Кодекс самурая. Запретная книга Силы (Лао Лиань, 1896)

Сила сама по себе ни плохо, ни хорошо, важно для каких целей она используется. Так говорится в восточных легендах о мастерстве, силе и деяниях Мастеров. Из них нередко вырастают традиции боевых искусств, живущих потом столетиями. Лао Лиань – легендарный японский Мастер, бывший разбойник из семьи Араши, пять человек которой сражались с сотнями бойцов и приняв смерть не стали побежденными. Мы расскажем вам легенды, захватывающие дух, и откроем тайны древнего японского Мастер Лао Лианя. Кроме того, каждый читатель получит дары от самого Лао Лианя. Ставшего – чудесный комплекс упражнений, дающих воину Силу. Тем же, кто разыскивал его, дабы обрести мастерство воина, Лао Лиань говорил: «Иногда в жизни надобно долго ожидать. Мгновение сидеть в покое и тишине, слушая нежное пение травы. Доверьтесь мне».

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Кодекс самурая. Запретная книга Силы (Лао Лиань, 1896) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Легенда о сожжении книги

Сожжение запретной книги силы


Это было в 11 году эры Энриаку[1] в городе Нагаока, во дворце императора Камму.

Местом сожжения книги избрали восточную часть дворца, большое, снаружи светлое, а изнутри мрачное деревянное строение. С юго-восточной части путь преграждал к нему пруд, и добраться до дворцового здания можно было только по узкому деревянному мостику. Строение это, как и остальное все здесь, создано было в последние годы, и от балок еще исходил приторно-сладкий запах смолы.

Решение по поводу особого приема в день этот было принято быстро, без обычных длительных и скучных процедур, принятых меж придворными чиновниками. Даже император уступил без возражений желанию своих омиоодши, придворных астрологов и магов. Любое промедление, так утверждали сии ученые мужи, являло собой риск безответственности и для двора, и для заново возведенной столицы, и для империи всей. Посему император, силы которого подточила болезнь, а события последних лет вселили неуверенность в душу, лишь кивал головой и дозволил магам провести желанную церемонию.

Зловещая пустота царила внутри просторного сооружения. Не было здесь никаких покоев, одна только небольшая ниша, в которой мог укрыться император. Стены обтянуты были белой бумагой, потолки высоки, и сейчас, в пору зимнюю, ледяной холод властвовал над пространством. В империи Ниппон не сыскать было ни одного-единственного здания, даже в дворцовых пределах, что могло бы защитить от этого холода и преградить дорогу ветрам. Крестьяне в их грязных домах, больше на норы походивших, были, возможно, куда лучше укрыты от морозов. Мир двора же был в полной власти природы и сменявших друг друга времен года. Летом было столь жарко и душно, что часами напролет должны были звучать звенящие струны бива и подобный ветерку шум бамбуковых флейт, чтобы даровать хоть немного прохлады. Весной аромат цветущих трав проникал в залы дворца, а пению птиц тонкие стены не были серьезной преградой, и оно сопровождало даже самые торжественные церемонии и серьезные переговоры. Осенью на балконы падали золотые и пурпурные листья.

Боги этой земли не желали обитать на далеких небесах, они жили на природе, в скалах, деревьях и водопадах, и подобно им вели себя люди родов знатных. Знать Ниппона восторженно принимала падение каждого листа, треск цикад, дуновение ветра. Люди на мгновение погружались в глубины собственного существа, задумываясь над принципами Становления и Умирания, создавая стихи, которые смогли бы навеки запечатлеть эти мгновения познания.

Лишь два чиновника сопровождали императора этим морозным утром. На императоре были широкие светлые одежды. Короной ему служила высокая шляпа из черного шелка. Лишь высотой и отличалась она от головных уборов всех остальных присутствующих. На ногах у всех были толстые белые носки.

Один из трех мужей нес пред собой книгу. Из коричневатой бумаги, без твердого переплета, как обычно было для других книг. Не была она ни особо толстой, ни особо тяжелой.

– Она кажется совсем новой, – заметил император.

– Воистину, – ответил тот, кто нес книгу. – Она была записана лишь в последние годы.

Что-то волновало придворного мага, и это было вовсе не смущение пред высочайшим властителем империи.

– И что же именно делает эту книгу такой опасной? – голос императора звучал устало.

– Это – Книга Заблуждений, великий микадо. – Омиоодши закашлялся, кинул взгляд на других магов, вновь опустил голову и дополнил высказывание свое: – Нет, это – Книга не заблуждений, а Обмана. Исполнена она новых знаний и мудрости. Но знания эти – лишь ложное измышление. Нас, а мы знаем истинное учение, именует она только обманщиками. И если попадет она в руки наших незрелых духом учеников, тогда… – И в ужасе развел руками говоривший.

– Я понимаю. Все ли омиоодши разделяют мнение, что книгу эту надлежит уничтожить?

Один вслед за другим склонили головы маги в немом согласии.

– Но ведь не станете же вы сжигать ее в этом зале! – неуверенно проговорил император. В руке держал он черный веер, который раскрывал лишь затем, чтобы закрыть уже в следующее мгновение.

– С вашего милостивого дозволения, микадо, именно здесь проделаем мы это.

Император встрепенулся:

– Что? Огонь в этих стенах?

Еще ниже склонился говоривший с императором омиоодши, касаясь лбом своим пола. Было на нем фиолетовое каригину[2].

– Это будет не совсем обычный огонь, – пояснил маг. – Мы используем огонь, чьей эссенцией внутренней является вода. Это лишь уничтожит книгу, но не сможет причинить вреда дереву этого зала.

Омиоодши достал маленький пакетик. Бесцветный порошок посыпался на ладонь мага.

– И этот порошок может сжечь книгу? – с сомнением спросил император.

– Так оно и есть, микадо. Ибо мы прикажем ему это. Естественно, он может превратиться в воду. Но и огонь является тем путем, по которому может идти он. Если для сего открыть этому порошку врата.

Омиоодши раскрыл книгу посередине. Страницы ее были столь густо испещрены большими черными иероглифами, что почти и не видно было бумаги.

Тут омиоодши высыпал все содержимое пакета в складки меж страницами книги. Закрыл книгу и средним пальцем правой руки нарисовал незримый знак.

В первые мгновения ничего не происходило.

– А кто написал книгу эту? – пожелал внезапно узнать император.

Но в тот же момент вспыхнуло над книгой пламя огнем, какого еще никогда не видал микадо. Это был голубой огонь, не рождающий света и тепла не дающий. Он горел над книгой, но она вся сгорела в нем. Бумага съежилась, скрутилась, испарилась, страница за страницей. И при этом не исходило от сгорающего предмета никакого дыма.

Потом погас огонь.

На шелковом платке, которому не было причинено никакого вреда, не осталось от книги и следа. Лишь несколько комочков, похожих видом на пепел.

– Пепел? – спросил император, чью безучастность как рукой сняло. Поразила его игра огня, любопытством сияли глаза микадо.

– Это иная консистенция пепла, микадо.

– Я не понимаю в подобных вещах.

– Зато вы понимаете в управлении империей, микадо, – польстил повелителю омиоодши.

Омиоодши вернулись в свои рабочие покои.

Маг в сером каригину покачивал головой недовольно:

– И почему не достаточно было того, дабы просто запретить книгу?

– Ибо учеников тот запрет лишь сделает еще более любопытными, а вместе с ними и толпы иного люда. То же, что не существует, никто не примется разыскивать. Император должен был видеть, как мы уничтожаем книгу. Какая жалость, что привел он столь мало чиновников своих, – ответил омиоодши в фиолетовом каригину.

Третий из магов достал металлическую чашу, в которой горели маленькие угольки, подобные драгоценным камням цвета мандарина.

– Тебе ведь нужен жар, не правда ли?

Его одеяние было коричневого цвета – каригину ученых мужей различались цветом.

Придворные маги бросили в горящие угли остатки пепла.

Сколь быстро «сгорела» книга, столь же мгновенным оказалось и ее обратное возвращение к первоначальной форме. Омиоодши в фиолетовом одеянии протянул книгу магу в сером:

– Эта книга есть величайшая опасность, какая угрожала когда-либо нашей империи. И вы все знаете, отчего это так…

Маги кивнули. Серый спросил:

– Что произойдет с твоим… с тем, кто написал ее?

– Этот человек должен умереть, – глухо ответствовал маг в фиолетовом одеянии.

– Нет. Нет, успокойтесь же духом! – вмешался маг в коричневом каригину. – Мы не запятнаем кровью руки наши. Нет в том нужды. Есть много иных действенных методов.

– Каких же?

Маг в коричневом одеянии улыбался.

– Все они записаны в этой книге.

И учил мастер Араши своих учеников

И говорил великий мастер Араши Лао Лиань тем, кто искал его ради мудрости Силы и Пути Воина:

– Ты думаешь, что есть истинная сила человека? Бодрость тела? Значит, не в состоянии ты еще видеть. Ибо истинная сила человека включает как ума силу, так и силу тела.

Вот расскажу я тебе о древней немощной старухе, у которой загорелся дом. Думаешь, что сделала она, когда увидела, что пламя уже охватывает ее жилище? Когда увидела она это, то схватила огромный сундук, наполненный ценными ее пожитками, и вынесла его из горящего дома. Погасили огонь соседи, и решила старуха вернуть сундук обратно. Но как ни силилась она поднять его, так и не сдвинула сундук с места.

Ты подумай и о том, отчего столь малое количество людей упражняется в слиянии ума и тела? Не знаешь? Ибо не в состоянии ты еще знать. Да потому столь малое количество посвятило себя подобному делу, что находится подобное слияние за пределами наших привычных возможностей. Ум не имеет ни цвета, ни формы, ни границ. Тело же наше к конечной субстанции, зримой относится. Мы нагружаем тело свое заботами и проблемами, а они и закрывают от нас путь возможностей слияния ума и тела.

Сложности во всем мы видим оттого лишь, что люди упорно сохраняют об уме и теле представление как о чем-то противоположном. И ты тоже думаешь так. Однако и тело твое, и ум берут свое начало от жизненной силы Мироздания. А потому они едины. Так отчего же ты боишься объединить то, что в основе своей уже является единым целым?

Молчали приходящие к Лао Лианю, а Великий Мастер Араши продолжал:

– Когда Разум Мироздания присутствует в нас, он знает, как ему вести себя, что бы ни случилось внезапно. Когда видит человек огонь, ум его ведает, как использовать огонь. Когда находит человек воду, именно ум подскажет ему, для чего пригодится она. Пока едины мы с умом, как бы ни сложна была жизнь наша, мы будем вести себя как подобает.

Закон этот управляет Мирозданием и духовно, и физически. Закон этот раскрывает нам глаза на великое, успешное, на продвижение и на упорство в этом продвижении по пути Силы, по пути Воина.

Хочешь стать непобедимым и сильным, живи тогда по закону четырех добродетелей. Будь человеколюбив и справедлив, будь правилен и мудр. Все остальные законы придумали микадо.

Так учил великий мастер Араши Лао Лиань тех, кто приходил к нему в поисках мудрости Силы.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Кодекс самурая. Запретная книга Силы (Лао Лиань, 1896) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я