Жена по призванию (О. А. Куно, 2014)

Как правило, любая приличная сказка кончается свадьбой, после которой счастливая пара живет себе, как водится, долго и счастливо. Жизнь, однако, чуть менее предсказуема: все может измениться в один миг. Еще вчера Ника с удовольствием путешествовала со своим супругом, а сегодня пытается придумать, как спасти Дамиана из лап его старого врага. Одна в лесу, без поддержки и средств… Казалось бы, любая в такой ситуации отступится. Но Ника не сдается – и дорога сводит ее с теми, кто сможет помочь Дамиану. Жаль только, что новые спутники слегка не в ладах с законом. Но, когда жизнь любимого мужа на кону, кого могут взволновать подобные мелочи?..

Оглавление

Из серии: Невеста по завещанию

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Жена по призванию (О. А. Куно, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 7

Одежду для меня действительно купили, причем в двух разных лавках. В первой, дорогой и шикарной, приобрели платье, достойное быть надетым на светский прием, а также подходящие к этому платью туфли. Во второй, попроще, я обзавелась нарядом на каждый день. Довольно долго разглядывала одно скромное ситцевое платье, но в конечном счете остановила свой выбор на одежде, похожей на ту, что носила Нэт. Брюки и рубашка не сковывали движений, позволяя хоть идти на цыпочках, хоть бежать, хоть скакать во весь опор верхом, в зависимости от того, что потребуется по обстоятельствам. А обстоятельства могли сложиться совершенно по-разному, и лучше быть готовой ко всему.

А затем мы отправились нарушать закон.


Средних размеров карета, запряженная четверкой лошадей, неспешно катилась по лесной дороге. Возница, бойкий мужичок с седыми волосами и седой же бородой, что-то тихонько бормотал себе под нос, временами поглядывая по сторонам. Возле него сидел охранник в кожаных доспехах; свой меч он пристроил на коленях и сейчас откровенно позевывал. Вечер возвещал о своем приближении сгущающимися тенями, но пока видимость оставалась хорошей. Тем легче оказалось разглядеть женщину, стоявшую посреди дороги, прямо на пути кареты.

Женщина была гадалкой; во всяком случае, так она выглядела. Вызывающее красное платье, масса металлических браслетов на обеих руках, да к тому же еще и оранжевый платок, ярким пятном выделявшийся на фоне размытых спокойных тонов вечернего леса. Из-под платка выглядывали огоньки золотисто-рыжих волос. Карета приближалась, а южанка продолжала стоять, не двигаясь с места.

Возница резко натянул поводья. Лошади заржали, возмущаясь, но все же послушались, окончательно остановившись всего в паре ярдов от гадалки. Женщина, нисколько не смущенная этим обстоятельством, шагнула вперед и погладила одну из лошадей по морде. Та не слишком довольно фыркнула.

– Эй, баба, ты что, весь ум по пути растеряла? – грубо крикнул со своего места охранник. – Убирайся с дороги немедленно, не то как есть растопчем!

Южанка на подобное обращение не обиделась и подняла к сидящим на козлах улыбающееся лицо.

– Не сердись, красавец, и не спеши. Давай я тебе лучше погадаю!

– Иди отсюда поживее своей дорогой, – отрезал тот. – Нет у нас времени на всякую ерунду.

– Зря ты так неуважительно о собственной судьбе отзываешься, – с улыбкой покачала головой гадалка. – Судьба – она ведь барышня легкомысленная, может и обидеться. А ну как отомстит тебе за такое пренебрежение?

– Уйдешь ты или нет? – с угрозой в голосе спросил охранник.

Возница наблюдал за происходящим молча. Ему-то что? Его дело везти. Вот разберется с нахалкой охранник, он и поедет, а пока отчего не поглазеть? Тем более и декольте у южанки такое, что заглянуть в него любо-дорого, особенно отсюда, сверху.

Меж тем гадалка снова покачала головой.

– С места не сдвинусь, красавец, пока судьбу твою тебе не предскажу.

– Ну все, доигралась, – предупреждающе произнес охранник.

И, отобрав у возницы кнут, он соскочил с козел на землю, после чего пошел к женщине, крепко сжимая кнут в руке. Но гадалка лишь улыбнулась еще шире, и только в самых уголках ее глаз вознице привиделось что-то недоброе. Что-то, что должно было бы встревожить охранника. Но тот не встревожился.

– Эх, невежливый ты, красавец, – неодобрительно покачала головой южанка. – Не заслужил честного гадания. Но я не гордая, будущее твое все-таки предскажу, ближайшее. Неприятности тебя ожидают, красавец, – после чего, подняв голову повыше, она совсем другим тоном добавила: – И они уже начались.

Возница даже не понял, когда она умудрилась извлечь на свет кинжал, а лезвие уже прижалось к шее охранника.

– Брось-ка кнут, не серди меня, – требовательно сказала женщина, и в ее голосе больше не было ни тени южного акцента.

Еще один человек, на сей раз мужчина, возник у охранника за спиной, держа наготове меч и веревку. Верхняя часть лица и волосы этого мужчины были скрыты под черной матерчатой маской с узкими прорезями для глаз. Ничего больше возница увидеть не смог. С крепкой широкой ветки, которую растущий поблизости дуб протянул над дорогой, словно нищенка – руку, прямо на козлы соскочил еще один мужчина в такой же маске. Возница лишь успел краем глаза заметить силуэт третьего человека, держащего наготове заряженный арбалет.


Дэн и Алонсо занялись обезвреживанием и связыванием тех двоих, что ехали на козлах. Мы же с Нэт шагнули к карете. Она открыла левую дверцу, я – правую. Разговор предстояло вести наемнице; моя задача заключалась только в том, чтобы держать сидящих внутри на прицеле.

По дороге в лес я безумно боялась; теперь же страх начисто пропал, уступив место – о ужас! – азарту. В висках стучала кровь, подменяя привычное восприятие ситуации на какое-то новое, неправильное и рождая в душе совершенно незнакомые прежде эмоции.

В карете сидели четыре человека, двое мужчин и две женщины. И, хотя какое-то оружие у мужчин имелось, оказывать сопротивление они явно не собирались.

– Дамы и господа, простите нас за это маленькое неудобство, – весело сказала Нэт. – Это не более чем вынужденная мера. Ведите себя благоразумно, и никакого вреда мы вам не причиним. В самое ближайшее время вы сможете благополучно продолжить путь. Дамы и сейчас могут оставаться в карете, а вот мужчин мы настоятельно просим выйти наружу.

С этими словами она отступила от двери, предоставляя подвергшимся ограблению возможность выполнить ее «просьбу».

Мужчины, один лет двадцати, второй немного постарше, неохотно вылезли из кареты. Нэт склонила голову набок, разглядывая их плотоядным взглядом, затем обратилась ко мне.

– Что скажешь?

– По-моему, этот.

Кивком головы я указала на того, что помоложе, не забывая при этом держать мужчин на прицеле.

– Ну-ка покрутись! – велела ему Нэт.

Тот уставился на нее ошалелым взглядом.

– Что?! – впервые за это время подал голос он.

– Покрутись, – ничуть не смущенная, внятно повторила наемница. – Так, чтобы мы тебя рассмотреть как следует могли. Ширину плеч, рост, спину, бедра.

– Совсем, что ли, стыд потеряли? – процедил второй.

– Вот уж без чего мы запросто обойдемся, так это без проповедей, – с улыбкой заверила его Нэт. – Хотя если тебе так неймется… Можешь прочитать нашему товарищу нотацию о том, как греховно играть в азартные игры. Эй! – Она присвистнула и, когда Дэн обернулся, крикнула ему: – Иди-ка сюда! Тут молодой человек заскучал, не поможешь ему культурно провести время?

Дэн охотно направился к нам, на ходу поигрывая мускулами и вертя в пальцах рукоять ножа. Молодой человек погрустнел, явно жалея о том, что вообще надумал открывать рот. Мы же с Нэт вновь сосредоточили внимание на его спутнике.

– Ну так давай, крутись, – напомнила девушка.

Тот, вздохнув, повернулся вокруг своей оси.

– Ну что? – спросила, обращаясь ко мне, наемница.

– Годится, – кивнула я. – То, что нужно.

Нэт снова взглянула на незадачливого путешественника.

– Ну что ж, раздевайся! – заявила она.


К тому моменту, когда мы возвратились в трактир, было уже совсем темно. «На дело» мы специально ходили далеко и засаду устроили не на первой попавшейся лесной дороге, а на той, что вела из Оукхилла в Ренберри. Путь туда был неблизкий, зато мы могли быть уверены, что не столкнемся со своими жертвами на приеме у барона. Да и в том, что нас догадаются искать именно в Избурге, возникали большие сомнения.

Оказавшись в нашей с Нэт комнате, я принялась приводить себя в порядок, умылась, переоделась в свою вторую обновку и занялась прической. Короткий стук в дверь известил о приходе наших сообщников. Закончив укладывать волосы, я обернулась и в изумлении вытаращила глаза. Дворянская одежда смотрелась на Алонсо не просто органично. Впечатление складывалось такое, что носить ничего другого этот человек не мог просто по определению. Рядом с Дэном, выглядевшим вполне по-разбойничьи, стоял мужчина, принадлежавший к совершенно другому миру. Миру балов, приемов, деловых ужинов и вечерних чтений. Аристократ до мозга костей…

– Леди, вы позволите?

Алонсо приблизился ко мне походкой светского льва и галантно поцеловал мою руку. После чего помог подняться, предложил опереться о его локоть и провел по комнате. Я взирала на наемника, совершенно не по-светски разинув рот.

– Ну что скажешь, Ники? – осведомилась Нэт, глядя на приятеля с нескрываемым восхищением. – Хорош, а? Такого мужчину надо хватать, не раздумывая, и сразу тащить в койку… тьфу, я хотела сказать, под венец. Ах да, ты же у нас уже замужем! Какая досада.

– Никакой досады! – отрезала я. – Вот ты не замужем, ты и хватай.

– Ну что, подруга, съела? – осклабился Дэн. – Я сбегаю за жрецом?

– Бедняга-жрец, – ухмыльнувшись, протянул Алонсо. – И что-то он будет делать, когда и жених, и невеста хором ответят перед алтарем «нет»?

– Представление стоило бы устроить только ради того, чтобы посмотреть на его реакцию, – признала наемница. – Но сейчас у нас нет времени на такие шутки. Мужчины, выходите, нам надо завершить работу над образом спутницы королевского протеже.

Дэн и Алонсо покорно вышли, по ходу дела о чем-то переговариваясь и толкая друг друга в бок. Я ошарашенно обернулась к Нэт.

– Откуда это у него? – изумленно спросила я. – Манеры, интонации, даже выражение лица?

– Ага, оценила! – расплылась в улыбке наемница. – Садись-ка.

Я села на стул перед зеркалом, и Нэт принялась наносить мне макияж. Соответствующие случаю баночки нашлись в ее арсенале. Движения наемницы были быстрыми и уверенными; иногда она останавливалась, критическим взглядом осматривала результат работы и снова принималась колдовать над моим лицом.

– Честно говоря, я думала, что у него не получится сойти за настоящего дворянина, даже в богатой одежде, – призналась я. – Мне казалось, что он… ну, просто не потянет.

– И он тебя удивил, – хмыкнула Нэт.

– Еще как! – воскликнула я. – Так откуда у него такие таланты? Ты вон говорила, что не смогла бы изобразить из себя знатную даму и что тебя бы вмиг раскусили. А он почему может?

– Потому что он – дворянин, – невозмутимо отозвалась Нэт.

Я изумленно воззрилась на наемницу.

– Что, настоящий?

– Угу, – кивнула она.

– Тоже незаконнорожденный? – уточнила я.

– Зачем же? – возразила Нэт. – Законный ребенок, чистокровный дворянин из прекрасной семьи.

– Что же он тогда здесь делает?! Как он оказался в наемниках?

Я непонимающе развела руками.

– Среди такого сброда, как мы? – усмехнулась Нэт. – Да как тебе сказать… Сиди спокойно, не вертись. Помнишь, я говорила про безземельного дворянина? Так это он и есть. Его отец не виконт и не барон, а просто аристократ с родословной и кое-каким имуществом. А Алонсо не старший сын, а второй. Знаешь, что обычно бывает со вторыми сыновьями в таких семьях?

Я задумалась, припомнила и начала понимать.

– Вот именно, – кивнула Нэт, заметив выражение моего лица. – Их отправляют в религиозную академию, чтобы впоследствии они получили должность верховного жреца в каком-нибудь городишке. Как ты думаешь, могло такое устроить нашего Алонсо?

Ответ был очевиден.

– Нет, – одними губами произнесла я.

– Ну вот. Альтернативный вариант, приемлемый с точки зрения его отца, был только один. Найти себе богатую невесту и, женившись, получить ее состояние. Так поступают достаточно многие в его положении. Во всяком случае, пытаются. Формально они становятся хозяевами в доме и владельцами солидного имущества. На деле же на всю жизнь попадают в довольно-таки зависимое положение. Родня жены считает возможным вить из них веревки и вечно попрекает отсутствием собственного капитала. Это, сама понимаешь, подходило Алонсо не больше, чем карьера жреца.

Я согласно кивнула, в то время как в душе рождалось чувство глубокого уважения к наемнику. Я и сама была в свое время далеко не в восторге от той жизни, которая была навязана мне отцом и обществом. Но мне и в голову не приходило бросить все и уйти в никуда, за тем, чтобы построить свою жизнь с нуля, абсолютно самостоятельно, ни от кого не завися и наплевав на все условности. Я уж молчу о том, что мне бы это нипочем не удалось. Впрочем, в моем случае и хорошо, что я не поступила подобным образом.

– Был еще один вариант, – заметила я вслух. – Он мог бы стать кастеляном при каком-нибудь замке.

– Верно, – согласилась Нэт. – И опять же оказаться в зависимом положении.

– Пожалуй.

– Ну что ж, принимай работу, – заявила Нэт, отодвигаясь в сторону, чтобы я могла рассмотреть свое отражение в зеркале.

Я подалась вперед, разглядывая румяные щеки, длинные ресницы, стрелки, заставляющие глаза выглядеть чуть раскосыми, и сочные губы.

– Нэт, а это не чересчур? – высказала сомнение я.

– Вовсе нет. Ты должна быть во всеоружии. Арбалетом на приеме не воспользуешься. Придется сосредоточиться на внешности. Ничто так не отвлекает внимание мужчины, как красивая женщина, уж извини за банальность. А нам и надо отвлечь их внимание, заставить расслабиться, распушить хвосты и сболтнуть о своем прошлом чуть больше, чем следует.

Ее слова звучали убедительно, но я нерешительно прикусила палец. Мне казалось, что молодая женщина в зеркале выглядит не красиво, а скорее вульгарно.

– А мы сейчас у экспертов спросим, – объявила, видя мои колебания, Нэт.

И с силой забарабанила кулаком по деревянной стенке. Мужчины не заставили себя долго ждать.

– Кто тут ломает трактир? – осведомился Дэн, распахивая дверь.

– Возник судьбоносный вопрос, – заявила Нэт. – Как выглядит наша нанимательница?

– Это они, что ли, эксперты? – разочарованно протянула я.

– А то! – отозвалась наемница. – У них, знаешь ли, столько опыта – любому придворному фору дадут.

Я повернулась к зеркалу спиной и, соответственно, лицом к наемникам.

– Ого! – Дэн громко присвистнул. И, склонив голову набок, заявил: – Готов работать за пятьдесят процентов от условленного гонорара.

– Ну это ты готов, – поспешила откреститься Нэт. – Лично я ни на что такое не подряжалась. Однако экспертное мнение очевидно. А ты, Алонсо, что скажешь?

– А что тут говорить? – бесстрастно пожал плечами наемник, заставив меня испытать новый прилив неуверенности. – Все Джастины и Нортоны – наши. Идем.

Он подставил мне локоть.


Предъявлять рекомендательное письмо Алонсо не пришлось. Барон без малейших колебаний поверил в то, что незваный гость – действительно представленный ко двору баронет Алехандро Менендес, пришедший на прием в обществе своей кузины Элисы Видэлл. Смотреть рекомендательное письмо хозяин дома отказался наотрез, не желая оскорблять своего нового знакомого недоверием. Такой расклад привел Алонсо в состояние праведного возмущения. Поскольку выразить оное возмущение в присутствии барона было невозможно, он высказал все, что думал, мне на ухо, пока мы под руку направлялись в зал.

– Нет, ты это слышала?! – яростно прошептал наемник. – Я готовил это несчастное письмо добрых два часа, сочинял текст, рисовал королевский вензель… И что? Он даже не захотел на него взглянуть!

– Может, как-нибудь в другой раз удастся использовать? – попыталась подбодрить его я.

– В другой раз придется новое рисовать, – вздохнул Алонсо. – Такие вещи нельзя хранить, чего доброго, кто-нибудь откопает в самый неподходящий момент. Это все равно что совершить убийство, а затем всюду носить с собой окровавленный нож. Ладно, шутки в сторону. Сейчас нас начнут здесь со всеми знакомить. Когда будут представлять нужных нам людей, я незаметно сожму тебе руку.

Так он и сделал. Почетную обязанность знакомить баронета и его кузину с другими гостями барон возложил на своего старшего сына. Гостей было много, запомнить всех – нереально. Но я и не ставила перед собой такой цели. Меня интересовали ровно четыре человека. Те, при знакомстве с которыми Алонсо мягко сжимал мое запястье. Но, впрочем, в этом не было нужды. Я отлично запомнила четыре имени, от которых настолько многое сейчас зависело. Граф Нортон Кэмерон, барон Нортон Вестли, виконт Нортон Эшли и граф Джастин Брэдшоу. Я прокручивала эти имена в голове и когда мы добирались до дома барона, и когда поднимались на второй этаж по широким ступеням, и когда улыбались рассыпающимся в комплиментах гостям. Меня не интересовали ни разговоры о погоде, ни местные сплетни, ни роскошное убранство гостевой залы, ни виртуозность музыкантов, ни изысканный вкус подаваемых лакеями блюд. О нет, я весьма успешно делала вид, будто все это мне безумно интересно. Будто я с наслаждением пробую здешние устрицы, обожаю танцевать бранль и с искренним любопытством слушаю очередную историю о том, как леди Клиффорд наставила рога своему мужу. Я научилась лицемерию в пансионе, и эта наука сейчас пошла на пользу. Но мысли мои были в действительности заняты только этими четырьмя: Нортон Кэмерон, Нортон Вестли, Нортон Эшли и Джастин Брэдшоу. Нортон Кэмерон, Нортон Вестли, Нортон Эшли и Джастин Брэдшоу.

Первым из этих четверых, с кем мне удалось пообщаться поближе, был Нортон Вестли. Он сам подошел к нам с Алонсо и вступил в разговор с моим мнимым двоюродным братом. Алонсо был сама любезность, я тоже старалась не подкачать, улыбаясь, кивая, кокетливо поджимая губки и стреляя глазками. Не знаю, насколько хорошо у меня получалось, но даже если и не слишком… В конце-то концов, я изображала юную незамужнюю девушку, лишь недавно начавшую выходить в свет и потому не успевшую еще стать в должной степени искушенной.

Итак, я улыбалась, время от времени бросая ничего не значащие фразы, а сама прокручивала в голове имеющуюся в моем распоряжении информацию. Нортон Вестли, тридцать один год. Барон, второй сын виконта Вестли; виконтство унаследовал старший брат. Имеется еще и сестра; она, кажется, замужем за каким-то баронетом. Сам Нортон не женат, ведет в меру активную светскую жизнь, столицу посещает, но редко, воевал на протяжении нескольких лет, но где именно, выяснить не удалось.

– Давно вы прибыли в наше захолустье, баронет?

Это он спрашивает у Алонсо. Про захолустье, конечно, перегиб; должно быть, хочет нарваться на комплимент.

– У вас здесь прекрасный город, – спешит возразить Алонсо. Если барон хочет услышать восхваление своей родины, он его получит. Нам не жалко. – Избург не так уж и сильно уступает столице. Но что касается вашего вопроса, нет, мы с кузиной приехали совсем недавно.

– А до тех пор вы оставались при дворе? – продолжает расспрашивать Вестли.

– Нет. – Алонсо с улыбкой качает головой. – Пришлось немного поездить по королевству… по всевозможным делам.

Его глаза улыбаются, и при этом многозначительный взгляд дает понять: я рад бы рассказать вам поподробнее, но не имею права.

– Понимаю, – смеется барон, – королевская служба.

– Кое-какие финансовые вопросы, – с ухмылкой уточнил Алонсо. – Сказать больше, простите, не могу.

– А вы, леди Элиса? – обратился ко мне Вестли. – Путешествовали вместе с вашим кузеном?

– По большей части да.

– Неужели столь юная и привлекательная девушка тоже состоит на службе у короля?

– О нет! – Я рассмеялась, энергично качая головой. – Ни в коем случае. Я ничего не понимаю в политике и не желаю ничего в ней понимать. Но Алехандро – мой самый близкий родственник с тех пор, как умерли мои родители. Он меня опекает, и я нередко путешествую вместе с ним. Стараюсь отблагодарить его за заботу, составляя компанию во время скучных и нудных деловых поездок.

Я по-сестрински потрепала Алонсо по руке. Заиграла музыка.

– Вы позволите пригласить вашу кузину на танец, баронет?

Глаза Вестли смотрят немного хитро.

– Если она сама не возражает, то отчего бы и нет? – отвечает Алонсо.

Я понимаю, что его слова рассчитаны не только на барона, но и на меня. Если я не хочу танцевать с одним из наших подозреваемых, предпочитаю держаться от него подальше, такое право остается за мной. Столь тесное общение с возможным врагом Дамиана мне, может, и не в радость, но я понимаю, что это пойдет на пользу дела, и потому отвечаю, улыбаясь так обворожительно, как только умею:

– Я не возражаю.

И первый из тройки подозреваемых Нортонов уводит меня танцевать.

В этом танце мне видится чрезмерная физическая близость к постороннему мужчине, пусть мы и танцуем всего лишь бранль, а вовсе не ужасающе непристойный вальс, который как раз сейчас входит в моду в высших домах Ганезии. Приходится прилагать немалые усилия, чтобы скрыть испытываемую мной неловкость. Боюсь, что движения все же получаются немного скованными, а приливший к щекам румянец более ярок, чем нарисовала своими кисточками Нэт. Но и это не страшно. Для девушки, делающей самые первые шаги на стезе светской жизни, такое вполне объяснимо и простительно.

Я успела заметить, что Алонсо тоже присоединился к танцующим, пригласив какую-то светловолосую девушку в элегантном синем платье. Остается надеяться, что, увлекшись блондинкой, наемник не забудет, зачем именно он сюда пришел. Впрочем, как оказалось впоследствии, мои опасения были напрасными. Разграничивать дела и развлечения наемник умел. И, танцуя с местной аристократкой, не только вел себя в соответствии с тем, чего ожидали от него в обществе, но и потихоньку выяснял у нее некоторые интересные для нас факты.

Когда танец закончился, мы с бароном расположились на изящных белых стульях, дабы немного передохнуть.

– У вас очень сильные руки, Нортон, – заметила я, после того, как Вестли помог мне сесть и выпустил мою ладонь. Мое лицо вдруг озарила «неожиданно» пришедшая в голову идея. – А хотите, я вам погадаю?

– Вы умеете гадать? – весело удивился он.

– Да, – гордо произнесла я, но затем стушевалась и, смеясь, добавила: – Ну во всяком случае, могу попробовать. Меня научила одна знакомая южанка.

– В самом деле? Чрезвычайно интересно! Не успокоюсь до тех пор, пока вы этого не сделаете.

– Тогда давайте руку, – с энтузиазмом велела я.

Барон послушался. Я обратила внимание на загорелую кожу и квадратные ногти, а затем сосредоточилась на испещривших ладонь линиях.

– Так-так… – загадочно проговорила я. – Вы родились вскоре после ланрежской военной кампании, верно? Стойте, дайте-ка подумать… – Я нахмурилась, изображая напряженную работу мысли. – Думаю, где-то через год после нее.

– Совершенно верно! – воскликнул барон, на которого, кажется, произвели впечатление мои слова. – Демоны! Вы абсолютно правы. Ну-ну, прошу, продолжайте!

– Хорошо, – просияла я, изображая, что жутко довольна успешным началом. – Итак… – Я снова уставилась на его ладонь. – Вы не единственный сын в семье, я вижу здесь три линии. Мужчина… и женщина. У вас есть старший брат и сестра, вернее всего, младшая.

Я подняла на барона вопросительный взгляд.

– Браво! – снова восхитился Вестли. – Вы удивительная девушка. Что дальше?

– Я вижу войну, – сосредоточенно произнесла я. – Вы воевали. Но оставили службу… два года назад?

– Три, – поправил барон, впрочем явно не считавший такую ошибку существенной.

– А поступили на военную службу за несколько лет до этого.

– Десять лет назад, – кивнул он. – Все верно.

«Стало быть, пять лет тому назад ваша военная карьера была в самом разгаре. И вы вполне могли служить вместе с Дамианом, ходить в разведку и иметь доступ к секретной информации».

– Попробую определить, где именно вы воевали… – Я задумчиво наморщила носик. – Не знаю, не уверена. Там были горы. И еще какие-то необычные растения. Может быть, в Ансилоне?

– Увы, – развел руками он. – В Ансилону меня так и не отправили. Так что я служил в Кресси. Но не расстраивайтесь, Элиса, вы и так очень много угадали. К тому же в Кресси тоже есть горы.

«Еще бы, – подумала я, подчеркнуто огорченно поджимая губки. – В нашем регионе везде есть горы. И я прекрасно об этом помнила, когда морочила вам голову».

– Ну что ж поделать, – вздохнула я. – Наверное, всего угадать нельзя. Мне надо еще немного потренироваться. Давайте теперь я расскажу о вашем будущем. Ух ты, как замечательно! – воскликнула я, щуря глаза над его ладонью. – У вас очень длинная линия жизни и крепкое здоровье. Вижу две болезни ближе к старости, но обе не слишком значительные и пройдут без необратимых последствий. Вы женитесь на достойной женщине, и у вас родится двое сыновей. Вот собственно, и все, – развела руками я, поднимая глаза. – Вы простите меня, барон? Я бы хотела отыскать своего кузена.

Барон Нортон Вестли окончательно и бесповоротно перестал меня интересовать.

– Справляешься? – спросил Алонсо, беря меня под руку и уводя подальше от толпы.

– Похоже, что да.

– Вижу, что да, – ухмыльнулся он. – Есть новости?

– Угу. Это не он.

– Отлично. Значит, осталось всего двое.

– Двое?

– Да. Я навел справки. Виконта тоже можно вычеркнуть. Остаются два графа. Плюс сейчас вполне подходящий момент наведаться в подвалы. Если ты готова остаться одна на некоторое время, я этим займусь. Не думаю, что мне понадобится более получаса.

Необходимость остаться без поддержки наемника, который до сих пор приглядывал за мной, пусть и на расстоянии, немного тревожила. Но сильнее меня волновало другое.

– Это не слишком опасно? – нахмурилась я. – Что будет, если тебя там засекут?

– Не более опасно, чем вся затея, – пожал плечами Алонсо. – Уж точно не опаснее, чем грабить кареты, – совсем тихо добавил он. – Ты нас для этого и наняла, притом за хорошие деньги, забыла? Это мы внаглую и без зазрения совести используем сейчас твой труд, а ты-то как раз рассчитывать на наш имеешь полное право. За лишний риск доплачено, так что говорить не о чем. – Надо отметить, о риске он рассуждал довольно-таки беззаботно. И тем не менее добавил: – Если через час я не вернусь, делай ноги. Если не успеешь, придерживайся легенды и утверждай, будто понятия не имеешь, что мне здесь понадобилось. Дескать, ты была совершенно уверена, что мы просто пришли развлекаться. Но коли у кузена оказались в городе дела государственной важности, ты тут ни при чем. Впрочем, особо на этот счет не беспокойся. Я не попадусь.

– Ладно, будем надеяться. Выполнишь задачу – тогда и попадайся, сколько тебе заблагорассудится. А до тех пор изволь оставаться на свободе, – требовательно заявила я.

– Вот! – Алонсо удовлетворенно вытянул указательный палец. – Это по-нашему! Теперь, чтобы тебе пока не было скучно…

– Продолжишь внаглую использовать мой труд? – хмыкнула я.

– Ничего-то от тебя не утаишь, – посетовал наемник. – Знаешь, я бы тебе заплатил, но времена неудачные: мы нынче на мели. Так вот, – продолжил он более серьезно, – проверь графа с распространенным именем. Есть причины предполагать, что это он.

С этими словами Алонсо покосился на ту самую блондинку, которую недавно так галантно вел в танце. Видимо, именно она была источником информации.

Наемник стал потихоньку продвигаться к выходу из залы, а я отыскала глазами графа Нортона Кэмерона. Он стоял у окна с бокалом вина в руке и о чем-то негромко беседовал с еще одним гостем. Поскольку последний не звался ни Нортоном, ни Джастином, его имени я не запомнила. Слышать разговор я не могла, повода присоединиться к беседующим у меня не было, поэтому я пока просто стояла в стороне и осторожно рассматривала человека, который, возможно, являлся причиной всех бед Дамиана. Высокий, я бы даже сказала, очень высокий, темноволосый и тоже, как и Дамиан, бледный; военная выправка бросается в глаза, тут даже не нужно гадать по руке. Вообще он был чем-то немного похож на моего мужа; то ли сочетанием темных волос, бледной кожи и высокого роста, то ли просто чем-то неуловимым в облике. Но это сходство не вызывало во мне симпатии к графу; скорее, наоборот, злило.

Закончив беседу, что было ознаменовано коротким вежливым кивком, Кэмерон прошел мимо висевших на стене фамильных портретов, поставил наполовину опустевший бокал на поднос и исчез за занавеской, скрывавшей выход на балкон. Я немного выждала, а затем неспешно зашагала туда же. Что-то подсказывало мне, что как раз сейчас настало время подышать свежим воздухом.

Балкон оказался широким и неожиданно просторным. Вдоль бортика стояло несколько стульев; занавеска, колыхавшаяся на ветру у меня за спиной, пропускала сюда немного света из залы. Шелестевший внизу сад тонул в темноте ночи. Звезд было мало, луны не видно.

Интересовавший меня человек сидел на стуле, задумчиво глядя куда-то в черноту. Я подошла почти к самому бортику и только тогда воскликнула:

– Ох, простите, граф! Я не знала, что вы здесь. Не хотела вам мешать.

И сделала вид, что собираюсь возвратиться в залу.

– Что вы, леди, вы нисколько мне не помешали. Прошу вас, останьтесь.

Я снова подошла к бортику. Ветер принялся трепать мое платье, словно проверяя его на прочность. Кэмерон встал возле меня.

– Леди Элиса, я правильно запомнил?

– Да. А вы…

– Нортон Кэмерон.

Я молча кивнула. Опустила руки на бортик, устремила взгляд в темноту сада.

– Там стало очень душно, – сказала я, объясняя таким образом свое появление. – А здесь свежо.

– Да, здесь значительно лучше, – согласился Кэмерон. – Присаживайтесь.

Он пододвинул мне стул.

– Благодарю вас. Это вовсе не обязательно.

– В таком случае мне тоже придется стоять.

Я вынужденно рассмеялась.

– Ладно, вы меня уговорили. Но это был чистой воды шантаж, – попеняла ему я, опускаясь на белый стул, такой же, как те, что стояли в зале.

– На что только не пойдешь ради общества красивой девушки, – усмехнулся он, садясь на соседний стул. – Как вам нравится Избург?

– Очень нравится, – охотно ответила я.

– В самом деле?

Его голос звучал удивленно. Хотя чему тут удивляться, когда задаешь избитый светский вопрос и получаешь на него столь же заученный светский ответ? Если говорить правду, так я ненавидела этот город – за то, что в нем силой удерживали Дамиана. Больше меня ничто не волновало; я не смогла бы даже припомнить, какие здесь архитектурные особенности и может ли город похвастаться мало-мальски стоящими достопримечательностями.

– А вам что же, здесь не нравится? – задала встречный вопрос я.

– Так… – Нортон неопределенно повел плечом. – Город как город. А откуда вы сюда приехали?

– В последнее время мы с кузеном путешествовали, – ответила я в соответствии с нашей легендой. – Перебирались с места на место.

– А раньше?

– А раньше я воспитывалась в пансионе.

Я не видела причин придумывать себе биографию там, где могла со спокойной совестью воспользоваться биографией подлинной. Немалое число девушек, в том числе и знатного происхождения, проходили обучение в пансионах. Другое дело, что пансион пансиону рознь, да и продолжительность такого обучения разнилась. Но сам по себе факт такого воспитания никак не выдавал во мне жену Дамиана.

– В самом деле? И как вам это понравилось?

– Ничего особенного, – откликнулась я. – Чрезвычайно скучно. Рассказывать уж точно не о чем. – Распространяться на тему поясов верности и мокрой простыни я не собиралась. – Лучше расскажите о себе. Вам ведь приходилось воевать, верно?

– Откуда вы знаете?

– Для этого достаточно один раз на вас взглянуть, – улыбнулась я.

Нортон неискренне рассмеялся.

– Привычки так просто не уходят. Хотя и пора бы. Я уже год как оставил службу.

– А сколько прослужили? – с интересом спросила я.

– О, долго. Почти восемь лет.

– Надо же! Действительно долго. А где? Ну если это, конечно, не военная тайна.

– Какая там тайна? – отмахнулся он. – Первый год в Кресси, а остальное время – в Ансилоне.

– Как интересно! – всплеснула руками я. – Я слышала, там удивительная природа. Какие-то такие необычные леса с лианами, как-то они мудрено называются…

– Джунгли, – подсказал Кэмерон.

– Точно, джунгли! – подхватила я. – И что же, вам доводилось там бывать? Или сражения в лесах не ведутся?

– Сражения ведутся там, где придется, – без особого энтузиазма ответил он. – Но в джунглях мы старались не биться.

– Отчего?

– Слишком невыгодная территория. Местное население приспособлено к ней прекрасно, мы же не приспособлены вовсе. Ланрежцы, по счастью, тоже. Но это не слишком интересная тема для разговора.

– Разве? А по-моему, ничто не может быть увлекательнее историй о сражениях. А сколькими воинами вы командовали? Сотней? Или, может быть, тысячей?

Сдержанная улыбка.

– Вы разочаруетесь, леди Элиса. Я почти не командовал.

– А что же вы делали?

Кэмерон пожал плечами, как бы подчеркивая таким образом, что тема эта действительно неинтересная.

– Исследовал местность, следил за передвижениями вражеских войск, добывал информацию.

– Вы были разведчиком? – восторженно всплеснула руками я.

– Можно сказать и так.

– И в джунглях бывать вам тоже приходилось?

Пусть думает, что у меня навязчивая идея. Детский интерес к экзотике. Тем более что природа джунглей – это и правда очень увлекательно. И я бы непременно ею заинтересовалась. Если бы не была сейчас целиком и полностью сосредоточена совершенно на другом.

– Приходилось, да.

– И вы ходили туда в одиночку? Вам не было страшно? Там же, говорят, живут дикие звери?

– Дикие звери – это далеко не самое страшное, с чем там можно было столкнуться. Но я далеко не всегда ходил в одиночку.

– Но вы же сами сказали, что не командовали отрядом, – напомнила я.

– Отряда и не было, – подтвердил Кэмерон. – О! – произнес он, поворачиваясь к человеку, как раз выходившему на наш балкон из залы. – Вот с ним-то как раз мы и ходили.

Мне стоило большого труда сдержаться и не вскочить на ноги. Сердце забилось в ускоренном ритме. Перед занавеской, бьющейся на ветру, словно парус во время шторма, стоял сейчас Джастин Брэдшоу. Вот оно как. Джастин и Нортон. Стало быть, они оба здесь. Случайное совпадение? Сговор? Или просто двое друзей, живущих в одной части страны и потому нередко пересекающихся на мероприятиях вроде сегодняшнего?

– Леди Элиса, вы знакомы с лордом Джастином Брэдшоу? – спросил Нортон, поднимаясь на ноги во второй раз со времени моего прихода.

– Мы были представлены, – с вежливой улыбкой кивнула я.

– Совершенно верно, – подтвердил Джастин и, подойдя ближе, галантно поцеловал мне руку.

Я же постаралась рассмотреть его в неверном свете, проникающем на балкон из праздничной залы. Тоже высокий, но не такой, как Нортон. Должно быть, примерно одного роста с Дамианом или чуть пониже. Кожа, кажется, чуть более смуглая, чем у его бывших сослуживцев. Темные короткие волосы. Когда он улыбается, на щеках появляются ямочки, что делает улыбку весьма обаятельной. Вот только меня на это обаяние не купить.

– Я-то все думал, куда ты пропал, – заметил Джастин, обращаясь к Нортону. – А ты, оказывается, похитил с приема красивую девушку, чтобы единолично наслаждаться ее обществом. Прежде я не замечал в тебе такого эгоизма.

– Рано или поздно человеку приходится умнеть.

Несмотря на некоторую ироничность интонации, особенного веселья в словах Нортона не чувствовалось.

– Не беда, к счастью, я тебя отыскал и своим приходом хоть немного восстановил справедливость.

Я слушала их бессмысленную болтовню вполуха, все больше концентрируясь на собственном состоянии. Обуревавшие меня эмоции были непривычными и чуть-чуть пугающими. Я всей душой ненавидела тех двоих, что вели сейчас столь беспечный разговор в паре шагов от меня. Ненавидела до зуда в кончиках пальцев, до сведенной челюсти, до желания закричать. Да, был высокий шанс, что настоящим врагом Дамиана является лишь один из них. Но даже в этом случае второй, скажем прямо, куда менее виноватый, вызывал во мне нешуточный приступ злости. Потому что не поддержал Дамиана тогда, когда это было необходимо. Потому что не помог, не нашел нужных слов, предал и тем самым окончательно растоптал. Что же касается второго, то тут и вовсе не о чем было говорить.

Признаюсь, в тот момент я испугалась, что не выдержу, выдам себя, не смогу продолжать играть в милую светскую игру, улыбаясь и стреляя глазками. Но я справилась. Более того, это оказалось на удивление легко, словно сама ненависть взялась позаботиться о моем успехе. Она заслонила все прочие эмоции, заставила меня высоко поднять голову, преобразовала рвущийся на лицо оскал в очаровывающую улыбку.

– Могу я осведомиться о теме вашего разговора? – спросил между тем Джастин, пододвигая себе стул.

– Отчего же нет? Я как раз рассказывал леди Элисе об Ансилоне.

– Об Ансилоне? – изумился Брэдшоу. – Немного странный выбор темы для светского разговора, – попенял Нортону он.

– Это я виновата, – поспешила оправдать Кэмерона я.

– Леди Элису интересуют джунгли, – пояснил Нортон.

– Ах вот как! – понимающе кивнул Джастин. – Это и в самом деле весьма любопытно. Понадобилось много времени, чтобы привыкнуть, верно, Нортон?

– О да, – согласился тот. – Например, к бегающим под ногами обезьянкам.

– Какая прелесть! – Я только что не захлопала в ладоши. – Я видела обезьянок только один раз в жизни, у одного коллекционера редких животных, знаете, есть такие странные люди. Обожаю экзотических животных и экзотические растения. Стало быть, вы ходили по джунглям вдвоем, без большого отряда? И совсем не боялись?

– Не боялись, – геройски заявил Джастин, а затем прищурился и с улыбкой признал: – Ну самую малость. И да, ходили вдвоем.

– И втроем, – мрачно уточнил Нортон.

– Это было давно, – откликнулся Джастин, тоже, кажется, помрачнев.

– У вас был сослуживец? Он погиб? – осведомилась я, принимая должное скорбное выражение лица.

Эти двое переглянулись.

– В некотором роде можно сказать и так, – пробормотал Нортон.

– Он просто очень давно оставил службу, – возразил Джастин.

Я покивала с бодрой улыбкой на лице. Очень надеясь, что в темноте ночного балкона сжатые губы сойдут за признак бодрости, а не тех чувств, что обуревали меня на самом деле. «Можно сказать и так»…


Мы с Алонсо снова встретились примерно через три четверти часа после его ухода на нижние этажи. К тому моменту как я возвратилась в залу в сопровождении Нортона и Джастина, наемник уже как ни в чем не бывало беседовал с гостями.

– Кто? – тихо спросил он, когда мы остались наедине.

– Оба, – так же тихо ответила я.

Алонсо поднял на меня удивленный взгляд.

– Они оба здесь, – объяснила я. – И тот и другой. Кто из них за этим стоит, не знаю.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Невеста по завещанию

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Жена по призванию (О. А. Куно, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я