Мой ангел
Лариса Радченко

Ангелу-хранителю Микаэлле человеческий мир гораздо ближе, чем крылатые собратья. Земные развлечения она находит забавными, даже интересными, а помогая людям, без конца нарушает установленные Создателем правила. С соседом своей подопечной она тоже знакомится вопреки правилам. Проявляя любопытство, Микаэлла приходит к нему домой и неожиданно сталкивается с Адским зверем, который не подпускает её к спящему человеку. С этого момента и начинается полная приключений история о дружбе ангела и человека.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Мой ангел предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

«Кровавые скалы»

Без десяти семь неприметный серый джип въехал на постоялый двор. Водитель остановился чуть резче, чем было необходимо, слишком громко хлопнул дверцей. Взбежав на крыльцо, потянулся к ручке, но дверь в это время открылась.

— Привет, — воскликнула Ира, едва не выронив спортивную сумку.

Волнение от долгожданной и в то же время неожиданной встречи, не позволило молодому человеку внятно поздороваться. Скомкав приветственные слова, он, не спрашивая разрешения, протянул руку к сумке. Ира мило улыбнулась, позволив ему заботиться о себе, но когда он забрал сумку, вдруг спохватилась, расстегнула молнию и вытащила ветровку.

— Прости, пригрелась вчера и забыла отдать.

— Ничего. — Дёма едва заметно улыбнулся, забирая куртку.

От него вдруг так ощутимо повеяло счастьем, что я невольно подалась вперёд. Это было ново для меня и удивительно, а ещё радостно, получалось, не такая уж я безнадёжная.

Тем временем молодые люди поговорили об альпинистском клубе и сели в машину. Как только джип тронулся с места, Ира сразу замолчала. Понятно, что она не хотела отвлекать водителя от дороги, но вряд ли этого хотел сам водитель. Он нет-нет да посматривал на пассажирку, а та задумчиво смотрела в окно.

Расположившись на заднем сидении, я внимательно наблюдала за ними и всё ещё пыталась услышать мысли подопечной, но в моей голове было так же тихо, как в салоне автомобиля.

Обогнув скалу, трасса спустилась вдоль горного хребта и влилась в небольшой посёлок.

Дёма остановился перед бревенчатым домом с вывеской «Седьмой перевал».

— Приехали.

— Отлично!

Не дожидаясь его, Ира выпорхнула из автомобиля, поднялась на крыльцо и уже через минуту поздоровалась с невысоким крепко сложённым мужчиной. Услышав звон колокольчика, он вышел ей навстречу.

— Я бы хотела взять напрокат снаряжение, — решительно заговорила Ира, явно желая казаться невероятно деловой. Но хозяин клуба ответил не сразу. Видимо, был человеком опытным. Проведя пальцами по окладистой бородке, он взглянул на вошедшего в зал Дёму и окинул альпинистку беспристрастным взглядом.

— Куда вы планируете отправиться?

— На «Кровавые скалы». — Она непринуждённо махнула рукой.

Хозяин клуба снова потрогал бородку, нахмурился.

— Это очень сложный маршрут. У вас есть должная подготовка?

— Конечно. — Ира моментально посерьёзнела.

— Вы зарегистрированы в базе альпинистов?

— Наверное. — Она пожала плечами. — В прошлом году я выиграла областные соревнования. Посмотрите, Ирина Баженова.

Пока мужчина набирал её имя на компьютере, она обернулась. Дёма остался стоять у входа, где висели многочисленные фотографии.

— Да, вижу, есть, — закивал хозяин клуба. — Ваш инструктор Олег Баринов. Но всё же не могу так просто отпустить вас. Если только… — Он перевёл взгляд на её спутника. — Ваш друг тоже альпинист?

Мужчина ждал реакции от него, но тот, по вполне понятным причинам, продолжал изучать снимки. Ира оглянулась.

— Он не слышит.

— Вот как.

В это время Дёма повернул голову и, увидев, что на него смотрят, подошёл к стойке.

— Проблемы?

— Вот, говорят, маршрут очень сложный…

— Да-да. Знаю. Мы подойдём сверху и закрепимся на тридцать седьмой отметке.

— Дима? Дёмин?! Сын Антона Васильевича? — воскликнул мужчина.

Наши с Ирой лица вытянулись абсолютно одинаково. Хозяин клуба вышел из-за стойки, схватил парня за плечи и окинул восхищённым взглядом. — А вымахал-то! Ты что, забыл меня?

— Нет, не забыл, дядя Гена. — Дёма засмущался.

— Ну надо же! Я тебя помню ещё совсем мальчишкой. Зелёный такой был, а сейчас, ну прямо — мужчина! Молодец! А как отец поживает? Нашёл Затерянный город?

Дёма хмуро покачал головой. Весёлость Геннадия моментально испарилась.

— Дим…

— Он не слышит, — выдохнула Ира.

— Совсем?

Она кивнула. Дёма поднял голову.

— Ты извини, — поспешил сказать хозяин клуба.

— Всё в порядке. Вы дадите нам снаряжение?

— Конечно, идёмте, подберём всё что нужно.

Находясь в абсолютной прострации, я наблюдала за тем, как молодые люди и Геннадий собирают снаряжение, а сама никак не могла уложить в голове услышанное. Теперь стало понятно, почему беспокоился Роман Анатольевич. Но Дёма так и не рассказал, что случилось с его отцом. И что это за город такой — Затерянный?

Как только молодые люди покинули клуб, я подошла к стене и внимательно присмотрелась к снимкам. Мужчины, женщины, в снаряжении и без, в горах, у палаток… Наверное, кто-то из них был Антоном Дёминым, отцом Димы, но сказать наверняка, глядя на мужчин в снаряжении, было трудно, поэтому закрыла глаза и попробовала проследить их связь, но вдруг услышала рычание.

— Нормально! — воскликнула я, не скрывая возмущения.

— Не лезь не в своё дело! — пророкотал демонический зверь.

— Ха!

Пришлось переместиться в машину. Меня разобрала злость. Всё равно докопаюсь до истины!

Серый джип снова вырулил на трассу. Сразу за посёлком дорога пошла вдоль скал. Исчезая за крутыми поворотами, забираясь на высоту или вдруг срываясь резко вниз, она держала водителя в напряжении. Но напряжение нашего водителя вряд ли было из-за выкрутасов трассы. Ира тоже сидела тихо, иногда поглядывала на него, наверное, хотела поддержать, но как это сделать, не знала. Дёма сам посмотрел на неё, когда машина забралась на самую верхушку горы.

— Включи музыку, если хочешь. — Он ободряюще улыбнулся и протянул пульт.

Ира кивнула. Через мгновение салон автомобиля заполнили умиротворяющие звуки классической музыки.

— Если тебе не нравится, что слушает дядя, поищи что-нибудь другое.

Дёма снова посмотрел на Иру, а она вдруг спросила:

— Как это: жить в тишине?

Он неопределённо пожал плечами.

— Я не слышу всего год, так что, в моей голове всё ещё звучат голоса тех, кого знаю. Иногда возникает музыка, иногда даже пою песни. Они звучат в голове, и я по привычке начинаю петь.

Ира улыбнулась и вдруг запела. Её тонкий чистый голос зазвучал так заразительно, я не выдержала и начала подпевать. Дёма резко обернулся.

— Ира поёт эту песню, — подмигнула ему.

— Ты поёшь?!

— Угу, — улыбнулась она. — Знаешь песню о несчастной девушке, которая никак не могла решиться открыть…

— Знаю. — Дёма кивнул, снова возвращаясь к дороге. — Но она слишком грустная.

— Тогда спой что-нибудь весёлое.

Он усмехнулся, потом вдруг сказал:

— Помоги мне. Есть песня… гимн альпинистов…

— Да-да, — поспешила откликнуться я, понимая, что обращается он ко мне, и напела мелодию, которую тут же выудила их эфирного поля.

Дёма запел. Ира сначала уставилась на него, по всей видимости, не совсем понимая, что происходит, но уже скоро улыбнулась, оценив силу голоса, и тоже запела. Так мы и пели, пока ехали до «Кровавых скал», все вместе и каждый сам по себе. Это было странно, но в то же время — весело!

Машина въехала на небольшую площадку.

— Дальше пешком. — Дёма заглушил двигатель.

— Отлично! — Ира сразу засуетилась.

Мне вдруг показалось, будто за чрезмерной суетой она пытается скрыть напряжение. А может, ей, правда, не терпелось попасть на место, которое альпинисты обозначили тридцать седьмой отметкой. В любом случае через лес молодые люди прошли довольно быстро.

Ира остановилась на краю обрыва. Крутизна скалы, высота и вид, открывшийся на залив, привели её в восторг. Снова проявляя нетерпение, она раскрыла рюкзак со снаряжением. Нет, она точно пыталась скрыть напряжение. Хорошо хоть рядом с ней был Дёма. Уверенный, спокойный, он помог ей подготовиться к спуску. Сам тоже надел страховочную систему.

— Ты же помнишь, что я не слышу? — Он проверил пряжки и карабины на обвязке.

— Конечно. — Ира кивнула.

— Эта система надёжная, но… Если вдруг что-то случится… — Он прицепил ей к поясу маленькую ракетницу.

— Всё будет в порядке. — Ира усмехнулась. — Вон как ты меня нарядил! На мне в жизни столько страховки не было.

— Безопасности не бывает много.

— Согласна. Может, если б тогда… — она сделала паузу, — может, если б не пренебрегала страховкой, то не оказалась бы на волосок от смерти.

— Ир…

— Я в порядке. Правда. — Она улыбнулась.

— Ладно, иди. — Он скинул верёвку.

Ира прицепилась к ней, ещё раз улыбнулась и прыгнула вниз. Уже через несколько прыжков она была далеко от площадки, и я встала рядом с Дёмой.

— Привет! Рад видеть тебя, — сразу сказал он.

— Привет! — Я посмотрела вниз.

— Как она там?

— Уже на середине.

— А почему ты здесь? — В его взгляде появилось любопытство. — Ты же говорила, что не должна покидать Андрея.

— Это было раньше, теперь я с Ирой, а у Андрея другой ангел-хранитель, намного лучше меня.

— Лучше?! Как это?

— Увидишь, когда вернёшься домой.

— Понятно. — Он наклонился к обрыву.

— Ира уже почти внизу.

— Ты ведь и вчера была с ней?

— Да, была.

— А почему скрывалась? Тебе не нравится, что вижу тебя?

Его вопрос поставил меня в тупик.

— С чего ты взял? Просто не хотела мешать вам с Ирой, поэтому наблюдала издалека, а вот в машине не сдержалась. Люблю петь.

На его губах заиграла улыбка.

— У тебя очень красивый голос.

— Я же ангел! В нас всё прекрасно: голос, внешность…

— Да, всё, кроме одежды. — Он усмехнулся, а я глянула на своё платье.

— Чем тебе не нравится мой наряд?!

— Это не наряд! Это хламида!

— Что бы ты понимал! Чистейший небесно-голубой шёлк, ручная работа!

— Ладно-ладно, не обижайся, — поспешил он исправить свою ошибку, — просто я никогда не видел такой одежды и потом, для меня ты выглядишь как призрак.

— Как призрак?!

— Да, вся как… туман.

— Интересно… — Я хмыкнула, перемещаясь на самый край обрыва, чтобы увидеть Иру.

— Микаэлла, скажи, — Дёма тоже наклонился к обрыву, — а разве у ангелов не должно быть крыльев?

— Что?! — Я уставилась на него. — Что значит: не должно?!

— Ну, насколько я знаю, ангелов всегда изображают с крыльями.

— Постой, хочешь сказать, ты не видишь мои крылья?! — Я невольно расправила их и обернулась.

— Н-е-е-ет, — протянул он, явно сбитый с толку.

Мою грудь пронзила внезапная боль.

— Ире плохо, — выдохнула я и стремительно переместилась вниз.

Прижимаясь лбом к красным камням, она неподвижно стояла на маленьком выступе. Её пальцы побелели от напряжения, веки подрагивали. Она так и не успела спуститься к подножью скалы. Похоже, ей помешал карниз, под которым она сейчас стояла.

— Дёма спускайся, — закричала я, но вспомнив, что не смогу к нему прикоснуться, взвилась вверх. — Только умоляю, очень осторожно. Я не смогу помочь тебе, если что-то пойдёт не так.

— А Ире?

— Ей — да. Буду держать столько, сколько нужно.

Я спустилась и прижала Иру к камням. Она почувствовала меня, это точно, потому как сначала содрогнулась всем телом, потом часто задышала, и на её лице выступил холодный пот.

— Ты как? — крикнула я, вскинув голову.

— Иду, — откликнулся Дёма. Мимо меня пролетела верёвка. — Потерпи, я скоро. Ира, слышишь, иду к тебе.

— Не нужно, — пробормотала она, — я справлюсь, справлюсь. — По её щекам потекли слёзы. Она слегка повернула голову, будто бы ко мне.

— Не бойся, ничего не бойся, всё будет хорошо.

Она вздохнула и снова уткнулась лбом в камни.

Как только Дёма спустился, я переместилась вбок, чтобы он мог встать ближе к нашей горе-альпинистке.

— Заплохело, — нервно усмехнулась она.

— Бывает.

Он, без суеты, достал из-за пояса фляжку, вылил воду на лицо Ире, только потом обхватил её за талию.

— Давай встанем удобнее. Отпусти одну руку.

— Не могу.

— У неё пальцы затекли, — сказать я.

— Ничего. Доверься мне. Расслабься. — Взяв её за руку, он посмотрел на меня. — Ты готова?

Я кивнула. Он дёрнул её к себе. Страховка натянулась, как струна, принимая тяжесть двух человек. Ира вцепилась в своего спасателя, так и не произнеся ни звука. Прежде чем двигаться, Дёма просто подержал её в объятьях, лишь потом нашёл опору для ног.

— Это всё из-за обилия красного. Мне тоже было плохо, когда отец впервые привёз меня сюда. Жара. Красное просто плавилось у меня в глазах, сердце колотилось, как сумасшедшее. Меня тогда вырвало прямо на отца. Но ты молодец.

Ира подняла голову.

— А где теперь твой отец?

Я замерла, боясь пошевелиться и разрушить связь, установившуюся между ними.

— Мои родители отправились в экспедицию, на поиски Затерянного города. Согласно легенде, там должна была храниться святая реликвия — Божий дар. Это было четыре года назад, с тех пор о них ничего не известно.

— Их искали?

— Да. Но не нашли.

— Может, с ними просто что-то случилось?

— Я только на это и надеюсь. — Он подтянул Иру повыше. — Ты успокоилась?

— Да. Давай будем укрепляться.

— Давай.

Она развернулась лицом к скале и ловко уцепилась за камни. Уже через минуту молодые люди держались каждый за свою страховку.

— Давай пойду первым и буду подтягивать тебя.

— Нет. Я уже в порядке. Кстати, всё хотела спросить… Дёма — это из-за фамилии?

— Да, — усмехнулся он. — В детстве нас было четыре друга, два Саши и два Димы. Вот мы и придумали, Сашка, Шурик, Димка и Дёма. А потом как-то привык.

— А мне нравится — Дима. Можно мне тебя так звать?

— Конечно. Без проблем.

Мне передалась его лёгкая взволнованность, а это значит, присутствие ангела здесь было лишним. Я переместилась наверх, устроилась на краешке площадки и уже оттуда наблюдала за карабкающимися вверх альпинистами. Мне вдруг вспомнилось, как в день падения Ира пыталась преодолеть неприступный карниз. Тогда она упрямо шла к цели, не обращая внимания на усталость, на сбитые пальцы, но в этот раз её будто подменили. Теперь она цеплялась за камни так грациозно, изящно, при этом часто поглядывая на своего спутника, а иногда останавливалась и тогда они долго висели на страховках, и непринуждённо разговаривали.

Время пролетело незаметно, настала пора возвращаться в городскую суету. Серый джип остановился возле гостиного двора. Водитель не выключил двигатель, но пассажирка не спешила покидать салон.

— Спасибо за этот день. — Она устало улыбнулась.

Дёма кивнул.

— Был рад провести его с тобой.

У Иры уже в который раз завибрировал телефон, она вздохнула.

— Маша волнуется. Потеряла уже.

— Передавай ей привет.

— Обязательно.

Она вышла из машины, поднялась на крыльцо и проводила взглядом отъезжающий джип. Её мысли были в смятении. Сейчас, когда сосед уехал, она особенно остро ощутила, как ей было хорошо рядом с ним. Как спокойно, легко…

Её чувства и мысли были яркими, взволнованными, с лёгкостью передавались мне, но именно сейчас радости от этого я не испытывала, а готова была расплакаться. Ну почему ребята не могут быть вместе?

Вечером Ира нетерпеливо дожидалась встречи с Олегом. Инструктор должен был приехать с минуты на минуту, и она спешила привести в порядок комнату.

Сидя на подоконнике, я следила за ней взглядом и никак не могла понять, почему снова не слышу её мысли. Почему эфир опустел? Почему в груди холод?

К дому подрулила чёрная машина. Ира выглянула в окно и радостная побежала вниз. Мне бы последовать за ней, но даже не пошевелилась, только голову повернула. Баженова выбежала во двор, повисла на шее загорелого инструктора. Он приподнял её, поцеловал, после чего они зашли в дом и где-то потерялись. Наверняка продолжили целоваться в прихожей, так уже бывало.

— Идём, — прозвучало за дверью, — идём.

Молодые люди вошли в комнату. Ира сразу потянула Олега к кровати. Не желая наблюдать за любовными играми, я переместилась на лестницу. Там и оставалась сидеть, даже когда уже всё закончилось, и парочка просто разговаривала. Мне не хотелось видеть лицо Иры, достаточно было ощущать её раздражение, ведь Олег во всех красках расписывал соревнования: «…веселье от подножья до вершины, новенькая ученица — умничка, у неё явно есть потенциал…». Его слова терзали Иру, иначе не скажешь, и осталась всего капля терпения до того момента, когда она не выдержит и позволит досаде вылиться наружу.

Внезапно к голосам в комнате примешался тихий, но настойчивый баритон:

— Расскажи ему, как тебе было хорошо сегодня.

Мгновенно вскочив на ноги, я бросилась к своей подопечной.

От порядка в комнате не осталось и следа. Разбросанные вещи, перевёрнутая пастель. Среди всего переплетённые тела молодых людей. Но мой взгляд рыскал в поисках обладателя тихого баритона.

— А как он поцеловал тебя… — продолжил говорить незваный гость, — тебе ведь понравилось.

В изголовье кровати едва шевельнулась тень, но этого хватило, чтобы различить в ней силуэт с чёрными крыльями.

— Что ты делаешь?! — возмущённо выдохнула я.

— Микаэлла, нет… — Рядом со мной появился Ариель. — Это демон.

Визитёр медленно выпрямился, повернулся к нам. Что такое ангельская красота? Тонкие черты лица, живые чёрные глаза, стройный стан. Он был божественно красив. Божественно!

Окинув меня изучающим взглядом, красавец изогнул губы в нахальной улыбке и направился в нашу сторону.

— Это плохо, — выдохнул Ариель, растворяясь в Небесном мире.

Я же осталась стоять на месте, упрямо глядя на демона.

— Так, так, так. Кто это тут у нас? — Он обошёл меня кругом. — Что-то новенькое.

— Зачем ты сюда явился?

Его глаза заискрились от восторга.

— Какая прелесть!

— Нечего меня рассматривать! Проваливай отсюда.

— А то что? — Он наклонился ко мне.

— Ничего, — занервничала я и невольно шагнула назад. — Зачем ты подбиваешь её на ссору?

— Я демон! Мне положено искушать. — Он усмехнулся. — И потом, разве не учит нас Создатель: всегда говори правду?

— Не лгать! Вот чему он учит!

— А любить сразу двоих — нормально?

— Она ещё не определилась с выбором, и не связана узами брака.

— Думаешь, уела? Запомни, всё с этого и начинается.

Он замолчал, вдруг посмотрел на Ирину и улыбнулся. Я тоже посмотрела на неё. Она в этот момент подняла голову и, состроив недовольную гримасу, сказала:

— Я сегодня была на Кровавых скалах. И знаешь, когда поднималась, никакого страха не испытала!

— И-и-ира… — Олег, вздохнул. — Ну почему ты такая упрямая, а если бы…

Демон повернулся ко мне.

— Вот видишь, опять ложь! Так что… Мы ещё не раз увидимся.

Он чуть наклонил голову, будто прощаясь, подмигнул мне и растворился в темноте. Сделал он это так эффектно, что я невольно замерла от восторга, но уже в следующую секунду спохватилась и, стряхнув нелепое выражение с лица, переместилась к Ариелю.

Ангел стоял у детской кроватки, смотрел на младенца.

— Кто он? — без предисловий начала я.

— Дэмиан. Он и раньше приходил к Ирине. Прости, не успел предупредить. Микаэлла, не связывайся с ним, он очень сильный и в два счёта погубит тебя.

— Погубит?! Меня?

— Да. Демоны угроза не только для людей.

— Интересно. А почему он выбрал именно Ирину?

— У неё всегда был вздорный характер. Этим она и привлекает демона. А сейчас, когда её судьба переписана и появились бреши, он наверняка будет чаще появляться.

— Ты знаешь её судьбу?

Он опустил голову, а я закатила глаза.

— Ариель, ну неужели…

— Микаэлла, спроси у Архангела. Это всё, что могу сказать.

Что поделаешь с этим ангелом. Я кивнула, понимая, что не он придумал правила. Младенец в кроватке заворочался, вызвав у меня улыбку.

— Чудесный малыш.

— Малышка, — с теплом в голосе отозвался Ариель, — Ирина.

— Вот это совпадение! Наверное, это судьба.

Ариель недоумённо уставился на меня. Я вдруг поняла, что ляпнула глупость и поспешила удалиться:

— Мне пора.

Я снова устроилась на подоконнике в комнате подопечной. После разговора с Ариелем мне стало как-то тошно. Может, и правда, поговорить Архангелом? Едва представив, как ёжусь под его проницательным взглядом, я поморщилась. Нет, пожалуй, обойдусь как-нибудь!

***

В понедельник на кафедре археологии собралась вся группа спецкурса по средневековой истории. Студенты шумели, обсуждая недавние события и возможность поехать на археологические раскопки. Темпераментная Маша выделялась среди других, явно стараясь быть в центре внимания. Наверное, поэтому Ира не стала подходить к ней. Лишь коротко взглянула, выполнила поручение профессора и сразу покинула аудиторию. Возможно, она знала: подруга сама к ней придёт. Так и произошло. Через час дверь кабинета в секретариате распахнулась, и на пороге появилась взволнованная Мария.

— Ира, я знаю, у тебя есть телефон Дёмы. — Она кинула сумку на стол, а сама плюхнулась на стул.

— Зачем он тебе? — Ира отодвинула сумку в сторону, поправила документы.

— Хочу попросить, чтобы он поговорил с дядей насчёт меня. Профессор Корнев набирает группу на раскопки и там уже сорок заявлений, а берут только двоих из нашего университета.

— Почему ты сама не поговоришь с Романом Анатольевичем? Вы ведь весь день провели с ним в музее.

Маша поджала губы, её взгляд стал недовольным.

— В музее, кроме Романа Анатольевича, были ещё четыре профессора, пять работников музея, директор и знаменитый археолог, доктор исторических наук Романов Ю. Г. Ещё толпа студентов, которые неизвестно откуда взялись и очень даже тесно были знакомы с этим Ю. Г. Как думаешь, кто из них обратил внимание на нас, первокурсников? Мы и рта не успели раскрыть, как нас задвинули в дальний угол, где мы и простояли весь день. Так ты мне дашь телефон?

— Нет! — невольно вырвалось у меня. Я спрыгнула с подоконника, подошла к подопечной.

— Почему нет? — прозвучал знакомый баритон у меня над ухом. — Девочка пробивает себе дорогу.

— Опять ты! — возмутилась я и прошептала, обращаясь к Ире: — Поступи правильно.

— А как правильно? — Насмешливый голос дразнил меня. — Откажет — потеряет подругу, станет стервой.

— Отстань, — бросила я через плечо, — ты ничего не понимаешь!

Ира покачала головой, и я уже хотела сразить демона победоносной улыбкой, но вдруг услышала:

— Я сама с ним поговорю.

— Два ноль, в мою пользу, — веселился демон.

Я повернулась к нему. В небольшом помещении секретариата и так было тесно, а тут ещё этот красавец грациозно расправил крылья, приветствуя меня.

— Неужели тебе больше заняться нечем, кроме как плести мелочные интриги?

— О! Тут ты ошибаешься! Иногда, даже самый незначительный поступок приводит к глобальным катастрофам. Шаг за шагом, шаг за шагом. Тик-так, тик-так!

Демон лучезарно улыбнулся и был таков.

— Вот ведь прицепился, — недовольно выдохнула я, возвращаясь к столу.

Маша уже читала подруге нотации:

–…упустишь возможность, потом будет тяжело учиться.

— Маш, я стараюсь. — Ира говорила, не отрываясь от монитора, что-то исправляя в документе.

— Да тебя же только твои горы интересуют!

— И что?

— Как что! Ты на курсы почему не пошла, я же говорила тебе.

— Я хожу. Хожу. Не на каждое занятие, но хожу. На каждое не успеваю, работы много.

— Если ты не поступишь и на этот год, то…

— Маша, хватит уже. — Ира устало опустила плечи. — Мне работать нужно, а ты отвлекаешь.

— Понятно, — недовольно фыркнула подруга. — Но учти, я этого так не оставлю.

Она постучала пальцем по столу, после чего подхватила сумку и пошла к двери, но открыв её, оглянулась:

— Ты точно поговоришь с Дёмой?

— Да.

— Сегодня?

— Да.

— Обещаешь?

— Да-да, обещаю. Сегодня, после работы, сразу пойду к нему.

— Отлично! Позвони потом. Сразу!

— Конечно.

Дверь за Машей закрылась, Ира вернулась к монитору, но уже через минуту посмотрела на окно и тяжко вздохнула. Её волнение передалось мне. Волнение и мысли о Диме. Она очень хотела снова увидеться с ним, но в то же время боялась этого. Боялась чувств к нему, боялась сделать ошибку.

Вечером она долго сомневалась: идти, не идти к соседу. Несколько раз пристально смотрела на окно его комнаты, нагнетала собственное волнение, но, в конце концов, решилась и, никого не предупреждая, отправилась через двор. Я не сразу последовала за ней. Сначала дождалась, когда её впустят в дом, только потом переместилась на лестницу.

Прежде чем войти в комнату, Ира замешкалась, протянула руку к двери, отдёрнула, только потом постучала.

— Ирочка, ты загляни к нему, — донёсся снизу женский голос.

— Да, Анна Васильевна, — откликнулась она и чуть приоткрыла дверь.

Мне не раз доводилось бывать в комнате Димы, раньше я запросто проходила к подоконнику, устраивалась там и слушала разговоры парней, лишь иногда посматривая на них, но теперь всё изменилось. Я очень старалась, но остаться незамеченной не получилось. Дима лежал на кровати перед ноутбуком и сразу повернул голову.

— К тебе Ира пришла, — предупредила я, как только он раскрыл рот.

— Ира?! — Дима резко обернулся.

Удивление в его голосе прозвучало абсолютно искренне. Он поспешил к ней навстречу.

— Привет. Ты прости… я вот так… — смутилась гостья.

— Проходи. — Он открыл дверь шире.

Проявляя несвойственную ей скромность, Ира прошла в комнату, сразу окинула её беглым взглядом. Ничего особенного здесь не было. Всё, как у всех: кровать, компьютерный стол, стеллажи… Единственный предмет, притягивающий внимание — висящая на стене карта. На ней, булавками с цветными головками, был отмечен некий маршрут. Ещё, рядом с картой, висело довольно увесистое распятие и вырезанная из дерева фигура какого-то божества. Так как моё присутствие уже было раскрыто, я подошла к столу и присмотрелась к карте.

— Дима, я… — Ира встала рядом со мной, взглянула на карту. Наверняка тоже подумала о его родителях. — Я пришла по просьбе Маши. — Она перевела взгляд на Божество.

— Маши? — разочарованно выдохнул Дима.

— Что это? — Ира даже не обратила внимания на его тон. — Никогда не видела ничего подобного. Это к какой религии относится?

— Это изображение артефакта. Того самого, на поиски которого отправились родители. А по поводу религии… знаешь, как-то не задумывался.

— Это их маршрут?

— Да. Точки, где они точно были, до того как пропали.

Ира провела пальцем по карте.

— Это ведь Мифические горы?

— Да. Отец рассказывал, что, согласно легенде, там жили их жрецы. Они охраняли Божий дар и знали, как его пробудить.

— Для чего?

— Этого он мне не сказал. Я пытался найти хоть какую-то информацию, но…

— Странно, — протянула Ира, глядя на деревянную фигурку.

Я тоже наклонилась, чтобы рассмотреть «Божество». Это было нечто неопределённого пола с растрёпанными волосами, обёрнутое чем-то вроде тряпки. Существо смотрело исподлобья, воинственно расправив жуткие перепончатые крылья и расставив руки в стороны.

— Неприятная личность, — выдохнула я.

Дима стрельнул взглядом в мою сторону. Ира в это время продолжила:

— Надо попробовать покопаться в старинных манускриптах. На кафедре есть несколько свитков, помнится, заносила их в реестр.

— Да?! А дядя сказал, что у них ничего такого нет.

— Как это нет?! Я хорошо помню. Лично все их перебрала, описала и занесла в реестр.

Её слова озадачили Диму, он задумался, а Ира в этот момент вспомнила, зачем пришла.

— Дима, — привлекая его внимание, она протянула руку, — я ведь пришла попросить тебя, чтобы ты с дядей переговорил по поводу Маши. Она хочет попасть в археологическую группу, а там конкурс. Может…

Он буквально просиял от счастья.

— Так ты за этим пришла?

— Ну да.

— А я уж подумал… — Он усмехнулся.

— Ты о чём? — Ира недоумённо уставилась на него.

— Да… — Он покачал головой. — А что же Маша сама к нему не подошла?

— Я ей то же самое сказала, но она уверена, что он её слушать не станет.

— Почему?! Он её помнит. Мы когда ехали домой он сам рассказывал, как наши студенты отличились. Хвалил Машу за знание эпохи правления Кровавого короля, сказал: «…гордится, что на его кафедре есть такие ученики».

— Интересно. А мне она сказала, что их задвинули в дальний угол.

— Даже не знаю. Наверное, правда, будет лучше, если поговорю с дядей. По крайней мере, точно всё узнаю.

— Спасибо. — Ира наконец-то расслабилась и снова повернулась к карте. — А я тогда пороюсь в свитках.

Последнюю фразу Дима точно не успел прочитать по губам, но просить меня о помощи не стал. Явно пользуясь моментом, он вплотную придвинулся к Ире и взял её за руку. Не знаю, о чём она подумала в этот момент, но в комнате тут же появился демон.

— Ух ты, какой экземпляр! — воскликнул он, едва взглянув на Диму.

Тот, в свою очередь, вскинул голову. Я сразу сообразила: демона он видит тоже, поэтому коротко прижала палец к губам, а потом, изображая на лице недовольство, развернулась и раскрыла крылья, как бы защищая людей от возможной угрозы.

— Опять ты!

— Что ты сказала? — рассеянно протянул Дима.

— Говорю, я тогда поищу свитки. — Ира повернулась к нему.

Демон в это время вытянул шею в сторону молодого человека:

— Давненько мне такие не попадались.

Меня вдруг пронзила отчаянная мысль: «Вот кто нам поможет!» Но, понимая, что добровольно он ничего не скажет, я решила немного поиграть в актрису:

— Ты это о чём?

— Да так. — Демон улыбнулся и перевёл взгляд на меня.

Вполне предсказуемо! Что ж, играем дальше! Я придвинулась ещё ближе к людям, чтобы спровоцировать зверя, который не подпускал меня к Диме. Но зверь почему-то продолжал молчать. Пришлось раскрыть крылья шире. Странно, но на мою игру отреагировал именно демон: он вдруг схватил меня за руку, оттащил в сторону и прорычал прямо в лицо:

— Не приближайся к нему!

Я посмотрела на Диму, убедилась, что он не выдал себя, разве только слегка побледнел, и перевела «недоумённый» взгляд на противника:

— Почему?

— Это не твоё дело! Поняла!

Он угрожал мне, и это вызвало ответную реакцию: я мгновенно ощетинилась, воинственно расставила крылья.

— Объясни, что с ним не так, почему его опекают Тёмные силы?

Демон впился в меня чёрным взглядом, подался вперёд и вдруг исчез.

— Ну уж нет! — прорычала я, перемещаясь по его энергетическому следу.

— Что?! — Он округлил глаза. — Как ты…

От неожиданности я попятилась и оглядела кроваво-красное зарево, разливающееся вокруг нас.

— Где мы?

Это уже не был мир людей. Место, куда мы переместились, не имело ни малейшего отношения к Небесным созданиям.

— Во-о-он! — заорал демон, вскинув руку. — Быстро!

Его голос пробудил далёкие тени. Испуганно взмахнув крыльями, я переместилась в комнату Димы. Он провожал Иру и меня видеть не мог. Едва сдерживая пробившую меня дрожь, я обхватила себя руками и уселась на подоконник. В комнате появился демон.

— Ты что с ума сошла?! — сразу заорал он.

— Не понимаю! — нервно выдохнула я. — Объясни толком, что произошло?

— Ты что, правда, такая бестолковая? Ты же могла погибнуть!

— Погибнуть?!

— Вам, Небесным созданиям, нет места в Тёмном мире.

Он сел рядом со мной и неожиданно заботливо спросил:

— Испугалась?

Ещё не до конца осознав, что произошло и что чувствую, я пожала плечами. Он продолжил:

— Конечно, это не моё дело, но тебе стоит попросить Архангела, чтобы он рассказал, как тут всё устроено?

— Почему все отправляют меня к Архангелу? — Я с недовольством посмотрела в чёрные глаза. Сейчас они излучали тепло, такое настоящее, что легко было поверить, будто он искренне заботится обо мне.

— Откуда ты такая взялась? — усмехнулся он.

— Вопрос к Архангелу!

Он протянул руку:

— Дэмиан.

— Микаэлла.

— И имя у тебя какое-то странное.

— Первое, какое пришло на ум.

Издав тихий смешок, он кивнул:

— Ладно, — прежде чем продолжить, он выдержал паузу, во время которой внимательно изучал меня, — я помогу тебе, раз никто не хочет этого делать.

— Вот как?! И что потребуешь взамен?

Он недовольно фыркнул.

— Думаешь, демон не может быть бескорыстным?

В этот раз я позволила себе долгий изучающий взгляд, но, кроме обиды, ничего не увидела.

— Прости, если обидела.

— Прощаю. — Он чуть наклонил голову.

— Знаешь, с Небесным миром уж как-нибудь сама разберусь. Меня больше волнует кое-что другое, только давай поговорим об этом не здесь.

— Хорошо. — На его губах появилась хитрая улыбка.

Мы одновременно переместились в комнату Иры. Продолжая улыбаться, Дэмиан сделал вид, будто прислушивается.

— Она ещё стоит на крыльце соседнего дома.

— Вот и хорошо. Просто… — Я на мгновение задумалась, не зная, как лучше начать разговор. — Там, в том доме… зверь…

— Да. Ахерон.

— Кто он? И почему сидит именно там?

— Он не сидит там, он следует за человеком.

— Но почему?

— Потому что его душа принадлежит Тёмному миру.

— Что?! Как такое могло произойти? — Моё напряжение и волнение вырвалось наружу. Я подалась вперёд и прижала руки к груди, тем самым выдав себя с головой. Да и как можно было сдержаться?

— Микаэлла, для твоей же пользы будет лучше, если станешь держаться от него подальше.

— Но почему? — негодовала я.

— Потому что ничего не сможешь изменить! И никто не сможет этого изменить. Когда придёт время, его душа отойдёт Тёмному Князю, вот и всё.

— Но почему? Что он такого натворил? Как это произошло? Когда…

— Не он! — Демон прервал поток моих вопросов. — Не он.

— А кто тогда?

— Какая разница кто? Я тебе говорю: ты ничего не изменишь, смирись.

— Ну неужели так трудно рассказать? Ты же наверняка знаешь!

На губах чёрного красавца вдруг заиграла улыбка.

— Микаэлла, я ведь демон, не забыла? У нас есть свои секреты, и я не намерен раскрывать их какому-то ангелу.

— Вот как! А как же заявление о бескорыстности демонов!

— Ты всё извратила! — возмутился он и уже хотел что-то добавить, но в это время в комнату вошла Ирина. Дэмиан сразу изменился. Глаза лукаво прищурились, улыбка стала коварной. Он наклонил голову, провожая её любопытным взглядом. — Ох и трудно тебе придётся!

— О чём ты?

Я тоже посмотрела на неё. Выглядела счастливой. Конечно, ведь ей нравился Дима. Да и как он мог не нравиться? Он славный и действительно бескорыстный. Я бросила недовольный взгляд на демона и тут же подумала, что злюсь на него напрасно, он первый, кто хоть что-то рассказал мне, первый, кто предложил помощь, а ещё он много знает и не стоит портить с ним отношения.

— Эта девочка попьёт крови у парня, — усмехнулся он. — Вот увидишь! У меня чутьё на таких.

— А мне кажется, она добрая и очень даже рассудительная.

— Поэтому так и думаю! — Он расправил крылья. — Мне пора.

— Думает он, — выдохнула я, как только чёрный красавец исчез.

Ира собирала вещи на завтра. Мурлыкала песенку, даже пританцовывала. Её воздушное настроение нисколько не помогало мне успокоиться. Тревожные мысли, а ещё пристальный взгляд… Я обернулась. Из окна дома напротив на меня смотрел Дима. Беспокоился, понятно дело. Махнув рукой, я переместилась к нему в комнату.

— Ты в порядке? — Он резко развернулся.

— Да, — поспешила успокоить его я, — всё хорошо.

— Я так испугался за тебя, когда этот… дёрнул…

— Я, правда, в порядке. Правда.

— Кто он?

— Это демон.

— В смысле, прямо настоящий демон?

— Да.

— И что ему здесь нужно?

Я покосилась на шевельнувшегося в углу Ахерона. Дима тоже глянул в угол, но зверь моментально исчез.

— Не могу говорить здесь, нужно найти людное место.

— Завтра я буду в университете, давай встретимся там.

— Хорошо. Зайди к Ире, и я потом последую за тобой. Всё, пока.

***

Четыре стены кабинета и полная тишина сводили с ума. Там, в коридорах университета, кипела жизнь, замолкая лишь на время занятий, а здесь, Ира даже музыку не включала, чтобы не отвлекаться от работы. Ближе к обеду, измаявшись от безделья, я улеглась на подоконник, положила ногу на ногу, и начала распевать песенки. Дверь кабинета открылась, когда дошла до третьего куплета очередной баллады. На пороге появился Дима. Едва сдерживая улыбку, он сначала кивнул мне, потом перевёл взгляд на Иру.

— Привет, зашёл сказать, что вчера поговорил с дядей.

— Поговорил. Правда? И что?

— Маша зря переживает, её кандидатуру сразу одобрили, а вот ещё двоих выбирают на конкурсной основе.

— Значит, мест было три?

— Да. Просто они не хотели это афишировать, чтобы не расстраивать студентов.

— Понятно. — Ира повернулась к монитору и с улыбкой сказал: — Что ж, тогда и я буду молчать, пусть помучается.

— Извини, не понял. — Дима сел на стул.

— Это я так. — Она качнула головой и теперь уже сосредоточилась на собеседнике: — Ты приходил к Ольге Борисовне?

— Да. Но её нет на месте.

— Её уже не будет сегодня.

— Что ж, приду завтра.

— Если хочешь, могу передать ей твою работу.

— Нет. Мне нужно с ней проконсультироваться. Запутался кое с чем.

— Понятно. А я уж думала ты беспросветный умник.

— Ну… стараюсь. — Мы с Дёмой переглянулись. Он растерянно пожал плечами, а я недовольно покачала головой.

— Извини, — спохватилась Ира. — Вечно говорю что попало. Я не хотела обидеть. Ты, действительно, умница.

— Да ладно. — Он слегка смутился и снова глянул в мою сторону.

Показав рукой, что ухожу из кабинета, я переместилась в коридор, встала у стены и задумчиво посмотрела на дверь. Неужели демон прав насчёт Иры? Но ведь она и правда добрая, мало того, умеет признавать свои ошибки. Вот сейчас, не побоялась ведь извиниться. Да и сказала, скорее всего, без задней мысли.

— Идём, — бросил Дима, проходя мимо меня.

— Идём.

Он спустился в холл, потом вообще покинул университет и его территорию. Направился к скверу. Расстояние до Ирины неизменно увеличивалось, но я шла не останавливаясь. Миновав тихий сквер, Дима вышел на центральную площадь, где сновали десятки людей. Там он устроился на лавочке, достал из кармана гарнитуру, вставил в ухо наушник и с улыбкой пояснил:

— Чтобы не сочли сумасшедшим.

— Понятно. — Я села рядом с ним. — Молодец, подготовился.

Он кивнул.

— Дима…

Я замолчала, не представляя, как начать разговор, чтобы не слишком сильно напугать его, а Дима нервно усмехнулся.

— Ты тоже хочешь звать меня так?

— Да-а-а, — немного растерялась я, — пора дать твоему имени возможность выйти в свет.

— Конечно, — снова усмехнулся он, — пора повзрослеть.

— И это тоже. — Я вздохнула, понимая, что отсрочка разговора не может быть вечной, напряжённо сцепила пальцы рук.

— Рассказывай, что ты узнала?

— Дима.

— Микаэлла, прошу, не думай, что испугаюсь. Незнание пугает куда больше.

— Хорошо. В общем, когда в тот раз… пришла к тебе, то столкнулась с потусторонним зверем. Он прогнал меня и сказал, что ты… не наша забота. После этого я попыталась узнать хоть что-то у ангелов про зверя и про вашу семью, но они только отмахивались от меня, говорили: «это не твоё дело, не связывайся с ним…» И вот, вчера, тот демон, которого ты видел, рассказал мне кое-что. Он сказал, что твоя душа принадлежит Тёмному миру, а зверя, что стережёт тебя, назвал Ахероном. Я попыталась выведать: почему это произошло и кто виноват, но демон только сказал, что это не твоя вина, и что я ничего не смогу изменить, и что после смерти твоя душа отойдёт Тёмному Князю. Вот. Дальше он говорить не захотел. Тайны у него, видите ли, от ангелов. — Я заговорила быстрее, эмоциональнее: — Ты не думай, я не остановлюсь на этом. Обязательно раскручу его, наверняка он знает больше, чем говорит…

— Нет! Не надо. Не хочу, чтобы из-за меня ты общалась с демоном.

— Почему? Он ведь вполне нормальный. И потом, другого способа помочь тебе, всё равно нет.

— Но ведь демон сказал, что ничего изменить нельзя.

Его глаза наполнились влагой, а в моей груди словно что-то съёжилось в маленький тяжёлый комок, заскребло, оставляя горячие царапины изнутри.

— Мало ли что он сказал! Рано отчаиваться. Для начала давай не будем падать духом. Я тебя не оставлю в любом случае. Так что, один союзник у тебя есть.

— Толку-то. Микаэлла… раньше я считал, что душа — это вопрос веры, но сейчас…

Им полностью овладело отчаянье. Конечно, преподнеси ему новость о душе кто-то другой, вероятно, он бы и не воспринял это всерьёз, но сейчас, когда собственными глазами видел ангела и демона, что ему оставалось?

— Дима, прошу, — взмолилась я. — Верь мне. Я же ангел! Я никому не дам обидеть тебя.

— Микаэлла…

— Верь мне.

— Хорошо, — кивнул он, — хорошо.

— Вот и молодец. А теперь давай успокоимся и подумаем, что делать дальше.

— Конечно. — Он снова кивнул, но ему понадобилась небольшая пауза, чтобы окончательно взять себя в руки и продолжить разговор. — Ты сказала, зверя зовут Ахерон?

— Да.

— Можно поискать в интернете.

— Конечно, обязательно поищи.

Ощутив внутреннее беспокойство, я вытянула шею, прислушиваясь к мыслям Иры.

— Что такое? — заволновался Дима.

— Иру что-то насторожило. Не уходи, — бросила я и переместилась к ней.

Помещение, где очутилась, было сплошь заставлено полками, на которых лежали, стояли, стопками и в ряд, книги. Ира склонилась над столом, там лежал старинный свиток. Я заглянула поверх её руки, но едва увидела рисунки, моментально переместилась к Диме и выпалила:

— Тебе стоит вернуться!

От неожиданности он вздрогнул и выкрикнул, срываясь с места:

— Что с Ирой?

— Нет-нет, с ней всё в порядке. Просто она нашла свитки.

Бросив на меня настороженный взгляд, он немного сбавил темп.

— И что в них?

— Демоны, ангелы, зверь… Я как его увидела, сразу к тебе. Дима, ты иди, а мне надо к Ире.

— Стой, а где она?

Замерев на месте, я пожала плечами.

— В комнате с книгами.

— В хранилище, — кивнул он, — хорошо, встретимся там.

Когда вернулась, Ира уже отложила свиток в сторону и теперь держала в руках пожелтевшие фотографии. Присмотревшись к лицам, я невольно помотала головой. Снимки явно были старыми, но на них легко узнавался Дима. Ира с таким же недоумением рассматривала фотографии, и даже переворачивала их, чтобы прочитать дату. Одному из этих снимков было девяносто лет! Ничего не понимая, я села на краешек стола и, в ожидании, когда войдёт личность с фотографий, уставилась на дверь. Но он так и не появился. Время шло. Ира собрала свитки, сложила фотографии в коробку, поставила на полку, после чего покинула хранилище.

Абсолютно не представляя, в какой части университета мы находимся, я неотступно следовала за своей подопечной. Она прошла по длинному, узкому коридору, поднялась по лестнице, открыла дверь. Мы оказались в библиотеке. Здесь мне всё было знакомо, и я завертела головой в поисках Димы. Чутьё не подвело! Он мелькнул у последнего стеллажа и вышел нам навстречу.

— О, ты ещё здесь! — воскликнула Ира.

— Да, вот… — Он продемонстрировал ей толстенную книгу.

— Это хорошо, что застала тебя. — Она бесцеремонно выдернула у него книгу и бросила на полку. — Идём.

В хранилище она сразу достала ту самую коробку, поставила её на стол.

— Когда я искала свитки, то случайно нашла фотографии. — Она вынула из коробки пухлый, больше похожий на папку, конверт.

Внимательно вглядываясь в фотографии, Дима всё больше хмурился и когда в его руках оказался современный снимок, потряс им.

— Это мой отец. — Он повернул к Ире другой снимок. — А это мой дед.

— Не понимаю. Они будто братья-близнецы.

Дима бросил взгляд в мою сторону, потому как Ира опустила голову во время разговора, а когда услышал от меня фразу, кивнул.

— Да, отец всегда говорил, что он вылитый дед, а вот сестра пошла в бабушку.

— А ты, соответственно, в отца.

— Да. Но это не объясняет, что фотографии делают здесь. — Он взял свиток, раскатал его на столе. Ира прижала один угол свитка канцелярским набором.

Я склонилась над выцветшим листом бумаги и указала пальцем на зверя.

— Это Ахерон.

— Да. — Дима указал на изображение того самого существа с крыльями, чья фигурка висела в его комнате. Только на свитке рисунок был размытым, да ещё написанный поверх него текст мешал. — Вот он артефакт: как раз между зверем и человеком. Божество…

— Нет, — запротестовала я, — он больше похож на демона. Видишь, какие у него страшные крылья.

Пытаясь рассмотреть рисунок, Дима склонился ниже.

— Возмо-о-ожно. А текст пробовали переводить? — Он посмотрел на Иру.

— Текст. Не знаю. Хотя… — Она достала из коробки потрёпанную тетрадку.

Увидев её, Дима переменился в лице.

— Ты знаешь что это? Знаешь? Это тетрадь моего отца! Его записи… — Он развернул один из листов, на котором была нарисована карта. — Маршрут! Дядя всё знал, а мне сказал, что записи отца утеряны. — Он развернул ещё один лист и на мгновение замер. Я увидела изображение храма, снова ту самую фигурку в центре, а внизу листа цифры. — Координаты, наверняка. Так. Хватит! Пора поговорить с ним.

Он захлопнул тетрадь, подхватил конверт, и шагнул к выходу, но Ира решительно преградила ему дорогу.

— Нет! Нельзя их выносить из хранилища. Отдай! — Она протянула руку.

— Ты не понимаешь!

— Это ты не понимаешь. — Проявляя настойчивость, она забрала тетрадь и конверт. — Если Роман Анатольевич узнает, что дала их тебе, уволит меня.

— Речь идёт о моих родителях!

— Нет. — Она покачала головой. — Если это так важно для тебя просто поговори с дядей, но меня не впутывай в это дело.

Дима со злостью стиснул зубы. Похоже, сейчас он был на волосок от того, чтобы сорваться, и я невольно переместилась за спину к подопечной. Она в это время тронула разгорячившегося друга за локоть, но осторожное прикосновение только ещё больше разозлило его и, бросив негодующий взгляд на меня, он зашагал к выходу. Ира позвала его, но толку-то. Быстро переместившись в узкий коридор, я расправила крылья, преграждая Диме дорогу.

— Остынь. — Я попятилась от него, потому как он и не подумал выполнить мою просьбу. — Пойми, для Иры работа — всё. Она дорожит ею.

Но он словно не слышал меня, тогда я решила остановиться и будь что будет. Всего шаг оставался между нами, когда пространство коридора содрогнулось от звериного рыка. Ахерон ринулся на меня и отбросил к ступенькам. Ещё до того как упасть, я переместилась к Диме и расправила крылья, в готовности отразить новую атаку, но зверь неожиданно исчез. Опустив крылья, я оглянулась. Дима стоял метрах в трёх от меня. Бледный, серьёзный.

— Испугался?

— Микаэлла, прости.

— Прощу, если перестанешь злиться на Иру и на дядю тоже не нужно злиться. Наверняка у него была причина скрыть всё от тебя.

— Наверняка. Но мы всё равно должны с ним поговорить.

— Конечно, обязательно поговори, только без обвинений. Хорошо?

— Ты поможешь мне? — Он вдруг посмотрел на меня с такой надеждой.

— Конечно. Позови, когда буду нужна. — Я улыбнулась. — А сейчас извини, но мне нужно к Ирине.

— Да-да. — Он оглянулся на дверь, но пошёл всё же к лестнице.

Наверное, ему хватило на сегодня переживаний.

Ира стояла у стола и уголком платочка вытирала навернувшиеся на глаза слёзы. Но в тот момент, когда мне захотелось пожалеть её, она тряхнула головой и убрала платок. Её лицо стало строгим, наверное, даже слишком строгим. Она быстро сложила в коробку все документы, поставила её на полку и покинула хранилище.

До самого конца дня Ира вела себя неестественно деловито. Односложные ответы, ни единой улыбки, даже вечером, когда за ней приехал Олег, и то не расслабилась, и с самым серьёзным видом предложила пойти в кино. Инструктор сразу заметил её настроение, стал допытываться, что случилось. Она вполне могла рассказать историю со свитками, но вместо этого начала нападать на него: припомнила редкие встречи и его нежелание брать её на соревнование. Зачем?! Олег стал оправдываться. Настроение у обоих испортилось, они наговорили друг другу лишнего, поссорились…

В зале кинотеатра погас свет. Ира с Олегом умолкли, но это не означало, что успокоились. Исходящая от них нервозность по-прежнему прошивала пространство электрическими разрядами. Я была бессильна что-либо изменить или помочь, поэтому оставила неуёмную парочку «наслаждаться» романтической комедией, а сама отправилась туда, где моё присутствие было гораздо важнее.

В этот раз мне удалось проскользнуть в комнату незаметно. Дима сидел за письменным столом, но он не занимался, это точно. Наверняка думал о родителях, о дяде, смотрел на карту, на артефакт, вздыхал. Наблюдая за ним, я устроилась на полу, возле окна.

Прежде чем Дима выстрадал своё решение, прошло достаточно много времени. В какой-то момент мне даже показалось, что передумал, но нет. Вот он поднялся, провёл рукой по волосам и произнёс моё имя, глядя в сторону окна.

— Я здесь.

Он резко обернулся, и я поднялась с пола.

— Ты давно здесь, да?

— Давно. Не хотела мешать тебе, договариваться с самим собой.

— Да… спасибо.

— Ты готов?

— Да. — Он направился к двери, распахнул её и шагнул в сторону. — Только давай ты пойдёшь первая.

— Конечно. — Мои губы растянулись в улыбке.

Так было всегда. Люди читали молитву — Ангел мой, иди со мной, ты впереди, я за тобой — и смело шагали в новый день или принимались за сложные дела. Хоть и не осознанно, но Дима поступил ровно так же.

Мы спустились в гостиную, где семейство Самохиных в полном составе сидело перед телевизором. Дима подошёл к дяде.

— Нам надо поговорить.

Его серьёзный тон вызвал беспокойство у тёти, она спешно поднялась, взяла племянника за локоть.

— Димочка, что-то случилось?

— Нет, всё в порядке. — Он накрыл руку Анны Васильевны ладонью.

— Да-да, надо. — Дядя кивнул.

Мы прошли в профессорский кабинет. Расселись. Дима на диванчике, я там же, на подлокотнике, Роман Анатольевич в кресле. Прежде чем начать разговор, Дима несколько раз сцеплял и расцеплял пальцы рук.

— Сегодня, совершенно случайно, я наткнулся на коробку в хранилище…

— Почему-то именно так и подумал, — закивал профессор. Наверное, сейчас должен был прозвучать вполне логичный вопрос: каким образом племянник попал в хранилище, но Роман Анатольевич почему-то начал оправдываться: — Всё не так, как кажется с первого взгляда.

— А как? Почему ты солгал мне? Почему сказал, что не нашёл дневник отца?

Протянув руку, я прошептала:

— Не заводись.

Дима бросил на меня хмурый взгляд, но всё же замолчал.

— Что ж, похоже, пришло время… — Профессор устало откинулся на спинку кресла, посмотрел на фотографию альпинистов, которая висела на стене. — Ты сам знаешь, что пришлось пережить твоим родителям. До твоей болезни, ваша семья считалась довольно стабильной и состоятельной. А тут вдруг… Сначала неприятности на работе у Антона, потом Наде пришлось уволиться. Все накопления ушли на твоё лечение, начались проблемы с деньгами. Надя просто впала в отчаяние. И вот, однажды, Антон пришёл ко мне в университет. Весь взъерошенный, под глазами круги. Помнится, я тогда подумал, что он решил заглушить боль спиртным, к тому же он начал нести околесицу, якобы ему явился призрак его отца. Явился ночью, когда он сидел у твоей кровати и сказал, что сильно виноват перед всеми своими сыновьями.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Мой ангел предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я