пожал плечами атташе.

– Хм… – Гуров тоже пожал плечами, выражая этим свое сомнение. – Если, как вы говорите, Зага Ле Ашши сам открыл ящик с бриллиантом под воздействием гипноза, то откуда тогда на замке признаки того, что его открывали дубликатом ключа? У советника, как вы знаете, ключ подлинный.

Атташе озадаченно замолчал, пощипывая свои густые, грубые, как сапожная щетка, длинные черные усы. Поскольку он никак не мог сообразить, что ответить, Лев задал следующий вопрос:

– Кража произошла ночью. Жилой блок посольства находится на втором этаже. Первый этаж – служебный блок. Скажите, у вас по ночам кто-нибудь имеет обыкновение ходить по этажам? Ну, там, не спится человеку или зуб у него заболел?

Потерев крупный нос, атташе неожиданно кивнул.

– Да, был у нас такой… – подтвердил он. – Кашпутту, советник посла по торговле, экономике и финансам. Он частенько ходил по зданию ночами, поскольку у него, как вы говорите, действительно случались приступы бессонницы. Мы к этому относились вполне лояльно. Даже наоборот, считали, что его бессонница облегчает работу караульных.

– А почему вы говорите «был»? – прищурился Гуров. – Сейчас он где?

– Неделю назад он уволился по состоянию здоровья и уехал домой, – напряженно глядя в одну точку, негромко произнес атташе. – Великий Будда! Неужели этот человек мог оказаться предателем?!! Если позволите, я сейчас же пойду на наш коммутатор и свяжусь с Па-Оту-Сама. Пусть выяснят, прибыл ли он домой…

– Да, пожалуйста, выясняйте, – кивнул Лев и попросил: – Следующего ко мне пригласите.

Следующим оказался новый советник по торговле и финансам – худощавый, для буттулальца достаточно высокий человек средних лет. Он прибыл всего два дня назад и поэтому окружающее воспринимал лишь как некую экзотику, поскольку до этого ни разу не был в России. Похищение главной реликвии его родной страны для советника тоже стало серьезным потрясением, но по существу этого события он не мог сказать ничего определенного. На все вопросы Гурова советник лишь беспомощно улыбался и время от времени пожимал плечами. Лишь один момент он смог прояснить достаточно внятно.

Отвечая на вопрос Льва, можно ли было переданные ему дела считать образцово исполнявшимися, советник возмущенно отмахнулся:

– В делах – хаос! Бумаги как положено не оформлены, договора с российскими фирмами не завизированы, все пущено на самотек.

В этот момент в кабинет без стука влетел донельзя встревоженный атташе.

– Господин детектив! Кашпутту до дома не доехал! Он бесследно исчез! – тяжело дыша, сообщил он. – Я все понял… Это его рук дело! Это он организовал похищение «Небесного Лотоса» и спрятался на Западе. Но ничего! Наши кшаттру найдут этого мерзавца и под землей.

Следом за атташе в кабинете появился и посол. Выслушав атташе, он сокрушенно вздохнул.

– Вот как?.. – На лице его отразились горечь и досада. – А ведь он происходит из благороднейшей семьи Буттулала, почтенной и уважаемой. Мне скоро на пенсию, и все были уверены в том, что именно он займет мое место. Как же он мог так поступить?! Такой нелепый финал после десяти лет безупречной работы…

– Простите, господин, но позволю себе с вашей оценкой не согласиться, – подал голос советник по торговле и финансам. – Я сегодня собирался вам доложить, что именно Кашпутту сделал все возможное, чтобы сорвать три выгодные для нас сделки в сфере военно-технического сотрудничества с Россией. Поверьте на слово – он был высококлассный очковтиратель, имитатор работы на благо Буттулала, но никак не патриот, не защитник интересов великого властителя и народа княжества.

Похоже, эта новость для посла стала не менее шокирующей, чем кража бриллианта. Утратив последние остатки сдержанности, он резко стукнул кулаком по столу, что-то сказав на родном языке. Потом, сообразив, что русский сыщик его не понял, повторил сказанное уже по-русски:

– Только теперь я понимаю, какую допустил ошибку, три года назад уволив тогдашнего военного атташе за срыв поставок в Буттулал современных российских средств ПВО. Взамен мы закупили американский хлам, которым не сбить и воробья. Оказывается, за всем этим стоял мерзавец и предатель Кашпутту. Надо срочно сообщить князю Хаммато Рути Ашшага об этом негодяе, заодно оправдать ошибочно изгнанного дипломата. Какой стыд! Я лично напишу ему письмо и попрошу прощения… Ах, Кашпутту! Как же ты нас подло предал!..

– Вы сказали, что этот Кашпутту – представитель некой благородной семьи? – уточнил Гуров. – Хм… Вполне возможно, что этот человек претендовал на нечто гораздо большее, нежели пост посла в России. Думаю, в этом и кроется причина его поступка.

Поспешно утерев платком пот со лба, посол недоуменно посмотрел на Льва:

– Вы полагаете, Кашпутту замышлял государственный переворот? Но по нашей конституции главой княжества может стать только потомок князя Рамангутти. А Кашпутту, хоть он и из знатного сословия, не является даже побочным потомком Рамангутти. И даже если бы он смог каким-то образом захватить власть, ни армия, ни суд, ни государственный совет его ни за что не признали бы. Он потерпел бы поражение, лишь начав свой мятеж.

– И тем не менее родословную этого Кашпутту проверить стоило бы очень тщательно, – сдержанно улыбнувшись, посоветовал Гуров. – Мне кажется, в ней могут оказаться некие «подводные камни». И очень серьезные.

Вспомнив, из-за чего он, собственно говоря, снова сюда зашел, посол сообщил, что просмотрел журнал записи посетителей и в целом ни один из них подозрений у него не вызвал. Разве что некий уроженец Апеннин, представившийся как самостоятельный итальянский путешественник, странствующий по всему миру. Назвался визитер Николо Леганни. Путешественник интересовался возможностью получения визы, чтобы в конце весны посетить княжество Буттулал. Приняв эту информацию к сведению, Лев попросил предоставить максимум информации и по этому путешественнику. Желательно с фотографией.

…Итоги бесед Станислава Крячко с сотрудниками посольства оказались не менее результативными. Старший советник посольства, совмещавший в себе, как и все прочие посольские чины, несколько должностей, припомнил, как месяц назад он случайно услышал разговор все того же Кашпутту по сотовой связи. Советник по торговле и финансам говорил какие-то непонятные вещи совершенно абсурдного свойства. И только сейчас старший советник начал понимать, что тот с кем-то обговаривал детали операции по похищению национальной святыни, подменяя обычные слова иносказаниями. В самом деле, как можно было бы понять сказанное кем-то: «… Прилетит ворон, пропоет соловей, я откую луч луны, и тогда бутон лотоса откроется, когда падет черный полог…»?

Кроме того, весьма интересную информацию сообщил один из охранников. Он припомнил, что два дня назад, дежуря у ворот посольства, на другой стороне улицы увидел какого-то человека, который вел себя очень подозрительно – озирался, рассматривал ограждение и здание. Сотрудница посольства, совмещавшая должности делопроизводителя и доктора – представительная дама «выше средних» лет в национальном одеянии из ткани, напоминающей тафту, – также поведала некие занятные факты. По ее словам, Кашпутту обладал даром «улми», особым типом гипноза, что в Европе именуется «суггестией», однако всегда почему-то тщательно скрывал это.

– А как вам удалось об этом узнать? – с интересом глядя хоть и на пожилую, но все еще сохранившую грацию и привлекательность женщину поинтересовался Стас.

Та в ответ чуть заметно улыбнулась:

– Потому что «улми» владею и я. Кстати, некие задатки подобного дара есть и у вас с вашим товарищем. Как его? Гуров? Но их еще развивать и развивать, на что потребовался бы не один год. А Кашпутту свой дар всячески отрицал и говорил, что даже не представляет, как им пользоваться.

– И насколько сильными были у него такие способности? – снова спросил Крячко.

– Почти как у меня… – снова улыбнулась дама. – Во всяком случае, внушить состояние «каменная статуя» большинству людей он смог бы без особого труда.

– «Каменная статуя» – это как? – прищурился Стас.

– Это состояние человека, который внешне ведет себя вроде бы как обычно, но на самом деле действует, не сознавая происходящего. Как живая машина. И когда он выходит из состояния «каменная статуя», то совершенно ничего не помнит, хотя в том состоянии он как бы и думал, и осмысливал происходящее.

Женщина говорила чуть нараспев своим щебечущим голосом, и в какой-то миг Крячко вдруг ощутил, как окружающий мир стал внезапно от него словно бы отдаляться. Поспешно взяв себя в руки, он быстро вернулся к реальности.

– Что за ерунда?! Знаете, сейчас у меня было некое странное состояние, – подозрительно посмотрел он на нее. – Это вы на меня так подействовали?

Она с доброжелательной улыбкой утвердительно кивнула и развела руками.

– Простите, но вам это надо было ощутить лично. Иначе как можно понять разницу между, скажем, горьким и соленым, если все это не попробовать на вкус? Человек, впадая в состояние «каменная статуя», порой толком даже не понимает, в какой миг он перестает принадлежать самому себе. Кстати, вы это заметили. У вас воля очень сильная.

Станислав, с трудом сдержав горделивую улыбку, потер лоб и спросил:

– В таком случае вы наверняка могли бы погрузить охранников в состояние «каменная статуя» и выяснить у них, что именно происходило с ними минувшей ночью, что они видели и что делали.

– Мысль, конечно, очень интересная, – произнесла женщина после минутного молчания, – но есть ряд обстоятельств. Во-первых, на подобную процедуру нужно искреннее согласие каждого из проверяемых. Во-вторых, если кто-то из них и подвергся подобному воздействию, то обладающий «улми» вполне мог наложить своего рода «замок» на воспоминания, снять который возможно, лишь лишив человека рассудка или даже самой жизни.

– Я вас понимаю, но поймите и вы нас, – Крячко говорил строго и убедительно. – Мы не чудотворцы, а обычные сыщики. И чем активнее нам будут помогать, тем быстрее нам удастся раскрыть кражу и найти похищенное. Поговорите с кем-то из начальства. Если сами не рискнете принять такое решение, может быть, разрешат старшие по рангу.

– Я обязательно вам об этом сообщу, – покидая кабинет, пообещала дама.

Проводив ее взглядом, Стас вспомнил один скандально-курьезный случай еще конца восьмидесятых. Случилось так, что его попытался загипнотизировать некий «экстрасенс». В одном из провинциальных областных центров завелся свой доморощенный «целитель и колдун», который «силой магии» брался решить любые проблемы. И со здоровьем, и в личной жизни… Впрочем, справедливости ради стоило бы отметить, что кое-какие методики этот шарлатан все же освоил. В частности, он мог воздействовать на психику впечатлительных дамочек, вводя их в гипнотический сон.

Пользуясь этим их состоянием, он без проблем выведывал пин-коды их пластиковых карт, коды домашних сейфов, места расположения тайников с заначками «на черный день». Если посетительница была молода и хороша собой, «экстрасенс», невзирая на семейное положение клиентки, беззастенчиво пользовался ее телом, снимая происходящее на купленную за сумасшедшие деньги видеокамеру (в ту пору это было нечто).

Однажды к нему обратилась молоденькая девушка – старшеклассница одной из школ города. Она очень хотела, чтобы на нее обратил внимание учитель физики – молодой, видный собой парень, который на ученицу не обращал никакого внимания и собирался жениться на физкультурнице – тоже, как и он, вчерашней студентке. Увидев юную посетительницу, очень недурную собой, «колдун» решил воспользоваться ситуацией и, игнорируя тот факт, что ей нет восемнадцати, «оприходовать», как и всех прочих.

Но недаром говорится, что бог шельму метит. Да и воздает по делам и заслугам. Не замечаемый клиенткой «колдуна» ее одноклассник, который давно мечтал о том, чтобы та обратила на него внимание, стал свидетелем визита к «экстрасенсу». Парень как-то уже слышал разговоры о том, чем на самом деле «пользует» своих клиенток «народный целитель». Он поспешил к его дому и, перебегая через улицу, едва не попал под такси, в котором ехал Станислав Крячко, прибывший в тот город по своим служебным делам.

Выслушав сбивчивый рассказ юноши, Стас поспешил с ним к обиталищу «экстрасенса». На стук в дверь «колдун» вышел к нежданным гостям и, явив свои гипнотические способности, в момент обратил парня в недвижимый манекен. Стас, на которого его гипнотические «флюиды» никакого влияния не оказали, поспешил прикинуться загипнотизированным. «Колдун» завел их к себе в прихожую и приказал стоять там, а сам ушел в свой «магический кабинет».

Но в отличие от загипнотизированного парня юная клиентка «целителя» к его психологическому воздействию оказалась более стойкой и, даже будучи в состоянии полусна, оказала сластолюбивому негодяю сопротивление. «Сеанс магии», в ходе которого предполагалось как бы добровольное вступление с ним в связь, вылился в попытку вульгарного, гнусного изнасилования. Трудно сказать, на что рассчитывал «колдун», выкручивая руки своей оглушенной гипнозом жертве и пытаясь ее раздеть, но неожиданно кто-то крепкой, сильной рукой схватил его за шиворот и отшвырнул в другой угол комнаты.

Сразу же сообразив, что с одним из незваных гостей он здорово «прокололся», переоценив свои гипнотические способности, негодяй, владея техникой карате, решил применить в отношении него способности иные. С воплем «Кья!!!» он ринулся на незнакомца. Но тот умело блокировал его выпад и, немедленно перейдя в контратаку, провел мощный удар в челюсть. Мгновенно утративший связь с этим миром, «колдун» мешком повалился на пол. Когда он пришел в себя, то понял, что его жизнь висит на волоске. Незнакомец, держа своими крепкими руками его шею на излом, жестко уведомил:

– Сейчас же, без дураков, парня и девчонку приведи в чувство. Если чего напортачишь – шею сверну в один миг!

Прибывшая опергруппа городского УВД нашла в квартире «колдуна» кучу видеокассет с весьма откровенными сюжетами. Негодяя поместили в СИЗО, где он дожидался суда. Случившееся, хотя эту историю особо-то и не рекламировали, стало пищей для суждений и пересудов. В числе жертв «экстрасенса» оказались жены, сестры и дочери людей, имеющих в городской иерархии немалый вес, в том числе и в криминальной. Поэтому всего за день до первого судебного заседания «целителя» нашли в камере повешенным.

…Еще несколько охранников, побывавших на собеседовании с Крячко, говорили одно и то же, повторяя почти слово в слово: ничего не видел, ничего не знаю, ни о чем не догадываюсь.

Когда опера со своими делами наконец-то управились, посол пригласил их в служебную столовую посольства отведать национальных буттулальских блюд, после чего они отправились в главк.

…Генерал Орлов, выслушав доклад, очень сдержанно оценил сделанное за эти часы. Резюмировав, что, в общем-то, можно было наработать и больше, он поинтересовался:

– Ну, и какова ваша основная версия? Кто, по-вашему, украл «Небесный Лотос»?

– Если исходить из полученной информации, то, конечно же, единственный виновник случившегося – бывший сотрудник посольства Кашпутту, – неспешно произнес Гуров. – Но что-то мне подсказывает, очень уж легко у нас все сложилось. Прямо как по заказу. Чувствую, если вцепимся в эту версию, запросто можем пойти по ложному следу. Так что надо будет как следует все хорошенько обдумать…

Стас, ничего не сказав, согласно кивнул головой, поддержав мнение приятеля. Орлов, почесав за ухом, нахмурился:

– И долго предполагаете обдумывать?

– В процессе работы… – за обоих ответил Крячко. – У нас уже сегодня, вполне возможно, пройдет процедура допроса охранников с использованием гипноза. Их докторша, зовут ее… Э-э-э… Роно Заратто, сейчас решает вопрос с разрешением на такой сеанс.

– Ну, добро… – кивнул Петр. – А вам не показалось странным, что вор взял только бриллиант, оставив без внимания все прочие экспонаты?

– Об этом я и сам думал, – поддерживал его Лев. – И на мой взгляд, это только подтверждает версию виновности Кашпутту. Если драгоценность была украдена как символ государственной власти неким потомком князя Рамангутти, то все прочее ему абсолютно «до фонаря». Если он сядет на трон, все эти богатства в любом случае будут принадлежать ему. Хотя! Я не исключаю и того, что вор именно так все и собирался обставить, чтобы мы искали незаконнорожденного наследника, а на самом деле причина кражи банальна до полного маразма.

Орлов выслушал его с задумчиво-отсутствующим видом, после чего снова поинтересовался:

– А кто-нибудь, кроме нашего сегодняшнего гостя, подтвердил, что вчера вечером бриллиант и в самом деле был помещен в свой футляр и сейф? И когда Зага Ле Ашши среди ночи открыл сейф, кто-то рядом был и видел, что там действительно ничего нет?

– Да, все и всё подтвердили, – ответил Лев. – Вечером при укладке бриллианта в сейф присутствовал и сам посол, и Роно Заратто, и атташе, и советники… А ночью охранник видел, как Зага Ле Ашши доставал из ящика золотой футляр и шарил в ящике рукой. Кстати, я прямо из посольства созвонился с Жаворонковым и дал команду обзвонить все вокзалы и аэропорты, чтобы выснить, когда и в каком направлении из Москвы отбыл гражданин Буттулала Кашпутту. Когда ехали назад, Жаворонков сообщил, что на имя Кашпутту еще неделю назад был куплен билет на рейс до Лондона. Но Валера авиацию поднапряг и выяснил интересное обстоятельство: именно этот пассажир в последний момент от полета отказался.

– То есть получается так, что он до сих пор может находиться в Москве?! – озадаченно спросил Орлов. – Ну ничего себе! Тогда надо по всем райотделам объявить его в розыск. Надо выяснить, нет ли у этого… Кашкутту, что ли? Ах да, Кашпутту! Так вот, нет ли у него здесь знакомых, у которых он мог бы «зависнуть».

– Этим заняться прямо сейчас и собираемся, – с обреченным видом чуть развел руками Лев. – А еще собираемся просмотреть копии видеозаписей с выставки, проработаем информацию по мафиозным кланам, действующим в России, – китайским, японским, итальянским. Ну и, конечно же, по нашим «родным» и «горячо любимым» бандюганам. Как видишь, работы хватит до завтрашнего вечера.

– Давайте, мужики, действуйте! Все же дело международного характера. Пропажу надо найти во что бы то ни стало, – напутствовал оперов генерал.

Когда они вышли из кабинета в приемную, то увидели выжидающе воззрившуюся в их сторону Верочку. Подперев голову рукой, она неожиданно спросила:

– Господа опера! А кто из вас раздобыл этот сногсшибательный парфюм? Такая прелесть! Я бы такой своему тоже купила…

Приятели недоуменно переглянулись и пожали плечами.

– О каком парфюме речь? – вопросительно посмотрел на секретаршу Стас. – Я утром после бритья протерся обычным лосьоном. Он у меня уже с месяц. Да и стойким я бы его не назвал, поди, пока бегаю, давно и выветрился. Может, Мария Леонидовна нашему Льву Ивановичу привезла из-за «бугра» что-то импортное, со всякими там прибамбасами? А? – повернувшись к Гурову, он хитровато подмигнул.

– Да будет ерунду-то городить – решительно отмахнулся тот. – У меня все тот же лосьон «Спектр», которым пользуюсь последние года три. Раньше же ничего такого не замечалось? Нет. Стоп! Вер, а ты нас случайно не разыгрываешь? А то вдруг приколоться решила?

Верочка недовольно скривила губы и наморщила свой носик:

– Ну, сегодня же не первое апреля! С какой стати стала бы я вас разыгрывать? Просто, когда вы проходили к Петру Николаевичу, я сразу почувствовала, как волна парфюма разошлась по приемной. Меня это еще удивило – что за дивный запах? Что за духи? И вот сейчас я явственно чувствую, что от вас пахнет просто фантастическим. Ну-ка, вы позволите? – Она встала из-за стола и, подойдя к операм, склонилась к их лицам, осторожно принюхиваясь: – Ну да! Оба где-то чем-то надушились! А вы сегодня в каких-нибудь парфюмерных бутиках не работали? Вдруг там вас ненароком побрызгали?

Опера снова переглянулись.

– Вера, а что именно напоминает ощущаемый вами запах? Сирень, ландыш, розу, лимон… Можете определить? – поинтересовался Гуров.

– Нет, нет, нет! Знакомого и близко ничего такого не улавливается… – помотала головой секретарша. – Разве что отдаленно напоминает амбру. Запах едва уловимый, но – потрясающий!

– Вообще-то мы сегодня были в посольстве Буттулала – это небольшое такое княжество в Юго-Восточной Азии, – потерев подбородок, задумчиво заговорил Стас. – Может, у них там чего набрались? Восток, как говорится, дело тонкое…

– Да, кстати! – Лев вскинул палец. – Я еще там заметил, что когда мы шли от посольства к машине, проходившие мимо нас женщины как-то странно оглядывались. Мужики, кстати, – ноль эмоций. Мы же сейчас сколько просидели у Петра Николаевича? Ну и? Он ни слова не сказал про парфюм.

– Ешкин кот! – хлопнул себя по лбу Крячко. – Кажется, я понял! Мы же там обедали. Может, они чего-то такого в еду добавили? А приправ там и в самом деле было много. Вкус странноватый. Но – обалденный!

Подумав, Гуров согласился с ним:

– Точно! Точно, точно, точно! Это они нам в жаркое засандалили каких-то своих афродизиаков. Ну, артисты! Ну, удружили! Теперь хоть на улицу не выходи, не дай бог, нарвешься на какую-нибудь маньячку… Да она, блин, прямо посреди улицы с нами такое может сотворить!.. Надеюсь, до завтрашнего утра эта ерунда выветрится?

Но Станислав поспешил на сей счет выразить свое категоричное несогласие:

– Щас! Пусть остается! Теперь самых упертых подозреваемых женского пола можно будет «колоть» на «раз». Верочка, грандиозное «мерси» за экспертную информацию. Мы пошли работать!

Они зашагали по коридору, с интересом отслеживая реакцию встретившейся им связистки Хворостяниной. Та, ошарашенно оглянувшись, несколько мгновений стояла с разинутым ртом, неотрывно глядя им вслед. Войдя в кабинет, Стас плюхнулся на свое место и мечтательно зажмурился:

– Эх, ну и подарок нам сделали представители братского Буттулала! Я тут за одной сейчас симпатяшкой пытаюсь поухаживать, но она ко мне, мягко говоря, индифферентна, то бишь я ей по фигу. Интересно, как она сегодня отреагирует?

– Стас! А вот это уже некрасиво – попахивает в некотором смысле принуждением, – тоже садясь за свой стол, строго заметил Гуров.

– Лева! Ну я же не скотина какая-нибудь! – торжествующе рассмеялся Крячко. – Все будет гораздо круче. Она захочет, чтобы я остался с ней, а я ей… Ха-ха! Как это называли в наших краях, «повешу чайник». Помашу ручкой. И пусть она мучается…

– Сотворил же бог такого вот садюгу!.. – пронично усмехнувшись, обронил Лев, снимая трубку внутреннего телефона.

Набрав номер информотдела, он попросил зайти к ним капитана Жаворонкова. Через пару минут тот появился на пороге, как всегда блистая жизнерадостной улыбкой. Как сразу же заметил Лев, на его безымянном пальце откуда-то появилось сияющее полировкой новенькое обручальное кольцо.

– Валер, да ты, никак, женился? – ответив на приветствие Жаворонкова, взглядом указал он на золотой символ брачных уз.

– Ну да, в прошлую субботу расписались. Пышных торжеств устраивать не стали – Таня не захотела. Только самые близкие друзья и родственники. Но – это ли главное?..

– Да, верно… – согласился Лев. – Ну, наши тебе поздравления. Слушай, Валер, надо бы собрать максимум информации по мафиозным группировкам, орудующим в Москве и по европейской части России. Интересуют прежде всего китайские триады – группировка «Клыки дракона». Затем японская якудза – «Демоны Окинавы». Ну и представители Сицилии. Много ли их здесь, чем промышляют и так далее. В частности, поищи информацию об итальянском путешественнике Николо Леганни. Да, и наших гангстеров тоже надо бы перелопатить. Прежде всего тех, что состоят в «черном интернационале» и специализируются на драгоценностях. До завтрашнего утра управишься?

Жаворонков наморщил лоб и тягостно вздохнул в ответ. Посочувствовав молодожену, Крячко поспешил капитану на выручку:

– Валера, завтра к обеду сделаешь? Вот и отлично! Занимайся!

Когда Жаворонков скрылся за дверью, он не смог не съязвить:

– Ну, и кто тут из нас садюга? У парня – медовый месяц! Соображаешь?! У него чуть конец работы – он к жене помчится. А ты его нагрузил так, что ему и за сутки не управиться. Эх, ты!..

Ничего не сказав в ответ, Гуров лишь отмахнулся и набрал на городском телефоне номер своего давнего информатора Амбара, по паспорту – Константина Бородкина. Услышав знакомое: «Але, чегой-то там?», он вкратце поставил перед старым барыгой очередную задачу – выяснить, не проходила ли в городском криминальном сообществе информация о том, что кто-то раздобыл шикарнейший, очень крупный «брюлик». Подобное задание дал и еще двоим, в прошлом ему очень обязанным, бывшим профессиональным ворам.

– Думаешь, этот самый «Небесный Лотос» может вынырнуть на криминальном «рынке»? – с сомнением в голосе спросил Крячко. – По-моему, это пустая трата времени. Камешек может вынырнуть только где-нибудь за границей. И то на каком-нибудь подпольном аукционе для узкого круга особо доверенных лиц.

Положив трубку, Лев невозмутимо ответил:

– Возможно! Но, как говорится, чем черт не шутит? Да и свои кадры надо периодически напрягать, чтобы не теряли рабочей формы. Так… Надо проверить почту. Вдруг поступило что-то стоящее?

Он включил ноутбук и вышел в Интернет. То же самое поспешил проделать и Станислав. И сразу же в общем почтовом ящике главка Гуров увидел отправление, сделанное из посольства Буттулала. Щелчком мыши он открыл файл – в нем была цветная фотография какого-то восточного человека с хитрым и одновременно хищным взглядом. Тут же имелся текст на английском языке. Стас, тоже открывший этот файл, недовольно пробурчал:

– На «инглише» прислали информацию. Ешкин кот! Я тут и половины не пойму, чего они написали. Это, надо думать, досье главного буттулальского вора, который сейчас сидит в тюрьме?

– Все верно. Оно и есть, – откликнулся Лев. – Ну, а чего ты переживаешь насчет перевода? Вон, на некоторых сайтах есть автоматические переводчики. Открываешь его и устанавливаешь, с какого на какой язык нужно перевести. Потом копируешь текст, в левое окно его загружаешь, и – все. Конечно, перевод приблизительный, топорный, но смысл понять можно.

– О, блин! – обрадовался Стас. – А вот про это-то я и забыл! Ща, прочитаем…

Гуров, тем временем даже относительно неплохо владея английским, уже успел воспользоваться автопереводчиком и прочел примерно следующее:

«Быггу Ату Тчаш, сорока двух лет от роду, уроженец селения Клатм, профессиональный вор-рецидивист. Первый свой срок получил в 1985 году за кражу петуха у соседа. Приговорен к десяти ударам плетью и году работы в каменоломнях. Второй раз предстал перед судом в 1990 году за квартирные кражи в соседних селениях. Приговорен к пятнадцати ударам плетью и восьми годам работы в каменоломнях. Третий срок преступник получил в 2005 году за попытку похищения главного достояния княжества Буттулал – «Небесного Лотоса». Государственный обвинитель и присяжные требовали для преступника высшей меры – добровольной смерти через принятие сока травы тоо-му или пожизненной каторги в каменоломнях. Но справедливый и мудрый князь Хаммато Рути Ашшага, явив акт милосердия в связи с праздничной датой обретения княжеством «Небесного Лотоса», повелел смягчить наказание, вменив преступнику двадцать ударов плетью и пятнадцать лет работы в каменоломнях. Семейное положение: женат никогда не был. Имеет двоих внебрачных детей от разных женщин. Сыновья не судимы, отца таковым не признают, оба работают на благо своих сограждан: старший – башмачником, младший – кузнецом. Собственности (дома, банковских вкладов) преступник не имеет. По отбытии наказания подлежит постоянному надзору со стороны полиции и муниципальных властей».

Еще раз взглянув на фото вора Быггу и закрепив черты его лица в своей цепкой, бездонной памяти, Лев продолжил изучение почты. Следом за досье высветилось письмо, пришедшее из УВД Центрального округа столицы. В нем сообщалось, что по линии спецсвязи на адрес главка отправлены копии записей камер видеонаблюдения, сделанные во время проведения выставки в Грановитой палате.

Созвонившись с информационщиками и выяснив, что ими видеозаписи уже получены и скачаны на компакт-диски, он попросил доставить их ему. В этот момент у Стаса зазвонил его сотовый. Выслушав своего собеседника, он вопросительно посмотрел на Гурова и поинтересовался:

– В посольство еще раз съездить не желаешь? Звонила Роно Заратто, сказала, что «добро» на проведение допроса охранников под гипнозом ею получено, есть и согласие самих охранников. Ждет кого-нибудь из нас.

– Сам и езжай! – пожал плечами Лев. – Ты же с ней уже работал? Ну вот, как говорится, тебе и карты в руки. Заодно, может, там тебя еще и ужином покормят, добавят еще некую толику афродизиаков… А я сейчас начну работать с материалами видеонаблюдения на выставке.

Издав многозначительное «Мммм!..», Крячко поднялся из-за стола и, направляясь к двери, на ходу отметил:

– Кстати, Лева, я тоже прочел досье этого вора Быггу. Да, что ни говори, а система наказаний в Буттулале куда и прогрессивнее, и эффективнее нашей. Нет, в самом деле… Мне кажется, что десять плетей по заднице – куда более серьезное средство перевоспитания, чем наши пятнадцать суток, когда остолоп полмесяца всего лишь прожирает казенные средства и отсиживает эту самую задницу. Жаль, что у нас такое невозможно…

Издав мечтательный вздох, он вышел из кабинета, едва не столкнувшись в дверях с практикантом информотдела, который принес Гурову компакт-диски. Вставив в дисковод ноутбука DVD-диск с выведенной на нем маркером цифрой один, Лев нашел файл, датированный первым днем работы выставки, и включил просмотр изображения. Видеоматериал был уже обработан, поэтому просмотр шел без особого напряжения. Программа выдавала крупным планом входивших в помещение людей, при этом отдельно, в выделенном на экране квадрате, показывая их лица в варианте статичного фотоснимка.

Глядя на входящих в дворцовый зал, на мелькающие в квадрате лица посетителей, Лев интуитивно искал среди них тех, кто пришел не полюбоваться сокровищами Буттулала, а с недобрыми воровскими умыслами. Как он сразу же смог отметить, среди пришедших на выставку почему-то больше всего было женщин средних лет и мужчин пенсионного возраста, при некотором наличии студенческой молодежи и школьников. Среди представителей «сильной половины» среднего возраста Гуров прежде всего высматривал своих бывших «клиентов» из числа тех, кто специализировался на кражах музейных ценностей и ювелирных изделий.

Шли минуты. От мельтешения десятков и сотен лиц постепенно зарябило в глазах. Поставив ноутбук на ожидание, Гуров запер кабинет и, выйдя на улицу, прогулялся по залитому весенним солнцем тротуару до ближайшего скверика, где из-под сугробов уже начали вытаивать клумбы и бордюры, после чего вернулся к себе и продолжил просмотр своего «видео». Снова замелькали лица, лица, лица… Юные и старческие, восторженные и кислые, жизнерадостные и хмурые…

Неожиданно, уже перед самым концом, на мониторе мелькнуло что-то знакомое. Немедленно щелкнув мышкой и остановив просмотр, Лев отмотал изображение назад. К своему удивлению, он увидел лицо человека, которого никак не мог не узнать, хотя оно уже достаточно сильно изменилось со временем, к тому же появилась борода. И все равно, это был не кто иной, как вор-рецидивист Николай Бурлинцев, по кличке Брюлик.

…Еще в начале девяностых в Москве произошло громкое ограбление крупного ювелирного магазина «Смарагд-90». Вооруженные бандиты в масках, ворвавшиеся в помещение «Смарагда», в считаные минуты обчистили кассы, витрины и карманы состоятельных покупателей. Общий ущерб составил около десяти миллионов еще тех рублей, которые по былому курсу стоили не менее двадцати центов.

Самым большим уроном магазина стал кулон, украшенный, помимо массы иных камешков, крупным бриллиантом чистейшей воды около двадцати карат. Он хранился в специальном сейфе, и о его существовании знал только узкий круг особо доверенных лиц. Тем не менее главарь налетчиков, едва появившись в торговом зале, в момент выявил того, кто имел ключ от сейфа, и, пока прочие бандиты чистили витрины, кассы и карманы лежащих на полу покупателей, заставил его открыть хранилище. Забрав оттуда кулон, он дал команду своим подручным уходить. Когда прибыла милиция, бандитов и след простыл.

Учитывая то обстоятельство, что бандиты были в масках, новомодные на ту пору камеры видеонаблюдения засняли только некие абстрактные фигуры без намека на приметы. Отпечатков пальцев тоже не было оставлено ни одного – налетчики работали в перчатках. Друг друга ни по кличкам, ни тем более по именам они не называли. Они вообще не произносили ни слова. Даже команду уходить главарь отдал пронзительным свистом и взмахом руки…

Было ясно, что «взял» магазин тот, кто имел в его стенах хорошие связи. Но в «Смарагде» работали более полусотни человек. Проверять связи каждого не хватило бы и года, а счет шел на дни и даже часы.

Дело, заведомо объявленное безнадежным «глухарем», от которого открестились самые крутые корифеи той поры, взялся раскрыть тогда еще мало кому известный опер Лев Гуров. Он решил подойти к расследованию нетрадиционным путем. Убедив начальство выйти на телевизионщиков (Льва в этом горячо поддержал директор ограбленного магазина), Гуров вместе с редакцией популярного городского телеканала продумал сценарий своего появления на телеэкране. В полном соответствии с тогдашней воинствующей, эпатажно-агрессивной гласностью было решено разыграть небольшой «детективный спектакль».

Тем же вечером москвичи в выпуске криминальных новостей увидели тележурналиста, преследующего опера Гурова, который чуть ли не вприпрыжку удирал от масс-медиа. Но нахальный журналюга оказался шустрее и, догнав сыщика, засыпал его градом вопросов, главный из которых был: когда же господин «пинкертон» думает изловить грабителей? Некоторое время отнекивавшийся и отворачивавшийся от камеры, Гуров как бы постепенно разговорился и, якобы войдя в раж, объявил во всеуслышание, что завтра же банда будет поймана. Более того, он с пренебрежительным видом отозвался о грабителях весьма нелицеприятно, назвав их «слабаками» и «салагами», с которыми справиться ему – «не фиг делать!».

– Завтра – это во сколько же? – не унимался въедливый репортер.

– Ровно в два часа дня! – с величественным жестом объявил Лев.

Петр Орлов, в ту пору подполковник милиции, к его затее отнесся с сомнением – клюнут ли? Но поскольку ничего другого, более реального, никто предложить не смог, оставалось надеяться на уловку опера Гурова, который твердо знал, что его хитрость обязательно сработает. Прошли сутки, и на следующий день в кабинете Льва раздался телефонный звонок. Явно измененный голос хрипло поинтересовался:

– Ну, «мусор», и где же обещанное тобой задержание? Два часа уже прошло…

Проигнорировав язвительность тона и хамское обращение, Гуров спокойно уведомил:

– Как это где? Шайка налетчиков в составе шести человек – гастролеры из Ростова – задержана в поезде Москва – Ростов-на-Дону. В данный момент все шестеро находятся в Лефортово и уже дают показания. Сегодня вечером в новостях их покажут. Они во всем полностью сознались. Часть ценностей нами уже найдена.

В трубке на какое-то время воцарилось молчание. Судя по всему, неизвестный был ошарашен услышанным и не знал, что сказать.

– Слушай, мент, не гони пургу! – наконец разразился он возмущенной тирадой. – Ты или нагло брешешь, или, как это у вас водится, вы поймали шестерых лохов, дали им по ребрам, и они взяли наш «скок» на себя.

– Это ты не гони пургу! – делано рассердился Гуров. – У задержанных нашли целый арсенал оружия, маски и черные спортивные костюмы. А ценности откуда у них взялись? Чуть не полкило ювелирных изделий? Я понял, чего ты звонишь. Ты своим корешам решил отмазку организовать? Типа, это не они взяли «Смарагд». Да? Хотя… Постой, постой! Кажется, я понял! Ты случайно не из клиники Кащенко звонишь? Нам на днях оттуда звонил один даун, кричал, что это он утопил «Адмирала Нахимова». И ты туда же?

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Полковник Гуров

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Небесный страж (А. В. Макеев, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я