Пленница: родить от дракона

Любовь Сладкая, 2019

Два мира, две девушки и две судьбы, перепутанные так, что и не поймешь, кто где. Сможет ли Маша отстоять право быть принцессой. Сумеет ли Альбина возвратиться в свой мир, чтобы спасти его от гибели. Получится ли у Верделиты оседлать золотого единорога? И что таят в себе поющие сады межпространствия?

Оглавление

  • Часть первая

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Пленница: родить от дракона предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть первая

Глава 1. Вместо принцессы

В ту зиму я вошла, словно в бурную реку — совершенно одна, сбитая с толку настолько, что, хоть и окончила парикмахерские курсы… пошла работать в школьную столовую посудомойкой.

А иначе как? Да и за то спасибо, что взяли. Потому что устроиться по специальности я не могла — слишком много конкуренток, а учиться на кого-то еще… Нет, учеба — не мой конек. Поэтому, собрав вещи, я покинула общежитие, в котором жила последние полгода, пока училась, и, не придумав ничего лучше, нырнула в шумный поток школьников. К моему удивлению, меня сразу же взяли.

— Хоть зарплата у нас и небольшая, — учтиво объяснил мне лысый директор, вытирая пот со лба платочком, — но зато в тепле и сытости.

— А какая зарплата?.. — осмелилась спросить я, хоть и знала, что вот так, в первый же день, да еще и на собеседовании, спрашивать не стоит. Но это была школа, то место, где не удивляются ничему. Директор назвал мне цифру, от которой я брезгливо поморщилась. Но потом, поставив себе установку, что это временно, просто чтобы хоть за что-то зацепиться, ответила согласием.

— Так что, можете приступать хоть сейчас, — провожая меня по коридору, к месту, откуда валило вкусным паром, сказал мужчина, осторожно беря под руку.

— А мне… мне еще жить негде, — скороговоркой выпалила я, ощущая, как дрожащие пальцы старикашки проникают под задравшийся низ кофточки.

— Ну, это не ко мне. Соберете нужные справки, устроитесь, а затем спрашивайте у завхоза, — проползая по коже, директор нагнулся очень близко, опалив запахом дешевых сигарет.

— Тогда я пойду…

— Куда?

— Собирать справки.

Но на самом деле я еще до сумерек шастала по городу в поисках чего-нибудь получше вот этого-вот. Но не нашла. И пришлось мне ночевать в общаге, немного заплатив начальнице. С утра же я побежала в поликлинику, прошла что там нужно и, довольная, что есть хоть какая-никакая работенка, оформилась.

И ничего. Я думала, будет что-то ужасное, но на самом же деле я была и вправду — сыта, в тепле, да еще и при деньгах.

Жилье я теперь снимала у бабушки Нюры, что жила в пяти минутах ходьбы от школы. Вставала в положенное время, натягивала на себя джинсы, гольф, обувала кроссовки, и медленно брела в сторону школы, по пути собирая волосы в тугую гульку. Там меня ждала куча грязной посуды, с которой я еле-еле управлялась.

Так я проработала до весны. И когда солнышко показалось из-за туч, а по дороге потекли ручьи, решила что-то в жизни менять. Я уже даже застолбила для себя неплохое местечко. Парикмахерская «Мальвина», в которой я время от времени состригала отросшие волосы, была бы неплохим местом работы. Мне уже даже удалось поговорить с владельцем «Мальвины», который, по всей видимости, положил на меня глаз, как тут…

В тот день, перемыв вагон посуды, я пошла на квартиру, переобулась в туфли на каблуке — купила как-то в секонд-хенде, почти что новые, только краска немного слезла изнутри, а так еще ничего, вместо гольфа напялила на себя белую гипюровую блузку, впрыгнула в короткую юбочку с рваными краями и пошла на собеседование. А по дороге так углубилась во внутренний монолог, думая о том, что скажу владельцу, как нужно стать и вообще, что не заметила, как поковыляла на красный свет. И вдруг…

Да, когда видишь это по телевизору, то оно тоже страшно, а вот наяву, и если во всем этом участвовать. Черный кубик, что мчался с ужасной скоростью, не заметил мою щупленькую фигурку и проехался по ней всеми четырьмя колесами, прежде ударив в бок, что я подлетела и распласталась по асфальту. В течении каких-то секунд мое тело превратилось в отбивную, что даже приехавшая скорая помощь этой-то помощи оказать толком не смогла: мои останки нужно было буквально соскребать, чтобы положить на носилки. И во всем этом загадка: а почему же я все это вижу, как бы со стороны, но все-таки! Мне совершенно не было ни больно, ни страшно. Я только присела на краешек носилок, рядом с телом, чтобы хоть как-то собраться в кучу, но меня никто не замечал, и я только зря толкала в грудь то санитара, то медсестру, которую все-таки вырвало.

— Эй, слышите?! — кричала я. — Я не там, а вот здесь! Так что поторопитесь, может быть, еще успеете что-то подшить и… Да что ж такое!

Я уже даже бодалась ногами — прямо-таки острием каблука по колену санитара, вцепилась медсестре в волосы и постаралась рвануть изо всех сил, но…

— Ах, вот бедняжке не повезло, — сочувственно выдохнула она, накрывая тело простыней, которая прошла сквозь меня, совершенно не задев.

И тут я поняла: мое тело там, а я пока что отдельно от него, и скоро начнется такое… Я очень боялась попасть после смерти в ад, хоть и грехов моих — разве щепотка. Двадцать три года, девственница, непьющая и некурящая, вцепившаяся в первую попавшуюся работу, чтобы хоть за что-то зацепиться и не возвращаться в деревню.

— А…а вы знаете?» — истошно вопила я. — Что могла бы стать парикмахершей! Сегодня могла бы! А что теперь?

Но меня, как и прежде, никто не слышал. Это я поняла по выражению лиц сопровождавших меня медсестры и санитара. Мне вдруг стало так горько, так жалко себя саму, что, сев прямо на тело, я горько расплакалась.

— Ну почему так?.. — стонала я, с отвращением разглядывая свои останки.

И вдруг увидела впереди яркий сине-зеленый свет, который пульсировал, то расширяясь, то собираясь в небольшой круг.

— Что это? — спросила я саму себя и почувствовала непреодолимое желание добраться до света, что и сделала в следующий момент. Протянув вперед руки, я на удивление легко взмыла в воздух и, не меняя положения, устремилась к свету. Он манил меня, словно бабочку.

Подлетев совсем близко, я поняла, что свет — это какой-то волшебный коридор, и что я тоже могу туда попасть, если захочу.

— Слушай, это рай, да? — спросила я пролетающую мимо меня девушку в белом платье и с цветами на распущенных волосах, но та резко отпрянула, не ответив.

Вот только я не любила, когда меня игнорировали. Ну правда, что она о себе возомнила, эта хрупкая принцесса! И мне до одури захотелось ее догнать.

Колышущийся вход в тоннель был от нас на расстоянии вытянутой руки, яркие лучи уже осветили фарфоровое личико незнакомки, как тут я ее догнала.

— Постой! — ухватив за край юбки, я потянула куклу на себя. — Можно тебя спросить.

В ответ раздался визг, красавица забарахталась, затем последовала яркая вспышка, от которой я полностью ослепла.

Очнулась в каком-то странном месте. Теперь я лежала в огромной кровати, утонув в море подушек и одеял, над головой и по сторонам вниз свешивался балдахин, немного приоткрывающийся спереди.

— Альбина проснулась! — услышала я сбоку обрадованный визг. — Пошлите кого-нибудь за королем!

Немного приподнявшись на локтях, я обвела мутным взглядом комнату. Это были сказочные апартаменты, и никак не меньше. Пепельные обои на стенах красиво сочетались с лиловой парчой балдахина, широкое окно напротив было занавешено золоченым тюлем, а прямо напротив, на небольшом столике, стояла огромная фарфоровая ваза с цветами. Оглянувшись по сторонам, я хотела понять, где же здесь Альбина, и почему это, вместо больничной койки, я оказалась среди всей этой роскоши. К моему огромному удивлению (память-то я не потеряла), у меня ничего не болело, руки-ноги были целыми, да и все остальное. И главное, проведя руками по волосам, я сначала подумала, что это какой-то парик. Ведь никогда раньше не имела такой длины. Шелковистые, хорошо расчёсанные, неимоверно красивого белого цвета волосы рассыпались вокруг меня, укрыв плечи и спину.

— Госпожа, как же вы всех нас напугали! — меж тем сбоку полог открылся, и я нос-в-нос столкнулась с очкастой женщиной, ее лицо напоминало морду хорька.

— Это вы мне? — спросила я, еще раз с удивлением оглянувшись по сторонам.

— Дорогая Альбина, наша драгоценная принцесса, вы проспали целые сутки! Ну разве так можно?

— Я?

— Ах, придется звать лекаря, — хорек засуетился, покрывало задернулось, а я сразу же упала на кровать, закрыв глаза руками. «Это галлюцинации, — думала я. — Сейчас отойду от наркоза, и тогда будет болеть. Ой, как же не хочется, чтобы болело!»

Но прошло несколько минут, и ничего не изменилось. Я все так же лежала в невесомой перине, спереди алели розы и лилии, над головой взымался купол полога, а сквозь идеально вымытые стекла лился свет.

Вот открылась дверь и ко мне кто-то громко зашагал.

— Альбина, доченька, — толстое красное мужское лицо закрыло от меня свет и розы, я же повыше подтянула покрывало.

«Это хирург, или реаниматолог, — подумала я, мысленно ощупывая тело. — Сейчас он скажет, что я уже больше никогда не буду ходить, или… О нет, мне удалили какой-то орган, и теперь…»

— Я не Альбина, — тихонечко сказала я, не узнавая собственный голос, — я Маша.

— Вот до чего доводят беспечные прогулки! — неудовлетворенно покачал головой мужчина. — Больше без бонны из замка ни ногой!

— Ах, простите меня, ваше величество, — узнала я голос «хорька», как мысленно окрестила тетку с неприятным голосом.

— Ну что, выспалась?

— Да… — промямлила я, содрогаясь от звука собственного голоса. — А можно зеркало?

— Тогда я жду тебя в гостиной. Оденься и приведи в порядок волосы.

— Хорошо… как скажете…

Как только за странным мужчиной закрылась дверь, я попыталась встать, все время ожидая какого-то подвоха: а вдруг у меня и вправду видения, и как только поднимусь с кровати, то тут же упаду. Но вот мои босые ноги коснулись мягкой поверхности пушистого ковра, вот я сделала по нему несколько несмелых шагов к окну — и ничего не изменилось! Я ощущала себя здоровой и полной сил.

— Госпожа Альбина, пойдёмте за мной, — писк «женщины-хорька» привел меня в чувство, и я вновь испугалась того, что сейчас все измениться. Повернув голову, я увидела свое изображение в высоком напольном зеркале. И… это была не я, а та девушка, которую я встретила у входа в тоннель.

— Что со мной? — испуганно пробормотала я, проведя рукой по волосам, затем коснулась губ, слишком пухлых и алых, словно сок граната.

— Вы проспали сутки! — пискнула, как я поняла, моя служанка. — Поспешите, госпожа Альбина, а то ваш отец разгневается на меня.

— А как тебя зовут? То есть, вас? — оборачиваясь, я испуганно повела глазами, стараясь запечатлеть каждый сантиметр этой волшебной комнаты, чтобы потом, когда совершенно очнусь, можно было бы вспоминать всю эту красоту.

— Как? Вы что, не помните?

— Нет… то есть, я вас не знаю.

— Хорошо, меня зовут Белдонна, но пожалуйста, пойдёмте в ванную, — взмолилась «хорек». — И хватит уже играть со мной, словно я игрушка. Да, я понимаю, что вам позволено все, но…

— А ванная, это что? — перебила я поток вопросов, потому что голос этой женщины меня раздражал.

— Сюда, госпожа, — приоткрыв неприметную дверь в конце комнаты, Белдонна немного отошла в сторону, как бы приглашая меня войти. Что я и сделала. Как тут же попала в целое облако из ароматного пара, которое, поднимаясь снизу, от огромной фарфоровой чаши в виде цветка, устремлялось вверх, к потолку.

— Вот как меня накрыло, — прошептала я, затем, приподняв длинный подол белой рубахи, отороченной по подолу кружевом, устремилась к купели.

«А что? — думала я. — Это ведь всего лишь сон. Так почему бы мне не попробовать всю эту роскошь?»

Когда я подошла к ванной, заметила прямо напротив еще одно зеркало. Оно было мокрым, но все-таки можно было рассмотреть свое изображение. И — о боже! — это опять была не я.

— Давайте помогу, — Белдонна подошла сзади и, расстегнув ворот, помогла мне снять из себя единственную одежду. — А теперь садитесь в воду.

Поднимаясь по небольшому пьедесталу, затем, держась рукой за бортик, я окунулась в приятную теплынь, замечая на поверхности плавающие лепестки орхидеи и лаванды.

— Как же хорошо, — простонала я, погрузившись в душистую воду полностью, только голова и грудь остались на поверхности. — Вот бы и потом…

Как только я расслабилась и закрыла глаза, как тут же внизу подо мной начал бурлить сильный поток воздуха, взбивающий вокруг воду, что даже появилась пена.

— Ну все, выходите, госпожа Альбина, — пропищала Белдонна, не успела я еще насладиться купанием.

— Можно еще?

— Нет, служанки уже принесли вашу одежду, парикмахер ждет, а внизу за столом сидит ваш отец.

— Ладно, как скажешь, — «а это ведь наркотический сон», подумала я.

Выйдя из вспененной воды, как Афродита, я стыдливо прикрылась рукой и взглянула в зеркало. То, что я там увидела, меня несказанно обрадовало, Ведь я никогда не была такой красивой. А тут бац — и преобразилась в принцессу.

Возле стены, выстроившись в ряд, меня ждали служанки. Они держали в руках одежду, о которой я не могла и помыслить.

— Это что, какой-то театр? — спросила я, когда, вытерев меня полотенцем, Белдонна взяла из рук служанки шелковые панталоны и предложила мне одеть их на себя.

— Нет, сегодня театра не будет, — пропищала служанка. — Только завтрак с вашим отцом. Какое платье оденете?

— Вон то, коричневое, — указала я пальцем на струящуюся ткань, отделанную блестящими камушками.

Одев на меня корсет, такой же белоснежный, как и панталоны, Белдонна подала платье, легкое, как пушинка, но, тем не менее, выглядящее просто великолепно.

— А теперь присядьте на стульчик, вам сделают прическу.

Через пять минут мои шикарные белые волосы были убраны вокруг головы и утыканы цветами, словно у той девушки… На мгновение мне показалось, что я — это она, или она это я?

— Вот туфли, — подав сверкающие разноцветными бликами лодочки, Белдонна помогла мне их обуть.

Глава 2. Выбрать жениха

Эта гостиная произвела на меня неизгладимое впечатление — огромная комната, с хрустальной люстрой, свешивающейся с высокого потолка почти что к полу, меж тем светилась от множества свечей, стол темного дерева, сервированный изысканно, не так, как в школе или общежитии, и уж тем более, в деревне. На белоснежных вышитых салфеточках на нем стояли три прибора, а посреди — еще одна ваза с цветами. Трое слуг стояли у стены, перекинув полотенца на руки.

— Ну вот, — повернулась ко мне лицом довольно таки миловидная дама в оранжевой парче, ее платье казалось, трещало по всем швам, такой внушительной фигурой она обладала, — наша соня проснулась.

— Садись, Альбина, — обратился ко мне уже знакомый мужчина, отец какой-то Альбины, как я поняла, что отчего-то поменялась со мной местами, — и расскажи о своих похождениях.

— Я?.. — я все-таки оглянулась по сторонам, но, кроме Белдонны и трех слуг в комнате никого не было, поэтому обращение было направлено ко мне.

— Да-да, — кивнула головой дама, — расскажи, как это тебе удалось улизнуть в самый ответственный момент.

— Я просто попала под машину, — промямлила я. — А дальше… Нет, честно, я не Альбина, я — Маша, и вообще не понимаю, как оказалась здесь, вместо нее.

— Что за бред! — лицо мужчины вдруг побагровело от гнева. — Это была твоя последняя выходка, клянусь памятью предков! Больше ты не посмеешь ослушаться, и если будет нужно, то тебя поведут к венчанию под руки.

— К венчанию?

— Ну не притворяйся, глупышка, — улыбнулась дама, — мы все твои выходки знаем назубок, и чтобы все прошло гладко, вот, одень этот амулет. Подойди ко мне поближе, Альбина.

Сделав несколько несмелых шагов к женщине (кто она мне — мать, любовница отца?) я протянула руку, и тут же на безымянный палец было одето кольцо со сверкающим турмалином.

— Сомилла, это ты правильно придумала, — удовлетворительно кивнул головой король, мой предполагаемый отец. — Этот перстень не позволит моей дочери скрыться. А потом он обратился ко мне: — Садись на свое место.

Я быстро окинула взглядом стол и, заметив третий стул, прямо напротив Сомиллы, взгромоздилась на нем. И тут же слуги начали носить и подавать всякие кушанья, от которых мои глаза разбегались во все стороны, а слюна вот-вот могла пролиться изо рта. Живот мне свело судорогой, кишки заурчали, но я не спешила набрасываться на дымящийся окорок, украшенный синим виноградом и дольками ананаса, на аккуратную горку рисовой каши, желтой от сливочного масла, а только и смогла что опрокинуть кубок, отпив немного вина. Да, я боялась, что сейчас же опьянею, но как должна была поступить?

Меж тем король и толстая дама кивнули слугам, и те, подойдя к краю стола, отрезали и положили им на тарелки мясо.

— А ты, Альбина? — спросила Сомилла. — Не проголодалась? Или хочешь чего-нибудь другого?

— Нет, я бы тоже отведала мяса, но…

Стараясь подражать отцу и Сомилле, я тоже повернулась лицом к слуге, замершем со своим полотенцем возле стены, и тот тут же бросился ко мне.

— И положи ананас, — сказала я парню, когда он был от меня совсем близко. — Кстати, где хлеб?

— Да ты что, Альбина! — сделала круглые глаза дама. — Ты пока что не замужем, тебе нельзя толстеть. Кушай мясо и, если хочешь, ананас.

Не дослушав Сомиллу до конца, с нетерпением я вгрызлась в свой кусок, щедро смачивая его слюнями, и чуть было не подавилась.

— Еще вон то, — показав рукой на рис, я снова подозвала к себе слугу, и он отсыпал мне крошечную порцию каши.

Когда блюдца опустели, слуги быстро их убрали, вместо них же поставили тарелки и огромную супницу. Теперь я уже знала, как поступать, и скоро передо мной оказалась миска невероятно аппетитно пахнущего рыбьего бульона с петрушечкой.

На закуску подали десерт — колыхающееся желе из сока красных ягод и сливок, посыпанное шоколадной крошкой. Забросив внутрь свой сладенький кусок, я блаженно откинулась на высокую спинку стула, поглаживая живот.

— Так вот, — когда еду убрали, поставив вместо тарелок и мисок по стакану сока с трубочкой, начал король, — тебе, Альбина, все-таки придется избрать супруга.

— Супруга?.. — удивилась я.

— Но только из числа тех кандидатов, которые мы тебе предложим.

— Хорошо, предлагайте, — отхлебнув сока, я совершенно поплыла, так что захотелось спать.

— Вот, — взмахнув в воздухе рукой, король материализовал что-то наподобие ряда экранов, полупрозрачных, но, тем не менее, на них четко прослеживались картинки — портреты мужчин. Экраны медленно заколыхались и поползли по кругу, так что я могла хорошенько разглядеть изображение.

— Как тебе лорд Даурей? — спросила Сомилла.

— Этот старикашка? — ужаснулась я, узрев пред собой лысую личину с всклокоченной бородой и страшно вытаращенными глазами, словно у лорда Даурея случился запор, или он чего-то испугался.

— Ну да, этого ты дважды отвергала, — вздохнул король. — А барон Ушрокс?

На следующем портрете был моложавый блондин с таким тонким и длинным носом, что, казалось, он мог бы запросто проткнуть им чье-либо лицо.

— Этот буратино? — возмутилась я, в глубине поражаясь тому, что я здесь вообще-то делаю.

— Моель, принц государства Ху-чу, — сладко пропела дама в парче (кстати, я до сих пор не понимала, какую роль она играла во всем этом спектакле), — он очень обходительный и красивый парень, вот только придется рисковать: если его отец, король Ха-зу, не упокоится ближайшие пять лет, не видать ему короны.

— А этот? — показала я на угрюмого брюнета, с поднятым воротником и тонкими губами, со взглядом, пронизывающим насквозь.

«А что? — думала я. — Я — это как бы и не я, мне все равно предстоит сделать выбор, так почему бы не воспользоваться случаем и не повеселиться».

— Лорд Тетомн, — выдохнул король. — Я так и знал, что ты не преминешь возможностью пошалить. Но, Альбина, — поднимаясь, мужчина сделал шумный вдох, — теперь твои шалости повернулись против тебя же. Заметь, ты сделала выбор, а значит, дала согласие на брак. Так что — готовься к свадьбе, и леди Сомилла тебе в этом поможет.

— А когда свадьба? — пискнула я, вжимаясь в стул, потому что немного недооценила, как оказалось, внушительные размеры дамы — к полноте нужно было добавить росту в два метра.

— Через три дня! — резко развернувшись, король вышел вон, оставив меня на попечительство леди Сомиллы.

— Так хочется спать, — сказала я, как только закрылась дверь, а за ней исчезла широкая спина моего папы. — Можно мне вздремнуть?

— Сначала поговорим о предстоящей свадьбе.

— Знаете, я, конечно, понимаю… А как иначе? Но, поверьте мне, что я не принцесса Альбина, это какая-то загадка, я — Маша, а не она, ваша…

— Альбина, я, конечно же, давно привыкла к твоим выходкам, — огромная дама обладала также и недюжинным напором, — но в этот раз тебе не отвертеться: ты обязательно выйдешь замуж, к тому же за самого угрюмого жениха в мире. Потому что лорд Тетомн таким и есть. А как дальше сложиться твоя жизнь будет зависеть от тебя самой. И если не понравиться, так что ж, у тебя был выбор.

— Ладно, — вздохнула я. — Так что там от меня требуется?

— Пойдем в галерею, обсудим всякие мелочи.

— Пойдем.

Мои блестящие туфельки были очень удобными, и когда мы с леди Сомиллой последовали в утопающую от зелени галерею, я просто наслаждалась чудесным интерьером, все-таки озадаченная огромными изменениями, что произошли со мной.

— Садись вот здесь, — указала мне на неприметную лавочку моя провожатая, водружая на нее свое необъятных размеров тело. Я покорно пристроилась сбоку. — Так как насчет платья?

— Мне все равно, — сказала я.

— Хорошо, тогда остановим выбор на прежнем.

— А каким было прежнее? — уточнила я.

— То, что понравилось мне — белое, расшитое стразами, с переливающейся голубой фатой и венком из синих васильков.

— Чудненько, — хмыкнула я. — Что, и я ведь даже успела его примерить?

— Конечно же.

— И что случилось потом?

— Потом ты совершила очередную свою выходку, исчезнув внезапно, так что пришлось извиняться перед женихом.

— А что, у меня уже даже был жених?

— Герцог Ров Стотч, с которым договорился твой отец.

— Не понимаю, а почему такая спешка с моим замужеством?

— Альбина, прекрати дурачиться, ты знаешь!

— Нет, не знаю, правда, — протянула я.

— Ты — единственная дочь нашего короля Степана Контейна, над землями которого нависла страшная опасность, и повлиять на ход событий можешь лишь ты, выйдя замуж и родив ребенка. А иначе…

— Иначе что? — я прям-таки выпучила глаза от удивления.

— Иначе твой отец вынужден будет отдать тебя дракону, а тогда род его прервется. На все про все осталось меньше года, так что, Альбина, выручай.

— Ого, даже так?!

Мне все казалось сказкой, каким-то невероятным видением, кошмаром, который должен исчезнуть, как только я открою глаза. Но, к сожалению, все происходило в реале, и я должна была сделать выбор.

— Хорошо, я выйду замуж. Только… а что если я не успею забеременеть и родить в срок?

— Тогда ты будешь принадлежать дракону, несмотря ни на что.

— А хоть свидеться с будущим женихом можно, до свадьбы?

— Нет. Каждый из претендентов дал согласие на брак с тобой, тебе же осталось выбрать одного из них, и ты выбрала.

— Того мрачного типчика, что похож на вампира?

— О вкусах не спорят. Ладно, о платье мы поговорили. Теперь нужно определиться с букетом и прочими украшениями. Какими цветами ты хотела бы украсить зал и столы?

— Мне нравятся ромашки, — сказала я, наблюдая за птичками, порхающими с ветки на ветку. — И вот еще что… Можно спросить?

— Спрашивай.

— А вы, собственно, кто? Кем приходитесь мне и моему отцу.

— Альбина! Ну, это уже предел, брось дразниться! Я — главная фрейлина двора, любовница твоего папы!

— Ах, даже так?.. Ну-ну… А можно мне возвратиться в свою комнату?

— Пойдем.

Грозная фигура леди Сомиллы плыла передо мной, словно необъятное облако. А мне вдруг стало страшно, что со мной будет, потому как речь зашла о каком-то драконе. Я понимала, что немыслимым образом попала в иной мир, мало того, в чужое тело, и теперь должна была как-то выживать.

Возле кровати стояла уже знакомая мне Белдонна, в ее руках был кувшин с чем-то желтоватым, вокруг витал аромат мяты и мелиссы.

— Вот, примите свой чай, — как только я вошла, обратилась ко мне служанка.

Я покорно и не без удовольствия осушила стакан. Затем, кое-как сбросив с себя платье, оставшись в одном белье, рухнула в кровать.

«А вдруг я сейчас усну, а проснусь уже в своем теле? — подумала я. — Хотя… Нет, не надо. Ведь если я попала в ужасную аварию, то, наверное, будет сильно больно, или вообще ничего не будет. Так уж лучше здесь — замужней принцессой, которой поставлено в обязанность родить ребенка».

— Госпожа Альбина, так нельзя! — как только я зарылась с головой в подушки, завизжала надо мной Белдонна. — Вы же принцесса! Сейчас же встаньте и переоденьтесь в рубашку.

— В рубашку, — недовольно промычала я. — А если мне удобно так?

— По этикету не положено.

— Да кто меня увидит, в этой кровати.

— Я должна буду доложить вашему папе.

— Ну, хорошо…

В следующую минуту я раздосадовано сбросила лиф и панталоны и позволила напялить на себя байковую рубашку — белую, в темно-синий цветочек. Зато сразу стало так уютно, что, только коснувшись головой подушек, я уснула.

Проснувшись, не сразу вспомнила, где я и кто, но потом постепенно пришла в сознание.

— Эй, есть здесь кто-нибудь? — спросила я, немного приподнявшись на локтях.

— К вашим услугам, принцесса, — между занавесками возникла фигура Белдонны.

— Который час?

— Уже поздний вечер.

— Я что, сутками сплю?

— Раньше — нет, но в последнее время…

— Помоги-ка мне одеться к ужину, — вспомнив об этикете, я решила играть свою роль до конца, узнать как можно больше о том месте, в которое попала, чтобы постараться выжить. А затем… «А что если у меня получиться возвратиться назад, в мой мир. Ведь это же интересно, вспоминать об этом опыте».

— Эй! — позвала Белдонна, и в комнату сразу же вошли девушки, неся в охапке несколько красивых платьев.

— Мне нравится вон то, лиловое, — сказала я, указав пальцем на ворох кружев и шелка.

— Все, уходите, — взяв из рук девушки платье, Белдонна двинулась ко мне: — Ванну будете принимать?

— А можно?

— Пошли со мной.

Вымывшись и надушившись, я одела тонкое белье из хлопка, красиво вышитое и удобное, а затем нырнула в лиловый шелк. Наконец, взяв небольшую диадему, служанка заколола ею мои волосы.

И снова я встретилась с отцом Альбины и его любовницей Сомиллой. Сидя на отоманке, друг напротив друга, они мило разговаривали о чем-то личном, и когда я вошла, быстро отстранились.

— Ну как, дочь, ты пришла в себя?

— Да, конечно же, папа, — я попыталась изобразить саму невинность, представив себя принцессой — белокурой и взбалмошной, но в то же время идущую на уступки.

— А мы уже послали гонца к лорду Тетомну. Венчание назначено в храме Серебряной Луны, после обряда мы возвратимся в замок, чтобы отпраздновать заключение брака, ну и убедиться в том, что первая брачная ночь состоялась. Затем ты поедешь к мужу.

— Храм Серебряной Луны? — я сделала удивленную гримасу.

После сытного ужина, взяв под руку, леди Сомилла повела меня в театр, устроенный прямо в замке, король Степан Котейн последовал за нами.

Я впервые видела такое чудо: зал на десять человек, слишком роскошный, но, тем не менее уютный, и сцена, освещенная множеством огней. Как только мы уселись, занавес раздвинулся, и пред нашими глазами забегали туда-сюда балерины в пачках, заиграла нежная мелодия, поплыли декорации, намекающие на то, что это лес. В глубине сцены я увидела подобие остроконечного здания, верхушку которого украшал серебряный круг, красиво переливающийся. Затем балерин сменили люди в черных трико и в масках, закрывающих пол-лица, над головами их вздымались высокие воротники.

— Что-то мне все это напоминает, — сказала я, с интересом наблюдая за игрой актеров.

— Намек на твою свадьбу, — хмыкнула леди Сомилла. — Пока ты спала, я придумала эту постановку, и она называется «Альбина выходит замуж».

Да, это было уже слишком необычно: лично для меня, мало того — обо мне! — был написан спектакль!

В самом конце на сцену вышла девушка, неся на руках младенца, возле ее ног упало чудовище, из пасти которого вырвался предсмертный рык.

— Ух ты! — я даже захлопала в ладоши, так все это мне понравилось.

— Альбина, на завтра назначен бал в честь твоей девственности, — когда мы покидали театр, сказал король. — Сейчас ты возвратишься в свою спальню и подберешь наряд, затем служанки тебя подготовят.

— В честь моей девственности? — мое лицо залила краска стыда.

— А послезавтра приедет жених. К тому времени все церемонии должны будут соблюдены, так что — доброй ночи. Мы же с леди Сомиллой удаляемся в свои покои.

Глава 3. Проверка девственности

Только попав в свою комнату, я осознала масштаб проблемы: да, я, то есть, моя сущность, теперь обитала в теле некой принцессы Альбины, очень красивой, но взбалмошной девицы, которая к тому же должна оказаться девственницей, что и настораживало. Сама-то я могла пройти любой медосмотр, чтобы представить непреложные доказательства своей невинности. Но тело-то не мое!

— Госпожа Альбина, пройдемте в ванную, — позвала меня Белдонна, тем самым оторвав от важного занятия — я скрупулёзно изучала новую внешность.

— Иду, — настроение у меня было никакое. Хотя, должна бы радоваться такому успеху, но…

В ванной меня ждала приготовленная купель, отчего-то желтовато-болотного цвета, три служанки и какой-то парень.

— Что, прямо при нем? — удивленно спросила я у Белдонны, когда она предложила мне раздеться донага.

— Это же ваш лекарь, — хмыкнула служанка. — Чего-то я не припоминаю, чтобы вы раньше его стыдились, к тому же Сосо — евнух.

— А-а-а… — поняла я причину расплывчатости фигуры и мягких черт лица, а еще, парень был одет в яркий балахон лазурного цвета, расшитый блестками. Голову Сосо украшали взбитые в высокую прическу кудри и шапочка, держащаяся неизвестно как.

Когда одежда упала на пол, я переступила через нее и при помощи одной из девушек погрузилась в ванную. Вода была теплой и ароматной.

— Это что, мед? — спросила я у Белдонны, предусмотрительно завязав волосы в тугой узел, чтобы не намочить.

— Мед, молоко, отвар липы и соль, — ответила служанка.

— Расслабьтесь, госпожа, — попросила меня одна из девушек, — я помассирую вам плечи.

Несколько минут я ощущала полное блаженство. Ловкие руки нежно порхали, то сдавливая, то поглаживая кожу, аромат липы и молока пьянил, к тому же послышались нежные звуки свирели. Открыв глаза, я с удивлением увидела, что это играет Сосо. Вода начала постепенно бурлить, Белдонна подала мне чай, я медленно прихлебывала, успокаиваясь все больше.

— Теперь прошу выйти из ванной и лечь вот на этот диван, — когда я допила остатки, служанка забрала из моих рук кружку, указав на белоснежное ложе.

— Так я его испачкаю, — сказала я, демонстративно набрав пригоршню воды и вылив ее обратно.

— Не вам об этом беспокоиться, госпожа, — убрав от пухлых губ свирель, Сосо засунул ее за пояс, так что казалось, это какой-то меч.

— Ну, как знаете, — хмыкнула я, проворно выбравшись из ванной. Мутная вода стекала по моему телу на розовый коврик, оставляя на нем бурые пятна. Проследовав к дивану, я удобно расположилась на его мягкой поверхности, отчего-то не чувствуя ни капли стыда. А вообще-то, почему я должна была стыдиться? Я ведь принцесса, госпожа, все остальные — мои слуги.

— Раздвиньте ноги, госпожа Альбина, — попросил Сосо, устроившись на кончике дивана.

— Зачем?

— Я должен проверить сохранность вашей девственности.

— Как?! — возмутилась я. — Я невинна, и точка! И нечего туда лезть.

— Таковой является обязательная процедура перед балом, — объяснила Белдонна.

— А что, на слово вы мне не поверите?

— Да как же так, — служанка села рядом, ее руки легли на мои колени, медленно, но осторожно раздвинув их в стороны. — Если три главных мага не удостоверятся в том, то девственная плева на месте, наше королевство погибнет.

— Как… три мага… — пробормотала я, содрогаясь от нехороших предчувствий.

— Ах, Альбина, ну хватит притворяться, — Сосо меж тем, ловко приспособившись, положил свою мягкую ладонь на мою киску.

— А что, могут быть сомнения? Я ведь принцесса, живу во дворце… — попыталась сопротивляться я, но тщетно, палец юноши уже проник меж нежных лепестков и двигался дальше, так что я содрогнулась от неизвестных ощущений, и даже закусила губу, чтобы не застонать.

— Таков протокол. И потом… Два дня назад вы убежали в лес, — Белдонна крепко держала мои колени, пока Сосо возился между бедер, заставляя мое тело трепетать, — и пробыли там больше суток. Так что неизвестно, что да как.

— Что да как?.. — машинально повторила я с придыханием, в то же время опасаясь: а что если Альбина таки успела кому-нибудь отдаться, или ее изнасиловали там, в лесу. Ведь не даром же она покинула тело, в которое попала я.

Эти мысли, мои широко расставленные бедра, мужская рука в интимном месте, отсутствие одежды, упоминание о какой-то обязательной проверке тремя магами сразу заставили меня вспотеть от стыда.

— Ну хватит! — вскрикнула я, когда ощутила, как некая влага орошает пальцы Сосо, упрямо стремящиеся насадить меня.

— Целая! — услышала я слащавый голос евнуха.

— Ну, вот и все, теперь глубокий массаж, — весело проворковала Белдонна.

После массажа, когда я буквально утонула в ароматических маслах, меня снова окунули в ванную. Затем я сидела в бочке с кристально чистой водой, а девушки колдовали над моими волосами.

Наконец, чистая и свежая, одетая в белый махровый халат, я проследовала в спальню.

— Вот румянящий успокоительный чай, — подала мне новую чашку пойла служанка. — Выпейте и погружайтесь в целебный сон, потому что завтра вам предстоит пройти тщательную проверку.

— Проверку? Мне не послышалось? — осушив посуду, я вдруг ощутила ужасное расслабление и погружение в невесомость. — А я думала, что будет бал…

— Конечно же будет, — донеслось до меня, словно издалека. — Но перед ним — проверка тремя магами.

Я не понимала уже, ночь это, или день, а может, утро. Потому что когда проснулась, было такое ощущение, что последнее время я только сплю. Тем не менее, я хорошенько отдохнула. Отбросив в сторону полог, я стала босыми ступнями на мягкий ворс ковра и медленно подошла к огромному зеркалу. Личико, которое на меня оттуда посмотрело, мне очень понравилось, как и все остальное — длинные белые волосы, извивающиеся ровными завитками, стройные ножки, тонкая талия, небольшая грудь. Что-то сверкнуло в лучах, и я впервые вспомнила о кольце, которое все это время было на моем пальце. Поднеся его к свету, я залюбовалась игрой бликов. На мне был все тот же банный халат, в котором я вышла из ванной, но даже такая одежда не могла спрятать красоту тела, которым я теперь владела целиком и полностью.

— Доброе утро, госпожа, — дверь тихонько отворилась, и в комнату вошла Белдонна.

— А сейчас утро?

— Да. Как вы отдохнули?

— Просто чудесно! Думаю, так хорошо спала разве что в младенчестве.

— Да что вы, госпожа Альбина, сон — это ваше любимо занятие, обычное, я бы даже сказала. Никто в королевстве не спит так долго, как вы.

— Понимаю… — пробормотала я, прикусив язык: нечего себя выдавать. — А что у нас на завтрак?

— Как вы помните, сегодня бал.

— Конечно же, помню — и бал, и моя девственность, которую будут нащупывать три мага.

— Вы должны выглядеть великолепно, поэтому до вечера только какао и сок.

— Как? Но я же подохну от голода!

— Иначе нельзя. Но есть хорошая новость: после осмотра вы сможете отведать свои любимые пирожные.

— Я хочу мяса! — взвизгнула я. — Или бутерброда с колбасой, на крайний случай жареной картошки с маслом.

— Фи, госпожа Альбина, что с вами? — сморщила нос служанка. — Никогда прежде вы не требовали такой пищи. Неужто… Кстати, где вы были все то время?

— Не помню, у меня потеря памяти.

— Где бы вы ни пропадали те сутки, они повлияли на вас пагубно, — вздохнула Белдонна, — очень прискорбно.

— Но я ведь цела и здорова.

— Вот, выпейте томатного сока, — взяв из подноса стакан, служанка подала его мне. — Затем к вам придет учитель танцев, и вы повторите самые сложные фигуры.

— Что, буду танцевать в этом халате? — отхлебывая соленую жижу, спросила я.

— Нет, допьете сок и оденете удобное трико.

Через полчаса я уже потела и пыхтела, стараясь запомнить те движения, которые показывал тощий блондин. Но мои ноги и руки отказывались запоминать неизвестные па.

— Что с вами, Альбина? — удивлялся учитель.

— Я все забыла.

— Вы не могли забыть буквально все! — его голос сорвался на писк, а один глаз нервно задергался.

— Не волнуйтесь, на балу я все вспомню.

— Только на это и надеюсь, но все равно, еще полчаса нужно поупражняться.

— Ладно… — простонала я.

Через час занятий, вспотевшую и растрепанную, меня повели под руки в ванную, бросив в воду почти безжизненную от усталости.

«Может, Альбина и танцевала по два или по три часа кряду, но я — не она. Хотя бы меня не подвело это холеное тело», — думала я, ощущая каждый мускул, что расслаблялся в купели.

Выпив чашку какао, все оставшееся время я была подвергнута пытке — одеванием, раскрашиванием лица и созданием прически, над которой колдовали умелые руки дворцового стилиста. Наконец, когда, разряженная в бежевое платье из тафты, отороченное белыми кружевами, со взбитыми, словно торт, кудрями, в бриллиантовом гарнитуре я посмотрела на себя в зеркало — то не узнала Альбины. Это было подобие фарфоровой куклы, но только живой.

— Красота! — меж тем восторгалась Белдонна. — Через полчаса начнут собираться гости, они будут поражены вашей красотой.

— И как же, скажите, пожалуйста, доберутся до моей девственности три мага, — немного приподняв пышные юбки, спросила я, — сквозь эти километры ткани?

На мне были панталоны, сверху — корсет, потом несколько юбок, одетых одна на другую, и, наконец, длинное платье, что влачилось сзади.

— Об этом не беспокойтесь, — улыбнулась служанка. — Да вы и сами все знаете. Не понимаю, зачем вы играете в эту игру с потерей памяти.

Внезапно заиграла музыка. Выглянув в окно, я не узнала сада, который видела только мельком. Теперь же картинка и вовсе поменялась — повсюду висели фонарики, стояли столы, туда-сюда расхаживали слуги, разодетые в черно-белые одежды.

— Пойдёмте, принцесса, — в комнату вошел мужчина, которого я видела впервые. Я даже хотела спросить, кто он такой, но вовремя прикусила язык.

Подав незнакомцу руку, я была сопровождена им в коридор, затем мы спустились вниз по украшенной лентами и цветами лестнице. Внизу нас ожидали король и его любовница.

— Ах, какая же ты красивая! — заохала толстая Сомилла. — Я прямо тебя не узнаю!

— Я тоже себя не узнаю, — очень тихо пробормотала я, себе под нос.

— Альбина, не горбись, — подал мне руку отец. — Гости вот-вот подъедут, наблюдатели передали, что кортеж из карет уже близко.

Затем я вытаращенными глазами наблюдала, как в зал проходят пары — мужчина и женщина, и каждый, кивнув головой, проходили к небольшому диванчику возле зеленых пальм, что стояли у стены.

Наконец заиграла особенно торжественная музыка, и я с замиранием сердца увидела трех мужчин. Я отчего-то думала, что маги — это старенькие, сгорбленные дедульки. Но оказалось, что ошиблась. Это были очень привлекательные мужчины в возрасте от тридцати и до сорока лет, одетые в черные плащи. Войдя, каждый из низ снял с головы капюшон, расшнуровал завязки и, сбросив плащ на руки подбежавших слуг, оказывался одет в изысканный костюм. На шеях магов я увидела внушительного размера украшения, наверное, какие-то загадочные знаки.

— Ну вот, Альбина, приготовься к одной из главнейших церемоний в твоей жизни, — слащаво улыбнулась любовница короля. — Настал час твоего торжества!

— То есть?

— Ты на глазах у всех взойдешь на пьедестал, сядешь на смотровое кресло и позволишь магам засвидетельствовать твою невинность!

— А без этого никак? — кровь так и хлынула мне в голову, затем отхлынула обратно, что я чуть не упала от того, что закружилась голова.

— Нет, никак.

— Но ведь вчера меня уже как бы проверяли, и все оказалось чисто.

В этот момент я посмотрела вперед, и увидела прямо напротив странное сооружение, сначала сокрытое от глаз тюлем. Это было что-то похожее на трон, красиво задрапированный алой парчой. Но спереди торчали рога с какими-то крюками, как я поняла потом — это были подставки, куда я должна была положить ноги.

— Принцесса Альбина, — вдруг обратился ко мне один из магов, — прошу вашего позволения сопроводить вас на пьедестал невинности.

— Меня? — пугливо оглянувшись по сторонам, я заметила волну возбуждения, пронесшуюся по лицам гостей, по ходу, всем было любопытно, что там у меня под юбками.

Не дождавшись моего согласия, маги выстроились треугольником, один из них пошел вперед, двое других осторожно, но настойчиво взяли меня под руки и почти что силой поволокли к пьедесталу. Водрузив на стул, с необыкновенной прытью растянули ноги в стороны. Вот у одного из них в руках блеснуло лезвие, оно пронеслось в миллиметре от моего тела, разрезая панталоны. Не успела я пикнуть, как увидела в руках мужчины светящуюся палку.

В этот момент стихла музыка, и в зале воцарилась пугающая тишина.

— Ужассс… — прошептала я, думая, как сейчас выгляжу и боясь того, что будет дальше: а вдруг этот маг вот прямо сейчас и лишит меня невинности? И что тогда? Где мне взять впечатления о первой брачной ночи, и вообще?

Но произошло другое. Как только палка прикоснулась к моему телу, из ее конца вдруг начала расти алая лента, что я аж ахнула, заметив на ней бутон. Одной рукой я протерла глаза, думая: а что если это галлюцинация? Но ничего подобного! Торжественно выставив палку вперед, маг воскликнул:

— Принцесса Альбина — девственница!

Я же чуть не лишилась чувств.

С багровым лицом два мага сняли меня с кресла, поставив на ноги. Тот, что держал жезл, протянул его мне.

— Срывай свой цветок, — сказал он. Моя рука машинально потянулась вперед и я с легкостью отсоединила от палки прекрасный бутон, постепенно раскрывающийся у меня в руках.

— Бал объявляю открытым! — громоподобно провозгласил король.

Снова зазвучала музыка, а в зал начали входить слуги, неся на руках подносы с угощениями.

— А что делать мне? — пискнула я, заметил возле себя Белдонну.

— Избавьтесь от остатков панталон и можете веселиться.

— Как избавиться? — все еще одергивая юбки, спросила я.

— Давайте помогу.

Спустя несколько минут, избавившись от ненужных тряпок, я перво-наперво схватила из подноса пирожное и проглотила в один присест. Затем еле отбилась от десятка кавалеров, выстроившихся в очереди на танец со мной. Выбрав самого красивого, я все-таки покружилась с ним в обнимку.

— Завтра у вас свадьба, принцесса, — поймав мою руку во время короткой передышки, прямо на ухо мне прошептала любовница короля. — Так что не истратьте всех сил.

— Уже завтра?.. — шаря глазами по залу, я только вошла во вкус, и тут на тебе.

— Так что идите отдыхать.

— Пойдемте, госпожа Альбина, — Белдонна подошла ко мне незаметно, обняв за талию.

— Но я хочу танцевать!

— Я вас прошу, — служанка указала на кольцо. — Вы же сделали выбор, и теперь не получиться сбежать.

— Да я и не хотела никуда бежать.

— Вот и хорошо.

Через час я уже лежала в кровати, выпив перед сном чашку сладкого какао. Прекрасный цветок стоял в хрустальной вазе прямо напротив, благоухая изумительным запахом и источая чуть голубоватый свет.

Глава 4. Неудачное венчание

Это было несправедливо — почти насильно выдворить меня из балла, да еще к тому же в честь моей девственности. Но что поделать, если такие порядки, да и Альбина, видно, и вправду была соней.

Проснулась я от мысли о том, что именно сегодня состоится моя свадьба, а я не видела ни жениха, ни платья.

— Белдонна! — закричала я, едва открыв глаза, затем быстро встала с постели и подошла к цветку. Он был похож на пион, только между лепестков торчали тычинки изумительного бирюзового цвета. Наклонившись, я понюхала эту прелесть, аромат был похож на спелый банан плюс персик.

— Доброе утро, — в комнату вошла служанка. — Вы так рано встали, ведь еще нет и шести.

— Отчего-то мне не спалось, — пробормотала я. — К тому же, какая невеста будет дрыхнуть накануне свадьбы? Где мое платье?

— Об этом не волнуйтесь, — улыбнулась Белдонна. — Сейчас пойдем в ванную…

— Да надоела мне ваша ванная! — перебила ее я. — Уже сил никаких нет мыться по три раза за день!

— А что такого? — брови служанки удивленно взлетели вверх. — Раньше вы не жаловались и даже могли уснуть, лежа в теплой воде.

— Ну ладно.

Спустя несколько минут я уже лежала во вспененной воде, позволяя двум девушкам тереть мое тело мочалками. Затем мне вымыли волосы в отваре из трав и завернули полотенцем голову.

— Теперь ложитесь на диван, — сказала Белдонна, — стилист займется вашей прической, а массажисты умаслят и разомнут тело.

Я боялась только одного, что после всех этих процедур мне снова захочется спать, и тогда я вынуждена буду встречать своего жениха с помятым лицом и вспухшими веками.

— Выпейте бодрящего чаю, — подала мне кружку служанка.

— Бодрящего?

— Да, я специально покупала у ведьмы отвар, чтобы вы могли продержаться без сна сутки.

— А зачем так много?

— Ну как? — удивленно подняла брови Белдонна. — Это же ваша свадьба. Сначала будет венчание, затем пир, после него — брачная ночь, в которую вам не захочется спать.

— Почему?

— Не стоит недооценивать лорда Тетомна, — лукаво повела глазами служанка. — Он хоть и выглядит мрачным, но с темпераментом у парня все в порядке.

— А ты откуда знаешь?

— Можно подумать, что вы не слышали всех этих рассказов о его многочисленных любовницах и о том, что лорд Тетомн настолько безудержный и неутомимый в постели, что может не слезать из женщины до утра.

— Не может такого быть! — ахнула я, представив себя лежащей под незнакомым мужчиной несколько часом кряду.

— А еще поговаривают, что одних любовниц лорду Тетомну не хватает, и он частенько использует для любовных утех свою прислугу, что все девушки в его дворце красивые, как на подбор, и что он сам занимается отбором служанок, разъезжая по своим владениям.

— Да ну? И что, за эдакого ловеласа мой отец согласился выдать меня замуж?

— Но вы ведь сами его выбрали.

— Не знаю, что на меня тогда нашло. Слушай, Белдонна, а нельзя передумать. Может, я посмотрю других кандидатов.

— Нет, жених уже в пути, и ваш батюшка больше не пойдет на вашем поводу. Так что давайте готовиться к торжеству.

Я была поражена тем, что услышала, но потом постепенно успокоилась. «А вдруг мой будущий муж настолько хороший любовник, что мне понравиться? — думала я. — Может быть, он добрый человек и я даже смогу его полюбить, и он полюбит меня. Как хозяйка, после свадьбы я поменяю в замке прислугу, буду постоянно рядом, и у лорда Тетомна не получится мне изменять».

Такие мысли вертелись у меня в голове, пока служанки помогали мне одеть белье — красивый ажурные панталончики и корсет на шнуровке, что сделал мою тонкую талию еще тоньше. Затем пришел черед платья. Оно было изумительным. Нижние небесно-голубые юбки легли на белоснежный подол из шелка, так что немного выглядывали снизу, верх был тоже белый, но расшитый голубыми и бирюзовыми камушками. Наконец на шею легло колье из алмазов и сапфиров. Осторожно подняв волосы, Белдонна одела мне в уши серьги-висюльки, затем стилист поколдовал над прической. Когда служанка положила на голову веночек и расправила фату, я выглядела изумительно.

— А, может быть, все-таки можно выбрать другого жениха? — промямлила я, как в ту же минуту услышала громоподобный туш, возвещавший о том, что в ворота замка въезжает мой будущий муж.

— Лорд Тетомн! — воскликнул одна из девушек, что стояла у окна. — Какой же он красивый!

— Красивый?.. — я вдруг ощутила укол ревности. И, не обращая внимания на приличия, подбежала и сама к окну. Моему взору предстала умопомрачительная картина — тройка лошадей везла золотую карету с открытым верхом. В ней, на парчовых покрывалах сидения восседал чуть бледноватый мужчина лет тридцати, стройный и серьёзный. Одет он был в сюртук серого цвета, черные, словно вороново крыло волосы обрамляли его лицо, на котором неестественно краснели губы, словно были подкрашены. Наверное, лорд Тетомн владел каким-то волшебным даром, потому как внезапно поднял лицо и наши глаза встретились, его — темные, словно ночь, и мои — небесно-голубые.

— Ах, — пискнула я, отшатнувшись в глубину комнаты.

— Да, и все-таки вы сделали хороший выбор, — проурчала Белдонна. — Ведь, несмотря на все недостатки, ваш будущий муж чертовски красив, правда ведь?

— Ага, — пролепетала я, поворачиваясь к зеркалу, чтобы удостовериться, что все еще являюсь принцессой Альбиной, потому что на прежнюю Машу, будь она хоть во что одета, такой мужчина и не посмотрел бы. Теперь же я была само воплощение изысканности, нежности и шарма.

В эту минуту дверь отворилась, и вошел король.

— Ну что, дочь моя, — важно сказал он, — ты готова к венчанию?

— Наверное… да.

— Вот, возьми букет, — вслед за Степаном Котейном вошла леди Сомилла, она держала в руках букет из белых лилий, источающих немыслимый аромат.

Взяв меня под руки, король и его любовница устремились вниз, где уже поджидал свадебный кортеж. Наше появление восприняли радостно, все захлопали в ладоши, выкрикивая поздравления. У меня же вся кровь отхлынула с лица, едва я увидела жениха. Лорд Тетомн стоял возле своей кареты, его окружало несколько мужчин. Теперь я смогла хорошенько разглядеть высокий рост мужчины, его ровную осанку, широкие плечи, чистое лицо. Не смея поднять голову, я пошла в направлении своего кортежа, к белой лошади, что стояла, запряженная в белую карету с синими и розовыми лентами, развевающимися на ветру, а также всю в цветах. Помогая мне взобраться на ступеньку, король подмигнул.

— Ты молодец, Альбина, на сей раз сдержала свое обещание.

Как только мой папа отошел, в карету рядом со мной сели две девушки, красиво наряженные в розовые платья.

И вот мы выехали за ворота замка. Я все время вертела головой туда-сюда, чтобы рассмотреть пейзаж, что открывался перед взором. По сути, там не было чего-то необычного, такое же поле, как я видела не раз, вдалеке темнела полоска деревьев. Но когда мы въехали в лес, я с восхищением выдохнула:

— Как красиво!

Теперь мы ехали по белому песку, которым была усыпана дорога, слева и справа стояли сосны, их стволы были такими толстыми, что потребовалось бы человек пять или шесть, чтобы обнять. Пахло хвоей и ароматом расцветшей сирени, которая росла здесь в изобилии. Дальше над нашими головами сомкнулся шатер из дубовых веток, полностью заслоняющих солнце. Было что-то зловещее в их поскрипывании. Я мысленно содрогнулась, подумав о том, что, может быть, мне всю жизнь придется провести в такой чащобе, или вообще, среди чужих людей.

Вот впереди дорога запетляла, стало светлей, и мы выехали на поляну, окруженную со всех сторон стеной леса. С удивлением я увидела озёрную гладь, в которой отражались деревья. А еще от берега и до середины водоема, к маленькому островку, на котором стояла церквушка, был проложен мост.

— Вот мы и приехали! — услышала я зычный возглас короля. Затем все начали сходить из своих повозок. Девушки быстро поспрыгивали и помогли мне стать на землю.

В эту минуту на церквушке гулко ударил колокол. Лорд Тетомн со своей свитой первыми ступили на мост, мы пошли за ними. Теперь меня под руку вел отец, как и полагалось.

— А почему венчание происходит здесь? — спросила я, удивляясь, что если мой отец король, то разве нет какого-то величественного храма, чтобы мне повенчаться там, потому что то помещение, куда мы шли, выглядело странно, словно давным-давно пребывало в запустении.

— Потому что здесь безопасно, — сказал Степан Котейн.

Когда мы подошли совсем близко, я увидела, что церковь построена из дерева, в окнах не было стекол, стены почернели и замшели, а дверь и вовсе покосилась. Но как только я ступила на порог, тут же поменяла свое мнение.

Внутри церковь была просто огромной и вся сияла множеством огней. Пол был выложен разноцветными камнями, стены сверкали от изумрудов, а купол был настолько высок, что мне пришлось задрать голову, чтобы рассмотреть, что да как. Испод купола вниз свисало золотое паникадило, горящее сотней трепещущих огоньков.

Когда мы все вошли, будто из ниоткуда загремела музыка, и мужской хор начал распевать псалмы. А затем из-за алтаря вышел священник в желто-зеленой рясе и с высоченным колпаком на голове, его шею украшало ожерелье из ракушек и каких-то костей. Я несмело посмотрела на жениха, было странно, что до сих пор мы не перемолвились с ним ни словом. Лорд Тетомн тоже смотрел в мою сторону, и я ему улыбнулась. Но улыбка эта выглядела неловкой.

Вот священник, подняв вверх две медные чаши, начал что-то напевать себе под нос, переливая жидкость из одной в другую, все это выглядело странно, и мне уже даже стало любопытно, каким будет обряд.

Поставив чаши на стол, священник взял в руки одну свечу и возвратился откуда пришел, затем он вынес две короны, сделанные из перьев.

— Венчающиеся, подойдите! — воскликнул он, сотрясая коронами.

— Иди, дочь, — сказал король и подтолкнул меня к алтарю.

Я покорно пошла, опустив голову, на мое лицо теперь была наброшена вуаль. Цветы в моих руках дрожали, ноги подкашивались. Я все время смотрела в пол и не сразу поняла, что же произошло в те несколько мгновений, пока я дрожала от страха. Вдруг хор прекратил петь, по церкви пронесся холодный ветер, задув все свечи разом, затем раздались крики и вопли гостей.

— Альбина!!! Беги-и-и-и! — громче всех кричал отец. Я вздрогнула и подняла голову, леденящий ужас пронзил все мои внутренности, потому что, вместо освещенного пространства и знакомых лиц теперь я видела только кромешную тьму, в которой алым пламенем полыхали огромные глаза.

— Спасите!!! — завизжала я, инстинктивно стараясь умчаться прочь от этого зловещего света. Но мне это не удалось. В следующую минуту я была схвачена в крепкие объятия неведомой мне сущностью, а затем и вовсе взлетела в воздух, поддерживаемая за талию и плечи. А дальше — мрак и забытье. Наверное, в какой-то момент я потеряла сознание, и это спасло меня от сумасшествия.

Когда я пришла в себя, страх все еще сковывал все мои члены. Несколько минут я просто лежала с закрытыми глазами, вспоминая все произошедшее со мной.

«Да, это был всего лишь наркозный транс, — думала я. — Сейчас полностью приду в себя и начну чувствовать боль. Вот блин, а было так интересно».

Поразмышляв так несколько минут и так и не дождавшись неприятных ощущений от ран и переломом, я приоткрыла веки.

То, что я увидела, не могло быть больничной палатой. Сводчатый потолок был лазурного цвета, из полупрозрачных окошечек вниз падал тусклый свет. Оглянувшись по сторонам, я поняла, что лежу в роскошной кровати, укрытая черным атласным одеялом, простыня и подушки тоже были черного цвета, как и рубашка, в какую я была одета. Проведя руками по волосам, я поняла, что все еще нахожусь в теле Альбины, но к добру ли это, не могла пока понять.

Полежав некоторое время, я решила встать и осмотреться, куда же я попала в этот раз.

Только лишь свесив ноги из кровати, я смогла оценить грандиозность ее размеров. Ложе было метров пять в ширину и восемь в длину, к тому же стояло так высоко над полом, что мне пришлось спуститься по деревянной ножке. Спрыгнув, я оказалась стоящей на зеркальной поверхности паркета, местами укрытой овечьими шкурами.

— И куда это меня занесло в этот раз? — пробормотала я, ступая на цыпочках в направлении высокого, до пола, окна, стекло в котором, в отличие от круглых, что на потолке, было прозрачным.

То, что я увидела за окном, повергло меня в ужас. Только представьте себе — повсюду, до самого горизонта, одни лишь серые скалы, а внизу пениться бурный поток, то ударяясь о каменную стену, то сползая обратно в пропасть.

Задрожав, словно осиновый лист, я побежала обратно к кровати, но не знала, как туда взобраться. Поэтому, присев на мягкой шкуре, прислонилась к стене, обняв себя за колени. Черная шелковая рубашка хоть и была чуть ниже колен, но на бретельках, поэтому не грела, и я зацокала зубами — от страха и холода.

Вдруг послышался какой-то скрип, затем стена немного отъехала в сторону, и я увидела огромную тень, упавшую на пол. Подведя взгляд, быстро отвернулась, чувствуя, как поднимаются на голове волосы. Это было что-то невероятное, о таком разве могла прочитать в книжке или увидеть в фантастическом фильме — в комнату входил дракон. Его мощное тело было покрыто чешуей, длинный хвост влачился сзади, когти громко стучали по полу, а из приоткрытой пасти вырывалось шумное дыхание.

Я еще покрепче вжалась в пол, стараясь ничем себя не выдать. Но не тут-то было! И ведь должна была понимать — если меня переодели в эту рубашку, сняв венчальную одежду, значит, этот посетитель в курсе того, что я здесь.

Я ожидала чего угодно — прыжка, укуса, смерти. Вот только вместо этого была ярка вспышка, затем волна горячего воздуха.

— Альбина, — услышала я низкий баритон, с хрипотцой, чудовище обращалось ко мне и даже знало, как меня зовут.

«Ну, все, не повезло королю Степану Котейну, — подумала я. — Дракон таки сумел выкрасть его дочь, прямо испод венца. Но что же со мной будет?»

Я все еще пребывала в позе зародыша, когда властная и твердая рука легла на мое плечо, резко дернув, так что я упала, распростершись ниц под ногами мужчины.

— Встань! — командовал уже знакомый мне голос. Я не могла не подчиниться, поэтому, содрогаясь от ужаса, сначала стала на колени, а затем, оперевшись руками об пол, выровнялась во весь рост. Веки я все еще держала опущенными к земле, поэтому могла видеть разве что только ноги незнакомца. И это были уже не драконьи лапы с когтями. Эти ноги принадлежали великану, обутые в сапоги со стальными подошвами, выше — штаны из черной блестящей кожи, дальше смотреть я не посмела.

— Тварь! — внезапно крикнул мужчина. — Теперь ты моя! Думала, что, опоив зельем, сбежишь к другому? Зачем ты меня пленила?

— Я?.. — вопрос комком застрял в моем пересохшем горле. «Возможно, — думала я, — взбалмошная принцесса Альбина и была виновата перед этим чудовищем. Но я-то здесь при чем?»

— Да, ты!!! — рыкнуло над головой. Затем твердые пальцы взяли меня за подбородок и с силой подняли вверх. Я не хотела смотреть, боялась, но любопытство было сильней. Передо мной теперь был не дракон, а высокий и крепкий мужчина с темной кожей и смолянистыми кудрями, его сочные губы были растянуты в ухмылку. — Ведь я и вправду тебя люблю, разве не этого ты добивалась?

— Простите меня… — заблеяла я.

Но не тут-то было. Красивое лицо с квадратным подбородком приблизилось ко мне, дохнув перегаром. «Он что, пьян? — подумала я, а по спине побежал холодок. — Что же теперь будет?»

— Я хочу тебя, Альбина! И прямо сейчас! Люблю тебя!

Да, это было во всех смыслах коварное чудовище, потому что без всяких церемоний, подняв на руки, мужчина бросил меня на кровать, накрыв своим огромным телом. Я задыхалась от его поцелуев, когда пухлые губы накрыли мой рот, руки же уверенно содрали рубашку, и я осталась голой.

— Нет, не надо… — простонала я, поняв, что к чему. Но было поздно. С силой разведя колени, мой поработитель уверенно устремил свой твердый мужской орган куда надо, и я только и могла, что громко всхлипнуть, потому что в тот же миг ощутила резкую и тупую боль проникновения, затем — ощущение наполненности. Бедра мои свело судорогой, внизу живота запульсировало, и, чтобы не кричать, я до боли закусила губы.

— Мразь! Теперь ты моя, — делая глубокие толчки, мужчина, казалось, раздирал меня надвое, причиняя сладкую боль, от которой хотелось выть и стонать. — Будешь знать, как шутить с Исханом.

Мне было больно и стыдно, я не понимала, что происходит и почему, в чем я была виноватой? Меж тем крепкие руки мужчины уверенно захватили в свой плен мои ягодицы. Немного подняв вверх, так что я выгнулась под ним дугой, Исхан все насаживал меня на свой член, так что я боялась, как бы не переломиться пополам. Вот его рука скользнула по моей груди, второй он схватил меня за волосы и потянул, издав протяжный рык. Вместе с тем я ощутила, как что-то горячее хлынуло внутри меня, опаляя и доставляя удовольствие.

Затем мы несколько минут лежали молча, накрытая его ногой и рукой, я боялась пошевелиться. Наконец мужчина сел на кровати, выдохнул.

— Теперь ты моя рабыня, — услышала я хриплый голос, и ощутила на своей голове его руку. Слегка погладив, Исхан взял меня двумя пальцами за подбородок и силой повернул к себе. — Ненавижу.

Быстро вскочив с кровати, мужчина так же внезапно ушел, как и появился. Я же осталась лежать — одна, среди скомканных простыней, словно сломанная кукла. И что мне оставалось? От бессилия я тихо заплакала.

Глава 5. В плену

Уставшая, измученная и сбитая с толку, я не заметила, как уснула.

Со сна меня разбудил яркий свет, изливающийся от моего перстня. Вскочив, словно ужаленная, я не сразу поняла, где нахожусь и что со мной. Только тупая боль между ногами и черные простыни напомнили о том, что отныне я — пленница дракона, пьяного чудовища, укравшего меня со свадьбы, а затем изнасиловавшего.

— Да что же ты натворила, Альбина? — спросила я саму себя, и даже не заметила, что произнесла это вслух.

Я, как и прежде, была совершенно голой, так как не имела сил искать рубашку, поэтому попросту укуталась в покрывало, словно индийская девушка в сари, и потихоньку сползла на пол. Я не понимала, что мне делать, куда идти, но находиться в той кровати, где меня так жестоко использовали, не могла.

Дойдя до середины комнаты, я ощутила, как силы покидают меня — из-за страха увидеть за окном все тот же пейзаж — только верхушки гор и пенящиеся волны, а также мне хотелось кушать, ведь я не ела почти сутки. Вдруг меня пронзила ужасная мысль: «Я ведь была в свадебном наряде! Кто меня раздел?»

Было понятно, что не дракон же мной занимался, и где-то здесь есть слуги.

«А что если мне позвать кого-то?» — подумала я. А вслух произнесла:

— Эй, есть здесь кто-то?

И тут же получила ответ: свет в одном из круглых окошечек на потолке стал ярче, и на пол оттуда упала голубоватая сущность, похожая на тень.

— Что угодно? — прошелестело странное существо, похожее на осьминога. У чудища была круглая голова, совсем лысая, огромные глаза, нос — две точки, и широкий рот, под подбородком колыхались четыре щупальца, а еще на четырех оно стояло.

— Где я? Куда попала? — цокая от страха зубами, спросила я, стараясь не смотреть в ту сторону.

— Ты в логове повелителя Сумрачного мира, императора драконов Исхана.

— Сумрачного мира?.. А где это?

— В седьмом измерении.

— Это мне ничего не говорит, — хмыкнула я, понимая, что, по всей видимости, уже никогда не попаду в тело Маши. Да и что будет с принцессой Альбиной, тоже непонятно. — Я хочу пить.

— Сейчас, госпожа.

— Госпожа?..

С удивлением я посмотрела вслед уползающей сущности, меня немало озадачило ее обращение: госпожа. «Если я — госпожа, — подумала я, — а мой похититель — император, то, по всей видимости, убивать меня не станут. И что там говорила Белдонна о необходимости выйти замуж?»

Инстинкт самосохранения подсказывал, что все равно я как бы затерялась, и что разницы никакой — или я вышла бы замуж за лорда Тетомна, чтобы родить ребенка и спасти королевство неизвестного мне короля, или что я здесь, все равно. И что мне вовек уже не быть Машей.

Пока я так размышляла, стоя посреди комнаты, завернутая в покрывало, монстр принес на золотом подносе стакан мутной жидкости.

— Что это? — спросила я, с недоверием беря стакан и принюхиваясь к содержимому.

— Фруктовый чай с молоком, — ответил осьминог.

— И правда с молоком… — пробормотала я, осторожно пробуя напиток, он был сладким и ароматным, поэтому я быстро осушила стакан, ощущая дикий голод. — А можно мне что-то из еды?

— Что именно?

— Да что угодно! Вот хотя бы котлету с макаронами и кислой капустой.

— Такого нет.

— А что есть?

— Яйца — сырые и варенные, мясо, кровь, рыба, семена…

— Тогда давайте рыбу! — не дослушала я меню до конца, потому что при упоминании блюд у меня судорогой свело живот. — И что-то сладкое.

Сущность уползла, я же, тряхнув волосами, ощутила некое облегчение. Ведь если меня кормят, то уж точно не для того, чтобы убить.

В раздумьях я подошла к окну, унылый пейзаж теперь раскрашивали солнечные лучи, подсвечивающие вершины, кое-где укрытые зелеными кустами, деревьями и травой. Затем я развернулась и пошла обратно, решив поискать рубашку, как вдруг наткнулась еще на одно странное существо.

— Ай, — пискнула я, отскочив от птицы с головой женщины, она пронзала меня взглядом, так что я упала назад. Хорошо хоть что подо мной оказалась шкура овцы, и я не ударилась.

— Госпожа, — прокаркала сирена, — желаете ли услышать мое пение?

— Я? Пение?..

И не успела я ответить, как птица, ударив крыльями по бокам, вдруг вытянула голову и запела на неведомом мне языке. Но, вместо удовольствия, я ощутила ужас, так как думала, что такое бывает разве что в сказках.

В этот момент в комнату вошел осьминог, четыре его щупальца были вытянуты вперед, на них стоял поднос с едой.

— Мне бы еще во что-нибудь одеться, — сказала я, хватая из миски красное мясо и вгрызаясь зубами. Сущность, держа поднос, повернула голову и пронзительно свистнула. Тут же вниз от окошек упало еще двое ее собратьев. Пока я ела соленую рыбу, закусывала икрой и сладким пирожным, они стояли по бокам. Но когда я опустошила всю посуду, они взяли меня под руки.

— Эй, что такое? — поежилась я, ощущая холодную кожу, скользкую, словно у рыбы.

— Мы поможем вам нарядиться, госпожа, — хором прошелестели чудовища.

— Ах да, — расслабилась я, наблюдая за сиреной, что продолжала петь с закрытыми глазами. — И куда мы пойдем?

— В пещеру подземных вод, — проворковали осьминоги.

Я думала, что они расшибут меня о стену, потому что не видела никакой двери, а меж тем слуги тащили меня вперед. Но когда мы приблизились на десять сантиметров, стена вдруг отворилась, представив моему взору темный сводчатый тоннель. Широкие каменные ступени вели вниз, скручиваясь в спираль.

— Далеко еще? — простонала я, когда потеряла счет ступенькам. Ноги мои болели, одной рукой я удерживала покрывало, чтобы оно с меня не слетело, и все время наступала на его край, а каменные стены все не кончались.

Монстры мне не ответили, но спустя несколько минут мы оказались перед высокой дверью, которая медленно поднялась вверх, когда мы перед ней стали.

— Милости просим в купальни, госпожа, — стоя на четырех щупальцах, в купальнях меня приветствовала еще одна сущность. Я уже не боялась вида этих тварей, и когда посмотрела вперед, ахнула от возникшей реальности. Взгляду моему предстала огромная комната с круглым потолком, стены же сплошь были, как мне показалось, из янтаря. Ароматный пар поднимался вверх от подземного озера, что чернело глубиной, по всему периметру водоем был окружен перилами, вниз также спускались широкие ступени.

— Я думала, что мне дадут во что-нибудь одеться, — пробормотала я, вспомнив, что Маша, то есть я, не умела плавать и до ужаса боялась воды, мне всюду мерещились акулы, даже в бассейне, вот такая фобия.

— Сначала искупайтесь в минеральной купели, — монстр показала двумя щупальцами на воду, — а затем мы подберем для вас наряд.

«Искупают, подберут наряд, значит, убивать меня не будут», — с облегчением подумала я.

— А там глубоко? — осторожно пробуя ногой воду, я изо всех сил вцепилась в перила. — А то мне страшно.

— Водоем неглубокий, госпожа, — объяснил монстр, который обитал в купальнях, — входите.

— Ну, смотри…

Отбросив в сторону одеяло, все также держась за перила, я села на самый краешек каменной лестницы, затем сделала шаг вниз, еще один, мысленно содрогаясь: а что если там что-то есть?

— А не лучше ли было бы дать мне обычный тазик, я бы быстренько помылась, и все дела, — недовольно бормотала я, опускаясь еще ниже. Трое монстров стояли у кромки воды, и их огромные глаза меня пугали, рты же представляли тонкие полоски.

Вот, наконец, я достигла последней ступени, затем пошла по дну. Здесь и вправду было неглубоко, теплая жидкость достигала моего подбородка, а ноги ступали по ровной поверхности — гладкой и шершавой.

Оглянувшись на чудищ, я быстро опустила руки вниз и постаралась вымыться — везде, я терла бедра, ноги, ниже живота, грудь и шею, затем, набрав в пригоршни воды, омыла лицо. Вода была чудесной, и такой мягкой, что я ощущала себя словно в ванной с молоком, как любила принцесса Альбина. Пройдя по периметру бассейна, я возвратилась назад.

— Все, больше не хочу, — сказала я слугам. — Есть во что-нибудь завернуться?

В ответ банный осьминог подал мне белую простыню, вышитую по краю желтыми узорами. Выйдя из воды, я замоталась в это покрывало и вопросительно посмотрела в выпученные в мою сторону глаза.

— Ну и, что дальше? — спросила я, чувствуя, что постепенно вхожу во вкус, и что мне уже даже начинают нравиться все эти обращения «госпожа», «принцесса» — это вам не посудомойка в школьной столовой.

Вместо ответа, два осьминога взяли меня под руки и повели обратно к выходу. Мне, конечно, были неприятные все эти касания омерзительной холодной и скользкой кожи неизвестных мне тварей, но что поделать, если здесь так.

— И куда мы идем в этот раз? — все время дергая локтем и придерживая рукой покрывало, чтобы не слетело, спросила я.

— В комнату красоты, — ответил один из слуг.

— О, у вас есть такая?

Мы еще не дошли до конца ступенек, как, повернувшись на девяносто градусов, сущности потянули меня к (на первый взгляд) ровной стене. Но тут снова сработало какой-то механизм, потому что, отъехав в сторону, стена явила отверстие, за которым была еще одна комната. Войдя внутрь, я вдохнула полной грудью, потому что сердце мое затрепетало при виде такого количества одежды. Здесь были ряды платьев, кофт, колгот, шубок и шарфиков, и все это висело ровными рядами на вешалках.

— Выбирайте, госпожа, — услышала я предложение, о котором когда-то даже не смела мечтать.

— Можно брать что угодно?

— Да.

Выдернув руки из объятий, меня сдерживающих, я ринулась в гущу одежды, словно слон к водоему в сорокаградусную жару. Хватая все подряд, я быстро выложила целую гору тряпья.

— Вот это возьму, — указала я пальцем на отобранную одежду.

— Зачем так много, — прожужжала сущность.

— Много?

— Выберите то, что оденете сейчас, за остальным придете по надобности.

— По надобности? А как я найду эту пещеру Алладина?

— Вам стоит только приказать. К тому же, сюда ведет вход с ваших апартаментов.

— Что? А где эти апартаменты?

— Следуйте за мной, — один из монстров подошел к стене, и только теперь на ней я заметила характерную неровность, словно камень здесь был вдавлен вовнутрь. Став прямо напротив, слуга задействовал какой-то механизм, потому что стена отъехала в сторону, и я очутилась перед входом в ярко освещенное помещение.

Все так же держа ворох одежды, я вошла в комнату и поняла, что это не то место, где я провела ночь и оставила свою невинность. На сей раз кровать, хоть и была большой, но такой высоты, что я могла запросто на нее взобраться. Стены сверкали бликами, с потолка, вместо круглых окошек, спускалась люстра. По периметру стояли диван, два мягких кресла, были проделаны ниши со всякими безделушками, посудой, резной шкаф, комод…

— Это моя комната? — спросила я, подходя к дивану и падая на него.

— Да, госпожа, ваша.

— Вот и чудненько, — заметив окно, я оставила ворох одежды на диване и подошла посмотреть пейзаж. Он, к сожалению, никак не изменился — все те же вершины гор, местами со снежными шапками, и бьющаяся о скалы вода.

— Хотя бы поставили какие-нибудь цветы, — недовольно пробормотала я. — А то… Как-то уныло здесь. Что, везде только горы?

— Нет, в Сумрачном мире есть леса и равнины, но замок нашего повелителя, императора Исхана, находиться в самом лучшем месте, среди неприступных гор.

— Ах да… Слушайте, вы случайно не знаете, зачем я понадобилась Исхану?

Спрашивая это, я надевала на себя атласное салатовое платье в пол. Как-то в суматохе не присмотрела белье, но решила найти потом. Опустив юбку, я вынырнула сквозь широкий ворот и ахнула — император Сумрачного мира стоял прямо напротив меня, возникнув, словно ниоткуда.

— Так тебе интересно узнать, зачем ты здесь?

— Ах… Да… То есть, а где… все они?

Дракон уже приобрел человеческий облик, и я невольно залюбовалась его красотой.

— Как же коротка у тебя память, принцесса Альбина, — медленно наступая, мужчина смотрел исподлобья, бросая на меня искрометные взгляды.

— Мне страшно…

— Отчего же тебе страшно?

— Зачем вы меня похитили?

— Коротка же у тебя память, — его горячее дыхание опалило мне лицо.

— Я и вправду забыла…

— Как же ты могла забыть? — схватив за обе руки, Исхан резко дернул, бросив меня на свою мощную грудь, так что я уткнулась в него лицом, ощущая крепкий запах мужского пота. И только теперь заметила, что на повелителе Сумрачного мира были только штаны. Неведомый огонь пробежал по моим венам, заставляя трепетать, дыхание сбилось, в глазах потемнело.

— Мне плохо, — сказала я. — Зачем вы меня похитили, ведь я должна была выйти замуж за лорда Тетомна!

В этот момент кольцо на моем пальце снова напомнило о себе, вспыхнув лазурным цветком.

— Замуж собралась? — срывая кольцо из пальца, Исхан резко меня оттолкнул, затем подошел к окну и, открыв ставни, бросил кольцо прямо в бушующий поток.

— Это же память об отце! — воскликнула я, мысленно удивляясь, когда это я свыклась с ролью дочери короля Степана Котейна.

— Теперь ты принадлежишь мне, — резко развернувшись, дракон тряхнул смоляными волосами, я же невольно заметила его мускулистый торс, полоску темных курчавых волос, начинающуюся от пупка и исчезающую за широким кожаным ремнем.

— Я никому не принадлежу, — моя голова отчего-то закружилась, ноги стали ватными.

— Что, мне напомнить ту нашу встречу, когда ты не знала, кто я, и пробовала меня опоить?

— Я? Опоить?..

— Да ты и вправду потеряла память! Или тебе кто-то промыл мозги? Ты — принцесса Альбина, избранная, должна будешь родить от меня ребенка.

— Ребенка? — вспомнила я, как мне говорили что-то подобное в замке короля.

— Да. Ты родишь сына, будущего властителя завоеванных мной земель! Также в мои владения войдет королевство твоего отца.

Теперь я начинала понимать, в какую аферу вляпалась. С одной стороны мне выпала почетная миссия, но с другой…

Я уже готовилась все отрицать, хотела сознаться, что я — это не я. Но Исхан не дал мне вымолвить ни слова. Быстро преодолев разделяющее нас расстояние, он поднял меня на руки и подошел к кровати. Уложив на розовые простыни, быстро задрал юбку, затем одна рука мужчины опустилась на мое женское сокровенное, второй он освободил свое мужское достоинство.

— Нет, не надо, — взмолилась я, прежде чем его губы накрыли мои.

— Поздно теперь стенать, — рванув ткань, мужчина освободил мою грудь. — Тебе никуда не деться отсюда, от меня!

И снова я была смята им, как цветок. Зря только трепыхалась в крепких мужских объятиях, слушала его голос, звучащий, словно рык зверя.

Ушел Исхан так же внезапно, как и появился, мне только и осталось, что бессильно плакать в подушку.

Глава 6. Среди монстров

Но скоро я поняла, что слезами горю не поможешь, и что здесь, в этом мире, в этом зловещем замке, наполненном чудищами, мне предстоит выжить, завоевав свое место под солнцем, а, возможно, даже попытаться вернуться домой.

Вследствие борьбы с драконом мое чудесное платье превратилось в тряпку, поэтому, вытерев слезы, я отправилась в гардеробную, равнодушно переступив через ворох брошенной на пол одежды.

— Не желаете ли помыться, госпожа? — прямо в дверях остановил меня монстр.

— Желаю, — глядя себе под ноги, буркнула я, потому что вдруг непонятное чувство стыда овладело мной, заставляя краснеть.

— Вот, идите сюда, — надавив на небольшое углубление в стене рядом с гардеробной, сущность приоткрыла вход.

— Что там? — все-таки я схватила первую попавшуюся мне под руки тряпку, оказавшуюся кофтой, и, как смогла, завернулась в нее, так что только ноги выглядывали.

— Ваш туалет.

— Туалет?

Ощущая позывы, я быстро вошла вовнутрь, чтобы облегчиться. Да, это были не императорские купальни, но все равно красиво: просторная комната с голубоватыми стенами производила впечатление легкости. Одна ее часть скрывалась за полупрозрачной перегородкой, сделанной из цветного стекла, а прямо передо мной был белый унитаз с мягким розовым сидением, и биде. Сделав, что надо, я с любопытством заглянула за перегородку, там располагалась круглая ванна, бурлящая водой.

— А что, вода здесь все время? — спросила я у слуги.

— Здесь, как и везде в ванных комнатах, в купальнях бьют гейзеры, поэтому можете, если желаете, искупаться.

Конечно же, я воспользовалась такой возможностью, смыв из себя семенную жидкость дракона.

«И что же такого натворила Альбина, чего наобещала дракону? — размышляла я, кутаясь в предложенный мне банный халат. — Наверное, принцесса что-то ему пообещала, встречалась с ним и раньше. Но при чем здесь я? Хотя, поздно стенать».

В гардеробной я сбросила халат и тут же оделась в комплект, состоящий из симпатичных панталончиков — бежевых, в синий горошек, и топа, заменяющего лифчик. Затем неспешно прошлась возле ряда платьев и выбрала для себя простое — обычного кроя, длиной чуть ниже колена. Также набросила на плечи меховой жилет, обулась в туфли на удобном каблуке.

— Ну и? — уставилась я на служанку-осьминога. — И чем мне заняться?

— Делайте, что хотите, — проквакала она.

— Просто… я не привыкла бездельничать, а теперь у меня уйма времени, и как-то немного скучно.

— Можете прогуляться по замку.

— Правда?! — мои глаза засверкали от предчувствия развлечения, ведь сколько еще интересных мест мне предстоит открыть для себя.

— А есть здесь сад? — спросила я, входя в свою спальню и заметив в углу сирену, что готовилась петь. В следующее мгновение птица-женщина тряхнула головой, забрала вверх подбородок и затянула заунывную мелодию сопрано.

— Есть, — ответило чудище, перекрикивая пронзительные визги.

— Тогда желаю туда пойти.

Проигнорировав сирену, что так старалась мне угодить, заткнув пальцами уши, я быстро метнулась к углублению, что было напротив гардеробной, осьминог двинулся вслед за мной.

— Куда идти? — ворвавшись в коридор и облегченно вздохнув, я застегнула жилетку, так как здесь гуляли сквозняки.

— Следуйте за мной.

В этот раз я внимательно осматривалась по сторонам, стараясь замечать любые детали, чтобы в случай чего знать куда бежать, и замечала то, что не попадало в мое поле зрения раньше. Стены коридора, где мы шли, были украшены самоцветами, что поблескивали в свете, проникающем из полукруглых окошечек под потолком. Пол был устлан чем-то мягким, так что не было слышно шагов, которые тонули в ворсе.

— Вот мы и пришли, — закрякала служанка, приоткрывая дверь в залитое розовым светом помещение. Ступив туда, я будто утонула в чудесных звуках пения птиц и немыслимо приятном аромате. Посмотрев по сторонам, я увидела кусты, ветки которых нагибались вниз от отягощавших их цветов. Под ногами зеленела изумрудная трава, журчал небольшой фонтанчик, яркие птички пили из него воду, обмакнув красные клювики, и сразу же улетали прочь.

— А кто это? — спросила я, указав на мелькнувшую среди цветов тень, оттуда вспорхнули бабочки; словно фантики от конфет, они зашелестели крылышками и исчезли в синеве неба.

— Ада Звезда, — ответил осьминог.

— То есть?..

— Только ей одной позволено гулять в этом саду, устроенном на уютном плато, где любит отдыхать наш император. Ну и вам теперь. Остальным же вход закрыт.

— Почему?

— Здесь особенная атмосфера, собраны самые редкостные растения и насекомые, коллекция птиц.

— Значит, ваш Исхан — заядлый коллекционер? — ухмыльнулась я, не теряя из вида бирюзовое платье незнакомки. — И чем же особенная та девушка, которой позволено нарушать место уединения дракона-императора?

— Она — драконица, дочь министра финансов. Они с Исханом дружны с детства, и все воспринимают Аду Звезду как невесту повелителя Сумрачного мира.

— Она?.. Невеста… А кем же тогда являюсь я?

— Вы — одна из избранных, что обирают в замке, та, которую должен оплодотворить император Исхан.

— Оплодотворить?.. И что будет потом? Меня убьют?

— Нет, — осьминог остервенело отмахивался от странной оранжевой птицы, норовившей выклюнуть ему глаза. — Вы будете жить здесь.

— Где-то взаперти?

— Возможно… Поэтому сейчас можете наслаждаться относительной свободой, пока не родите ребенка.

— А как же она?! — взвизгнула я, указав пальцем на молодую драконицу. — Что, разве Ада Звезда не может родить?

— Наш повелитель не спешит делать предложение своей подруге, пока у него не родится сын.

— А сколько уже детей имеет Исхан?

— Восемь.

— И все девочки?

— Да. И если у вас родится сын, возможно…

— Эй, кто здесь?! — слугу перебил окрик Ады Звезды.

Услышав приятный мелодичный голос, я насторожилась, ведь не хватало еще попасть в переделку: если бы я была в положении Ады, несомненно затеяла бы драку.

— Одна из наложниц господина Исхана, — промямлил осьминог. — Вот, привела прогуляться в саду.

— Еде одна? — в голосе драконицы послышалось раздражение. — Да когда же он прекратит таскать сюда всех этих куриц?

Девушка двинулась в нашу сторону, я же втянула голову, судорожно сжимая руки.

— Как зовут? — став передо мной, драконица хищно прищурилась.

— Ма… Ой, нет, Альбина, принцесса Альбина, — ответила я, внимательно рассматривая прекрасные каштановые волосы, чуть бледноватое лицо с яркими пунцовыми губами, стройную фигуру, облаченную в легкое бирюзовое платье, что не скрывало плавных изгибов тела, и наконец глаза янтарного цвета, опушенные длинными черными ресницами.

— Что, Исхан уже успел тебя обрюхатить? — спросила она, закусывая нижнюю губу.

— Я… не знаю, — промямлила я, ощущая, как заливаюсь краской до ушей.

— Глупая кукла! — рыкнула драконица. — Фу, тошно смотреть.

— Извините, — набычилась я. — Я здесь не по своей воле, меня выкрали, к тому же прямо из-под венца! И если бы моя воля, я немедленно возвратилась бы обратно домой. Так что не надо меня унижать, я уже и так…

— Если бы не хотела, ты бы здесь не была, — презрительно скривила губы Ада Звезда. — Настолько я знаю, Исхан берет только тех, кто соглашался быть с ним, так что…

— Но я не давала согласия! Все получилось неожиданно! Да и вообще, зачем мне оправдываться? Разве это что-то изменит?

— Ты уже побывала в его постели, да? — угрюмо спросила девушка, сжимая на животе руки.

— Да, — ответила я, самими губами, что пересохли от страха.

— И как?

— Мне не хочется об этом говорить.

— Просто…принцесса Альбина, если ты здесь, в этом саду, то это значит, что ты особенная. И чем же ты отличаешься от всех остальных?

— Я не знаю…

— Может быть тем, что королевских кровей? Или владеешь каким-то магическим даром, а?

— Можно мне уйти? — еле сдерживая слезы отчаяния, что вот-вот могли бы хлынуть их моих глаз, я повернулась к драконице спиной и быстро зашагала прочь из этого места, где испытала такое сильное разочарование и унижение.

«Значит, я нужна этому мужчине просто как инкубатор? — размышляла я, идя вперед по коридору, с невидящими глазами. — А когда родится ребенок, меня закроют в золотой клетке, где я должна буду провести всю свою молодость, остаток дней? А что если ребенка отнимут, меня же превратят в служанку, что должна будет угождать вот этой вот красавице, Аде Звезде? Эх, ну что же ты натворила, принцесса Альбина?»

— Не огорчайтесь так, — вдруг услышала я тонкий писк, раздавшийся рядом со мной.

— Ой, что… я уже пришла? — очнувшись, словно ото сна, я содрогнулась от голоса, который принадлежал сирене. — Ты разве умеешь говорить?

— Я пою всем девушкам, живущим в замке, — ответила женщина-птица. — Но ни одна из них не сравнится красотой с тобой, принцесса Альбина. К тому же только тебе наш император говорил слова любви, и если ты родишь ему сына, возможно, станешь госпожой этого замка, императрицей Сумрачного мира.

— А как же Ада Звезда? — я украдкой посмотрела на дверь, боясь, как бы драконица не проникла сюда и не услышала этих слов, что могли бы вызвать ревность, рассердить ее.

— Если бы император Исхан хотел жениться на Аде Звезде, то давно бы уже это сделал. Только вот, он воспринимает эту драконицу исключительно как подругу, все, любит же он тебя.

— Но я как-то не помню всего того, что между нами было, прежде, чем я была похищена… — пробормотала я, с интересом всматриваясь в лицо сирены.

— Я тоже не знаю, — выдохнула она. — Но теперь вижу, как горят глаза нашего повелителя, когда он на тебя смотрит.

Да, это была загадка, тайна за семью печатями — как же познакомились дракон и принцесса, что пообещали друг другу. Это мне еще предстояло узнать.

На круглом столике возле дивана я заметила поднос с едой. Наспех перекусив, я спросила у осьминога:

— А есть у вас здесь еще какие-нибудь развлечения? Только так, чтобы нам снова не встретиться с Адой Звездой.

— Если желаете, можем спуститься в сокровищницу, где хранятся множество чудесных украшений, — ответила служанка. — Может быть, вы выберете что-то для себя.

— Пойдем.

Спускаясь по винтовой лестнице вниз, я восхищенно трогала пальцами перила — золоченые, с эмалевыми вставками. Стены же были драпированы шелком, ступеньки сделаны из белого мрамора, инкрустированного бирюзой. Наконец мы остановились перед массивной дверью. Отодвинув засов, служанка отошла в сторону, я же прошла мимо нее в сокровищницу и ахнула от восхищения.

Это была уютная небольшая комната, освещенная тусклым светом четырех волшебных светильников, стоящих на полу. По периметру в каменных стенах были сделаны ниши. В нишах стояли шкатулки и кувшины, полным-полнехонькие блестящими украшениями и монетами.

— Как же здесь много всего! — воскликнула я, запуская руки в один из сундуков, стоящих на полу, на красном персидском ковре с витиеватым узором. Как вдруг, от моего прикосновения, золото вспыхнуло ярким светом, словно я держала в руках огонь.

— У вас дар огня, — прогундосила служанка, прикрываясь от меня щупальцами.

— Что?.. — я и сама была удивлена не меньше ее. — Дар огня?

«Наверное, вместе с телом мне передались какие-то магические способности принцессы Альбины», — подумала я, рассматривая тонкие языки чуть голубоватого свечения, которые совершенно меня не жгли.

— Так вот почему император Исхан избрал вас, — отодвигаясь от меня подальше вглубь комнаты, осьминог все время прикрывала свои глаза. — Вы можете родить ему сына, долгожданного наследника, особенное дитя — дракона, владеющего силой испепелять все вокруг.

— А будто бы драконы и так не владеют огнем? — любуясь пламенем, что колыхалось на моих ладонях, сказала я.

— Вы — принцесса, единственная дочь короля Светлой земли, к тому же влюбленная и любимая нашим повелителем, пришедшая добровольно, поэтому стоящая выше всех остальных.

— О боже! — воскликнула я. — Все совершенно не так! Но… я не могу объяснить, потому что и сама не понимаю, как получилось, что я…

Глубоко вдохнув, я заметила, что пламя стало тускнеть, а затем и вовсе исчезло из моих рук. Решив не перенапрягать мозги, я подошла к одной из ниш, чтобы выбрать себе что-то, хранившееся там. Но как только протянула пальцы, как тут же отшатнулась назад — из темноты показались сверкающие глазки, а затем и вовсе появилось лицо какого-то гнома.

— Госпожа желает выбрать украшение? — пискнул он.

— Ты кто?

— Хранитель сокровищ, — крохотный человечек стоял на самом краю, держа в руках фонарик.

— Ты живешь здесь? — спросила я, понемногу приходя в себя после всех этих открытий.

— Нет, я здесь на службе.

— Ага, понятно. Можно мне увидеть содержимое вот этой вот шкатулки? — и я ткнула пальцем в алую коробочку, стоящую на золотых ножках.

— Конечно!

Схватившись маленькими пальчиками, гном открыл крышку, и моему взору предстали сокровища — изумруды, сапфиры, бриллианты и золото засверкали в свете фонарика.

— Это диадема? — спросила я, извлекая из груды украшений изящный обруч с золотыми и серебряными лучами, что оканчивались белой блестящей жемчужиной.

— Хотите примерить?

Спустя несколько минут я сияла, словно новогодняя елка. На мне теперь была диадема, чудесное колье, серьги, свисающие до плеч, несколько колец и драгоценные браслеты с висюльками.

— Вы очень красивая, госпожа Альбина, — нахваливала меня служанка, выкладывая распущенные волосы по моим плечам. — Недаром же наш повелитель принес вас в замок.

— Красивая, да? — лукаво улыбнулась я, смотрясь в серебряное зеркальце с перламутровой ручкой, его я решила тоже взять с собой.

Вдруг порыв теплого ветра задул все огоньки, стало темно, словно под землей, и я с перепуга ойкнула.

— Эй, где вы все? — спросила я, вытянув позванивающие от браслетов руки вперед и тщетно пытаясь наткнуться ими на служанку. Вот только мне это не удавалось. Тогда я начала идти наугад, решив самостоятельно найти выход из сокровищницы.

— Ты же владеешь даром огня, — вдруг услышала я знакомый мужской голос — низкий, с хрипотцой, — так воспользуйся же им!

Узнав голос Исхана, я вздрогнула, понимая, что не знаю, как вызвать пламя.

— Ой, — пискнула я в следующий момент, потому что ладони мои, вместо стены, уперлись во что-то теплое и мягкое. Это было тело мужчины, сомкнувшего меня в крепкие объятия.

— Ну же, Альбина, — он жарко дохнул над моим ухом, — вспомни, как ты сделала однажды, на той лужайке, возле Черного озера.

— Что я сделала? — спросила я, пытаясь не упасть в обморок.

— Хорошо, я тебе помогу…

Если бы не кромешная тьма, то я бы не позволила дракону Исхану совершить со мной то, что произошло в следующее мгновение. Взяв меня обеими руками за голову, он упрямо потянул вниз, так что я вынуждена была упасть перед мужчиной на колени. Затем его ладони погладили меня по щекам, по подбородку, один палец нажал на губы, проник между ними, нащупав язык.

— Сделай это, — дохнул на меня мой поработитель, — как тогда.

Я совершенно не знала, как тогда поступила Альбина, но Исхан помог мне. Взяв одну мою руку, он вложил в нее нечто горячее и влажное, и я сразу же поняла, что это — его упругий мужской орган.

В этот момент я вздрогнула, осознавая, что может и должно произойти дальше.

— Обласкай его, — шипел надо мной мужчина, упрямо тянущий мое лицо вперед, умело направляя его туда, куда было нужно, при этом не убирая палец изо рта.

Покорившись какому-то древнему инстинкту, я нежно провела по пульсирующему стволу туда-обратно, ощущая, как внизу моего живота загорается тайный и неведомый прежде огонь. Распространяясь по всему телу, он заставлял меня тихонечко скулить, сжимать бедра и все крепче сжимать в ладони член.

— Ну же, Альбина, где твое пламя? Я хочу видеть, как ты…

В этот момент я ощутила, как, выскользнув из ладони, мужской орган был вложен в мои губы.

Никогда раньше я не делала чего-то подобного, хоть и слышала не раз от подруг. Теперь же какая-то сила увлекала меня захватить мягкую головку губами, ласкать ее языком.

Бедра сводило судорогой, вдруг оголившаяся грудь стала чувствительной настолько, что мне было все равно, что ее ласкает мужчина, одновременно держа второй рукой за волосы на макушке. Управляемая им, я ритмично насаживалась ртом на ствол, все глубже погружая в себя его скользкую головку и вместе с тем все сильнее ощущая постыдное желание — чтобы мужчина взял меня, овладел мною полностью, чтобы распял на этом персидском ковре, где я теперь стояла на коленях, изнывая от жгучей страсти.

— Где же огонь? — усиленно дыша, спросил Исхан. — Я хочу видеть, как ты это делаешь.

Но я ничего не слышала, не понимала, как исполнить его просьбу, в голове моей взрывались салюты, заставляя трепетать, дрожать и всхлипывать.

Еще миг — и я бы начала ласкать там себя сама, так как в моем цветке ощущался нестерпимый зуд, выдержать который было невозможно. Но Исхан все предупредил. Он нежно извлек свой член из моих губ, затем присел рядом, и его руки потянулись в нужное место. Слегка сдавив, затем он бросил меня спиной на ковер и овладел со звериной страстью.

Но даже в момент наивысшего блаженства во мне не проявился магический дар огня.

Оставив меня лежать на ковре, в кромешной тьме Исхан покинул сокровищницу. В следующий момент, открыв глаза, я увидела все те же тусклые огни светильников и мою служанку-осьминога, все время пребывающую рядом. Диадема моя слетела и валялась, волосы были растрепанные, а платье, как и прежде, изорвано на груди.

Глава 7. Любовь Исхана

— Это возмутительно, — промямлила я, садясь на ковре и стараясь поправить на себе одежду, а также волосы, — почему он все время врывается в мою жизнь так неожиданно? Разве нельзя нормально?

Я говорила как бы сама с собой, но служанка подумала, наверное, что я обращаюсь к ней.

— Вы выглядите просто великолепно! — проквакала она. — А любовь господина Исхана делает вас еще красивей.

— Любовь…

Я на минуту задумалась, любуясь крохотными бликами на украшениях. «А ведь я никогда еще не влюблялась, — мысль стучала у меня в висках. — И не знаю, как это — любить. А вдруг то, что происходит между мной и драконом, способно разжечь пламя страсти?»

— С меня довольно сокровищ, — сказала я, поднимаясь на ноги, одна моя рука все еще сжимала ворот платья, разорванного по некоей традиции Исханом. — Да и время обеда.

Отобедав в своей комнате, я возжелала снова пройти прогуляться.

— И куда мы пойдем в этот раз? — спросила меня служанка.

— А чем обычно занимаются женщины повелителя Исхана, те, что родили ему девочек?

— Они музицируют, читают книги, вышивают, занимаются с учителями, или просто разговаривают друг с дружкой.

— А что, есть какое-то помещение, где они собираются все вместе?

— Да, это Сиреневая комната.

— Тогда пойдем туда!

Переодевшись в новое платье — зеленое с коричневой вышивкой, я заплела волосы в косу и вышла в коридор.

— Далеко идти? — спросила я служанку.

— А вы точно хотите их всех увидеть?

— Да, а что, нельзя?

— Можно… вот только я бы не советовала вам, пока.

— А то что?

— Да всякое может случиться. Ведь вы — соперница не только для Ады Звезды, но также для каждой из восьми претенденток.

— Претенденток на что?

— На внимание повелителя.

— Ах, не смеши меня… Кстати, а как тебя зовут? — и я с интересом посмотрела в выпученные глаза осьминога.

— Я — Кларисса, моя госпожа.

— Так вот, Кларисса, есть ли здесь, в замке, такое развлечение, которое затмило бы даже встречу с соперницами? С кем мне здесь общаться?

— Со мной, — выдохнула монстр. — И с повелителем Исханом.

— С Исханом у нас как-то не получается нормально поговорить, — улыбнулась я, — ведь все происходит в спешке. А ты? Чем бы ты могла меня заинтересовать?

— Я могу рассказывать разные истории, обучать вас вышивке, танцам и пению, а еще — искусству соблазнения мужчин и воспламенения у них страсти.

— Ух ты! Так преподай мне урок, — я остановилась возле широкого окна, выходящего наружу, за ним были уже знакомые мне верхушки скал.

— Хорошо, — сущность остановилась тоже, затем присела на маленькой скамье, стоящей у стены. — Главное правило соблазнения мужчин — быть веселой и интересоваться его делами.

— Вот как?! — я удивленно подняла брови, гримасничая. — Так вот почему Исхан меня всюду преследует: я же само воплощение веселья, а уж про слушать умолчу.

— Мужчинам нравятся женщины беззаботные, легкие, с длинными волосами и в платьях.

— Ну да… Дома-то я не имела всего этого: ходила в джинсах и стриглась почти под ноль, не даром же на меня никто не смотрел.

— Нужно быть кроткой и послушной, красиво пахнуть, чтобы где-то поблизости были цветы; в ушах носить серьги, потому что мужчины падки на всякие побрякушки, особенно же золотые.

— Уж в этом у меня нет недостатка!

— В женщине должна быть загадка, поэтому нужно стараться молчать и слушать только его.

— Ага, а меня кто выслушает?

— Я…

— Хорошо, спасибо, пойдем дальше.

Мы шли по коридорам, минуя арки и множество поворотов, пока не приблизились к огромной зеленой двери, что была в медных заклепках.

— Вот здесь общая комната для наложниц, — сказала служанка. — Может быть, вы передумаете?

— Нет, не передумаю, — сказала я, смело и решительно открывая дверь. На меня тут же дохнуло ароматом гибискуса и розы. Еще не переступив порог, я увидела несколько красавиц, сидящих на полукруглом диване, они вышивали и слушали, что им читала вслух тучная женщина в очках.

— Ззздравствуйте, — промямлила я, ощутив на себе пронизывающие взгляды нескольких наложниц. Женщина тут же прекратила читать, и я было подумала уйти. Но уже было поздно.

— Ты кто? — спросила меня рыжая толстушка с синими, словно васильки глазами, она вышивала райских птиц и цветы.

— Я?

— Ну не я же? — хмыкнула тощая блондинка с огромным бантом на волосах, что был совсем некстати — девушка казалась школьницей.

— Меня зовут Альбина, — делая шаг вперед, я пропустила перед собой Клариссу, что стала как щит.

— Да? И что ты здесь делаешь?

— Теперь я тут живу… Но вообще-то я не хотела! И вот…

— Так ты новая пассия Исхана? — блондинка отложила вышивку и, потянувшись, встала.

— Он украл меня с моей свадьбы.

— Даже так?

— А можно я здесь немного побуду, с вами? — вспомнила я правила общежития: новичок должен проявлять инициативу при знакомстве со всеми остальными.

— А что, самой-то, наверно, скучно?

— Да, скучно, — я опустила плечи и громко вздохнула, словно давая понять: я такая же, как вы, и на большее не претендую.

— Ну, тогда садись, — хмыкнула блондинка. — Только учти: начнешь выпендриваться, будет плохо.

Садясь на диван, я почувствовала себя, словно на иголках. Меж тем чтица продолжила оглашать звуками комнату, повествуя о некоем принце, что заблудился в таинственном лесу. Немного ее послушав, я заскучала — никто из девушек больше мной не интересовался, я же не хотела перебивать чтение, и мне стало скучно.

— Извините, — дослушав до момента, где принц попал в болото, а его конь тонул, я привстала. — Наверное, мне нужно идти. До свидания.

— Пока-пока, — помахала мне ручкой блондинка. — Спокойной ночи.

Время и вправду было позднее, поэтому, зевнув, я заспешила в свою комнату. Там меня ждал сюрприз.

— Что это? — удивилась я, заметив возле кровати плетенную из ивовых веток корзинку, внутри которой что-то сопело.

— Ах, это вулырь! — пискнула монстриха и подбежала, заглядывая внутрь корзинки. — Какой хорошенький, просто загляденье.

Я тоже подошла, предчувствуя сюрприз.

— У Инессы точно такой же.

— Кто такая Инесса?

— Да вы же ее недавно видели, это та тощая блондинка, что заговаривала с вами.

— Ее зовут Инесса?

— Да, и у нее есть вулырь.

Присев на корточки, я медленно открыла крышку — и на меня тут же уставились четыре глаза, расположенные на мохнатой морде с совершенно лысым розовым носом — картофелиной. Затем вверх протянулись лапки с тремя пальцами.

— Уви, уви! — пискнула сущность, прямо-таки гипнотизируя меня.

— И что с ним делать? Надеюсь, вулырь не кусается?

— Да что вы, госпожа Альбина! — служанка замотала головой. — Эти зверьки — сама любовь и нежность, к тому же они крепко привязываются к хозяину и преданы ему до конца жизни.

— Я не хочу, чтобы кто-то от меня зависел, — хмыкнула я. — Ведь если мне посчастливится отсюда убежать…

— Не посчастливится, — этот голос я могла узнать из тысячи: дракон Исхан.

— Ай, — пискнула я, инстинктивно хватая вулыря и прижимая его к груди. У крошки оказались длинные ручонки, которыми он тут же меня обнял, его глазки заморгали, носик зашевелился…

— Ну что, понравился мой подарок? — словно он ничего не слышал, Исхан сделал несколько шагов в мою сторону.

— Пока… не знаю, — пробормотала я.

— Завтра я позволяю тебе выгулять его на одной из вершин; туда вас доставит летательная капсула.

— Это чудесно.

— А сейчас положи малыша в его корзинку, ему нужно поспать, мы же займемся чем-то более интересным.

Поняв, о чем намекает дракон, я вся сжалась в комок.

— Но так нельзя, — сказала я, делая шаг назад и упираясь спиной в стену. — Что вам от меня нужно?

— Вам? — хмыкнул дракон. — Альбина, как давно ты признавалась мне в любви? Я что-то не пойму.

— Я тоже…

— Что с тобой? Сначала ты идешь под венец с лордом Тетомном, затем так странно себя ведешь. Возможно, на тебе лежит какое-то заклятие?

В этот момент две руки уперлись в стену позади меня, и надо мной нависла огромная фигура мужчины, лицо которого было искажено гримасой злости.

— Предательница! — рыкнул он. — В любом случае ты должна родить мне ребенка, сына. Люблю и ненавижу тебя, Альбина!

Хлесткая пощечина опалила мое лицо, затем на шее сомкнулись пальцы.

— Пощадите… — просипела я.

— Ты — только моя, и я заставлю тебя все вспомнить!

Теперь Исхан, схватив меня за волосы, поволок в сторону кровати, по пути разрывая на мне одежду. Бросив на покрывало, он рванул на себе рубашку, так что во все сторону полетели пуговицы, затем расстегнул ремень.

— Дальше сама! — сминая губы, мужчина опалил меня долгим и страстным поцелуем. Я же не знала, что нужно делать, только и могла, что покорно уступать ему во всем.

Но чудовищу нужно было больше. Со звериным рыком он перевернул меня лицом в подушку, его ладонь легла на женское сокровенное.

— Мразь! Ты меня околдовала! — услышала я жаркий шепот, и в тот же момент в меня проникло мужское естество, заставляя стонать — от мучительного удовольствия.

— Нет… — шептала я, закусывая губами ткань. Но что были мои слова, если я не знала секрет Альбины?

То действуя медленно, то ускоряясь, дракон подсунул под мой живот ладони и, подняв вверх, ритмично насаживал меня на свой член.

— Я заставлю тебя вспомнить все свои обещания, — шипел он мне прямо в ухо. — Ты будешь стонать от желания и умолять меня потушить твое пламя. Но вместо этого ты понесешь от меня ребенка и отдашь пламя ему.

Получалось так, что я никогда прежде не задумывалась о малыше, но непроизвольно попала в ситуацию, где некто оговаривал такую возможность, и теперь я пребывала в его теле. Это тело меня предавало, потому что я хотела оставаться безучастной, но вместо этого стонала, извивалась и трепетала, сдавалась в этой неравной и постыдной для меня борьбе.

— Сейчас я выпущу в тебя семя, — делая медленные, но все более глубокие толчки, предупредил Исхан, затем резко вошел, и я ощутила горячую волну где-то внутри себя, вместе с тем мое горло само собой издало стон — долгий и протяжный, перед глазами замельтешили яркие круги и вспышки, я вздрогнула, еще раз.

— Спокойно ночи, — бросая меня на кровать, так что я упала ничком, мужчина удалился. Я же еще несколько минут приходила в себя.

Затем услышала знакомый голос Клариссы.

— Госпожа Альбина, вам принести чаю?

— И чаю, и булочек с маслом, и вино! — приказала я, садясь на кровати и водя очумелым взглядом по комнате. — А где мое животное?

— Вот, в корзинке.

— Дай мне его.

Прижав к сердцу вулыря, словно обычную кошку, я немного успокоилась. Затем, поужинав, приняла ванну и легла спать, все время разгадывая загадку: что же связывало Альбину и дракона. Ведь если между ними была договоренность, так значит, я ее нарушила тем, что согласилась венчаться с лордом Тетомном? В таком случае мне была понятна злость Исхана.

«Но родить придется в любом случае, — думала я, укладываясь поудобней, вулыря положила рядом. — А это, наверное, так больно!»

Глава 8. Чудесная лужайка

Никогда прежде я не спала так долго. Когда проснулась, солнце вовсю заливало комнату, а в животе урчало.

— Эй, Кларисса, — позвала я служанку, спросонку пугаясь спящего вулыря, что ютился под боком, накрытый одеялом.

— Вы уже проснулись?

— Почему меня никто не разбудил? — закряхтела я, разминая затекшую шею.

— Но как же можно? — удивилась осьминог.

— Если я не ошибаюсь, сегодня меня ждет прогулка в горы. Так что неси, что там можно покушать, еще кофе и сладости, я пока сбегаю в туалет.

В комнате было темно, несмотря на то, что ближние вершины гор были завалены снегом. В туалете, задрав сорочку, я уселась на мягкое сидение, разглядывая саму себя в зеркале, что было напротив.

— Это ж надо до такого додуматься, — хмыкнула я, — поставить унитаз напротив зеркала.

Войдя в бурлящую минералку, я собрала волосы и закрутила на затылке, затем блаженно растянулась в воде, закрыв глаза. «Как же здорово, — думала я, — что можно вот так — с постели и прямо в воду».

Вдоволь належавшись в ванне, одев халат, я возвратилась в комнату, где уже был накрыт стол с едой — отварная семга, горка горячей лапши с маслом, какая-то зелень, дымящийся ароматный кофе и эклеры, политые шоколадом.

— Ну что, приступим, — сказала я, бросая на колени салфетку. — Ты знаешь, Кларисса, быть принцессой не так уж и плохо, даже в плену.

— Не понимаю, — забулькало чудовище.

— И никто не поймет! — забросив в рот побольше лапши, я догрузила рыбой.

В этот момент на кровати зашевелился вулырь. Выбравшись из-под одеяла, весело попискивая, он бросился ко мне, замер на коленях.

— Эй, Кларисса, а что эти твари едят?

— Все то же, что и мы.

— Тогда принесите малютке мясо.

— Сейчас будет сделано.

Поглаживая животное, я опустошила тарелки, а когда ему принесли мясо, приступила к кофе и эклерам. Надкусив пирожное, от удовольствия я закрыла глаза, так было вкусно — ведь внутри была не современная сгущенка, сделанная из кокосового жира, а сладкий крем из ароматного сливочного масла.

После завтрака, вспомнив обещание Исхана, я потребовала, чтобы меня доставили на вершину горы, где я могла бы выгулять своего питомца.

— Пойду распоряжусь, — прогундосила служанка и скрылась за каменной дверью. Я же, после сытного завтрака, решила полежать на кровати. Доев свое мясо, вулырь запрыгнул ко мне и растянулся рядом.

— Что, малыш, не терпится пи-пи? — почесала я его под подбородком. — Сейчас полетим с тобой… Ой, а я ведь никогда в жизни не летала!

Эта мысль пронзила меня стрелой, так что екнуло под ложечкой. В этот момент зашла Кларисса.

— Госпожа Альбина, — обратилась она ко мне, — вот, наденьте на себя этот амулет, и можем лететь.

— Прямо сейчас? — беря из рук Клариссы золотую цепочку с подвеской в виде глаза, я надела ее себе на шею, точно такую же осьминог одела на себя.

— Летательная капсула готова к полету, — поглаживая ярко-синий камень-зрачок, служанка пошла вперед.

Я не знала, как выглядел этот транспорт, но все-таки решила, что лучше мне одеться потеплей. В гардеробной нашла удобные брюки из хлопка, мягкий свитерок, обулась в туфли на низком каблуке и набросила сверху подбитый беличьим мехом плащ с капюшоном.

— А что с вулырем? — спросила я служанку, все время находящуюся рядом.

— Его можно нести на руках, или отпустить, чтобы бежал рядом.

— Как — отпустить? — удивилась я. — А если зверек убежит.

— Нет, госпожа, вулыри преданы своим хозяевам и никогда не отходят слишком далеко, не убегают.

— Тогда понятно.

И вот, взяв животное в охапку, вместе со служанкой мы пошли по длинным коридорам. Ничто не предвещало беды, даже напротив — я ожидала приятно провести время, развеяться, посмотреть горный пейзаж. Но когда мы вышли из замка на удобную террасу, где стоял овальный предмет из стекла, что можно было увидеть все механизмы, дорогу мне перекрыла Ада Звезда.

— Это куда мы собрались? — спросила она, глядя мимо меня.

— На прогулку, — сказала я, приподняв подбородок и с наслаждением вдыхая свежий горный воздух.

— И что, тебе позволено?

— Да, Исхан вчера пообещал, что я смогу выгуливать своего вулыря на вершине горы.

— Ха-ха! Не на той ли, где лежит снеговая шапка?

— Очень смешно, — съехидничала я. — Наверное, это твое излюбленное местечко.

— Что ты сказала, курица?.. — в этот раз взгляд красавицы был обращен прямо на меня, из-под сощуренных глаз летели молнии. — Да я тебя сотру в порошок!

— За что? Я что-то не то сказала? — судорожно хватаясь за амулет, я сглотнула слюну.

— Почему только тебе можно летать в капсуле? Что, ты чем-то лучше других?

— Я не знаю… — осознав, что погорячилась и наплела лишнего, я покрепче прижала к себе вулыря, взглядом ища поддержки у Клариссы.

— Знай свое место, кукла! — вдруг рыкнула драконица. — А не то…

В этот момент летательная капсула задрожала, затем послышался писк — и механизм немного поднялся в воздух, двигаясь в нашу сторону; в стеклянной кабине я увидела некое чудище (похожее на лису), управляющее ею.

— Госпожа Альбина, нам нужно садиться, — служанка настойчиво увлекала меня к капсуле.

— Хорошо, иду, — пробормотала я.

Когда мы удобно расположились на двух мягких сидениях, капсула вдруг резко взмыла вверх, так что у меня голова пошла кругом. Пролетая над вершинами гор, я была поражена красотой пейзажа, то в одном, то в другом месте замечала копытных животных, убегающих от шума механизмов; также в небе планировала хищная птица, выслеживающая добычу.

— Кларисса, — сказала я, передавая служанке вулыря, — а что, Ада Звезда постоянно живет в замке Исхана?

— Нет, но наведывается часто, ведь она — его невеста.

— Ну, и это нормально?! — взвизгнула я, так что пилот подпрыгнул в своем кресле. — Твой господин винит меня в измене, что я не сдержала обещания и пошла под венец с другим, а сам-то? Ведь это только дура будет верна тому, у кого восемь наложниц и невеста!

— Но наш господин — император Сумрачного мира, таковы обычаи.

— Я понимаю, вот только… А что если эта драконица укокошит меня раньше, чем я забеременею и успею родить? И чего она вообще прицепилась ко мне? Как будто бы сюда я прибыла самовольно. В чем моя вина? Или это она так со всеми?

— Нет, не со всеми, госпожа Альбина, только с вами.

— А почему?

— Но вы же принцесса. И потом, действительно, только вам одной позволено выходить из замка, летать в капсуле; господин Исхан подарил вам животное, наведывается каждый день, вы не такая, как остальные.

— Ну да…

Больше я ничего не спрашивала, а только лишь любовалась великолепным видом на горы и плато. Капсула летела медленно, но скоро в поле зрения появился лес, спускающийся с вершины горы и расстилающийся в низине.

— Вот мы и прилетели, — сказала служанка. — Воооон на той лужайке красиво и безопасно.

Став ногами на твердую землю, я ахнула от изобилия природы — тонкие деревца, шелковая травка, множество цветов покрывало поляну; еще в каменной стене журчал ручей, создавая собой небольшой водопад, к нему я и пошла, поручив выгул животного Клариссе.

Вблизи ручей оказался больше, а за потоками воды прятался грот, или вход в пещеру.

— Любопытно, — пробормотала я, присев на корточки и стараясь побольше увидеть. Как вдруг прямо мне в лицо посыпались холодные капли воды, а из-под водопада вылетели некие сущности. Громко каркая, они умчались прочь, я же от ужаса замерла.

— Что это? — дрожащим голосом спросила я у служанки. — Кто они?

— Это гарпии, госпожа, — поглаживая вулыря, что также испугался, ответила Кларисса. — Они обитают в глубоких пещерах за водопадом, и мы их потревожили.

— Гарпии… — выдохнула я, вспоминая то, что знала об этих мифических созданиях. — Уж что-что, но никогда бы в жизни не подумала, что смогу воочию увидеть эту нечисть. А ведь они опасны.

— Да, но нас эти хищницы не тронут, ведь мы защищены магическими амулетами. В ином случае у нас были бы огромные неприятности. Так что держитесь от водопада подальше.

Отойдя в сторону, я принялась срывать цветы, чтобы составить из них букет, а еще я нашла поляну, сплошь усеянную спелой земляникой.

— Кларисса! — позвала я служанку. — Иди сюда, здесь ягоды.

— Не ешьте их, — схватилась за свой амулет служанка. — Это не ягоды.

— А что?

— Вот что, — Кларисса подобрала и бросила камушек, попав им в самую гущу красного, и вдруг оттуда начали выползать и подниматься вверх «ягодки», что на самом-то деле были глазами неведомых существ, похожих на крокодилов.

— Ай, — пискнула я.

— Пошли отсюда, — взяв меня за руку, служанка потащила прочь от странного места.

— И что же это было? — дрожа от страха, я решила возвратиться к капсуле, чтобы улететь в замок.

— Красноглазки, — следуя за мной, объяснила Кларисса. — С ними лучше не связываться.

— А что, поблизости нет какого-то другого, более безопасного места? — с вулырем садясь в капсулу, спросила я. — Почему мы сели здесь?

— Это самая красивая поляна. И потом — мы защищены амулетами императора.

После увиденного мне жутко захотелось попасть в безопасное место, поэтому я приказала доставить меня в замок.

— Лучше я буду гулять в саду на плато, — сказала я, все время оглядываясь назад и ожидая появления еще какого-то страшилища.

— Как будет угодно.

Отобедав, я взяла вулыря под мышку и в сопровождении служанки отправилась в сад. Это было красивое место, где я могла не опасаться за свою жизнь. Там я медленно бродила между деревьями, вспоминая свою прошлую жизнь. В этот раз ни Ада Звезда, ни кто-нибудь другой не потревожили меня. Затем, вспомнив, что не поставила сорванный букет в вазу, я заспешила обратно в комнату.

— Кларисса, — повелела я служанке. — Принеси вазу с водой и поставь в нее цветы.

Когда осьминог ушла, я положила вулыря на диван, сама же села рядом и заскучала.

«Как же здесь тоскливо, — подумала я, — нужно будет как-то наведаться в ту комнату, к остальным. Возможно, попрошу, чтобы мне дали вышивку, послушаю чтение, или прикажу, чтобы принесли книгу сюда».

В этот момент в комнату вошла Кларисса, ее четыре щупальца держали хрустальную вазу с водой. Поставив немного увядшие цветы туда, служанка молча стала, ожидая приказа.

— Что-то я немного устала, — сказала я, ощущая, как мои веки слипаются. — Ты уходи, я посплю.

Как только Кларисса ушла, я юркнула под одеяло, сомкнув глаза. Но поспать у меня не получилось — по комнате распространился настолько сильный аромат цветов, что можно было задохнуться. Взглянув на букет, я вдруг увидела странное сияние, внутри которого что-то мельтешило. Приглядевшись, поняла, что это крохотные человечки с прозрачными крылышками, порхающие туда-сюда.

— Вы кто такие, крошки? — спросила я, садясь на кровати, мой сон как рукой сняло.

— Эльфы, — услышала я словно звон колокольчиков.

— Ой, это я, наверное, неправильно поступила, что сорвала цветы?

— Когда они увянут, мы умрем.

— Но я не знала!

Поглощенная беседой, я не услышала, как в комнату вошел Исхан, и когда его рука легла на мое оголенное плечо, вздрогнула.

— С кем ты разговариваешь? — спросил он, садясь рядом и прожигая меня взглядом.

— Здесь эльфы… — пробормотала я. — Я не хотела, я не знала, что так… Но вот теперь… А можно мне как-то исправить ситуацию?

— Ах, брось, — ухмыльнулся мужчина. — Можно, но слишком много возни. И вообще, что это ты стала такой сентиментальной, ведь раньше за тобой такого не наблюдалось.

Исхан смотрел на меня в упор, меня же волновали эльфы.

— А что нужно сделать, чтобы вы не погибли? — громко спросила я.

— Верни нас на полянку, — ответили звоночки.

— Исхан, мы могли бы им помочь? Пожалуйста, давай мы вместе туда полетим.

— Вместе? Хм… А давай!

Спустя несколько минут мы вышли из комнаты и пошли по длинному коридору, я держала в руках цветы.

— Мы полетим в капсуле? — спросила я, когда ступила на площадку.

— Зачем нам капсула? Держись за меня! — взревел мужчина, на глазах превращающийся в дракона.

Испугавшись, я отпрыгнула назад, упав на спину, потому что вдруг налетел ветер, и в его вихре можно было увидеть превращение Исхана в дракона. Мне было очень страшно, дрожали руки и коленки, но все-таки я взобралась на его спину и, схватившись одной рукой за гриву, другой прижала к себе букет, в каждом цветке которого спрятался эльф. Затем мы взмыли в воздух. Это был сказочный полет, такое разве могло присниться.

Опустившись на лужайку, дракон положил голову, я же быстро сошла по ней на землю.

— И что теперь? — спросила я, озадаченно озираясь вокруг.

— Окуни цветы в родник, — голоса эльфов еле слышались.

Оглянувшись на дракона, я быстро пошла в сторону водопада, забыв о том, что не надела амулет. И как только погрузила цветы в воду, в разные стороны от них прыснули цветные огоньки, исчезая в траве.

В этот момент послышался писк, отвратительный хохот — и из-под водопада возникли гарпии. Одна из них схватила меня за руку, пытаясь утащить за собой. — Прочь! — взревел Исхан, сильной рукой отбрасывая от меня чудищ. Загоготав, женщины-птицы улетели прочь.

— За тобой должок, — дракон уже успел превратиться в мужчину, и теперь возвышался над моей тонкой фигуркой.

— Я совсем забыла… — пробормотала я, все мое тело мелко дрожало.

— А здесь красиво, правда?

— Да…

— Иди ко мне.

В этот раз я даже не сопротивлялась, так как эмоции были слишком сильными, они затмили мой рассудок. Я попросту покорно отдалась мужчине, позволив ему властвовать над собой. Сминая траву, Исхан бросил меня на землю, упав сверху, я обвила коленями его талию, руки положила на шею. Он тут же в меня вошел, неистово и свирепо. Мужчина делал настолько стремительные толчки, что казалось, он мог бы разорвать меня на части, но мне это нравилось. И когда пульсирующая дрожь во мне начала нарастать, а затем взорвалась мириадами огней, я закричала — страстно и протяжно, ощущая, как выстреливает внутри меня фонтан из семени.

— Ты родишь мне сына, — рыкнул напоследок Исхан, впечатывая меня в землю.

В замок я возвратилась, восседая на шее дракона.

Глава 9. Соперницы

— Это куда же вы летали? — встретила у входа в мою комнату Инесса, она держала на руках своего вулыря — оранжевого зеленоглазого зверька-монстренка.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Часть первая

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Пленница: родить от дракона предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я