Профессиональный некромант. Мэтр на учебе (Александра Лисина, 2016)

Опасно быть некромантом. Особенно если ты потерял старого друга, а сам оказался в теле подростка, обладающего светлым даром. Но кто сказал, что друга нельзя вернуть, а новое тело не может быть лучше трансформы? Кто угодно, только не я. В отличие от светлых, мэтры не впадают в уныние и не опускают руки, а ищут способы превратить в преимущество даже собственную слабость.

Оглавление

Из серии: Профессиональный некромант

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Профессиональный некромант. Мэтр на учебе (Александра Лисина, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 4

У хорошего некроманта не бывает плохого настроения. Зато он всегда знает, как испортить настроение окружающим.

Мэтр Гираш

– Даже так? – нахмурился Нич, важно восседая на парте. – Сдается мне, нынешний ректор собирается замахнуться на святое.

Я рассеянно кивнул.

Занятие давно закончилось, адепты поспешили отправиться на поиски учебной комнаты, где пройдет следующий урок. Мастер фон Берден тоже удалился, окинув меня напоследок весьма многозначительным взглядом. А я вернулся в кресло и надолго задумался, когда услышал шорох и увидел выбирающегося из неприметной щели гигантского таракана.

Нич, обнаружив мою особу за учительским столом, несказанно обрадовался, заявив, что наткнулся на меня случайно и вообще просто мимо пробегал. Я, конечно, сделал вид, что поверил, и отмахнулся. Он в ответ заинтересовался хмурым выражением моей конопатой физиономии и в свойственной ему манере заметил, что оно совершенно не подходит к форме моих ушей. Пришлось поделиться новостями, и теперь мы хмурились уже вдвоем.

– Судя по всему, ты прав, – наконец вздохнул я, машинально потеребив ученический перстень. – Общая форма, одинаковые колечки, совместное обучение под предлогом отсутствия преподавателей… У меня такое впечатление, что они пытаются объединить темную и светлую половины курса.

– Возможно, не только вашего, – нахохлился таракан, недовольно шевельнув усами. – Просто они начали процесс с мелких, потому что дети не так закоснели в своей ненависти друг к другу. Вот только я не понимаю, зачем им это понадобилось…

– Ты же сам говорил: чтобы возродить Темную гильдию.

– Для этого не нужно пытаться сблизить будущих мэтров и мастеров, – возразил Нич. – Есть методы попроще. А в академии, судя по всему, происходит что-то странное. Раньше адепты практически нигде не пересекались, ни в столовой, ни в купальнях, ни на уроках. Общий сбор проходил всего два раза в год – в первый учебный день и перед заключительным балом. Даже экзамены на факультетах шли раздельно, уж не говоря о проведении занятий. А теперь…

Я покачал головой:

– Это очень большой риск.

– Сам знаю. Однако ректор не по своей инициативе это затеял. На что бы ему сдались проблемы? Получается, что это была команда сверху… Гираш, мне кажется, они пытаются объединить не курсы, а гильдии!

Я поморщился.

– Зачем Совету понадобилось ставить нас на один уровень со светлыми?

– А я разве сказал, что мэтры и мастера будут иметь равные права?

– Тогда все вернется к тому, с чего и началось, – усмехнулся я. – Думаешь, Совету нужна новая война?

– Надеюсь, что нет, – тяжело и как-то по-стариковски вздохнул Нич и тут же сник. – Но и представить, что некроманты позволят себя в чем-то ущемить, я не могу – для этого вы слишком самолюбивы. А стать нам ровней… знаешь, я когда-то мечтал, что этой вражде придет конец. Дети наивны. Что им скажут, тому и готовы поверить. Я полагал, что, если год за годом вкладывать в их головы мысль о том, что можно жить без ненависти, когда-нибудь они перенесут ее во взрослую жизнь. В тот же Совет, руководство академии…

– Что же изменилось? – настороженно поинтересовался я. – Насколько я понимаю, ты передумал?

– Мне пришлось пересмотреть свои взгляды.

– Почему?

Нич снова вздохнул:

– Да потому, что я познакомился с тобой. И понял, что в действительности пропасть, которая нас разделяет, не исчисляется размерами магического резерва и не зависит от особенностей дара или цвета наших мантий.

Я вопросительно приподнял брови:

– А поподробнее можно?

– Что ж, можно и подробнее, – невесело усмехнулся мастер Твишоп. – Но сперва ответь мне на вопрос: что делает настоящего мэтра мэтром?

– Наверное, опыт. Отношение к жизни, специфика работы, особенности дара, хоть вы в это и не верите… ну и характер, конечно.

– А что формирует характер?

– Семья. Детские увлечения. События, которые с нами происходят каждый день, независимо от того, хорошие они или плохие. Каждый эпизод, случившийся в нашей жизни, оставляет свой след в памяти. Память фиксирует этот опыт. А опыт, в свою очередь, позволяет реагировать на новые события, основываясь на том, что происходило с нами или не только с нами раньше.

– Верно, – одобрительно кивнул Нич. – Но дело не только в этом. Как ты знаешь, человек мыслит образами, ассоциациями, которые подчас включают и зрительные, и слуховые, и обонятельные ощущения. И, что гораздо важнее, они окрашены эмоциями. Хорошими или плохими, как ты правильно подметил. Что-то нам нравится, к чему-то мы равнодушны, о чем-то только задумываемся, а что-то терпеть не можем. И это отношение складывается из огромного количества факторов, которые в определенный момент соединились в невероятно сложную мозаику из чувств…

– Мне б чего попроще, учитель, – скромно обронил я, приняв вид нерадивого студента. – Знаю, что вы очень любите эту тему, но у меня скоро занятие…

– Торопыга, – фыркнул Нич, но все-таки перевел свои умозаключения в более удобоваримую форму. – Я всего лишь хотел сказать, что, поскольку большая часть одаренных детей рождается в семьях магов, то их развитие происходит по одному и тому же сценарию. Так же как когда-то растили и воспитывали их отцов, матерей, дедов и бабок… Согласен?

– Традиции, учитель, – послушно кивнул я. – В аристократических семьях они неискоренимы, так что воспитание юных магов до поступления в академию из века в век остается одним и тем же.

– Правильно. Дети, получившие свой дар не по наследству, – явление редкое, поэтому их в расчет можно не брать. Соответственно, мы с тобой говорим о тех, кто составляет большинство в гильдиях и чье воспитание с самого раннего детства было подчинено строгим правилам.

Я снова кивнул и заметил:

– Понятно, что традиции у светлых одни, а у темных – другие, поэтому мы и приходим в академию с уже сформированными, а точнее, с навязанными понятиями о том, как надо жить, как поступать и как относиться к коллегам.

Нич хмыкнул.

– Это как раз к вопросу о внушаемости молодых. Но, как я уже сказал, не все приходят в академию обремененными чужими взглядами. И не все адепты, кому повезло родиться в семьях магов, сохраняют эти убеждения к концу обучения.

– Ну мы же не дураки: развиваемся все-таки, учимся чему-то…

– Именно. Поэтому преподаватели вполне могли бы подтолкнуть вас к правильному пониманию вещей. Но видишь ли, в чем дело… сама ваша профессия накладывает определенный отпечаток. Вы совершенно спокойно возитесь с трупами, экспериментируете с нежитью, приносите в жертву живых и крайне легкомысленно относитесь к мертвым.

Я хмыкнул.

– А как к ним еще относиться? Мертвецы для нас – такой же рабочий материал, как трава для друида. Они или спокойно лежат в земле, или приносят пользу. В крайнем случае из-за неумелого колдовства могут попытаться кому-то навредить. Но хорошему мэтру не составит труда загнать в могилу даже могущественного лича, так что впадать в панику при виде трупа нет никаких причин. То, что нам подконтрольно, неспособно нас напугать, учитель. Вопрос заключается лишь в том, на что именно мы годны.

– Да, – тихо обронил мастер Твишоп, отводя взгляд. – Мэтры не боятся ни жизни, ни смерти. Вам неведом страх перед людьми, потому что самое худшее, что с вами можно сделать, – это причинить боль или убить… но боль-то терпеть вы как раз умеете. Вы с азартом соревнуетесь с ней за право обладания вашим разумом, смеетесь над ее потугами вас ослабить и радуетесь даже крохотной победе. Да и смерть вам не страшна. Вы равнодушно отворачиваетесь, если она проходит мимо, и с пониманием усмехаетесь, когда она протягивает вам костлявую руку. Впрочем, даже ее вы умудряетесь иногда обмануть и вопреки всем законам все-таки находите путь к возрождению.

– Ты тоже его нашел, – возразил я.

– В одиночку у меня бы не хватило духу провести всю необходимую работу по обоснованию теории ЭСЭВ[6]. Сколько подопытных у тебя было?

Я на мгновение задумался.

– Тысячи три… или три с половиной? Точно не помню.

– А я бы запомнил каждую жизнь, что была отдана во благо науки, – еще тише сказал мастер Твишоп. – И каждого человека, который согласился участвовать в этом эксперименте. Думаешь, я смалодушничал? Мы больше созидатели, чем разрушители, Гираш, поэтому и отношение к жизни у нас иное. Его диктует сама наша профессия, методы обучения, понимание тех взаимосвязей, которые существуют между живыми существами… Поверь: уничтожать живое без веской причины не станет ни один светлый. И этим мы разительно отличаемся от вас.

– Да прямо! – пренебрежительно фыркнул я, не сдержавшись. – Можно подумать, мастера не умеют убивать или не проводят экспериментов с живыми!

– Умеем, – кротко согласился Нич. – И проводим, потому что это необходимо. Но одно дело – убить врага, а совсем другое – разрушить чью-то личность. Одно дело – провести опыт на крысе, а другое – использовать для достоверности данных человека. А вы никогда не делали различий между теми, кого собираетесь препарировать.

– В мои лаборатории не попадали невинные, – равнодушно откликнулся я. – Все добровольцы были осуждены и приговорены к смертной казни. Я всего лишь избавил их от мучений. К тому же многие наши заклинания немыслимы без жертвенной крови, а люди, согласись, подходят для этих целей гораздо лучше крыс.

Учитель отвернулся.

– Я просто говорю, что мы слишком разные и поэтому плохо понимаем друг друга. Да и как может понять коршуна петляющий по лесу заяц? Как объяснить дереву, что лань объедает его листья не от желания отомстить за поцарапанную веткой шкуру, а лишь потому, что это – в ее природе?

Я улыбнулся.

– Вы стали разбираться в наших мотивах, учитель. И вы, пожалуй, один из немногих, кто понимает, что война была нам не нужна. Мэтры, при всех своих странностях, практичны и очень трепетно относятся к исследованиям. Колбы, пробирки, склянки, реторты, секционные столы… Для нас именно это – настоящая жизнь. Дайте нам существовать спокойно, обеспечьте материалом, позвольте иметь оснащенные всем необходимым лаборатории, и мы будем тихи и кротки, как овечки… до тех пор, пока нам не сорвут очередной эксперимент. Да, мы тщеславны и самолюбивы, но это тщеславие не касается титулов и золота. Прилюдно посадить в лужу давнего противника – вот это достойно внимания. Доказать ему, что он не прав, – что может быть увлекательнее? Сделать так, чтобы о результатах твоего труда говорили все вокруг, – вот что нас манит. А опускаться до уровня дураков – удел неудачников, учитель. Надеюсь, когда-нибудь и Совет догадается, что не там ищет врагов.

Нич тяжело вздохнул.

– Я пришел к пониманию этого лишь на закате своей жизни. Стоя на пороге смерти, на многие вещи начинаешь смотреть иначе…

– А, брось, – пренебрежительно отмахнулся я. – Ты просто сумел пренебречь замшелыми традициями. Небольшая жертва, если сравнить с тем, сколько неприятностей могло случиться, если бы этого не произошло.

– Ты даже не представляешь, насколько прав, Гираш, – беззвучно шепнул мастер Твишоп. А потом встряхнулся и твердым голосом заключил: – Собственно, только узнав тебя получше, я и решил, что полного взаимопонимания между нашими гильдиями достигнуть не получится.

– Да кому оно нужно, это взаимопонимание?! – совершенно искренне изумился я. – Нам хватит нейтралитета! Вечный мир и всеобщее благолепие – это, знаешь ли, не для нас. Вы – сами по себе, мы – тоже… а большего нам никогда и не требовалось!

У Нича дрогнули усы и едва заметно шевельнулись кончики спрятанных под панцирем крыльев. А когда снаружи послышались чьи-то шаги, он неохотно отвернулся и спрыгнул на пол.

– Потом поговорим, Гираш. Не хочу, чтобы меня увидели.

– В канализационные трубы никто не заглядывает, – тут же отреагировал я, стряхивая нагнанную учителем вялость. – Не самое популярное, надо сказать, в академии место. Но для тебя сойдет.

Таракан замер на середине шага.

– Что? – непонимающе переспросил я, когда он медленно повернулся и прожег меня яростным взглядом. – Зато там тебя точно не увидят.

– Знаешь, нерадивых студентов раньше розгами секли, чтобы не забывали вовремя являться на занятия, – свистящим шепотом заявил Нич, угрожающе щелкнув жвалами. И в этот же самый момент снаружи пронзительно зазвенел колокольчик. – Даже жаль, что эту традицию сейчас отменили.

– Демон! – спохватился я, подскочив на ноги и опрометью кинувшись к выходу. – Я же из-за тебя опять опоздаю!

– Расписание – на первом этаже учебного корпуса, – мстительно бросил таракан. – Смотри не ошибись комнатой.

– А какая мне нужна? – крикнул я, на мгновение обернувшись.

– Не помню, – с достоинством бросил таракан и неторопливо продолжил путь к стене. – Сам говорил: старый я уже, память то и дело подводит.

– Тьфу! – в сердцах сплюнул я, уже выбегая в коридор. – Чтоб она тебя в самый неподходящий момент подвела, старый маразматик! Это ж надо было так меня заболтать, чтобы я забыл о занятиях!


– А кто это у нас там пришел? – вкрадчиво осведомилась миниатюрная, со вкусом одетая магесса, когда я тихонько прокрался в учебную комнату и, понадеявшись, что преподавательница ничего не заметит, уселся за последнюю парту. – Мне показалось или нас все же почтил своим присутствием любезнейший барон Невзун, который настолько уверен в своих знаниях по моему предмету, что самонадеянно пропускает начало занятия?

Я мысленно скривился: ну вот, нарвался. Даже двухсекундное опоздание у Ледяной стервы, как за глаза называли преподавательницу водяной магии, могло стоить мне довольно дорого. Не то чтобы я мало знал, но отыскавшая меня взглядом юная леди была достойна своего прозвища и вполне могла наградить сложнейшим докладом на какую-нибудь неприятную тему.

Собственно, юной она лишь выглядела – на самом деле мастер Лилитана де Ракаш была одной из старейших членов Совета магов. Я помнил ее еще в те годы, когда очаровательная маркиза только-только окончила Академию всеобщей магии и поступила в магистратуру, собираясь после окончания подавать документы на соискание степени архимага.

Надо сказать, леди действительна была весьма привлекательна – длинные белокурые локоны, обрамляющие невинное лицо, которое за прошедшие годы практически не изменилось; синие глаза, в которых мало кто мог разглядеть холодную бездну северного океана; и изящная фигурка, будоражащая чувства не только неопытных адептов, но и умудренных жизнью старцев, уже не раз попадавшихся в коварные женские сети.

Даже я не мог не отметить редкой красоты магессы де Ракаш и по достоинству оценил ее великолепное платье, насыщенный синий цвет которого так дивно оттенял ее светлую кожу. А когда госпожа маркиза грациозно взмахнула изящной ручкой и, не изменившись в лице, отправила в меня шаровую молнию, даже искренне восхитился темпераментом этой леди. И не преминул продемонстрировать свой восторг, проворно согнувшись в три погибели.

– Мое почтение, госпожа преподаватель.

Молния, благополучно пролетев над моей головой, с грохотом врезалась в стену и, опалив ни в чем не повинную штукатурку, погасла, оставив после себя большое черное пятно и легкий запах грозы.

В наступившей тишине я разогнулся и, игнорируя поплывший по классу дымок, с самым невозмутимым видом продолжил:

– Прошу прощения за опоздание – запутался в расписании.

– Неужели оно настолько сложное? – ласково поинтересовалась маркиза, крутя в ладони длинную, похожую на боевую рапиру указку.

– Ну что вы, – вежливо улыбнулся я. – Просто в первый раз нелегко разобраться с чужими именами и фамилиями. Не поверите: некоторые из них такие заковыристые!

Голос леди наполнился ядовитой насмешкой:

– Надеюсь, за время, прошедшее с начала моего занятия, вы все-таки справились с этой непосильной задачей, барон?

– Конечно, – заверил я. – По крайней мере, ваше имя я точно запомнил, леди де Какаш.

– Ракаш! – взвилась как ужаленная леди, мгновенно превратившись из очаровательной учительницы в мегеру. – Мое имя де Ракаш, адепт Невзун! Вам понятно?!

Я непонимающе хлопнул ресницами.

– Конечно. Я так и сказал: Лилитана де Какаш…

– Вы что, глухой?! – прорычала дамочка, оскалив жемчужные зубки.

Класс сдавленно хихикнул, а я радостно закивал, на всякий случай отступив еще на шаг.

– Да. Разве вам еще не сказали?

Неописуемая ярость на лице оскорбленной маркизы плавно сменилась растерянностью, а спустя еще несколько томительных секунд на нем все-таки проступило понимание.

– Мастер фон Берден действительно упоминал, что у вас проблемы со слухом, адепт…

Я с серьезным видом снова кивнул:

– Совершенно верно. Почти не воспринимаю громкие звуки, посторонние шумы и слова, не наполненные смыслом. Трудное детство, знаете ли.

– Наслышана, – сухо бросила магесса, немного успокоившись и, кажется, взяв себя в руки. – Видимо, родной отец обошелся с вами не самым подобающим образом. И это явно сказалось на уровне вашей… подготовленности.

Интеллекта, она имела в виду?

Я покаянно вздохнул:

– Не думаю, что нам стоит ворошить мое темное прошлое. Вы позволите занять место в классе?

– Конечно, – внезапно улыбнулась она улыбкой упырицы. – Милости прошу за мой стол. Вы ведь предпочитаете находиться поближе к преподавателю?

– Благодарю. Мой отец был поклонником вашего таланта и много о вас рассказывал, – проходя мимо, я сделал восхищенное лицо. – У него в кабинете до сих пор висит ваш портрет, написанный, если мне не изменяет память, лет семьдесят или семьдесят пять назад. И должен сказать, что с тех пор вы ничуть не изменились.

С лица леди де Ракаш медленно сбежала фальшивая улыбка. Притихшие адепты втянули головы в плечи. А я, отвесив еще один глубокий поклон… не поймите неправильно: просто неприлично ухмыляться леди прямо в лицо… с комфортом расположился за учительским столом, по-хозяйски отодвинув в сторону какие-то бумаги, освободив себе как можно больше места и с вызывающим грохотом уронив на столешницу пухлую тетрадку.

– Прошу прощения, – повинился я, когда горящий взгляд маркизы сосредоточился на моей конопатой физиономии и наполнился мстительным ожиданием. – Вы можете продолжать урок.

После этого ее скулы побелели от едва сдерживаемого бешенства, а тонкие пальцы сжались в кулачки. Прямо горжусь тем, что у меня получилось с ходу вывести эту милую леди из себя. Но то ли еще будет…

– Что ж, и правда, продолжим, – процедила маркиза, резким движением откинув с лица выбившуюся из сложной прически белокурую прядку. – Но пока мы не вернулись к теме занятия, хочу вам сообщить, барон: наказание за опоздание вы будете отбывать в качестве помощника мастера Гриндера Ворга. Весь сегодняшний вечер. Надеюсь, это вы услышали?

– В лечебном крыле, что ли? – удивился я. – Мастер Гриндер, если я правильно помню, будет вести у нас целительское дело?

– Не только, – загадочно хмыкнула леди де Ракаш, окончательно придя в себя и снова очаровательно улыбнувшись. – Но, думаю, вам у него понравится.

Я пожал плечами, заметив несколько сочувствующих взглядов, а она отвернулась и, перехватив указку поудобнее, томным голосом начала:

– Итак, адепты, что нам известно о водной стихии на сегодняшний день…

Я неохотно раскрыл тетрадь, жалея о грядущих двух часах сплошной скуки, и, взявшись за перо, принялся выводить на белом листе бумаги каракули. Всегда так делаю, когда надо подумать – рисование успокаивает. Поспать мне, конечно, не удастся, но я неплохо подремал на предыдущем уроке. Вполне достаточно для того, чтобы взяться за изучение однокурсников.

Надо же знать, кто есть кто?

Вот, к примеру, начнем с девушек. В классе их шестеро: две светловолосые, одна русая, одна рыженькая и две темные. Из них по какой-то непонятной причине ровно половина носила короткие волосы, а остальные предпочитали длинные лохмы, которые или заплетали в косы, или же оставляли распущенными… видимо, пожадничали на услуги цирюльника и теперь с нетерпением ждали урока по огненной магии, чтобы первый же фаербол бесплатно подправил им прически.

– А ну, встать! – вдруг гаркнула у меня над ухом какая-то сволочь, едва не оглушив.

Я озадаченно поковырял мизинцем в пострадавшем ухе.

Что за демон? Какого рожна вдруг понадобилось так орать?

– Адепт Невзун! – надрывалась маркиза де Ракаш, для верности подойдя поближе и наклонившись над самой моей головой. – Встать, кому велено! Отвечать на вопрос!

Я зевнул, деликатно прикрыв рот ладонью, и снова принялся за каракули. Я глухой, мне можно. На кладбищах упыри порой так воют, так воют… так о чем я? Ах да. Перейдем наконец к парням…

– Вы меня слушаете, адепт Невзун? – неожиданно сменила тактику леди, и я, с сожалением отложив перо, поднял на нее кристально чистый взгляд.

– Разумеется, госпожа Какаш. Я весь внимание.

– Р-р-ракаш! – прошипела она, зло сузив глаза. – Еще одна ошибка, и вам придется написать мое имя на этой доске три тысячи раз подряд, чтобы навсегда его запомнить! Вам понятно?!

– Конечно, – послушно кивнул я. – Простите, оговорился.

– Вы слышали мой вопрос?!

– Разумеется, – удивленно отозвался я. – Вы спросили, слушаю ли я вас. И я ответил…

– Повторите последний отрывок из лекции! – не сдержавшись, рявкнула леди, от избытка чувств так треснув указкой по столу, что от нее отлетела длинная щепка.

Проводив щепку глазами, я пожал плечами и покорно пробормотал:

– «В отличие от огня, который предназначен в первую очередь для боевых целей, магия воды обладает как пассивным, так и активным потенциалом, поэтому может использоваться для построения и атакующих, и защитных заклинаний в равной степени… Так, кажется, меня не все слушают? Сейчас проверим уровень знаний отдельных личностей, применив для этого мой любимый метод…»

– Достаточно! – резко отвернулась маркиза, хлестнув по воздуху длинными локонами. И в тот же миг в коридоре протрезвонил, вонзившись в мозг острой иглой, проклятый колокольчик. – Все свободны!

Я огорченно вздохнул (эх, а ведь я только решил, что урок перестает быть скучным!) и вместе со всеми начал собираться.

– Не забудьте посетить мастера Ворга, Невзун! – ледяным тоном напомнила маркиза, когда я поднялся из-за стола.

– Как такое можно забыть! Мое первое наказание, всю жизнь о нем мечтал!

– Свободен, Невзун! – обессиленно рявкнула леди, приложив кончики пальцев к вискам и прикрыв глаза, чтобы не видеть выражения лиц уходящих адептов. – К следующему занятию принесете мне подробный отчет о своей работе! В двух экземплярах!

Я учтиво поклонился.

– Я приложу все усилия для того, чтобы отчет получился как можно более подробным. Отец всегда говорил, что у меня есть талант писателя. Правда, я еще и рисую, потому что в картинках легче выразить свою мысль, но оформление в словах, по его мнению, получается у меня гораздо лу…

– Во-о-он! – наконец прорвало маркизу на истеричный вопль.

– Как прикажете, – ухмыльнулся я и быстро вышел из аудитории, мысленно потирая руки и точно зная, что именно она получит в требуемом отчете.

Оглавление

Из серии: Профессиональный некромант

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Профессиональный некромант. Мэтр на учебе (Александра Лисина, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я