Лика. Трагедия в Скалистом (Юлия Куклина)

Эта книга – вторая из задуманной писательницей трилогии «На рубеже тысячелетий». Она заявлена как любовный роман, но здесь есть и трагедия, и мистика. Жизнь полна импровизаций, жизнь лучший трагик и комедиант, поэтому все написанное действительно имело место. Счастье идет рядом с горем, веселье заканчивается слезами. Мы теряем близких, но рождаются дети. Совершаем непоправимые ошибки и с ними живем дальше. Но, что бы ни случилось, миром правит любовь – главная идея этой истории.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Лика. Трагедия в Скалистом (Юлия Куклина) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Таня пришла домой и начала собираться на работу. Утром она отправила в санаторий дочь с запиской, в которой попросила, чтобы сменщица задержалась на работе. Та ответила тоже запиской, что конечно задержится, раз коллега просит. Таня и не подозревала, что весть о том, что их «кинули» с квартирой, облетела уже весь небольшой город. В санатории, где она работала, тоже об этом знали, жалели семью Луганских, и конечно были готовы хоть чем – то им помочь.

Сборы были недолгими, Тане было муторно оставаться дома, хотелось быстрее встретиться с сослуживцами, поделиться бедой. Она подкрасилась, надела обычное рабочее платье, темно – зеленое, облегающее, из тонкой шерсти. В нем она выглядела старше своих лет, но зато строго и элегантно, как положено администратору. В ее обязанности входило следить за младшим обслуживающим персоналом и чистотой в корпусах. Ночью она оставалась за девушек, работающих на ресепшн, так как некоторые отдыхающие приезжали и уезжали ночью. Были и другие обязанности, с которыми она всегда справлялась. Главный врач санатория Александр Сергеевич, ее очень ценил, при возможности поощрял премиями, и они были почти друзьями. Почти, потому, что были вещи, которые не обсуждались. Когда главный, строго смотрел на нее, и говорил: «надо». Таня отвечала: «будет сделано», нравилось ей это или нет.

Она вышла из дому и быстрым шагом направилась в санаторий, который находился в пятистах метрах от дома. Дочь с бабушкой отправились в магазин за продуктами. Таня была рада, что они ушли, ей не хотелось обсуждать с близкими ее трагедию. Другое дело на работе, может быть кто – нибудь, поддержит их семью? Найдутся еще обиженные, вместе они сила! Таня неслась на работу как на пожар.

Сменщица Катя, встретила напарницу жалостливым взглядом.

– Ну как ты? – Участливо спросила она.

– Все уже знают? – Неприветливо ответила Таня.

– Весь город уже знает.

– Весь город знает, что «кинули» очередников, но никто не знает, как им помочь?

– Да чем же поможешь? Это же власть. Как они скажут, так и будет. Кстати эти двое из области у нас остановились в ВИП апартаментах. Вчера с главным до полуночи сидели в банкетном зале и директор завода с ними, а сегодня с утра опухшие, поехали на рыбалку в Угодное. Вечером в баню пойдут, главный сказал, чтобы ты все подготовила и стол опять в банкетном зале накрыла.

– Я? Да я еще им стол должна накрывать? Они меня обобрали, обманули, а я им столы накрывай и в пояс кланяйся!

– Тише, тише, ты что забыла? Все личное оставляй дома, а здесь работа, ее надо выполнять, беспрекословно.

– Я, я не знаю, как я буду работать, пока эти здесь живут.

– «Я» – последняя буква алфавита и не якай тут. Держи все в себе. Лучше познакомься с этими кобелями поближе, поговори, может они тебе, чем и помогут. – Катя подмигнула Тане и пошла, собираться домой.

Таня села на стул. В голове была, как говорится «полная каша». Вертелись какие – то неприличные слова, с ними туманные образы незнакомых мужчин. Она тряхнула головой и пошла, проверять, горничных.

День промчался незаметно, как всегда на работе. В восьмом часу вечера, раздался звонок по местному телефону. Таня сидела в своем кабинете и пересматривала накладные. Звонил главный врач:

– Танюша, тебе Катя передала твои обязанности на сегодняшний день?

– Передала Александр Сергеевич. Я все сделала, как вы распорядились.

– Банька готова?

– Готова, Александр Сергеевич.

– А стол в банкетном зале накрыт?

– Накрыт Александр Сергеевич.

– Умница. У нас в гостях очень важные люди: Сергей Сергеевич Травкин – заместитель Первого секретаря облисполкома и Мужичкин Валерий Павлович – Председатель Областного Совета Профсоюзов. Надо принять гостей, ну я не знаю, ну чтобы им запомнилась. Ты меня понимаешь?

– Не очень Александр Сергеевич.

– Таня. Это люди, у которых таких как мы, тысячи. Надо чтобы им запомнился отдых именно у нас.

– Что мы должны для этого сделать?

– Не знаю. Прояви фантазию, свою женскую. Я их уже свозил на рыбалку. Наловили… пескарей. Но результат не важен. Главное процесс! Им понравилось. Готовь баню, мы идем.

– Есть! – Ответила Таня.

Сама она встречать наглое начальство не собиралась. Отправила старшую горничную Любу, зная, что та точно справится. Сама Таня продолжала работать с документами. Вернулась Люба, стройная рыжеволосая женщина с интересным лицом и очень выразительным взглядом. Таня знала ее жесткий и неуживчивый характер. Но при этом, она умудрялась быть прекрасным исполнителем. Люба была приезжей, жила в общежитии, Таня чувствовала: у этой тридцатипятилетней женщины была очень непростая судьба.

– Парятся в бане, на рыбалке были. Опять пьяные. Требуют баб. – Коротко отчиталась Люба.

– Пусть требуют, у нас не публичный дом.

– Александр Сергеевич с ними.

– Я рада за Александра Сергеевича, – скромно ответила Таня. Люба пожала плечами и вышла.

Прошло часа два, за окнами стояла густая темнота. Таня сидела в кабинете, документы были в порядке. Она их отложила в сторону. Послышались шаги, в двери ввалился Александр Сергеевич. Он обвел безумным взглядом Танин кабинет и сказал:

– Ты где?

– Я здесь. – Таня стояла перед ним. Но он ее не видел.

– Я как начальник тебе приказываю, иди и продолжай этот банкет, я больше не могу, я устал. – Закончил он фразу плаксивым голосом.

Таня помогла ему лечь на диван и укрыла пледом. Александр Сергеевич еще не старый, пятидесятилетний мужчина, за эти сутки сдал. Лицо стало землистого цвета, под глазами мешки, глаза красные, усталые. Он лежал на диване, кутаясь в плед, повторял:

– Как я устал. Я больше не могу продолжать этот банкет. Ты дежурный администратор, ты обязана… Черт да чем ты им обязана? Но мы не можем оставить их одних. Иди к ним а? Оставь меня здесь, помирать. А сама иди к ним. Слышишь?

– Слышу. Иду.

– Иди, иди, милая. Выручай.

Александр Сергеевич уснул. Таня сняла свое строгое рабочее платье, надела легкое летнее и отправилась в банкетный зал.

Там, за огромным столом, накрытым на хорошую компанию, сидели двое. Люба стояла возле буфета и с ненавистью смотрела на мужчин. Они были очень пьяны, но, тем не менее, вели между собой бурный разговор. Он касался их работы, и невозможно было проследить ход мысли каждого. Таня скромно встала возле Любы. Наконец мужчины обратили на них внимание.

– Я хочу спать. – Сказал тот, который был потолще и помоложе.

– Это кто? – Спросила Таня у Любы.

– Это заместитель. – Коротко ответила она. – Второй: профсоюзный босс.

– Пойдемте, я вас провожу в вашу комнату. – Обратилась Таня к тому, который хотел спать.

– Как тебя зовут? – Заместитель щурил то один, то другой глаз, пытаясь сфокусировать взгляд и рассмотреть женщину.

– Таня меня зовут.

– А меня Сережа.

– Пойдем Сережа, я отведу тебя в кроватку.

– Пойдем, а ты со мной останешься?

– Нет, я не могу, я на работе.

– А на работе нельзя?

– Нельзя. Пойдем.

Таня взяла под руку Сережу, весом в центнер и повела его. Люба все также стояла возле буфета. Босс сидел за столом, оперев голову на локти, и делал вид, что все это его не касается.

Таня привела Сережу в его персональный номер. Он там сразу заскучал, попросил водки, коньяку и шампанского. Таня позвонила Любе, перечислив, что нужно было принести. Алкогольные напитки, в их санатории продавались только в баре, который работал до десяти часов вечера. В таких случаях как этот, доставить алкоголь мог только бармен, а он уже был дома. Люба снарядила за ним шофера, и бармен, отпустив напитки, опять был отправлен домой.

Сереже доставили заказанный алкоголь и закуску, которой бы хватило на троих. Таня сидела с ним, в надежде благополучно отправить его спать. Профсоюзного босса она поручила Любе.

Заместитель, выпив водки, ожил, и спать уже не собирался.

– У вас девки есть? – Доверительно спросил он у Тани. Ее от всего этого уже тошнило. Но собрав волю в кулак, в ее голове уже созрел план. Она ответила:

– Есть.

– Веди.

Таня вышла из комнаты и пошла в свой кабинет. Она даже не стала проверять, как обстоят дела у Любы и босса. Она была уверена, что тот спит в своей кроватке в полном одиночестве. Ей казалось, она хорошо знала Любу. Поэтому боялась, что она то, не спит и может помешать ее плану.

В кабинете было жарко, пахло перегаром. Александр Сергеевич храпел так, что жидкая мебель тряслась. Таня сняла платье, осталась в одном белье, накинула шелковый халат, на лицо одела черную, новогоднюю маску с блестками и выскользнула из комнаты. Она, шла по коридорам, трясясь от страха, что ее кто – нибудь увидит. В их санатории везде были глаза и уши. Ничего здесь скрыть не удавалось. Таня подозревала, что это дело рук Любы.

Она открыла незапертую дверь, оглядываясь, зашла внутрь. Закрыла дверь на замок и зашла в комнату. Сережа сидел в кресле, на столе перед ним стояли уже наполовину выпитые бутылки с водкой и коньяком. Он поднял тяжелые веки и спросил:

– Ты кто?

– Я незнакомка. – Ответила грудным голосом Таня.

– А это мы проходили: «Шляпа с траурными перьями и в кольцах узкая рука». Где шляпа? Где кольца?

– Зачем нам траур? Зачем кольца? Мы же не собираемся умирать или жениться. Мы хотим быть вместе.

– Иди ко мне моя тигрица, я твой лев, царь зверей! – Сережа укусил Таню за грудь, она вскрикнула.

– Не делай мне больно! – Закричала она.

– Все, все не буду! – Он опять приник к ней и погладил живот. – Ты моя тигрица! Я твой царь зверей! Готовься, я тебя сейчас буду топтать! – Он встал и куда – то пошел.

– Сережа, ты куда? – удивилась Таня.

– Я в ванную. Помою свой топотун.

Через минут десять он вернулся, Таня лежала в постели, проклиная свою работу и неудавшуюся жизнь. Сережа вышел из ванной и голым направился к Тане. Топотун, висел между ног, никому из них ничего не обещая. Таня была только рада.

– Ты моя царица, я твой хозяин! Я царь зверей! – Заводил себя Сережа, лапая Таню. Крики и лапанье длились довольно долго. Таня стойко терпела. Потом «царь зверей», встал и пошел в ванную. Там он опять долго мылся. Так все повторялось несколько раз, Таня поняла, что это определенный ритуал и с ним нужно считаться. В три часа ночи «царь зверей» угомонился и уснул. Таня лежала рядом.

Часы показали шесть часов утра. За окном серый рассвет вступал в свои права. Таня встала и накинула халат. Через час проснутся горничные, начнется утренняя суета. В ее распоряжении оставался час, лежа в кровати, рядом с Сережей она тщательно продумала все, что должна ему сказать. Он крепко спал. Таня начала его будить. Она трясла его, щипала, хлопала по щекам, но все усилия были напрасны. Сережа спал, что называется «мертвым сном». Время неумолимо шло. Таня налила в графин холодной воды и вылила на Сережу. Тот подскочил, махая руками и крича: «Тону, тону, бабы спасайте!».

– Я здесь, я тебя спасаю. – Таня стояла передним в халате, скрестив руки на груди.

– Ты кто? – Продолжал орать Сережа.

– Я женщина, с которой ты провел эту ночь. – Ответила она.

– Ну и что? – Успокоился Сережа, встал, подошел к столу и налил себе остатки коньяка. Выпил. Глаза его открылись, лицо приобрело осмысленное выражение.

– А то, что мне не понравилось.

– Да, ну! Всем нравится, а тебе не понравилось!

– Да не понравилось! И об этом я всем расскажу. Никакой ты не лев – царь зверей, а енот полоскун.

– Почему енот полоскун? – Подозрительно спросил Сережа.

– Потому что всю ночь ходишь, моешь свой топотун. Вместо того чтобы доставить женщине удовольствие.

Сережа скривился, как – то съежился в кресле, потом сказал:

– Не рассказывай а? Я просто напился, нельзя столько пить, нельзя. – Он допил коньяк и налил себе водки.

– Я буду молчать только при одном условии.

– Каком?

– Моя семья не попала в списки, тех, кто получит квартиры в новом доме. Потому что вы, «область» так называемая, забрали у нас сорок семь квартир. Моя очередь тридцать седьмая, а квартир дали на наше предприятие тридцать три. Даже эта цифра несправедлива, хотя бы поровну поделили. Дайте мне квартиру, и я молчу о ваших неудачах.

– И все? – Спросил Сережа.

– Все, а что?

– Списки переделать что ли?

– Ну да, переделать. Сорок квартир городу, сорок области.

– Да без проблем. – Сережа допил водку и начал открывать бутылку шампанского.

– Для этого надо собрать профсоюзное собрание.

– Соберем. – Сережа давился пузырящейся жидкостью.

– Переделать протокол собрания.

– Переделаем.

– А как ты собираешься все это провернуть? Ты же пьешь с утра!

– Люди работают до вечера. Вот и пусть работают. Я просплюсь и все организую.

– Организуй сейчас. Позвони директору завода, у тебя телефон на столе.

Сережа, скривившись, взял телефонную трубку и набрал номер. Через минуту он уже разговаривал с директором. Сначала о чем – то не понятном Тане, потом он сказал, что надо сегодня собрать собрание. Возникли непредвиденные обстоятельства и протокол собрания надо изменить. По всей видимости, директор завода пообещал все организовать. Сережа положил трубку.

– Ну что теперь довольна?

– Пока нет. Когда будет новый протокол, тогда буду удовлетворена.

– Как легко, вас баб, удовлетворить. – Сережа упал на кровать и уснул.

На часах было без пятнадцати минут семь утра. Таня выскользнула из номера и отправилась к себе в кабинет. Ее не оставляло чувство, что за ней кто – то наблюдает. Там она переоделась и набрала номер Кати, ее сменщицы. Летом они работали сутки через сутки, потому, что Маша третий администратор, была в отпуске

Катя ответила. Таня попросила ее подмениться. Она отработает вторые сутки, потому что ей нужны потом два дня. Напарница согласилась, тем более к ней приехала сестра. Таня умылась, освежилась дезодорантом и пошла «строить горничных», которые не отличались послушанием.

День опять пролетел незаметно. В пять часов Тане позвонил директор завода. Он не мог дозвониться до Сергея Сергеевича Травкина. Таня и сама собиралась к нему зайти, но ее постоянно отвлекали дела. Она пошла в номер к Травкину. Там сидел профсоюзный босс и пил кофе. Сергей Сергеевич брился в ванной. Таня села на диван в ожидании. Сережа вышел, увидел ее и ничего не сказал. Он взял костюм, висевший в шкафу, и опять удалился в ванную комнату. Оттуда он вышел уже при полном параде и наконец, соизволил ответить по телефону, который разрывался от звонков. Потом он кивнул профсоюзному боссу и сказал Тане:

– Мы на собрание. Будем к десяти вечера, ужин накройте.

В десять вечера раздался телефонный звонок. Таня, у себя в кабинете, взяла трубку.

– Танюша, представляешь, было, собрание, опять. Профсоюзное. Городу отдают сорок квартир. Мы попадаем Танюша! – Гриша захлебывался от переполнявших его эмоций.

– Да дорогой я так рада, я, правда, очень рада. – Голос Тани дрожал. Она не представляла, как посмотрит в глаза мужу, как ляжет с ним в постель. Измены не было фактически. Но ночь, проведенная с другим мужчиной, всегда будет напоминать о ее падении.

– Танюша, мне теща сказала, что ты осталась еще на сутки. Береги себя, ты так много работаешь.

– Не переживай Гриша, я выдержу.

– На следующей неделе нам выдадут ордера на квартиры. Представляешь? Уже через неделю у нас будет своя квартира!

– Да милый, представляю. – Таня чуть не плакала. Ей никогда не отмыться от грязи, в которую она влипла.

Заглянул Александр Сергеевич.

– Таня ужин накрыт, ждем тебя.

– Я не пойду, я никогда так поздно не ужинаю.

– Ты в курсе, что вам дают квартиру?

– В курсе.

– Пойдем, отметим. Это же Сергей Сергеевич постарался, не знаю, какая муха его укусила.

– Я не пью на работе Александр Сергеевич. Я очень устала. Вчера я вас выручала, сегодня, как нибудь обойдитесь без меня.

– Ну как знаешь. Хоть поблагодари начальство. Новая квартира это не хухры – мухры.

– Я поблагодарю, не переживайте.

Александр Сергеевич странно посмотрел на нее и удалился. Таня сидела, уставившись на календарь, висевший на стене. По щекам текли слезы. Никакой радости по поводу предстоящего новоселья она не испытывала.

Утром, придя с работы, она упала на кровать и уснула. Гриша уже ушел на работу. Дочка с бабушкой спали в своей комнате. Проснулась Таня уже к обеду, пошла, умылась и зашла на кухню. Лика с бабушкой уже пообедали и пили чай. Увидев Таню, они заулыбались, бабушка сказала:

– Танюша ну поздравляю, дождались, счастье – то, какое. Через неделю в новую квартиру переедете. У Лики своя комната будет.

Предательский комок в горле, мешал говорить и Таня промолчала. Налив супа она села за стол. Бабушка смотрела на нее сначала с радостью, потом поняв, что она не в себе, удивленно.

– Танюша, что – то на работе случилось?

– Да мама, маленькие неприятности, не стоит даже говорить.

– Судя по твоему лицу, неприятности немаленькие.

– Мама, давай не будем, я хочу все выбросить из головы.

– Ну, хорошо, давай не будем, если действительно ничего страшного не произошло.

Таня промолчала.

Вечером с работы вернулся Григорий. У него было прекрасное настроение. Во вторник будут выдавать ордера на квартиры. Сначала проведут жеребьевку, кто какую вытянет. У Гриши проснулся азарт, он рассчитывал на второй или третий этаж. Бабушка научила его, что на руку, которой он будет тянуть жребий, надо надеть наперсток. Тогда точно повезет. Семья веселилась в предчувствии радостных событий. Таня не принимала участия в общем веселье. Она достала вязание и делала вид, что увлечена им.

Приближалась ночь, все стали готовиться ко сну. Таня лихорадочно вязала, она не представляла, как ляжет в постель с мужем. Она не знала как себя вести. Гриша заглянул на кухню, где она сидела.

– Ну что пойдем мать спать?

– Я сейчас иду, вот довяжу ряд и иду.

Вскоре она встала и пошла в спальню. Переодевшись в ночную рубашку, Гриша с удовольствием наблюдал за этим процессом, она легла рядом с мужем.

– Зачем одевалась? Все равно все сниму. – Гриша целовал ее, гладил. Когда он попытался ею овладеть, с Таней началась истерика. Она рыдала, правда, тихо, стараясь, чтобы бабушка с дочерью не услышали. Всю ее трясло, ноги сводило судорогой.

– Что с тобой, что? – Гриша с ужасом смотрел на жену. Потом прижал ее к себе. Но Тане становилось только хуже. Шепотом она попросила мужа:

– Маму не зови. Я очень устала на работе. Мне просто надо отдохнуть.

Гриша лег рядом. Таня вскоре успокоилась и супруги уснули. Утром, проводив мужа на работу, Таня пошла к Тоне. Та убиралась на кухне.

– Ой, как я рада, что ты пришла. Сама хотела к тебе сбегать, да вот начала мыть плиту, только начни убираться, потом не остановишься. – Таня вылила грязную воду и поставила чайник. – Сейчас чайку попьем, клубничное варенье в погребе отыскалось. Садись, рассказывай, я так за тебя рада. Это же надо, протокол собрания переписали, по справедливости квартиры поделили и вы, и Поповы попали и Люда. Это же надо, радость то, какая. Все будем веселиться на новоселье. Она посмотрела на Таню и лицо ее изменилось:

– Что с тобой? Ты плачешь? Что случилось?

– Тоня, я только тебе это могу рассказать, я знаю, ты не предашь, не проболтаешься. Я изменила мужу с этим, заместителем. Нет, измены как таковой не было, но я провела с ним ночь. Он лапал меня, как хотел, я просто уверена, что есть люди, которые все это знают, и молчать не будут. Я не вынесу этого позора. Все удивляются, почему переделали протокол собрания. Но когда люди узнают, почему его переделали, я этого не переживу. А Гриша если узнает? О – о – о только не это! – Таня зарыдала.

– Зачем ты это сделала подруга? Будешь себя корить всю жизнь.

– А ты меня осуждаешь? Ты такая честная и правильная. Как бы ты поступила на моем месте? Ты же сама сказала, что окажись на нем, ты бы делала то же самое, что делаю я! Вся лишь разница между нами: вы попали в списки, а мы нет! По – другому я поступить уже не могла. Я тоже хотела квартиру! Хотела! Теперь я бы все отдала, чтобы повернуть время вспять. Никакой квартиры мне уже не нужно. Я пережила такое унижение, в постели с этим «царем зверей», я бы отдала последнее, чтобы все вернуть назад!

– Успокойся Таня. Еще ничего не случилось. Никто ничего не знает и возможно все обойдется. Пей чай, не думай о плохом. Ты же знаешь: мысли притягивают события.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Лика. Трагедия в Скалистом (Юлия Куклина) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я