Хижина на берегу моря (Ольга Любомудрова, 2014)

Латте – самая обыкновенная сказочная девочка. Она живет в лесу, в маленьком домике, под столетним дубом. И совсем не знает о том, что однажды побежит вдогонку за необычным ароматом, встретит самого настоящего дракона и его наездника, а потом попадет в водоворот удивительных знакомств и событий, толкнув дверь маленького домика на берегу моря, который все его обитатели называют Хижиной. Страж, вампиры, оборотень, ведьмы, щупальца в углу Кухни, медузы-уборщики, йоли-пискуны, катунны, скифы, тугары, демонята, маги и Белый Ангел, за которым гоняется Черный Маг – есть от чего потерять голову, но мудрая и Вечно Юная Хозяйка Хижины всегда на страже. Она покормит, даст совет, окажет помощь и займется воспитанием. К тому же маленькая Хижина, возле порога которой ласково шепчутся морские волны, оказывается военным гарнизоном, обитатели которого охраняют Мироздание.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Хижина на берегу моря (Ольга Любомудрова, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава I. Знакомство

1

Жила-была очень необычная девочка. Ее нежная кожа была чудесного оттенка «кофе с молоком», а волосы и глаза были черны, как только что сваренный черный кофе хорошего дорогого сорта.

Как ее звали на самом деле, никто не знал. Чаще всего ее звали Латте или Девочка-Латте. Иногда – Кофейная девочка или Девочка-кофе.

Она жила в маленьком домике под столетним дубом. Птицы и звери, насекомые и цветы – все были ее друзьями. Вместе они гуляли, пели песни, сидя возле самой кромки озера, прозрачного, как слеза, играли в различные игры и были бесконечно счастливы. Но вот однажды…

Ах это «однажды», скажешь ты, мой дорогой читатель, вечно в книге появляется это «однажды» и тогда все встает с ног на голову!

И ты окажешься совершенно прав, мой милый друг! Так вот, однажды…

Однажды Латте проснулась очень рано. Еще не запели ранние птицы, еще не проснулся солнечный лучик. Вокруг стояла тишина.

Латте села на кровати, потерла глаза и покрутила головой в разные стороны, пытаясь понять, что же ее разбудило. Запах! Нежный и неповторимый, божественный аромат наполнял ее маленькое жилище.

Латте подбежала к двери и распахнула ее, а потом устремилась по тропинке туда, откуда доносился этот сказочный запах. Луна освещала ей путь.

На поляне Латте увидела ежика. Он собирал грибы.

– Куда ты спешишь в такую рань, Латте? – удивленно спросил ежик.

– Я проснулась от чудесного запаха, – ответила кофейная девочка. – Я хочу догнать этот нектар и попросить его поселиться у меня в домике.

– Около часа назад по этой тропинке прошла Хозяйка Хижины, которая расположена отсюда очень далеко. Ты не сможешь догнать аромат, и он не сможет жить в твоем домике, девочка-кофе, – сказал Ежик. – Этот аромат – духи, которые нанесла на себя с утра Вечно Юная Хозяйка Хижины.

Латте села на пенек и пригорюнилась.

– Мне так понравился этот запах! Я буквально воспарила на крыльях, почувствовав его! А ты говоришь, что он не сможет жить со мной в домике, – кофейная девочка впервые в жизни залилась горькими слезами.

Взошло солнце, и обитатели леса проснулись. Увидев плачущую Латте, от жалости к ней заплакали цветы, роняя слезы, как капельки росы; пригорюнились бабочки, расстроились пчелы и жуки, замолчали птицы, начавшие было свой утренний концерт. Кофейная девочка плакала, плакала и плакала. И никто не мог ее успокоить. И тут Латте почувствовала, что аромат духов начал слабеть. Еще немного – и он исчезнет совсем! Латте вскочила на ноги и бросилась бежать по тропинке, стараясь найти местечко, где божественный запах станет вновь сильнее. Вскоре она выбилась из сил и упала на траву.

– Куда ты спешишь, Латте? – огненно-рыжая лиса, вынырнув из кустов, с удивлением посмотрела на свою уставшую подругу.

– Я спешу в Хижину, которая расположена отсюда очень далеко, – выпалила девочка-кофе на одном дыхании.

– Не ходи туда, в Хижине живут страшные чудовища! Они тебя съедят и косточки разбросают по тропинке, – лиса взяла зубами подол платья Латте и потянула кофейную девочку в сторону ее домика.

– Нет, лисонька, в Хижине живет красивая и добрая Хозяйка, она владеет прекрасным ароматом. Я пойду в Хижину и попрошу дать мне немного ее духов.

– Все, кто ушел в Хижину, не вернулись. Их съели страшные чудовища! – вздохнула Лиса. – Но если ты твердо решила попасть туда и не боишься чудовищ, садись на меня верхом, и я побегу быстрее ветра!

Латте села верхом на лису, и они помчались вперед по тропинке, увлекаемые нежным запахов духов Хозяйки Хижины.

Возле Большой Воды Лиса остановилась.

– Я не умею плавать, – грустно призналась она. – Дальше тебе придется добираться самой.

Латте поблагодарила свою рыжую подружку, обняла ее на прощание, и Лиса побежала обратно к дому.

– Как же я переберусь на ту сторону? – подумала девочка-кофе. – Море такое большое!

Внезапно небо почернело, и Латте, подняв голову, увидела над собой дракона! Настоящего дракона! С крыльями, хвостом и зубастой пастью!

– Куда ты спешишь, удивительная девочка? – Дракон легко приземлился на песок и протянул к девочке узкую зубастую морду на длинной шее.

– Я… я… я… – только и пролепетала Латте и затихла. Она очень испугалась.

– Я не обижаю малышей. И не ем их на обед. Ты даже можешь меня погладить по носу – длинная морда дракона расплылась в улыбке.

– Я иду в Хижину, которая расположена очень далеко отсюда.

Латте не хотела обижать дракона отказом. Она протянула руку, внутренне содрогаясь от того, что сейчас коснется влажной и скользкой кожи рептилии, и погладила дракона по морде. Дракон был сухой и теплый.

2

– Бранка не причиняет никому вреда, – из-за прибрежных скал вышел человек. Он был уже не молод, но очень привлекателен. Его нехитрую одежду составляли потертые кожаные штаны, куртка с капюшоном, со шнуровками на рукавах и грубые, запыленные сапоги на толстой подошве. В руках мужчина нес маленького дракончика.

– Она идет в Хижину к Неморино, – дракон потянулся к хозяину и осторожно положил нос ему на плечо.

– Тогда мы можем взять тебя с собой, – предложил незнакомец. – Меня зовут Пилигрим. Можно просто Пил.

Латте представилась и сделала реверанс, как и положено всем воспитанным барышням.

Пилигрим легко забросил ее на спину дракона, затем достал из кармана веревку, ловко обвязал драконью шею и протянул Латте дракончика. Замирая от восторга, девочка взяла на руки чудесное маленькое существо, покрытое крошечными чешуйками. Оно тут же захлопало крылышками и издало смешной писк.

– А ты ему понравилась! – рассмеялся Пилигрим. Он легко вскочил на спину дракона и потянул за повод. Захлопали огромные крылья, и дракон поднялся в воздух. Сердце Латте ухнуло вниз, потом снова вернулось на место и бешено заколотилось. Она почувствовала пьянящий восторг пополам со страхом. Постепенно страх улетучился, и осталось лишь упоительное чувство восторга от свободы полета. Внизу под ними простиралось море.

Хижина-на-том-берегу показалась довольно быстро. Чуть поодаль кромки прибоя Латте увидела маленький одноэтажный, очень опрятный домик, крыша которого была покрыта соломой. С трех сторон домик огибал цветник, в котором цвели розы всех цветов и размеров. Кустовые розы были высажены вдоль каменной дорожки, а плетистые розы карабкались по стенам домика, отчего тот казался похожим на большой торт, украшенный цветами из крема. Воздух в этом удивительном месте не был похож на тот, каким привыкла дышать Латте, он был напоен ароматами моря и роз.

Дракон легко приземлился на морском берегу и опустил крыло, чтобы его пассажиры съехали на землю.

– Я побуду с Бранкой, а ты беги скорее в Хижину. Неморино тебя уже заждалась, – Пилигрим кивнул на дверь.

– Заждалась? Меня?! – удивилась Латте.

– Ну конечно, – Пил улыбнулся. Она же знает, что ты придешь.

С замиранием сердца Латте толкнула белую чистенькую дверь и внезапно оказалась в таком огромном помещении, что у нее невольно захватило дух! Домик, который выглядел снаружи очень маленьким, внутри оказался невероятных размеров!

По всей дальней стене протянулся двойной ряд резных деревянных шкафчиков. Посередине нижнего яруса шкафов Латте заметила большую кухонную плиту и мойку. Повсюду стояли разноцветные бутылки и бутылочки, миски и мисочки, горшки и кувшины, причудливые амфоры, различные склянки, целая армада банок, висели сушеные травы и корни. Рядом с плитой, в углу, клубился туман, а возле лестницы, длинные и широкие ступени которой, покрытые алым ковром, таинственно уходили наверх, Латте увидела большие весы, одна чаша у которых была белого, а вторая черного цвета. Рядом с весами на изящном малахитовом столике стояла большая плоская хрустальная ваза, доверху наполненная чем-то круглым и блестящим.

Посреди комнаты стоял длинный дубовый стол, накрытый белоснежной расшитой скатертью. Он буквально ломился от угощения. Аппетитные пирожные и причудливые торты, ягодные пироги и бутерброды, неизвестные разноцветные плоды и ягоды покрывали каждый его сантиметр. Вдобавок ко всему, стол украшали пузатые вазы с цветами, возле которых стояли кофейники и чашки.

Изумительной красоты белокурая девушка в длинном голубом платье сидела за столом, возле окна, и пила кофе.

– Наконец-то, дорогая! – Вечно Юная Хозяйка Хижины с улыбкой кивнула Латте на второй стул и налила кофе в белоснежную чашечку из тонкого фарфора. Затем придвинула поближе блюдо с пирожными и печеньем.

Латте набросилась на еду. Она ужасно проголодалась. Кофе был великолепен, а пирожные и печенье оказались очень свежими и вкусными.

Едва заморив червячка, Латте сразу же решила узнать ответ на вопрос, который мучил ее со времени встречи с драконьим наездником Пилигримом.

– Откуда ты знала, что я приду? – спросила она Хозяйку Хижины.

– Я многое знаю и многое вижу, – улыбнулась Неморино. – Я сама пригласила тебя к себе в гости, а ты приняла мое приглашение.

– Приглашение? – удивилась Латте.

– Конечно, ты почувствовала аромат моих духов и добралась в Хижину, преодолев море. В моем доме не появляются те, кого я не хотела бы видеть.

– А кто еще живет в Хижине? – спросила Латте.

Неморино задумалась.

– Так сразу и не сосчитаешь, – наконец ответила она. – Ты сама со всеми познакомишься и во всем разберешься со временем. Твоя комната – седьмая по коридору, справа, на третьем этаже. В шкафу полно платьев и обуви, белье меняется каждый день, главное – не мешать уборщикам. У меня двое детей и много постояльцев, моих друзей. Бояться здесь нечего, ты в абсолютной безопасности. Я пригласила тебя пожить у меня, но ты можешь уйти в любой момент.

– А почему в углу комнаты туман? – спросила Латте.

– Там находится вход в Другой Мир.

Латте удивленно посмотрела на Хозяйку Хижины.

– Другой Мир? – переспросила она.

Неморино кивнула.

– Существуют другие миры, моя дорогая, и другие измерения. Многие из тех, кто живет у меня, часто путешествуют по ним.

Их разговор был прерван появлением на одной из стен кухни яркого светового пятна, из которого выбежала хрупкая брюнетка в длинном белом платье. Весь вид девушки говорил о сильнейшей усталости, казалось, что она вот-вот упадет.

– Закрывай! Закрывай! Алекс! – задыхаясь, закричала она.

Неморино мгновенно оказалась у пятна на стене и пробормотала что-то себе под нос. Пятно охватил огонь, но через секунду оно исчезло без следа. Латте показалось, что откуда-то из стены донесся глухой удар, но затем все снова стихло. Лишь едва слышный шелест прибоя за окном и тяжелое дыхание черноволосой девушки нарушали тишину. Переведя дух, незнакомка подошла к Латте и протянула тонкую руку ладонью вверх.

– Эллейн.

– Латте, – кофейная девочка положила свою руку в протянутую для приветствия ладонь, и Эллейн легонько сжала ее.

Латте почувствовала, как от ладони Эллейн в ее тело вошло странное благостное тепло. Ее охватили радость и счастье! Казалось, что она воспарила на крыльях к облакам!

Латте взглянула в глаза своей новой знакомой и удивленно отметила необычайно светлый взгляд темных глаз, которые ласково смотрели на нее.

– Прошу меня простить, я очень устала. Мы завтра обязательно пообщаемся, – Эллейн освободила руку Латте и пошла по направлению к лестнице. По дороге она взяла что-то из круглой вазы, стоявшей на массивной тумбе, и опустила в черную чашу весов. Весы едва заметно дрогнули, но равновесие чаш не нарушилось.

– Я отправлю тебе обед в комнату, дорогая, – Неморино отвела взгляд от весов, достала поднос и быстро стала сервировать обед на одну персону.

Латте проследила взглядом за Эллейн и увидела, что та светится изнутри. Легкое, едва видимое голубоватое свечение охватывало девушку, словно вторая кожа.

– Эллейн… Она очень хорошая, правда? – Латте перевела взгляд на Неморино.

Вечно Юная Хозяйка Хижины неожиданно вздрогнула, ее взгляд стал жестким, а плечи напряглись. Она проворно убрала одну руку за спину, но Латте успела заметить длинные когти и чешую вместо тонких изящных пальцев.

Девочке стало очень страшно! Она выскочила из-за стола и прижалась спиной к окну, но взгляд Неморино снова стал добрым, а рука, которую она продемонстрировала Латте, была вполне обычной.

– Ты же хотела узнать, где очутилась, – Неморино щелкнула пальцами, и поднос с обедом плавно поплыл по воздуху в сторону лестницы. – Кухня в моей Хижине – это Врата в любой Мир и в любое Измерение. А я – Страж Мироздания. Вид юной девушки наиболее подходит для твоего Мира, но я могу выглядеть иначе. В моей Хижине находят покой и убежище те, кто не нарушает баланс Света и Тьмы. Кроме того, мы все внимательно следим за этим равновесием. Хранители Мироздания, прибывшие из других Миров и Измерений, достают один камешек из вазы и опускают его в нужную чашу. Цвет выбранной чаши зависит от того, что они увидели за последнее путешествие.

– Эллейн – светлая? – Латте уже оправилась от страха и снова заняла свое место за столом.

– Абсолютно светлая и чистая душа, – Неморино заварила душистый травяной чай и разлила его по чайным чашкам из розового фарфора.

– А Алекс?

– Ее старший брат.

– Они поругались? Эллейн выглядела несчастной, – Латте пригубила невероятно ароматный и вкусный чай.

– Ммм… Можно сказать и так.

– Алекс – тоже светлая душ…? – Латте еще не закончила свой вопрос, когда по взгляду Неморино уже поняла ответ.

– Деточка, – Хозяйка Хижины порывисто встала из-за стола, отчего чайный сервиз жалобно звякнул, – в приличных домах любого Мира и любого Измерения не принято упоминать имя Алекса Кенберрийского! И я тоже не хочу о нем ни говорить, ни слышать. Кроме того, тебе пора отдыхать. Путь ко мне был долгим.

Латте хотела что-то еще спросить, но почувствовала, как ее сознание проваливается в какую-то темную яму.

Из туманной части комнаты появилось длинное влажное щупальце с присосками и заколыхалось возле девочки.

– Седьмая комната по коридору, справа, на третьем этаже, – Неморино проследила, как щупальце нежно обхватило гостью и, вытягиваясь, устремилось наверх по лестнице, а затем принялась сервировать ужин.

3

Латте проснулась поздно. Сказалось долгое путешествие и пережитые волнения. Сначала она не поняла, где находится, и удивленно покрутила головой в разные стороны.

Большая светлая комната была залита лучами солнца, на полуоткрытых окнах колыхались от морского бриза легкие белоснежные занавески. Кровать, на которой спала Латте, со всех сторон закрывал нежно-розовый балдахин. Белье было белоснежным, очень свежим и хрустящим, с причудливыми вышивками. В ногах лежало свернутое вдвое розовое покрывало. Рядом с кроватью Латте увидела столик с зеркалом, перед которым стоял маленький розовый пуфик. Стены комнаты были обиты светлым ситцем в мелкий розовый цветочек. С потолка свисала изящная хрустальная люстра, а в углу стоял большой шкаф из резного дерева. Нежная девичья светелка для принцессы – вот как можно было бы назвать эту комнату.

Латте спустила ноги с кровати и ощутила мягкость пушистого розового коврика. Она поднялась и подошла к окну, чтобы полюбоваться на морской прибой, нежный шепот которого был единственным звуком, который нарушал тишину.

Возле окна на мгновение зависла большая глазастая стрекоза, а затем резко взмыла ввысь и исчезла в голубом безоблачном небе. Латте обернулась и увидела рядом со своей кроватью закрытую дверь, за которой обнаружилась средних размеров ванная комната, сияющая чистотой и белизной. Розовые полотенца и мягкие розовые тапочки, розовая зубная щетка и мочалка, розовые стаканчики и коврики – такой теперь была ее жизнь.

Покончив с утренним туалетом, она подошла к шкафу и распахнула его. Как и сама Хижина, небольшой на вид шкаф внутри оказался мечтой любой модницы: бесконечные полки с обувью и вешалки с платьями уходили куда-то вглубь и терялись в легкой дымке. Латте надела короткое красное платьице с белым воротничком, изящные белые туфельки, причесала волосы большой розовой расческой и повязала красный бант. Она открыла вторую дверь и оказалась в длинном коридоре. Застланный алым ковром, он также уходил вдаль и терялся в голубом мареве. На стене напротив двери висел указатель «КУХНЯ».

Уже спускаясь по лестнице, Латте услышала невнятный гул голосов, который нарастал по мере того, как она приближалась к первому этажу. Девочка вышла на последний пролет и увидела внизу возле лестницы двух прелестных юных девушек, которые мило щебетали с двумя не менее очаровательными юношами.

– Апполония, – представилась черноглазая красавица. Она стояла ближе всех к Латте и первая увидела гостью. На девушке было роскошное длинное платье цвета темной крови, по подолу которого змеились вышитые золотом узоры, а ее сложную прическу из длинных черных локонов венчала сверкающая диадема.

– Мавэрик, – представился ее спутник и изящно поклонился. Он тоже был облачен в темно-бордовый бархатный костюм, расшитый золотом. Черные вьющиеся волосы обрамляли его очень бледное лицо, на котором горели странным, немного жутким светом черные глаза.

– Дорогая! Добро пожаловать! Я – Таля! – Рыжеволосая зеленоглазая красотка с пышными формами подбежала к Латте и так порывисто ее обняла, словно Латте была ее старинной подругой, с которой они не виделись сотню лет.

Красавица щеголяла в ярко-бирюзовом блестящем платье до пола, а ее волосы, длинные и очень ухоженные, свободно спускались пышными локонами по плечам и спине. Лишь тонкий золотой обруч на голове чуть сдерживал их, не давая прическе превратиться в хаотичную гриву.

– Марк, – сдержанно кивнул последний, светловолосый и голубоглазый, участник разговора. Он изящно припал губами к руке Латте, и она вздрогнула, ощутив лед от поцелуя этого юноши. На Марке были голубые одежды, расшитые серебром, а на шее красовался массивный герб на цепочке, который, впрочем, из-за волнения Латте не рассмотрела.

Латте представилась и сделала реверанс. Затем посмотрела на пустовавший вчера стол и увидела самую удивительную и разношерстную компанию, которую только могла себе представить.

Длинные и короткие уши, хвосты всех видов, хоботы, клыки, изящные пальцы, когтистые звериные и тонкие птичьи лапы, буйство красок, шерсти и одежды – все это обрушилось на Латте, словно лавина, и она невольно начала пятиться назад, пока не спряталась за Талю.

Компания, собравшаяся в кухне, не обратила на нее никакого внимания. Все были поглощены едой, которой был заставлен стол, и разговорами друг с другом. К тому же на стене загорелось пятно света, и оттуда вышел большой, ростом выше Латте, еж. Зверь уверенно стоял на задних лапах, сжимая в правой верхней лапе длинный посох. Голову ежа венчала большая треуголка. Он на короткое время задержался у портала, проследив его закрытие, затем важно и неторопливо прошел к лестнице и опустил лапу в вазу. Все, словно по команде, замолчали и замерли, не сводя глаз с прибывшего зверя. Еж достал из вазы камешек и опустил его в белую чашу весов. Громкий вздох облегчения пронесся по кухне, после чего все вернулись к своим делам и загудели с удвоенной силой, а зверь удивленно уставился на Латте и запыхтел. Она быстро присела перед ним в глубоком реверансе.

– Латте.

– Еееееежжжжж! – важно прогудел большой Еж.

– Просто Еж? – удивилась Латте.

Колючий клубок надулся, задумался и запыхтел еще громче. Потом замолк, уйдя в себя. Латте ждала ответа, но зверь, казалось, заснул.

Латте покосилась на Талю. Та сделала страшные глаза и отрицательно помотала головой. Надо ждать, прерывать Ежа нельзя!

– Можно – Влад, – произнес наконец лесной гость. Но лучше – Еееееежжжжж! – он не спеша поправил сползшую за время раздумий на нос треуголку, повернулся и важно заковылял к столу, куда Неморино уже поставила новую чашку и кофейник.

– Не бойся! Пойдем, я тебя познакомлю! – Таля увлекла Латте за собой к столу.

Теперь девочка смогла гораздо лучше рассмотреть присутствующих. Ближе всех за столом сидела большая черная кошка, а рядом с ней – пушистый черно-белый медведь. Шею кошки охватывало многоярусное ожерелье, состоящее из десятков крупных, удивительно прозрачных камней. Все они вспыхивали в солнечных лучах, и от этого казалось, что вокруг шеи кошки горит пламя из сотен крохотных язычков. Она пила молоко из глубокой миски из тончайшего фарфора, изящно наклонив голову, и внимательно слушала своего соседа, который с явным удовольствием поглощал пирожные. Лапы медведя украшали широкие браслеты, камни в которых переливались яркими цветами.

– Это Китья и Ивариша, – сказала Таля. – Названные сестры. Обе – очень мощные маги, работают с кристаллами и камнями. Все, что ты видишь на них, – не простые украшения, а сильнодействующие концентраты магической энергии.

– Сестры? – Латте посмотрела на контрастную парочку. Кошка повернула голову и одарила ее долгим взглядом. Медведица оставила пирожные и придвинулась ближе к сестре.

– Латте, – спохватилась Латте и привычно присела в реверансе.

– Китья, – голос черной кошки был спокойный, немного ленивый и тягучий.

– Ивариша, – отозвалась медведица глубоким грудным голосом.

– Ксююююю! – проскрипело неожиданно странное небольшое создание. Покрытое темно-рыжеватыми пучками шерсти, оно до этого момента пряталось за медведицей. Огромные глаза уставились на Латте, а тонкие ручки с длинными пальцами нервно сжали чашку.

– Это Ксю, – Таля махнула рукой в сторону удивительного существа.

– Редкий зверь! – дружелюбно сообщила Ксю и протянула для приветствия тощую, похожую на птичью, лапку, которую Латте осторожно пожала. Ксю забрала лапку обратно и стала ярко-фиолетового цвета.

– Ксю работает со временем, – сказала Таля. – Если нужно в прошлое или в будущее – это к ней.

Глазастое существо закивало и растворилось в воздухе.

– Ушла в будущее, – пояснила Китья. – Сейчас появится.

Ксю материализовалась на том же месте и помахала Латте лапой, одновременно перекрашиваясь в цвет сочного апельсина.

Рядом с Ксю сидела коротко стриженная, темноволосая, совсем еще молодая девчонка с горящими темными глазами. Одежду ее было разобрать сложно, над столом виднелась лишь темная блуза из полупрозрачного материала. Рядом стояла метла.

– Инфернальная. Ведьмочка, – представилась она.

– Инфернальная? А имя? – осторожно поинтересовалась Латте.

– Нету имени! – неожиданно резко оборвала ее девчонка и отвернулась к столу.

Таля схватила Латте за руку и оттащила в сторону.

– Говорят, что ее зовут Сиси! – она захихикала и возвела глаза к огромной люстре. – Я бы тоже скрывала свое имя, если бы меня звали Сиси!

Латте не стала спорить, хотя и подумала, что ей нравится это имя.

– Кого я тебе сейчас покажу! – Таля вновь потащила Латте за собой. У края стола стоял большой черный единорог. Он ел душистое сено, которое выдергивал, высунув голову из окна, из большого стога, стоявшего со стороны улицы. Иссиня-черная масть изумительно контрастировала с золотой гривой, хвостом и витым золотистым рогом. Над сказочным существом головой вниз висела большая летучая мышь. Ее тело, покрытое короткой рыжей шерстью, колыхалось на сквозняке, как тряпка. Время от времени она протягивала длинное перепончатое крыло с когтями и, зацепив чашку с чаем, пыталась пить. Напиток проливался на пол, однако единорог всегда успевал отскочить. Большой темно-голубой заяц раз за разом наливал чай в чашку летучей мыши, добавляя в нее что-то из стоявшей рядом пыльной бутыли.

– Это ДэПэКа, боевой единорог! В скорости передвижения и ближнем бою ей нет равных! – гордо сказала Таля.

– Единорожка, – сказочный зверь обернулся, очаровав Латте ярко-зелеными глазами.

– А это Эльза. – Таля сняла летучую мышь с окна, перевернула ее вверх головой, взяла чашку с чаем и принялась поить зверька. – Эльза у нас настоящая энциклопедия! Если нужно узнать что-то из прошлого любого Мира или Измерения, ищи Эльзу.

– Искать меня нужно на втором этаже, в библиотеке, – прошелестела летучая мышь, на мгновение отодвинув мордочкой чашку с чаем. Она улыбнулась, показав белые острые зубки, и снова вернулась к чаепитию.

Воспользовавшись перерывом в чайном омовении, единорожка выдернула из стога особенно большой пучок сена и, закрыв глаза, принялась с удовольствием жевать.

4

– Бо, – строго сказал темно-голубой заяц и протянул лапу для приветствия.

– Латте, – Латте пожала бархатную заячью лапу.

– Я знаю, – так же строго произнес заяц. – А вот ты меня не знаешь, и это тебе минус.

– Бо шутит, – Таля слегка толкнула свою новую подругу. – Только он всегда выглядит очень строгим и серьезным, поэтому новички тушуются.

Заяц кивнул Латте с таким царственным видом, словно поприветствовал с высокого балкона целую толпу своих слуг.

Возле зайца Бо сидели два почти одинаковых меховых существа, разделенных большой светло-зеленой лягушкой с оранжевыми лапками. Они не разговаривали. Рыжий пятнистый меховик поглощал с огромной скоростью больших странных пауков, ловко вытаскивая их из широкой и глубокой миски. Темно-серый так же быстро опустошал свою. При этом они внимательно смотрели на миски друг друга, словно соревновались в скорости поглощения пищи. Лягушка осторожно вытаскивала многочисленные репьи из шерсти темно-серого создания и расчесывала его крупным гребнем.

– Доброе утро, дорогая. Это – мои дети, – Неморино поставила на стол очередные чашки и кофейники. – Пятнистая – моя родная дочь Бука, а серый – приемный сынок Мерзавчик.

– Добро пожаловать, я – Лягушалка, – большая лягушка протянула Латте оранжевую лапку, которая оказалась немного влажной и прохладной, но приятной на ощупь.

– Дети молчат потому, что я наложила на них заклинание немоты. Надо же всем спокойно позавтракать. – Неморино села на свободный стул и налила себе кофе.

Между тем обстановка за столом начала меняться. Леопардовая Бука залезла в миску Мерзавчика, и темно-серый меховик укусил ее за лапу. Бука молча взвилась над стулом и прыгнула на сводного брата сверху, подмяв того под себя. Они покатились по полу кухни, кусаясь, царапаясь и награждая друг друга глухими оплеухами.

Неморино и Лягушалка спокойно смотрели на этот бедлам, а все присутствующие словно не замечали драку у них перед носом.

– Это нормально. – Таля налила кофе Латте, потом придвинула к ней тарелку с разнообразными закусками. – Вот, попробуй, бутерброд с акулой, очень вкусно!

Латте отпила глоточек наивкуснейшего кофе и взяла предложенный бутерброд с белоснежным мясом.

– Ммммм… Да, очень вкусно, – похвалила она и набросилась на еду. Только сейчас она поняла, что очень голодна.

Черно-белая медведица Ивариша отодвинула тарелку с пирожными, кивнула сестре, слезла со стула и подошла к Неморино.

– Греннор, – произнесла она. – Все трое.

Латте увидела, как большая черная кошка приблизилась к стене и что-то забормотала. Верхом на ней, держась тонкой лапкой за бриллиантовый ошейник, сидела ярко-розовая Ксю.

– Вы знаете, что нужно делать, – тихо произнесла Неморино.

Ивариша кивнула.

– Мы отыщем следы Черного Мага в прошлом Греннора, – она повернулась и вошла в портал. Следом за ней, на Китье, въехала ярко-желтая Ксю, и вся компания исчезла в стене.

– Будьте осторожны, мои дорогие, – тихо произнесла Неморино.

Латте вопросительно посмотрела на Талю.

– Греннор – один из старейших Миров, – пояснила Таля. – Нужно найти следы пребывания Алекса в прошлом этого Мира. Вероятно, там он и повстречал своего Темного Учителя, там и присягнул Тьме.

– Я бы попросила! – Неморино с такой силой поставила чашку на блюдце, что оно хрустнуло и разлетелось на мелкие осколки. – Я бы попросила не называть этого имени в моем доме! Если тебе так хочется поговорить о нем, называй его Черным Магом, как все! Алекс умер! Он не вернулся из своего путешествия! Он умер!

Последние слова она буквально выкрикнула. Все моментально притихли. Инфернальная взяла метлу и подошла к Хозяйке Хижины. Теперь стало видно, что она одета в длинное темно-серое платье.

– Салеп, – сказала она и, подойдя к стене, буквально прошла сквозь нее.

– Инфернальная настолько быстро ставит портал, что порой и не уследишь, – произнесла Таля. – Это не раз спасало ей жизнь и…

Она еще не договорила, когда рядом с тем местом, куда вошла ведьмочка, загорелось обширное пятно, из которого буквально вылетел роскошный белоснежный пегас с красной лентой на шее и, хлопая крыльями, встал на задние ноги. У Латте захватило дух от этого зрелища! Но что-то было не так. Конь тревожно заржал, над кухней пронесся общий вздох. На пол шлепнулась ярко-алая крупная капля, и Латте поняла, что за красная линия струится по шее коня, которую она сначала приняла за ленточку. Ей стало страшно.

– Где Агамеда?! – внезапно закричала Неморино. Отбросив стул, она в два прыжка оказалась у портала и растворилась в нем. Стул Тали тоже полетел в сторону.

– Оставайся здесь! – велела она Латте и побежала в портал. Латте увидела, как по кончикам пальцев подруги пробежал синий огонь. Перед ней в портал галопом влетел единорог, после – Марк, Апполония и Мавэрик, а за ними целая толпа тех, с кем Латте еще не успела познакомиться. У самой стены оборону занял Еж, который внезапно оказался очень проворным.

Темно-голубой заяц, сильно хромая, подошел к пегасу и осмотрел его.

– Рана не опасная, Дьюл, – сказал он. – Но придется пару дней повозиться.

Сейчас Латте увидела, что одна из ног зайца была полностью забинтована. Он похромал к раковине, пегас пошел за ним. Пока заяц промывал рану, они о чем-то тихо беседовали. До Латте долетали лишь обрывки фраз:

– Пошли в Греннор…

– Может, получится найти…

– Эллейн видела его…

– Попали в засаду у самого портала…

Кухня опустела, лишь два маленьких демона самоотверженно, молча, продолжали мутузить друг друга, катаясь по полу, а заметно погрустневшая Лягушалка поила Эльзу новой порцией чая, снова перевернув летучую мышь вверх головой.

5

Латте сжалась в комочек и сидела, не двигаясь и не сводя глаз с портала. Еж нес охрану у стены, направив посох в сторону светового пятна. Лягушалка напоила Эльзу и подвесила ее обратно на окно, головой вниз. Заяц Бо по-прежнему обрабатывал рану пегаса, демонята по-прежнему катались по полу. Тишину нарушали лишь шипение, пыхтение и оплеухи. Лягушалка села рядом с Латте и взяла ее руку в свою оранжевую лапку. Латте почувствовала, что лапка мелко дрожит.

– Никогда не могла справиться с собой, – еле слышно произнесла большая лягушка. – Всегда думаю, кого не досчитаемся на этот раз, и голова идет кругом.

– Не досчитаемся? – переспросила Латте.

Лягушалка кивнула.

– Из таких вот передряг никогда не возвращаются все. Черный Маг очень силен, и слуг у него бесчисленное множество.

Темно-голубой заяц прошел к столу, молча сел на крайний стул и уставился на портал. Перебинтованный пегас улегся прямо рядом с раковиной, подогнув длинные изящные ноги и сложив крылья. Он тоже, не мигая, смотрел в стену, за которой исчезли его друзья.

Казалось, прошла вечность… Солнечный день начал угасать, а они все так же смотрели на портал.

Латте уже начала бояться, что больше никогда не увидит никого из тех, кто ушел в Другой Мир, когда пятно на стене сильно замерцало. Еж крепче сжал посох и направил его на стену. Пегас подбежал к нему, готовый топтать врага, а заяц взял с одного из кухонных шкафчиков длинный меч и, хромая, присоединился к ожидающим.

Портал разгорелся. Из него выбежала Апполония. Ее роскошное платье было залито чем-то темным. В руке она держала большой витой лук. За ней вышел Марк. Его голубой костюм был порван в нескольких местах, мокрые волосы прилипли ко лбу. На руках он нес хрупкую длинноволосую девушку в коротком меховом токе. Волосы девушки были алого цвета, на пол с них непрерывно текла красная струйка. Еж и Заяц Бо ахнули, пропуская путешественников.

Марк за мгновение преодолел расстояние от портала до лестницы и исчез наверху.

– Ната Диииии! Ната Диииии! – кричал он. Голос Марка раскатывался по всему дому.

– Ната Ди – наш лекарь, – сказала Лягушалка. – Она рано завтракает и почти все время проводит в госпитале на втором этаже.

– Она ведь вылечит эту девушку, правда? – Латте почувствовала, как ее голос дрогнул.

– Не бойся, Агамеда очень сильная, – ответила Лягушалка, но уверенности в ее голосе не было.

Из портала выбежал Мавэрик. Он бросил меч и сел на ближний стул, опустив голову. Апполония подошла и ласково пригладила волосы у него на затылке.

– Тэйлара, – простонал Мавэрик. – Всемогущее Мироздание! Тэйлара!

Из стены, почти кубарем, выкатились незнакомые Латте, существа, отчаянно крича:

– Риммель! Они забрали Риммель!

Хромая, из портала вышел единорог. Рог и копыта ДэПэКа потемнели от крови, роскошная грива превратилась в мочалку.

– Они забрали Риммель, – тихо произнесла единорожка и легла на бок. – Мы ничего не смогли поделать, слишком поздно заметили н’гара. Тэйлара с ними. Вся зашитая. Сколько швов. Ох…

Из пятна света появилась огромная крыса! Латте с визгом вскочила, уронив стул, но, к ее удивлению, защитники портала не шелохнулись. Морда и лапы крысы были в крови, между зубов застряли клочки мяса. Следом за крысой из портала появился чей-то массивный хвост. Латте подумала, что это Бранка, однако она не помнила, чтобы драконица принимала участие в битве. За хвостом появились лапы, все тело существа сильно содрогалось, откуда-то доносились страшный рев, гневное мычание и злобный клекот.

Создание явно защищало последний рубеж и билось изо всех сил. Наконец оно сильно подалось вперед, потом назад, и Латте увидела самый невероятный кошмар, какой только можно было себе представить. Шесть крепких сильных чешуйчатых лап поддерживали мускулистое тело. Четыре длинные толстые шеи венчали четыре головы: быка, льва, орла и дракона. Мощный чешуйчатый хвост с шипами на конце, огромные острые когти и два больших перепончатых крыла довершали образ. Драконья голова выплюнула огненный шар, который, шипя и вращаясь, улетел в стену, затем чудовище подняло переднюю лапу и, взревев, перечеркнуло портал. В стену что-то глухо ударило, издалека послышались ужасные вопли и…

Наступила тишина.

6

– Все целы? – проревела голова льва. Головы завертелись на своих шеях, оглядывая кухню и присутствующих.

– Они забрали Риммель, – тихо произнесла Лягушалка. Послышались всхлипы, потом кто-то заплакал навзрыд.

Латте смотрела из-под стола на громадное чудовище и не могла понять, почему никто на него не нападает. А крыса? Она же такая страшная! Почему ее не боятся? И где Таля и Неморино?

– Таля! Таля не вернулась! – внезапно закричала она. – И Неморино!

Все головы чудовища громогласно захохотали. От этого жуткого хохота содрогнулись стены кухни, а посуда подпрыгнула на столе и жалобно зазвенела. Потом одна из голов, бычья, повернулась к Латте.

– Ты не узнала меня, дорогая? – чудовище окуталось дымкой. Неморино поправила свое платье и улыбнулась. Теперь Латте поняла, почему Неморино так спокойно пила кофе в одиночестве и занималась домашними делами. Она одна стоила целого войска! Это был самый настоящий Страж! Четыре головы не давали подобраться с тыла, мощные клыки, когти, шипы, рога и зубы служили превосходным оружием. Вдобавок ко всему, она отлично владела магией.

Большая крыса тоже растаяла, и Таля присела возле Лягушалки.

– Вылезай! – приказала она, заглянув под стол к Латте. Латте повиновалась подруге и села на соседний стул.

– Сейчас не пугайся, придут уборщики, – предупредила ее Таля. Латте кивнула, внутренне удивившись тому, что ее что-то могло еще напугать после всего того, что она увидела в этом удивительном месте.

Послышалось тихое бормотание, и изо всех щелей полезли странные прозрачные существа. Больше всего они напоминали маленьких медуз. Они ползали по полу и слизывали грязь и кровь своими хоботками. Они покрыли студенистой массой единорога и заколыхались, словно желе. Потом дружно сползли на пол, и Латте увидела абсолютно чистую и сухую ДэПэКа. Неморино присела возле единорожки и осмотрела ногу.

– Кость цела, но рана глубокая. Стоит показаться Нате Ди.

Сказочный конь кивнул и пошел к лестнице. По дороге он опустил нос в вазу с камешками и бросил один из них в черную чашу весов. Весы колыхнулись, и черная чаша еле заметно опустилась вниз.

Латте продолжила наблюдение за уборщиками. Собирая в себя кровь и грязь, они становились разноцветными и увеличивались в размерах. Достигнув примерно высоты кофейника, они ползли к стене кухни и замирали. Студенистые существа полезли на Мавэрика, превратив того в желеобразную статую, потом на Апполлонию… Вскоре все участники битвы были сухие и чистые, а пол блестел, словно его только что помыли и натерли. Только рваные платья путешественников напоминали о трагедии.

Неморино подошла к стене и поставила портал, куда дружно попрыгали все уборщики.

– Они питаются грязью. А еще они запечатывают раны, собирают и перерабатывают в себе кровь, потом очищают, а потом сдают в Дракоре. Там производят синтетическую, обогащенную витаминами и минералами кровь, которую потребляют вампиры, – пояснила Таля Латте.

– Вампиры? – охнула Латте. Таля усмехнулась.

– И Апполония, и Мавэрик, и Марк – вампиры, – сказала она. – Кстати, я тоже, но мы питаемся только очищенной и обогащенной синтетической кровью. Это вкуснее и безопаснее, чем охотиться за кем-то и пить неизвестную кровь. Я лично не собираюсь долго лежать в гробу и болеть, а тем более уходить в Дракор на лечение. Остальные думают так же.

Неморино тем временем растащила детей и усадила их снова за стол, выдав каждому по большой банке с пауками. Злобно зыркая друг на друга, демонята продолжили свой пищевой марафон.

Апполония и Мавэрик отправились в госпиталь проведать Агамеду, по пути они оба опустили по камешку в черную чашу весов, которая уже заметно сдвинулась вниз.

Эльза раскрыла перепончатые крылья, несколько раз сильно ими взмахнула и, пролетев над кухней, умчалась куда-то на верхние этажи.

Лягушалка продолжила вычесывание репьев из шерсти Мерзавчика, пегас задремал, Еж принялся за еду, пододвинув к себе поближе большую тарелку с овощами и фруктами, а темно-голубой заяц отправился к плите заваривать свежий чай.

– А Риммель? – спросила Латте Талю. Та покачала головой.

– Когда такой же крылатый паук утащил Тэйлару, мы потеряли еще четверых, но не смогли найти даже клочка ее одежды. – Таля смахнула слезу. – Нам нужно подготовиться к следующей вылазке.

Латте увидела, как Неморино направилась в угол, где компания неизвестных пока Латте существ окружила плачущее большое создание с длинными заячьими ушами.

– Мы вытащим ее, Рум, обещаю, – Неморино присела возле создания и, протянув руку, погладила кого-то по голове.

Латте подошла поближе и увидела удивительного зверя: размером с взрослого медведя, покрытый странной длинной шерстью, он больше всего напоминал большую землеройку. Латте разглядела длинный смешной хобот, заячьи уши, сейчас грустно опущенные, два больших несчастных глаза и коротенькие лапки.

– Я без нее ничто, ничто, – повторял долгоносик вновь и вновь, смахивая слезы длинным, голым, как у крысы, хвостом. – Я совершенно бесполезна! Рим! Рим! Как мне тебя не хватает!

Таля взяла Латте за руку и увела за собой подальше.

– Пойдем, посмотрим, как там Агамеда, – предложила она Латте. – Остальные знакомства сейчас лучше отложить.

– Кто это? – спросила Латте, кивнув на плачущее нечто.

– Это Руммель, сестра пропавшей Риммель. Это очень интересные существа – катунны, – Таля сделала ударение на букве «у». – Они намертво обхватывают друг друга лапками с присосками, прячут хоботки, хвосты и головы внутрь, затем раздуваются в несколько раз и катаются по земле. При этом их шерсть превращается в иглы, которые встают дыбом, а они очень острые и прочные. Представляешь, что может сделать на поле боя такой шар?

– А до какого размера они могут раздуться? – спросила Латте.

– До размера Хижины, если смотреть на нее с моря, – ответила Таля.

Латте вздрогнула, когда фантазия услужливо нарисовала ей картину войска, в которое врезается этот огромный колючий клубок.

Они подошли к лестнице, где Таля положила камешек в черную чашу весов, а затем поднялись на второй этаж, который был как две капли воды похож на третий. Такой же ковер, те же картины с цветами и фруктами. Различались только двери. Первые же двери оказались двойными, массивными, из резного дерева. Таля открыла одну из створок, и они вошли внутрь.

За дверями оказался еще один коридор. Пол, стены и потолок здесь были сделаны из странного материала, больше похожего на непрозрачное белое стекло. По коридору милая брюнетка в коротком белом платье везла блестящую тележку, накрытую белоснежной тканью.

– Привет! Я – Рута! – представилась она, потом подошла ближе и помахала рукой Латте. Короткая задорная стрижка открывала тонкое изящное лицо, большие голубые глаза смотрели ласково и по-детски наивно. Именно такой взгляд хочет увидеть любой больной, когда приходит в себя, – подумала Латте и почувствовала к Руте явную симпатию.

– Латте, – ей показалось, что делать реверанс будет слишком чопорно, и она помахала рукой в ответ.

– Пойдемте со мной! Агамеда вполне пришла в себя, – Рута открыла одну из дверей.

Большая комната была окутана полумраком. Затянутые чем-то дымчатым окна, выходящие на море, были наполовину открыты. Свежий морской воздух и шелест прибоя наполняли палату. Две кровати с открытыми белыми шторами были пусты, а на двух других лежали раненые. Шторки у одной из кроватей были плотно задернуты.

– Агамеда! К тебе еще гости! – весело сказала Рута и исчезла за шторой у другого больного.

Таля и Латте подошли к кровати. Агамеда оказалась яркой блондинкой в просторном белом одеянии. Длинные светлые волосы девушки уже были вымыты и высушены, голова забинтована, синяки и ссадины обработаны, а взгляд голубых глаз, который встретил их, был вполне веселым и жизнерадостным. Рядом с Агамедой, держа ее за руку, сидела Эллейн.

– Не хочет, чтобы я залечила синяки и царапины, – пожаловалась она.

Простое длинное платье нежно-голубого цвета и распущенные черные волосы придавали Эллейн неземной вид, а легкое свечение, которое окутывало ее, усиливало это впечатление. Латте почувствовала себя буквально на седьмом небе от счастья, когда Эллейн взглянула на нее и улыбнулась.

– Пусть будут! – упрямо произнесла Агамеда. – Шрамы украшают воинов!

– Ты же знаешь, что я не дам тебе выйти отсюда в таком виде, – не сдавалась Эллейн.

– Пусть будут пока я здесь! Привет! Я – Агамеда!

Последние слова она произнесла, уже обращаясь к Латте. Латте назвала себя и поинтересовалась самочувствием блондинки.

– Небольшая царапина, – мотнула головой Агамеда.

– Если бы Ната Ди вовремя не оказала помощь или тебя вытащили бы немного позднее, ты бы так не веселилась, – вздохнула Эллейн.

– Кто звал Нату Ди? – послышался вдруг смеющийся голос. Латте обернулась и обомлела.

На нее смотрела собака! Небольшая, но крепкая, забавная бело-рыжая собака, с большими ушами.

– Ната Ди? – удивилась Латте.

– Да, это я! – ответил тот же голос, но говорила не собака. Голос шел из-за шторок, которыми была закрыта другая кровать.

– Кимберли! Где Ваниль и тележка? – спросил голос Наты Ди, и бело-рыжая собака убежала.

Спустя время она появилась вновь в сопровождении своего же клона. Одна из собак несла в пасти маленький чемоданчик, другая тянула зубами за веревочную ручку низенькую тележку, накрытую белым полотенцем.

– Ваниль! Кимберли! Сюда! – позвала Ната Ди, и собаки скрылись за шторками вместе с чемоданчиком и тележкой.

– Ровэн еще не пришла в себя, – грустно заметила Агамеда.

Эллейн и Таля вздохнули.

– Очень сильное заклинание, – тихо произнесла Эллейн. – Алекс – мастер на такие вещи.

– Мне повезло, что его не было в Кенберре, а были лишь его прихвостни, – Агамеда стала серьезной.

Таля шумно вздохнула.

– Ой, прости, я не имела в виду Тэйлару! – спохватилась Агамеда.

– Тэйлара погибла. Я не знаю, кого мы видели. – Таля порывисто встала. – Мы пойдем. Выздоравливай, дорогая.

Она обняла Эллейн, нежно пожала пальцы Агамеды и поманила Латте за собой.

– Пойдем, познакомлю тебя с Натой Ди, – сказала она, и они подошли ко второй кровати, наглухо закрытой шторами.

– Подождите немного, я сейчас выйду, – попросил их голос Наты Ди, а в просвете между шторками показалась голова собаки, которая смерила их строгим взглядом и коротко тявкнула.

– На Ровэн лучше не смотреть, – прошептала Таля.

Высокая стройная девушка в длинном белом платье появилась из-за шторок. Темные волосы, уложенные в сложную прическу с множеством заколок, которые не давали волоскам ни шанса упасть в лекарства, нежный и заботливый взгляд темно-карих глаз и ласковый голос – такой была Ната Ди, Белый маг и лекарь, на которую все буквально молились. Почти каждый из Хижины не раз побывал на этих кроватях за плотными шторами, и лишь мастерство Наты Ди помогло им выкарабкаться и снова вернуться в стан Хранителей Мироздания. Она почти всегда находилась в госпитале, врачуя раненых или занимаясь приготовлением лекарственных зелий, а рядом со своей хозяйкой постоянно находились две собаки, которые помогали ей в таком нелегком деле.

– Ната Ди, – сказала она, – а это Ваниль и Кимберли.

Две одинаковые собаки уселись у ее ног, высунув языки, и, улыбаясь, одновременно протянули Латте по правой передней лапе для приветствия.

Латте пожала собачьи лапки и назвала себя, присев в реверансе перед всеми троими.

Теперь она разглядела, что собаки отличались друг от друга. Ваниль щеголяла аккуратной белой манишкой и столь же аккуратным белым носом, а Кимберли выглядела так, словно залезла всем передом в белую краску и лишь чье-то вмешательство не позволило ей полностью потерять рыжий цвет. Латте даже увидела в своих фантазиях, как Ната Ди вытягивает собаку из краски за задние лапы. Она мотнула головой, чтобы отогнать наваждение.

– Очень приятно, милая, – улыбнулась Ната Ди, а собаки радостно закивали.

Попрощавшись, лекари отправились в другие палаты. Помощь нужна была многим.

7

– Пойдем, посмотрим на море? – предложила Таля.

Латте кивнула. Они спустились по лестнице, прошли через пустую кухню и вышли в сад. Пряный морской воздух здесь смешивался с запахом роз, и от этого сочетания сладко кружилась голова. Хотелось просто лечь в изумрудную траву, закрыть глаза и не думать ни о чем.

– Тэйлара – моя мать, – внезапно произнесла Таля.

Нега летних сумерек мгновенно улетучилась, и Латте зябко поежилась.

– Если захочешь узнать больше о Мироздании и о жителях миров, найди в библиотеке Эльзу или Эллию.

Они вышли за пределы сада. Таля скинула серебристые туфли и зашагала босиком к морю. Латте последовала ее примеру. Теплые волны, задумчиво нашептывая колыбельную песню жителям этой удивительной Хижины, ласково лизнули ее босые ноги. Таля, как была в длинном бирюзовом платье, вошла в воду и поплыла.

– Иди сюда! Вода замечательная! – позвала она, обернувшись.

Латте мгновение поколебалась, жалея красное платьице, но вода была такой спокойной, прозрачной и теплой, что она отбросила сомнения. Они наслаждались купанием под луной, хохотали, брызгались, топили друг друга и чувствовали себя абсолютно счастливыми.

Мокрые и довольные, они растянулись на песке. Рыжая грива Тали длинными прядями разметалась по песку, платье облепило ее тело. Латте выглядела не лучше, к тому же в море она потеряла бант.

Таля что-то забормотала себе под нос, и Латте поняла, что ее платье становится сухим.

– Пошли спать, – предложила вампирша.

Она встала полностью сухая, а ее волосы, как и прежде, завились крупными локонами.

Латте поправила свое красное платье, с удовольствием отметив тот факт, что оно ничуть не пострадало от купания, и они отправились в Хижину.

Кухня была почти пуста. За столом одиноко сидела молодая девушка с короткими темными волосами. Одета она была во что-то крепкое и кожаное, больше похожее на короткую юбку и жилет. Рядом с ней стоял длинный меч в узорчатых ножнах и большой щит. Узор щита напомнил Латте панцирь маленькой черепашки, которая жила рядом с ее домиком.

– Это Тартл, – представила девушку Таля.

Незнакомка поклонилась.

– Латте. А это панцирь черепахи?

– Да, это Криг, любимец Черного Мага.

– Вы убили его?

– Эта гадина вылезла из болота, когда мы искали Тэйлару. Мы не нашли ее, но прикончили Крига. Он выполз, захотев поживиться свежим мясом.

– Тартл часто охраняет кухню ночью, когда остальные отдыхают, – поспешно перевела разговор Таля. – Иногда к ней присоединяется кто-нибудь еще. Если у тебя бессонница, ты тоже можешь спуститься в кухню и составить Тартл компанию.

– Буду рада, – улыбнулась Тартл. – Иногда мне действительно скучно.

– А разве вампиры спят? – удивленно спросила Латте.

– Иногда, – ответила Таля. Мы спим в своих гробах. Так уж заведено.

Она пожала плечами.

– Марк и Апполония ушли в Кижар, – сказала Тартл. – Они рассказали мне об Агамеде, Дьюле и Риммель.

Они замолчали. Латте боялась подумать о том, что где-то там, прямо сейчас, мучают и зашивают такого милого и смешного долгоносика. Она не успела познакомиться с Риммель, но грустила о судьбе зверька наравне со всеми.

Они распрощались с Тартл и поднялись на третий этаж.

– Если я понадоблюсь, моя комната пятая, всего в двух от твоей, через Китьину и Иваришину.

– А Ксю?

– Ксю спит то у одной, то у другой. Она одна боится. Частенько они и вовсе ночуют втроем.

Они пожелали друг другу доброй ночи и разошлись.

Утром Латте не помнила, как уснула. Ей всю ночь снился темный старый замок, у подножия которого гуляли яростные волны и молодой мужчина удивительно красивой внешности, хозяин этого замка. Они стояли рядом на высокой башне и молча смотрели на воду.

8

Раннее утро разбудило Латте шаловливым лучиком пробуждающегося солнца и птичьим концертом. Она проворно вскочила с постели, вдоволь поплескалась в душе, а затем, выбрав платье цвета безоблачного неба, обула шелковые туфельки в тон платью и спустилась в Кухню.

Сегодня народа за столом было мало. Из знакомых уже ей существ Латте заметила Ежа, летучую мышь Эльзу, пегаса Дьюлу, зайца Бо и Нату Ди. Рядом на стульях важно сидели собаки – Ваниль и Кимберли.

– Садись, моя милая, кофе остынет! – Непонятно откуда взявшаяся, Неморино принесла поднос, на котором стояли три кофейника и блюдо со свежей выпечкой.

Латте поприветствовала присутствующих и села рядом с Бо. Заяц тут же отодвинул от нее большую бутыль, откуда наливал что-то в чай Эльзе.

– Детям нельзя! – строго сказал он.

Латте кивнула и взяла булочку. Заяц пододвинул к ней тарелку с кашей и масло.

– А это детям нужно! – так же строго сообщил Бо.

Латте снова кивнула и намазала бутерброд. Они молча наслаждались завтраком, пока на стене не загорелся очередной портал. Из него вышли Ивариша, Китья и ярко-синяя Ксю. На этот раз она ехала на медведице. Они подошли к весам, опустили камешки в белую чашу и присоединились к завтраку.

– Мы ничегошеньки не нашли, – сообщила Ксю, покрываясь белыми полосками. Теперь она стала похожа на моряка, одетого в меховую тельняшку.

Большая кошка и медведица кивнули.

– Это произошло где угодно, но только не в Гренноре, – медовым голосом промурлыкала Китья.

Неморино вздохнула. Вся троица набросилась на еду.

Заяц Бо внимательно следил за Латте. То ему казалось, что кофе слишком горячий, то – что нож слишком острый. Он выбирал для своей соседки самые лакомые кусочки со всего стола и явно гордился своей ролью воспитателя. Латте с удовольствием принимала заботу темно-голубого зайца и прислушивалась к окружающим ее разговорам.

– Придется идти снова в Кенберр, – Китья посмотрела на Неморино.

– Нет! Больше никто просто так в Кенберр не пойдет! – резко и громко ответила Хозяйка Хижины.

Все головы повернулись к ней.

– Кенберр пал. Черный Маг превратил его в мир хаоса и ужаса. Мы не можем терять Хранителей после каждой вылазки туда. Отныне я закрываю Кенберр и открою его лишь в крайнем случае.

Из нового портала появились все вампиры. Они поприветствовали собравшихся и опустили по камешку в белую чашу весов.

– Я говорила о том, что закрываю Кенберр для посещения, – обратилась к ним Неморино. – Передайте всем, что этот Мир закрыт.

– А Эллейн? – спросил Марк.

– С Эллейн я поговорю сама.

– А Зоар?

– Зоар – сильный маг, он не пропадет. К тому же я пока закрою лишь вход отсюда, но не выход из Кенберра.

Неморино встала и отправилась заваривать свежие порции кофе. Таля обняла Латте и присела рядом.

Фиолетовая в черную крапинку Ксю протянула Латте сдобную завитушку, посыпанную сахарной пудрой, и от смущения перекрасилась в ярко-малиновый цвет. Латте поблагодарила зверька, и Ксю стала ослепительно-белой.

Еж встал из-за стола и подошел к Вечно Юной Хозяйке Хижины.

– Толмар. Я и Злой.

Неморино кивнула.

Латте увидела, как из-за стола встал высокий плотный мужчина. Он приблизился к стене и исчез. На его месте появился огромный черный волк с горящими глазами. Еж открыл портал, и они ушли.

Ната Ди и собаки отправились в госпиталь. За ними по воздуху полетели подносы с завтраком для больных.

Большая кошка и медведица ушли к морю, где развалились на песке после сытного завтрака и, щурясь, наблюдали, как в воде резвится ярко-желтая Ксю.

Разгоревшийся портал в стене показался Латте больше, чем обычно, и она внутренне сжалась, ожидая появления очередного чудовища.

Два больших белоснежных зверя, появившихся в Кухне, были прекрасны! Высокие и мощные, они были покрыты длинной шелковистой шерстью. Голову каждого украшала шикарная грива, а пушистые хвосты почти касались пола. Латте видела подобных зверей на картинках, только они были песочного цвета, с короткой шерстью и рыжими гривами, а на хвосте у них красовалась кисточка. Книга сообщала, что этот – лев. И вот теперь два белых льва с лисьими хвостами стояли у стены кухни. С них спрыгнули парень и девушка.

– Наконец-то дома! – воскликнула черноволосая львиная всадница. – Кофе! Великое Мироздание, как я хочу кофе!

Ее одежду составлял короткий меховой ток, очень похожий на тот, что носила Агамеда, и длинные меховые сапожки на шнуровке. В руке она держала лук, а за ее спиной Латте увидела колчан со стрелами.

Парень был одет в кожаную броню, за его спиной виднелись рукояти двух мечей.

– Это Тори и Неонел, – представила львиных всадников Таля. – А это моя новая подруга Латте.

Легкая и изящная Тори подбежала к Латте и, заключив ее в свои объятия, закружила по комнате.

– Значит ты и моя новая подруга! – объявила она.

Латте почувствовала себя неуютно. У этой хрупкой красотки была невероятная сила.

Неонел поклонился. У него были короткие темные волосы и глаза чистого стального цвета.

– А это – тугары, – Тори потрепала по гриве своего зверя.

Белый лев довольно прищурил глаза и замурлыкал.

– Тагрим – мой, а Таграм – брата. Кстати, они братья и тоже близняшки.

Тори выхватила у подошедшей Неморино кофейник и поднесла его к носу.

– Великое Мироздание! – простонала она. – Как мне этого не хватало! И твоих волшебных плюшек!

Неморино улыбнулась и поставила на стол изящные чашки. Тори принялась за еду. Неонел отвел тугаров в угол, туда, где клубился туман. Оттуда вынырнуло щупальце с присосками и ощупало львов. Затем оно ушло обратно в свой мир, а когда появилось вновь, держало две тушки какого-то лысого зверя средних размеров. Тугары накинулись за завтрак, скрывшись в облаках все более сгущающегося тумана. Неонел присоединился к сестре.

– В этом Веноре такая ужасная еда, – пожаловалась Тори, уплетая сладкую плюшку.

– Что нового? – спросил Неонел.

Неморино поведала ему новости последних дней. Забыв про кофе и выпечку, Тори слушала о битве.

– Мне нужно срочно к Агамеде, – бросила она, выскакивая из-за стола, и побежала к лестнице. Она задержалась лишь на мгновение, чтобы опустить камешек в белую чашу весов.

Неонел стал еще серьезнее. Он молча пил кофе, уставившись в свою чашку.

– Кенберр пал, – наконец произнес он. – Этого и следовало ожидать. Мы никуда не продвинулись, мы не знаем, где Черный Маг встретил своего Учителя. Мы не знаем, когда это произошло, а между тем, у нас последняя попытка… Последняя!

Неморино вздохнула.

– Пока мы не узнаем, где Алекс Кенберрийский присягнул Тьме…

Он осекся, увидев взгляд Хозяйки Хижины.

– Где Черный Маг присягнул Тьме, – исправился Неонел.

Неморино немного подалась вперед.

– Мы обшариваем Миры и Измерения. Эльза и Эллия копаются в книгах и свитках. Ксю не вылезает из прошлого, но все тщетно! Мы не знаем, где и когда произошла эта встреча.

Неонел допил кофе и, со стуком, поставил чашку на стол.

– Я пойду отдохну, – сказал он, направляясь к лестнице. Белая чаша весов чуть качнулась вниз, когда он положил в нее гальку, но тут же сперва поравнялась с черной, а затем поднялась на прежнюю высоту. Черная чаша перевесила.

– Мне пора, – произнесла Таля.

Латте увидела, как Мавэрик ставит портал. Она грустно кивнула.

– А там безопасно?

– Конечно, дорогая! – Таля рассмеялась и обняла подругу. – Мы идем в Даммар. Там нет и следов Черного Мага.

– Пока нет, – неожиданно вставила Неморино.

Мавэрик и Таля ушли. Апполония и Марк последовали их примеру.

– Ранрог, – отчитался Марк перед Хозяйкой Хижины и вошел во второй портал вслед за вампиршей.

В дверях кухни появилась пестрая троица. Ксю, ярко-красного цвета, в зеленую клеточку, гордо восседала на большой черной кошке.

– Тизас, – черно-белая медведица нырнула в светящееся пятно. За ней исчезли Китья и зеленая Ксю.

Постепенно кухня опустела.

– Поможешь мне, дорогая? – Неморино улыбнулась Латте и надела передник. Сегодня на ней было красное платье с белыми оборками, в котором она выглядела словно простая юная деревенская девушка.

Они отправились в угол, откуда тут же высунулось щупальце.

– Замри, дорогая, сатинопус познакомится с тобой, – велела Хозяйка Хижины.

Латте замерла и закрыла глаза. Мокрое, склизкое щупальце деловито ощупало ее, скользнуло по лицу, отчего у Латте от отвращения перехватило дыхание, после чего заколыхалось в воздухе. Латте с облегчением вздохнула, когда сатинопус закончил свое дело.

– Сатинопус приветствует тебя, – сказала Неморино. – Теперь ты – часть нашей семьи.

Внутренне содрогнувшись, Латте осторожно пожала рыхлое щупальце.

– Сатинопусы – это еще один вид Хранителей, – Неморино принялась выставлять на пол большие пустые банки. – Они спокойно относились к твоему появлению, пока ты была либо со мной, либо с Талей, но войди ты в пустую Кухню, они тут же скрутили бы тебя, до моего решения. До сегодняшнего дня ты была в Хижине враждебным элементом.

Неморино улыбнулась Латте и поставила на огонь огромный котел с водой, подняв его, словно пушинку.

– Скоро проснутся дети и съедят вчерашние заготовки, надо приготовить порцию на завтрашний день, – она направилась к двери под лестницей, которую Латте до этого не замечала.

Сгорая от любопытства, Латте проскользнула за Неморино и разочарованно остановилась на пороге самой обычной кладовки, только поистине гигантских размеров.

Неморино подхватила мешок сахара, словно легкую дамскую сумочку, и вернулась к плите.

– Это тело нужно тренировать, – сказала она, высыпая сахар в закипевшую воду. – Иначе оно станет непригодно. Придется менять, а это неудобно.

– Конечно, я могу сделать так, – она щелкнула пальцами, и второй мешок поднялся в воздух и поплыл над кухней. – Но частенько я просто упражняюсь.

– Да, да, – произнес кто-то за их спиной. – Просто упражняешься.

Голосок рассмеялся. Чистый и немного детский, он словно приподнял Латте к звездам, и она почувствовала себя абсолютно счастливой. Даже не оборачиваясь, она могла сказать, кто спустился в кухню.

Эллейн Кенберрийская была дивно хороша в длинном белом платье. Черные волосы она остригла до плеч и слегка заколола пряди.

– Доброе утро, мои дорогие, – пропела Эллейн. – Надеюсь, вы хорошо спали?

Неморино обернулась и ахнула. Эллейн рассмеялась и покрутилась на месте, потряхивая короткими волосами.

– Всемогущее Мироздание! Ты остригла волосы! – Неморино покачала головой.

– Мне надоели длинные, – Эллейн подмигнула Латте.

Сразу два портала на стене прервали их разговор. Из одного выбежала Таля. Она подошла к Хозяйке Хижины и отдала ей розовый конверт. Затем обняла Эллейн.

Из второго портала вышел неизвестный Латте молодой мужчина в черном длинном плаще. Он разительно отличался от изящных вампиров. Невысокий и коренастый, с коротко стриженными темными волосами, орлиным носом и пронзительными голубыми глазами. Он слегка посторонился, пропуская в кухню второго путешественника, увидев которого, все сначала застыли, словно статуи, а затем кинулись обнимать смешного долгоносика.

– Рим! Рим! Рим!

Не обращая внимания на нежную сцену, мужчина закрыл портал, снял плащ и бросил его на ближайший стул. Затем встал на одно колено, чуть наклонив голову.

– Леди Эллейн, леди Тэйлани, леди Неморино.

Он вопросительно взглянул на Латте.

– Латте, – она присела в глубоком реверансе, остальные девушки лишь чуть склонили головы.

– Латте.

– Мы приветствуем тебя, Зоар, – сказала Таля.

Латте удивленно покрутила головой в поисках леди Тэйлани, но кроме Риммель, Эллейн, Неморино и Тали здесь никого не было. И тут она увидела, что ее хохотушка-подруга изменилась. Она приобрела поистине королевскую осанку, ее взгляд изменился, а таким тоном могли разговаривать только царственные особы. Таля исчезла. Рядом с Риммель, Неморино и Эллейн стояла леди Тэйлани.

– Есть ли новости для нас? – спросила Эллейн, и голос ее предательски дрогнул.

– Я не видел Черного Мага, – ответил тот, кого назвали Зоар. – Но я видел, во что превратился ваш замок, леди Эллейн. Новости у меня плохие.

Латте заметила, что мужчина избегает смотреть на Эллейн. Она разговаривала так же, отведя взгляд в сторону. И это было странно.

– Как ты спас Риммель? – спросила Неморино.

Остальные обратились в слух.

– Я шел по Кенберру, по Черному лесу, раздумывая, не стоит ли уже возвращаться, как вдруг увидел крылатого н’гара, который кого-то пеленал на полянке в свою паутину. Риммель повезло, она оказалась для н’гара слишком тяжелой. Он отдыхал, а чтобы Рим не сбежала, завернул ее в паутину. Я сильно удивился, когда убил крылатую тварь, разрезал его кокон и нашел в нем нашу Рим.

Большой носастик подошел к мужчине и погладил его по голове своим хоботом.

– Мы благодарим тебя, Зоар, ты можешь идти, – произнесла леди Тэйлани, отпуская мужчину кивком головы.

Тот порывисто встал и, ласково потрепав Риммель по длинным ушам, удалился вверх по лестнице, опустив камешек в черную чашу весов, которая пошла вниз с резким скрипом.

9

– Давайте продолжим, – предложила Таля, вновь становясь самой собой. – Рим, иди отдохни, Рум скоро вернется.

Риммель зашагала к столу, стянув на ходу своим хоботом сладкую плюшку.

Эллейн покачала головой.

– Я должна с ним поговорить, – сказала она, направляясь к лестнице.

Неморино ушла в кладовку, а Латте потянула Талю за рукав роскошного бирюзового платья.

– Зоар и Эллейн враги?

Таля хмыкнула.

– Зоар без ума от Эллейн, это же видно!

– А Эллейн?

– Эллейн – Ангел, дорогая.

Таля произнесла это так просто, словно сообщила Латте о том, что пора пойти погулять.

– Ангел? – ахнула Латте.

Таля кивнула, а в голове Латте зазвучал голос Неморино: «Абсолютно чистая и светлая душа».

– И Зоар знает?

Таля вздохнула.

– И им никак нельзя быть вместе? – не унималась Латте.

Таля покачала головой.

– Человек, даже очень сильный маг, не может составить пару для Ангела. По сути, это ни с кем невозможно. Эллейн не может принадлежать одному мужчине. Она принадлежит всему Мирозданию.

Мимо них к двери протопала довольная Риммель, дожевывая на ходу плюшку. Она протянула Латте для приветствия свой длинный нос, который оказался на ощупь приятным и бархатным.

Сверху послышался громкий вопль, который перешел в оглушительный визг. Латте вздрогнула.

– Дети проснулись, – спокойно сказала Неморино, возвращаясь из кладовки.

Она несла мешок соли, следом за ней важно вышагивал, перебирая кончиками упаковки, мешок сахара.

Злобный визг переместился ближе. Потом вдобавок к визгу послышались глухие удары: «Бум! Бум! Бум!»

– Спускаются по лестнице, – констатировала Таля.

Демонята скатились в кухню одним клубком. Они яростно кусались и награждали друг друга тумаками. Следом, с видом ледяного спокойствия, спустилась Лягушалка.

– А ну-ка, прекратить! – зычным голосом скомандовала Неморино.

Она выхватила из клубка пятнистого меховика и, быстро что-то прошептав, засунула дочку за стол. Затем проделала ту же процедуру с Мерзавчиком. Стало тихо. Лягушалка заняла место между маленькими демонами и принялась за кофе. На столе появились большие миски с пауками. Пушистые злюки набросились на еду.

– Доброе утро, – сказала Лягушалка. – Вы уже завтракали?

Таля и Латте кивнули. Неморино подошла ближе к стене, где клубился туман. Сатинопус вытянул щупальце, и оно заколыхалось в воздухе. Неморино засунула руку в туман и вытащила оттуда большое существо, похожее на паука.

– Шесть, семь, восемь, девять, десять… Одиннадцать? Двенадцать! – Латте с ужасом сосчитала лапы существа.

– Осторожно, деточка, они очень ядовитые! – Неморино ловко засунула паука в банку и вытянула нового.

С когтей, которыми завершались мохнатые паучьи ноги, капала на пол мутная жидкость.

Таля отвела Латте подальше.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Хижина на берегу моря (Ольга Любомудрова, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я