Багровый берег

Линкольн Чайлд, 2015

Специальный агент ФБР Алоизий Пендергаст нехотя соглашается рас-следовать дело о похищении коллекции редких вин и… обнаруживает в погребе нишу с кандалами, а при тщательном осмотре – крохотную человеческую кость. Здесь когда-то заживо замуровали человека. Ограбление явно было инсценировано, чтобы вынести отсюда останки: кто-то очень хочет скрыть следы преступления, совершенного очень давно – судя по радио-углеродному анализу кости, в 1880-х. Зачем? Пендергасту удается выяснить, что в те же годы у местных берегов странным образом исчез пароход вместе с пассажирами, экипажем и грузом, в том числе особо ценным. Не было найдено ни обломков, ни трупов… если не считать труп приезжего историка, который как раз изучал историю исчезнувшего судна. Убийца вырезал на мертвом теле таинственные символы… События прошлого и настоящего сплетаются в тугой узел, и по мере расследования агент понимает, что тут не обошлось без вмешательства неких темных сил. Впервые на русском языке!

Оглавление

Из серии: Пендергаст

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Багровый берег предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

2

Douglas Preston and Lincoln Child

CRIMSON SHORE

Copyright © 2015 by Splendide Mendax, Inc. and Lincoln Child

This edition published by arrangement with Grand Central Publishing, New York, New York, USA

All rights reserved

Серия «Звезды мирового детектива»

© Г. А. Крылов, перевод, 2019

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2019

Издательство АЗБУКА®

* * *

Линкольн Чайлд посвящает эту книгу дочери Веронике

Дуглас Престон посвящает эту книгу Эду и Дарии Уайт

1

Когда раздался звонок в дверь, Констанс Грин перестала играть на фламандском клавесине, и в библиотеке воцарилась напряженная тишина. Констанс посмотрела на специального агента Алоизия К. Л. Пендергаста, который сидел у гаснущего огня в тонких белых перчатках и почти бесшумно листал иллюминированную рукопись, позабыв о наполовину пустом бокале амонтильядо на приставном столике. Молодая женщина припомнила последний раз, когда кто-то позвонил в дверь по адресу Риверсайд-драйв, 891, — чрезвычайно редкое событие в особняке Пендергаста. Воспоминания о том жутком моменте теперь повисли в воздухе, как миазмы.

Появился Проктор, шофер, телохранитель и доверенное лицо специального агента по всем вопросам.

— Открыть дверь, мистер Пендергаст?

— Пожалуйста. Только не впускайте. Узнайте имя и по какому вопросу и сообщите мне.

Три минуты спустя Проктор вернулся:

— Этого человека зовут Персиваль Лейк, он хочет нанять вас для частного расследования.

Пендергаст поднял ладонь, собираясь сразу же закрыть эту тему. Но что-то его остановило.

— Он не упомянул о характере преступления?

— Он отказался сообщать какие-либо подробности.

Пендергаст погрузился в размышления, слегка постукивая тонкими пальцами по позолоченному корешку рукописи.

— Персиваль Лейк… Знакомое имя. Констанс, будь добра, найди его на… Как там называется этот портал?.. Его еще назвали в честь астрономического числа.

— Гугл?[1]

— Да-да. Погугли это имя, пожалуйста.

Констанс оторвала пальцы от желтоватых клавиш слоновой кости, встала из-за инструмента, открыла маленький шкафчик и выдвинула оттуда столик с ноутбуком. Несколько секунд она стучала по клавиатуре.

— Есть скульптор с таким именем, создает монументальные работы в граните.

— Я так и подумал. — Пендергаст стянул с рук перчатки и положил их рядом с собой. — Пригласите его.

Как только Проктор вышел, Констанс повернулась к своему опекуну, нахмурившись:

— Неужели наши финансы в таком плачевном состоянии, что ты решил подзаработать?

— Нет, конечно. Однако работы этого человека, хотя и довольно старомодные, сильно впечатляют. Насколько я помню, его фигуры появляются из камня так же, как «Пробуждающийся раб» Микеланджело. Самое малое, что я могу сделать, — это принять Лейка.

Вскоре Проктор вернулся. В дверях за ним стоял человек поразительной наружности, с огромной копной седых волос. Ему было шестьдесят пять, но, кроме волос, ничто не говорило о его возрасте; он был около шести с половиной футов ростом, стройного атлетического телосложения, с красивым, резко очерченным загорелым лицом, одетый в накрахмаленную белую рубашку, коричневые слаксы и голубой блейзер. Он излучал здоровье и энергию. Руки у него были мощные.

— Инспектор Пендергаст?

Он с протянутой рукой широкими шагами подошел к специальному агенту, охватил его бледную ладонь своей гигантской лапой и встряхнул так, что чуть не опрокинул херес Пендергаста.

«Инспектор?» Констанс поморщилась. Похоже, ее опекун действительно будет «сильно впечатлен».

— Прошу вас, садитесь, мистер Лейк, — сказал Пендергаст.

— Спасибо! — Лейк сел, положил ногу на ногу и откинулся на спинку кресла.

— Могу ли я предложить вам что-нибудь выпить? Херес?

— Пожалуй, не откажусь.

Проктор молча наполнил для гостя маленький бокал и поставил рядом с его локтем. Скульптор сделал глоток.

— Прекрасное вино, благодарю вас. И спасибо, что согласились меня принять.

Пендергаст наклонил голову:

— Прежде чем вы поведаете мне свою историю, я обязан сказать, что не могу претендовать на звание «инспектор». Это британское звание. Я всего лишь специальный агент ФБР.

— Видимо, я начитался детективов. — Гость заерзал на стуле. — Позвольте, я перейду прямо к делу. Я живу в Эксмуте — это небольшой прибрежный городок на севере Массачусетса. Тихое место вдали от туристских маршрутов, да и летние отпускники его почти не знают. Лет тридцать назад мы с женой купили старый маяк и дом смотрителя маяка на Уолден-Пойнт, с тех пор я там и живу. Место для моей работы оказалось идеальное. Я всегда ценил хорошие вина — только красные, белые меня не интересуют, — и подвал старого дома служил превосходным хранилищем для моей довольно большой коллекции. Мой погреб весьма глубок, у него каменные стены и пол, температура что зимой, что летом — тринадцать градусов. Короче говоря, несколько недель назад я уехал на долгий уик-энд в Бостон. А вернувшись, обнаружил, что заднее окно разбито. В доме все цело, но, когда я спустился в подвал, оказалось, что он пуст. Моя коллекция вин исчезла!

— Какая ужасная потеря.

Констанс показалось, что она расслышала в голосе Пендергаста едва заметную нотку веселого пренебрежения.

— Скажите мне, мистер Лейк, вы все еще женаты?

— Моя жена умерла несколько лет назад. И теперь у меня… подруга, она живет со мной.

— И во время уик-энда, когда похитили вашу коллекцию, она была с вами?

— Да.

— Расскажите мне о ваших винах.

— С чего начать? У меня хронологическая коллекция «Шато Леовиль Пуаферре», начиная с тысяча девятьсот пятьдесят пятого года, а также отличные коллекции всех удачных лет «Шато Латур», «Пишон-Лонжевиль», «Петрюс», «Дюфор-Вивьен», «Лакомб», «Малеско-Сент-Экзюпери», «Шато Пальмер», «Тальбо»…

Пендергаст остановил этот поток, подняв руку.

— Извините, — сказал Лейк, сконфуженно улыбаясь. — Когда речь заходит о винах, меня заносит.

— Только французские бордо?

— Нет. С недавнего времени я стал собирать и некоторые превосходные итальянские вина, в основном «Брунелло», «Амароне» и «Бароло». Все исчезло.

— Вы обращались в полицию?

— Шеф Эксмутской полиции гроша ломаного не стоит. Настоящий осел. Выходец из Бостона. Он предпринимает какие-то действия, но не относится к этому серьезно, это ясно. Полагаю, он был бы больше озабочен, будь у меня коллекция пива «Бад лайт». Мне нужен специалист, который нашел бы украденное вино, прежде чем его распродадут или, упаси бог, выпьют.

Пендергаст медленно кивнул:

— А почему вы пришли ко мне?

— Я читал книги о вашей работе. Те, что написаны Смитбеком. Уильямом Смитбеком, кажется.

Немного помолчав, Пендергаст ответил:

— Боюсь, что в этих книгах сильно искажены факты. Так или иначе, вы должны были понять, что я занимаюсь социальными девиациями, а не похищенным вином. Сожалею, но ничем более помочь не могу.

— Я очень на вас надеялся, ведь из этих книг я понял, что вы в некотором роде тоже знаток вин. — Лейк чуть подался вперед в кресле. — Агент Пендергаст, я в отчаянии. Мы с женой провели несчетное количество часов, собирая нашу коллекцию. Каждая бутылка — воспоминание, история, особенно о моих чудесных годах с нею. У меня такое чувство, что она умерла еще раз. Я щедро оплачу ваш труд.

— Мне действительно очень жаль, но я ничем не могу вам помочь в этом деле. Мистер Проктор вас проводит.

Скульптор встал.

— Что ж, я понимал, что у меня мало шансов. Спасибо, что выслушали. — Его встревоженное лицо слегка смягчилось. — Могу только благодарить Господа, что они не заметили «О-Бракиланж»!

В комнате повисла тишина.

— «Шато О-Бракиланж»? — спросил Пендергаст еле слышно.

— Именно так. Полный ящик тысяча девятьсот четвертого года. Моя драгоценность. Он стоял в стороне, в углу подвала, в оригинальном деревянном ящике. Эти чертовы идиоты не заметили его.

Проктор открыл дверь в библиотеку, ожидая, когда гость выйдет.

— Как вам удалось найти целый ящик девятьсот четвертого года? Я думал, оно давно все раскуплено.

— И все остальные тоже так думали. Но я всегда слежу, не появляются ли коллекционные вина на продажу, в особенности когда владелец умирает, а его наследники хотят обратить вино в деньги. Мы с женой нашли этот ящик в старинной коллекции вин в Новом Орлеане.

Пендергаст вскинул брови:

— В Новом Орлеане?

— Купили у старинной французской семьи со средствами, переживающей трудные времена.

Констанс заметила промелькнувшее на лице Пендергаста раздражение… или то была досада?

Лейк направился было к открытой двери, но тут специальный агент поднялся с кресла.

— Мистер Лейк, я передумал. Я возьмусь за ваше маленькое дельце.

— Правда? — Лейк повернулся к нему, расплываясь в улыбке. — Замечательно! Как я уже сказал, какую бы цену вы ни назначили, буду рад…

— Цена простая: бутылка «О-Бракиланж».

Лейк заколебался:

— Я рассчитывал на финансовое возмещение.

— Моя цена — бутылка.

— Но вскрывать ящик… — Скульптор смолк, и в комнате воцарилось молчание. Наконец Лейк улыбнулся. — А впрочем, почему бы и нет? Вы явно не испытываете нужды в деньгах. Я буду рад получить вашу помощь. Вы можете сами вскрыть этот ящик!

Переполненный эмоциями от собственной щедрости, Лейк снова протянул руку.

Пендергаст пожал ее:

— Мистер Лейк, пожалуйста, оставьте ваш адрес и контактную информацию Проктору. Я завтра же приеду в Эксмут.

— Жду вас с нетерпением. Я ни к чему в подвале не прикасался. Оставил все как было. Конечно, там побывала полиция, но они почти ничего не сделали, кроме нескольких снимков на сотовый, можете себе представить?

— Было бы замечательно, если бы вы нашли предлог не пускать их туда, если они снова появятся.

— Снова появятся? Это вряд ли.

Лейк ушел в сопровождении Проктора. Констанс повернулась к Пендергасту. Он ответил ей веселым взглядом, его серебристые глаза блеснули.

— Можно поинтересоваться, что ты делаешь? — спросила она.

— Берусь за частное расследование.

— Расследование кражи вина?

— Моя дорогая Констанс, в последние несколько месяцев в Нью-Йорке, к моему величайшему прискорбию, не случалось серийных убийств. Моя тарелка, как говорится, пуста. И мне предоставляется идеальная возможность отдохнуть неделю-другую в очаровательном прибрежном городке, да еще не в сезон, занимаясь таким сладким делом, что пальчики оближешь. Я уже не говорю о приятном заказчике.

— Хвастливость и самовозвеличивание — вот более точная его характеристика.

— Ты мизантроп еще почище меня. А я вполне могу после недавних событий подышать освежающим осенним воздухом.

Констанс незаметно посмотрела на него. Пендергаст был прав: после испытаний, выпавших на его долю этим летом, любая перемена пошла бы ему на пользу.

— Но бутылка вина в качестве вознаграждения? В следующий раз ты предложишь свои услуги в обмен на гамбургер из «Шейк-Шак».

— Навряд ли. Это вино и есть причина, единственная причина, по которой я принял его предложение. В девятнадцатом веке фирма «Шато О-Бракиланж» производила лучшие вина во Франции. Их неподражаемый кларет изготавливался только на основе урожая с одного виноградника площадью около двух акров, засаженного такими сортами, как каберне совиньон, каберне франк и мерло. Виноградник располагался на холме близ Фронсака. К несчастью, за этот холм шли беспощадные бои во время Первой мировой, там применялся горчичный газ, и землю отравили навсегда, а шато сровняли с землей. Известно, что осталось всего две дюжины бутылок разных урожаев этого шато. Но ни одной — великого урожая тысяча девятьсот четвертого года. Считалось, что их попросту больше не существует. Поразительно, что у этого человека имеется целый ящик этого вина. Ты видела, как неохотно он согласился расстаться даже с одной бутылкой?

Констанс пожала плечами:

— Надеюсь, тебе понравятся эти каникулы.

— Я не сомневаюсь, что мы оба прекрасно проведем время.

— Мы оба? Ты хочешь, чтобы я поехала с тобой? — Ее лицо обдало жаром.

— Конечно. Я думаю, ты готова для таких каникул вдали от привычной обстановки. Более того, я настаиваю. Тебе нужно отдохнуть не меньше, чем мне. И, кроме того, я буду рад возможности на какое-то время забыть о письмах от администрации Ботанического сада, а ты разве нет?

2

Оглавление

Из серии: Пендергаст

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Багровый берег предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Гугл — поисковая система, в названии которой использовано понятие Googol: число, в десятичной системе счисления изображаемое единицей со 100 нулями.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я