Собирая осколки (Вика Лонер)

На что вы пойдете ради семьи и родственников? А ради нелюбимых вами родственников и когда семьи как таковой-то в принципе нет?Как привлечь внимание той, для которой ты пустое место. А если все же привлечешь внимание, не пожалеешь ли?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Собирая осколки (Вика Лонер) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2—3

– Согласны ли вы Вероника Волкова, взять в мужья Алексея Серебрякова?

– Да, – с трудом выдавила Ника стараясь не смотреть в сторону своего «мужа». Рабочий загса повернулся к нему, чтобы задать вопрос. Но не успел договорить, когда уже с полуслова ему в ответ зло кинули «Да! Где подписываться?». Мужчина быстро подписал и развернувшись на каблуках кинул испепеляющий взгляд на Николая.

В момент, когда Ника ставила свою подпись, она услышала удаляющиеся шаги.

Надо было сказать: «Нет!». Так нет же… она согласилась. Ведь знала, ничего не получиться, ей такую сумму не дадут. А тут дали, да еще на каких условиях.


– Алекс, я тебе жену нашел, – торжественно произнёс бизнесмен, глядя на вошедшего. Ника машинально огляделась так и оставшись неуклюже сидеть на попе. И где эта, жена для уголовника?

А между тем, мужчина и правда навевал страх. Хотя, может это из-за ракурса, с которого она на него смотрела?

Николай подошел и помог ей встать. Ника выпрямилась и одернув на себе одежду с вызовом взглянула на того, кто ее так некрасиво опрокинул, да еще не извинился. Но тут же отвела взгляд. Сразу вспомнились все фильмы, где она видела зеков. Голова обрита, убийственный взгляд и два параллельных шрама через левый глаз. Как зрения не лишился-то?

Тот, кого назвали Алексом, перешел на немецкий, видимо оценив, что русский и эстонский она всяко знает. Даже может и английский, ведь он практически международный. А вот немецкий… Хотя, может он просто немец и других языков не знает? Но нет, прислушавшись Ника поняла, что хоть он и хорошо владеет языком, все же не носитель языка.

– Алексей, не вежливо разговаривать на немецком. Ведь наша гостья его не знает, – пожурил мужчину бизнесмен едва заметно усмехнувшись. Уж он то знал, что Ника владеет и немецким то же.

В ответ Ника услышала пару новых выражений значение, которое она в принципе все же уловила и заметно поморщилась.

– Нет уж, уговор есть уговор. Веронике нужна большая сумма денег, а тебе жена.

– Да пошел ты! – наконец перешел на русский язык посетитель.

– Давайте я лучше пойду, да и.. – но выйти ей не удалось. Мужчина тут же оперся спиной о дверь закрывая выход и смерил ее уничтожающим взглядом.

– Николай, я просто сообщу ваш отказ своему брату и все. Я думаю, он что-то придумает. А.. ну не нужно, чтобы еще кто-то пострадал из-за нашего с вами разговора.

Но видимо бизнесмен ее не слушал, уж очень самодовольна была его ухмылка.

– Ну на хрена?! – сдерживая ярость спросил тот, кого звали Алексеем, а сокращенно почему-то не Леша, а Алекс, что больше подошло бы к сокращению от Александр, например. Ника не сразу поняла, что вообще-то уже пропустила порядочную часть разговора. И в какой-то момент она вдруг поняла, что кажется, они договорились. Ника по взгляду поняла, что этот зек какую-то месть замышляет. Но Николая это абсолютно не трогало.

– И так Вероника. Я выдаю вам сумму, как только вы официально выйдете замуж за моего доброго друга.

Ника аж поежилась от «доброты», которая исходила от так называемого друга.

– Беспроцентно, но конечно же, хочу, чтобы ее мне вернули. Сроку пять лет. Не важно, кто из вас, брат или вы.

– А замуж мне зачем выходить? – девушка с трудом сдерживалась, чтобы не выругаться.

– Так надо, да и не суть. Поверьте, ничем криминальным это вам не грозит. Через пять лет разбежитесь. А там глядишь, стерпится-слюбиться?

Алекс не выдержал и в два шага оказался вплотную к бизнесмену. О чем они яростно перешёптывались, Ника не поняла. Но этот фарс ей и правда уже надоел.

– А по моложе никого не нашел, еще бы старуху приволок.

А вот это Ника услышала. Хотя, может специально было сказано громче. Как бы не было, она не будет терпеть унижения со стороны этого индивидуума.

– Так, хватит! Мне лично эти деньги не нужны. Они нужны брату, вот пусть и разбирается. Я свое слово сдержала и хватит. Мне не нужны никакие замужества и то, чтобы какой-то грубиян со внешностью зека мне тут хамил!

Вид у Алекса был грубо говоря «охреневший», после ее слов. Невозмутимым остался только Николай.

– Видите ли Ника, я от своих решений не отступаюсь. Вы выйдете замуж и получите деньги, или я сделаю так, что от так называемого бизнеса вашего премилого брата ничего не останется. А ему до конца жизни в тюрьме за долги отсиживаться придётся. Как думаете, вашему племяннику понравиться папу в тюрьме навещать?

– Вы не имеете…

– Разве? Вы сами решили ко мне прийти, я вас не заставлял.

– Но к чему этот шантаж? Есть же другие, девушки. – Ника с трудом представляла ту самую «девушку», что согласиться выйти замуж за этого придурка.

– Они с радостью… да и…

– Не обсуждается! Поверьте, Алекс душка, он сейчас просто не в духе.

Разговор велся еще около часа. Точнее, ее запугивание со стороны Николая и не прекращаемое испепеление взглядом со стороны Алекса.

Все это какой-то бред! Да никто меня заставить не может! Но раз за разом все ее доводы опровергались и втаптывались в грязь. Юрист из нее был хреновый. Точнее вообще никакой. И знакомых юристов у нее не было. Но шестое чувство подсказывало, что так быть не может. Что-то не так, но вот что?


После того, как Алекс умчался из загса, Нике было вручено обручальное кольцо, которое приказали носить не снимая. Тут же по пунктам обсудили договор о передачи денег и как они будут возвращаться. Если договор будет не нарушен, к ней претензии никто не имеет. Разбираться будут с братом лично. В основном в договоре были перечисленные только ее обязательства. Нельзя изменять в течений этого срока. Нельзя никому рассказывать, что брак фиктивен. Там еще очень много было чего «нельзя» делать.

Так как это была суббота, на работу идти не нужно было. Ника бесцельно гуляла по парку пытаясь осознать, что же произошло. Она раз сто порывалась снять кольцо и бросить его в пруд. Но духу не хватило. Домой идти совсем не хотелось. По договору им предстояло жить вместе. Алекс тут же заявил, еще вчера, что у него они жить не будут. И Николай тут же согласился.

Обзор пруда ее заслонила небольшая толпа, в центре которой были жених с невестой. Такие счастливые, довольные. Фотограф все бегал вокруг них и гостей выбирая выгодные ракурсы и позы.

Нде… а у нее никакой свадебной фотографий не предвидеться. Даже лет через пять, когда этот бред закончиться, кто ее в тридцать-пять возьмёт?

«Глупая! Возьму-возьмут! Еще как возьмут!» – уверил в голове голос Арины. Но уверенности больше не стало.

В свою квартиру она прибыла поздно. Вся прихожая была заставленная какими-то коробками. Отлично, а то тут и так место нету.

Она конечно давала дубликат ключа Николаю, но не думала, что переезд состоится так скоро.

Коробки были даже в ее спальне и в кухне. Ника не представляла, что в них и куда это все нужно ставить. Места в квартире было немного. Две небольшие комнатки да кухня.

– Какой же это бред!


Как не странно, на работе скромного золотого ободочка на ее пальце никто не заметил. До обеда никто не беспокоил вопросами и Нике почти удалось забыть, что на этих выходных она вышла замуж, продавшись за весьма большую сумму. Мама и брат не звонили. Оно и ясно, деньги получены, чего уж теперь. Новоявленный «муж» явился за полночь и до утра разбирал коробки. Ника было попробовала предложить помощь, но увидев уничтожающий взгляд со стороны «супруга» передумала. В воскресение его не было весь день. Явился опять ближе к ночи и привез еще кучу шмоток. Ника только тихо присвистнула и заварив себе кофе ушла в спальню. Алекс разместился в гостиной. Уже даже успел перестановку сделать. Нике это не нравилось. Очень. Но молчала. А в понедельник утром, Ника нашла на кухонном столе две пятисот евровые купюры и коротенькую запись: «На расходы». Как учитель, почерк она оценила на троечку. Размашистый и плохо читаемый. Буквы сливались.

Ника решила не привередничать и деньги взяла. Если он еще и мусор начнет выносить, то можно будет сказать, что муж свои обязательство по дому выполняет на ура! Деньги ей были нужны. Учительские зарплаты были довольно средние, да еще и зависели от Гор управы. На оплату счетов хватит, да еще на продукты. Остатки прибережет. Кто его знает, как регулярно Алекс деньги оставлять будет. Да и может удастся на ремонтник небольшой скопить.

Как назло, в момент ее выхода из дома полил дождь. Когда она добралась до работы, то дождик превратился в ливень. Осень вступила в свои права.

К концу дня, когда было пара уходить, в класс зашла уборщетса и как всегда принялась обсуждать очередные новости. Ника слушала в пол уха. Галина Сергеевна была женщиной приятной, другим в душу не лезла. Но поболтать любила. А в лице Ники, она нашла благодарного слушателя. Ника же радовалась хоть какой-то компаний по мимо учеников. В учительскую идти совсем не хотелось, опять выслушивать Катину трескотню про только, что закончившийся медовый месяц и в двух сотый раз узнать все подробности ее свадьбы, не хотелось совершенно.

– Ого, да ты ни как замуж вышла?

Голос Галины Сергеевной у самого уха, заставил Нику вздрогнуть и оторваться от проверки тетрадей.

– Что? А.. ну да, вышла.

– А что так не весело?

Ника мысленно застонала, ну начинается. Хорошо, что она еще вчера отрепетировала достоверную легенду о скоропостижном замужестве и поэтому теперь спокойно и без запинки выложила:

– Да просто еще самой с трудом вериться. Три года уже переписывались, а виделись всего пару раз. И теперь вот наконец-то расписались.

– Он хоть наш, местный?

– Да, конечно.

– Ну хорошо, а то у соседки внучка вышла за араба, так теперь сама не рада…

И Ника минут пять еще проверяла тетради пока старушка вновь не обратилась с вопросом.

– Он ведь не тюрьме это время сидел?

Ника с трудом сохранила невозмутимый вид. Даже удалось изобразить возмущение.

– Ну что вы такое говорите!

– Прости, знаешь, всякое бывает. Ты девушка видная, простая. Голову запудрят и все!

– А он кем работает?

Этого Ника не знала. Поговорить с новоявленным мужем не получилось. Да и Николай не сильно много рассказал о своем «друге».

Ника вдруг схватила свой телефон, глянула на экран и тут же заторопилась собираться.

– Галина Сергеевна, вы извините, мне пора, – и быстро сбежала, пока еще какие-то вопросы не зададут.


Вечером к ней зашла Наташа. Бывшая сокурсница и нынешняя коллега. Подругами они были не очень. Но общались и порой вместе выходили в свет. Нику это устраивало. Так как по душам разговаривать она не любила. А на отвлеченные темы, почему бы и нет.

– Ну ты представляешь, как проводить собрания родителей, когда каждый раз какой-то умный обязательно пример приведет или задачку из интернета. Ну я же математик, почему бы еще пол часа не обсудить этот бред, а то домой-то никто не собирается.

Ника понимающе усмехнулась, подпирая столешницу в кухне. Сама она была географом и порой заменяла учителя по биологии. Ну и конечно же любимой темой родителей было, проверить знания педагога. Особенно возмущались всегда на то, что почему карте Эстоний, страны в которой проживаем все, так много времени уделяем. Одни болота да кусты, что тут изучать?


Алекс еще минут пятнадцать не выходил из машины все наблюдая за окном на третьем этаже. С некоторых пор, окна его квартиры. Мужчина побарабанил пальцами по рулю и недовольно скрежетнул зубами. В окне был четко виден силуэт его «жены». Но по жестам и движениям было видно, что она с кем-то разговаривает. А ему так не хотелось изображать «радужного хозяина» присоединиться к компании и протрепаться весь оставшейся вечер.

В конце концов он наконец-то вышел из машины и поставив ее на сигнализацию поднялся на свой этаж, осторожно отпер дверь и постарался незаметно прошмыгнуть в свою комнату.

Но как назло он был очень голоден, даже пообедать не удалось, а с кухни доносился манящий запах борща.

«Надо же, готовить умеет», – зло процедил он едва слышно.

– А где он у тебя работает-то, что все еще не появляется, или по сменно? – вопрос был задан без особого любопытства, скорее так, для поддержания беседы.

Алексу стало интересно, что же ответит Ника. И что вообще она о нем знает.

– Тебе может чаю еще? – постаралась уйти от ответа девушка и мужчина криво усмехнулся. Ладно!

В прихожий звякнули ключи, брошенные на столик у двери. И через несколько секунд показался неожиданный гость.

Прислонившись к косяку двери, он вымученно улыбнулся.

– Всем привет. Покормишь? – он продолжал слабо улыбаться, но Ника явно прочувствовала его неодобрение по поводу гостьи и внешнего вида хозяйки. На ней была старая растянутая футболка, которая доставала почти до середины бедра и скрывала коротенькие шортики под ней. Ну да, не фотомоделные у меня ножки, Ника отвернулась к шкафу с посудой.

– Да конечно, – она очень постаралась, чтобы ее голос прозвучал приветливо и мягко.

– Ника, а ты говорила, на уголовника похож, – вставила Наташа лукаво улыбаясь.

У девушки чуть тарелка из рук не выпала. Краем глаза она поймала злорадную усмешку мужа и была уверена, если бы взгляды убивали, ее бы тут уже не было.

– Ну сказала. Так я же говорила, что поклонник сериала «Побег». А там уголовники весьма и весьма… – Ника не стала договаривать многозначительно улыбнулась коллеге игнорируя взгляд мужчины.

– Расслабиться она мне не дает, – усмехнулся мужчина и снял пиджак расслабив галстук и расстегнул пару пуговиц на белой рубашке.

– Присоединитесь? – с очаровательной улыбкой обратился он к гостье от чего так слегка зарделась.

Ника поставила тарелку перед ним и уже собралась отойти, когда Алекс поймал ее за руку и заставив наклониться легонько коснулся губами губ.

– Спасибо, зай!

Ника натянуто улыбнулась и все же высвободила руку. Ну ладно, на публику хорошо играет, молодец.

Пока Алекс ел, Наташа не стесняясь выведывала у него информацию, про то, кем работает, чем увлекается. Она настолько увлеклась, что не заметила, как сильнее оперлась о стол наклонившись так, что содержание декольте стало заметно чуть больше дозволенного.

Ника же с интересом наблюдала за тем, как реагировал Алекс. Он был доволен вниманием. Нет, не как кот наевшийся сметаной, а как кот, знающий себе цену. Т.е. он и не ожидал от Наташи другой реакций. При его-то пугающей внешности, обольщал он умело.

Про нее в итоге совсем забыли. Но когда Ника заметила под столом движение ножки Наташи в сторону Алекса, решила свернуть эту милую беседу. В конце концов, еще будет думать, что ей на мужа плевать или начнет по чаще заходить ради встречи с ним. Гостей Ника любила, но только если сама их звала. Так, что пусть лучше где-то на улице, не при ней.

– Может еще чаю, – ласково проворковала она при этом наклонилась к стулу Алекса и обняла его со спины за шею. Даже мазнула губами по его щеке. И хоть за день отросшая щетина кололась, Ника сделала вид, что этого не заметила.

Алекс положил одну ладонь на ее сплетенные руки и чуть повернул голову в ее сторону.

– Э нет, завтра же рано вставать, на работу. Мы с Никой вместе работаем, – добавила Наташа уже вставая, с явным сожалением расставаясь с собеседником.

Алекс, как и полагается, поднялся и проводил гостью до двери.

– А можно будет я позвоню, если мне вдруг понадобиться юридическая консультация? Я не прочь заплатить, – призывно улыбнулась гостья.

Ника чуть не закатила глаза. Ну как можно так явно клеиться к «женатому»? Не ужели совсем ни капли самоуважения? Или это только у нее такой застаревший склад ума?

Пока она раздумывала, Алекс продиктовал номер телефона и продолжая улыбаться закрыл за гостьей дверь. Через секунду он обернулся и оперся спиной о дверь спрятав руки глубоко в карманах брюк.

Взгляд стал уничтожающе-холодным. Ника спокойно выстояла взгляд, правда руки на груди скрестила. Так они созерцали друг друга примерно с минуту.

– Может найдем какой-то компромисс и постараемся ужиться? В конце концов…

– В топку эту фигню! – на самом деле выразился он гораздо грубее, но Ника старалась не обращать на это внимание. – В жопу эти твои попытки «примирения». Мне нафиг не нужны хорошие отношения с тобой или твоими подружками, которые без мужика не могут, даже чужого.

– Да ты же считай свободный! Это мне кучу предписаний поставили. О твоей моногамности речи не было. В конце концов, мы взрослые люди. Зачем ждать пока я не усну, и только тогда заходить в квартиру? Из окна хорошо видно, как ты по долгу в машине сидишь. И красться тоже не нужно. Я не требую с тобой постоянного общения.

– Я не хочу с тобой пересекаться, разговаривать или еще что-то делать! Ты вообще представляешь, какого мне быть мужем какой-то старой девы, которая за собой даже не ухаживает. Педагог твою мать! Мне оно надо с твоими подругами общаться и притворяться, что мы счастливые молодожены?

Он продолжал говорить и идти вслед за Никой, когда та в друг развернулась и ушла в кухню.

Как только он ее настиг, в Алекса полетело содержимое кастрюли с остатками борща. За время болтовни Алекса с Наташей, суп успел остыть, и она не боялась, что мужчина обожаться.

Этого он не ожидал, за то замолчал.

– Не люблю, когда еда пропадает, – грустно констатировала Ника, возвращая кастрюлю на место. Произведенным эффектом она была довольна. Жаль, только придётся кухню потом отмывать.

– Тварь! Я тебя сейчас…

– Что?!

Алекс застыл почти в миллиметре от нее уже сжав руками ее горло.

– Придушишь? Да ради бога! Хоть не придётся твою вечно недовольную рожу терпеть еще хоть один день! На Наташку ты может впечатление и произвел. А мне на тебя плевать. Не хочешь нормально уживаться, отлично! Это ты в моей квартире живешь, а не на оборот. Так что если что не устраивает, вали солнце! Или иди наябедничай дружку своему, глядишь, разжалобишь и он тебя разведет быстренько?!

Все это Ника говорила спокойно, даже с улыбкой. Ядовитой улыбкой и с призрением в глазах. Было ли ей страшно? Ну наверно да, она же живой человек. Но Арина давно научила ее как ставить на место таких кретинов.

Алекс разжал пальцы и отступил на шаг. Они еще несколько минут испепеляли друг друга взглядами.

– Ладно котенок, хочешь со мной по чаще время проводить, устроим! – от него веяло холодом. Ника с трудом удержалась, чтобы не поежиться.

– Напугал, ежа голой задницей, – тихо пробормотала она и стала убирать следы недавнего триумфа.


Неделю. Всю рабочею неделю Ника стойко терпела его презрительные взгляды и постоянно «Дорогая, я дома, что на ужин?». Они без устали обменивались колкостями и ядовитыми репликами в адрес друг друга. На работе было не легче. Ей не раз приходилось себя одергивать при детях, чтобы им не нагрубить. Побывав в гостях, Наташа все доложила всему остальному коллективу и теперь вопросы с подвохом и разные едкие замечания сыпались как из рога изобилия. И что это Ника мужа на людях не показывает? Наверно боится, что уведут. И почему ни одной фотографий ни в соцветиях, ни на столе? И где и, как и почему… а главное, почему в гости не зовет. Ника чувствовала, что еще немного и взорваться к чертовой матери. Все сложнее становилось оставаться безразличной.

Она так надеялась, что Алекса в пятничный вечер не будет. Вдруг все же смоется куда-нибудь? Хоть к любовнице, вдруг успокоиться чуток?

Звонила мама, Ника сбросила. А когда поступило еще пару звонков от незнакомого номера, Ника и вовсе телефон выключила.

Работу на дом она брать не любила и поэтому задержалась на работе исправляя тетради. В итоге тащиться домой с полным пакетом тех самых тетрадей уже не нужно было.

Вечер был красивым, снег ложился большими хлопьями на землю и, хотя было только начало ноября, уже во всю украшались витрины магазинов к предстоящим праздникам в декабре. Ника неспешна брела мимо таких витрин разглядывая задумки дизайнеров и каждый год представляла, как наведет подобною красоту у себя дома. Но дальше эта мысль не развивалась. К праздникам Ника вообще относилась спокойно, а, чтобы ради пару дней все украсить, а потом это опять убирать на год, желания не было.

Становилось все холодней и теплое пальто уже не спасало. Нужно было идти домой. И как назло, окно в кухне светилось и были видны несколько силуэтов присутствующих. Отлично, теперь гостей позвал он. И не одного. Веселое окончание трудовой недели ее ждет.

У нее еще была надежда, что удастся войти тихо и так же незаметно проскользнуть в свою комнату.

Но как только она это сделала и разувшись повесила пальто на вешалку к ней тут же обратился незнакомый голос:

– О здрасте, а мы вас ждем!

«Кто бы сомневался», – Ника вымученно улыбнулась здоровяку в темном свитере и потертых джинсах. Толстяк добродушно улыбался и пригладив пятерней лохматую шевелюру протянул ту же ладонь Нике.

– Роман, чего ты там встал, иди к нам! – позвали толстяка из кухни и не разжимая ладонь он потянул за собой Нику.

«Блин, даже в зеркало глянуть не успела!»

– А вот и Ника! – громко представил ее тот, кого звали Роман и тут же усадил ее между собой и еще каким-то незнакомым мужчиной. Нике стало неуютно. Ее практически зажали в угол, чтобы не сбежала. А напротив восседал ее дражайший «муж» с видом самодовольного кота, он поигрывал со стаканом на столе. Видимо раздумывал, не кинуть ли им в Нику.

Долго раздумывать над этим Нике не дали, мужчины тут же стали представляться. Максимум, что Нике удалось запомнить, это имена. А уж профессий и кем они являлись Алексу, было уже не реально запомнить. Мозг отчаянно требовал отдыха, а тело – теплого душа.

По правую руку от нее сидел Константин, он же Костик. После него Сергей и Томас. Потом Алекс, который молча наблюдал всю эту картинку, после него Геннадий, Эрик и круг замыкался на Роме.

Семеро гномов и одна она овца… хотя там в сказке как-то по-другому было. Но мозг отказывался уточнять, и Ника не напрягала его. Ну ладно, что еще ожидает. Смотрины? Допрос? А может распятие по теме, почему она не годиться быть женой такого замечательного придурка? Интересно, а Николай и правда никому больше о фиктивности брака не рассказывал?

– Лешка ты засранец вообще-то! Мальчишник зажал, свадьбу зажал… хоть бы на регистрацию позвал?! Не по людски вообще-то! – жаловался светловолосый мужчина приятной внешности. Вроде Эрик.

– Да вообще! Ни с невестой не знакомил, ни после как поженились, с женой. Хоть бы на работу привел, дал за себя порадоваться, – подхватил Томас.

– Ну так я сейчас это возмещаю. Любуйтесь и радуйтесь вместе со мной и за меня, – не прекращая усмехаться радужно разрешил «Лешка». Ника гадала, только ей чувствовался подтекст и издевка в данном монологе, или нет? Она так же внимательно вслушивалась в голоса других мужчин. Это все «разыграно» по сценарию, или и правда люди просто пришли порадоваться за друга-коллегу?

Пока все продолжали стыдить ее мужа, Ника оглядела содержание небольшого стола ее кухни. Разные нарезки, хлеб, булка. Вяленное мясо. Бутылки пива и чего по крепче. Ника вдруг поняла, что кроме усталости чувствует еще и дикий голод. Ела она давно. Но взять кусок со стола не решалась. Обидно, но Ника чувствовала себя как воровка в собственной кухне.

– Вам может что-то налить? – опомнился Роман и тут же налил ей какой-то темной жидкости. Ника предположила, что это виски. Поблагодарив мужчину кивком и улыбкой, к стакану она не притронулась. Выпить не хотелось, хотелось есть. И массаж, и горячий душ… кофе… А еще спать, просто нереально сильно хотелось спать.

– … тоже вызывала к себе. Блин, знала бы Дианка моя, какая у сына сногсшибательная учительница английского… – Томас многозначительно ухмыльнулся.

– Вероника, может кофе?

Ника с трудом сфокусировала взгляд на Алексе и просто кивнула. Да, пожалуй, кофе – это дело.

В ожиданий крепкого напитка, Ника стала вслушиваться в разговор и скоро даже смогла вставить пару реплик от себя. И словно это послужило сигналом, ее тут же стали втягивать в разговор, спрашивали, предлагали, шутили и все как-то без издёвок весело и дружелюбно. А возможно у Ники просто не было уже сил что-то там прочувствовать и понять. К большой кружке кофе был порезан еще и кусок купленного кем-то торта. Разговор тут же сменился, все начали вспоминать у кого какой торт на свадьбе был и что там еще подавали. Из всех, только Эрик был неженат.

Ника с наслаждением попивала кофе и закусывала его весьма вкусным и нежным тортом. Она то вливалась в общий разговор, то просто прислушивалась и наблюдала. Она не помнила, когда в последний раз находилась в такой мужской компаний. Может в институте? Когда подруга рядом вырубилась? Но тогда конечно такой обстановки не было. Да и на работе только двое мужчин, трудовик да информатик.

Несколько часов пролетело незаметно. Часов к одиннадцати кто-то вдруг взглянул на часы и тут же все начали собираться. Мужчины без конца хвалили гостеприимность хозяев, и как приятно им было наконец-то познакомиться с Никой. Та лишь устало улыбалась и кивала в ответ. Пару раз Ника заметила, как Томас и Роман о чем-то перешептывались, но по скошенным взглядам было понятно, что речь о ней. И как-то сразу стало неприятно. О чем же таком нельзя было сказать напрямик, а нужно было по-тихому шептать только ему? Хорошее настроение как ветром сдуло. И прежде, чем дверь закрылась за последним гостем, и Алекс успел обернуться к ней, Ника скрылась в ванной. Ей не хотелось опять с ним о чем-то говорить и вновь бросаться неприятными репликами в адрес друг друга. Она устала, слишком устала.


Было холодно и сыро и пахло какой-то тухлятиной, а еще видимо не подалеку валялся труп какой-то животинки.

– Не рыпайся, я тебе сказал, – шипел в ухо обладатель мерзкого голоса. Ника дернулась вопреки приказу и тут же получила мощный удар в челюсть. Как без зубов не осталась, сама не знала. Ее бросили на землю и со всей дурью врезали ногой по ребрам.

– Зараза! Я тебе что сказал? Стой и смотри, а то сейчас на полоски искромсаю!

Ника не слушала, она не могла продохнуть от боли. Из уголка рта сочилась кровь, и девушка тихо молилась, чтобы ей не повредили внутренние органы. Почему-то тупо не хотелось верить, что это конец. Сейчас… сейчас Арина все разрулит, она умела, она знала, как. Все будет хорошо, Ника почти слышала, как подруга ей это твердит. С трудом приподняв голову она не смогла разглядеть, что происходит, все плыло перед глазами. Зато отчетливо слышала брань, всхлипы и звук ударов или чего-то похожего.

– Ника не смотри! – хрипло, едва слышно выдохнула где-то рядом подруга и девушка постаралась разглядеть, что в той стороне происходит, глаза наконец прозрели.

– Сейчас с ней закончим, и тобой займемся, – прошипел в ухо все тот же придурок, что ее избивал. Ком подкатил к горлу, и Ника поняла, что от увиденного ее сейчас вырвет.


Проснулась она от собственного крика… кажется. Или кто-то кричал на нее, бил? Девушка попыталась вырвать руки из тисков обидчика и вырваться из плена пастельного белья, но все никак не получилось. В какой-то момент ее обездвижили, полностью подмяв под себя, Алекс всей тяжестью прижал ее к кровати, зажав запястья в тисках своих пальцев по ее бокам. Взгляд фокусировался очень медленно. Но в скоро, она уловила знакомый запах одеколона. Уже не такой отчетливый, как днем, а скорее, как после душа. Вроде уже не чувствуешь, но запах присутствует.

– А..лекс.. – с трудом проговорила она непонимающе смотря на него. Поняв, что девушка окончательно проснулась, мужчина освободил ее и сел на край кровати. На нем были серые тренировочные штаны, которые он использовал как пижамные. Футболки не было. И в слабом свете от уличных фонарей, что освещали темную комнату за шторами, он казался довольно рельефным. Нет, не как качки из фильмов. А просто человек, который заботиться о своем теле или же занят физической работой. Алекс был юристом, так, что последнее к нему не относилось.

Мужчина поднялся и вышел из комнаты. Ника с трудом перевернулась на бок. Рубашка липла к телу, простыни были влажными и неприятными. Хотелось сходить под душ и сменить постельное белье.

Дрожащей рукой она пригладила волосы и пару раз глубоко вздохнула, приводя дыхание в норму.

– На попей, – он вернулся со стаканом воды и вложил его прямо ей в руку. Заметив, как пальцы дрожат, Алекс накрыл ее пальцы своими и помог выпить из стакана.

– Прости, что разбудила, – еле слышно пробормотала Ника.

– Ничего.

– Который час?

– Пол пятого.

Девушка со стоном откинулась на подушки.

– Что тебе такое сниться по ночам? Приходишь на урок, а у тебя тетради не проверены?

Ника не заметила, как улыбнулась его сухой шутке.

– Если бы. Просто очень нехороший сон… о прошлом.

Она не стала продолжать, да и зачем. Не нужно ему знать, что ей пришлось пережить.

– Расскажешь?

Интересно, он правда хочет знать, или из вежливости интересуется.

– Нет, – Ника отрицательно покачала головой.

– Ладно, уснуть сможешь?

Девушка пожала плечами.

– Если хочешь, иди спать ко мне. Твоя постель вся мокрая. А я все равно уже не усну, посмотрю фильм или новости почитаю по компу.

Переборов желание отказаться, Ника кивнула, и Алекс вышел из комнаты. Поспать ей точно надо, сон уже не повториться, Ника это точно знала. Переодев ночную рубашку, она ушла спать к Алексу в комнату. Минут через десять, когда он вернулся из кухни с кружкой дымящего кофе, Ника уже крепко спала.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Собирая осколки (Вика Лонер) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я