Лекарственные растения. Использование в народной медицине и в быту
Леонид Пастушенков, 2012

В основу книги положены многолетние исследования и наблюдения известного советского и российского фармаколога, доктора медицинских наук, профессора Л. В. Пастушенкова и его сыновей фармаколога Пастушенкова А. Л. и иммунолога Пастушенкова В. Л. Приведены сведения более чем о 250 лекарственных растениях, целесообразность применения которых в медицинских целях проверена не только временем, но и клиническими наблюдениями или экспериментальными исследованиями. Даны ботанические описания растений, приведены ареалы их произрастания, указан химический состав, определены лечебные и хозяйственные показания для их применения. Даны указания по сбору, сушке и хранению лекарственных растений. Приведены составы и способы приготовления лекарственных сборов и настоев при лечении и профилактике более 450 различных заболеваний. Пятое издание книги дополнено сведениями о новых лекарственных растениях, сборах и препаратах.

Оглавление

© Пастушенков Л. В., Пастушенков А. Л., Пастушенков В. Л., 2012

© Оформление, издательство «БХВ-Петербург», 2012

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Вспоминая отца

Прошло более 7 лет после смерти отца… На Западе существует известное выражение «человек, сделавший себя». Это в том числе сказано и о нем. Но писать о близких всегда сложно, поэтому воспользуюсь воспоминаниями его учеников и коллег (выделено курсивом), которые были выпущены к его юбилею, снабдив их своими дополнениями. Особо хочу отметить и поблагодарить за воспоминания Храмова В. Г.

«Пастушенков Леонид Васильевич родился 30 марта 1928 года в деревне Азаровка Починковского района Смоленской области. Детей в семье было трое: Иван, Александр и Леонид. Отец умер рано от крупозной пневмонии, когда Лене было всего 3 года, и на долю матери выпало воспитание трех сыновей. Она была безграмотной женщиной, и воспитание сыновей было простое, без каких-либо излишеств. В свои небольшие 12 лет Леня после занятий в школе работал в колхозе. Быт семьи был скудным. Одежда была старая, сильно изношенная, ноги почти всегда без обуви — босые. Иногда не хватало даже хлеба. На дневной рацион питания обычно готовились два блюда: на первое — картофельный суп, а на второе — щи. По праздникам в качестве деликатеса добавлялся кисель. Трудно представить, что тогда это было лакомством. С первого класса у Лени проявились прилежные задатки к учебным предметам. В школе он учился играючи, любил познавать все новое, проявлял интерес ко всему, что преподавали. Семилетку юноша закончил с отличием. Несмотря на довоенные и послевоенные годы, жизнь в деревне дала ему многое, научила всегда добросовестно трудиться. Хочется подчеркнуть, что Леонид Васильевич всегда уважал человека, чувствовал его, помогал, чем мог,никогда не отказывал ему в помощи. Если видел, что его старания не напрасны, был безгранично рад своим заслугам в этом».

Леонид Васильевич Пастушенков (г. Ульяновск, лето 1992 г.)

Отец был третьим ребенком в крестьянской семье. Родился он на престольный праздник «Алексея-тёплого», приходящийся на самый конец марта. Отец любил повторять: «Я Алексей — человек тёплый». Но дед наш, Пастушенков (именно так говорят на Смоленщине) Василий, по тогдашней традиции «записал» ребенка Леонидом, да еще и на 1 апреля. В тайне от него, коммуниста, прабабка окрестила ребенка Алексеем, но по паспорту он так и остался Леонидом. Как выглядел наш рано умерший дед, и осталась ли родня по его линии, нам неизвестно, но вот спустя годы «кровь» его пробилась и к нам. Рассказывают, что когда бабке нашей Акулине, матери отца, привезли нашего двоюродного брата рыжего и тощего, в тот момент, она завыла и запричитала в голос: «Васенька, ты мой Васенька, пришел-таки» и стала жарко целовать внука-малютку. Семья Акулины, с тремя детьми да при отсутствии мужа, жила сложно. Питание было скудным, об обуви и речи не было. Но однажды отец сказал достаточно «крамольную» по советским временам фразу: «Первый раз мы наелись вдоволь при немцах». И еще одно воспоминание об отце военной поры тоже засело мне в голову. Он говорил в начале 90-х годов: «Земельную реформу немцы провели очень просто. Приехал офицер, через старосту сообщил, что можно брать земли кто сколько обработает. Затем и уехал». Вспоминал отец про построенную в эту пору оккупации баню, про их лошадь Аиста. Раненую скотину нашли на окраине деревни в пору отступления наших войск в 1941 году, выходили ее. Она выручала семью все годы оккупации. Вспоминал отец и о том, как по ночам в их дом приходили партизаны, и их мать, чем могла, делилась с ними. Вспоминал отец и момент ухода немцев и прихода наших войск в их деревню. Когда стало ясно, что «немец скоро уйдет, и будут бои» рядом с домом выкопали убежище, где вся семья вместе с соседями с началом стрельбы спряталась. При этом Акулина каждый час выползала из нее и примерно через 5 минут возвращалась. Наконец, после 3 или 4 раза она, вернувшись, сообщила, что «немец ушел». Оказывается, она проверяла проложенный рядом немецкий телефонный провод. Как только он исчез, стало ясно, что немцы отступили. Пришли наши и всех жителей деревни очень поразил вид солдат в погонах, это на тот момент было непривычно.

Братья Александр Васильевич (слева) и Леонид Васильевич (справа) Пастушенковы (примерно 1946 г.)

«Будучи молодым, Леонид Васильевич хотел быть журналистом, даже писал какие-то статьи в газету. Однако время было тяжелое, в семье решили: „не до журналистики“, и в 1948 году двадцатилетний Л. В. Пастушенков поступил в Киевское военное медицинское училище. 3 сентября 1951 года ему было присвоено офицерское звание лейтенант медицинской службы. Получив военно-фармацевтическое образование, он для прохождения службы по распределению был направлен в ГДР, город Кведлинбург, на самой границе с тогдашней западной Германией. Спустя три года, 3 ноября 1954 года, ему было присвоено воинское звание старшего лейтенанта медицинской службы. Леонид Васильевич в течение 6 лет прослужил в полковой аптеке. В один из своих отпусков он поехал к матери, проживавшей к тому времени на Кубани в Майкопе. Здесь он познакомился со своей будущей женой (в девичестве Овчаренко)Анной Александровной 1929 года рождения. Они расписались на новый 1953 год».

Вскоре наша мама поехала к отцу в Германию, где в июне 1955 года появился я — Пастушенков А. Л. (Родители прожили вместе более 30 лет. Мама умерла от инсульта скоропостижно.)

«В 1957 году Леонид Васильевич поступил для обучения на факультет подготовки авиационных врачей Военно-медицинской академии им СМ. Кирова (ВМедА) в Ленинграде. Будучи слушателем Академии, старостой курса, имея двух детей, Леонид Васильевич заинтересовался фармакологией, активно занимался научной работой под руководством доцента В. М. Виноградова, впоследствии ставшего профессором и заведующим кафедрой фармакологии ВМедА. В его задачу входило проведение обширных скрининговых исследований по выявлению способности ряда химических веществ устранять гипоксию — кислородное голодание тканей. Еще будучи слушателем Академии Леониду Васильевичу посчастливилось совершенно случайно обнаружить высокую антигипоксическую активность фармакологического средства гуанилтиомочевины (товарное название — „гутимин“). Примерно с 1960 года на кафедре, после открытия Л. В. Пастушенковым биологической активности гутимина, начался целенаправленный поиск и изучение антигипоксантов прямого действия. Л. В. Пастушенковым впервые была доказана возможность фармакологической защиты организма от действия смертельной гравитационной перегрузки. В качестве защитного агента он использовал гутимин или, как он его называл, препарат № 92. Вспоминая былое, Леонид Васильевич всегда говорил, что ему, еще слушателю Академии, с невероятным упорством пришлось доказывать обнаруженный ранее никем не изученный биологический эффект, который соответствовал критерию мировой новизны и вошел в историю как классический вариант нахождения истины в науке. В 1963 году были подведены первые итоги изучения препарата № 92, обладающего мощной противогипоксической активностью и не оказывающего отрицательного действия на физическую выносливость и нервную систему. В 1965 году Фармакологический комитет Минздрава СССР разрешил гуанилтиомочевину под торговым названием „Гутимин“ к апробации в качестве противогипоксического средства. С этого времени активная разработка антигипоксантов специфического действия началась во многих исследовательских лабораториях страны. Военно-медицинскую академию Леонид Васильевич закончил в 1963 году с золотой медалью и был оставлен там для работы в должности младшего научного сотрудника в НИИ авиационной и космической медицины. С 1964 года он начал обучение в адъюнктуре на кафедре фармакологии Военно-медицинской академии, по окончании которой Леонид Васильевич блестяще защитил кандидатскую диссертацию о фармакологических свойствах гутимина. В период прохождения военной службы в Военно-медицинской академии ему были присвоены воинские звания: в ноябре 1961 года — капитан медицинской службы, а в 1966 году он стал майором медицинской службы. Его работа „Повышение устойчивости организма к перегрузкам и гипоксии с помощью фармакологических средств“ (Пастушенков Л. В., Л., 1963) закладывала основы нового научного направления — фармакологии антигипоксантов и корректоров экстремальных состояний и была удостоена первой премии на конкурсе научных работ слушателей и врачей Военно-медицинской академии».

Научная работа шла полным ходом, но летом 1967 года место отца потребовалось очередному «генералу-отставнику», и он «был направлен для прохождения дальнейшей службы преподавателем на кафедру Оружия массового поражения и защиты от него Саратовского военно-медицинского факультета при Саратовском медицинском институте. В 1970 году ему было присвоено очередное воинское звание — подполковник медицинской службы. В этом учреждении Леонид Васильевич прослужил до февраля 1972 года».

Кафедра фармакологии ВМедА (примерно 1977 г.).

Слева направо: доцент С. Ф. Фролов, генерал-майор мед. службы И. А. Юров, академик РАМН, начальник ЦВМУ, генерал-полковник мед. службы Ф. И. Комаров, завкафедрой, профессор В. М. Виноградов, доцент Л. В. Пастушенков.

Переезд и жизнь в Саратове не были для нас катастрофой, мы как семья военного привыкли к переездам. Тем более что в Саратове родители получили свою первую отдельную квартиру, правда, на последнем этаже 5-этажного дома и на окраине города — и это на 30-м году службы отца в Советской Армии. В сентябре 1972 года наша семья вернулась в Ленинград. Спустя некоторое время отец был назначен преподавателем кафедры фармакологии ВМедА, где в 1977 году ему было присвоено воинское звание полковник медицинской службы. Проводя широкую научную, педагогическую, методическую и общественную работу, в 1978 году Пастушенков Л. В. защитил докторскую диссертацию по антигипоксантам. Этот период работы отца был насыщенным и плодотворным. Сотрудник кафедры фармакологии ВМедА, химик-синтетик Томчин А. Б. вспоминает: «Период совместной работы В. М. Виноградова (зав. кафедрой, научный руководитель отца.прим. авт.) и Л. В. Пастушенкова в Академии был исключительно плодотворным. По характеру они были во многом противоположны и прекрасно дополняли друг друга. Василий Михайлович — исключительно эрудированный, превосходный теоретик, был всегда в курсе самых последних достижений науки, но менее склонен к экспериментальной работе. Леонид Васильевич по натуре был практиком, пожалуй даже эмпириком. Он придавал меньшее значение работе с литературой, ставя во главу угла эксперимент. Со свойственным ему трудолюбием, необычайным упорством и настойчивостью на эту часть работы он никогда не жалел времени — его можно было застать на кафедре не только в рабочее время, но и поздно вечером. Леонид Васильевич до мельчайших деталей вникал в эксперименты своих учеников и помощников. Василий Михайлович был тонким, деликатным, обходительным человеком, прекрасным дипломатом. Леонид Васильевич — человек совершенно прямолинейный. Он мог быть порой резким, но никогда не держал камня за пазухой — свое недовольство высказывал открыто. Узлы в отношениях между сотрудниками кафедры Леонид Васильевич предпочитал не распутывать, а разрубать. Василий Михайлович, поглощенный своим делом, стремился по возможности не отвлекаться на общественную работу. Леонид Васильевич в течение нескольких лет был парторгом факультета и в этой роли приобрел множество друзей и знакомых, которые помогали ему потом в организационных вопросах».

Томчин А. Б. вновь вспоминает: «В ноябре 1981 года покинул Военно-медицинскую академию и стал заведовать кафедрой фармакологии в Ленинградском химико-фармацевтическом институте. Что я могу сказать о его работе на новом месте? Он был доволен тем, что приобрел больше свободы. К его прямолинейности и умению говорить правду в лицо руководство института постепенно привыкло. Каждый раз, когда я приходил к нему, я неизменно заставал его активно работающим. На подходе к его кабинету пахло всевозможными лекарственными травами, грохотали агрегаты, измельчающие их, а Леонид Васильевич, удивительно быстро ориентирующийся у себя в кабинете, заваленном книгами и бумагами, излучал доброжелательность, энергию и оптимизм. Сменив место работы, он в значительной степени переключился на лекарственные растения — традиционно важнейшее направление Химико-фармацевтического института. Впрочем, с фитотерапии много лет назад начиналась его научная карьера. Путь в его кабинет был всегда открыт всевозможным народным целителям, опыт которых Леонид Васильевич тщательно анализировал. Не ограничиваясь фармакологическими исследованиями, он регулярно помогал больным, в том числе таким, которым никто из врачей не брался помочь. Наибольших успехов Леонид Васильевич и его сотрудники добились в изучении родиолы розовой („золотой корень“). Результатом этой работы явилась книга Л. В. Пастушенкова о лекарственных растениях и их антигипоксическом действии, а также изданный им в 1994 году замечательный и совершенно необычный двухтомный учебник „Фармакотерапия с основами фитотерапии“. Первые работы по исследованиям антигипоксических свойств лекарственных растений, начатые профессором Л. В. Пастушенковым, были посвящены препаратам растений-адаптогенов. Целенаправленный поиск фитоантигипоксантов довольно быстро привел к успеху.

На протяжении 1981–1997 годов в Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии было выявлено более 500 видов растительного сырья, извлечения из которых обладали свойствами антигипоксантов. Были обнаружены наиболее перспективные для поиска антигипоксантов семейства: бобовые, губоцветные, розоцветные, сложноцветные. Также были разработаны алгоритмы поисковых исследований в данной области, созданы программа изучения растений-антигипоксантов и информационно-поисковая система с уникальной базой данных по растительному сырью и фитотерапии „ФЛОРА“. Организованное профессором Л. В. Пастушенковым внедрение принципов фитотерапии гипоксических состояний в клиническую практику позволило существенно повысить эффективность лечения различных хронических заболеваний, а также пересмотреть подходы к профилактике наиболее распространенной патологии, особенно у пациентов детского и старческого возраста. Более двадцати лет Пастушенков Л. В. активно изучал свойства лекарственных растений. Экспериментальные данные (Пастушенков Л. В., Лесиовская Е. Е., 1989) подтвердили догадку, что биологически активные вещества растений вмешиваются в процессы биоэнергетики и повышают устойчивость организма к гипоксии. Здесь уместно привести выдержку из книги Пастушенкова Л. В. и Лесиовской Е. Е. (Растения-антигипоксанты (фитотерапия).СПб.: Химико-фармацевтический институт, 1991): „Организм пожилого человека находится в состоянии тканевой и смешанной гипоксии, и таким пациентам независимо от патологии их внутренних органов показано применение антигипоксантов. Предпочтение в этом случае должно отдаваться препаратам из растений“. В фармакологических исследованиях препаратов, полученных из дальневосточного женьшеня, профессором Пастушенковым Л. В. был сделан важный научный вывод о том, что препараты, полученные из листьев этого растения, по биологической адаптогенной активности превосходят настойку женьшеня, приготовленную из его подземной части. Далеко не случайно „Фитокомплекс „Гепар““ из 25 трав, разработанный в России более 50 лет назад, привлек внимание Леонида Васильевича: необычайно широкий спектр фармакологического действия, быстрое восстановление здоровья при очень маленьких дозах — менее 40 мг на одно растение… Отгадка была проста: 80 % растений сбора обладают антигипоксическим действием! Леонид Васильевич Пастушенков оценил сбор по достоинству».

Профессор Л. В. Пастушенков в лаборатории кафедры фармакологии Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии (примерно начало 1990-х гг.)

Доктор медицинских наук, профессор, председатель секции фитотерапии Санкт-Петербургского общества терапевтов им. С. П. Боткина Елена Евгеньевна Лесиовская, ученица и продолжатель дела отца в области фитотерапии, вспоминает: «Леонид Васильевич посвятил свою жизнь созданию высокоэффективных и при этом безопасных препаратов и по крупицам собирал народный опыт применения растений для лечения заболеваний. В течение 15 лет он руководил кафедрой фармакологии Ленинградского химико-фармацевтического института, затем Академии, где и мне посчастливилось с ним работать. Нами были выявлены новые направления фитотерапии ряда трудно поддающихся лечению заболеваний и разработаны методики применения новых растительных средств. Нашим коллективом совместно с фармакогностами академии под руководством профессора и тогдашнего ректора Геннадия Павловича Яковлева было исследовано более 300 лекарственных растений, разработаны оригинальные фитопрепараты, защищенные патентами. Работали в этом направлении и фармаколог Александр Леонидович и иммунолог Владимир Леонидович Пастушенковы. Доказана перспективность применения лекарственных растений для повышения эффективности и безопасности фармакотерапии. Под руководством Леонида Васильевича был создан курс повышения квалификации по фитотерапии для врачей и провизоров. Выпущены сотни статей, монографии и учебники.

Лекцию читает профессор Л. В. Пастушенков (середина 1980-х гг.)

Уникальность данного издания заключается в том, что авторы не только обобщили разрозненные и, часто, противоречивые сведения о применении растений в народной медицине, но и откорректировали их в соответствии с современными научными данными и собственным клиническим опытом в области фитотерапии. Поэтому материал книги актуален и востребован, и она может быть полезна широкому кругу читателей, включая врачей и исследователей лекарственных растений».

Минина С. А., профессор и зав. кафедрой вспоминает о работе с отцом в Фармакадемии: «Леонид Васильевич был общительным человеком, влюбленным в фитотерапию. На основании его фармакологических исследований многие средства народной медицины были введены в медицинскую практику. Своими знаниями в этой области он щедро делился со студентами и сотрудниками, издал учебник и несколько методических пособий по изучению курса фитотерапии, также им написан и издан ряд популярных книг по лекарственным растениям и их использованию в лечебной практике.

В связи с тем, что Леонид Васильевич много лет работал в Военно-медицинской академии, в нем остались навыки военного человека хорошо организованного, обязательного, выполняющего плановые разделы исследований точно в срок. Так по заданию Министерства обороны мы проводили исследования по разработке технологии и фармакологическому изучению сухого экстракта женьшеня. Нами было разработано несколько технологий экстрактов, при этом были выполнены все строгие требования заказчиков, а Леонидом Васильевичем проведены фармакологические исследования образцов экстрактов. Разработанная нормативно-техническая документация на экстракт была утверждена, а препарат на его основе рекомендован в качестве адаптогенного профилактического средства для использования в воинских частях при экстремальных нагрузках. Интересны исследования, проведенные под руководством Леонида Васильевича по фармакологическому изучению противоаритмического средства — аймалина, выделенного из биомассы рауволъфии змеиной, полученной методом культуры ткани на агаризованных средах, и комбинированных препаратов с его использованием. Под руководством Л. В. Пастушенкова проведены глубокие фармакологические исследования препаратов из травы касатика молочно-белого, донника лекарственного, листьев женьшеня, листьев липы, остролодочников, цетрарии исландской и других растений. Большое внимание Леонид Васильевич уделял организации учебного процесса на кафедре. Он добился увеличения площади кафедры, улучшения ее материально-технического оснащения, расширения исследовательской базы, издания большого количества учебно-методических материалов».

Но интересы отца распространялись не только на учебные и научные проблемы. Дьяконова Л. Н., фитотерапевт-практик вспоминает о работе отца, как фитотерапевта-практика. «С профессором, доктором медицинских наук Леонидом Васильевичем Пастушенковым я познакомилась на курсах повышения квалификации по фитотерапии. Это было в ноябре 1994 года. До этого времени я знала его только заочно. В моей домашней библиотеке была книга Леонида Васильевича, которая мне очень нравилась, и я втайне мечтала увидеть человека, написавшего эту замечательную книгу о лекарственных растениях. Несколько позже я узнала, что Леонид Васильевич работает в Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии заведующим кафедрой фармакологии, и он же ведет курсы повышения квалификации совместно с профессором той же кафедры Лесиовской Еленой Евгеньевной. Мне, потомственной травнице, чье детство прошло в сельской местности, очень хотелось увидеть своими глазами человека, имя которого было многим известно не только в многомиллионном Петербурге, ной в стране.

Я узнала расписание курсов и записалась на плановые занятия. Помню, с каким нетерпением я ждала того момента, когда увижу профессора. И вот вошел он, мужчина приятной внешности, коренастый, такой спокойный и уравновешенный. Его речь была плавной, а рассказывал он интересно, увлекательно.

Наша группа насчитывала примерно человек пятнадцать. В основном это были заведующие аптеками или отделами. И лишь я одна профессионально занималась фитотерапией из всех слушателей курсов. Обстановка на лекциях была непринужденной, раскованной. Можно было с места задать любой интересующийся вопрос или что-то добавить от себя. Помню, как с самого начала лекций меня буквально умилило тонкое чувство юмора профессора. Например, когда он решил с нами познакомиться и немного рассказать о себе, то сказал такую фразу: „Образование у меня „помесное“. Сначала я закончил фармацевтическое училище, а затем — медицинский институт“. Леонид Васильевич рассказал, что на аптечной должности он был недолго и то в молодости: когда служил в Германии в должности начальника аптеки полка. Все остальное время он посвятил медицинской науке.

Тема курсов была очень интересной, она называлась „Современные проблемы фармакотерапии и фитотерапии“, и я каждый день ждала встречи с новыми знаниями, а значит, и с прекрасным. Помню как однажды я так же, как и другие участники курсов, с места добавила какую-то фразу. Леонид Васильевич проходил в то время между рядами. От услышанного у него повисла нога в воздухе и так застыла на некоторое время. Он оглянулся и внимательно посмотрел на меня. Мне этот момент очень запомнился и вызывал у меня легкую улыбку при вспоминании этого эпизода.

Две недели курсов промчались как один день. На последнем занятии Леонид Васильевич рассказал, что они на кафедре занимаются лечебной практикой и что некоторые хронические болезни хорошо поддаются лечению, например, такие как гипертоническая болезнь, аллергические состояния, болезни почек, нервной системы, астматический синдром и некоторые другие.

Когда же я услышала про астматический синдром, мое сердце словно оборвалось, возникло чувство, словно сама судьба привела меня сюда, в химико-фармацевтический институт, на эти курсы по фитотерапии.

Дело в том, что астматический синдром был моей личной болью, т. к. у меня от этого заболевания страдала дочь, которой в то время было всего 6 лет. Трудно передать состояние матери, у которой болен ребенок, и неизвестно, какое будущее его ожидает из-за болезни. Ведь мы с дочкой прошли многие медицинские учреждения, лечились у врачей-ортодоксов и гомеопатов, но все было бесполезно.

После окончания курсов на последнем занятии я подошла к Леониду Васильевичу и рассказала о своих проблемах. Почему-то я сразу поверила, что вылечить мою дочь сможет только он. Выслушав меня, Леонид Васильевич пообещал приготовить лекарственные сборы и просил прийти забрать их на следующей неделе.

В назначенный срок я получила приготовленные Леонидом Васильевичем сборы. Моя дочь жила в то время у моей сестры в Волгоградской области. Полученные лекарственные сборы я выслала почтой. Леонид Васильевич дал мне два пакета трав, сначала надо было выпить один пакет примерно в течение одного месяца, затем — другой, также в течение месяца. Катя, так зовут мою дочь, стала принимать настои из этих трав, полученных из рук профессора. Каково же было наше удивление, когда приступы кашля и удушья становились все реже и реже, а к окончанию второго месяца они и вовсе исчезли! Чувства бесконечной благодарности и уважения возникли у меня к Леониду Васильевичу. Я до сих пор восхищаюсь этим событием и думаю: вот если бы все умели так лечить!»

Рассматривая жизненный путь отца и наших близких родственников, понимаешь, что 3 поколения семьи Пастушенковых связали свою судьбу либо с военной медициной или медициной вообще, либо с фармацией. Сам Леонид Васильевич и его ныне здравствующий старший брат Александр Васильевич, мой брат Владимир и двоюродные братья Василий и Дмитрий, а также его внук Алексей закончили Военно-медицинскую академию. Сам Леонид Васильевич и его внуки Екатерина и Игорь имеют специальное фармацевтическое образование. 2 члена семьи имеют докторские степени, 4 кандидатские, как минимум 3 отмечены знаком «Изобретатель СССР». Я сам по мере сил и возможностей занимаюсь фармакологией и фитотерапией, как доцент кафедры фармакологии СПбГУ. Слово за правнуками!

В кабинете (2000 г.)

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я