Шоколадное пирожное

Ксения Нечаева, 2019

«Шоколадное пирожное» – роман, который ты ищешь. Егор пытается украсть картину «Шепот ночи», которую окружает бесконечное число тайн. Однако у него есть свои причины завладеть ею, равно как и у загадочного Мужчины в белом костюме. Узнай, к чему приведут поиски, и как они навсегда изменят жизни героев.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Шоколадное пирожное предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Пролог

Queen — Bohemian Rhapsody

— Знаешь, мне совсем не хочется жить. Каждый день они со мной. А смотря на себя в зеркало, мечтаю разбиться на осколки, подобно тому, как стеклянную гладь нарушает попавшая брошенная мною подставка для зубных щеток. И вместе с тем я так не хочу умирать. Смешно, верно? Вероятно, просто боюсь смерти.

Я не нуждаюсь в прощении. Оно мне не нужно. Знаю, что моя душа давно мертва. Просто хочется однажды уснуть и не видеть их во сне. Хотя бы раз. На мгновение забыться. Как раньше. Не пугайся, ты знаешь, что я больше так никогда не поступлю.

Каждую ночь я вижу перед собой дом, где мы играли. И пусть там случались и страшные вещи, помнишь, как на нас напали? Конечно, помнишь. Но именно там мы все были счастливы. По-настоящему. Я был счастлив, понимаешь? Наверное, у каждого воспоминания о детстве окутаны покровом радости. Но у меня особо. Мне не довелось испытать что-то лучшее после.

Я тебе рассказывал, как однажды показывал фокусы друзьям? Нет? Это одно из моих любимых воспоминаний.

Я всегда любил учиться чему-то новому, а потом удивлять друзей. Выражения лица Даши, когда она поражалась очередной моей выходке, останется всегда со мной.

— Ты выбрал эту карту, — я достал из колоды шестерку треф и протянул ее Диме, — ну а это твоя.

Я передал короля червей Даше.

— Невероятно! — восхищалась она. — Как ты узнал?

Перед этим я, разделив колоду на две части, предложил из каждой выбрать своим друзьям по карте, запомнить их и положить в противоположные половины. Теперь же, перетасовав их, безошибочно вернул выбранные карты.

— Как ты это сделал? — шептала Даша, едва шевеля губами нежно-розового цвета.

— Фокусник никогда не раскрывает своих секретов, — пытался оправдаться я.

— Это старая отговорка! Ну скажи, пожалуйста!

Я помотал головой. Даша надула губки.

— Да ладно вам, — Дима замахал руками, словно отгонял мух. — Пусть волшебство остается волшебством. Хотя, я знаю его секрет…

Теперь взор Даши переметнулся на Диму. Он любил казаться умнее, чем есть на самом деле. И я всегда верил в его эту напускную эрудированность.

— У него в кармане волшебная палочка! — с видом гения провозгласил Дима.

Даша захлопала ресничками.

— Антон, у тебя есть волшебная палочка? — восхищенно прошептала она.

Мне стало весело оттого, что Дима, пытаясь выглядеть круто, только что сморозил очередную глупость.

— Нет, просто у меня сверху лежали только красные карты, а снизу черные, — ответил я, не понимая, что меня провели вокруг пальца.

— Ага! — заголосил Дима. — А говорил, что фокусник не выдает секретов! Ты балбес! Бе-бе-бе!

Даша рассмеялась, а я от досады бросился с кулаками на друга.

— Мальчики, прекратите! — закричала Даша.

Но, увлеченные дракой, мы не обращали на нее никакого внимания. Я что-то кричал, Дима голосил в ответ. Даша подбежала к нам ближе и попыталась разнять, но, разумеется, у нее ничего не вышло.

Более того, в пылу баталии, Дима случайно зацепил рукой красивый розовый бант на платье Даши и оторвал его с неприятным треском. Лишь слезы девочки смогли отвлечь нас от сражения.

— Мама меня убьет! — рыдала Даша.

— Не переживай! Ну, хочешь, мы с Антоном пойдем и скажем, что это мы порвали? Хочешь?

— Нет! Тогда меня дома оставят и не пустят на улицу точно. Да и вообще, мне мама не разрешает с вами играть. Мама сказала, что с мальчишками водиться нехорошо. Они с папой долго меня ругали…

— Но ты же не бросишь нас? — спросил Дима.

— Конечно, нет. Просто мама сказала, что запрет меня и дома, а папа выпорет.

— Девочек бить нельзя. Тем более маленьких, — тихо, но отчетливо проговорил я.

— Я не маленькая! Мне восемь лет, как, между прочим, и тебе.

— Ну да, то есть я тут, со своими девятью годами самый большой? — улыбнулся Дима.

Знаешь, мне становится тепло, когда я их вспоминаю.

Мы познакомились в начале той весны…

Подожди, не перебивай. Я знаю, что ты слышала все это сотню раз. Прошу, дай выговориться, мне это так нужно!

Мы с Дашей жили рядом и учились в одном классе, но не общались друг с другом. А в марте сюда переехал Дима со своей бабушкой.

Со «странным мальчиком», жившим, к тому же, без родителей, никто не хотел дружить. Сразу нашлись лидеры класса, которые объявили, что тот, кто будет с ним общаться, будет жить в классе как отшельник: с ним, в свою очередь, никто не станет дружить.

Возможно, Дима и, правда, был не похож на всех остальных детей. В то время как прочие разговаривали о том, какие мультики они посмотрели на выходных и закатывали глаза в мечтах о компьютере, который казался для всех недостижимой мечтой, для того, чтобы играть в игрушки, Дима предпочитал проводить перемены в одиночестве, читая, сидя за партой или на подоконнике в коридоре, если его выгоняли одноклассники из кабинета.

И лишь Даша, которая, к тому же, сидела с Димой за одной партой, находила его привлекательным. Он пересказывал ей книги, которые прочел. А еще сам мог на ходу сочинить историю, способную удивить.

Через некоторое время я со своими карточными фокусами, стал подсаживаться к ним в столовой на обед, а потом мы стали втроем проводить все перемены, затем и все свободное время.

Я мог не опасаться — разрыв отношений с одноклассниками мне не грозил. Моя семья была слишком богата для того, чтобы со мной ссориться. Поэтому, одноклассники поначалу мирились с присутствием Димы рядом со мной, пока, в конце — концов, я не дал ясно понять, что вовсе не хочу видеть никого рядом с собой, кроме Димы и Даши.

Тем летом мы вовсе не расставались. Дима нашел этот самый заброшенный дом, сидя в котором мы с ним наперебой рассказывали удивительные истории. Сейчас-то я знаю, что мы соревновались, пытаясь впечатлить ее. Что-то мы читали в книгах, что-то выдумывали сами. Я обожал греческие мифы. Даже Дима слушал их, открыв рот, не говоря уже о Даше, которая практически влюбилась в богиню Афродиту, мечтая во всем быть похожей на нее.

Дома она нашла ее картинку, где богиня любви и красоты сидела, грациозно откинув голову и соблазнительно выставив плечи. Даша вытащила из шкафа простыню, обмоталась ею, чтобы ее одежда походила на одеяние Афродиты, и уселась перед зеркалом точь-в-точь как богиня.

Она долго смотрела на свое отражение, пока ни пришла к выводу, что совсем не похожа на любимую героиню. Даша стянула с себя простыню, забилась под одеяло и проплакала весь вечер, а на следующий день Дима ее уверял, что та куда прекраснее мифической богини.

— Опиши, какая я, — попросила Даша Диму.

— Просто так взять и описать? — поднял он брови.

— Да…

Дима откашлялся и начал:

— У тебя красивые каштановые волосы. И кудри. Кудри вьются ниже плеч. В твои волосы хочется вплести золотую тесьму.

Даша сидела, открыв рот.

— Глаза темно-карие, шикарные ресницы. Да и вообще ты красивая…

Тогда Даша немного успокоилась.

О чем я говорил до этого? Ах, тот вечер в нашем доме.

Даша посмотрела не оторванный бант и слезы вновь наполнили ее глаза.

— У Афродиты никогда не отрывали бантиков, — сказала она. — Теперь я совсем не как она. Я лучше пойду домой. Мама будет злиться.

— Пообещай, что придешь завтра, — сказал я. — Что бы ни случилось?

— Обещаю…

— А давайте принесем друг другу клятву? — воскликнул Дима.

— Какую клятву? — удивилась Даша.

— Ну как… что мы навсегда останемся друзьями, что не предадим и всегда придем на помощь…

— Ой, здорово! — захлопала в ладоши Даша.

— А этот бант будет талисманом нашей дружбы, — предложил я.

— Хорошо, — согласилась Даша.

Мы сели на корточки, взяли друг друга за руки, а между собой положили розовый бант.

— Каждый должен придумать один пункт клятвы, — сказал Дима.

— Итак… Клянешься ли ты, Даша и ты, Антон, вечно сохранять верность своим друзьям?

— Клянетесь ли вы защищать друг друга от злых людей, волков, медведей, собак и мышей? — продолжила Даша.

— А если другу понадобится помощь, каждый бросит все свои дела и придет на выручку, — закончил я.

— Клянусь!

— Клянусь!

— А теперь пусть каждый поцелует этот бант, — сказал Дима.

Даша прижала бант к губам, передала его мне, я же, после ритуального поцелуя, отдал наш новый талисман Диме.

Теперь мы сидели, глядя друг на друга как-то по-особенному, точно стала существовать невидимая нить, связывающая нас. Мы осторожно встали, словно боясь порвать ее, и, не говоря ни слова, вышли из дома.

Уже на улице, по-прежнему молча, дойдя до квартала, мы попрощались и пошли каждый в свой дом.

Я помню этот день, словно он был вчера. Слова нашей клятвы остались как будто вырезанными у меня на сердце. И, пожалуй, это самое теплое воспоминание из моего детства.

— Ты все еще слушаешь меня? Ты уснула. Милая Соня…

Антон подошел к креслу, на котором задремала старушка, накрыл ее пледом и осторожно поцеловал в щеку.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Шоколадное пирожное предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я